Церковный календарь
Новости


2017-11-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Будемъ ли мы, наконецъ, каяться? (1975)
2017-11-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Готовимся ли мы къ Великому посту? (1975)
2017-11-20 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Мысли о конницѣ (1933)
2017-11-20 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Сибирскіе казаки (1934)
2017-11-20 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (2-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-20 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (1-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 8-я (1932)
2017-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 7-я (1932)
2017-11-18 / russportal
Л. Д. Перепелкина. Юліанскій календарь - 1000-лѣтняя икона времени на Руси (1989)
2017-11-18 / russportal
Проф. П. В. Верховской. Патріархъ Тихонъ (1919)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 6-я (1932)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 5-я (1932)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. №100 (Къ юбилею "Часового") (1933)
2017-11-17 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Подъ какимъ лозунгомъ? (1933)
2017-11-17 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 36-е (1882)
2017-11-17 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 35-е (1882)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 21 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). БУДЕМЪ ЛИ МЫ, НАКОНЕЦЪ, КАЯТЬСЯ? (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Приближается Великій Постъ — время покаянія. Съ радостнымъ ликованіемъ, въ торжествующихъ пѣснопѣніяхъ возвѣщаетъ намъ объ этомъ св. Церковь. Почему такъ? Развѣ постъ — это время ликованія и торжества? Развѣ это — не время, наоборотъ, сѣтованія, печали, сокрушенія о грѣхахъ? Поистинѣ такъ: постъ есть время, которое нарочито установлено св. Церковью, дабы мы, отвлекшись нѣсколько отъ своей повседневной жизни съ ея постоянной суетой и разсѣяннностью, углубились вниманіемъ въ наши души и, осознавъ наши грѣхи, горько оплакали ихъ, прося прощенія въ нихъ предъ Богомъ и обѣщая исправиться. Но Блажени плачущіи, яко тіи утѣшатся, учитъ насъ Самъ Господь. За искренній плачъ о грѣхахъ и обѣщаніе исправить свою жизнь, Господь черезъ духовника прощаетъ и разрѣшаетъ насъ отъ всѣхъ грѣховъ нашихъ, подаетъ намъ внутренній миръ и благодатное утѣшеніе. Какъ же не радоваться и не ликовать намъ объ этомъ? Ни въ чемъ другомъ не нуждаемся мы такъ сильно, какъ именно въ этомъ избавленіи насъ отъ грѣховнаго бремени, отъ этой гнетущей силы грѣха, подавляющаго насъ, отравляющаго намъ нашу земную жизнь и уготовляющаго намъ страшную геенну огненную въ жизни будущей. Нѣтъ на свѣтѣ ничего страшнѣе и губительнѣе грѣха, ибо отъ него и происходитъ все зло — все то, что омрачаетъ нашу жизнь, дѣлаетъ ее несносной, многоскорбной, бѣдственной и несчастной. Какъ же не торжествовать намъ побѣду надъ такимъ зломъ?...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). ГОТОВИМСЯ ЛИ МЫ КЪ ВЕЛИКОМУ ПОСТУ? (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Милостью Божіею, вновь вступаемъ мы въ подготовительныя недѣли къ Великому Посту. Какъ прекрасны эти подготовительныя недѣли! Какое богатство назиданія даютъ онѣ намъ! И какъ плодотворно проводили бы мы спасительное поприще Великаго Поста, если бы мы по-настоящему усвоили себѣ это богатство и надлежащимъ образомъ пользовались бы имъ. Весь Богослужебный годъ нашей св. Православной Церкви, со всѣми его праздниками, священными воспоминаніями, чествованіями памяти святыхъ угодниковъ Божіихъ и постами, исполненъ необычайнаго богатства назиданія и являетъ собою подлинную таинственную жизнь Церкви въ лицахъ и событіяхъ. И только тотъ можетъ почитаться живымъ членомъ Церкви, кто духомъ своимъ принимаетъ живое участіе въ этой жизни Церкви, кто живетъ жизнью Церкви — кто переживаетъ все то, что св. Церковь предлагаетъ ему въ теченіе своего Богослужебнаго года переживать и кто старается все это богатство назиданія усвоить. Но въ особенности это такъ въ отношеніи Великаго Поста и четырехъ (трехъ седмицъ и четырехъ воскресныхъ дней) предшествующихъ ему такъ называемыхъ подготовительныхъ недѣль. Вѣдь время Великаго Поста это — время покаянія, а въ чемъ мы, грѣшные люди, больше всего нуждаемся, какъ не въ покаяніи. Вотъ почему Великій Постъ съ его Богослужебными чтеніями и пѣснопѣніями особенно сильно и глубоко затрагиваетъ наши сердца, если только они не окончательно еще окаменѣли...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


ГЕНЕРАЛЪ П. Н. КРАСНОВЪ. МЫСЛИ О КОННИЦѢ (1933)

Казачья конница «Одно изъ свойствъ конницы — сѣять панику. Никакой другой родъ войскъ не способенъ производить такое впечатлѣніе на войска, какъ конница. Кажется — газы, тяжелая артиллерія, танки, аэропланы съ ихъ бомбами — чего-же страшнѣе? Но паника отъ нихъ рѣдко бываетъ. О газахъ, о тяжелой артиллеріи, о танкахъ и аэропланахъ войска, такъ сказать, бываютъ предупреждены. Они не неожиданны. Получили извѣстіе, что къ противнику подвезли баллоны съ газами, слышенъ былъ лязгъ желѣза — ну, значитъ, держись, доставай противогазы. Далекій грохотъ выстрѣла, самый гулъ полета снаряда, его разрывъ, шумъ танка, или броневой машины, стрекотаніе самолетныхъ винтовъ — все это предупреждаетъ солдатъ и даетъ нервамъ подготовиться къ тому, что будетъ. Притомъ же все это настигаетъ, какъ рокъ. Отъ этого, съ одной стороны никуда не убѣжишь, съ другой — это куда-то ударитъ, можетъ бытъ, и не по мнѣ, Господь меня помилуетъ. Другое дѣло — конница. Неслышная и нежданная вдругъ появляется она. Кто-нибудь крикнетъ отчаяннымъ голосомъ: — «кавалерія!»... на бугрѣ показалась на мгновеніе и сейчасъ же скрылись фигуры всадниковъ. Они еще не дошли, можетъ быть, никогда и не дойдутъ, но паника уже поднялась, кое-кто побѣжалъ, вѣдь убѣжать можно, а если не убѣжишь — эти-то настигнутъ и нѣтъ спасенія отъ ихъ страшныхъ пикъ и шашекъ. Если войска передъ этимъ были потрясены и надломлены...» («Часовой». Парижъ, 1933.) далѣе...


ГЕНЕРАЛЪ П. Н. КРАСНОВЪ. СИБИРСКІЕ КАЗАКИ (1934)

Донской казак Ермак Тимофеевич «Триста пятьдесятъ одинъ годъ тому назадъ, небольшая дружина Ермака разбила полчища Сибирскаго хана Кучума и поклонилась Московскому Царю Ивану IV Васильевичу Сибирскимъ Царствомъ. Началось завоеваніе сѣверной половины громаднаго Азіатскаго материка. Когда вдумаешься въ это событіе — какъ много поучительнаго находишь въ немъ — даже и для настоящаго небывало тяжелаго времени. Дружина Ермака — въ ней и тысячи человѣкъ не было — разобрать по-нынѣшнему: — конный полкъ, — пѣхотный батальонъ — песчинка среди моря-окіяна Сибирскихъ степей, лѣсовъ, горныхъ кряжей, болотной тундры, среди милліоновъ бродячихъ, полуосѣдлыхъ инородцевъ. Пришли — сражались «огненнымъ» боемъ, палили изъ пищалей и рушницъ, атаковали на коняхъ, рубились сабельнымъ боемъ. Были окружены, застигнуты врасплохъ, прижаты къ крутымъ отвѣснымъ берегамъ Иртыша — и всѣ погибли... Не такъ ли было и съ другимъ Сибирскимъ казакомъ, Лавромъ Георгіевичемъ Корниловымъ, и съ начатымъ имъ дѣломъ?.. Тоже — песчинка добровольцевъ среди моря-окіяна разбушевавшейся, распропагандированной большевиками озвѣрѣлой солдатни — и таже припертость — только не къ Иртышу, но къ Черному морю, гибель вождя и вынужденный уходъ изъ Россіи. Дѣло Ермака — сѣмена, брошенныя въ землю — «аще не умретъ — не оживетъ». Прошли года — сѣмя ожило, дало ростки и пышною нивою покрыло Сибирскія степи...» («Часовой». Парижъ, 1933.) далѣе...


"ПРОПОВ. ХРЕСТОМАТІЯ". ПОУЧЕНІЕ (2-Е) НА СОБОРЪ СВ. АРХИСТРАТИГА МИХАИЛА (1965)

Собор святого Архангела Михаила «Празднуя собору св. Архангела Михаила, обратимся благоговѣйнымъ вниманіемъ къ образу св. Архистратига небесныхъ силъ и воспользуемся урокомъ, который св. Церковь хочетъ преподать чрезъ него всѣмъ вѣрующимъ. На иконѣ видимъ св. Архангела Михаила въ воинственномъ ополченіи. Что это значитъ? Почему житель неба, гдѣ обитаетъ миръ и любовь, представленъ вооруженнымъ? На небѣ, куда, по слову Писанія, не можетъ войти ничтоже скверно (Апок. 21, 27), безъ сомнѣнія, нѣтъ возмутительнаго движенія нечистыхъ страстей, какое бываетъ на землѣ, нѣтъ нечистыхъ желаній, производящихъ брани и свары, какія бываютъ между людьми, а потому, конечно, на небѣ все мирно и дышитъ любовію. Но, братія, была нѣкогда брань и тамъ въ царствѣ мира и любви. Кто противъ кого возставалъ и ратовалъ? Одинъ изъ высшихъ духовъ, обладавшій великими совершенствами — Люциферъ, съ надменіемъ и гордостью возсталъ противъ своего Творца и Владыки всяческихъ; за нимъ увлеклось много другихъ духовъ, и они составили страшное ополченіе возмутителей небеснаго порядка. Тогда-то изъ среды ангеловъ является поборникъ Славы Божіей св. Архангелъ Михаилъ. Собравъ всѣ ангельскіе чины и воинства, вѣрныя Богу, онъ велегласно воззвалъ: "вонмемъ, станемъ добрѣ предъ сотворшимъ ны, и не помышляемъ противная Богу». И, стоя на первомъ мѣстѣ въ сонмѣ духовъ безплотныхъ, воспѣлъ торжественную пѣснь: Святъ, святъ, святъ Господь Саваоѳъ!"...» (Jordanville, 1965.) далѣе...


