Церковный календарь
Новости


2018-06-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 29-я (1922)
2018-06-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 28-я (1922)
2018-06-19 / russportal
Слова свт. Ѳеофана Затворника. Слово 14-е (1859)
2018-06-19 / russportal
Слова свт. Ѳеофана Затворника. Слово 13-е (1859)
2018-06-18 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 26-я (1908)
2018-06-18 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 25-я (1908)
2018-06-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 27-я (1922)
2018-06-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 26-я (1922)
2018-06-17 / russportal
Слова свт. Ѳеофана Затворника. Слово 12-е (1859)
2018-06-17 / russportal
Слова свт. Ѳеофана Затворника. Слово 11-е (1859)
2018-06-17 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 24-я (1908)
2018-06-17 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 23-я (1908)
2018-06-16 / russportal
Слова свт. Ѳеофана Затворника. Слово 10-е (1859)
2018-06-16 / russportal
Слова свт. Ѳеофана Затворника. Слово 9-е (1859)
2018-06-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 25-я (1922)
2018-06-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 24-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 19 iюня 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 29-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Серьезное положеніе отряда не ускользнуло, ни отъ казаковъ, ни отъ Фанни. Казаки на глазъ опредѣлили и силу преслѣдующаго ихъ отряда и свѣжесть лошадей китайскаго эскадрона и поняли, что надежда только на мѣткость своего глаза, да на то, что каждый изъ нихъ дорого продастъ свою жизнь. Всѣ стали серьезны. Отрядъ медленно ползъ по кручамъ, ведя лошадей въ поводу. Съ дороги свернули, замели слѣды, гдѣ сворачивали и пошли но крутому откосу, направляясь прямо къ вершинѣ Ханъ-Тен-Гри, закутанной густыми облаками. Гараська шелъ впереди, отыскивая ему одному извѣстную тропу. Громадныя скалы, торчавшія уродливыми столбами изъ земли, перегораживали дорогу. По пути были разбросаны такіе большіе камни, что ихъ приходилось обходить и потому шли медленно, шагъ за шагомъ. Лошади, недовольныя тѣмъ, что свернули съ большой дороги, еле тянулись. Васенька безпокойно озирался и спрашивалъ, что это значитъ. Ему сказали, что идутъ на ночлегъ. Часто останавливались и съ тревогой въ сердцѣ замѣчали, что разстояніе между ними и эскадрономъ уменьшилось, что стали видны отдѣльные всадники. Вступая въ горы, эскадронъ свернулся въ одну колонну и выслалъ дозоры и по тому, какъ широко пошли эти дозоры было ясно, что они захватятъ и обнаружатъ отрядъ. Туманъ густого облака закуталъ путниковъ и вымочилъ ихъ одежды, какъ хорошій дождь. Между валуновъ, скалъ и пиковъ показались слѣды бараньяго помета, узенькая тропочка чуть замѣтной лентой вилась...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 28-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Первые пять дней пути шли сторожко, съ оглядкой, все ждали погони. Васенька окрѣпъ на воздухѣ и на хорошей пищѣ и пришелъ въ себя. Идрисъ ему досталъ все чистое изъ вьюковь, онъ побрился и даже усы подвилъ. Ѣхать верхомъ онъ еще не могъ, но уже легко выносилъ качку носилокъ на широкомъ ходу лошадей. Онъ исхудалъ, былъ молчаливъ и задумчивъ. И его, испытаннаго искателя приключеній, это приключеніе придавило. Былъ молчаливъ и тревоженъ и Иванъ Павловичъ. Лошади уставали. Впереди былъ рядъ переваловъ, грозныхъ ущелій и успѣютъ, или не успѣютъ они пройти ихъ до погони? И это безпокоило его. Былъ молчаливъ Иванъ Павловичъ еще и потому, что все сильнѣе захватывала его привязанность къ Фанни и онъ не зналъ, что ему дѣлать. Отдаться ли этому чувству и плыть въ сладостной истомѣ мечтаній и соблазнительныхъ грезъ по теченію или гнать ихъ отъ себя и смотрѣть, какъ раньше, суровымъ взглядомъ осужденія и на ея лихо заломленную на бокъ кабардинскую шапку и на винтовку за плечами и на всю ея мальчишескую ухватку... Фанни, съ беззаботностью юности наслаждалась путешествіемъ въ полной мѣрѣ. Стряхнувъ призракъ начинавшагося увлеченія Васенькой, испытывая къ нему только отвращеніе и жалость, она снова стала тѣмъ веселымъ, беззаботнымъ мальчишкой, какимъ была, и она носилась на Аксаѣ съ Царанкой и Гараськой, подстерегая дикихъ лошадей, стрѣляя по стадамъ джейрановъ и кладя ихъ мѣткими выстрѣлами къ великому удовольствію стараго охотника...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


СЛОВА СВТ. ѲЕОФАНА ЗАТВОРНИКА. СЛОВО 14-Е (1859)

Святитель Феофан Затворник «Св. Царь и Пророкъ Давидъ, въ одной пѣсни своей благодарно воспоминая благодѣянія Божіи особенное останавливаетъ вниманіе на томъ, что Онъ благоволилъ дать Израильскому народу чрезъ Моѵсея правый Законъ и указать прямый путь къ Богоугожденію. Подражая ему и мы нынѣ, собравшись въ Храмъ сей воздать благодареніе Господу за ту особенную милость Его, какую являетъ Онъ въ благословеніи Царственнаго Дома благословенной Россіи, не можемъ не припомнить и всѣхъ Его къ намъ милостей, — и между ними первѣйшей и высочайшей — дара Единой правой Вѣры. Послѣднее тѣмъ естественнѣе, что настоящее наше торжество освящается празднествомъ въ честь блаженныя Ольги, Великія Княгини Россійскія, которая первая сподобилась принять благодать сію. Предки наши блуждали во тмѣ идолопоклонства; но Богъ, не хотящій смерти и одного грѣшника, тѣмъ паче цѣлаго народа, по богатству благости Своей благоволилъ возсіять и у нихъ свѣту св. Евангелія своего. Первымъ сосудомъ такой благодати была блаженная Княгиня Ольга, а потомъ чрезъ Св. Владиміра, Св. вѣра, какъ потокъ рѣчный, быстро протекла по всей землѣ нашей, и содѣлалась общимъ всѣхъ достояніемъ. Да благословитъ же душа наша Господа, и вся внутренняя наша имя святое Его за то, что сказалъ Онъ и намъ пути Своя, и открылъ намъ хотѣнія Своя. Велика по истинѣ милость Божія къ намъ въ томъ, что Онъ сподобилъ насъ дара Св. вѣры. Даръ сей такъ многоцѣненъ, что...» (СПб., 1859.) далѣе...


СЛОВА СВТ. ѲЕОФАНА ЗАТВОРНИКА. СЛОВО 13-Е (1859)

Святитель Феофан Затворник «Ходимъ въ храмы Божіи и дома обычныя молитвословія совершаемъ, не отказываемся помочь при случаѣ, или сдѣлать какое либо добро и брату нашему нуждающемуся: а между тѣмъ все не видимъ, чтобъ сердце наше горѣло огнемъ духовнымъ и являло силу присутствія его въ себѣ. Чего же еще не достаетъ? Посмотримъ повнимательнѣе на наши дѣла и увидимъ, чего еще не достаетъ намъ. Творимъ мы молитвы и добро какое нибудь дѣлаемъ; но тутъ же встрѣться только случай, сейчасъ готовы сдѣлать и что нибудь не доброе, поблажаемъ страсти, поддаемся похоти плоти, или похоти очесъ: и выходитъ въ нашей жизни смѣсь добра со зломъ. А это тоже, что поджигать дрова, и потомъ заливать ихъ водою: загорятся ли онѣ когда? Видимо, что у насъ не достаетъ ревности или самоотверженной рѣшимости работать Господу во всей полнотѣ, безъ поблажки и саможалѣнія, съ готовностію на всѣ труды и пожертвованія. Также — стоимъ мы на молитвѣ дома, или во храмѣ Божіемъ, а мысли блуждаютъ туда и сюда: кто книги читаетъ, кто счеты сводитъ, кто предпріятія строитъ, кто житейскія домашнія дѣла разбираетъ; и выходитъ, что мы стоимъ какъ на вѣтрѣ, а на вѣтрѣ будетъ ли горѣть свѣча? Видимо, у насъ не достаетъ вниманія къ себѣ, трезвенности и собранности. Не слушаемъ мы апостольскихъ предписаній: препоясывать чресла помышленій, трезвиться и бодрствовать и себѣ внимать; и благодать Духа Божія не внѣдряется въ насъ. И еще — творимъ мы какое-либо дѣло доброе, а сердце при этомъ...» (СПб., 1859.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. "КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ". ЛЕКЦІЯ 26-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Я указалъ ближайшія внѣшнія слѣдствія, какія вышли изъ основного факта изучаемаго періода. Но этотъ фактъ подѣйствовалъ и на болѣе скрытыя сферы московской государственной жизни, на политическія понятія и внутреннія государственныя отношенія, и это дѣйствіе требуетъ особеннаго вниманія. Указанный фактъ замѣтно отразился на политическомъ самосознаніи московскаго государя и великорусскаго общества. Мы не можемъ, конечно, ожидать, чтобы новое положеніе, въ какомъ очутился московскій государь, какъ бы сильно оно ни почувствовалось, тотчасъ вызвало въ московскихъ правительственныхъ умахъ соотвѣтственный рядъ новыхъ и отчетливыхъ политическихъ понятій. Ни въ одномъ тогдашнемъ памятникѣ мы не найдемъ прямого и цѣльнаго выраженія понятій, отлагавшихся въ умахъ подъ вліяніемъ измѣнившагося положенія. Тогдашніе политическіе дѣльцы не привыкли въ своей дѣятельности ни исходить изъ отвлеченныхъ теорій, ни быстро переходить отъ новыхъ фактовъ къ новымъ идеямъ. Новая идея развивалась туго, долго оставаясь въ фазѣ смутнаго помысла или шаткаго настроенія. Чтобы понять людей въ этомъ состояніи, надобно искать болѣе простыхъ, первичныхъ проявленій человѣческой души, смотрѣть на внѣшнія подробности ихъ жизни, на костюмъ, по которому они строятъ свою походку, на окружающую ихъ обстановку, по которой они подбираютъ себѣ осанку: эти признаки выдаютъ ихъ помыслы и ощущенія, еще неясные для нихъ самихъ...» (М., 1908.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. "КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ". ЛЕКЦІЯ 25-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Обратимся къ изученію третьяго періода нашей исторіи. Онъ начинается съ половины XV в., точнѣе говоря, со вступленія Ивана III на великокняжескій столъ въ 1462 г., и продолжается до начала XVII в. (1613 г.), когда на московскомъ престолѣ является новая династія. Я назвалъ этотъ періодъ временемъ Московской Руси или Великорусскаго государства. Сѣверная Русь, дотолѣ разбитая на самостоятельные мѣстные міры, объединяется подъ одной государственной властью, носителемъ которой является московскій государь: но онъ правитъ при содѣйствіи новаго класса, вокругъ него образовавшагося, боярства. Основой народнаго хозяйства въ этомъ государствѣ остается попрежнему земледѣльческій трудъ вольнаго крестьянина, работающаго на государственной или частной землѣ; но государственная земля все болѣе переходитъ въ руки новаго военнаго класса, создаваемаго государствомъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ все болѣе стѣсняется свобода крестьянскаго труда, замѣняясь хозяйственной зависимостью крестьянина отъ служилаго землевладѣльца. Таковы главныя явленія, которыя въ этомъ періодѣ намъ предстоитъ изучить. Прежде всего попытаемся выяснить основной, такъ сказать, центральный фактъ, отъ котораго шли или къ которому сводились всѣ эти явленія. Чтó даетъ намъ право положить грань новаго періода на половинѣ XV в.? Съ этого времени происходятъ важныя перемѣны въ Русской землѣ и всѣ эти перемѣны идутъ отъ Московскаго государства и отъ московскаго государя...» (М., 1908.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 27-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Назадъ впереди всѣхъ шла Фанни. Она подавалась медленно, неувѣренными шагами, наматывая нитку. За нею Порохъ и Идрисъ несли на носилкахъ Васеньку. Сзади всѣхъ шелъ Иванъ Павловичъ. Вдругъ раздался полный отчаянія голосъ Фанни: "Нитка оборвана!" Всѣ остановились. — "Надо искать. Найдемъ. Гдѣ же она, она недалеко, ей некуда пропасть", — спокойно проговорилъ Порохъ. Носилки поставили на землю и, нагнувшись надъ землею и ставъ во всю ширину улицы пошли, а Идрисъ и Порохъ, поползли на четверенкахъ. И вспомнилось Ивану Павловичу училище и игра "въ лисичку". Бумажный слѣдъ мелкихъ обрывковъ потерянъ въ кустахъ за Лабораторной рощей. Широкой лавой разъѣхались юнкера и ищутъ бумаги. Они изображаютъ гончихъ собакъ. И вотъ кто-то тявкнулъ. Показались клочки бумагъ и всѣ кинулись къ нему и поскакали веселой вереницей по слѣду искать запрятавшагося юнкера "лисичку". Имъ надо поймать его и вырвать изъ-подъ погона лисій хвостъ. Тамъ призомъ явится этотъ лисій хвостъ и маленькая ленточка съ жетономъ... Здѣсь выигравшему — жизнь, а проигравшему — смерть въ страшномъ подземельѣ... Глаза и руки напряжены. Пальцы нервно хватаютъ то куски навоза, то перья, то соломины, травки... Мелькнула подъ ногтемъ мягкая тонкая полоска, еще и еще. — "Нашелъ", — крикнулъ онъ. — "Сюда!" — "Ну, слава Богу!" — сказала Фанни и подошла къ нему, тяжело дыша. — "Испугались?.." — "Я то! Ну что вы!" Задоръ мальчишки заглушилъ только что сказанное ею...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 26-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Кромѣшный мракъ окуталъ ихъ, едва они вышли изъ полосы мутнаго свѣта, бросаемаго бумажнымъ фонаремъ чофана. Это не былъ мракъ ночи, это былъ мракъ пещеры, мракъ дома глухою воробьиною ночью съ наглухо закрытыми ставнями. Мракъ выдвигался передъ путниками, какъ стѣна и инстинктивно они вытягивали впередъ руки, чтобы не наткнуться на что либо. Нигдѣ не свѣтилось ни одно окно, не горѣлъ фонарь, не видно было ночника пѣшехода. Въ одномъ мѣстѣ въ углубленіи, за деревянной рѣшеткой была открытая кумирня. Тонкія душистыя свѣчки, воткнутыя въ горку песка, догорая, тлѣли. Ихъ красные огоньки отразились въ бронзѣ какого то бога и ужасное лицо съ громадными выпучеными глазами и всклокоченой бородою показалось живымъ. Нервная дрожь потрясла Фанни. Это былъ кошмаръ, полный ужасовъ, какіе только можетъ придумать разстроенный и больной мозгъ. Они шли гуськомъ. Впереди дунганинъ, за нимъ Идрисъ, потомъ Порохъ, Иванъ Павловичъ и послѣднею Фанни, медленно разматывая клубокъ. Ихъ шаги гулко и глухо раздавались по убитой землѣ въ тишинѣ черной ночи. Иногда кто либо терялъ впереди идущихъ. Слышался сзади робкій голосъ. — "Гдѣ вы?". — "Здѣсь, здѣсь",— отвѣчали нѣсколько голосовъ, шаги стихали и отставшіе наталкивались на нервно дышащихъ людей. Было душно. Иногда останавливались, чтобы перевести дыханіе. Въ сырой духотѣ ручьи пота стремились по лицамъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


