Церковный календарь
Новости


2017-05-27 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Рождественское привѣтствіе (1975)
2017-05-27 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Духовный большевизмъ (1975)
2017-05-27 / russportal
И. А. Ильинъ. О признаніи революціи (1925)
2017-05-27 / russportal
И. А. Ильинъ. Отрицателямъ меча (1925)
2017-05-26 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Миръ и непримиримость (1975)
2017-05-26 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Къ 40-лѣтію паденія русскаго народа (1975)
2017-05-26 / russportal
И. А. Ильинъ. Подвигъ патріотическаго единенія (1925)
2017-05-26 / russportal
И. А. Ильинъ. Самообладаніе и самообузданіе (1925)
2017-05-25 / russportal
И. А. Ильинъ. Идея Корнилова (1925)
2017-05-25 / russportal
И. А. Ильинъ. Кто мы? (1925)
2017-05-25 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 75-е, въ недѣлю 7-ю по Пасхѣ, свв. отецъ, иже въ Никеи (1910)
2017-05-25 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 74-е, въ четвертокъ 6-й седмицы, на Вознесеніе Господне (1910)
2017-05-24 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе въ день свт. Германа Константинопольского (1965)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (3-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (2-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (1-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 28 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПРИВѢТСТВІЕ (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Христосъ раждается — славите! — Сердечно привѣтствую васъ, возлюбленныя о Господѣ чада мои духовныя, съ великимъ и радостнымъ праздникомъ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА — чудеснымъ пришествіемъ въ міръ воплотившагося отъ Безневѣстныя и Пречистыя ДѢВЫ МАРІИ Единороднаго СЫНА БОЖІЯ. "Всяческая днесь радости исполняются — Христосъ родися въ Виѳлеемѣ". Да возрадуемся и мы съ вами, едиными усты и единымъ сердцемъ прославляя Господа и принося Ему, какъ нѣкогда волхвы, свои дары! Этими нашими дарами да будутъ: искренняя ВѢРА въ Него, которая драгоцѣннѣе злата; непоколебимая НАДЕЖДА на Его всеблагой и премудрый Промыслъ, съ всецѣлымъ преданіемъ себя въ волю Его, что благоугоднѣе Ему всякаго ливана; и самоотверженная ЛЮБОВЬ къ Нему и ближнимъ нашимъ, ради Него, которая благоуханнѣе смирны. Тяжкія времена, какихъ еще никогда не было, переживаемъ мы, но будемъ помнить: СЪ НАМИ БОГЪ! И если сами мы въ безумномъ ослѣпленіи и омраченіи нашихъ душъ и сердецъ не отвращаемъ лица своего отъ Него, Спасителя нашего, насъ ради нынѣ въ убогомъ вертепѣ Рожденнаго, то намъ ничего не страшно...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). ДУХОВНЫЙ БОЛЬШЕВИЗМЪ (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «На устроенномъ въ этомъ [1957] году въ Нью-Іоркѣ «Днѣ Непримиримости» одинъ изъ ораторовъ очень хорошо и удачно опредѣлилъ сущность большевизма процитированными имъ на память словами Священнаго Писанія. Онъ отнесъ къ большевикамъ то, что сказалъ однажды Господь Іисусъ Христосъ нежелавшимъ вѣровать въ Него іудеямъ: Вы отца вашего діавола есте, и похоти отца вашего хощете творити: онъ человѣкоубійца бѣ искони и во истинѣ не стоитъ, яко нѣсть истины въ немъ: егда глаголетъ лжу, отъ своихъ глаголетъ, яко ложь есть и отецъ лжи (Іоан. 8, 44). "Человѣкоубійство" и "ложь" — вотъ основныя черты, которыми такъ ярко проявляетъ себя большевизмъ. Это — такъ, но этимъ далеко еще не все сказано, не исчерпана до конца сущность большевизма, какъ уродливаго явленія духовной жизни. Большевизмъ есть нѣчто гораздо болѣе страшное. Корни большевизма — въ томъ пагубномъ настроеніи духа свободнаго и разумнаго существа, созданнаго Богомъ, которое Денницу сдѣлало діаволомъ. Возгордился Денница — высшее и совершеннѣйшее твореніе Божіе, залюбовался собой и возомнилъ о себѣ, что онъ ничуть не уступаетъ Богу въ своихъ совершенствахъ, что онъ — равенъ Богу...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. О ПРИЗНАНІИ РЕВОЛЮЦІИ (1925)

Иван Александрович Ильин «Мы хотимъ предметно и честно уразумѣть трагедію русской революціи, съ тѣмъ, чтобы найти государственно-мудрый и спасительный исходъ изъ нея. «Но вѣдь для этого необходимо сначала признать ее! Чтобы понять, надо изучать; а какъ же можно изучать, не признавая?»... Восемь лѣтъ слушаемъ мы эти софизмы и знаемъ, что они произносятся каждый разъ, какъ человѣкъ начинаетъ заболѣвать революціей. Если бы заболѣвающіе знали, какъ типиченъ этотъ симптомъ, то они, можетъ быть, постарались бы скрыть его. Но обычно они думаютъ, что это «серьезныя соображенія», «вѣскіе аргументы», «идейныя основанія»... Вѣдь, есть душевно-больные, которые принимаютъ свой лепетъ и свое бормотаніе за «убѣдительнѣйшія» доказательства. Однако, пошатнувшіеся еще не сошли съ ума; они и сами полувѣрятъ, полуневѣрятъ своимъ софизмамъ; имъ нужно, чтобы съ ними согласились, — а буйный хоръ одержимыхъ уже подхватываетъ ихъ неувѣренный лепетъ... Иногда имъ можно еще помочь: полной ясностью, полной честностью мысли. И потомъ надо имъ показать, что не эти мнимыя "основанія" тянутъ ихъ въ бездну, а самая тяга въ бездну родитъ въ ихъ душѣ мнимыя "основанія"...» («Возрожденіе». Paris, 1925.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. ОТРИЦАТЕЛЯМЪ МЕЧА (1925)

Иван Александрович Ильин «Идея о томъ, что государственный властитель носитъ мечъ именно въ качествѣ Божьяго слуги для наказанія преступниковъ и злодѣевъ и для загражденія устъ безумныхъ людей — есть идея Апостольская, древнехристіанская и православная; и «православный» человѣкъ, желающій ее отвергнуть и не желающій здѣсь ничего ни «додумать», ни «дочувствовать», долженъ пересмотрѣть вопросъ о своей принадлежности къ православію. А до тѣхъ поръ, пока онъ этого не сдѣлаетъ, ему надлежитъ осторожнѣе судить объ «антихристіанской» природѣ идей, высказанныхъ первыми Апостолами. Въ приведенныхъ мудрыхъ словахъ Апостольскихъ все выговорено опредѣлительно и недвусмысленно: и задача правителя, и цѣль для коей онъ носитъ мечъ, и критерій истиннаго правленія, и допустимость казни, и мѣра примѣнимости меча. Пусть только ищущій умъ безпристрастно и глубоко вдумается и вчувствуется въ каждое слово. И сколько бы сентиментальное воображеніе ни ужасалось при словѣ «палачъ» и ни взывало къ непротивленію, — смертная казнь для злодѣя здѣсь допущена, какъ необходимость. Но, допустить, какъ необходимость, не значитъ "оправдать"...» («Возрожденіе». Paris, 1925.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). МИРЪ И НЕПРИМИРИМОСТЬ (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Сорокалѣтіе страшной кровавой большевицкой революціи 25 октября 1917 года было ознаменовано русской эмиграціей во всѣхъ пяти частяхъ свѣта устройствомъ такъ называемыхъ «дней непримиримости». Обычай устраивать такіе «дни непримиримости» давно уже вошелъ въ жизнь русскихъ людей, оставившихъ свое отечество, превращенное безбожными большевиками въ нѣкое преддверіе ада. Эти «дни» устраивались повсюду, а особенно въ большихъ центрахъ скопленія русскихъ людей, непримиримыхъ къ большевизму, ежегодно. Зло, причиненное большевицкой революціей 1917 года русскому народу, столь велико, что устройство такихъ «дней», съ чисто-человѣческой точки зрѣнія, вполнѣ понятно и оправдано. Но время отъ времени приходится намъ слышать и нѣкоторыя возраженія. Говорятъ, напримѣръ, такъ: «христіанское ли это чувство — непримиримость? развѣ можетъ быть христіанинъ непримиримъ къ кому бы то ни было? развѣ не заповѣдано намъ всегда прощать другъ друга? развѣ не училъ Христосъ любить даже враговъ своихъ?» Исходя изъ такихъ соображеній, лица, подобнымъ образомъ настроенныя, считаютъ устройство «дней непіримиримости» несовмѣстимымъ съ христіанскимъ достоинствомъ...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. АВЕРКІЙ (ТАУШЕВЪ). КЪ 40-ЛѢТІЮ ПАДЕНІЯ РУССКАГО НАРОДА (1975)

Архиепископ Аверкий (Таушев) «Приближается страшная для нашей Родины-Россіи дата — 25 октября ст. ст. И въ этомъ [1957] году исполняется ровно сорокъ лѣтъ съ этого зловѣще-жуткаго дня, когда такъ ярко проявилось безмѣрное паденіе русскаго народа, повлекшее за собой неслыханныя страданія его. Мы подчеркиваемъ — безмѣрное паденіе и неслыханныя страданія. Ибо не найти въ исторіи человѣчества другого такого примѣра, когда бы такой могущественный многомилліонный народъ, занимавшій шестую часть свѣта и удостоенный отъ Бога великой чести быть хранителемъ единой истинной вѣры — оплотомъ Св. Православія, такъ низко палъ и подвергся бы за это такимъ тяжкимъ страданіямъ, которыхъ и вообразить себѣ не можетъ тотъ, кто ихъ не испыталъ. Какова причина этого? И можно ли было бы избѣжать тогда, въ 1917 году, этой страшной, безпримѣрной въ исторіи катастрофы принятіемъ тѣхъ или иныхъ внѣшнихъ мѣръ, какъ это думали и до сихъ поръ продолжаютъ думать многіе общественные и политическіе дѣятели? Отвѣтъ на этотъ столь важный и существенный вопросъ даетъ намъ единственная историческая параллель, которую мы можемъ привести, пытаясь найти хотя бы нѣкоторое подобіе нашей россійской катастрофы въ минувшей исторіи человѣчества...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. ПОДВИГЪ ПАТРІОТИЧЕСКАГО ЕДИНЕНІЯ (1925)