"ПРОПОВ. ХРЕСТОМАТІЯ". ПОУЧЕНІЕ (1-Е) НА СОБОРЪ СВ. АРХИСТРАТИГА МИХАИЛА (1965)

Собор святого Архангела Михаила «Празднуемъ мы нынѣ въ честь Архистратига Михаила и прочихъ силъ безплотныхъ. Кто же сей Михаилъ и почему онъ названъ Архистратигомъ? У Царя небеснаго больше воинства, нежели у всѣхъ вмѣстѣ царей земныхъ. Господь именуется въ Писаніи Саваоѳомъ, Господомъ воинствъ, потому что тысящя тысящъ служатъ Ему, и тьмы темъ предстоятъ Ему (Дан. 7, 10). Когда родился Христосъ, то Виѳлеемскимъ пастырямъ явилось множество вой небесныхъ (Лук. 2, 13). Всѣхъ этихъ силъ безплотныхъ главнымъ военачальникомъ поставленъ Архангелъ Михаилъ, что и означается греческимъ словомъ: «Архистратигъ». Сначала всѣ духи безплотные были добрые. Но когда нѣкоторые изъ нихъ возгордились, отпали отъ Господа Вседержителя, и сдѣлались злыми; то Архангелъ Михаилъ сталъ говорить остальнымъ, которыхъ впрочемъ несравненно больше: «Вонмемъ! станемъ добрѣ предъ Сотворшимъ насъ, и не дерзнемъ помыслить что-либо противъ Бога». Всѣ добрые ангелы послушали Михаила Архангела, — воспѣли: святъ, святъ, святъ, Господь Саваоѳъ (Ис. 6, 3), и присно блаженствуютъ, пребывая вѣрными Создателю, такъ что они уже пасть и сдѣлаться злыми не могутъ, не по природѣ своей, а по благости Божіей, подобно тому, какъ люди святые послѣ своей кончины, находясь на небѣ, такъ и останутся на вѣки святыми, и согрѣшить не могутъ. Всѣ ангелы, которыми начальствуетъ Архангелъ Михаилъ, неравнаго достоинства; но одни выше другихъ, одни отъ другихъ получаютъ вразумленія...» (Jordanville, 1965.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 8-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Лекціи въ Академіи шли отъ десяти часовъ утра до двухъ съ половиной дня, съ получасовымъ перерывомъ въ двѣнадцать часовъ, на завтракъ. Каждая лекція должна была продолжаться ровно сорокъ пять минутъ. Сигналовъ не полагалось. Были только короткіе и негромкіе электрическіе звонки, предварявшіе объ истеченіи сорока пяти минутнаго срока. Лекціи по тактикѣ и по военной исторіи почти всегда были двухчасовыя. Стратегію намъ читалъ самъ Начальникъ Академіи, генералъ отъ инфантеріи Лееръ. И то, что это былъ Начальникъ Академіи и «полный генералъ», а болѣе того, что это былъ міровой авторитетъ, ученый стратегъ, высокопочитаемый заграницей, создавало особенно торжественную атмосферу на его лекціяхъ. Полная, священная тишина. Слушали, затаивъ дыханіе. Что называется — муха прелетитъ — слышно. Генералъ Лееръ читалъ, то стоя на кафедрѣ, то похаживая мягкими, неслышными шагами по аудиторіи. Рѣдко садился на стулъ. Голосъ былъ ровный, мѣрный, негромкій, усыпляющій. Онъ читалъ гладко, безъ запинокъ, какъ хорошо выученный урокъ. Тактику читалъ молодой, талантливый профессоръ, полковникъ Николай Александровичъ Орловъ. Средняго роста, полный, румяный, въ рыжеватой русской бородѣ, съ большими, на выкатѣ, веселыми глазами, въ сюртукѣ и въ высокихъ сапогахъ, совсѣмъ «купчикъ-голубчикъ» изъ комедіи Островскаго, онъ входилъ на кафедру и громкимъ голосомъ, съ великолѣпною дикціей начиналъ свою лекцію. Онъ читалъ намъ то самое, что мы учили въ училищѣ...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 7-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Великолѣпно натертые паркетные полы чертежнаго зала отсвѣчивали и отражали шкапы и столы, какъ тихая вода. У оконъ, съ занавѣшенными синими штофными занавѣсками нижними рядами стеколъ, стояли желтые, полированные столы и передъ ними табуреты. Вдоль стѣнъ были шкапы. Изъ нихъ полк. Зейфертъ раздавалъ намъ маленькія карточки съ великолѣпно начерченными тушью горками, долами, тальвегами, перевалами и тѣснинами. Передъ каждымъ изъ насъ былъ поставленъ стаканъ воды и фарфоровое блюдечко. Благоговѣйная тишина стояла въ залѣ. Почему-то даже говорили въ полголоса, придушенными голосами. Намъ предлагали заняться «штрихоблудіемъ». Полковникъ Зейфертъ, — я не могу объяснить, почему онъ былъ вѣчнымъ полковникомъ: кажется, потому, что мѣсто занимаемое имъ въ академіи по штатамъ не допускало его производства въ генералы, а онъ не хотѣлъ его лишаться, — полковникъ Зейфертъ, маленькій старичекъ, съ длинными сѣдыми бакенбардами, настоящій гномъ изъ сказки, въ потертомъ старомъ сюртукѣ, неслышными шагами ходилъ между столами, склонялся надъ кѣмъ-нибудь и внимательно смотрѣлъ, какъ кто работаетъ. Я былъ хорошій рисовальщикъ и отлично ситуировалъ въ училищѣ. У меня была рука мягкая и въ то же время вѣрная. Разведя тушь и попробовавъ ее, я, по чуть намѣченнымъ карандашемъ (№4) линіямъ горизонталей, велъ смѣлые, увѣренные штрихи. Они ложились штрихъ за штрихомъ, тонкіе, увѣренные, безъ заусеницъ...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


Л. Д. ПЕРЕПЕЛКИНА. ЮЛІАНСКІЙ КАЛЕНДАРЬ - 1000-ЛѢТНЯЯ ИКОНА ВРЕМЕНИ НА РУСИ (1989)

Явление Честного Креста 14(27) сентября 1925 года над монастырем св. Иоанна Богослова в Афинах «Отмѣчая 1000-лѣтіе Крещенія Руси, невозможно обойти молчаніемъ вопросъ Юліанскаго календаря, который имѣетъ на Руси тоже 1000-лѣтнюю исторію. Многіе задаются вопросомъ, почему Русская Православная Церковь, несмотря ни на какія календарныя реформы, продолжаетъ жить согласно тому-же календарю, согласно которому жила древняя Русь и весь средневѣковый христіанскій Западъ. Объяснить это просто традиціоннымъ пассеизмомъ или отсталостью, какъ это пытаются иногда дѣлать, значило бы легковѣсно уклониться отъ серьезнаго отвѣта и впасть во власть предубѣжденій. Попытаемся же вникнуть въ причины удивительной жизненности Юліанскаго календаря на Руси. Какъ извѣстно, эта система лѣтосчисленія пришла на Русь изъ Византіи. Церковный Юліанскій календарь представляетъ собой византійскій синтезъ календарно-астрономическаго наслѣдія древняго Вавилона и Египта въ сочетаніи съ ученостью отцовъ Александрійской Церкви, получившій свое осуществленіе въ эпоху св. равноапостольнаго царя Константина Великаго. Эта система исчисленія времени, органически сочетающая въ себѣ Юліанскій календарь съ Александрійской Пасхаліей, въ Византіи называлась «Великимъ индиктіономъ», на Западѣ — Сіrсulus Маgnus, а въ Россіи «Міротворнымъ кругомъ». Говоря о календарѣ, необходимо подчеркнуть, что уже съ незапамятныхъ временъ календарь понимался не просто какъ орудіе для измѣренія времени, но какъ нѣчто, организующее время и опредѣляющее...» («Православный Путь». Jordanville, 1989.) далѣе...


ПРОФ. П. В. ВЕРХОВСКОЙ. ПАТРІАРХЪ ТИХОНЪ (1919)