СЛОВА СВТ. ѲЕОФАНА ЗАТВОРНИКА. СЛОВО 12-Е (1859)

Святитель Феофан Затворник «Пятьдесятницу празднуемъ и Духа пришествіе, и таинство елико, яко велико же и честно. Празднуемъ Духа пришествіе. Не ужели же прежде не было въ насъ Духа? — Да! — Не у бѣ Духъ Святый говоритъ Евангеліе (Іоан. 7, 39), и люди жили, Духа не имуще, учитъ Апостолъ (Ефес. 2, 12); Пророкъ же Іезекіиль видѣлъ состояніе рода человѣческаго по духу подъ образомъ поля, полнаго костей, сухихъ зѣло, изъ коихъ, по первомъ прореченіи (Вет. Зав.), иныя совокуплялись только каяждо къ составу своему, инымъ быша уже жилы, и плоть растяше и восхождаше имъ кожа верху, но духа не бяше въ нихъ (Іезек. 37, 7, 2). И вотъ причина. Не у бѣ Духъ Святый, яко Іисусъ не у бѣ прославленъ (Іоан. 7, 39). Духъ Божій отступилъ отъ человѣка за преступленіе заповѣди и дыханіе жизни Божественной замерло въ немъ по принятіи тлѣтворнаго дыханія духа искусителя. Когда же Господь примирилъ насъ Богу смертію своею и прославился въ воскресеніи, вознесеніи и сѣдѣніи одесную Бога Отца, тогда отверзся снова входъ Духу Божію къ людямъ. Возшедъ на высоту, Онъ плѣнилъ есть плѣнъ и даде даянія въ человѣцѣхъ (Ефес. 4, 8). Богъ вдохнулъ въ первосозданнаго человѣка дыханіе жизни Божественной; грѣхъ умертвилъ его. Нынѣ Богъ даетъ человѣку новый Духъ (Іезек. 36, 26), вдыхаетъ въ него новое дыханіе жизни, чтобы оживотворить умерщвленную грѣхомъ душу (Іезек. 36, 26). И исполнилось вторичное прореченіе Іезекіиля: прорцы о дусѣ, прорцы сынъ человѣчь. И прорекохъ, и вниде въ нихъ духъ жизни, и ожиша...» (СПб., 1859.) далѣе...


СЛОВА СВТ. ѲЕОФАНА ЗАТВОРНИКА. СЛОВО 11-Е (1859)

Святитель Феофан Затворник «Обстоятельства времени учатъ человѣка и внушаютъ ему разныя наставленія по роду своему. Такъ дни царскіе невольно склоняютъ вниманіе на Царя и царство, а здѣсь въ Храмѣ переносятъ мысль отъ царства земнаго къ Царству Небесному и побуждаютъ соразмѣрять служеніе въ одномъ съ служеніемъ для другаго. Въ самомъ дѣлѣ, бр., когда въ дни царскіе мы собираемся въ Храмы Божіи, въ коихъ обыкновенно служимъ Богу истинному, творити молитвы, моленія, прошенія, благодаренія (1 Тим. 2, 1) за Царя и царство, то симъ исповѣдуемъ не только то, что Вышній владѣетъ царствомъ человѣческимъ и, куда хощетъ, направляетъ его, но и то, что служа отечеству, мы симъ самымъ служимъ Богу. Какъ же приходитъ нѣкоторымъ на мысль, будто между сими служеніями нѣтъ союза и будто посвятившій себя одному неизбѣжно оставитъ и забудетъ другое? Если здѣсь приносимъ мы благодареніе Богу за прошедшіе успѣхи въ служеніи общественномъ и просимъ помощи на дальнѣйшее въ немъ преспѣяніе, если т. е. сіе служеніе отсюда какъ бы исходитъ и сюда же возвращается, то когда дѣйствительно, можетъ быть, кого отвлекаетъ оно отъ служенія Богу и ослабляетъ въ комъ духъ благочестія: не зависитъ ли это отъ вины нашей, а не отъ самаго служенія? Когда Господь говоритъ: воздадите Кесарева Кесареви: и Божія Богови (Мат. 22, 21), то внушаетъ, что совмѣщать сіе обоюдное служеніе не только можно, но и должно. Свойство же самаго дѣла показываетъ, что какъ тѣло есть орудіе, посредствомъ котораго...» (СПб., 1859.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. "КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ". ЛЕКЦІЯ 24-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Мы изучали политическія формы жизни Новгорода Великаго. Теперь войдемъ въ ея содержаніе и прежде всего остановимся на составѣ новгородскаго общества. Новгородская Судная грамота, въ которой можно видѣть завершительное дѣло новгородской юридической мысли, въ первой статьѣ своей о судѣ церковномъ ставитъ какъ бы общее правило: «судити всѣхъ равно, какъ боярина, такъ и житьего, такъ и молодчего человѣка»; по договору съ Казимиромъ литовскимъ это правило обязательно и для совмѣстнаго суда посадника и намѣстника. Можно подумать, что въ этой формулѣ равенства всѣхъ состояній передъ закономъ выразилось вѣковое развитіе новгородскаго общества въ демократическомъ направленіи. Въ такомъ случаѣ Новгородъ надобно признать непохожимъ на его сверстниковъ, на старшіе волостные города Кіевской Руси, въ которыхъ общественный бытъ отличался аристократическимъ, патриціанскимъ характеромъ. Въ составѣ новгородскаго общества надобно различать классы городскіе и сельскіе. Населеніе Новгорода Великаго состояло изъ бояръ, житьихъ людей, купцовъ и черныхъ людей. Во главѣ новгородскаго общества стояло боярство. Мы знаемъ, что въ другихъ областяхъ Русской земли боярство создавалось вольной службой князю. Въ Новгородѣ князь со своей дружиной былъ сторонней, пришлой силой, не входившей органически въ составъ мѣстнаго общества. Какимъ же образомъ могло возникнуть боярство въ Новгородѣ, когда здѣсь не было самого корня, изъ котораго...» (М., 1908.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. "КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ". ЛЕКЦІЯ 23-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Мы кончили изученіе удѣльнаго порядка владѣнія и того процесса, которымъ одно изъ удѣльныхъ княжествъ поднялось надъ другими и потомъ поглотило всѣ другія. Мы останавливаемся на половинѣ XV в., на томъ моментѣ въ исторіи Московскаго княжества, когда оно готовилось завершить этотъ процессъ и поглотить послѣднія самостоятельныя княжества, еще остававшіяся въ сѣверной Руси. Но Московское княжество, нѣкогда одно изъ многихъ удѣльныхъ и потомъ вобравшее въ себя всѣ удѣлы, не было единственной политической формой на Руси въ тѣ вѣка. Рядомъ съ нимъ существовали двѣ другія формы, въ которыхъ общественные элементы находились совсѣмъ въ другихъ сочетаніяхъ. То были 1) казачество, 2) вольныя городскія общины. Казачество въ XV в. еще только завязывалось. Напротивъ вольныя городскія общины тогда уже доживали свой вѣкъ. Для полноты изученія русскаго общества, строя Русской земли въ удѣльные вѣка, мы сдѣлаемъ бѣглый обзоръ исторіи и устройства этихъ общинъ. Ихъ было три на Руси въ удѣльное время: Новгородъ Великій, его «младшій братъ» Псковъ и его колонія Вятка, основанная въ XII в. Не изучая исторіи каждой изъ этихъ общинъ порознь, мы познакомимся съ ними по судьбѣ старшей изъ нихъ, Новгородской, отмѣтивъ только важнѣйшія особенности склада и быта вольнаго Пскова. Новгородъ Великій былъ родоначальникомъ и типическимъ представителемъ остальныхъ двухъ вольныхъ городскихъ общинъ. Политическій строй Новгорода Великаго...» (М., 1908.) далѣе...