Иван Александрович Ильин «Бѣлая армія не потому только есть залогъ русскаго возрожденія, что она представляетъ изъ себя военную силу, способную воевать, побѣдить и изгнать изъ Россіи интернаціоналистовъ, — вѣдь, ни кто еще не знаетъ, въ какой формѣ и въ какомъ порядкѣ извергнетъ изъ себя Московскій Кремль нечистую силу.... Но бѣлая армія потому есть залогъ русскаго національнаго спасенія, что она хранитъ въ себѣ силу характера, атмосферу общественной дисциплины, дыханіе патріотизма и волю къ порядку. Это не искра, а цѣлое пламя; это не слова, а система героическихъ дѣйствій; это уже состоявшійся и закрѣпленный подвигъ патріотическаго единенія. Нынѣ очередь за нами, невоенными русскими патріотами. Намъ предстоитъ осуществить такой же подвигъ патріотическаго единенія. И я глубоко увѣренъ, въ томъ, что мы созрѣли для его свершенія и что онъ намъ удастся! Когда, въ 1917 году опустѣлъ императорскій тронъ и прекратилась русская законная власть, тогда образовавшаяся брешь безвластія вызвала въ душахъ два прямо противоположныхъ чувства: одно — чувство патріотической тревоги и скорби, доходящее до ужаса; другое — чувство своей мнимой призванности къ власти, доходящее до зуда и одержимости...» («Возрожденіе». Paris, 1925.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. САМООБЛАДАНІЕ И САМООБУЗДАНІЕ (1925)

Иван Александрович Ильин «Тысячу лѣтъ тому назадъ одинъ изъ византійскихъ императоровъ отмѣтилъ въ своихъ записяхъ, что славяне склонны къ несогласіямъ и раздорамъ: на первый взглядъ, говоритъ онъ, они производятъ впечатлѣніе предателей; но, присмотрѣвшись, видишь, что это не предательство, а только неудержимая склонность настаивать на своемъ, особомъ, самостоятельномъ мнѣніи, не уступая ни въ чемъ и идя до конца, хотя бы на раздоръ, распаденіе и гибель дѣла... Тысячу лѣтъ тому назадъ... А помните исторію удѣловъ и исторію борьбы съ татарами? Когда князья ссорились и оставляли другъ друга въ бою... А боярское мѣстничество? А исторію ополченій въ смутное время? А помните ли эти тридцать «подфракцій» въ, сумбурной памяти, «предпарламентѣ» 1917 года?.. Придетъ однажды время и русскіе философы и соціологи покажутъ намъ, какую роковую роль играла въ исторіи Россіи стихія пространства, равнины, без горности, долгаго зимняго разъединенія и эта возможность, разойдясь во мнѣніи, разойтись въ пространствѣ; какъ затрудняла эта стихія строительство личнаго характера и общественной дисциплины; какъ воля не сосредоточивалась и не крѣпла, а раскидывалась, отвергала грани и становилась синонимомъ нестѣсненности...» («Возрожденіе». Paris, 1925.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. ИДЕЯ КОРНИЛОВА (1925)

Иван Александрович Ильин «Сегодня мы обращаемъ наши помыслы къ русскому національному герою Лавру Георгіевичу Корнилову. Пока живы люди и пока они вѣруютъ въ Бога, до тѣхъ поръ изъ ихъ среды будутъ возставать герои, чтобы поднимать и нести на себѣ бремя ихъ жизни. И пока живъ народъ, породившій такого героя, пока онъ живъ и несетъ въ своей душѣ вѣру въ Бога, до тѣхъ поръ онъ будетъ обращаться мыслью и волею къ своимъ героямъ, любя ихъ и почитая ихъ, осмысливая ихъ подвиги разумомъ и пріемля ихъ волею для подражанія и продолженія. Въ дѣяніяхъ національнаго героя жизнь народа находитъ себѣ сосредоточенное и зрѣлое выраженіе. Герой не есть безгрѣшный или безошибочный человѣкъ; онъ грѣшенъ, какъ и всѣ люди; и въ жизни его могутъ быть неудачные шаги и ошибки. Но ошибки его, какъ и его подвиги, суть ошибки его народа и подвиги его народа. Въ нихъ — онъ со своимъ народомъ одно. И если онъ совершитъ ошибку вмѣстѣ со своимъ народомъ, то потомъ онъ первый отходитъ отъ нея, отвергаетъ ее, ищетъ новыхъ путей, путей спасенія, и первый принимаетъ на свои плечи бремя бѣды и бремя искупленія... И народъ понимаетъ это и идетъ за нимъ. И, если идетъ не весь и не сразу, а сначала въ лицѣ своихъ лучшихъ сыновъ, то потомъ идетъ весь, идетъ по путямъ своего героя, вспоминая его обликъ, произнося его имя и славя его дѣла...» («Возрожденіе». Paris, 1925.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. КТО МЫ? (1925)

Иван Александрович Ильин «Мы не «правые» и не «лѣвые»; мы — русскіе патріоты. И все, что спасительно и хорошо для нашей родины — все это мы пріемлемъ и отстаиваемъ. И все, что гибельно и вредоносно для нашей родины — все это мы отвергаемъ. Можетъ ли быть иначе? Должно ли быть иначе? Смѣетъ ли вообще кто-нибудь иначе чувствовать, и думать, и дѣйствовать? Если смѣетъ, — то онъ самъ не патріотъ и самъ подлежитъ отверженію... Если бы ангелъ Божій взялъ человѣка, — все равно «лѣваго» или «праваго», но только съ русскимъ сердцемъ и съ честною волею, — и понесъ его въ Россію, и пронесъ бы его надъ Россіей, и показалъ ему, что съ нею сдѣлали духовно и во что превратили ея красоту и богатство, — то видѣвшій почувствовалъ бы и понялъ бы, что обезсмысливаются и отпадаютъ всѣ дѣленія и предразсудки прежней русской общественности и политики. Онъ увидѣлъ бы брошенныя поля и разросшіяся, явныя и тайныя, кладбища; онъ увидѣлъ бы, что Россія полна людьми обнищавшими и безработными, людьми изстрадавшимися и потерявшими духовное обличіе; людьми, изнемогающими отъ общенія съ дьяволомъ и мечтающими о смерти; онъ увидѣлъ бы царство лжи, жадности и свирѣпости; онъ увидѣлъ бы, что русскіе въ Россіи порабощены и унижены, и еще хуже, — что ихъ постепенно пріучаютъ творить свое собственное порабощеніе и униженіе...» («Возрожденіе». Paris, 1925.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 75-Е, ВЪ НЕДѢЛЮ 7-Ю ПО ПАСХѢ, СВВ. ОТЕЦЪ, ИЖЕ ВЪ НИКЕИ (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Дне́сь, вѣ́рніи, па́мять святы́хъ оте́цъ чте́тся. По вѣ́рованіи бо, е́же Сы́нъ Бо́жій Человѣ́къ бы́сть, во́лею пострада́, и у́мре, и погребе́нъ бы́сть, и воскре́се, и везнесе́ся на небеса́, и про́чее правовѣ́ріе утверди́ша святíи отцы́. Мно́зи же отъ ерети́къ исповѣ́даша, я́ко Христо́съ пострада́ и воскре́се. А е́же подо́бенъ Сы́нъ Отцу́, то́ ника́ко же, но мно́ги хулы́ на Божество́ вѣща́ша еретицы́. Святíи же отцы́ правовѣ́рное Це́ркви уче́ніе изъясни́ша и вѣ́ру утверди́ша, тѣ́мъ по Госпо́дьскихъ пра́здницѣхъ па́мять святы́хъ оте́цъ пра́зднуется. Бѣ́ во Александрíи Еги́петстѣй презви́теръ вели́кія це́ркве и́менемъ Арій, хи́тръ сы́й кни́гамъ вельми́, ему́ же Пе́тръ архіепи́скопъ поручи́лъ бѣ́ учи́ти лю́ди въ це́ркви. Не по мно́зѣ же вре́мени нача́ Арій зла́я вѣща́ти, глаго́ля: вся́ тва́рь Сы́нъ Бо́жій е́сть. Христа́ же Іису́са глаго́лаше ни единосу́щна Бо́гу Отцу́, ни ра́вна Свято́му Ду́ху. Се́ же увѣ́дѣвъ архіепи́скопъ, повелѣ́ Арія изгна́ти изъ це́ркве. Онъ же нача́ собо́ры дѣ́яти, уча́ свое́й е́реси мно́ги. Ви́дѣвъ же ца́рь Це́рковь возмуще́ну Аріемъ, повелѣ́ созва́ти всея́ вселе́нныя епи́скопы, и ско́ро снидо́шася въ Никíю, идѣ́же Арій приведе́нъ бы́сть со единомы́сленики свои́ми. И снидо́шася отвсю́ду епи́скопи, три́ста и о́смь на́десять, и сѣдо́ша съ царе́мъ...» (М., 1910.) далѣе...


