Церковный календарь
Новости


2018-01-16 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 14-е, о любви къ бѣднымъ (1843)
2018-01-16 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 13-е, при рукополож. еп. Евлалія (1843)
2018-01-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Ненависть". Часть 2-я. Глава 8-я (1934)
2018-01-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Ненависть". Часть 2-я. Глава 7-я (1934)
2018-01-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Ненависть". Часть 2-я. Глава 6-я (1934)
2018-01-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Ненависть". Часть 2-я. Глава 5-я (1934)
2018-01-15 / russportal
Свт. Василій Великій. Бесѣда 2-я, о постѣ 2-я (1846)
2018-01-15 / russportal
Свт. Василій Великій. Бесѣда 1-я, о постѣ 1-я (1846)
2018-01-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 12-е, когда получилъ попеч. о Назіанзской церкви (1843)
2018-01-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 11-е, говоренное св. Григорію, еп. Нисскому (1843)
2018-01-10 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 10-е, по возвращеніи изъ уединенія (1843)
2018-01-10 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 9-е, по рукоположеніи во епископа (1843)
2018-01-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 36-я (1922)
2018-01-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 35-я (1922)
2018-01-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Ненависть". Часть 2-я. Глава 4-я (1934)
2018-01-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Ненависть". Часть 2-я. Глава 3-я (1934)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 января 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Русскій Порталъ

Нашъ порталъ содержитъ тексты въ старой, или «царской» орѳографіи.

ПОРТАЛЪ ОСНОВАНЪ 1 СЕНТЯБРЯ 2005 г. (14 СЕНТЯБРЯ 2005 г. н. ст.) ВЪ ДЕНЬ ЦЕРКОВНАГО НОВОЛѢТІЯ.

О русскомъ правописаніи

Иван Александрович ИльинДивное орудіе создалъ себѣ русскій народъ, — орудіе мысли, орудіе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ выраженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіозное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавѣтное веселье; и лаконическій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и ѣдкій юморъ, и нѣжную лирическую мечту...

А новое поколѣніе его не уберегло... Не только тѣмъ, что наполнило его неслыханно-уродливыми, «глухонѣмыми», безсмысленными словами, слѣпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тѣмъ, что растерзало, изуродовало и снизило его письменное обличіе. И эту искажающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру писать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ»... [Сіе-то] криво-писаніе погубило драгоцѣнную языковую работу цѣлыхъ поколѣній: оно сдѣлало все возможное, чтобы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и недоразумѣній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со вторженіемъ этого варварскаго упрощенія… (И. А. Ильинъ)

Анонсы обновленій

СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 14-Е, О ЛЮБВИ КЪ БѢДНЫМЪ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Братія и соучастники бѣдности (ибо всѣ мы бѣдны и имѣемъ нужду въ благодати Божіей, хотя и кажется одинъ превосходнѣе другаго, когда измѣряемъ людей малыми мѣрами)! Примите слово о любви къ бѣднымъ, не съ бѣднымъ, но съ щедролюбивымъ расположеніемъ духа, да наслѣдуете богатство царствія. А вмѣстѣ помолитесь, чтобы и я могъ предложить вамъ богатое слово, могъ напитать имъ ваши души, и раздробить алчущимъ хлѣбъ (Ис. 58, 7.) духовный, или, подобно древнему Моисею, низводя, какъ дождь, пищу съ неба (Исх. 16, 4.) и подавая хлѣбъ Ангельскій (Пс. 77, 25.), или насыщая немногими хлѣбами въ пустынѣ многія тысячи, какъ послѣ Іисусъ — истинный хлѣбъ (Іоан. 6, 32.) и истинной жизни виновникъ. Не легко найдти превосходнѣйшую изъ добродѣтелей и отдать ей первенство и преимущество, подобно какъ и на лугу многоцвѣтномъ и благовонномъ не вдругъ можно выбрать прекраснѣйшій и благовоннѣйшій изъ цвѣтовъ, когда то тотъ, то другій привлекаетъ къ себѣ обоняніе и взоръ, и прежде всѣхъ заставляетъ сорвать себя. По моему разумѣнію, различныя добродѣтели можно сравнивать и разсматривать такъ. Прекрасны вѣра, надежда и любовь, три сія (1 Кор. 13, 13.). Вѣры свидѣтель — Авраамъ, оправданный вѣрою; надежды — Еносъ, который прежде всѣхъ упова призывати Господа (Быт. 4, 26.), и всѣ праведники, которые, одушевляясь надеждою, претерпѣвали бѣдствія. Любви свидѣтель божественный Апостолъ, осмѣлившійся и на самого себя произнести приговоръ...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 13-Е, ПРИ РУКОПОЛОЖ. ЕП. ЕВЛАЛІЯ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Примите, братія, слово мое, хотя оно весьма кратко и далеко отъ совершенства. Но Владыка Богъ знаетъ, какъ праведнымъ судомъ взвѣшивать милость; ибо пріемлетъ и Павлово насажденіе, какъ Павлово, и Аполлосово напоеніе (1 Кор. 3, 6.), и двѣ лепты вдовицы (Лук. 21, 3.), и смиреніе мытаря (18, 14.), и Манассіино исповѣданіе (2 Пар. 33, 13.). Примите и вы новосоставленное слово о новопоставленномъ Пастырѣ. Примите гласъ благодаренія за видимыя нами чудеса. Хотя мы малы и послѣдніе въ сынахъ Израилевыхъ: но благодарить богато ничто не препятствуетъ и малымъ. Конечно, совершеннѣйшіе воздадутъ Богу и хвалу совершеннѣйшую; а мы принесемъ ему нынѣ, какую можемъ. Итакъ воспойте Господеви пѣснь нову, яко дивна сотвори (Пс. 97, 1.)! Мы были обуреваемы волнами, побораемы, изгоняемы; однѣ бѣдствія уже угнетали насъ, а другія угрожали намъ. Кто же премѣнилъ бурю въ тихій вѣтръ? Кто сокрушилъ оружіе, мечъ и брань? Кто принялъ насъ изгнанныхъ и отверженныхъ? Не Ты ли, Боже, сотворилъ сіе? Господь крѣпокъ и силенъ, Господь силенъ въ брани (Пс. 23, 8.), — Онъ разсѣкъ море, Онъ питалъ въ пустынѣ народъ бѣгствующій, пославъ ему чудный дождь, Онъ источилъ воду изъ камня, Онъ побѣдилъ Амалика неизъяснимымъ и таинственнымъ воздѣяніемъ рукъ (ибо руки священника, воздвигаемыя на горѣ и принимающія молитвенное положеніе, совершили то, чего не могли сдѣлать многія тысячи); Онъ разрушилъ стѣны безъ стѣнобитныхъ орудій и битвы...» (М., 1843.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 8-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Туркестанскій Стрѣлковый полкъ, въ которомъ служилъ Дмитрій Петровичъ Тегиляевъ спускался съ горъ въ пустыню и подходилъ къ большому селенію Зайцевскому. Онъ шелъ походомъ безъ малаго на полторы тысячи верстъ. Рота за ротой, въ сѣрыхъ рубахахъ съ малиновыми погонами, въ лихо надвинутыхъ на бровь фуражкахъ, съ винтовками, круто подобранными на плечѣ — развратный способъ таскать винтовки на ремнѣ тогда еще не привился русской пѣхотѣ, — широкимъ, бодрымъ, вымаханнымъ далекими переходами шагомъ, шли Туркестанцы по пыльной лессовой дорогѣ среди песчанаго плоскогоръя, усѣяннаго