СЛОВА СВТ. ѲЕОФАНА ЗАТВОРНИКА. СЛОВО 10-Е (1859)

Святитель Феофан Затворник «Разставаясь съ тѣми, коихъ искренно любимъ, мы не можемъ не скорбѣть, не можемъ не чувствовать печали; а Апостолы — съ горы Элеонской, гдѣ они разлучились съ Господомъ — возвращались сь радостію великою. Возлюбленный учитель, который одинъ открывалъ имъ всякую истину и разгонялъ мракъ сомнѣній, налегавшій иногда на души ихъ, оставляетъ ихъ какъ бы себѣ самимъ, а они радуются; единственный ихъ покровитель и защитникъ оставляетъ ихъ среди Іудеевъ — народа, враждебнаго Христу и всему Христову, а они радуются; Христосъ Господь, отъ бесѣды съ которымъ сердце ихъ исполнялось живою радостію, оставляетъ ихъ въ мірѣ, полномъ неудовольствій, скорбей и всякаго рода бѣдствій, а они радуются. Не понятное чувство! — И мы не поймемъ его, бр., если будемъ смотрѣть на Апостоловъ, какъ на простыхъ человѣковъ, и будемъ разсуждать объ нихъ по человѣчески. До воскресенія Господня, когда они ближе были къ намъ по мыслямъ и чувствамъ, и ихъ сердце, подобно нашему, исполнилось скорбію, когда возвѣстилъ имъ Господь, что онъ хочетъ отитти отъ нихъ: но теперь, когда воскресшій Господь дній четыредесять говорилъ имъ объ устроеніи Царства своего на землѣ, когда духновеніемъ Его сообщенный Духъ очистилъ и просвѣтилъ ихъ мысли и чувства, и, можетъ быть, преимущественно раскрылъ предъ ними тайну Вознесенія Господня — теперь они уже не разумѣли возносящагося Христа по плоти, и потому не могли питать подобныхъ нашимъ скорбнымъ чувствъ разлученія...» (СПб., 1859.) далѣе...


СЛОВА СВТ. ѲЕОФАНА ЗАТВОРНИКА. СЛОВО 9-Е (1859)

Святитель Феофан Затворник «Явно и тайно, чрезъ письменность и прямое сношеніе переходятъ уже къ намъ ученія и порядки жизни чуждой; слышатся иногда воззванія оставить старое и водворить новое, есть, можетъ быть, и покушенія на то. Если безпечно станемъ поблажать таковымъ, то конечно они скоро уклонятъ нашу жизнь отъ того теченія, по какому она направлялась доселѣ, и сдвинутъ съ тѣхъ основаній, которыя положены въ насъ въ началѣ. Чего другаго и ожидать, если и у насъ подобно тому, какъ это дѣлается въ другихъ странахъ, начнутъ дѣятельно развивать необузданную свободу мышленія и дадутъ разработкѣ и преподаванію наукъ направленіе, противоположное откровенному ученію, — когда напр. свободно начнутъ учить, что міръ образовался самъ собою, по вѣчнымъ законамъ сочетанія стихій, — что въ семъ образованіи, продолжающемся еще, каждое тѣло міровое въ томъ числѣ и наша земля, проходили и проходятъ огромные періоды развитія, въ продолженіи которыхъ сами собою появляются на немъ разнообразные виды существъ, — какъ у насъ: растенія, животныя и человѣкъ, — что нѣтъ потому Творца и Промыслителя, а все течетъ по законамъ и силамъ природы, даннымъ не знать кѣмъ; когда для сильнѣйшаго напечатлѣнія въ умахъ сихъ новыхъ откровеній станутъ публично представлять все это въ картинахъ, съ нужными поясненіями и толкованіями; когда начнутъ учить, что не только тѣлесныя отправленія, но и всѣ разнообразныя дѣйствія души суть не болѣе, какъ слѣдствіе химическаго сочетанія частицъ матеріи...» (СПб., 1859.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 25-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ чофанѣ съ казаками былъ Гараська. Онъ узналъ о прибытіи Русскаго отряда и безъ труда отыскалъ его. Всѣ европейцы всегда останавливались на этомъ постояломъ дворѣ. Онъ уже успѣлъ зарядиться съ казаками скверной китайской водкой и кислымъ виномъ и былъ на второмъ взводѣ, но бодрости тѣлесной не терялъ. Сталъ только чрезмѣрно словоохотливъ. — "Гараська, Гараська", — качая укоризненно головой, сказалъ Иванъ Павловичъ. — "Какъ же это вышло?" — "По пьяному дѣлу, Иванъ. Обычно по Русскому пьяному дѣлу. Тифангуань кругомъ виноватъ. Надо было ему этой дѣвицей хвастать. Пошли обѣдать. Ну, шуры муры, вино, коньякъ, портвейнъ. Вижу у Василька уже ажитація начинается. Комплименты по англійски такъ и сыплетъ. А она таетъ. Тоже, пойми, другъ Иванъ, и ея психологію. Какіе ни какіе языки не изучай, а вѣдь все китаянка, желтая раса. А тутъ бѣлый европеецъ. Въ Шанхаѣ то ее въ англійскомъ пансіонѣ, конечно, напичкали прямо трепетомъ передъ бѣлыми людьми. Полубоги! А Василекъ, надо отдать справедливость, по англійски, какъ настоящій англичанинь, такъ и сыплетъ. Да и видъ джентльменистый. Ну и все ничего. Только послѣ обѣда и подаютъ Русскую наливку. Сладкая черносмородиновка. Бутылка въ пескѣ оклеена. Ярлыкъ нашъ "смирновскій". Ну, Московское сердце Василька и размякло. "Гараська" кричитъ, "вождь индѣйцевъ! Гляди, московская запеканка! Наша родная! Думалъ ли ты, что въ самомъ подземелье Россійская гостья!" Ну и махнулъ ее на готовые дрожжи...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 24-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «"Садитесь. Какъ доѣхали?" Полный, нестарый китаецъ въ черной, расшитой серебромъ и шелкомъ курмѣ, въ шапкѣ съ непрозрачнымъ розовымъ шарикомъ всталъ съ тяжелаго кресла навстрѣчу Ивану Павловичу и Фанни. Молодой китаецъ принесъ на красномъ крошечномъ деревянномъ подносѣ двѣ чашечки блѣднаго чая и китайскія печенья на блюдечкахъ. — "Не было жарко въ пустынѣ?" — "Ничего, было терпимо". — "Всюду нашли воду?" — "Да, вода была". — "Разбойники не нападали?" — "Нѣтъ, слава Богу, шли спокойно". — "Я радъ. Сколько дней шли изъ Россіи?" — "Одиннадцать дней". — "Какъ скоро! И ваша барыня не устала?" — "Нѣтъ". — "Барыня первый разъ въ нашихъ краяхъ?" — "Да". — "Нравится? Тутъ бѣдная, дикая земля. Барынѣ надо посмотрѣть Кульджу, а еще лучше Пекинъ. Тифангуань въ Пекинѣ не былъ, но онъ былъ молодымъ еще въ Москвѣ. Москва немного меньше Кульджи. Суйдунъ тоже хорошій городъ. Прошу откушать чай, китайское печенье. Это хорошо. Русская барыня боится — не надо бояться — это миндаль въ сахарѣ, а это миндальное печенье, совсѣмъ, какъ въ Москвѣ". Фанни попробовала и то и другое. Печенье хотя и отзывало бобовымъ масломъ, но было нѣжное и вкусное, а миндалины въ бѣломъ сахарѣ и просто хороши. Чай былъ очень ароматный и несмотря на свою блѣдность крѣпкій. Этикетъ былъ выполненъ. Можно было начать говорить о дѣлѣ. Иванъ Павловичъ доложилъ о цѣли своей поѣздки. — "Это Ва–си–левъ", по слогамъ, съ трудомъ"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


БЛАЖ. ѲЕОФИЛАКТЪ. "ТОЛКОВАНІЕ НА ЕВАНГ. ОТЪ МАТѲЕЯ". ГЛАВА 6-Я (1875)

Святой апостол и евангелист Матфей «Внемлите милостыни вашея не творити предъ человѣки, да видими будете ими: аще ли же ни, мзды не имате отъ Отца вашего, Иже есть на небесѣхъ. Возведши къ самой высшей добродѣтели — любви, Господь возстаетъ противъ славы, которою обыкновенно сопровождаются добрыя дѣла. Замѣть, что говоритъ: внемлите — берегитесь! говоритъ какбы о какомъ-нибудь звѣрѣ лютомъ. Берегитесь, чтобы онъ не растерзалъ васъ. Впрочемъ, если ты творишь дѣло милосердія и предъ человѣками, но не съ тѣмъ, чтобы на тебя смотрѣли, не будешь осужденъ, и не потеряешь мзды. Но если дѣлаешь то изъ тщеславія, то потеряешь награду и будешь осужденъ, хотя бы дѣлалъ то и въ клети своей: Богъ караетъ, или увѣнчиваетъ намѣреніе. Егда убо твориши милостыню, не воструби предъ собою, якоже лицемѣри творятъ въ сонмищахъ и въ стогнахъ, яко да прославятся отъ человѣкъ. Говоритъ такъ не потому, будто лицемѣры носили при себѣ трубы, но чтобы болѣе опорочить ихъ намѣреніе, такъ какъ они желали, чтобы объ ихъ милостынѣ трубили. Лицемѣры суть тѣ, которые въ сердцѣ своемъ не то, чѣмъ показываются. Такъ они кажутся милостивыми, но на самомъ дѣлѣ не таковы. Они показываются милостивыми, чтобъ видѣли ихъ другіе. Аминь глаголю вамъ: воспріемлютъ мзду свою. Ихъ хвалятъ, и посему они въ семъ самомъ получили всю свою награду отъ людей. Тебѣ же творящу милостыню, да не увѣсть шуйца твоя, что творитъ десница твоя. Не съ преувеличеніемъ сказалъ такъ...» (Казань, 1875.) далѣе...