КНИГА «ЗЛАТОУСТЪ». СЛОВО 74-Е, ВЪ ЧЕТВЕРТОКЪ 6-Й СЕДМИЦЫ, НА ВОЗНЕСЕНІЕ ГОСПОДНЕ (1910)

Святитель Иоанн Златоуст «Тріе́ пресла́вная Госпо́дня чудеса́ изъ пе́рвыхъ време́нъ бы́ша: пе́рвое — на зе́млю Сни́тіе; второ́е — изъ ме́ртвыхъ Воскресе́ніе; тре́тіе — на небеса́ Вознесе́ніе. Илія́ бо, а́ще и на небеса́ взя́тъ бы́сть, но мѣ́сто измѣни́ отъ мѣ́ста; Христо́съ же взы́де, отню́ду же и сни́де. Проро́къ бо Давы́дъ о Вознесе́ніи Госпо́дни рече́: «взы́де Бо́гъ въ воскликнове́ніи, Госпо́дь во гла́сѣ тру́бнѣ». И па́ки: «взы́де на херуви́мъ и летѣ́, возлетѣ́ на крилу́ вѣ́треню». О се́мъ и Авва́кумъ рече́: «вознесе́ся со́лнце, и луна́ ста́ въ чину́ свое́мъ». Христа́ со́лнца нарече́, а луно́ю Це́рковь именова́. Прему́дрый же, усмотри́въ тацѣ́хъ дѣ́лъ высоту́, рече́: «се́ Христо́съ пріи́де, скача́ по гора́мъ и прескача́ хо́лми». Скака́ніе имену́етъ съ небесе́ во чре́во Дѣ́выя сни́тіе, о́тъ чрева же во я́сли, отъ я́слей же на́ крестъ, со креста́ же во́ гробъ, о́тъ гроба же, я́ко Бо́гъ воста́въ, вознесе́ся на́ небо. Вся́ на́съ ра́ди Христо́съ сотвори́. Ено́хъ бо и Илія́ взя́та бы́ста на высоту́, Госпо́дне Вознесе́ніе прообразу́юще. Дне́сь Госпо́дь на небеса́ взы́де. Блаже́нный Іовъ птенце́мъ Го́спода нарече́, я́ко тѣ́ло пе́рстное отъ земли́ вознесе́; я́ко возноше́нія та́йны не разумѣ́ша іюде́и ви́дѣвше. Се́ Го́спода Бо́га и Спа́са на́шего Вознесе́ніе не небеса́ — всѣ́хъ чюднѣ́е пра́здникъ: дне́сь бо небе́сный кру́гъ, ликовству́я...» (М., 1910.) далѣе...


«ПРОПОВѢДН. ХРЕСТОМАТІЯ». ПОУЧЕНІЕ ВЪ ДЕНЬ СВТ. ГЕРМАНА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО (1965)

Святитель Герман Константинопольский «Святый Германъ, нынѣ воспоминаемый Церковью (8-го в.), родился въ Константинополѣ и былъ сынъ сенатора Юстиніана. Императоръ Константинъ Погонатъ убилъ Юстиніана; опасаясь мщенія со стороны сына, онъ отдалъ его въ церковные клирики. Германъ, хотя не по своей волѣ вступилъ на служеніе Церкви, строгою жизнью заслужилъ общее уваженіе и духовенства и мірянъ и достигъ сана епископа города Кизика. За защиту православія противъ еретиковъ императоръ Филиппъ сослалъ Германа въ заточеніе; по смерти Филиппа онъ былъ возвращенъ и даже поставленъ константинопольскимъ патріархомъ, но не надолго. Когда императоръ Левъ Исаврянинъ возбудилъ гоненіе на иконопочитаніе, св. Германъ явился твердымъ защитникомъ иконъ, стараясь вразумить императора и утѣшая невинно гонимыхъ. Иконоборцы въ 730 году свергли его съ патріаршей каѳедры и изгнали изъ Константинополя. Въ 740 году св. Германъ скончался. На седьмомъ Вселенскомъ Соборѣ Германъ былъ причисленъ къ лику святыхъ. Святый Германъ оставилъ много сочиненій, изъ которыхъ особенно важны три посланія въ защиту св. иконъ. Въ нихъ онъ, между прочимъ, защищаетъ иконопочитаніе указаніемъ на древнія изображенія Іисуса Христа...» (Jordanville, 1965.) далѣе...


ПРОТ. ГРИГОРІЙ ДЬЯЧЕНКО. СЛОВО (3-Е) ВЪ ДЕНЬ СВВ. РАВНОАПП. КИРИЛЛА И МЕѲОДІЯ (1900)

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий «Послушайте, братцы, разскажу вамъ, какъ и зачѣмъ добрые люди научили меня, православнаго русскаго христіанина, грамотѣ. Посовѣтовали добрые люди отцу моему отдать меня въ училище, увѣряли его, что меня научатъ тамъ хорошему. Отецъ разсказалъ это моей матери, собралъ всю семью, посовѣтовались и рѣшили отвезти меня въ школу. Когда отецъ собрался везти меня, тогда матушка принесла мнѣ много съѣстного: мяса, масла, яицъ, орѣховъ, меду и хлѣба, и все это уложила въ мѣшокъ. Когда и все прочее было готово и уложено въ дорожную нашу телѣгу, братья мои запрягли лошадь. Потомъ всѣ мы собрались въ избу; мать и сестра плакали, а отецъ и братья ободряли меня. Поговоривъ немного, мы всѣ встали, помолились Богу, родители благословили меня; прослезились и братья и отецъ; всѣ желали мнѣ здоровья, просили меня не забывать ихъ, любить ихъ и быть хорошимъ человѣкомъ, какъ велитъ Богъ. Всѣ мы вышли на дворъ. Я съ отцомъ сѣлъ въ телѣгу; братья отворили ворота. Отецъ перекрестился, напомнилъ мнѣ перекреститься и, кланяясь семейнымъ, сказалъ: будьте здоровы. — «Богъ васъ храни», — отвѣчала мать. Господи благослови, — сказалъ опять отецъ. — Ну, вези, гнѣдко! — сказалъ онъ, обратясь къ нашей смирной лошадкѣ...» (М., 1900.) далѣе...


ПРОТ. ГРИГОРІЙ ДЬЯЧЕНКО. СЛОВО (2-Е) ВЪ ДЕНЬ СВВ. РАВНОАПП. КИРИЛЛА И МЕѲОДІЯ (1900)

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий «Церковно-славянскій языкъ, какъ языкъ первичный, имѣетъ высокія преимущества и неоспоримыя достоинства, которыя одни достаточны, чтобы оставить у насъ исключительно за нимъ значеніе языка богослужебнаго. Изобрѣтенный св. богомудрыми Кирилломъ и Меѳодіемъ, церковно-славянскій языкъ нашъ отличается особенною силою и выразительностію, благозвучіемъ и торжественностію, и въ этомъ отношеніи онъ вполнѣ гармонируетъ съ выражаемыми на немъ святыми, высокими истинами нашего православія и св. вѣры Христовой. И въ то же время этотъ родной нашъ языкъ вполнѣ понятенъ всякому истинному сыну св. православной нашей вѣры и церкви. Не даромъ обороты славянской рѣчи пріятны нашему слуху, а благоразумное, въ мѣру и къ мѣсту, употребленіе ихъ считается у насъ однимъ изъ признаковъ возвышеннаго слога. Не даромъ народъ нашъ, вѣрующій въ простотѣ своего добраго сердца и тѣмъ же сердцемъ иногда угадывающій, гдѣ истина, такъ любитъ церковно-славянскій языкъ нашъ и даже самыя буквы славянскія. Посмотримъ, далѣе, на старыхъ людей нашихъ, для которыхъ чтеніе свящ. писанія и посѣщеніе храма составляетъ не капризную прихоть, а насущную потребность вѣрующаго ихъ сердца...» (М., 1900.) далѣе...


ПРОТ. ГРИГОРІЙ ДЬЯЧЕНКО. СЛОВО (1-Е) ВЪ ДЕНЬ СВВ. РАВНОАПП. КИРИЛЛА И МЕѲОДІЯ (1900)

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий «На югъ отъ рѣки Дуная и Балканскихъ горъ есть страна Македонія; главный городъ въ ней — Солунь, который иначе называется Ѳессалоники. Въ этомъ городѣ, въ девятомъ столѣтіи, жилъ знатный и богатый мужъ, по имени Левъ, занимавшій мѣсто послѣ главнаго военачальника. Какъ онъ, такъ и супруга его Марія, были люди весьма благочестивые. Дѣтей у нихъ было семь человѣкъ. Старшій былъ Меѳодій, а самый младшій Константинъ (родился въ 827 году), который послѣ, принявъ монашество, названъ былъ Кирилломъ. Св. Меѳодій кончивъ свое образованіе, сперва пошелъ было по государственной службѣ. Ему ввѣрена была власть надъ всѣмъ славянскимъ населеніемъ родной его страны. Македонія была хоть и греческая страна, но въ ней было очень много славянъ. Но чрезъ нѣсколько лѣтъ св. Меѳодій оставилъ эту службу и, удалившись въ монастырь на горѣ Олимпѣ, началъ тамъ строгую монашескую жизнь. Онъ такъ прославился своею подвижническою жизнію, что его хотѣли было поставить митрополитомъ Солуня; но онъ отказался отъ столь высокаго сана, вѣроятно, считалъ себя еще недостаточно къ нему подготовленнымъ; тогда убѣдили его, хотя съ большимъ трудомъ, принять игуменство въ Полихроніевомъ монастырѣ...» (М., 1900.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. «О СОПРОТИВЛЕНІИ ЗЛУ СИЛОЮ». ГЛАВА 7-Я (1925)

Иван Александрович Ильин «Повидимому, въ физическомъ понужденіи и пресѣченіи какъ способѣ воздѣйствія, есть три момента, которые могутъ казаться противодуховными и противолюбовными: во-первыхъ, обращеніе къ человѣческой волѣ, какъ таковой, помимо очевидности и любви; во-вторыхъ воздѣйствіе на чужую волю независимо отъ ея согласія и, можетъ быть, даже вопреки ея согласію; и, въ третьихъ, воздѣйствіе на чужую волю черезъ тѣло понуждаемаго. Дѣйствительно, этому способу воздѣйствія присущи всѣ три момента и притомъ, конечно, не порознь, а во взаимномъ сращенім: физическое понужденіе и пресѣченіе обращается не къ очевидности и любви, а дѣйствуетъ на тѣло понуждаемаго вопреки его согласію. Именно это соединеніе всѣхъ трехъ чертъ нерѣдко производитъ на сентиментальныя души такое впечатлѣніе, которое вызываетъ въ нихъ возмущеніе, протестъ и отверженіе возмутительнаго «насилія». Однако физическое понужденіе и пресѣченіе, дѣйствительно включая въ себя всѣ эти три момента, совсѣмъ еще не становится отъ этого злымъ дѣломъ или "злымъ способомъ общенія". Оно можеть быть и должно быть не противодуховнымъ и не противолюбовнымъ; въ этомъ его существенное отличіе отъ насилія...» (Берлинъ, 1925.) далѣе...