Святитель Тихон, патриарх Всероссийский «5-го ноября въ храмѣ Христа Спасителя множествомъ архіереевъ и духовенства была отслужена торжественная литургія въ присутствіи членовъ Собора. По окончаніи часовъ покойный митрополитъ Владиміръ, въ присутствіи выборныхъ свидѣтелей, съ особыми церемоніями написалъ имена трехъ избранныхъ кандидатовъ на патріаршество — Антонія, архіепископа Харьковскаго; Арсенія, архіепископа Новгородскаго и Тихона, митрополита Московскаго — на равныхъ листкахъ бумаги, свернулъ каждый жребій въ трубочку, сложилъ поперекъ, надѣлъ на каждый изъ нихъ резиновое кольцо, вложилъ въ особый ковчежецъ, закрылъ его, обвязалъ тесьмою, концы которой запечаталъ сургучной печатью, встряхнулъ ковчежецъ, вынесъ его изъ алтаря и положилъ на особо уготованномъ столикѣ предъ мѣстною иконою Божіей Матери. На томъ же столикѣ была положена и нарочно принесенная во время литургіи изъ Успенскаго Собора чудотворная Владимірская икона Божіей Матери, предъ которой молились и были избираемы древніе Русскіе патріархи. По окончаніи литургіи былъ совершенъ торжественный молебенъ, по нарочито составленному чину, Христу Спасителю, Пречистой Богоматери и святителямъ московскимъ Петру, Алексію, Іонѣ, Филиппу и Ермогену, послѣ котораго митрополитъ Владиміръ взошелъ на солею, взялъ ковчежецъ и изнесъ его на амвонъ посрединѣ храма. Приподнявъ его въ виду всѣхъ присутствовавшихъ, онъ сотрясалъ его...» (Ростовъ-на-Дону, 1919.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 6-Я (1932)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Пестрой шеренгой, опять по полкамъ, мы построились въ длинной и узкой чертежной залѣ. Пестрѣли бѣлые колеты кирасиръ, алые и голубые мундиры казаковъ, лѣвый флангъ былъ теменъ отъ строгихъ, безъ пуговицъ, мундировъ армейской артиллеріи, саперъ и пѣхоты. «Классныя дамы», не хуже полковыхъ унтеръ-офицеровъ, равняли и оправляли насъ. Мы ждали Начальника Академіи, ген.-отъ-инф. Генриха Антоновича Леера. Во время экзакеновъ мы видали его только мелькомъ, теперь мы должны были услышать его слово. Если бы я былъ художникомъ и мнѣ для какой-нибудь картины былъ нуженъ типъ профессора тогдашней академіи генеральнаго штаба, настоящаго начальника «табуретной кавалеріи», я бы лучшей натуры не нашелъ бы. Мелкими шагами, неторопливо и важно онъ вошелъ въ залъ. За нимъ шелъ полковникъ Золотаревъ. Генералъ Лееръ былъ средняго роста и довольно тученъ. Большая голова, съ хорошо сохранившимися на широкомъ «ученомъ» черепѣ сѣдыми волосами, сидѣла гордо на низкой шеѣ. Почти бѣлая, оклалистая борода, мягкіе усы, тонкія и правильныя черты лица, благородная осанка дѣлали лицо красивымъ. Щеки были покрыты нѣжнымъ, розовымъ румянцемъ, свѣтло-сѣрые глаза блестѣли молодымъ блескомъ. На Леерѣ былъ длинный, до колѣнъ, черный сюртукъ съ аксельбантомъ и погонами. Свѣтлые, сѣро-синіе штаны съ генеральскими лампасами низко спускались на мягкіе полусапожки съ незвенящими шпорами. Онъ острымъ взглядомъ...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 5-Я (1932)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Для меня экзамены проходили гладко. Военные предметы: — тактика, артиллерія, фортификація — сразу дали три полные двѣнадцать... Чуть не сгубила меня математика. Никогда она мнѣ не давалась. И сейчасъ, какъ часто мнѣ снится, что мнѣ предстоитъ держать куда-то экзамены, и по всѣмъ предметамъ я хорошо подготовленъ, но математики совершенно не знаю, и нѣтъ у меня времени ее приготовить. И сонъ становится подлиннымъ кошмаромъ. Я знаю, что Наполеонъ былъ прекраснымъ математикомъ. Какъ будто, — точныхъ свѣдѣній объ этомъ нѣтъ, — и Суворовъ былъ не плохъ по математикѣ. Хотя?.. Сталъ бы онъ задавать вопросы, сколько звѣздъ на небѣ, если бы занимался изслѣдованіемъ безконечно большихъ величинъ?.. Но я никогда и не лѣзъ въ Наполеоны, ни въ Суворовы... А какъ по математикѣ былъ Донской атаманъ гр. Платовъ?.. А Скобелевъ? Мюратъ? Зейдлицъ и Цитенъ?.. Фонъ Розенбергъ?.. А уже, что Денисъ Давыдовъ не очень ее жаловалъ — это навѣрно... Съ тяжелымъ сердцемъ и большою заботою я шелъ на экзаменъ, гдѣ три старыхъ тигра — и какихъ!! — двое — міровыя знаменитости: — Штубендорфъ и Шарнгорстъ и третій — Зейфертъ должны были тянуть изъ меня мои скудныя знанія и испытывать мою сообразительность. Совсѣмъ плохо вышло у меня по ариѳметикѣ... Задалъ мнѣ ген.-лейт. фонъ Штубендорфъ такую задачу, какую задавать въ пору въ какомъ-нибудь ребусѣ. Нѣчто въ родѣ китайской головоломки...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. №100 (КЪ ЮБИЛЕЮ "ЧАСОВОГО") (1933)

Журнал Часовой (Париж) «Поздравляю Васъ всѣхъ — учредителей и создателей «Часового»: П. Г. Архангельскаго, С. К. Терещенко, В. В. Полянскаго, Е. В. Тарусскаго, А. А. Вонсяцкаго и Васъ, Василій Васильевичъ, пятый годъ стоящаго на томъ посту, на который Вы встали въ январѣ 1929 года въ формѣ Дворцоваго Гренадера и на которомъ Вы остались стоятъ и посейчасъ... Нѣтъ... Не только Васъ я поздравляю съ сотымъ номеромъ «ЧАСОВОГО», но и всѣхъ Русскихъ, ибо дѣло, которое Вы дѣлаете оно для всѣхъ, въ комъ бьется Русское сердце и здѣсь въ изгнаніи и тамъ, гдѣ со снятыми и приглушенными церковными колоколами притаилась Россія — равно дорого. Пятый годъ неустаннаго труда! Преображенецъ смѣнилъ гренадера, на мѣсто Преображенца сталъ лихой матросъ гвардеецъ, кавалергардъ въ супервестѣ, павловецъ въ шапкѣ, насквозь прострѣленной въ давнемъ бою — длинная череда номеровъ журнала, дышащихъ любовью къ Россіи и ея арміи. Въ минуты раздумья, колебаній и отчаянія — я листаю ихъ. Какая красота была наша армія, какая прелесть нашъ боевой флотъ! Я увѣренъ, что многіе офицеры только черезъ Вашъ журналъ, благодаря талантливымъ статьямъ г-дъ Терещенко, Апрѣлева, Гаршина и др. познакомились со славнымъ прошлымъ и настоящимъ нашего Андреевскаго флага... Желаю Вамъ, какъ можно скорѣе перенести постъ «Часового» изъ чужого Парижа въ родной Санктъ-Петербургъ...» («Часовой». Парижъ, 1933.) далѣе...


ГЕНЕРАЛЪ П. Н. КРАСНОВЪ. ПОДЪ КАКИМЪ ЛОЗУНГОМЪ? (1933)

Царские регалии «Совѣтская республика Ленина и Сталина держались гипнозомъ «воли народа», обманомъ, небывалой еще ложью и, главное, силою штыковъ, созданной красными командирами Р.К.К.А. Чѣмъ-же будетъ держаться при анархичности Русскаго народа президентъ въ свободной республикѣ? Не знаменовала-бы такая республика — распаденіе Россіи на множество мелкихъ отдѣльныхъ республикъ (Московія, Украина, «Казакія», Грузія, Туркестанъ, Сибирь, Дальній Востокъ и пр. и т. п.), сначала живущихъ въ мирѣ а потомъ грызущихся между собою, враждующихъ? Такая демократическая Россійская республика, — вѣрнѣе — такія Россійскія демократическія республики желательны и выгодны только иностранцамъ, мечтающимъ объ уничтоженіи Россіи, какъ большого Европейскаго государства... Двѣсти лѣтъ владѣли Русью татары. А что осталось? Русь осталась, какъ была. Это она впитала въ себя татаръ. Такъ неужели тѣ года, что коммунисты будутъ терзать Россію, уничтожатъ тысячелѣтій бытъ, вѣру и славное трехсотлѣтнее правленіе Романовыхъ? Кто любитъ Россію, кто вѣритъ въ нее, кто хочетъ ее — тотъ не прельстится прельщающими республикой, но пойдетъ въ Россію съ твердымъ исповѣданіемъ: — семья, церковный приходъ, своя земля въ широкомъ смыслѣ этого слова и какъ единеніе земляковъ — землячество — и великая ИМПЕРАТОРСКАЯ Россія съ Царемъ, вѣнчаннымъ въ торжественномъ чинѣ въ Москвѣ...» («Часовой». Парижъ, 1933.) далѣе...


СЛОВА ПРЕП. СИМЕОНА НОВАГО БОГОСЛОВА. СЛОВО 36-Е (1882)

Монограмма Христа «Естеству человѣческому свойственно грѣшить, потому что съ того времени, какъ Адамъ преступилъ заповѣдь Божію, стало немощно естество сіе и не можетъ не грѣшить. (Немощно оно есть, потому что не облечено умною свыше силою Святаго Духа, которая называется благодатію Господа нашего Іисуса Христа; благодатію же называется, потому что даруется человѣку по одной вѣрѣ, а не за добрыя дѣла). Какъ опять естеству ангельскому свойственно не грѣшить, потому что ангелы сильны крѣпостію и облечены въ божественное одѣяніе Духа Святаго, безъ коего невозможно не грѣшить. Посему, когда Богъ сядетъ на престолѣ судить міръ, тогда осуждая грѣшниковъ за то, что грѣшили, осудитъ ихъ наипаче за то, что не прибѣгали къ Богу всевышнему, яко немощные и грѣшащіе по немощи, и не умоляли Его послать имъ свыше благодать Всесвятаго Духа, да избавитъ ихъ отъ немощи и даруетъ имъ силу не грѣшить. Кто не знаетъ, что Ангелы, облечены ли они во всеоружіе свое, или не облечены, сильнѣе человѣка? (А всеоружіе Ангеловъ есть вседержительная сила Святаго Духа, которую носятъ они въ себѣ съ того момента, какъ созданы, такъ какъ и созданы быть разумными и мысленными пріятелищами несозданнаго и божественнаго осіянія, яко существа чистѣйшія). Сильнѣе, потому что суть простое естество; а люди составлены изъ словесной и мысленной души и изъ тѣла чувственнаго и видимаго. Облечены были и они такимъ же всеоружіемъ, т.-е. божественною силою...» (М., 1882.) далѣе...


СЛОВА ПРЕП. СИМЕОНА НОВАГО БОГОСЛОВА. СЛОВО 35-Е (1882)

Монограмма Христа «И прежде богато угостилъ уже насъ блаженный Павелъ трапезою божественныхъ словесъ, и преобрадовалъ сердца наши; и теперь опять угощаетъ насъ другою трапезою тѣхъ же богодухновенныхъ словесъ, которая, бывъ преисполнена духовныхъ брашнъ, питающихъ внутренняго человѣка, и веселящихъ и укрѣпляющихъ сердце, живоноснымъ хлѣбомъ Слова и радостотворнымъ виномъ премудрости и Боговѣдѣнія, преисполнена еще и божественною благодатію Святаго Духа, наполняющею душу всякою радостію и веселіемъ и располагающею ее, оставя земное, возноситься на крылахъ ума къ небесному и къ самому Богу. Посмотримъ же, какая это апостольская трапеза, и какія на ней брашна? Но прежде исторгнемъ умъ нашъ изъ земнаго, и, какъ имѣющіе услышать божественные глаголы, изостримъ вниманіе, чтобы со всѣмъ тщаніемъ внимать изрекаемому, да достойно содружимся съ Духомъ Святымъ, который чрезъ Апостола научаетъ насъ сокровеннымъ тайнамѣ царства небеснаго. Вотъ что говоритъ онъ: первый человѣкъ отъ земли перстенъ, вторый человѣкъ Господь съ небесе. Не оставь, возлюбленный, безъ изслѣдованія слова сего, и не подумай, что оно удобопонятно. Оно содержитъ въ себѣ глубокія мысли и требуетъ великаго вниманія и изслѣдованія. Но уготовь слухъ твой къ слышанію того, что будетъ говориться, и познаешь глубину таинъ Божіихъ, которыя сокрыты въ семъ изреченіи. Первый человѣкъ отъ земли перстенъ: вторый человѣкъ Господь съ небесе...» (М., 1882.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. КАЗАКИ. (ИЗЪ СТАРАГО РАЗСКАЗА) (1933)