БЛАЖ. ѲЕОФИЛАКТЪ. "ТОЛКОВАНІЕ НА ЕВАНГ. ОТЪ МАТѲЕЯ". ГЛАВА 5-Я (1875)

Святой апостол и евангелист Матфей «Узрѣвъ же народы, взыде на гору. Восходомъ на гору Господь научаетъ насъ ничего не дѣлать по тщеславію и на показъ. Видя великое множество собравшагося къ нему народа, Онъ сѣлъ и началъ учить его, не въ городѣ, не на площади, чтобъ видѣли Его многіе и хвалили, но на горѣ, въ пустынѣ, гдѣ небыло никого, кромѣ душевно желавшихъ получить или видѣть исцѣленія. И сѣдшу Ему, приступиша къ Нему ученицы Его. Народъ приступаетъ для чудесъ, а ученники для наставленій. Посему, послѣ совершенія чудесъ и исцѣленія тѣлъ, врачуетъ души, дабы мы знали, что Онъ есть Творецъ и душъ и тѣлесъ. И отверзъ уста своя. Для чего присовокупляется: отверзъ уста своя? это, кажется, излишне. Нѣтъ: ибо Онъ училъ, и не отверзая устъ, то есть, своею жизнію и чудесами: а теперь учитъ, отверзши уста. Учаше ихъ, глаголя. Училъ не однихъ учениковъ но и народъ. А началъ съ блаженствъ, такъ какъ и Давидъ началъ съ блаженства (Псал. 1, 1). Блажени нищіи духомъ: яко тѣхъ есть царствіе небесное. Прежде всего выставляетъ смиреніе, какбы основаніе. Поелику Адамъ палъ отъ гордости, возмечтавъ быть Богомъ: то Христосъ возставляетъ насъ посредствомъ смиренія. Нищіи духомъ суть душевно чувствующіе свое недостоинство. Блажени плачущіи: яко тіи утѣшатся. Плачущіе, то есть, о грѣхахъ, а не о чемъ-либо житейскомъ. Сказалъ же: плачущіи, разумѣя плачь не однократный какой-либо, но всегдашній, притомъ не о своихъ только грѣхахъ, но и о грѣхахъ ближнихъ...» (Казань, 1875.) далѣе...


ПРАВ. ІОАННЪ КРОНШТАДТСКІЙ. "МОЯ ЖИЗНЬ ВО ХРИСТѢ". ЧАСТЬ 1-Я (СТР. 131-140) (1957)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский «Тѣло наше живетъ тѣми стихіями, изъ которыхъ само составлено, постоянно впитываетъ въ себя воздухъ, воду, органическія тѣла; душа наша живетъ Божественнымъ Духомъ, отъ Котораго она имѣетъ свое начало и постоянно впитываетъ въ себя для поддержанія своей жизни, жизнь Тріѵпостаснаго Бога, чрезъ свѣтъ ума, благорасположенія и желанія сердца и воли и крѣпость въ добрѣ. Какъ тѣло, не питаясь сродными ему началами, не можетъ жить и умираетъ, такъ и душа наша, не питаясь молитвою или добрыми мыслями, чувствами, дѣлами, также умираетъ. Какъ въ тѣлесной нашей природѣ до времени совершается благополучно питаніе и возрастаніе тѣла, но если попадетъ чрезъ пищу или питіе, или дыханіе ядъ или зараза, то вдругъ причиняются тѣлу боли и даже смерть, въ случаѣ неподачи помощи; такъ и въ духовной нашей природѣ течетъ до времени все благополучно, но когда приразится къ ней діаволъ, тогда она тяжко страдаетъ, какъ бы оцѣпенѣваетъ, и ей нужна бываетъ скорая помощь отъ небеснаго Врача, Бога духовъ, которая получится не иначе, какъ чрезъ молитву вѣры. (Діавольскіе прилоги въ душѣ человѣка соотвѣтствуютъ ядамъ въ тѣлесной природѣ; только ядъ вещественной природы рѣдко попадаетъ въ наше тѣло, а эти — всегда съ нами или около насъ). Какъ для питанія и поддержанія жизни нашего тѣла всегда готова та среда (средина), въ которой оно живетъ, именно: свѣтъ, воздухъ, вода, пища, и воздухомъ, какъ болѣе необходимымъ для его жизни, оно постоянно окружено...» (Jordanville, 1957.) далѣе...


ПРАВ. ІОАННЪ КРОНШТАДТСКІЙ. "МОЯ ЖИЗНЬ ВО ХРИСТѢ". ЧАСТЬ 1-Я (СТР. 121-130) (1957)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский «Какъ извѣстно Господу число звѣздъ небесныхъ, такъ Ему извѣстно число Ангеловъ небесныхъ и число ихъ мыслей; какъ извѣстно Ему число песка морскаго и число песка и тварей всей земли съ ихъ органами и составными ихъ частями, великими и до безконечности малыми; какъ извѣстно Ему число атомовъ всѣхъ стихій въ безконечную безконечность малыхъ, такъ извѣстно ему число всего рода человѣческаго, который былъ, который есть и который будетъ, число мыслей всѣхъ бывшихъ людей, всѣхъ настоящихъ и всѣхъ будущихъ, число всѣхъ ихъ сердечныхъ движеній, словъ и дѣлъ. Какъ въ природѣ чувственной ничто не сокрыто отъ Него, ни малѣйшій атомъ не пропадаетъ, потому что какъ можетъ уничтожиться безъ Бога, безъ Его воли то, что приведено Имъ въ бытіе, — такъ и въ природѣ духовной не пропадаетъ для Него ни одна мысль. ни одинъ помыслъ, ни одно сердечное движеніе, желаніе и дѣло: все въ своихъ сокровищницахъ блюдется числомъ и мѣрою, т.-е. въ томъ количествѣ и въ той степени и силѣ, какъ что было, кромѣ худыхъ помысловъ, желаній, словъ и дѣлъ, исповѣданныхъ или заглаженныхъ исправленіемъ жизни. Число всѣхъ атомовъ земныхъ и атомовъ тварей земныхъ, какъ число мыслей и движеній человѣческаго духа, въ этомъ отношеніи стоятъ въ совершенной параллели. Въ самомъ дѣлѣ, если сотворенное, орудное, мертвое само по себѣ не уничтожается, то уничтожится ли то, что само получило отъ Господа способность творчества, господственное, живое...» (Jordanville, 1957.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 23-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Еще пять дней они шли по пустынѣ, потомъ былъ невысокій перевалъ и глубокій спускъ въ долину, гдѣ стоялъ "городъ ада" Турфанъ. Подземный городъ. Степь покрылась людьми. Въ болотныхъ низинахъ зеленѣли поля риса. Мягко шелестѣла большими пушистыми метелками джугара и точно лѣсъ камыша стояли плантаціи гаоляна. Тропинка обратилась въ дорогу и отъ нея во всѣ стороны пошли развѣтвленія красной пылью покрытыхъ дорогъ. Громадные горбатые быки, запряженные въ тяжелыя двухколесныя телѣги стояли возлѣ скирдъ. Голые, съ повязкой у бедра люди, темнокрасные, обгорѣвшіе на солнцѣ работали въ поляхъ. Встрѣчались всадники на маленькихъ лошадкахъ. Ихъ костюмы и прически были оригинальны и разнообразны. Сюда сбирались люди со всѣхъ окрестныхъ горъ... Проѣхалъ важный китаецъ съ маленькой свитой солдатъ въ синихъ курмахъ съ бѣлыми кругами на груди и съ головами, обмотанными чалмами. Онъ подозрительно посмотрѣлъ на встрѣчныхъ и привѣтливо, улыбаясь лицомъ, но съ холодными глазами отвѣтилъ на поклонъ Ивана Павловича. Дикій житель горъ на поджаромъ отъ худобы конѣ, самъ полуголый, съ выдающимися ребрами грудной клѣтки, съ копною черныхъ волосъ, украшенныхъ перьями и раковинами, съ большимъ колчаномъ со стрѣлами за плечами и съ громаднымъ лукомъ у сѣдла, въ пестрыхъ отрепанныхъ панталонахъ и башмакахъ промчался обгоняя ихъ; проѣхали киргизы въ малахаяхъ и халатахъ и остановились поболтать съ казаками...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 22-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Шестой день въ пути безъ отдыха. Они прошли рядъ глухихъ ущелій, карабкались наверхъ по кручамъ. Вотъ, думалось, откроется горизонтъ безъ конца, станетъ видна широкая равнина, поля, города и села... Но все то же. За переваломъ рядъ небольшихъ хребтовъ, песчаная площадка, иногда лугъ, покрытый травами, а верстахъ въ трехъ уже снова вздымаются черными стѣнами крутыя горы, громоздятся скалы, торчатъ пики, мѣстами ущелья поросли еловымъ лѣсомъ и можжевельникомъ, кое-гдѣ между вершинами бѣлыми пятнами торчатъ ледники и дорога снова вьется наверхъ къ новому перевалу. Гараська былъ правъ. Переваламъ не было числа. Ночевали въ горахъ. То въ горныхъ хижинахъ лѣсниковъ и охотниковъ, то въ кибиткахъ кочующихъ со стадами киргизовъ. Фанни засыпала подъ неугомонное блеяніе барановъ и мычаніе коровъ, образовывавшее своеобразную музыку пустыни. Невдалекѣ журчалъ горный ручей, смѣялись и визжали киргизскія дѣти и вся эта мелодія вмѣстѣ съ величественной панорамой горъ навѣвала такое удивительное спокойствіе на душу, чувствовала себя Фанни такою простою, первобытночистою, что засыпала въ свѣжемъ воздухѣ горъ, подъ эту музыку пустыни сномъ ребенка. Какъ понимала она здѣсь Пржевальскаго, который скучалъ въ столичной оперѣ за этими видами, за этой музыкой стадъ, которая осталась неизмѣнна изъ вѣка въ вѣкъ со временъ Лавана и Іова! Какъ понимала она и его желаніе, чтобы онъ былъ похороненъ въ такой же пустынѣ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


БЛАЖ. ѲЕОФИЛАКТЪ. "ТОЛКОВАНІЕ НА ЕВАНГ. ОТЪ МАТѲЕЯ". ГЛАВА 4-Я (1875)

Святой апостол и евангелист Матфей «Тогда Іисусъ возведенъ бысть Духомъ въ пустыню. Симъ учитъ насъ, что послѣ крещенія особенно надобно ожидать искушеній. Отводится Духомъ Святымъ: ибо Онъ ничего не дѣлалъ безъ Духа. Отводится же именно въ пустыню, дабы показать намъ, что діаволъ искушаетъ насъ тогда, когда видитъ, что мы одни и безъ помощи другихъ. Посему намъ не дóлжно оставаться безъ совѣта и полагаться только на себя. Искуситися отъ діавола. Діаволъ называется такъ, то есть клеветникомъ, потому, что клеветалъ на Бога Адаму, когда сказалъ ему: Богъ завидуетъ вамъ, Онъ и нынѣ клевещетъ на добродѣтель. И постився. Постится, дабы показать, что постъ есть такое же сильное оружіе противъ искушеній и діавола, какъ пресыщеніе служитъ источникомъ всякаго грѣха. Дній четыредесять, и нощій четыредесять. Постится столько времени, сколько Моисей и Илія: а если бы — больше, то воплощеніе Его показалось бы призрачнымъ. Послѣди взалка. Когда уступилъ природѣ, тогда и взалкалъ, дабы алканіемъ дать случай діаволу подступить къ Себѣ и сразиться съ Собою, и такимъ образомъ поразить его и низложить, а намъ даровать побѣду. И приступль къ Нему искуситель, рече: аще Сынъ еси Божій, рцы, яко да каменіе сіе хлѣбы будутъ. Слышалъ этотъ разбойникъ голосъ съ неба: сей есть Сынъ Мой, но вотъ видитъ, что онъ взалкалъ, и недоумѣваетъ, какъ можетъ алкать Сынъ Божій. Почему, желая удостовѣриться, искушаетъ Его. Словами: аще Сынъ еси Божій, онъ льститъ Ему, надѣясь тѣмъ что-нибудь выкрасть у Него...» (Казань, 1875.) далѣе...