черными камнями и жидкими пучками сѣроватой верблюжьей травы. Только, можетъ быть, во Французскомъ Иностранномъ Легіонѣ, въ Африкѣ, гдѣ такъ же велики переходы, можно видѣть такой-же машистый и широкій, свободный шагъ, такихъ подтянутыхъ, стройныхъ, тренированныхъ большими походами солдатъ. Штабсъ-капитанъ Тегиляевъ, знаменитый охотникъ на тигровъ и кабановъ, съ весны принялъ первую роту. Высокій, какъ и его сестры, но не такой полнотѣлый, какъ онѣ, подтянутый, выправленный, юношески стройный, со скатанной шинелью черезъ плечо онъ шелъ, легко ступая рядомъ со своимъ младшимъ офицеромъ, подпоручикомъ Песковскимъ. За ними широкимъ строемъ шли стрѣлки. Вороты рубахъ были разстегнуты, вещевые мѣшки сняты. Ихъ везли сзади на обывательскихъ подводахъ. Роты шли налегкѣ. Сорокъ два градуса Реомюра...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 7-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Надежда Петровна осталась до слѣдующаго воскресенья. Батюшка упросилъ еще разъ спѣть въ церкви. Въ четвергъ Надежда Петровна и Тихонъ Ивановичъ рано улеглись спать. Вся эта гарнизонная, полковая обстановка такъ напоминала имъ ихъ первые годы супружества, что казалось, что и не было этихъ восемнадцати лѣтъ тяжелыхъ хозяйственныхъ заботъ, рожденія сына, воспитанія его, отправки въ корпусъ, но все было, какъ тогда... Она не замѣчала сѣдинъ, пробившихъ тутъ и тамъ все еще густые волосы Тихона Ивановича, забыла свои увядающія щеки и помягчѣлыя губы. Вдругъ въ эту тихую іюльскую ночь показалось, что по старому они оба молоды, что опять съ ними крутое счастье раздѣленной горячей любви и она совсѣмъ такая, какая стоитъ на портретѣ въ плюшевой рамкѣ. Долги, горячи и страстны были ихъ поцѣлуи въ тишинѣ уснувшаго въ усталомъ снѣ мѣстечка. За окнами заставленными ставнями ихъ сторожила теплая лѣтняя ночь, раскидавшая по небу алмазный звѣздный узоръ. Тишина была полная. Нигдѣ ни одна собака не брехала. Передъ полуночью Надежда Петровна заснула такимъ покойнымъ, крѣпкимъ сномъ, какимъ и дома рѣдко спала. И вдругъ, сквозь сонъ услышала настойчивый стукъ въ дверь. Она проснулась и, какъ это часто бываетъ съ разоспавшимся человѣкомъ не могла сразу сообразить, гдѣ же она находится. На маленькомъ столѣ горѣла свѣча, у противоположной стѣны молча одѣвался ея мужъ. Она все поняла. — "Что?.. Война?"...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 6-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Надежда Петровна пѣла въ субботу на всенощной и въ воскресенье у обѣдни. Ее познакомили съ командиромъ полка и съ тѣми офицерами, кого она не знала. Вечеромъ она была въ гарнизонномъ саду. Музыка играла въ ротондѣ. Офицеры всей дивизіи и ихъ жены гуляли по саду. Жена командира полка завладѣла Надеждой Петровной. Узнавъ, что та родилась и выросла въ Петербургѣ, жена командира, сама Петербургская, перебирала общихъ знакомыхъ и вспоминала гимназическую жизнь, рождественскія елки, катанье на масляницѣ на вейкахъ, балаганы, Петербургскія дачи. Она хорошо знала Гатчину и слыхала про Антонскихъ. — "Дачу ихъ, во всякомъ случаѣ знаю", — говорила она, сидя съ Надеждой Петровной рядомъ, на скамейкѣ. — "Хорошо помню и дворцовый паркъ, гдѣ столько разъ гуляла. Помните эхо?.. Серебряный прудъ?.. Пятачки мы въ него бросали... Какая все это прелесть... И вотъ..." Трубачи играли что-то веселое и бравурное. Мимо ходили офицеры, дамы, гимназисты, кадеты. Вдоль балкона офицерскаго собранія висѣли цвѣтные бумажные фонари, и когда іюльскій вечеръ сталъ темнѣть, ихъ зажгли. Сотникъ Лунякинъ шелъ съ барышней, дочерью войскового старшины Сидорова и жеманно говорилъ, помахивая тонкимъ стэкомъ: — "Вы посмотрите, Марья Григорьевна. Ну совсѣмъ... совсѣмъ феерія! Эти фонарики!.. Что-то въ нихъ испанское... Это прямо, какъ стихотвореніе Александра Блока. Вы помните?... "Когда надъ ресторанами"... По ту сторону дорожки войсковой...