Герб Всевеликого Войска Донского «Мучитъ казаковъ притаившихся по своимъ станицамъ и хуторамъ подъ тяжкою сатанинскою властью коммунистовъ и разсѣянныхъ по всему свѣту бездомными эмигрантами, одна тяжелая мысль — будутъ-ли нужны они, казаки, въ той новой Россіи, что станетъ тогда, когда сгинетъ проклятая совѣтская власть? Понадобятся ли Россіи они — воины, носители русской культуры въ азіатскія дебри, — вѣрные сторожа по казачьимъ порубежнымъ линіямъ? Чужою и чуждою, иноземною и инородческою властью III интернаціонала, враждебнаго Россіи, Россія сломлена. Она отодвинута отъ старыхъ границъ. Ея престижъ, вліяніе и обаяніе имени русскаго Бѣлаго Царя у азіатскихъ народовъ потеряны... И чтобы охранить въ Россіи законъ и порядокъ, ей попадобятся снова Ильи Муромцы, богатыри-казаки, готовые нести внутреннюю охранную службу, какъ несли ее во времена легендарныя, былинныя, богатырскія, какъ несли ее съ атаманомъ Межаковымъ въ страшное Смутное время 1605-1613 годовъ какъ несли ее въ 1905-1906 годахъ. Передъ Россіею встанутъ во всей силѣ вопросы украинскій, кавказскій и закавказскій, туркестанскій, манчжурскій — ей опять будутъ нужны свои Ермаки, свои донцы, воевавшіе Азовъ, свои Баклановы, Вельяминовы, Слѣпцовы Бородины и Іоновы чтобы твердою рукой возстановить миръ на русскихъ окраинахъ. Опять, какъ шестьсотъ лѣтъ тому назадъ, Россія будетъ нуждаться въ инокѣ, воинѣ и богатырѣ-казакѣ, которые помогутъ ей смыть все то ужасное, что сдѣлали сатанисты и коммунисты за время ихъ тираніи надъ русскимъ народомъ...» («Часовой». Парижъ, 1932.) далѣе...


ОСНОВАТЕЛЬ И ВЕРХ. РУКОВОДИТЕЛЬ ДОБРОВ. АРМІИ ГЕН. М. В. АЛЕКСѢЕВЪ (1919)

Основатель и Верховный Руководитель Добровольческой Армии генерал М. В. Алексеев «Теперь, когда Добровольческой арміей занятъ уже Кіевъ, и недалекъ тотъ моментъ, когда Добровольческая армія войдетъ въ сердце Россіи — Москву, откуда громкій ея голосъ раздастся по всей Руси Великой, созывая лучшихъ людей для устройства своей Родины, невольно обращаемся мыслью къ тому, чей прахъ покоится въ полутемныхъ сводахъ Екатерининскаго собора въ Екатеринодарѣ. Создатель Добровольческой арміи, ея Вождь, положившій для новой Россіи твердый фундаментъ, генералъ Михаилъ Васильевичъ Алексѣевъ былъ Великій Человѣкъ, всю жизнь свою положившій на служеніе горячо любимой Родинѣ. Происходя изъ семьи бѣднаго армейскаго офицера, онъ прожилъ все свое дѣтство и даже большую половину своей жизни въ лишеніяхъ. Рано узнавши нужду и съ дѣтства пріучивши себя къ труду, М. В. развилъ въ себѣ полную работоспособность, работая ежедневно чуть ли не 16 часовъ. Въ дѣтствѣ своемъ онъ не проявилъ особыхъ способностей и даже не окончилъ гимназію, но съ годами умъ его развился, и къ половинѣ своей жизни онъ изъ простого армейскаго офицера сдѣлался профессоромъ Академіи и достигъ этого только однимъ своимъ трудомъ и своими способностями, ни кому не обязываясь. Прямой, трудолюбивый, отзывчивый ко всѣмъ нуждамъ другихъ, глубоко религіозно-убѣжденный и неподкупной честности человѣкъ, — вотъ какимъ былъ генералъ Алексѣевъ. Нахлынувшая волна революціи и происшедшій отъ этого развалъ глубоко поразили покойнаго...» (Ростовъ-на-Дону, 1919.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 4-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Николаевская Академія Генеральнаго Штаба помѣщалась тогда на Англійской набережной, на лѣвомъ берегу Большой Невы, у самаго Николаевскаго моста. Это было двухъэтажное небольшое зданіе, очень строгаго, «Николаевскаго» стиля. Два ряда большихъ, казавшихся узкими восьмистекольныхъ оконъ, фронтонъ подъ низкой треугольной крышей, на немъ узкая синяя вывѣска приземистыми, выпуклыми, золотыми, печатными буквами «Николаевская Академія» — все это было внушительно и строго. Вывѣска была непримѣтная, не броская, блеклая. Внизу подвальное помѣщеніе съ квадратными окнами. Посерединѣ одно крыльцо съ подъѣздомъ на столбахъ. Зданіе было выкрашено въ темнокоричневую краску. Все говорило о томъ, что тутъ пустяками заниматься не будутъ. Тутъ — храмъ военной науки. Передъ зданіемъ — глубокая и холодная ширь Невы. На томъ берегу — розовыя зданія Академіи Художествъ, Румянцевскій скверъ, 1-й кадетскій корпусъ, видимый сбоку университетъ, бѣлыя постройки Академіи Наукъ — все старина Петербургская, все путь на западъ, подлинно у раскрытаго окна въ Европу стояла Академія. Красота несказанная была въ этомъ видѣ стараго Державнаго Петербурга и берега царственной Невы. За входной дверью была широкая прихожая. Въ глубинѣ ея лѣстница, покрытая ковромъ, площадка съ часами и второй маршъ лѣстницы. Во второмъ этажѣ — направо были длинныя узкія залы чертежныхъ, налѣво большая аудиторія, въ ней желтые, ясеневые, полированные столы...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 3-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Я разбилъ свой день на часы, составилъ расписаніе занятій, и съ восьми часовъ утра, съ маленькимъ перерывомъ на обѣдъ, до шести часовъ вечера я училъ по программѣ билетъ за билетомъ, каждый день проходя четыре предмета, намѣченные въ росписаніи. Я читалъ учебники, рѣшалъ задачи и кропотливо по каждому предмету составлялъ короткія памятки-конспекты. Окончивъ зубрежку, я дѣлалъ маленькую прогулку и вечеромъ, за стаканомъ чая, садился читать тѣ книги, которыя должны были углубить мое мышленіе и подготовить къ неожиданнымъ вопросамъ историка. Я читалъ Вольтера и Шопенгауера, «Исторію» Ключевскаго, «Петра Великаго» и «Рѣчь Посполитую» Щебальскаго, «Екатерину II» Брикнера, Шиллера и Гёте... Потомъ бралъ гр. Л. Н. Толстого, или трилогію гр. Алексѣя Толстого, или Гончарова, или Пушкина и часа два въ пустой квартирѣ громко и выразительно читалъ вслухъ «для краснорѣчія». Когда какой-нибудь отдѣлъ былъ пройденъ, я, одинъ или съ сотникомъ Г., устраивалъ себѣ экзаменъ. Я приготовлялъ картонные билеты. Тянулъ какой-нибудь и, ставъ противъ большого маминаго туалетнаго зеркала, или подлѣ доски или карты, отвѣчалъ такъ, какъ отвѣчалъ бы въ академіи на экзаменѣ. Въ тѣ времена въ академіи обращали вниманіе не только на самый отвѣтъ, но и на то, какъ его даютъ. Офицеръ долженъ былъ отвѣчать, стоя «смирно», руки по швамъ. Въ то же время это не должна была быть солдатская или юнкерская стойка...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ПРИКАЗЪ №900 ВЕРХ. ГЛАВНОКОМАНД. ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА (29 АВГУСТА 1917 ГОДА)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский «У меня нѣтъ сомнѣнія въ томъ, что безотвѣтственное вліяніе взяло верхъ въ Петроградѣ и Родина подведена къ краю могилы. Въ такія минуты не разсуждаютъ, а дѣйствуютъ. И я принялъ извѣстное вамъ рѣшеніе: спасти Отечество или умереть на своемъ посту. Вамъ хорошо извѣстна вся моя прошлая жизнь, и я заявляю, что ни прежде, ни нынѣ у меня нѣтъ ни личныхъ желаній, ни личныхъ цѣлей и стремленій, а только одна задача, одинъ подвигъ жизни — спасти Родину, и этому я зову васъ всѣхъ; въ обращеніи моемъ къ народу я звалъ и Временное Правительство. Пока я отвѣта не имѣю. Должности Верховнаго Главнокомандующаго я не сдалъ, да и некому ее сдать, такъ какъ никто изъ генераловъ ее не принимаетъ; а, поэтому, приказываю всему составу арміи и флота, отъ Главнокомандующаго до послѣдняго солдата, всѣмъ комиссарамъ, всѣмъ выборнымъ организаціямъ сплотиться, въ эти роковыя минуты жизни Отечества, воедино и всѣ свои силы, безъ мысли о себѣ, отдать дѣлу спасенія Родины, а для этого, въ полномъ спокойствіи, оставаться на фронтѣ и грудью противостоять предстоящему натиску врага. Честнымъ словомъ офицера и солдата еще разъ заявляю, что я, — Генералъ Корниловъ, сынъ простого казака-крестьянина, всей жизнью своей, а не словами, доказалъ беззавѣтную преданность Родинѣ и Свободѣ, что я чуждъ какихъ-либо контръ-революціонныхъ замысловъ и стою на стражѣ завоеванныхъ свободъ, при единомъ условіи дальнѣйшаго существованія независимаго великаго Народа Русскаго...» (Пг., 1917.) далѣе...


ПРИКАЗЪ №897 ВЕРХ. ГЛАВНОКОМАНД. ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА (28 АВГУСТА 1917 ГОДА)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский «Галиційскій разгромъ арміи Юго-Западнаго фронта опредѣленно указалъ, до какой степени разложенія дошла наша армія. Какъ Главнокомандующій фронтомъ я считалъ своимъ долгомъ выступить съ требованіемъ о введеніи смертной казни для измѣнниковъ и трусовъ. — Требованіе это было удовлетворено не въ полной мѣрѣ, такъ какъ не распространялось на тылъ, наиболѣе зараженный преступной пропагандой. Вступая на постъ Верховнаго Главнокомандующаго, я предъявилъ Временному Правительству тѣ условія, которыя я считалъ необходимыми провести въ жизнь для спасенія арміи и для ея оздоровленія. — Среди этихъ мѣропріятій было и введеніе смертной казни въ тылу. Временное Правительство принципіально мои предложенія одобрило, и я вновь подтвердилъ ихъ 14-го сего августа на Государственномъ Совѣщаніи въ Москвѣ. Время было дорого, каждый потерянный день грозилъ роковыми послѣдствіями, а между тѣмъ Временное Правительство, съ одной стороны, не рѣшалось осуществить мои предложенія, съ другой — допускало даже опредѣленную критику ихъ газетами и различными организаціями. — Одновременно въ цѣляхъ окончательнаго разложенія арміи была начата травля высшаго команднаго состава. Въ то же время по самымъ достовѣрнымъ свѣдѣніямъ въ Петроградѣ готовилось вооруженное выступленіе большевиковъ. Имѣлись опредѣленныя указанія на то, что они намѣреваются захватить власть въ свои руки, хотя на нѣсколько дней...» (Пг., 1917.) далѣе...