БЛАЖ. ѲЕОФИЛАКТЪ. "ТОЛКОВАНІЕ НА ЕВАНГ. ОТЪ МАТѲЕЯ". ГЛАВА 3-Я (1875)

Святой апостол и евангелист Матфей «Во дни же оны пріиде Іоаннъ Креститель. Іоаннъ посланъ былъ отъ Бога для обличенія іудеевъ, дабы они, познавъ свои грѣхи, покаялись и такимъ образомъ приняли Христа. Ибо кто не сознаетъ своихъ грѣховъ, тотъ не приходитъ въ покаяніе. Итакъ посланъ былъ Іоаннъ, проповѣдая въ пустыни іудейстѣй и глаголя: покайтеся. Іудеи были горды, посему Іоаннъ побуждаетъ ихъ къ покаянію. Приближибося царствіе небесное. Царствіемъ небеснымъ называетъ первое и второе пришествіе Христа и добродѣтельную жизнь. Ибо если мы, живя на землѣ, ведемъ себя по небесному, живемъ безъ страстей: то имѣемъ царствіе небесное. Сей бо есть реченный Исаіемъ пророкомъ, глаголющимъ: гласъ вопіющаго въ пустыни: уготовайте путь Господень, правы творите стези Его (Ис. 41, 8). Путемъ называетъ Евангеліе, а стезями законныя учрежденія. Посему какбы такъ говоритъ: будьте готовы къ евангельской жизни, и законныя заповѣди творите право, то есть духовно: ибо правъ — духъ. Итакъ когда ты видишь, что іудей разумѣетъ подзаконный порядокъ плотскимъ образомъ, скажи, что онъ не творитъ стезей правыхъ, то есть, не духовно понимаетъ законъ. Самъ же Іоаннъ имѣяше ризу свою отъ власъ вельблуждь. Іоаннъ располагалъ къ покаянію и словомъ и самымъ видомъ своимъ: ибо носилъ одежду плачевную. Говорятъ, что верблюдъ есть животное среднее между чистымъ и нечистымъ: онъ чистъ, потому что отрыгаетъ жвачку, и нечистъ, потому что имѣетъ нераздвоенныя копыта...» (Казань, 1875.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 21-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Отъѣздъ Васеньки былъ назначенъ на восемь часовъ утра, но провозились, какъ всегда при подъемѣ послѣ продолжительной стоянки съ укладкой и вьюченіемъ, потомъ завтракали, выпивали на дорогу посошки и стремянныя и по русскому и по сибирскому обычаю и только около одинадцати караванъ Васеньки вышелъ за ворота и потянулся въ горы... Иванъ Павловичъ и Фанни проводили путешественниковъ на пять верстъ, до перваго подъема и вернулись домой. Было томительно жарко. По двору крутились маленькіе песчаные смерчи, валялись обрывки бумаги, соломы, навозъ отъ лошадей. Иванъ Павловичъ отдалъ распоряженія объ уборкѣ двора и сараевъ и прошелъ въ свою комнату. Начинались постовые будни и теперь они казались сѣрѣе и однообразнѣе. Фанни замѣтно хандрила и скучала. Ее тянуло въ горы, за горы, узнать, что тамъ, за тѣмъ переваломъ, за тою цѣпью горъ, скрывающихъ горизонтъ, какіе города, какіе люди?... А еще дальше что?.. А если проѣхать еще дальше?.. Тянула и звала голубая даль, тянуло лѣто, стоявшее въ полномъ разгарѣ, тянули лунныя ночи съ вновь народившеюся луною. Какъ будто скучала она и по Васенькѣ. Было похоже, что "розовый мужчина", болтунъ и хвастунъ, сытый, полный и холеный, какъ жирный лавочный котъ, оставилъ слѣдъ въ ея сердцѣ и ее, можетъ быть, и противъ воли, тянуло къ нему. Вѣдь какъ никакъ, со всѣми своими смѣшными сторонами, неумѣніемъ пригнать стремена и несмѣлою ѣздою — онъ все-таки поѣхалъ туда, за горы...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 20-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Фанни уже вскочила на совкаго Аксая, Васенька при помощи Идриса гомоздился на своего маштака. Ему все неудобны стремена и онъ каждый разъ ихъ перетягиваетъ, то велитъ укоротитъ, то удлинить. Ни у Идриса, ни у Царанки лошади не посѣдланы, значитъ, ѣдутъ вдвоемъ. Tête à tête устраиваютъ. Не нравится это Ивану Павловичу. Вовсе не нравится. Во-первыхъ, что за человѣкъ Васенька? Кто его знаетъ. Милльонеръ, значитъ, человѣкъ, выросшій въ убѣжденіи, что за деньги все позволено и деньгами все купить можно. Во-вторыхъ, человѣкъ, повидимому, безъ принциповъ. Самодуръ и «моему нраву не препятствуй», что хочу, то и дѣлаю... Да и въ пустынѣ... безъ вѣстового... Мало ли что можетъ случиться?.. Съ тѣмъ же Васенькой? Ну, хотя солнечный ударъ... Или упадетъ съ лошади... Ишь какъ стремена то опустилъ, ноги болтаются совсѣмъ. Хорошъ наѣздникъ! — "Царанка", — подозвалъ Иванъ Павловичъ калмыка, едва только Васенька съ Фанни выѣхали за домъ. — "Царанка, сѣдлай-ка, братъ, Пегаса и айда за барышней. Мало ли что въ пустынѣ! Можетъ, помочь надо будетъ. Понимаешь?" — "Понимаю. Очень даже хорошо понимаю. Только я сѣдлаю Мурзика. Не такъ замѣтно, а тоже рѣзвый лошадь". Царанка свое дѣло понималъ. "Москаль нѣтъ хорошій, ухъ не хорошій человѣкъ. Царанка по луна смотрѣлъ, Царанка по звѣздамъ смотрѣлъ. Нѣтъ... счастья нѣтъ. Совсѣмъ плохой человѣкъ". И Царанка съ тою быстротою, на которую только калмыки и способны, накинулъ сѣдло на Мурзика...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


2-Й ВСЕЗАРУБ. СОБОРЪ 1938 Г. ДОКЛАДЪ К. К. ИЗРАЗЦОВА (1939)

Члены Второго Всезарубежного Собора РПЦЗ 1938 г. «Въ продолженіи уже нѣсколькихъ дней мы выслушиваемъ сообщенія о работахъ, шедшихъ въ Отдѣлахъ. Всѣ они касались отвлеченныхъ вопросовъ, вѣры и человѣческихъ взаимоотношеній. И въ связи съ каждымъ изъ этихъ вопросовъ и въ представленныхъ докладахъ, и въ горячихъ преніяхъ, и въ принятыхъ резолюціяхъ выявлялась высокая степень того духовнаго подъема, который двинулъ насъ съ мѣстъ и собралъ здѣсь со всѣхъ концовъ земли. Пока, уподобляясь Маріи, вы безпрестанно прислушивались въ своихъ сердцахъ къ откликамъ Христова ученія и, образно выражаясь, сидѣли у ногъ Учителя, вы поручили дѣло Марѳы — вашей финансовой комиссіи. Позвольте же теперь свести васъ съ духовныхъ высотъ и пріобщить къ земнымъ матеріальнымъ и сухимъ вопросамъ. Архіерейскій Сѵнодъ представилъ въ распоряженіе Отдѣла всѣ матеріалы, могущіе возможно полнѣе освѣтить денежное его положеніе за 1937-38 гг. Книговодство и отчетность за вышеуказанный смѣтный годъ состояли изъ: 1) Трехъ приходо расходныхъ книгъ по суммамъ: а) на обще-церковныя нужды, б) переходящимъ и в) запаснаго капитала. 2) Валютной книги — съ перечнемъ валютныхъ поступленій, съ указаніемъ въ ней времени реализаціи валюты, курса послѣдней и полученныхъ отъ реализаціи суммъ. 3) Вѣдомостей: а) остатковъ суммъ на 1-е число каждого мѣсяца и б) ежемѣсячныхъ детальныхъ по приходу и расходу...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


2-Й ВСЕЗАРУБ. СОБОРЪ 1938 Г. ДОКЛАДЪ Н. С. АРСЕНЬЕВА (1939)

Члены Архиерейского Собора РПЦЗ 1938 г. «Православная Церковь за послѣднее время, повидимому, все болѣе и болѣе призывается къ тому, чтобы послужить духовно также и Западному міру, чтобы свидѣтельствовать передъ лицомъ Западнаго міра и чтобы быть услышанной этимъ западно-христіанскимъ, инославнымъ міромъ. Православная Церковь переживаетъ тягчайшія испытанія — въ лицѣ многочисленнѣйшей изъ Православныхъ Церквей — Церкви Русской, составляющей ¾ всего православнаго міра, — но и новую эру свидѣтельства: не водою только, но водою и кровью, и Духъ свидѣтельствуетъ также. Свидѣтельство, равное по силѣ свидѣтельству перво-христіанскихъ провозвѣстниковъ и исповѣдниковъ. Къ подвигу Русской страждующей Церкви могутъ быть отнесены эти слова алостола Павла къ Колоссянамъ: «Нынѣ радуюсь въ страданіяхъ моихъ за васъ, и восполняю недостатокъ въ плоти моей страданій Христовыхъ за тѣло Его, которое есть Церковь». За всю Церковь страдаетъ Русская гонимая Церковь, и за насъ, сидящихъ спокойно и не подвергающихся гоненіямъ, и за весь христіанскій міръ. Обновляются истоки жизни духовной, обновляются пути свидѣтельства въ этомъ крестномъ подвигѣ неустанно распинаемыхъ вмѣстѣ съ Господомъ своимъ вѣрныхъ Русской Церкви. Дыханіе ранне-христіанскаго, апостольскаго благовѣстія какъ бы заново проносится надъ міромъ, приносится намъ оттуда: реальность Его креста и реальность Его, какъ Побѣдителя...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


БЛАЖ. ѲЕОФИЛАКТЪ. "ТОЛКОВАНІЕ НА ЕВАНГ. ОТЪ МАТѲЕЯ". ГЛАВА 2-Я (1875)

Святой апостол и евангелист Матфей «Іисусу же рождшуся въ Виѳлеемѣ іудейстѣмъ. Виѳлеемъ значитъ домъ хлѣба, а Іудея — исповѣданіе. Да будемъ и мы чрезъ исповѣданіе домомъ хлѣба небеснаго. Во дни Ирода. Евангелистъ упоминаетъ объ Иродѣ, дабы ты позналъ, что отъ колѣна Іудина уже прекратились князи и цари, и должно было придти Христу. Ибо Иродъ былъ не іудей, а идумеянинъ, сынъ Антипатра отъ жены аравитянки. Когда же прекратились князи Іудовы, пришелъ Христосъ, чаяніе языковъ, какъ пророчествовалъ Іаковъ (Быт. 49, 10). Царя. Указываетъ на санъ царя, потому что былъ еще другой Иродъ, четверовластникъ. Се волсви отъ востокъ пріидоша во Іерусалимъ. Вопросъ: Для чего приходятъ волхвы? Отвѣтъ: Для осужденія іудеевъ: ибо если волхвы, идолопоклонники, увѣровали, то какое извиненіе остяется іудеямъ? Также и для того, чтобы болѣе просіяла слава Христова отъ свидѣтельства волхвовъ, которые больше были враги Божіи и служили демонамъ. Отъ востокъ. И это для осужденія іудеевъ: ибо тѣ пришли поклониться Ему, не смотря на большое разстояніе: а евреи, имѣя у себя Христа, только гнали Его. Глаголюще: гдѣ есть рождейся Царь Іудейскій? Сказываютъ, что эти волхвы были потомки волхва Валаама, и что нашедши его предсказаніе: возсіяетъ звѣзда отъ Іакова и погубитъ князи Моавитскія (Чис. 24, 17), поняли таинство Христово, и потому пошли, желая видѣть Родившагося. Видѣхомъ бо звѣзду Его на востоцѣ. Слыша о звѣздѣ, не думай, что она была одна изъ видимыхъ нами: нѣтъ, то была божественная и ангельская сила...» (Казань, 1875.) далѣе...