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 5-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ городскомъ Петербургскомъ платьѣ и шляпкѣ — Шура въ прошлый пріѣздъ одѣвала тетку — въ легкой кофточкѣ, Надежда Петровна ничѣмъ не напоминала бойкую хозяйку казачку, но походила на молодую помѣщицу. Работникъ Павелъ подергивалъ возжами, сытыя кобылки бѣжали рѣзво и, безпокоясь объ оставленныхъ дома жеребятахъ, заливисто, звонко, призывно ржали. Кругомъ была все такая же мирная, полная спокойнаго труда картина, такая красота лѣтней работы, что Надежда Петровна стала забывать ночные страхи и заботы. Когда спустились къ Дону на паромъ, кругомъ стояла полуденная тишина, Дремотно на бѣлый песокъ набѣгала тихая волна, цѣлуя берегъ. Черные челны лежали кверху днищами. На кольяхъ висѣли сухія, сѣдыя сѣти. Ивовый вентерь съ проломленнымъ сѣрымъ бокомъ валялся на пескѣ. Долго не могли добудиться паромщика. А потомъ, то поднимался, то падалъ въ свѣтлую воду скользкій, липкій канатъ и скрипѣли доски парома. Вода чуть журчала, раздаваясь въ стороны. Лошади тянулись къ ней. "Нѣтъ", — подумала Надежда Петровна, — "какая тутъ можетъ быть война... Кому она нужна?.. Эка благодать-то какая!" На станціи никого пассажировъ не было. Сонный кассиръ, знакомый Надежды Петровны, какъ и всѣ въ этомъ краю знали другъ друга, — продалъ ей билетъ и сказалъ: — "Мужа навѣстить ѣдете. Хорошее, знаете, дѣло. Только и у васъ и у нихъ самая страда. Маневры, поди начинаются". Поѣздъ мчался по степному, пригрѣтому солнцемъ простору...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ ВЕЛИКІЙ. БЕСѢДА 2-Я, О ПОСТѢ 2-Я (1846)

Святитель Василий Великий «Сказано: утѣшайте, священницы, люди, глаголите во уши Іерусалиму (Иса. 40, 1.). Таково свойство слова, что его достаточно и къ усиленію стремленія въ прилежныхъ, и къ возбужденію охоты въ нерадивыхъ и лѣнивыхъ. Посему военачальники, поставивъ войско въ строй, предъ вступленіемъ въ битву говорятъ увѣщательныя рѣчи, и увѣщаніе имѣетъ такую силу, что во многихъ производитъ часто даже презрѣніе смерти. А искусные въ тѣлесныхъ упражненіяхъ и обучающіе онымъ молодыхъ людей, когда выводятъ борцевъ на поприще для подвиговъ, много убѣждаютъ ихъ въ необходимости трудиться для вѣнцевъ, и многіе, внявъ убѣжденіямъ, не щадятъ тѣла изъ соревнованія о побѣдѣ. Потому и мнѣ, который Христовыхъ воиновъ устрояю на брань противъ невидимыхъ враговъ, и подвижниковъ благочестія воздержаніемъ приготовляю къ вѣнцамъ правды, необходимо увѣщательное слово. Итакъ чтó говорю я, братія? Кто упражняется въ военномъ дѣлѣ, кто занимается тѣлесными упражненіями, тѣмъ свойственно укрѣплять свою плоть обиліемъ пищи, чтобъ съ бóльшими силами приниматься за труды; но у кого нѣсть брань къ крови и плоти, но къ началомъ, ко властемъ, къ міродержителемъ тмы сея, къ духовомъ злобы (Ефес. 6, 12.), тѣмъ необходимо приготовляться къ подвигу воздержаніемъ и постомъ. Ибо елей умащаетъ борца, а постъ укрѣпляетъ подвижниковъ благочестія. Поэтому, сколько отнимешь у плоти, столько придашь душѣ, чтобъ сіять ей духовнымъ здравіемъ...» (М., 1846.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ ВЕЛИКІЙ. БЕСѢДА 1-Я, О ПОСТѢ 1-Я (1846)