И. А. ИЛЬИНЪ. «О СОПРОТИВЛЕНІИ ЗЛУ СИЛОЮ». ГЛАВА 6-Я (1925)

Иван Александрович Ильин «Именно въ этой связи и только въ этой связи правильно подходить къ проблемѣ физическаго заставленія другихъ людей. Потому что этотъ видъ заставленія, прежде всего, не самодовлѣющъ и не отрѣшонъ отъ другихъ видовъ, а является ихъ опорой и закрѣпленіемъ. Физическое воздѣйствіе на другихъ людей образуетъ послѣднюю и крайнюю стадію заставляющаго понужденія; оно выступаетъ тогда, когда самозаставленіе не дѣйствуетъ, а внѣшнее психическое понужденіе оказывается недостаточнымъ или несостоятельнымъ. Конечно, натуры упрощенныя и грубыя, порывистыя, неуравновѣшенныя и злыя бываютъ склонны упускать изъ вида эту связь и пренебрегать этой градаціей; однако принципіально это дѣла не мѣняетъ: нѣтъ такого средства, нѣтъ такого лѣкарства или яда, которымъ люди не могли бы злоупотребить по легкомыслію или по необузданности, и всѣ эти злоупотребленія нисколько не опорочиваютъ данныхъ средствъ, какъ таковыхъ. Чрезмѣрность идетъ не отъ средства, а отъ неумѣреннаго человѣка; неумѣстность или несвоевременность даннаго лѣкарства не свидѣтельствуетъ о его «злыхъ» свойствахъ; мышьякъ отравляетъ, но мышьякъ и вылѣчиваетъ; и не наивню ли думать, что бездарный и неумѣлый хирургъ...» (Берлинъ, 1925.) далѣе...


"ТРІОДЬ ЦВѢТНАЯ". СЛУЖБА ВЪ ПЯТОКЪ 7-Й СЕДМИЦЫ. ОТДАНІЕ ВОЗНЕСЕНІЯ (1864)

Вознесение Господне «Госпо́дь вознесе́ся на небеса́, да по́слетъ Утѣ́шителя мíру: небеса́ угото́ваша престо́лъ Его́, о́блацы — восхожде́ніе Его́. Ангели дивя́тся, Человѣ́ка зря́ще превы́ше себе́. Отецъ жде́тъ, Его́же въ нѣ́драхъ и́мать Соприсносу́щна; Ду́хъ же Святы́й вели́тъ всѣ́мъ а́нгеломъ Его́: возми́те врата́, кня́зи, ва́ша, вси́ язы́цы, восплещи́те рука́ми, я́ко взы́де Христо́съ, идѣ́же бѣ́ пе́рвѣе. — Го́споди, Твоему́ Вознесе́нію удиви́шася херуви́ми, зря́ще Тебе́, Бо́га, на о́блацѣхъ восходя́ща, на ни́хъ сѣдя́щаго; и сла́вимъ Тя́, я́ко бла́га ми́лость Твоя́: сла́ва Тебѣ́! — На гора́хъ святы́хъ зря́ще Твое́ Вознесе́ніе, Христе́, Сія́ніе сла́вы Отчи, воспѣва́емъ Тво́й свѣтообра́зный лица́ зра́къ, кла́няемся Страсте́мъ Твои́мъ, почита́емъ Воскресе́ніе, сла́вное Вознесе́ніе сла́вяще: поми́луй на́съ. — Го́споди, апо́столи я́ко ви́дѣша Тя́, на о́блацѣхъ возноси́ма, рыда́ніемъ сле́зъ, Жизнода́вче Христе́, ско́рби исполня́еми, рыда́юще, глаго́лаху: Влады́ко, не оста́ви на́съ си́рыхъ, и́хже за милосе́рдіе возлюби́лъ еси́ рабы́ Твоя́, я́ко Благоутро́бенъ, но посли́, я́коже обѣща́лъ еси́ на́мъ, Пресвята́го Твоего́ Ду́ха, просвѣща́юща ду́ши на́ша. — Взы́де Богъ въ воскликнове́ніи, Госпо́дь во гла́сѣ тру́бнѣ, е́же вознести́ па́дшій о́бразъ Ада́мовъ и посла́ти Ду́ха Утѣ́шителя, е́же освяти́ти ду́ши на́ша...» (Кіевъ, 1864.) далѣе...


"ТРІОДЬ ЦВѢТНАЯ". СЛУЖБА ВЪ ЧЕТВЕРТОКЪ 7-Й СЕДМИЦЫ ПО ПАСХѢ (1864)

Вознесение Господне «Еже о всѣ́хъ соверши́въ спасе́ніе, на го́ру прише́лъ еси́ Елео́нскую, Христе́, отону́дуже и взя́лся еси́ предъ ученики́ Твои́ми, на небеса́ со сла́вою носи́мь. Тѣ́мже, та́инству дивя́щеся, го́рнимъ взыва́ху до́льніи чи́нове: возми́те врата́, и вни́детъ, отону́дуже изы́де, всѣ́ми ца́рствуяй Бо́гъ, я́коже благоволи́, пресла́вно мíрови спасе́ніе содѣ́лавъ. — Учени́ческій ли́къ Тебе́, я́коже зря́ше взима́ема, глаго́лаше: Влады́ко, ка́ко ны́нѣ оставля́еши рабы́ Твоя́? и ка́мо и́деши, Иже рука́ма Содержа́й концы́? Мы́ же, оста́вивше вся́, Тебѣ́, Бо́гу, послѣ́довахомъ ра́дующеся, во вѣ́ки съ Тобо́ю наде́жду иму́ще бы́ти. Не оста́ви си́рыхъ на́съ, я́коже обѣща́лся еси́, Спа́се на́шъ Милосе́рде, Утѣ́шителя посли́ и Спа́са ду́шъ на́шихъ. — Соверше́ннѣйшее подая́ благослове́ніе друго́мъ Твои́мъ, Влады́ко, та́йно научи́лъ еси́ и́хъ: зри́те, дру́зи, иду́ ко Отцу́, ва́мъ же послю́ Ино́го Утѣ́шителя, вы́ же сѣ́тованіе все́ отри́ните. Не оста́влю бо ове́цъ, я́же собра́хъ; не забу́ду, и́хже возлюби́хъ. Боже́ственною съ высоты́ обо́лкшеся си́лою, иди́те, глаго́люще во вся́ язы́ки спасе́нія благовѣща́ніе. — Взы́де Богъ въ воскликнове́ніи, Госпо́дь во гла́сѣ тру́бнѣ, е́же вознести́ па́дшій о́бразъ Ада́мовъ и посла́ти Ду́ха Утѣ́шителя, е́же освяти́ти ду́ши на́ша...» (Кіевъ, 1864.) далѣе...


«ПРОПОВѢДН. ХРЕСТОМАТІЯ». ПОУЧЕНІЕ (2-Е) НА ПАМЯТЬ СВТ. НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (1965)

Чудо святителя Николая Чудотворца «Чѣмъ ярче всего сіяетъ жизнь святителя Христова Николая? Любовію къ ближнимъ. Подлинно святитель и на небѣ — въ трудахъ за земныхъ братій своихъ. Зовутъ ли его на морѣ? Онъ тамъ является съ помощію. Молитъ его притѣсненный судомъ? Онъ и къ нему спѣшитъ. Плачетъ горькая бѣдность о безпомощной своей долѣ? Онъ и бѣдность надѣляетъ нужнымъ. Гдѣ не является онъ призываемый на помощь? На землѣ онъ былъ охранителемъ чистоты, тѣснимой нуждами. И на небѣ онъ — дивный любовію къ нуждающимся. Пусть же и для насъ, совершающихъ память святителя Николая милостиваго, любовь къ ближнимъ будетъ дѣломъ святымъ. Любовь къ другимъ — какое это высокое чувство! какое это дивное совершенство для того, кто имѣетъ его! Самъ Богъ называется любовію. «Богъ любы есть», говоритъ апостолъ Іоаннъ (1 Ін. 4, 16). Какъ же много значитъ для человѣка, когда онъ украшаетъ душу отличіемъ Самого Бога! «Пребываяй въ любви, въ Богѣ пребываетъ, и Богъ въ немъ пребываетъ», говоритъ еще апостолъ. Чего еще желать человѣку, когда Богъ обитаетъ въ немъ? А любовь къ другимъ низводитъ Бога въ сердце. «Сія заповѣдую вамъ», говоритъ Сынъ Божій «да любите другъ друга» (Ін. 15, 17)...» (Jordanville, 1965.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ДОГМАТЪ О ЦЕРКВИ ВЪ СОВРЕМЕННОМЪ МІРѢ (1975)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Не только православная душа, но и вообще всякій религіозный человѣкъ теперь нерѣдко бываетъ потрясенъ явленіями, которыя еще недавно казались невозможными. Мы бываемъ на Западѣ свидѣтелями того, какъ священники защищаютъ явный порокъ, кощунственно «вѣнчаютъ» лицъ одного пола, въ католическихъ журналахъ подвергается сомнѣнію существованіе діавола. О разныхъ уродливыхъ явленіяхъ модернизма у насъ, на Соборѣ еще, вѣроятно, будетъ рѣчь. Поэтому я не буду сейчасъ останавливаться на всемъ окружающемъ насъ безобразіи. Грѣхъ всегда существовалъ среди потомковъ Адама, но никогда еще не пользовался такой свободой и явнымъ оправданіемъ, какъ въ наши дни. Католичество и протестантизмъ соревнуютъ другъ съ другомъ въ провозглашеніи новой морали и равнодушіи къ истинѣ. И чѣмъ болѣе они ухищряются въ новыхъ методахъ привлеченія молодежи въ свои храмы, тѣмъ болѣе эта молодежь теряетъ вѣру. Бездна окружающаго насъ религіозно-нравственнаго паденія явилась не вдругъ. Это есть результатъ длительнаго процесса, который начался съ искаженнаго пониманія христіанскаго спасенія и искаженія вѣры въ Церковь...» (Jordanville, 1975.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 32-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «По сверженіи Шуйскаго, во главѣ правительства стала дума боярская; всѣ должны были присягать — до избранія новаго царя повиноваться боярамъ. Но гдѣ было взять новаго царя? Большинство, и большинство огромное, не хотѣло Поляка Владислава, чернь благопріятствовала Лжедимитрію, но знатные и средніе люди не хотѣли о немъ и слышать, какъ о ворѣ, царѣ козацкомъ. Патріархъ Гермогенъ требовалъ избранія царя изъ вельможъ русскихъ, предлагалъ имъ князя Василія Васильевича Голицына, или четырнадцатилѣтняго Михаила Ѳедоровича Романова, сына митрополита Филарета Никитича. Но это желаніе выбрать царя изъ своихъ не могло на этотъ разъ осуществиться: въ Можайскѣ стоялъ гетманъ Жолкѣвскій, требуя, чтобъ Москва признала царемъ Владислава, а въ селѣ Коломенскомъ стоялъ Лжедимитрій. Временному правительству московскому не было возможности отбиваться отъ Жолкѣвскаго и Лжедимитрія вмѣстѣ, особенно когда у послѣдняго были приверженцы между низшимъ народонаселеніемъ города, некогда было созывать соборъ для избранія царя всею землею, надобно было выбирать изъ двоихъ готовыхъ искателей престола, Лжедимитрія и Владислава. Узнавши, что приверженцы Лжедимитрія хотятъ впустить его войско тайно въ Москву...» (М., 1880.) далѣе...