БЛАЖ. ѲЕОФИЛАКТЪ. "ТОЛКОВАНІЕ НА ЕВАНГ. ОТЪ МАТѲЕЯ". ГЛАВА 1-Я (1875)

Святой апостол и евангелист Матфей «Книга родства. Почему Евангелисть не сказалъ, подобно пророкамъ: видѣніе, или слово? ибо они такъ надписывали свои книги: Видѣніе, еже видѣ Исаія (Ис. 1, 1), также: слово, бывшее ко Исаіи (Ис. 2, 1). Ты хочешь знать, почему? Потому, что пророки бесѣдовали къ жестокосердымъ и непокорнымъ, и потому говорили: божественное видѣніе, и Господне слово. Такъ они говорили для того, чтобы народъ убоялся и не пренебрегъ того, что они говорили. А Матѳей имѣлъ дѣло съ вѣрными, благомыслящими и благопокорными, и посему не сказалъ напередъ ничего, подобнаго пророкамъ. Могу сказать нѣчто и другое, именно: что видѣли пророки, то видѣли умомъ, созерцая при помощи Святаго Духа: посему и называли то видѣніемъ. Но Матѳей не умственно видѣлъ и созерцалъ Христа, но чувственно пребывалъ съ Нимъ, и чувственно слушалъ Его, когда Онъ былъ во плоти: посему не сказалъ: видѣніе, которое я видѣлъ, или: созерцаніе, но сказалъ: книга родства. Іисуса. Имя Іисусъ (Ιησοῦς) не греческое, а еврейское, и значитъ: Спаситель: ибо яо (ἰαώ) у евреевъ означаетъ спасеніе. Христа. Христами назывались цари и первосвященники, ибо были помазываемы святымъ елеемъ, который лили изъ рога на ихъ голову. Господь называется Христомъ и какъ Царь, ибо воцарился для истребленія грѣха, и какъ Первосвященникъ, ибо Самъ Себя принесъ въ жертву за насъ. А помазанъ Онъ, истиннымъ елеемъ, Духомъ Святымъ, преимущественно: ибо кто другой имѣлъ Духа такъ, какъ Господь?...» (Казань, 1875.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 19-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Прошло завтра, день, назначенный для дневки, наступило послѣзавтра, дни шли за днями, а Кольджатскіе гости не уѣзжали. То не были готовы вьюки, то надо было подлѣчить натертую сѣдломъ спину лошади Васеньки, то былъ понедѣльникъ, тяжелый день. Васенька никакъ не могъ раскачаться въ путь-дорогу ни для кого не было тайной, что онъ серьезно увлекся Фанни. Иванъ Павловичъ хмурился и молчалъ. Гараська за обѣдомъ, когда подвыпьетъ, открыто протестовалъ. — "Кабы я зналъ, Василекъ, за какимъ ты звѣремъ охотиться собираешься въ горахъ, развѣ-же я поѣхалъ бы съ тобою. Э-эхъ! Горе охотники!" — Молчи, Гараська, пьяная морда. Не твое дѣло! Получай свое и молчи. Твой день настанетъ. Поѣдемъ". — "Обожжетъ тебѣ, братъ Василекъ, крылья жаръ-птица, никуда ты не поѣдешь. Выпилъ бы хотя что ли для храбрости, а то и пьешь нынче не по походному". И правда, Васенька пилъ мало. Онъ держался изысканнымъ кавалеромъ и ухаживалъ за Фанни. По утрамъ долгія прогулки верхомъ съ Фанни въ сопровожденіи Идриса и Царанки. Фанни то на Аксаѣ, то на Пегасѣ изящная, ловкая, смѣлая, природная наѣздница, Васенька на небольшой покорной сытенькой киргизской лошадкѣ, на которой неловко и неувѣренно сидѣлъ въ своемъ костюмѣ путешественника. Передъ обѣдомъ Васенька купался и дѣлалъ гимнастику, послѣ обѣда отдыхалъ. А вечеромъ раскладывали карту и, склонившись надъ нею, чуть не стукаясь головами, Васенька и Фанни мечтали о путешествіи въ Индію...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 18-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Вьюга бушевала три дня. Потомъ четыре дня лили дожди, сначала холодные, потомъ теплые, гремѣла гроза и молніи освѣщали страшныя тучи. Ни выѣхать, ни выйти не было возможности. Всѣ притаились по своимъ угламъ. Снѣгъ исчезъ, и когда на восьмой день выглянуло солнце изъ заголубѣвшаго неба, скалы Кольджата, песокъ плоскогорья, зеленая трава у рѣчки были точно начисто отмыты и отполированы и блистали, какъ новыя. И только листья рябины съежились отъ мороза и повяли... Послѣ полудня въ природѣ была тишина, весело чирикали птички, посвистывали тушканчики и стало тепло. Балконъ просохъ, и на него водворили столъ, стулья и соломенное кресло. Послѣ пятичасового чая Фанни и Иванъ Павловичъ остались на верандѣ. Такъ красивы были золотистые обрывки тучъ, таявшіе на горизонтѣ надъ знойной пустыней. Дивнымъ алмазомъ горѣла вершина Ханъ-Тенгри. — "А вѣдь къ намъ кто-то ѣдетъ", — сказалъ Иванъ Павловичъ, вглядываясь вдаль. — "Не докторъ-ли? Вы его ждали, дядя Ваня". — "Нѣтъ, не докторъ. Куда! Нашъ докторъ верхомъ сюда не поѣдетъ, ему подавай тарантасъ. Нѣтъ, я думаю не изъ иностранцевъ ли кто". — "Какіе иностранцы?" — "Да разные сюда ѣздятъ. Вотъ нѣмецъ, профессоръ Мензбиръ, года три подрядъ сюда ѣздилъ. Все на вершину Ханъ-Тенгри собирался подняться. Ему хотѣлось сдѣлать ея самыя точныя измѣренія и побывать на высочайшей горѣ въ мірѣ". — "Ну и что же поднялся?" — "Куда! Развѣ возможно! Тамъ не то, что европеецъ"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. "КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ". ЛЕКЦІЯ 22-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Начавъ изучать исторію Московскаго княжества въ XIV и въ первой половинѣ XV в., мы прослѣдили территоріальныя пріобрѣтенія и ростъ политическаго и національнаго значенія его князей. Но это былъ лишь одинъ изъ процессовъ, создавшихъ силу Москвы, — процессъ, которымъ обозначились внѣшніе успѣхи московскихъ князей, распространеніе ихъ владѣній и ихъ вліянія за первоначальные предѣлы ихъ вотчины. Но территоріальный и національный ростъ Московскаго княжества сопровождался еще политическимъ подъемомъ одного изъ его князей, — того, который носилъ званіе великаго и былъ признаваемъ старшимъ въ московской княжеской семьѣ. Въ то время, когда Московское княжество вбираловъ себя разъединенныя части Русской земли, этотъ фактически или фиктивно старшій князь собиралъ въ своихъ рукахъ раздробленные элементы верховной власти, и какъ первый процессъ превратилъ Московское княжество въ національное Русское государство, такъ результатомъ второго было превращеніе московскаго великаго князя, только старшаго по званію изъ удѣльныхъ, въ единственнаго, т. е. единодержавнаго русскаго государя. Въ то время, когда Москва поднималась, поглощая другія русскія княжества, ея великій князь возвышался, подчиняя себѣ свою ближайшую братію, удѣльныхъ московскихъ князей. Это подчиненіе становилось возможно потому, что внѣшніе успѣхи, достигнутые Московскимъ княжествомъ, наибольшей долей своей доставались великому князю, который...» (М., 1908.) далѣе...


В. О. КЛЮЧЕВСКІЙ. "КУРСЪ РУССКОЙ ИСТОРІИ". ЛЕКЦІЯ 21-Я (1908)

Василий Осипович Ключевский «Намъ предстоитъ изучить второй процессъ, совершавшійся на верхневолжской Руси въ удѣльные вѣка. Первый процессъ, нами уже разсмотрѣнный, дробилъ эту Русь на княжескія вотчины въ потомствѣ Всеволода III. Одной вѣтви этого потомства пришлось начать обратное дѣло, собирать эти дробившіяся части въ нѣчто цѣлое. Москва стала центромъ образовавшагося этимъ путемъ государства. Лѣтопись выводитъ Москву въ числѣ новыхъ городковъ Ростовской земли, возникшихъ въ княженіе Юрія Долгорукаго. Любопытно, что городокъ этотъ впервые является въ лѣтописномъ разсказѣ со значеніемъ пограничнаго пункта между сѣвернымъ Суздальскимъ и южнымъ Чернигово-сѣверскимъ краемъ. Сюда въ 1147 г. Юрій Долгорукій пригласилъ на свиданіе своего союзника князя новгородъ-сѣверскаго Святослава Ольговича, пославъ сказать ему: «приди ко мнѣ, брате, въ Москову». Это — первое извѣстіе о Москвѣ, сохранившееся въ лѣтописяхъ. Повидимому поселокъ былъ тогда сельской княжеской усадьбой или, точнѣе, станціоннымъ дворомъ, гдѣ суздальскій князь останавливался при своихъ поѣздкахъ на кіевскій югъ и обратно. Дворъ долженъ былъ имѣть значительное хозяйственное обзаведеніе. На другой день по пріѣздѣ Святослава хозяинъ устроилъ гостю «обѣдъ силенъ» и хорошо угостилъ его свиту, для чего надобно было имѣть подъ руками достаточно запасовъ и помѣщенія, хотя Святославъ пріѣхалъ «въ малѣ дружинѣ». Въ 1156 г. по лѣтописи кн. Юрій Долгорукій...» (М., 1908.) далѣе...


БЛАЖ. ѲЕОФИЛАКТЪ. ТОЛКОВАНІЕ НА ЕВАНГ. ОТЪ МАТѲЕЯ. ПРЕДИСЛОВІЕ (1875)

Монограмма Христа «Божественные мужи, жившіе до закона, учились не изъ писаній и книгъ, но имѣя чистый умъ, просвѣщались озареніемъ Всесвятаго Духа, и такимъ образомъ познавали волю Божію изъ бесѣды съ ними Самого Бога усты ко устомъ. Таковъ былъ Ной, Авраамъ, Исаакъ, Іаковъ, Іовъ, Моисей. Но когда люди испортились и сдѣлались недостойными просвѣщенія и наученій отъ Святаго Духа, тогда человѣколюбивый Богъ далъ писаніе, дабы, хотя при помощи его, помнили волю Божію. Такъ и Христосъ сперва Самъ лично бесѣдовалъ съ апостолами, и (послѣ) послалъ имъ въ учителя благодать Святаго Духа. Но какъ Господь предвидѣлъ, что впослѣдствіи возникнутъ ереси и наши нравы испортятся: то Онъ благоволилъ, чтобъ написаны были Евангелія, дабы мы, научаясь изъ нихъ истинѣ, не увлеклись еретическою ложью, и чтобъ наши нравы не испортились совершенно. Четыре Евангелія Онъ далъ намъ потому, что мы научаемся изъ нихъ четыремъ главнымъ добродѣтелямъ: мужеству, мудрости, правдѣ и целомудрію: научаемся мужеству, когда Господь говоритъ: не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити (Матѳ. 10, 28); мудрости, какъ говоритъ: будите мудри яко змія (Матѳ. 10, 16); правдѣ, когда учитъ: якоже хощете, да творятъ вамъ человѣцы, и вы творите имъ такожде (Лук. 6, 4); цѣломудрію, когда сказываетъ: иже воззритъ на жену ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ (Матѳ. 5, 28). Четыре Евангелія далъ Онъ намъ еще и потому...» (Казань, 1875.) далѣе...