Святитель Василий Великий «Сказано: вострубите въ новомѣсячіи трубою, во благознаменитый день праздника вашего (Пс. 80, 14.). Это повелѣніе пророческое. Но всякой трубы велегласнѣе и всякаго музыкальнаго орудія внятнѣе указываетъ намъ чтенное на предшествовавшій днямъ симъ праздникъ; потому что отъ Исаіи, который отринулъ іудейскій образъ пощенія, показалъ же намъ истинный постъ, узнали мы изящество постовъ. Не въ судѣхъ и сварѣхъ поститеся, но разрѣшай всякъ соузъ неправды (Исаіи 58, 4. 6.). И Господь говоритъ: не будите сѣтующе, но умый лице твое, и помажи главу твою (Матѳ. 6, 16. 17.). Поэтому будемъ себя вести, какъ научены, не сѣтуя въ наступающіе дни, но срѣтая ихъ свѣтло, какъ прилично святымъ. Унывая, никто не вѣнчается; смущаясь духомъ, никто не пріобрѣтаетъ побѣды. Не сѣтуй, когда тебя врачуютъ. Ни съ чѣмъ несообразно — не радоваться душевному здравію, а скорбѣть о перемѣнѣ пищи и показывать на самомъ дѣлѣ, что у насъ болѣе расположенія къ услажденію чрева, чѣмъ къ попеченію о душѣ; потому что пресыщеніе угождаетъ одному чреву, а постъ приноситъ пользу душѣ. Радуйся, что Врачемъ дано тебѣ врачевство, истребляющее грѣхъ. Какъ черви, зараждающіеся во внутренностяхъ у дѣтей, уничтожаются какими нибудь самыми острыми лекарствами: такъ и грѣхъ, живущій во глубинѣ души, умерщвляется въ ней принятіемъ такого поста, который подлинно достоинъ сего наименованія. Помажи главу твою, и умый лице. Къ таинствамъ призываетъ тебя слово...» (М., 1846.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 12-Е, КОГДА ПОЛУЧИЛЪ ПОПЕЧ. О НАЗІАНЗСКОЙ ЦЕРКВИ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Уста моя отверзохъ, и привлекохъ Духъ (Пс. 118, 131.). Духу предаю все свое и себя самаго, и дѣло и слово, и бездѣйствіе и молчаніе, только да обладаетъ Онъ мною, да водитъ меня, да направляетъ руку, умъ и языкъ, къ чему должно и къ чему хощетъ; а также и да отводитъ, отъ чего удаляться и должно и для меня лучше. Я органъ Божій, органъ словесный, который настроилъ, и въ который ударяетъ добрый Художникъ — Духъ. Вчера располагалъ Онъ къ молчанію, и моимъ любомудріемъ было не говорить. Нынѣ ударяетъ въ умъ, и я изглашу слово, моимъ любомудріемъ будетъ — говорить. Я не такъ многорѣчивъ, чтобы пожелалъ говорить, когда заставляютъ молчать, и не такъ молчаливъ и малоученъ, чтобы во время приличное для слова сталъ полагать храненіе устамъ: напротивъ того и заключаю и отверзаю дверь мою (Пс. 140, 5.) Уму, Слову и Духу, единому естеству и Божеству. Итакъ буду говорить, потому что имѣю на сіе повелѣніе. Говорить же буду сему доброму Пастырю и вамъ, священная паства, чтó, по моему разсужденію, лучше и мнѣ нынѣ сказать, и вамъ слышать. Для чего сталъ нуженъ сопастырь тебѣ? ибо съ тебя начнется слово, любезная и почтенная для меня глава, равночестная главѣ Аароновой, съ которой точится духовное и священное мѵро даже до брады и одежды (Пс. 132, 2.). Для чего ты, когда самъ еще въ состояніи поддерживать и руководствовать многихъ, и дѣйствительно руководствуешь силою Духа, въ духовныхъ дѣлахъ требуешь для себя жезла и подпоры?...