ВОЗЗВАНІЕ ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА КЪ КАЗАКАМЪ (28 АВГУСТА 1917 ГОДА)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский «Не на костяхъ ли Вашихъ предковъ расширялись и росли предѣлы Государства Россійскаго? Не Вашей-ли могучей доблестью, не Вашими-ли подвигами, жертвами и геройствомъ была сильна Великая Poccія? Вы — вольные, свободные сыны тихаго Дона, красавицы Кубани, буйнаго Терека, залетные, могучіе орлы Уральскихъ, Оренбургскихъ, Астраханскихъ, Семирѣченскихъ и Сибирскихъ степей и горъ и далекаго Забайкалья, Амура и Уссури всегда стояли на стражѣ чести и славы Вашихъ знаменъ, и Русская земля полна сказаніями о подвигахъ вашихъ отцовъ и дѣдовъ. Нынѣ насталъ часъ, когда Вы должны прійти на помощь Родинѣ. Я обвиняю Временное Правительство въ нерѣшительности дѣйствій, въ неумѣніии и неспособности управлять, въ допущеніи нѣмцевъ къ полному хозяйничанію внутри нашей страны, о чемъ свидѣтельствуеть взрывъ въ Казани, гдѣ взорвалось около милліона снарядовъ и погибло 12 тысячъ пулеметовъ; болѣе того, я обвиняю нѣкоторыхъ членовъ Правительства въ прямомъ предательствѣ Родины и тому привожу доказательства: когда я былъ на засѣданіи Временнаго Правительства въ Зимнемъ Дворцѣ 3 августа, Министръ Керенскій и Савинковъ указали мнѣ, что нельзя всего говорить, такъ какъ среди министровъ есть люди невѣрные. Ясно, что такое Правительство ведетъ страну къ гибели, что такому Правительству вѣрить нельзя, и вмѣстѣ съ нимъ не можетъ быть спасенія несчастной Poccіи. Поэтому, когда вчера Временное Правительство...» (Пг., 1917.) далѣе...


ОБРАЩЕНІЕ ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА КЪ НАРОДУ (28 АВГУСТА 1917 ГОДА)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский «Я, Верховный Главнокомандуюшій, генералъ Корниловъ передъ лицомъ всего народа объявляю, что долгъ самопожертвованія гражданина Свободной Россіи и беззавѣтная любовь къ Родинѣ заставили меня въ эти грозныя минуты бытія Отечества не подчиниться приказанію Временнаго Правительства и оставить за собою Верховное Командованіе народными арміями и флотомъ. Поддержанный въ этомъ рѣшеніи всѣми главнокомандующими фронтовъ, я заявляю всему народу Русскому, что предпочитаю смерть устраненію меня отъ должности Верховнаго Главнокомандующаго. Истинный сынъ народа Русскаго всегда погибаетъ на своемъ посту и несетъ въ жертву Родинѣ самое большее, что онъ имѣетъ — свою жизнь. Въ эти по истинѣ ужасающія минуты существованія Отечества, когда подступы къ обѣимъ столицамъ почти открыты для побѣднаго шествія торжествующаго врага, Временное Правительство, забывая великій вопросъ самого независимаго существованія страны, кидаетъ въ народъ призрачный страхъ контръ-революціи, которую оно само своимъ неумѣніемъ къ управленію, своею слабостью къ власти, своею нерѣшительностью въ дѣйствіяхъ вызываетъ къ скорѣйшему воплощенію. Не мнѣ — кровному сыну своего народа, всю жизнь свою на глазахъ всѣхъ отдавшаго на беззавѣтное служеніе ему, не стоять на стражѣ великихъ свободъ, великаго будущаго своего народа. Но нынѣ будущее это въ слабыхъ безвольныхъ рукахъ; надменный врагъ, посредствомъ подкупа и предательства...» (Пг., 1917.) далѣе...


ПРЕП. ЕПИФАНІЙ ПРЕМУДРЫЙ. ЖИТІЕ ПРЕП. СЕРГІЯ РАДОНЕЖСКАГО. ГЛАВА 11-Я (1903)

Миниатюра из лицевого Жития преподобного Сергия, Радонежского чудотворца «Стефанъ, родной братъ Сергія, пришелъ изъ Москвы и привелъ съ собой меньшаго сына своего, Іоанна. Войдя въ церковь и взявъ сына за руку, онъ вручилъ его игумену Сергію, прося постричь его въ иноческій образъ. Преподобный Сергій постригъ его и далъ ему имя въ монашествѣ — Ѳеодоръ. Видя это, старцы удивились вѣрѣ Стефана, какъ онъ нисколько не пожалѣлъ сына своего, бывшаго тогда еще ребенкомъ, но съ дѣтства отдалъ его Богу — подобно тому, какъ древній Авраамъ не пощадилъ сына своего Исаака. Итакъ Ѳеодоръ съ малыхъ лѣтъ былъ воспитанъ подъ руководствомъ дяди своего въ подвижничествѣ, во всякомъ благочестіи и чистотѣ, и преуспѣвалъ, украшая себя всѣми монашескими добродѣтелями, пока не достигъ въ мѣру возраста совершенства духовнаго. Нѣкоторые передавали, что онъ былъ постриженъ девяти лѣтъ, а другіе утверждали, что двѣнадцати. О прочихъ его дѣлахъ будетъ сказано въ другомъ мѣстѣ, такъ какъ для этого требуется своевременное соотвѣтствующее слово; намъ же должно возвратиться къ оставленной выше рѣчи, чтобы не прерывать настоящей повѣсти. Итакъ многіе изъ разныхъ городовъ и странъ приходили къ нему и оставались жить при немъ. Имена ихъ написаны въ «книгахъ животныхъ» (Апок. 22, 19). По мѣрѣ умноженія числа братіи, строились кельи, и монастырь мало-по-малу распространялся. Видя умножающееся братство, Преподобный Сергій умножалъ и труды свои, подавая собою во всемъ примѣръ стаду своему...» (Сергіевъ Посадъ, СТСЛ. 1903.) далѣе...


ПРЕП. ЕПИФАНІЙ ПРЕМУДРЫЙ. ЖИТІЕ ПРЕП. СЕРГІЯ РАДОНЕЖСКАГО. ГЛАВА 10-Я (1903)

Миниатюра из лицевого Жития преподобного Сергия, Радонежского чудотворца «Когда преподобный отецъ нашъ игуменъ Сергій возвратился въ свой монастырь, въ обитель Святыя Троицы, то братія встрѣтили его съ великою радостію, и всѣ поклонились ему до земли. Войдя въ церковь, онъ палъ лицемъ на землю и со слезами молился Царю невидимому, взирая на икону Святыя Троицы. Призывалъ онъ на помощь Пресвятую Богородицу, предстоящихъ престолу Божію Небесныхъ Силъ, Предтечу Господня, мудрыхъ Апостоловъ, съ ними — великихъ святителей: Василія Великаго, Григорія Богослова и Іоанна Златоустаго и всѣхъ Святыхъ. Молитвами ихъ просилъ онъ отъ десницы Вседержителя даровать ему съ несомнѣннымъ дерзновеніемъ — предстоять престолу Живоначальной Троицы и касаться руками Агнца Божія, за міръ закланнаго, Христа Сына Божія. Послѣ этого Блаженный началъ говорить братіи словами Господа такъ: подвизайтесь, братія, войти узкими вратами (Матѳ. 7, 13), ибо царство небесное нудится, и нуждницы восхищаютъ е (Матѳ. 11, 12). Апостолъ Павелъ говорить къ Галатамъ: плодъ духовный есть: любы, радость, миръ, долготерпѣніе, благость, вѣра, кротость, воздержаніе (6, 22). И Давидъ сказалъ: пріидите, чада, послушайте мене, страху Господню научу васъ (Пс. 33, 12). Затѣмъ онъ благословилъ братію, говоря имъ: молитесь, братія и о мнѣ, ибо я совсѣмъ грубъ и неразуменъ. Я принялъ отъ Небеснаго Царя талантъ, чтобы пещись о паствѣ словесныхъ овецъ, и долженъ буду въ этомъ дать Ему отвѣтъ...» (Сергіевъ Посадъ, СТСЛ. 1903.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 2-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Вступительный экзаменъ въ Академію состоялъ изъ полнаго курса кадетскихъ корпусовъ и военныхъ училищъ съ нѣкоторыми сокращеніями и добавленіями. Тогда мы ничего не критиковали и не задавали себѣ вопросовъ, нужно это или не нужно. Печатная программа, разбитая на вопросы, дана, ее нужно знать. Изъ разспросовъ державшихъ раньше и выдержавшихъ экзаменъ товарищей по училищу и корпусу мы узнавали, что трудно и что нѣтъ, и, что особенно требуется и что спрашиваютъ легко. Для меня самымъ труднымъ предметомъ была математика. Она требовалась въ полномъ объемѣ: ариѳметика, алгебра, геометрія, аналитическая геометрія... Требовалось безупречное умѣніе справляться съ логариѳмами. Старые знакомые — учебники Малинина и Буренина, Краевскаго, Вулиха и др. явились на сцену, и синія тетрадки стали покрываться формулами, уравненіями и чертежами теоремъ. Все надо было знать: и подобіе треугольниковъ, и «Пиѳагоровы штаны», и вычисленіе кривыхъ второго порядка, и задачи о курьерахъ, и о свѣтящихся точкахъ, и безконечно большія и малыя величины. Сильны были требованія по исторіи, правда, по Иловайскому, но знать надо было отъ Мидянъ и Персовъ, «исторія которыхъ темна и непонятна», черезъ Кировъ и Ксерксовъ, Ликурговъ и Солоновъ, Александровъ и Юліевъ, къ Среднимъ Вѣкамъ — Остготамъ и Вестготамъ, просто Готамъ, Меровингамъ, Пипинамъ Короткимъ и Пипинамъ Геристальскимъ, вплоть до середины XIX вѣка...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. "СТАРАЯ АКАДЕМІЯ". ГЛАВА 1-Я (1932)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Весною 1892-го года, согласно съ дѣйствующими законами, я подалъ своему сотенному командиру, по командѣ, рапортъ: «Намѣреваясь нынѣшнею осенью держать вступительный экзаменъ въ Николаевскую Академію Генеральнаго Штаба, прошу ходатайства Вашего Высокоблагородія объ увольненіи меня въ отпускъ срокомъ до окончанія экзаменовъ и объ освобожденіи меня отъ лагернаго сбора»... На другой день въ приказѣ по полку значилось: — «Ввиду заявленнаго Хорунжимъ Красновымъ желанія держать экзаменъ въ Николаевскую Академію Генеральнаго Штаба, Хорунжій Красновъ увольняется въ отпускъ во всѣ города Россійской Имперіи срокомъ до окончанія экзаменовъ» (Спр. — рапортъ Хорунжаго Краснова № 1 и Пр. по В. В. № 000). Жребій былъ брошенъ: — я поступалъ въ Академію. Сказать откровенно, по правдѣ, по душѣ — я не очень стремился кончать Академію и становиться офицеромъ Генеральнаго Штаба. Идти въ ряды штабныхъ, кого мы, строевые офицеры, смѣясь, называли «табуретнаго кавалеріей», когда имѣешь высокую честь служить въ рядахъ гвардейской конницы, было не заманчиво. Не хотѣлось задѣлываться «моментомъ», о комъ такъ много ходило среди насъ анекдотовъ. О карьерѣ, въ тѣ годы, — да и не только въ тѣ годы, — а всю свою долгую службу, — я не думалъ. Я зналъ, что безъ Академіи, самое блестящее, что я могъ имѣть — это лѣтъ подъ пятьдесятъ получить «по линіи», — можетъ быть, «за отличіе» въ командованіе армейскій казачій полкъ...» («Русскій Инвалидъ». Парижъ, 1932.) далѣе...