С. М. СОЛОВЬЕВЪ. «УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ». ГЛАВА 31-Я (1880)

Сергей Михайлович Соловьев «Вступивши на престолъ, Шуйскій цѣловалъ крестъ, что ему, «не осудя истиннымъ судомъ съ боярами своими, никого смерти не предавать, вотчинъ, дворъ и имѣнія у братьевъ, жены и дѣтей преступника не отнимать, если они не виноваты, доносовъ ложныхъ не слушать, но изслѣдовать всякое дѣло какъ можно обстоятельнѣе; а ложныхъ доносчиковъ казнить, смотря по винѣ, какую возвели на другаго». Разослана была по областямъ грамота отъ имени бояръ и всѣхъ людей московскихъ съ извѣстіемъ о гибели Лжедимитрія и возведеніи на престолъ Шуйскаго. Въ этой грамотѣ говорилось, что Гришка Отрепьевъ овладѣлъ царствомъ съ бѣсовскою помощію, всѣхъ людей прельстилъ чернокнижествомъ. Но эта странная грамота могла произвести только недоумѣніе въ жителяхъ областей; недавно извѣщали ихъ изъ Москвы, что Годуновъ свергнутъ истиннымъ царемъ Димитріемъ; теперь увѣряютъ, что этотъ Димитрій былъ обманщикъ, злодѣй, еретикъ и чернокнижникъ; объявляютъ, что онъ погибъ за свое злодѣйство, но какъ погибъ? — это остается тайною; объявляютъ, что избранъ новый царь, но какъ и кѣмъ? — неизвѣстно; совѣтные люди изъ областей не участвовали въ избраніи Шуйскаго: новый царь сѣлъ на престолъ тайкомъ отъ земли...» (М., 1880.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ВАГРАМЪ». ПЕРВОЕ УВЛЕЧЕНІЕ. (ЗАПИСКИ КОРНЕТА) (1909)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Я стою передъ большимъ маминымъ зеркаломъ у туалета и разсматриваю себя въ него. Я положительно красивъ. Золотыя портупея и перевязь, которыя перекрещиваются на моей груди, лакированные сапоги со шпорами и, главное, шапочка съ цвѣтнымъ верхомъ — все это далеко не худо. Я одинъ вышелъ изъ N-скаго училища въ кавалерію и на-дняхъ буду прикомандированъ къ гвардіи. Все это мнѣ устроилъ мой дядя, очень важный человѣкъ. Мнѣ уже пора ѣхать въ полкъ, но я не хочу отойти отъ зеркала и не могу вдоволь налюбоваться на себя. Я уже офицеръ. Въ жизни моей много чего-то новаго. Уже одно то, что мнѣ отдаютъ честь, у меня будетъ лошадь, деньщикъ, казенная квартира. Скверно, что нашъ полкъ стоитъ за городомъ, а то бы... Меня страшитъ, что я изъ пѣхотнаго училища. Мнѣ вспоминаются на съемкахъ наши столкновенія съ юнкерами Николаевскаго училища. Идешь бывало по полю въ сапогахъ бутылками, смазныхъ и вонючихъ, а на встрѣчу юнкеръ кавалеристъ, въ узенькихъ штанишкахъ, въ ботинкахъ со шпорами и подъ зонтикомъ; не вытерпишь и крикнешь: «моншеръ, воткни шпоры въ спину!» Какъ изводили они насъ своимъ щегольскимъ «собственнымъ» видомъ. У насъ, бѣдныхъ пѣхотинцевъ, запрещали имѣть...» (СПб., 1909.) далѣе...


П. Н. КРАСНОВЪ. «ВАГРАМЪ». СОФОЧКА. (ЗАПИСКИ ЮНКЕРА) (1909)

Генерал Атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов «Какъ все мнѣ кажется здѣсь страннымъ послѣ дома. Постели въ нашей спальной, или, какъ здѣсь называютъ, «ротномъ помѣщеніи» аккуратно застланы, надъ каждой билетикъ съ номеромъ и фамиліей, впрочемъ надъ нашими нѣтъ таковыхъ, не успѣли сдѣлать. Юнкера старшаго курса еще не съѣхались. Они всѣ вернутся сегодня къ одиннадцати часамъ. Два, три бездомныхъ, никуда не уѣзжавшихъ, скучно бродятъ по залѣ, знакомятся, разыскиваютъ корпусныхъ товарищей. Я одинъ поступилъ изъ дома и на меня косятся. Пока мнѣ не скучно. Свобода полная — офицеровъ не видать никого, я брожу по громадному зданію и осматриваю обстановку. Меня вѣроятно зачислятъ въ первую роту, куда берутъ самыхъ высокихъ, я и теперь помѣщенъ тамъ вмѣстѣ съ кадетами петербургскихъ корпусовъ. Они держатъ себя какъ дома. Иные читаютъ, ѣдятъ пирожки, не обращая ни на кого вниманія, поютъ, борются. Счастливые! Имъ эта обстановка привычна, ихъ не гнетутъ голыя стѣны, сѣрыя одѣяла, вся эта скучная казенщина... Но пока все-таки ничего. Въ ротномъ помѣщеніи даже весело. Всѣ окна во дворъ открыты. Дворъ громадный, весь усыпанъ пескомъ и чистъ необычайно. За дворомъ тянутся безконечные огороды, далѣе видны большія деревья какого-то изъ острововъ...» (СПб., 1909.) далѣе...


И. С. ШМЕЛЕВЪ. «СТАРЫЙ ВАЛААМЪ». ГЛАВА 12-Я (1936)

Иван Сергеевич Шмелев «Мы ѣдемъ въ Коневскій скитъ, — во имя Божіей Матери Коневскія, верстахъ въ шести отъ монастыря. Къ крыльцу гостинницы поданъ тарантасъ, запряженный сивой лошадкой. За кучера — монашонокъ-карелъ, — «молчальникъ». Онъ всегда возитъ о. игумена и сидитъ на козлахъ по уставу: со страхомъ и трепетомъ. Во всю дорогу онъ не произнесъ ни звука. Лошадка неторопливая, лѣнивая, могла бы и походчѣй идти, но кнутикъ Валааму неизвѣстенъ: «блаженъ иже и скоты милуйя». Погода сѣренькая, дождливая: унесли лѣто журавли. Ѣдемъ лѣсомъ. Остро пахнетъ грибами, осеннею горьковинкой хвои. Намокшія лапы елей цѣпляютъ насъ за шляпы и осыпаютъ дождемъ. Неуютно теперь въ лѣсахъ. А какъ пойдутъ настояще осенніе дожди да бури, лѣса зашумятъ-завоютъ, повалятъ лѣсные буреломы, — жутко тогда въ лѣсахъ. А отшельники по глухимъ скитамъ будутъ выстаивать ночи на молитвѣ, а днями колоть дрова и собирать валежникъ. А рыбаки-монахи на своихъ древнихъ ладьяхъ выйдутъ въ бурную Ладогу закидывать свои сѣти-мрежи; на кирпичномъ заводѣ трудники будутъ мять мокрую глину на кирпичи, каменотесы — ломать на горахъ гранитъ; машинистъ-монахъ пойдетъ на качливомъ «Валаамѣ» за многія версты на дальніе острова...» (Владимірова, 1936.) далѣе...