ЧЕРТЫ ИЗЪ ЖИЗНИ БЛАЖ. ѲЕОФИЛАКТА, АРХІЕП. БОЛГАРСКАГО (1875)

Монограмма Христа «Блаженннй Ѳеофилактъ былъ родомъ изъ Еврипа, или, точнѣе, изъ города Халкиса, лежащаго близъ Еврипа. Въ письмѣ въ брату императрицы Маріи онъ самъ упоминаетъ о своихъ родственникахъ въ Еврипѣ, а въ одномъ древнемъ спискѣ болгарскихъ архіепископовъ онъ и прямо называется Ѳеофилактомъ изъ Еврипа. — Но, кажется, бóльшую часть своей жизни онъ провелъ въ Константинополѣ: ибо въ одномъ изъ своихъ писемъ онъ называетъ себя истиннымъ (ἀτεχνῶς) константинопольцемъ, и, какъ въ этомъ, такъ и въ другихъ письмахъ, выражаетъ такую привязанность къ Константинополю, какую можно было пріобрѣсти только долговременнымъ пребываніемъ въ немъ. Служеніе свое бл. Ѳеофилактъ началъ въ Константинополѣ, въ санѣ діакона великой церкви. Званіе діаконовъ великой церкви въ то время было очень важно. Какъ ближайшіе помощники патріарха, они раздѣляли съ нимъ почти всѣ труды его служенія: одни помогали ему въ управленіи патріархатомъ, другіе замѣняли его въ дѣлѣ проповѣди. Бл. Ѳеофилактъ принадлежалъ къ числу послѣднихъ, и носилъ званіе ритора великой церкви. Обязанностію его было — объяснять св. писаніе и писать поучительныя слова отъ имени патріарха. Въ одномъ древнемъ памятникѣ бл. Ѳеофилактъ называется Учителемъ риторовъ. Но это не означаетъ того, чтобъ онъ былъ въ собственномъ смыслѣ учителемъ краснорѣчія для готовящихся къ риторской должности. Такъ для почести назывались тѣ изъ риторовъ, которые...» (Казань, 1875.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 17-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «На Кольджатѣ наступила тишина. Раненый въ животъ казакъ скончался и его похоронили на небольшомъ казачьемъ кладбищѣ, расположенномъ въ верстѣ отъ поста, гдѣ было десятка два казачьихъ могилъ. Хоронили безъ священника. Прочитали какія знали молитвы, пропѣли нестройными голосами. "Отче нашъ" и закидали гробъ камнями и пескомъ. Постовой плотникъ поставилъ грубый крестъ и еще одна безвѣстная казачья могила прибавилась на глухой китайской границѣ. Похоронили и убитыхъ киргизовъ. Закопали, какъ падаль. Суровы и безпощадны обычаи глухой пустыни. За ранеными изъ Джаркента пріѣхали санитарныя линейки и ихъ повезли въ госпиталь, легко раненые остались на посту. Слѣды набѣга и боя исчезли, добычу, плѣнницъ и скотъ сдали уѣздному начальнику, составили акты и донесенія, представили отличившихся къ георгіевскимъ медалямъ и въ числѣ ихъ помѣстили тайно отъ Фанни — "добровольца Ѳеодосію Полякову" — и постовая жизнь вошла въ свое нормальное, уныло скучное русло. Но отношенія между Иваномъ Павловичемъ и Фанни наладились. Они стали теплыя, сердечныя. Та гроза, которая бушевала въ ночь наканунѣ нападенія Зарифа и покрывала молніями вершину Ханъ-Тенъ-Гри, подалась на сѣверъ. Густой туманъ закуталъ Кольджатскій постъ, грозныя тучи бѣлымъ шаромъ клубились между постройками, сдѣлалось сыро и холодно, почва и крыши намокли, какъ во время дождя. Потомъ эти тучи спустились еще ниже, съ темнаго неба хлопьями повалилъ снѣгъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 16-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «"Да, я люблю приключенія", — сказала наконецъ Фанни и ея большіе сѣро-голубые глаза приняли мечтательное выраженіе. — "Вѣдь надо знать и мою жизнь, и мое воспитаніе. Я училась въ Петербургѣ, въ гимназіи. Рождество, Пасху и лѣтнія каникулы я проводила у отца на зимовникѣ, въ степи, съ калмыками. Матери я не помню. У меня было два міра — міръ петербургскихъ подругъ, петербургскихъ вечеровъ и "приключеній" и міръ степи. Табуны, лошади, жеребята, овцы, калмыки, однообразная безконечная степь, горизонтъ, ничѣмъ не занятый, и тоже — приключенія". Иванъ Павловичъ и Аничковъ внимательно слушали Фанни, и Иванъ Павловичъ замѣтилъ, что она стала другая, новая. Сѣрая кабардинская шапка была заломлена на бокъ и плотно примята наверху, придавая ей видъ мальчишки, сѣрый армячокъ дѣлалъ ея плечи шире и скрадывалъ грудь, но смотрѣла она серьезно, по-женски, и бѣсенокъ сорванца-мальчишки не игралъ огонькомъ въ потемнѣвшихъ задумчивыхъ глазахъ. — "Отъ подругъ по гимназіи я слыхала о приключеніяхъ петербургской жизни. Поѣздка на тройкѣ, ужинъ въ ресторанѣ... Шампанское... Чѣмъ-то сѣрымъ и склизкимъ представлялись мнѣ эти приключенія... Случайное знакомство въ вагонѣ конки или желѣзной дороги, ласковое слово моднаго актера, или популярнаго писателя на вечерѣ, вотъ и приключеніе... А для меня это было — ничто. Я знала, а кое-что и сама испытала изъ приключеній иного порядка"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ПРАВ. ІОАННЪ КРОНШТАДТСКІЙ. "МОЯ ЖИЗНЬ ВО ХРИСТѢ". ЧАСТЬ 1-Я (СТР. 111-120) (1957)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский «Что удивительнаго, что хлѣбъ и вино бываютъ Тѣломъ и Кровію Христовою и въ нихъ Христосъ почиваетъ, какъ душа въ тѣлѣ? Что удивительнаго, когда и діаволъ гнѣздится въ ничтожномъ зародышѣ (въ сердцѣ) младенца, вмѣстѣ съ возрастаніемъ тѣла усиливается, такъ что потомъ является на свѣтъ младенецъ съ сокрытымъ и гнѣздящимся въ сердцѣ его діаволомъ? О, какая безконечная благость и премудрость Господа открывается въ дарованіи намъ пречистыхъ Тайнъ Тѣла и Крови Его, въ томъ, что они принимаются христіаниномъ въ самое сердце! Замѣтьте, въ сердце, — туда, гдѣ гнѣздится діаволъ, имущій державу грѣха и смерти (Евр. 2, 14) — въ совершенное противоядіе ему, въ дарованіе намъ святости и жизни и въ прогнаніе грѣха и смерти! Какъ несомнѣнно, что въ сердцѣ нашемъ гнѣздится часто діаволъ и всякій грѣхъ, — такъ несомнѣнно же, что въ сердца наши вселяется Христосъ Жизнодавецъ, святыня наша. Болій есть Господь нашъ діавола, если же діаволъ живетъ и дѣйствуетъ въ нашихъ сердцахъ чрезъ разныя привязанности наши къ предметамъ земнымъ, то какъ не входить въ сердце наше Христу, чрезъ вѣру и покаяніе, когда оно и создано Имъ быть храмомъ Божіимъ, — какъ не входить въ сердца наши Христу, именно въ плоти и крови Своей, въ соотвѣтствіе нашей духовности и вмѣстѣ плотяности? Еще: если діаволъ можетъ давать духъ и слово иконѣ звѣриной (Апок. 13, 14), то какъ Христосъ не вселится въ хлѣбъ и вино и не претворитъ ихъ, не усвоитъ ихъ совершенно Себѣ, какъ плоть и кровь?...» (Jordanville, 1957.) далѣе...


ПРАВ. ІОАННЪ КРОНШТАДТСКІЙ. "МОЯ ЖИЗНЬ ВО ХРИСТѢ". ЧАСТЬ 1-Я (СТР. 101-110) (1957)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский «Наружная молитва нерѣдко исполняется насчетъ внутренней, а внутренняя — насчетъ наружной, т.-е. если я молюсь устами или читаю, то многія слова не ложатся на сердце, я двоюсь, лицемѣрю; устами выговариваю одно, а на сердцѣ — другое; уста говорятъ истину, а сердечное расположеніе не согласуется съ словами молитвы. А если я молюсь внутренно, сердцемъ, то не обращая вниманіе на выговариваніе словъ, я сосредоточиваю его на содержаніи, на силѣ ихъ, пріучая сердце постепенно къ истинѣ, и вхожу въ то самое расположеніе духа, въ какомъ написаны молитвенныя слова, а такимъ образомъ пріучаюсь мало-по-малу молиться духомъ и истиною, по словамъ вѣчной Истины: иже кланяется Богу, духомъ и истиною достоитѣ кланятися (Іоан. 4, 24). Когда человѣкъ молится наружно вслухъ, тогда ему не всегда можно услѣдить за всѣми движеніями сердечными, которыя слишкомъ быстры, такъ что ему по необходимости надо заняться выговоромъ, внѣшнею формою слова. Такимъ образомъ, у многихъ причетниковъ, бѣгло читающихъ, образуется совершенно ложная молитва; устами, они какъ будто молятся, по всему зришь ихъ аки благочестивыхъ, а сердце спитъ и не знаетъ, что уста говорятъ. Это происходитъ оттого, что они торопятся и не размышляютъ сердцемъ о томъ, что говорятъ. Надо молиться о нихъ, какъ они для насъ молятся; нужно молиться, чтобы ихъ слова доходили до сердца ихъ и дышали его теплотою. Они для насъ молятся словами святыхъ людей, а мы объ нихъ...» (Jordanville, 1957.) далѣе...