ГЕН. С. В. ДЕНИСОВЪ. "БѢЛАЯ РОССІЯ". АЛЬБОМЪ №1. ГЛАВА 2-Я (1937)

Генерал-лейтенант Святослав Варламович Денисов «Общепринятое и твердоустановившееся понятіе БѢЛОЕ, присвоено тому движенію, которое породило въ различное время и въ различныхъ раіонахъ и окраинахъ нашего Отечества борьбу съ совѣтами, захватившими власть въ Россіи въ 1917 году. Очаги этихъ Бѣлыхъ возстаній различались между собой по мѣсту ихъ зарожденія, по времени ихъ совершенія, по силѣ и продолжительности боевыхъ дѣйствій и по конечнымъ результатамъ. Одни изъ нихъ загорѣлись и скоро погасли; другіе по мѣрѣ своего ослабленія успѣли влиться въ русло встрѣчныхъ, болѣе могучихъ очаговъ борьбы; третьи — въ результатѣ своего усиленія сосѣдними и встрѣчными очагами, разрослись въ могучее Бѣлое пламя и наконецъ четвертые, — по совокупности всѣхъ благопріятныхъ условій, пріобрѣли значеніе главныхъ или руководящихъ Центровъ Бѣлой Борьбы въ данной мѣстности или въ широкомъ Раіонѣ. Указанныя выше обстоятельства (мѣсто, время, сила, продолжительность и результаты) послужили данными для расчлененія всего Бѣлаго Движенія въ цѣломъ на составные его Періоды, отличающіеся другъ отъ друга условіями борьбы и характеромъ событій. На послѣдней страницѣ предшествующей главы было указано, что начальные побѣги «древа БѢЛАГО ДВИЖЕНІЯ» зародились въ дни Корниловскаго выступленія, т. е. въ концѣ августа мѣсяца 1917 года. Октябрскій же переворотъ 25 октября 1917 года вызвалъ къ жизни Бѣлую борьбу, каковая и началась въ моментъ смѣны власти въ Россіи...» (Нью Іоркъ, 1937.) далѣе...


ГЕН. С. В. ДЕНИСОВЪ. "БѢЛАЯ РОССІЯ". АЛЬБОМЪ №1. ГЛАВА 1-Я (1937)

Герб Российского Правительства Адмирала Колчака «Главнымъ двигателемъ той силы, которая стремилась разрушить наше Отечество, — была Германія. Она придумала способъ и средство вывести Россію изъ боевого Фронта своихъ Восточныхъ враговъ и этимъ облегчить свою борьбу на Западномъ Фронтѣ. И какъ только, въ 1916 году, ясно обозначилось начавшееся усиленіе русской боевой мощи, когда обнаружилась страшная быстрота и успѣхъ въ области военнаго снабженія, незамедлительно появились на русскихъ боевыхъ позиціяхъ не безъ содѣйствія нѣмецкаго капитала, газеты и журналы «Окопная правда», «Воля Россіи» и всякаго рода другія листовки и прокламаціи съ заманчивыми лозунгами и призывами: «миръ хижинамъ», «земля — трудящимся», и пр. Но помимо этой иноземной разлагающей силы, появилась и своя, — въ лицѣ Государственной Думы, которая оказалась цѣннымъ и могучимъ союзникомъ нашему врагу. Съ Думской трибуны неслись во всѣ уголки нашего Отечества не всегда справедливые упреки и угрозы Верховной Власти и Правительству. Оттуда шли запросы, требованія и резолюціи. При такихъ весьма благопріятныхъ для врага нашего условіяхъ, успѣхъ разложенія Арміи и ея тыла, — превзошелъ ожиданія. Уже къ концу 1916 года выявились грозные признаки отхожденія солдата отъ офицера, а съ начала 1917 года уже имѣли мѣсто ослушанія и даже случаи открытаго неповиновенія. И если въ тѣ дни Правительственныя довольствующія Учрежденія, казенныя фабрики и заводы исправно и успѣшно продолжали снабжать Армію...» (Нью Іоркъ, 1937.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". СВ. ВАСИЛІЯ ВЕЛИКАГО ИЗЪ 29 ГЛАВЫ КН. О СВЯТОМЪ ДУХѢ (1974)

Святитель Василий Великий «На возраженіе, яко о славословіи «со Духомъ», нѣтъ свидѣтельства и нѣтъ писанія, отвѣтствуемъ: аще ничто другое не пріемлется безъ писанія, то пусть не пріемлется и сіе: но аще весьма многое таинственное водворено у насъ безъ писаній, то со многими другими предметами пріимемъ и сіе. Мню же, яко Апостольское есть и сіе, да держимся неписанныхъ преданій. Ибо хвалю вы, глаголетъ Апостолъ, яко вся моя помните, и якоже предахъ вамъ, преданія держите (1 Кор. гл. 11, ст. 2). И въ другомъ мѣстѣ: держите преданія, яже пріясте, или словомъ, или посланіемъ (2 Сол. гл. 2, ст. 15): едино отъ сихъ наипаче есть и сіе, о коемъ разсуждаемъ, которое первоначальные установители предали преемникамъ, и при продолжающемся съ теченіемъ времени употребленіи онаго, долговременнымъ обычаемъ въ церквахъ укоренили. И такъ, аще мы, какбы на судѣ, при недостаткѣ писменныхъ доказательствъ, представили въ пользу нашего дѣла множество свидѣтелей, то не получимъ ли отъ васъ оправдывающаго приговора? Я такъ думаю. Ибо при двою или тріехъ свидѣтеляхъ станетъ всякъ глаголъ (Второзак. гл. 19, ст. 15). Аще укажемъ вамъ и на долговременность, ясно свидѣтельствующую въ нашу пользу: то не явимся ли предъ вами право глаголющими, яко прѣніе не можетъ успѣшно быти противу насъ? Ибо древніе догматы, нѣкоторымъ образомъ, внушаютъ благоговѣніе, представляя въ своей древности какбы въ нѣкоей сѣдинѣ, досточтимый видъ...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". СВ. ВАСИЛІЯ ВЕЛИКАГО ИЗЪ 27 ГЛАВЫ КН. О СВЯТОМЪ ДУХѢ (1974)

Святитель Василий Великий «Изъ сохраненныхъ въ Церкви догматовъ и проповѣданій, нѣкоторыя мы имѣемъ отъ писменнаго наставленія, а нѣкоторыя пріяли отъ Апостольскаго преданія, по преемству въ тайнѣ, и тѣ и другія имѣютъ едину и туже силу для благочестія. И сему не воспрекословитъ никто, хотя мало свѣдущій въ установленіяхъ церковныхъ. Ибо аще предпріимемъ отвергати неписанные обычаи, аки не великую имѣющіе силу: то непримѣтно повредимъ Евангелію въ главныхъ предметахъ, или паче сократимъ проповѣдь въ единое имя безъ самыя вещи. Напримѣръ, прежде всего упомяну о первомъ и самомъ общемъ, чтобы уповающіе на имя Господа нашего Іисуса Христа, знаменались образомъ креста, кто училъ сему писаніемъ? Къ востоку обращатися въ молитвѣ, какое писаніе насъ научило? Словá призыванія при преложеніи хлѣба евхаристіи и чаши благословенія, кто изъ святыхъ оставилъ намъ писменно? Ибо мы не довольствуемся тѣми словами, о коихъ упомянулъ Апостолъ или Евангеліе, но и прежде и послѣ оныхъ произносимъ и другія, какъ имѣющія великую силу въ таинствѣ, принявъ ихъ отъ неписаннаго ученія. Благословляемъ такажде и воду крещенія и елей помазанія, еще же и самаго крещаемаго, по какому писанію; не по преданію ли, умалчиваемому и тайному? И что еще; самому помазыванію елеемъ, какое писанное слово научило? Откуда и троекратное погруженіе человѣка; и прочее бывающее при крещеніи, отрицатися сатаны и ангеловъ его, изъ какого взято писанія?...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


"ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ". "КРАТКІЯ ЖИТІЯ (1-11) СВВ. ОТЦЕВЪ ДАЛЬНИХЪ ПЕЩЕРЪ" (1967)

Киево-Печерская Лавра «Преподобный Силуанъ схимникъ ревностно заботился о чистотѣ душевной и тѣлесной. Чтобъ пріобрѣсти ее, онъ наблюдалъ великое воздержаніе въ пищѣ и питіи. Къ постнической жизни онъ присовокуплялъ всегдашнія ночныя бдѣнія и молитвы. Умервивъ грѣховную плоть свою, онъ стяжалъ дерзновеніе къ Богу, духовное веселіе, прозорливость и чудотвореніе. Пріобрѣтеніе духовныхъ дарованій соотвѣтствовало его подвигамъ духовнымъ. Сперва благодать Божія обильно исполняла его сердце и все существо его, а потомъ, подобно благовонному аромату, изливалась отъ него и на другихъ. Назидательное слово его многихъ наставило на путь благочестія. А даръ прозливости и прозрѣнія въ духовный міръ показывалъ въ немъ угодника Божія. Вотъ примѣръ его прозорливости. Онъ былъ хранителемъ монастырскаго сада. Однажды воры пришли ночью въ садъ красть овощи. Преподобный, бывшій въ то время въ келліи на молитвѣ, провидѣлъ ихъ приходъ и, чтобы довести ихъ до сознанія своего преступленія, тотчасъ молитвою связалъ ихъ на три дня, въ продолженіи которыхъ они не могли двинуться съ своего мѣста. Приведши ихъ этимъ въ чувство раскаянія, онъ увѣщалъ ихъ вести трудолюбивую жизнь и за тѣмъ ихъ отпустилъ. Прозрѣніе св. мужей еще болѣе относится къ міру духовному. Есть безплотные хищники — враги нашего спасенія, старающіеся похитить духовныя сокровища сердца, разстроить нашу св. жизнь...» (Jordanville, 1967.) далѣе...