И. С. ШМЕЛЕВЪ. «СТАРЫЙ ВАЛААМЪ». ГЛАВА 11-Я (1936)

Иван Сергеевич Шмелев «Мы идемъ по лѣсной дорогѣ, не зная, куда приведетъ она. Всюду гранитъ, мохомъ поросшій и брусникой. Ѣдимъ бруснику и не осыпавшуюся еще чернику. Много и зарослей малины, только она сошла. Должно быть много здѣсь рябчиковъ, — знакомые свисты слышны. На Валаамѣ не стрѣляютъ. Чувствуетъ это птица, прилетаетъ сюда и держится. Говорятъ, — и лебеди бываютъ и гагары. Въ Коневскомъ скиту можно и гагаръ увидѣть, — совсѣмъ ручныя. Насъ обгоняетъ монахъ на одноколкѣ, кланяется и говоритъ: «путь вамъ добрый, съ вами Господь!» Пропалъ за поворотомъ, только слышенъ раскатъ колесъ по встрѣтившейся плитѣ «луды». Затихло. Вонъ, въ сторонѣ, упавшее дерево, столѣтнее, должно быть. Мохъ забрался въ пустое дупло. Я тычу палкой — одна труха. Сколько же лѣтъ прошло, когда оно упало, — полсотни, сто? Изъ дупла тянется ромашка, повилика. Изъ-за мшистаго пня высматриваютъ глаза... какъ странно! «Смотри, кто это тамъ... глаза?» — говорю я женѣ. Радостная, она мнѣ шепчетъ: — «да это... лисичка!» Да, лисичка, совсѣмъ ручная. Глядимъ на нее, не шелохнемся. Глядитъ и она на насъ. Странное чувство — близости и довѣрія, и неизъяснимой радости... отчего? Самая обыкновенная лисичка, только... умильная...» (Владимірова, 1936.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. О ДОБРОДѢТЕЛИ, КЪ МЛАДШЕМУ ПОДВИЖНИКУ (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Господь, пришедшій въ міръ для спасенія человѣковъ, заповѣдалъ намъ любить другъ друга (Іоан. 13, 34). По любви дѣло — и поучать другъ друга страху Божію. Итакъ, поелику благоговѣнію твоему желательно было слышать слово отъ моей малости, то, изъ послушанія, уступилъ я желанію твоему, при содѣйствіи благодати Христовой. И теперь о тѣхъ же предметахъ начерталъ я въ этой памятной записи. Почему, если найдешь что полезнаго, сохрани это въ умѣ своемъ, чтобъ, когда принесешь плодъ Господу, и мнѣ остаться не безъ награды за совѣтъ. Но не ищи у меня, живущаго среди братіи, ни словеснаго искусства, которому я не учился, ни красивыхъ выраженій, которыхъ не знаю; прійми же съ любовію написанное тебѣ изъ любви просто, искренно и не по ученому; дополни это и самъ отъ себя, на что ты и способнѣе меня; и получивъ отъ меня какъ бы сѣмена и первыя начала, на широтѣ ума своего сотвори обильнѣйшій плодъ. Что предложено мною коротко и слабо, ты, какъ любоученѣйшій, живущимъ съ тобою вырази это съ силою и посовѣтуй имъ принять во вниманіе глубину моего невѣдѣнія; такъ какъ не привыкъ я сочинять рѣчи на показъ и не упражнялся въ искусствѣ слова...» (Сергіевъ Посадъ, 1895.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. О ТОМЪ, КАКЪ ДУША ДОЛЖНА МОЛИТЬСЯ БОГУ (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Скорбію подавленная душа приступаетъ къ Тебѣ, святый Владыка, и со слезами предстаетъ, жалуясь на губителя, врага, и со всякимъ смиреніемъ припадаетъ, прося защиты отъ угнетающаго ее сопротивника. Поелику безъ стыда приступаетъ она къ Тебѣ; то выслушай ее вскорѣ, и внимательно посѣти ее, съ любовію къ Тебѣ прибѣгающую. Если презришь ее, подавленную скорбію, то она погибнетъ. Если замедлишь выслушать ее утѣсненную, то оскудѣетъ она въ силахъ. Но если по щедротамъ Своимъ посѣтишь, то обрѣтется; если призришь на нее, то спасется; если услышишь ее, то укрѣпится въ силахъ. Поревнуй о ней; потому что она обручена съ Тобою. Обручилъ же ее съ тобою Апостолъ Павелъ, который сказалъ, что ты безсмертный ревнитель (Евр. 12, 29 и Втор. 4, 24). Не презри ее, чтобъ врагъ не подумалъ, что Ты въ разводѣ съ нею, и отослалъ ее отъ Себя. Накажи меня, Господи, по щедротамъ Твоимъ, и не предавай меня въ руки губителя. Вотъ отвсюду собралъ я мысли свои, и не могу передъ Тобою припомнить чего-либо добраго, исключая одного, что не знаю другаго Бога, кромѣ Тебя. Благодать врачеваній Твоихъ — безмѣрная широта, и всѣмъ приходящимъ къ Тебѣ подаетъ она исцѣленіе...» (Сергіевъ Посадъ, 1895.) далѣе...


"КАНОНЫ ИЛИ КНИГА ПРАВИЛЪ". ПРАВИЛА КОНСТАНТИНОП. (ДВУКРАТНАГО) СОБОРА (1974)

Православная Церковь - ковчег спасения «Что опредѣлено о пресвитерахъ и Епископахъ и Митрополитахъ, то самое, и наипаче, приличествуетъ Патріархамъ. Посему, аще который пресвитеръ, или Епископъ, или Митрополитъ, дерзнетъ отступити отъ общенія съ своимъ Патріархомъ, и не будетъ возносити имя его, по опредѣленному и установленному чину, въ Божественномъ тайнодѣйствіи, но прежде Соборнаго оглашенія и совершеннаго осужденія его, учинитъ расколъ: таковому святый Соборъ опредѣлилъ быти совершенно чужду всякаго священства, аще токмо обличенъ будетъ въ семъ беззаконіи. Впрочемъ сіе опредѣлено и утверждено о тѣхъ, кои, подъ предлогомъ нѣкоторыхъ обвиненій, отступаютъ отъ своихъ предстоятелей, и творятъ расколы, и расторгаютъ единство Церкви. Ибо отдѣляющіеся отъ общенія съ предстоятелемъ, ради нѣкія ереси, осужденныя святыми Соборами или отцами, когда, то есть, онъ проповѣдуетъ ересь всенародно, и учитъ оной открыто въ Церкви, таковые аще и оградятъ себя отъ общенія съ глаголемымъ Епископомъ, прежде Соборнаго разсмотрѣнія, не токмо не подлежатъ положенной правилами епитиміи, но и достойны чести, подобающей православнымъ. Ибо они осудили не Епископовъ, а лжеепископовъ и лжеучителей...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". ПОСЛАНІЕ КАРѲАГЕН. СОБОРА КЪ КЕЛЕСТИНУ, ПАПѢ РИМСКОМУ (1974)

Собор Святых Отцов «Возлюбленному владыкѣ и честнѣйшему брату Келестину: Аврилій, Палатинъ, Антонинъ, Тутъ, Сервусдей, Терентій и прочіе, обрѣтшіеся на общемъ Карѳагенскомъ Соборѣ. Какъ твоя святыня изъявила вашу радость о прибытіи Апіарія, писаніемъ, посланнымъ чрезъ сопресвитера нашего Льва: подобно и мы желали бы, чтобы съ радостію послано было настоящее писаніе о его оправданіи. Ибо по истинѣ, и наше и ваше расположеніе было чуждо недовѣрчивости, и не пытливымъ являлося оно, предварительно склоняясь въ пользу его, какъ бы уже выслушаннаго, тогда какъ его еще надлежало вопрошати. И такъ, когда прибылъ къ намъ святѣйшій братъ и соепископъ нашъ Фавстинъ, мы созвали Соборъ, и полагали, что онъ съ Апіаріемъ посланъ ради того, дабы какъ сей стараніемъ его возстановленъ былъ на пресвитерство, такъ и нынѣ возмогъ, его же попеченіемъ, оправдатися въ толикихъ обвиненіяхъ, принесенныхъ на него отъ жителей Ѳавракинскихъ. Но многочисленный Соборъ нашъ нашелъ столь многія и столь великія беззаконія Апіарія, что онѣ превозмогли дѣйствованіе вышереченнаго Фавстина, хотя то было покровительство паче, нежели судъ, и ходатайство паче, екдику свойственное, нежели справедливость...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. ВЕЧЕРЪ НАКАНУНѢ ИВАНА КУПАЛА (1921)

Николай Васильевич Гоголь «За Ѳомою Григорьевичемъ водилась особеннаго рода странность: онъ до смерти не любилъ пересказывать одно и то же. Бывало, иногда, если упросишь его разсказать что сызнова, то, смотри, что-нибудь да вкинетъ новое, или переиначитъ такъ, что узнать нельзя. Разъ, одинъ изъ тѣхъ господъ, — намъ, простымъ людямъ, мудрено и назвать ихъ: писаки они — не писаки, а вотъ то самое, что барышники на нашихъ ярмаркахъ: нахватаютъ, напросятъ, накрадутъ всякой всячины, да и выпускаютъ книжечки, не толще букваря, каждый мѣсяцъ или недѣлю, — одинъ изъ этихъ господъ и выманилъ у Ѳомы Григорьевича эту самую исторію, а онъ вовсе и позабылъ о ней. Только пріѣзжаетъ изъ Полтавы тотъ самый паничъ, въ гороховомъ кафтанѣ, про котораго говорилъ я, и котораго одну повѣсть вы, думаю, уже прочли, — привозитъ съ собою небольшую книжечку и, развернувши посерединѣ, показываетъ намъ. Ѳома Григорьевичъ готовъ уже былъ осѣдлать носъ свой очками, но, вспомнивъ, что онъ забылъ ихъ подмотать нитками и облѣпить воскомъ, передалъ мнѣ. Я, такъ какъ грамоту кое-какъ разумѣю и не ношу очковъ, принялся читать. Не успѣлъ перевернуть двухъ страницъ, какъ онъ вдругъ остановилъ меня за руку...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. СОРОЧИНСКАЯ ЯРМАРКА (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Какъ упоителенъ, какъ роскошенъ лѣтній день въ Малороссіи! Какъ томительно-жарки тѣ часы, когда полдень блещетъ въ тишинѣ и зноѣ, и голубой, неизмѣримый океанъ, сладострастнымъ куполомъ нагнувшійся надъ землею, кажется, заснулъ, весь потонувши въ нѣгѣ, обнимая и сжимая прекрасную въ воздушныхъ объятіяхъ своихъ! На немъ ни облака; въ полѣ ни рѣчи. Все какъ будто умерло; вверху только, въ небесной глубинѣ, дрожитъ жаворонокъ, и серебряныя пѣсни летятъ по воздушнымъ ступенямъ на влюбленную землю, да изрѣдка крикъ чайки, или звонкій голосъ перепела отдается въ степи. Лѣниво и бездумно, будто гулящіе безъ цѣли, стоятъ подоблачные дубы, и ослѣпительные удары солнечныхъ лучей зажигаютъ цѣлыя живописныя массы листьевъ, накидывая на другія темную, какъ ночь, тѣнь, по которой только при сильномъ вѣтрѣ прыщетъ золото. Изумруды, топазы, яхонты эѳирныхъ насѣкомыхъ сыплются надъ пестрыми огородами, осѣняемыми статными подсолнечниками. Сѣрыя скирды сѣна и золотые снопы хлѣба станомъ располагаются въ полѣ и кочуютъ по его неизмѣримости. Нагнувшіяся отъ тяжести плодовъ широкія вѣтви черешенъ, сливъ, яблонь, грушъ...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