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 11-Е, ГОВОРЕННОЕ СВ. ГРИГОРІЮ, ЕП. НИССКОМУ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Друга вѣрнаго нельзя ничѣмъ замѣнить, и нѣсть мѣрила добротѣ его. Другъ вѣренъ, кровъ крѣпокъ (Сир. 6, 14 и 15.) и огражденное царство (Прит. 18, 19.); другъ вѣрный — сокровище одушевленное. Другъ вѣрный дороже золота и множества драгоцѣнныхъ камней. Другъ вѣрный — вертоградъ заключенъ, источникъ запечатлѣнъ (Пѣс. Пѣс. 4, 12.), которые временно отверзаютъ, и которыми временно пользуются. Другъ вѣрный — пристанище для упокоенія. А ежели онъ отличается благоразуміемъ, то сіе сколько еще драгоцѣннѣе! Ежели онъ высокъ ученостію, ученостію всеобъемлющею, какою должна быть и была нѣкогда наша ученость, то сіе сколько еще преимущественнѣе? А ежели онъ и сынъ свѣта (Іоан. 12, 36.), или человѣкъ Божій (1 Тим. 6, 11.), или приступающій къ Богу (Исх. 19, 22.), или мужъ лучшихъ желаній (Дан. 9, 22.), или достойный одного изъ подобныхъ наименованій, какими Писаніе отличаетъ мужей божественныхъ, высокихъ и принадлежащихъ горнему; то сіе уже даръ Божій, и очевидно выше нашего достоинства. А ежели и приходитъ онъ къ намъ отъ друга, и притомъ, равночестнаго и добродѣтелію и дружествомъ съ нами; то сіе еще пріятнѣе и сладостнѣе, и благоуханнѣе мѵра, украшающаго браду іерея и ометы одежды (Пс. 132, 2.). Довольно ли этого? И точно ли изобразило вамъ слово мужа сего? Или надобно, подражая прилежнымъ живописцамъ, не одинъ разъ набросать краски, чтобы представить вамъ въ словѣ совершенное его изображеніе?...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 10-Е, ПО ВОЗВРАЩЕНІИ ИЗЪ УЕДИНЕНІЯ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Нѣтъ ничего сильнѣе старости и достоуважаемѣе дружества. Ими приведенъ къ вамъ я — узникъ о Христѣ, связанный не желѣзными веригами, но неразрѣшимыми узами Духа. Доселѣ почиталъ я себя крѣпкимъ и непреодолимымъ, и (какое неразуміе!) не удѣлялъ словъ моихъ даже симъ друзьямъ моимъ и братіямъ; но все предоставивъ, кому сіе угодно, желалъ жить въ покоѣ, любомудрствовать въ безмолвіи, бесѣдуя съ самимъ собою и съ Духомъ. Представлялъ въ умѣ Кармилъ Иліинъ, пустыню Іоаннову и премірную жизнь любомудрствующихъ какъ Илія и Іоаннъ; настоящее уподоблялъ бурѣ, и искалъ себѣ какой нибудь скалы, или утеса, или стѣны, гдѣ бы укрыться. Разсуждалъ самъ съ собою: пусть для другихъ будутъ почести и труды, для другихъ брани и отличія за побѣды, а для меня, избѣгающаго браней и углубляющагося въ самаго себя, довольно жить, какъ могу, какъ бы на легкомъ суднѣ преплыть небольшое море, и скудостію здѣшней жизни пріобрѣсть себѣ малую обитель въ жизни будущей. Можетъ быть болѣе низости, но за-то и болѣе осторожности, показываетъ мысль — равно удаляться и высоты и паденія. Такъ размышлялъ я, пока можно еще было писать тѣни и сонныя мечты и питать умъ пустыми вымыслами. Что же теперь? Превозмогло меня дружество, покорила сѣдина отца — старость мудрости, предѣлъ жизни, безопаснѣйшее пристанище и дружба того, который самъ богатѣетъ для Бога, и другихъ обогащаетъ. Отлагаю уже гнѣвъ, да услышатъ кротцыи и возвеселятся (Пс. 33, 3.)!...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 9-Е, ПО РУКОПОЛОЖЕНІИ ВО ЕПИСКОПА (1843)