"ПЕЧ. ПАТЕРИКЪ". "КРАТКІЯ ЖИТІЯ СВВ. ОТЦЕВЪ ДАЛЬНИХЪ ПЕЩЕРЪ". ПРЕДИСЛОВІЕ (1967)

Киево-Печерская Лавра «Ни въ одномъ изъ дошедшихъ до насъ Патериковъ преподобныхъ отцевъ печерскихъ нѣтъ описанія житій угодниковъ Божіихъ, почивающихъ въ Дальнихъ пещерахъ; никто и не говоритъ, чтобы они кѣмъ-либо составлялись. Но что эти жизнеописанія были, это несомнѣнно (Словарь Историческій Россійскихъ святыхъ, С.-Пб., 1836 г. Предисловіе). По преданію, въ древнія времена святыя мощи въ Дальнихъ пещерахъ лежали не въ гробахъ, а просто въ нишахъ на доскахъ. Эти ниши, гдѣ стоятъ и теперь гробы съ мощами святыхъ, закрывались тоже досками. На этихъ доскахъ въ нижней части, въ лежачемъ положеніи, изображались лики преподобныхъ печерскихъ; въ срединѣ вырѣзывались небольшія окна, чтобы чрезъ нихъ поклонники могли прикладываться къ святымъ мощамъ; а сверху надписывались чистымъ славянскимъ нарѣчіемъ имена святыхъ, коихъ были мощи, съ краткимъ жизнеописаніемъ святыхъ. Безъ сомнѣнія эти краткія сказанія о жизни и подвигахъ святыхъ или взяты изъ полныхъ жизнеописаній, или составлены по живому преданію. Если были жизнеописанія полныя, то они могли быть истреблены въ разныя разоренія Кіева (Описаніе Кіевской Лавры. Кіевъ 1847 г. страница 125); а надписи очень могли сохраниться вмѣстѣ съ мощами святыхъ потому, что мощи съ надписями скрывались въ мѣста недоступныя для непріятелей. Когда въ мирное время постепенно открывались святыя мощи, тогда открывались и надписи...» (Jordanville, 1967.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. КТО СПАСЪ СОВѢТСКУЮ ВЛАСТЬ ОТЪ ГИБЕЛИ (1937)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Въ 1917-1920 годахъ на востокѣ Европы происходили событія грозныя и кровавыя, рѣшавшія судьбы Россіи и Польши. Одна изъ страницъ этого прошлаго, наиболѣе темная и, можетъ быть, наиболѣе трагическая по своимъ результатамъ, только въ послѣдніе дни получила окончательное разъясненіе. Я разумѣю роль Польши въ противобольшевицкой борьбѣ армій Юга Россіи, мною нѣкогда предводимыхъ. Исторія моихъ взаимоотношеній съ маршаломъ Пилсудскимъ была освѣщена мною еще въ 1926 году въ V-мъ томѣ моего труда «Очерки Русской Смуты». Но въ Польшѣ, по желанію Пилсудскаго, на эти темныя страницы прошлаго до самой его смерти наложенъ былъ запретъ. Только теперь бывшіе сотрудники маршала — генералы Галлеръ (бывш. начальникъ генеральнаго штаба) и Кутшеба (бывш. начальникъ отдѣла оперативныхъ плановъ) напечатали свои воспоминанія, вскрывающія сущность дѣянія, даже въ глубокихъ сумеркахъ современной политической морали представляющаго явленіе незаурядное. Освѣщеніе этого вопроса интересно не только въ цѣляхъ установленія исторической правды, но и потому еще, что надвигающіяся событія создаютъ конъюнктуру, во многомъ сходную съ той, которая была въ 1919-1920 годахъ. — Съ конца 1917 года поднялось Бѣлое движеніе. Сначала на Югѣ, потомъ на Востокѣ, на Сѣверѣ и Западѣ. Весьма разнородное — и соціально, и политически — по составу своихъ участниковъ...» (Парижъ, 1937.) далѣе...


ГЕН. А. И. ДЕНИКИНЪ. РУССКІЙ ВОПРОСЪ НА ДАЛЬНЕМЪ ВОСТОКѢ (1932)

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин «Снова надъ землею рѣетъ зловѣщій призракъ мірового пожара, загорающагося на Дальнемъ Востокѣ и на Рейнѣ и готоваго перекинуться къ русскимъ рубежамъ. Что несетъ онъ русскому народу, мы не знаемъ. Оторванная отъ Родины въ теченіе долгихъ лѣтъ, утопающая во взаимныхъ политическихъ распряхъ, русская эмиграція, въ запутавшемся клубкѣ международныхъ столкновеній, не находитъ и общаго пониманія россійскихъ національныхъ интересовъ. Переплелись даже столь опредѣленныя противоположенія, какъ патріотизмъ и предательство, оборончество и пораженчество. Примѣромъ такого отрыва отъ родной почвы въ прошломъ является судьба властителя думъ русской передовой интеллигенціи 50-60-хъ годовъ, эмигранта Герцена, и его гремѣвшаго, пользовавшагося громаднымъ вліяніемъ въ Россіи «Колокола»... Въ Варшавѣ, въ январѣ 63 года, вспыхнуло вооруженное возстаніе, начавшееся истребленіемъ спавшихъ въ казармахъ русскихъ солдатъ и ставившее цѣлью возстановленіе Польши въ границахъ 1772 года... Въ то же время европейскія державы вступились въ этотъ «споръ славянъ между собою», угрожая Россіи вооруженнымъ вмѣшательствомъ. Эти событія имѣли слѣдствіемъ взрывъ патріотизма въ Россіи и перемѣну отношенія къ полякамъ даже въ тѣхъ кругахъ, которые, подобно Аксакову, считали ранѣе возможнымъ вывести изъ Польши всѣ русскія войска и предоставить ей управляться самой...» (Парижъ, 1932.) далѣе...


А. С. ПУШКИНЪ. "ПОВѢСТИ БѢЛКИНА". БАРЫШНЯ-КРЕСТЬЯНКА (1921)

Александр Сергеевич Пушкин «Въ одной изъ отдаленныхъ нашихъ губерній находилось имѣніе Ивана Петровича Берестова. Въ молодости своей служилъ онъ въ гвардіи, вышелъ въ отставку въ началѣ 1797 года, уѣхалъ въ свою деревню и съ тѣхъ поръ оттуда не выѣзжалъ. Онъ былъ женатъ на бѣдной дворянкѣ, которая умерла въ родахъ, въ то время, какъ онъ находился въ отъѣзжемъ полѣ. Хозяйственныя упражненія скоро его утѣшили. Онъ выстроилъ домъ по собственному плану, завелъ у себя суконную фабрику, устроилъ доходы и сталъ почитать себя умнѣйшимъ человѣкомъ во всемъ околодкѣ, въ чемъ и не прекословили ему сосѣды, пріѣзжавшіе къ нему гостить съ своими семействами и собаками. Въ будни ходилъ онъ въ плисовой курткѣ, по праздникамъ надѣвалъ сюртукъ изъ сукна домашней работы, самъ записывалъ расходъ и ничего не читалъ, кромѣ Сенатскихъ Вѣдомостей. Вообще его любили, хотя и почитали гордымъ. Не ладилъ съ нимъ одинъ Григорій Ивановичъ Муромскій, ближайшій его сосѣдъ. Этотъ былъ настоящій русскій баринъ. Промотавъ въ Москвѣ большую часть имѣнія своего, и на ту пору овдовѣвъ, уѣхалъ онъ въ послѣднюю свою деревню, гдѣ продолжалъ проказничать, но уже въ новомъ родѣ. Развелъ онъ англійскій садъ...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. МАЙСКАЯ НОЧЬ, ИЛИ УТОПЛЕННИЦА (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Звонкая пѣсня лилась рѣкою по улицамъ села ***. Было то время, когда утомленные дневными трудами и заботами парубки и дѣвушки шумно собирались въ кружокъ, въ блескѣ чистаго вечера, выливать свое веселье въ звуки, всегда неразлучные съ уныньемъ. И задумавшійся вечеръ мечтательно обнималъ синее небо, превращая все въ неопредѣленность и даль. Уже и сумерки, а пѣсни все не утихали. Съ бандурою въ рукахъ, пробирался ускользнувшій отъ пѣсельниковъ молодой козакъ Левко, сынъ сельскаго головы. На козакѣ рѣшетиловская шапка. Козакъ идетъ по улицѣ, бренчитъ рукою по струнамъ и подплясываетъ. Вотъ онъ тихо остановился передъ дверью хаты, уставленной невысокими вишневыми деревьями. Чья же это хата? Чья это дверь? Немного помолчавши, заигралъ онъ и запѣлъ: "Сонце нызенько, вечеръ блызенько,/ Выйды до мене, мое серденько!" — "Нѣтъ, видно, крѣпко заснула моя ясноокая красавица", сказалъ козакъ, окончивши пѣсню и приближаясь къ окну. "Галю! Галю! ты спишь, или не хочешь ко мнѣ выйти? Ты боишься, вѣрно, чтобы насъ кто не увидѣлъ, или не хочешь, можетъ-быть, показать бѣлое личико на холодъ? Не бойся: никого нѣтъ; вечеръ тепелъ"...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917-1918 ГГ. ДѢЯНІЕ 22-Е (2 ОКТЯБРЯ 1917 Г.)

Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. «Богомудрые Архипастыри, высокочтимые отцы и братіе. Воистину «сила Божія, воскрешающая мертвыя, вновь соберетъ во едино распавшееся тѣло народное», какъ вѣрно сказали Вы намъ въ своемъ посланіи. Жива русская земля, и зовъ соборный силенъ и находитъ живые отклики въ сердцахъ нашихъ. Встали православные люди Нижегородскіе и безъ различія званій и состояній, безъ различія профессій и политическихъ партій собрались вмѣстѣ, чтобы засвидѣтельствовать живую вѣру во всемогущую силу Божію и горячую любовь къ родной землѣ. Вѣримъ, что просвѣтлѣетъ лицо нашей родины, теперь затемненное скорбью, запачканное кровью и опозоренное грязью. Вѣримъ, что бредущіе розно люди русскіе, омраченные злобой и разъединенные враждой, сомкнутся дружно въ братской любви и двинутся единодушно спасать свои святыни. Великій подвигъ передъ нами: отразить врага и начать новую жизнь. Мы понесемъ, каждый по своей силѣ, камни на построеніе великаго храма, соборной отнынѣ, Православной Церкви Россійской, великаго дома обновленной Россіи. Свидѣтельствуемъ это не только словомъ нашимъ, но и дѣломъ общественнымъ, начало которому полагается сегодня настоящимъ нашимъ собраніемъ...» (Пг., 1918.) далѣе...


«СЛѢДОВАННАЯ ПСАЛТИРЬ». КАѲИСМА 5-Я (1874)

Святой пророк, псалмопевец и царь Давид «Ра́дуйтеся, пра́ведніи, о Го́сподѣ, пра́вымъ подоба́етъ похвала́. Исповѣ́дайтеся Го́сподеви въ гу́слехъ, во псалти́ри десятостру́ннѣмъ по́йте Ему́. Воспо́йте Ему́ пѣ́снь но́ву, до́брѣ по́йте Ему́ со восклица́ніемъ. Яко пра́во сло́во Госпо́дне и вся́ дѣла́ Его́ въ вѣ́рѣ. Лю́битъ ми́лостыню и су́дъ Госпо́дь, ми́лости Госпо́дни испо́лнь земля́. Сло́вомъ Госпо́днимъ небеса́ утверди́шася и Ду́хомъ у́стъ Его́ вся́ си́ла и́хъ. Собира́яй, я́ко мѣ́хъ, во́ды морскíя, полага́яй въ сокро́вищихъ бе́здны. Да убои́тся Го́спода вся́ земля́, отъ Него́же да подви́жутся вси́ живу́щіи по вселе́ннѣй. Яко То́й рече́, и бы́ша, То́й повелѣ́, и созда́шася. Госпо́дь разоря́етъ совѣ́ты язы́ковъ, отмета́етъ же мы́сли люде́й, и отмета́етъ совѣ́ты князе́й. Совѣ́тъ же Госпо́день во вѣ́къ пребыва́етъ, помышле́нія се́рдца Его́ въ ро́дъ и ро́дъ. Блаже́нъ язы́къ, ему́же е́сть Госпо́дь Бо́гъ его́, лю́діе, я́же избра́ въ наслѣ́діе Себѣ́. Съ небесе́ призрѣ́ Госпо́дь, ви́дѣ вся́ сы́ны человѣ́ческія. Отъ гото́ваго жили́ща Своего́ призрѣ́ на вся́ живу́щія на земли́. Созда́вый на еди́нѣ сердца́ и́хъ, разумѣва́яй на вся́ дѣла́ и́хъ. Не спаса́ется ца́рь мно́гою си́лою, и исполи́нъ не спасе́тся мно́жествомъ крѣ́пости своея́. Ло́жь ко́нь во спасе́ніе, во мно́жествѣ же си́лы своея́ не спасе́тся...» (М., 1874.) далѣе...


«ЦЕРКОВНЫЯ ВѢДОМОСТИ» № 6-7. (1/14-15/28 ІЮНЯ) 1922 ГОДА

Блаженнейший митрополит Антоний (Храповицкий) «Россійская Православная Церковь, поверженная въ тяжкія бѣдствія, радоваться о Христѣ Богѣ желаетъ и, открывая свои глубокія раны, указуя на 28 могилъ убіенныхъ своихъ архіереевъ и свыше тысячи убіенныхъ іереевъ, и сотни тысячъ мірянъ, убіенныхъ за благочестіе, взываетъ къ Вамъ словами Іереміи: «да не будетъ этого съ Вами, всѣ, проходящіе путемъ, взгляните, посмотрите, есть ли болѣзнь, какъ болѣзнь моя, какая постигла меня, какую послалъ Господь въ день пламеннаго гнѣва Своего» (Плач. 1, 12). Страданія наши умножаются съ каждымъ новымъ мѣсяцемъ до настоящихъ дней, которые оказались еще болѣе горестными, чѣмъ все, пережитое нашею страною раньше. Именно въ эти послѣдніе мѣсяцы и дни богоборная рука враговъ Христовыхъ направилась противъ нашихъ вѣковыхъ святынь, ограбила изъ церквей священныя украшенія чудотворныхъ иконъ и раки, содержавшія нетлѣнныя тѣла св. угодниковъ, также священные сосуды Божественной евхаристіи и всѣ прочія цѣнности Божіихъ храмовъ. Злодѣи довершили свои преступленія тѣмъ, что пытаются отнять послѣднее утѣшеніе православнаго народа: они арестовали Святѣйшаго Патріарха Всероссійскаго Тихона...» (Бѣлградъ, 1922.) далѣе...


«КИТАЙСКІЙ БЛАГОВѢСТНИКЪ». 1917 Г. ВЫПУСКЪ 11-Й (ОТЪ 20 АВГУСТА)

Митрополит Пекинский и Китайский Иннокентий (Фигуровский) «Второе открытое письмо къ Архипастырямъ Россійской Церкви еп. Иннокентія (Фигуровскаго): Ангелы Россійской Церкви! Наступили послѣднія времена. Предтечи Антихриста уже дѣйствуютъ и богомерзкое ученіе повсюду проповѣдуется. Узаконяется развратъ и насиліе. Торжественно совершаются гражданскіе похороны и вводятся гражданскіе праздники. Святая Русь на весь міръ опозорена и навсегда заклеймлена позорнымъ именемъ измѣнницы. А Православная Церковь, — Единая и Единственная, Святая и Святѣйшая, — уравнена съ язычествомъ. Истина смѣшана съ ложью, святыня съ грязью. А Вы молчите, не обличаете и не анаѳематствуете. Стражи Дома Израилева! Исконный врагъ рода человѣческаго вышелъ изъ бездны. Братъ возсталъ на брата, народъ на народъ. Повсюду кровь и огонь. Нѣтъ ничего святого, все попирается. И земля — достояніе Божіе — отъ Церкви отнимается. И тысячелѣтній безкорыстный труженникъ народа — бѣдное духовенство крова лишается и изъ отечества изгоняется. А Вы безмолвно стоите на стражѣ Господней, не обнажаете духовнаго меча и не отражаете дерзкаго врага. Пастыри Христовой Церкви! Къ Вамъ волкъ въ овчей шкурѣ забрался на овчарню и въ два мѣсяца произвелъ такой погромъ, какого прежніе разбойники и въ двѣсти лѣтъ не могли соверить...» (Пекинъ, 1917.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


УЧЕНІЕ ПРАВОСЛ. ЦЕРКВИ О СВЯЩ. ПРЕДАНІИ И ОТНОШЕНІЕ ЕЯ КЪ НОВОМУ СТИЛЮ

Православная Церковь - корабль спасения «Такъ какъ опять церковь стараго Рима, какъ бы радуясь тщеславію своихъ астрономовъ, неосмотрительно измѣнила прекрасныя постановленія о священной Пасхѣ, совершаемыя христіанами всей земли и празднуемой, какъ опредѣлено, — сего ради становится причиною соблазновъ, ибо предъ нашей мѣрностью предсташа мужи армяне, спрашивая относительно практики празднованія, потому что и они вынуждаются принять новшества. Сего ради мы должны были сказать, что о семъ постановлено святыми Отцами. Наша мѣрность, обсудивъ вмѣстѣ съ блаженнѣйшимъ патріархомъ Александрійскимъ и блаженнѣйшимъ патріархомъ Іерусалимскимъ и прочими членами сѵнода въ Дусѣ Святѣ, опредѣляетъ и разъясняетъ рѣшеніе о семъ св. Отцовъ. — Кто не слѣдуетъ обычаямъ Церкви и тому, какъ приказали семь святыхь Вселенскихъ соборовъ о святой Пасхѣ и мѣсяцесловѣ и добре законоположили намъ слѣдовать а желаетъ слѣдовать григоріанской пасхаліи и мѣсяцеслову, тотъ съ безбожными астрономами противодѣйствуетъ всѣмъ опредѣленіямъ св. соборовъ и хочетъ ихъ измѣнить и ослабить — да будетъ анаѳема, отлученъ отъ Церкви Христовой и собранія вѣрныхъ. Вы же, православные и благочестивые христіане, пребывайте въ томъ, въ чемъ научились, въ чемъ родились и воспитались...» (Jordanville, 1989.) далѣе...


ПРОТ. БОРИСЪ МОЛЧАНОВЪ. КЪ ПОЗНАНІЮ НАШЕГО ЦЕРКОВНАГО КАЛЕНДАРЯ

Явление Честного Креста 14(27) сентября 1925 года над монастырем св. Иоанна Богослова в Афинах «Ни одинъ календарь въ мірѣ никогда и нигдѣ не подвергался никакимъ преслѣдованіямъ, кромѣ нашего юліанскаго. Евреи, магометане всегда имѣли право и возможность соблюдать свои праздники по своему календарю. Но православные въ нѣкоторыхъ государствахъ иногда подвергались сильному гоненію за совершеніе богослуженій по своему юліанскому календарю. Походъ противъ этого календаря, тѣснѣйшимъ образомъ связаннаго съ богослуженіемъ и жизнью православной церкви, можно объяснить только какъ первый шагъ на пути разрушенія Православія. Враги нашей Церкви совершенно правильно оцѣнили нашъ старый календарь, какъ одинъ изъ сильнѣйшихъ устоевъ нашей церковной жизни. И тамъ, гдѣ отказываются отъ юліанскаго календаря, гдѣ въ связи съ этимъ отказомъ неизбѣжно нарушаются каноны Церкви, гдѣ неизбѣжно уничтожаются апостольскія установленія, тамъ, конечно, создается самая благопріятная почва или для перехода въ другую религію, или для полнаго отхода отъ вѣры. Поэтому защита своего церковнаго календаря (и юліанскаго, и александрійской пасхаліи) является защитой своей вѣры и Церкви, охраненіемъ того тысячелѣтняго пути, по которому прошли милліоны вѣрующихъ ко своему спасенію...» (Montreal, 1982.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=http://www.russportal.ru><img src=http://www.russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.