«СЛѢДОВАННАЯ ПСАЛТИРЬ». КАѲИСМА 6-Я (1874)

Святой пророк, псалмопевец и царь Давид «Го́споди, да не я́ростію Твое́ю обличи́ши мене́, ниже́ гнѣ́вомъ Твои́мъ нака́жеши мене́. Яко стрѣ́лы Твоя́ унзо́ша во мнѣ́ и утверди́лъ еси́ на мнѣ́ ру́ку Твою́. Нѣ́сть исцѣле́нія въ пло́ти мое́й отъ лица́ гнѣ́ва Твоего́, нѣ́сть ми́ра въ косте́хъ мои́хъ отъ лица́ грѣ́хъ мои́хъ. Яко беззако́нія моя́ превзыдо́ша главу́ мою́, я́ко бре́мя тя́жкое отяготѣ́ша на мнѣ́. Возсмердѣ́ша и согни́ша ра́ны моя́ отъ лица́ безу́мія моего́. Пострада́хъ и сляко́хся до конца́, ве́сь де́нь сѣ́туя хожда́хъ. Яко ля́двія моя́ напо́лнишася поруга́ній, и нѣ́сть исцѣле́нія въ пло́ти мое́й. Озло́бленъ бы́хъ и смири́хся до зѣла́, рыка́хъ отъ воздыха́нія се́рдца моего́. Го́споди, предъ Тобо́ю все́ жела́ніе мое́ и воздыха́ніе мое́ отъ Тебе́ не утаи́ся. Се́рдце мое́ смяте́ся, оста́ви мя́ си́ла моя́, и свѣ́тъ о́чію мое́ю, и то́й нѣ́сть со мно́ю. Дру́зи мои́ и и́скренніи мои́ пря́мо мнѣ́ прибли́жишася и ста́ша, И бли́жніи мои́ отдале́че мене́ ста́ша, и нужда́хуся и́щущіи ду́шу мою́, и и́щущіи зла́я мнѣ́ глаго́лаху су́етная, и льсти́внымъ ве́сь де́нь поуча́хуся. Азъ же, я́ко глу́хъ, не слы́шахъ, и, я́ко нѣ́мъ, не отверза́яй у́стъ свои́хъ. И бы́хъ, я́ко человѣ́къ, не слы́шай и не имы́й во устѣ́хъ свои́хъ обличе́нія. Яко на Тя́, Го́споди, упова́хъ, Ты́ услы́шиши, Го́споди Бо́же мо́й. Яко рѣ́хъ: да не когда́ пора́дуютмися врази́ мои́...» (М., 1874.) далѣе...


«СЛѢДОВАННАЯ ПСАЛТИРЬ». КАѲИСМА 5-Я (1874)

Святой пророк, псалмопевец и царь Давид «Ра́дуйтеся, пра́ведніи, о Го́сподѣ, пра́вымъ подоба́етъ похвала́. Исповѣ́дайтеся Го́сподеви въ гу́слехъ, во псалти́ри десятостру́ннѣмъ по́йте Ему́. Воспо́йте Ему́ пѣ́снь но́ву, до́брѣ по́йте Ему́ со восклица́ніемъ. Яко пра́во сло́во Госпо́дне и вся́ дѣла́ Его́ въ вѣ́рѣ. Лю́битъ ми́лостыню и су́дъ Госпо́дь, ми́лости Госпо́дни испо́лнь земля́. Сло́вомъ Госпо́днимъ небеса́ утверди́шася и Ду́хомъ у́стъ Его́ вся́ си́ла и́хъ. Собира́яй, я́ко мѣ́хъ, во́ды морскíя, полага́яй въ сокро́вищихъ бе́здны. Да убои́тся Го́спода вся́ земля́, отъ Него́же да подви́жутся вси́ живу́щіи по вселе́ннѣй. Яко То́й рече́, и бы́ша, То́й повелѣ́, и созда́шася. Госпо́дь разоря́етъ совѣ́ты язы́ковъ, отмета́етъ же мы́сли люде́й, и отмета́етъ совѣ́ты князе́й. Совѣ́тъ же Госпо́день во вѣ́къ пребыва́етъ, помышле́нія се́рдца Его́ въ ро́дъ и ро́дъ. Блаже́нъ язы́къ, ему́же е́сть Госпо́дь Бо́гъ его́, лю́діе, я́же избра́ въ наслѣ́діе Себѣ́. Съ небесе́ призрѣ́ Госпо́дь, ви́дѣ вся́ сы́ны человѣ́ческія. Отъ гото́ваго жили́ща Своего́ призрѣ́ на вся́ живу́щія на земли́. Созда́вый на еди́нѣ сердца́ и́хъ, разумѣва́яй на вся́ дѣла́ и́хъ. Не спаса́ется ца́рь мно́гою си́лою, и исполи́нъ не спасе́тся мно́жествомъ крѣ́пости своея́. Ло́жь ко́нь во спасе́ніе, во мно́жествѣ же си́лы своея́ не спасе́тся...» (М., 1874.) далѣе...


ПЬЕРЪ ЖИЛЬЯРЪ. «ТРАГИЧ. СУДЬБА РУССКОЙ ИМПЕРАТ. ФАМИЛІИ». ГЛАВА 1-Я (1921)

Убийство Царской Семьи «Пришло время оповѣстить міръ о правдѣ екатеринбургскаго преступленія во всѣхъ подробностяхъ и во всемъ своемъ отвращеніи. Необходимо дать широкимъ слоямъ общества свѣдѣнія, которыхъ ему не достаетъ, чтобы оно могло сознательно судить и усвоить правильное мнѣніе объ обстоятельствахъ, имѣвшихъ своимъ эпилогомъ потрясающую ночь съ 16 на 17 іюля 1918 г. [н. ст.]. Молчаніе, къ которому насъ обязывало судебное слѣдствіе, было широко использовано прежде всего самими виновниками преступленія и литературой низкой пробы, что еще болѣе запутало общественное сужденіе. Наступило время для тѣхъ, кто знаетъ правду, сообщить ее другимъ, — это долгъ, который лежитъ на нихъ, какъ бы онъ ни былъ тяжелъ. Оставляя совершенно въ сторонѣ вопросъ объ отвѣтственности за все случившееся, я хочу разсказать только о тѣхъ происшествіяхъ, въ которыя я былъ непосредственно замѣшанъ по пріѣздѣ въ Екатеринбургъ, и выставить подробности злодѣянія въ томъ видѣ, въ какомъ онѣ выяснились при производствѣ слѣдствія. Первые пять мѣсяцевъ послѣ революціи 1917 года императорская семья провела въ Царскомъ Селѣ. Въ августѣ того же года императоръ, императрица и пятеро ихъ дѣтей...» (Ревель, 1921.) далѣе...


ПЬЕРЪ ЖИЛЬЯРЪ. «ТРАГИЧ. СУДЬБА РУССКОЙ ИМПЕРАТ. ФАМИЛІИ». ПРЕДИСЛОВІЕ (1921)

Пьер Жильяр «18 декабря 1920 года, въ издаваемомъ въ Парижѣ французскомъ журналѣ «L' Illustration», впервые появились подробныя свѣдѣнія о жизни и гибели Императора Николая II-го и его семьи, сообщенныя бывшимъ воспитателемъ Наслѣдника Цесаревича Алексѣя Николаевича Пьеромъ Жильяръ. Безукоризненный источникъ и потрясающія картины разсказа, наряду съ сердечностью и безпристрастностью изложенія, произвели на всѣхъ, въ комъ бьется человѣческое сердце, неизгладимое впечатлѣніе. Безъ этихъ задушевныхъ свидѣтельскихъ показаній Пьера Жильяра, по счастливой прихоти большевиковъ, силой удаленнаго изъ Екатеринбурга до убійства царской семьи и всѣхъ ея приближенныхъ, въ лѣтописи русской революціи оказался-бы непоправимый пробѣлъ. Какъ-бы не были добросовѣстны и безпристрастны первые историки русской революціи, они не смогли-бы описать ничего изъ того, что съ такою удивительною яркостью и правдивостью изложилъ Пьеръ Жильяръ. Чѣмъ-бы не окончилась русская революція послѣ большевизма, образъ Романовыхъ пройдетъ въ исторію не такимъ, какъ его силилась представить злобствующая клевета, а тѣмъ, какими они жили и умерли и какими Жильяръ явилъ ихъ міру изъ таинственнаго мрака, окутывавшаго заключеніе Царскосельскаго дворца...» (Ревель, 1921.) далѣе...