Святитель Григорий Богослов «Снова на мнѣ помазаніе и Духъ, и опять хожу плачя и сѣтуя (Пс. 34, 14.). Вы, можетъ быть, дивитесь сему: но и Исаія, пока не зритъ славы Господней и престола высокаго и превознесеннаго и Серафимовъ окрестъ его, не говоритъ ничего подобнаго, не показываетъ ни огорченія, ни страха; и хотя обвиняетъ Израиля, но себя щадитъ и отдѣляетъ какъ ни въ чемъ невиновнаго. Когда же узрѣлъ сіе и услышалъ святый и таинственный гласъ; какъ бы начиная лучше сознавать себя, говоритъ: о окаянный азъ, яко умилихся (Ис. 6, 5.), и присовокупляетъ послѣдующія за симъ слова, которыхъ не скажу, чтобы не произнесть чего оскорбительнаго. Нахожу также о Маноѣ, древнемъ Судіи, а потомъ и о Петрѣ, столпѣ Церкви, что одинъ, когда узналъ, сколько бывшее ему видѣніе превышаетъ его природу и силы, говоритъ женѣ: мы погибли, ибо видѣли Бога; другой же не выноситъ Спасителева присутствія и чудодѣйствія, которое явилъ Господь въ ловитвѣ рыбъ плывшимъ съ Нимъ, и потому, хотя приходитъ въ удивленіе, однакоже высылаетъ изъ корабля, присовокупляя и причину ту, что самъ онъ недостоинъ Божія явленія и собесѣдованія. И когда слышу въ Евангеліи о сотникѣ, который проситъ Христа показать силу, но отрекается видѣть Его у себя, потому что кровъ его не можетъ вмѣстить Божія достоинства и величія; тогда не могу порицать себя за сей страхъ и сѣтованіе. Ибо какъ солнце обличаетъ слабость глаза, такъ Богъ пришествіемъ Своимъ — немощь души; и для однихъ Онъ свѣтъ, а для другихъ огнь...» (М., 1843.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ I-Й, Ч. 1-Я, ГЛ. 36-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Саблинъ оглянулъ все общество. Онъ уже раздѣлилъ его въ своемъ умѣ на людей, ему сочувствующихъ, въ которыхъ онъ почему-либо сумѣлъ возбудить къ себѣ симпатію, и на людей непримиримыхъ, возненавидѣвшихъ его съ перваго взгляда за его мундиръ, за погоны, за шпагу, за цвѣтную фуражку. Онъ понялъ, что этихъ людей ему не свернуть и имъ не доказать правоту своего мнѣнія. Къ первымъ принадлежала дочь хозяйки. Олицетворенное непротивленіе злу, она стала на его сторону лишь потому, что увидала, что на него напало большинство, а онъ не готовъ къ защитѣ. На его сторонѣ, очевидно, была и молчавшая все время Маруся Любовина. Такая красавица не могла не быть доброй. Этого требовала гармонія. Красота невольно тянулась къ красотѣ, а Саблинъ зналъ, что онъ красивъ. Онъ принялъ вызовъ ради нея. Онъ все время чувствовалъ на себѣ взглядъ темно-синихъ глазъ Маруси, хотѣлъ блеснуть передъ нею умомъ и не ударить лицомъ въ грязь. Онъ чувствовалъ, что она, все время молчавшая, волновала своимъ взглядомъ всю молодежь, и она сталкивалась мнѣніями ради нея. Союзникомъ была и бѣлобрысая съ прыщами на лбу дѣвушка, и красивая барышня, сидѣвшая рядомъ съ madame Мартовой. Одна была слишкомъ некрасива, другая, напротивъ, хороша собою, и потому обѣ, навѣрно, имѣли добрыя сердца. Вихрастый гимназистъ открыто сталъ на сторону Саблина, студентъ съ кованымъ воротникомъ тоже ободрительно смотрѣлъ изъ своего угла. Онъ былъ, видимо, свой...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ I-Й, Ч. 1-Я, ГЛ. 35-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Недѣли черезъ двѣ послѣ того, какъ Саблинъ былъ въ караулѣ, онъ получилъ по городской почтѣ письмо отъ генеральши Мартовой. Генеральша Мартова напоминала, что она когда-то была дружна съ его покойною матерью, сообщала, что у нея собирается молодежь, хотятъ ставить оперу и она, зная, какъ музыкаленъ Monsieur Саблинъ, очень проситъ его принять участіе въ этой маленькой оперѣ и пріѣхать въ четвергъ ровно въ 8 часовъ сговориться о вечерѣ. Саблина это письмо не удивило. Въ эту зиму онъ часто получалъ подобныя приглашенія. То на балъ, то на вечеринку. Прекрасный танцоръ, свѣтскій