Н. А. СОКОЛОВЪ. "УБІЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ". ГЛАВА 10-Я (1925)

Николай Алексеевич Соколов «Все поведеніе Яковлева исключало даже и тѣнь подозрѣнія, что увозъ Государя изъ Тобольска грозилъ ему лично какой-либо опасностью. Такъ думалъ и самъ Государь. Онъ выразилъ свой взглядъ въ отзывѣ о Яковлевѣ. Можетъ быть, въ такомъ случаѣ, увозъ Царя изъ Тобольска былъ простой попыткой спасти его, вырвавъ его изъ рукъ большевиковъ? Конечно, такое намѣреніе могло родиться только въ русскихъ монархическихъ группахъ. Оно могло стать реальной попыткой, въ силу политической обстановки, только по волѣ нѣмцевъ. Если до войны многіе изъ насъ, являясь ея противниками, не видѣли врага въ Германіи, то послѣ революціи, когда страна все больше охватывалась пламенемъ анархіи и, брошенная союзниками, была всецѣло предоставлена самой себѣ, такой взглядъ сталъ находить еще больше сторонниковъ. Самый переворотъ 25 октября ст. ст. многимъ казался кратковременнымъ, непрочнымъ и усиливалъ надежды на помощь Германіи. Окончательно ликвидировавъ эфемерную власть Временнаго Правительства, онъ тѣмъ самымъ ускорилъ группировку общественно-политическихъ силъ. Послѣ прибытія въ Петроградъ въ концѣ 1917 года нѣмецкихъ комиссій во главѣ съ Кайзерлингомъ и графомъ Мирбахомъ русскія группы начали переговоры съ нѣмцами. Позднѣе, съ переѣздомъ Мирбаха въ Москву, переговоры велись здѣсь. Они не привели ни къ чему. Полагая, что, быть можетъ, первая стадія этихъ переговоровъ, когда не опредѣлился еще разрывъ, обусловила согласіе нѣмцевъ...» (Берлинъ, 1925.) далѣе...


Н. А. СОКОЛОВЪ. "УБІЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ". ГЛАВА 9-Я (1925)

Николай Алексеевич Соколов «Теперь вернемся къ событіямъ прошлаго. Когда въ Тобольскъ прибылъ изъ Омска во главѣ своего отряда Демьяновъ, столь враждебный Екатеринбургу и столь дружественный комиссару Яковлеву? Это произошло 26 марта 1918 года. Я подчеркиваю это и обращаю вниманіе, что эта дата точно установлена слѣдствіемъ. Подъ ней же Жильяръ заноситъ въ свой дневникъ такія думы: "Отрядъ красныхъ въ сто съ лишнимъ человѣкъ прибылъ изъ Омска; это первые солдаты большевики, которые составятъ гарнизонъ Тобольска. Наша послѣдняя надежда на спасеніе бѣгствомъ рухнула. Однако, Ея Величество мнѣ сказала, что она имѣетъ основанія думать, что среди этихъ людей имѣется много офицеровъ подъ видомъ простыхъ солдатъ. Она меня также увѣряетъ, не называя источника, изъ котораго она освѣдомлена объ этомъ, что триста такихъ офицеровъ сконцентрировано въ Тюмени". Я провѣрилъ запись Жильяра. Онъ показалъ мнѣ на слѣдствіи: "Я положительно могу удостовѣрить слѣдующее. Государыня мнѣ нѣсколько разъ говорила, что въ Тюмени (именно въ Тюмени) собирается отрядъ хорошихъ людей для ихъ защиты. Однажды Ея Величество опредѣленно мнѣ сказала, что тамъ (въ Тюмени) собралось триста хорошихъ офицеровъ. Это было незадолго до прибытія въ Тобольскъ омскаго отряда красноармейцевъ. Они всѣ были убѣждены, что въ составѣ этого отряда имѣются эти хорошіе офицеры изъ Тюмени для ихъ защиты". Въ этотъ самый день происходилъ споръ Императрицы съ Битнеръ...» (Берлинъ, 1925.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 15-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ эту ночь народилась молодая луна. И когда солнце начало заходить за горы, она выявилась на небѣ блѣдная, стыдливая и робкая тонкимъ серпомъ съ рогами, поднятыми кверху. А когда стало темнѣть, она засеребрилась и стала сіять на синевѣ неба, точно оглядывая дремавшую подъ нею землю. Загорѣлись волшебными огнями звѣзды, появился опрокинутый котелъ семи звѣздъ Большой Медвѣдицы и надъ еле видными темною полосою, горами Кунгей Алатау выявилась яркая Полярная звѣзда. Стало тихо на посту. Угомонились усталые люди, полегли подъ навѣсомъ на коновязи лошади, сильнѣе зашумѣла Кольджатка, и тихая ночь пустыни начала разсказывать вѣчную сказку міра, полную тайнъ, которую не каждому дано постигнуть и понять. На верандѣ, обращенной на востокъ, былъ накрытъ столъ. На столѣ привѣтливо горѣли двѣ свѣчи въ лампіонахъ, шумѣлъ маленькій самоваръ и было наставлено все, что можно было наспѣхъ достать и сготовить. Всѣ были голодны. Иванъ Павловичъ и Аничковъ третьи сутки питались чаемъ, да сухарями съ саломъ. Фанни тоже почти ничего не ѣла. Не до ѣды ей было. Иванъ Павловичъ медленными глотками допилъ вторую свою громадную чашку и просительно посмотрѣлъ на Фанни. — "Налить еще?", — спросила она. — "Да вѣдь совѣстно. Написано то — "пей другую", а это уже третья будетъ". — "Ну что за счеты". Но воды въ самоварѣ не оказалось, и позвали Запѣвалова, чтобы онъ снова наставилъ самоваръ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "АМАЗОНКА ПУСТЫНИ". ГЛАВА 14-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Зарифъ почуялъ опасность. Еще казаки были на серединѣ спуска, какъ по его приказанію, осаждавшіе Кольджатъ каракиргизы стали маленькими партіями перебѣгать къ лошадямъ и на глазахъ скользящаго внизъ по спуску отряда разбирали вьюки. Нѣсколько казаковъ открыли стрѣльбу по разбойникамъ, но это только ускорило ихъ сборы. Среди нихъ появился всадникъ на пѣгой лошади и по его знаку вся ватага киргизовъ бросилась на утекъ. Спускъ сталъ положе. Аничковъ поднялъ Альмансора въ галопъ, за нимъ понеслись успѣвшіе выбраться съ кручи казаки. По горному плато мимо Кольджата неслось двѣ группы всадниковъ и разстояніе между ними все увеличивалось. Только кровный и рослый Альмансоръ могучими прыжками, выпущенный во всю, быстро приближался къ всаднику на пѣгомъ конѣ. И казакамъ была видна съ горы напружившаяся, нагнувшаяся впередъ тонкая фигура Аничкова, съ выхваченной и ярко блестящей въ опущенной рукѣ кривою шашкой, съ небольшой головою на тонкой длинной шеѣ, похожая на хищную птицу. Зарифъ понялъ, что ему не уйти на своемъ крылатомъ пегасѣ, ворономъ съ бѣлыми пѣжинами, отъ этого тонкаго офицера. Онъ нервно ударилъ плетью по бокамъ пѣгаго и вынесся впередъ своихъ киргизовъ. И сейчасъ же увидѣлъ опасность съ другой стороны. Отъ Кольджата на перерѣзъ ему неслось шесть всадниковъ. Впереди два, на лучшихъ коняхъ, сзади четверо казаковъ. Скакавшій впереди всѣхъ юноша былъ въ высокой сѣрой бараньей шапкѣ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


БЛАЖ. АВГУСТИНЪ ИППОНІЙСКІЙ. "ИСПОВѢДЬ". КНИГА 8-Я (1914)

Блаженный Августин Иппонийский «Господи, Боже мой! въ состояніи ли я воскресить въ памяти своей всѣ милости Твои, излитыя на меня, возблагодарить Тебя за нихъ! О, да проникнутся кости мои до мозговъ любовію къ Тебѣ, и да рекутъ онѣ: Господи! кто подобенъ Тебѣ (Псал. XXXIV, 10)? Ты разрѣшилъ меня отъ оковъ моихъ, Тебѣ пожру жертву хвалы (Псал. CXV, 7. 8; Евр. XIII, 15). Возвѣщу о томъ, какъ Ты расторгъ мои узы; и всѣ поклоняющіеся Тебѣ, узнавъ объ этомъ, воскликнутъ: благословенъ еси, Господи Боже нашъ, препѣтый и превозносимый во вѣки, и на небѣ и на землѣ; и благословено имя Твое, веліе и чудное, препѣтое и превозносимое во вѣки (Дан. III, 52)! Слова Твои напечатлѣвались во глубинѣ души моей, и Ты спасалъ меня, ограждая и охраняя отвсюду. Я вполнѣ былъ увѣренъ въ Твоей вѣчной жизни, хотя прозрѣвалъ въ нее якоже зерцаломъ въ гаданіи (1 Кор. XIII, 12); еще болѣе убѣжденъ былъ я въ самостоятельной неизмѣняемости существа Твоего, отъ котораго зависятъ всѣ другія существа: мнѣ оставалось желать только болѣе и болѣе укрѣпиться въ познаніи Тебя. Между тѣмъ непостоянство міра сего отражалось и на моей жизни; и я являлся вдающимся и колеблющимся; мнѣ надлежало очистить себя отъ ветхаго кваса, чтобы быть новымъ смѣшеніемъ, не въ квасѣ злобы и лукавства, но въ безквасіихъ чистоты и истины (1 Кор. V, 6-8). Я съ радостію желалъ вступить на тотъ спасительный путь, который есть самъ Спаситель Іисусъ Христосъ; но я все еще отступалъ отъ этого пути, страшась его трудностей...» (Кіевъ, 1914.) далѣе...


БЛАЖ. АВГУСТИНЪ ИППОНІЙСКІЙ. "ИСПОВѢДЬ". КНИГА 7-Я (1914)

Блаженный Августин Иппонийский «Уже окончилась моя юность злополучная и бѣдственная, и я вступалъ въ возмужалый возрастъ (ibam in juventutem), но съ возрастомъ лѣтъ я какъ будто возрасталъ и въ суетныхъ заблужденіяхъ. Хотя не могъ я никакого существа (substantia) представлять себѣ иначе, какъ подъ формою чувственнаго воззрѣнія; но Тебя, Боже мой, я не представлялъ въ образѣ тѣла человѣческаго. Съ тѣхъ поръ, какъ я вкусилъ начатокъ мудрости, я всегда уже избѣгалъ человѣкообразныхъ о Тебѣ предоставленій, и радовался, что находилъ то же самое въ вѣрованіи духовной нашей матери, каѳолической церкви. Но я не имѣлъ еще положительнаго понятія о Тебѣ; я все-таки не видѣлъ еще, что Ты такое Самъ въ Себѣ и чѣмъ Тебя я долженъ представлять себѣ. И я употребилъ всѣ усилія познать Тебя, какъ будто человѣкъ, и при томъ столь окаянный, какъ я, могъ постигнуть Высочайшаго, Единаго и Истиннаго Бога. Между тѣмъ я вѣрилъ, что Ты не подверженъ поврежденію или ущербу и всегда неизмѣняемъ. И въ самомъ дѣлѣ, не зная тому ни причины, ни доводовъ, я однако былъ вполнѣ убѣжденъ, что невредимое, нетлѣнное и неизмѣняемое, безспорно, совершеннѣе того, что можетъ потерпѣть поврежденіе, насиліе, или измѣненіе. Сердце мое сильно вопіяло противъ всѣхъ моихъ фантасмагорій, и этимъ голосомъ сердца я старался заглушить смущавшую мой умъ разноголосицу нечистыхъ представленій. Но лишь только я разгонялъ этотъ хаосъ, какъ онъ снова облегалъ душу мою, закрывая отъ нея истину своимъ мракомъ...» (Кіевъ, 1914.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=http://www.russportal.ru><img src=http://www.russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.