«ЦЕРКОВНЫЯ ВѢДОМОСТИ» № 6-7. (1/14-15/28 ІЮНЯ) 1922 ГОДА

Блаженнейший митрополит Антоний (Храповицкий) «Россійская Православная Церковь, поверженная въ тяжкія бѣдствія, радоваться о Христѣ Богѣ желаетъ и, открывая свои глубокія раны, указуя на 28 могилъ убіенныхъ своихъ архіереевъ и свыше тысячи убіенныхъ іереевъ, и сотни тысячъ мірянъ, убіенныхъ за благочестіе, взываетъ къ Вамъ словами Іереміи: «да не будетъ этого съ Вами, всѣ, проходящіе путемъ, взгляните, посмотрите, есть ли болѣзнь, какъ болѣзнь моя, какая постигла меня, какую послалъ Господь въ день пламеннаго гнѣва Своего» (Плач. 1, 12). Страданія наши умножаются съ каждымъ новымъ мѣсяцемъ до настоящихъ дней, которые оказались еще болѣе горестными, чѣмъ все, пережитое нашею страною раньше. Именно въ эти послѣдніе мѣсяцы и дни богоборная рука враговъ Христовыхъ направилась противъ нашихъ вѣковыхъ святынь, ограбила изъ церквей священныя украшенія чудотворныхъ иконъ и раки, содержавшія нетлѣнныя тѣла св. угодниковъ, также священные сосуды Божественной евхаристіи и всѣ прочія цѣнности Божіихъ храмовъ. Злодѣи довершили свои преступленія тѣмъ, что пытаются отнять послѣднее утѣшеніе православнаго народа: они арестовали Святѣйшаго Патріарха Всероссійскаго Тихона...» (Бѣлградъ, 1922.) далѣе...


«КИТАЙСКІЙ БЛАГОВѢСТНИКЪ». 1917 Г. ВЫПУСКЪ 11-Й (ОТЪ 20 АВГУСТА)

Митрополит Пекинский и Китайский Иннокентий (Фигуровский) «Второе открытое письмо къ Архипастырямъ Россійской Церкви еп. Иннокентія (Фигуровскаго): Ангелы Россійской Церкви! Наступили послѣднія времена. Предтечи Антихриста уже дѣйствуютъ и богомерзкое ученіе повсюду проповѣдуется. Узаконяется развратъ и насиліе. Торжественно совершаются гражданскіе похороны и вводятся гражданскіе праздники. Святая Русь на весь міръ опозорена и навсегда заклеймлена позорнымъ именемъ измѣнницы. А Православная Церковь, — Единая и Единственная, Святая и Святѣйшая, — уравнена съ язычествомъ. Истина смѣшана съ ложью, святыня съ грязью. А Вы молчите, не обличаете и не анаѳематствуете. Стражи Дома Израилева! Исконный врагъ рода человѣческаго вышелъ изъ бездны. Братъ возсталъ на брата, народъ на народъ. Повсюду кровь и огонь. Нѣтъ ничего святого, все попирается. И земля — достояніе Божіе — отъ Церкви отнимается. И тысячелѣтній безкорыстный труженникъ народа — бѣдное духовенство крова лишается и изъ отечества изгоняется. А Вы безмолвно стоите на стражѣ Господней, не обнажаете духовнаго меча и не отражаете дерзкаго врага. Пастыри Христовой Церкви! Къ Вамъ волкъ въ овчей шкурѣ забрался на овчарню и въ два мѣсяца произвелъ такой погромъ, какого прежніе разбойники и въ двѣсти лѣтъ не могли соверить...» (Пекинъ, 1917.) далѣе...


И. М. АНДРЕЕВЪ. «КРАТКІЙ ОБЗОРЪ ИСТОРІИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ». ГЛАВА 26-я (1952)

Иван Михайлович Андреевский (Андреев) «1917. Устраненіе Врем. правительствомъ митрополитовъ: петроградскаго Питирима и московскаго Макарія и избраніе на ихъ мѣста владыкъ Веніамина и Тихона. Устраненіе архіеп. харьковскаго Антонія. Всероссійскій церковный Соборъ въ Москвѣ съ 15/28 августа. Избраніе кандидатами въ патріархи: архіеп. харьковскаго Антонія (Храповицкаго), архіеп. новгородскаго Арсенія (Стадницкаго) и митр. Тихона (Белавина). Выборъ по жребію палъ на м. Тихона, возведеннаго въ патріархи 21 нояб. / 4 дек. — 1918. Анаѳематствованіе п. Тихономъ большевиковъ (янв.) и поддержка его въ этомъ Соборомъ. Убійство въ Кіевѣ митр. Владиміра (янв.). Декретъ Сов. власти объ отдѣленіи Церкви отъ государства и школы отъ Церкви (январь). Избраніе всеукраинскимъ церковнымъ Соборомъ митр. харьковскаго Антонія митрополитомъ кіевскимъ и галицкимъ (іюнь). Обличительное противъ Сов. власти посланіе п. Тихона (окт.). — 1919. Организація южно-рус. церковнымъ Соборомъ въ Ставрополѣ кавказскомъ Высшаго церковнаго Управленія на юго-востокѣ Россіи (май). — 1920. Учредительное собраніе "Живой церкви" (май). Распоряженіе Сов. власти о "полной ликвидаціи" мощей (авг.). Назначеніе Высш. Церков. Управленіемъ...» (Jordanville, 1952.) далѣе...


ПИСЬМА (№№ 1-55) БЛАЖЕННѢЙШАГО МИТРОПОЛИТА АНТОНІЯ (ХРАПОВИЦКАГО). (1988)

Блаженнейший Антоний (Храповицкий), митрополит Киевский, первоиерарх РПЦЗ «Я не встрѣчалъ ни одного умнаго человѣка, желающаго быть безпристрастнымъ, который бы не отдавалъ дани глубокаго уваженія Вашей дѣятельности и Вашей личности. Зато всѣ люди нашего образованнаго общества, ненавидящіе Россію, а такихъ весьма много, — ненавидѣли и Васъ, и ненавидѣли пропорціонально своей ненависти къ отчизнѣ. Такая ненависть — едва ли не большая честь, чѣмъ уваженіе людей благонамѣренныхъ. Послѣдніе иногда могутъ ошибаться, но первые не могли ошибиться, сливая Вашу дѣятельность съ благоденствіемъ ненавистной имъ Русской Монархіи. Теперь, когда она обуревается, аки овощное хранилище, когда преданные Церкви и отечеству дѣятели просятъ себѣ у Бога скорѣйшей смерти, и говорятъ горамъ: «падите на насъ» и холмамъ: «покройте насъ», — теперь русскимъ людямъ отрадно оглянуться на отходящихъ честныхъ дѣятелей и поклониться имъ. Я льщу себя надеждой, что эти искреннія строки утвердятъ въ Васъ заслуженную Вами передъ Россіей увѣренность въ томъ, что Вы не отходите отъ государственной службы непонятымъ со стороны Вашихъ соотечественниковъ и со стороны служителей Церкви. Вы не только служили, Вы подвизались добрымъ подвигомъ...» (Jordanville, 1988.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


УЧЕНІЕ ПРАВОСЛ. ЦЕРКВИ О СВЯЩ. ПРЕДАНІИ И ОТНОШЕНІЕ ЕЯ КЪ НОВОМУ СТИЛЮ

Православная Церковь - корабль спасения «Такъ какъ опять церковь стараго Рима, какъ бы радуясь тщеславію своихъ астрономовъ, неосмотрительно измѣнила прекрасныя постановленія о священной Пасхѣ, совершаемыя христіанами всей земли и празднуемой, какъ опредѣлено, — сего ради становится причиною соблазновъ, ибо предъ нашей мѣрностью предсташа мужи армяне, спрашивая относительно практики празднованія, потому что и они вынуждаются принять новшества. Сего ради мы должны были сказать, что о семъ постановлено святыми Отцами. Наша мѣрность, обсудивъ вмѣстѣ съ блаженнѣйшимъ патріархомъ Александрійскимъ и блаженнѣйшимъ патріархомъ Іерусалимскимъ и прочими членами сѵнода въ Дусѣ Святѣ, опредѣляетъ и разъясняетъ рѣшеніе о семъ св. Отцовъ. — Кто не слѣдуетъ обычаямъ Церкви и тому, какъ приказали семь святыхь Вселенскихъ соборовъ о святой Пасхѣ и мѣсяцесловѣ и добре законоположили намъ слѣдовать а желаетъ слѣдовать григоріанской пасхаліи и мѣсяцеслову, тотъ съ безбожными астрономами противодѣйствуетъ всѣмъ опредѣленіямъ св. соборовъ и хочетъ ихъ измѣнить и ослабить — да будетъ анаѳема, отлученъ отъ Церкви Христовой и собранія вѣрныхъ. Вы же, православные и благочестивые христіане, пребывайте въ томъ, въ чемъ научились, въ чемъ родились и воспитались...» (Jordanville, 1989.) далѣе...


ПРОТ. БОРИСЪ МОЛЧАНОВЪ. КЪ ПОЗНАНІЮ НАШЕГО ЦЕРКОВНАГО КАЛЕНДАРЯ

Явление Честного Креста 14(27) сентября 1925 года над монастырем св. Иоанна Богослова в Афинах «Ни одинъ календарь въ мірѣ никогда и нигдѣ не подвергался никакимъ преслѣдованіямъ, кромѣ нашего юліанскаго. Евреи, магометане всегда имѣли право и возможность соблюдать свои праздники по своему календарю. Но православные въ нѣкоторыхъ государствахъ иногда подвергались сильному гоненію за совершеніе богослуженій по своему юліанскому календарю. Походъ противъ этого календаря, тѣснѣйшимъ образомъ связаннаго съ богослуженіемъ и жизнью православной церкви, можно объяснить только какъ первый шагъ на пути разрушенія Православія. Враги нашей Церкви совершенно правильно оцѣнили нашъ старый календарь, какъ одинъ изъ сильнѣйшихъ устоевъ нашей церковной жизни. И тамъ, гдѣ отказываются отъ юліанскаго календаря, гдѣ въ связи съ этимъ отказомъ неизбѣжно нарушаются каноны Церкви, гдѣ неизбѣжно уничтожаются апостольскія установленія, тамъ, конечно, создается самая благопріятная почва или для перехода въ другую религію, или для полнаго отхода отъ вѣры. Поэтому защита своего церковнаго календаря (и юліанскаго, и александрійской пасхаліи) является защитой своей вѣры и Церкви, охраненіемъ того тысячелѣтняго пути, по которому прошли милліоны вѣрующихъ ко своему спасенію...» (Montreal, 1982.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=http://www.russportal.ru><img src=http://www.russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.