человѣкъ, могущій всегда развлечь общество, блестящей фамиліи, богатый, красивый — онъ былъ желаннымъ гостемъ всюду, гдѣ были барышни-невѣсты, гдѣ танцовали, играли въ petits jeux (Маленькія игры), гдѣ были юноши и дѣвушки. Онъ показалъ это письмо офицерамъ въ эскадронѣ. Оказалось, Мартову знали и Гриценко и Мацневъ. — "Умрешь со скуки", — сказалъ Гриценко. — "Никакой тамъ оперы не будетъ. Оперу чуть ли она не сама и пишетъ и все никакъ не рискнетъ показать ее міру. А будутъ разговоры, мятные пряники, каленые орѣхи, пастила и мармеладъ — русскія якобы лакомства. Просто потому, что дешевле конфетъ, а народа у ней собирается уйма, все молодежь и такая, что на тарелку себѣ кладетъ цѣлыми горстями. Объ ужинѣ и не мечтай. Хорошо, если по ломтю ветчины дадутъ. Скучища смертная и все оры, оры — разговоры". Мацневъ былъ иного мнѣнія...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 4-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Надежда Петровна Вехоткина читала, вѣрнѣе, просматривала газеты лишь вечеромъ, «на сонъ грядущій». Съ отъѣздомъ въ январѣ мужа въ полкъ она осталась одна на своемъ куренѣ. Все ихъ большое хозяйство легло на ея женскія плечи. Она не жаловалась. За восемнадцать лѣтъ замужества это уже третій разъ она провожала мужа на службу. Первый разъ, совсѣмъ молодой она ѣздила съ мужемъ въ полкъ и прожила первые три года замужества шумной и веселой полковой жизнью. Послѣ — надо-же было смотрѣть кому нибудь за хозяйствомъ — она уже всегда оставалась дома, пріѣзжая къ мужу только зимою въ глухое время, недѣли на двѣ. Дома не перечесть, что было работы. Квочки смѣняли одна другую на гнѣздахъ. Однѣ насѣдки ходили съ крошечными въ желтомъ пуху циплятами, другіе подростали и непрерывно и нещадно дрались молодые пѣтушки. Въ закутѣ лежали двѣ свиньи съ поросятами. Весною три кобылы ожеребились. На паевой дѣлянѣ косили сѣно, пшеница наливалась колосомъ, ячмень и овсы поспѣвали, вотъ вотъ придетъ пора и ихъ косить. Огородъ, фруктовый и ягодный сады несли свои заботы У немногихъ хуторянъ были свои машины и къ Надеждѣ Петровнѣ непрерывно приходили казаки просить то сѣнокосилку, то конныя грабли. Народъ не переводился на ея просторномъ базу. Шла заготовка на зиму вареній и соленій — дня не видѣла Надежда Петровна. Она носила на головѣ бѣлый платокъ «кибиткой», какъ носятъ казачки, чтобы не загорѣть...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 3-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ томъ подавленномъ настроеніи, въ какомъ находилась Женя, она не могла оставаться въ Пулковѣ, гдѣ былъ Володя. Ей все казалось, что Володя опять заговоритъ о томъ ужасномъ, о чемъ не могла она слышать — о пораженіи Россіи. Россіи!!... Но вѣдь Россія — это ея папа и мама, это дяди и тетки, сестры и братья... Это Геннадій Петровичъ!.. Наконецъ — это самъ Володя!.. Какъ можетъ онъ это говорить? А еще самый умный!.. Россія — это боготворимый Государь... Это перезвоны колоколовъ въ церквахъ, это такой родной звонъ сереброкупольнаго Гатчинскаго собора, съ дѣтства волнующій и дорогой. Россія это Пріоратскій паркъ, съ его аллеями, березами, дубами, соснами и елями, съ его тихимъ озеромъ, съ весенними фіалками. Россія это — Петербургъ, это сама она и ея будущая слава артистки. Безъ Россіи нѣтъ ничего... Нѣтъ самой жизни. Какъ это жить, если не станетъ Россіи? Гдѣ?... Какъ?.. Нѣтъ все это что-то такое невозможное, что ея умъ не воспринималъ этого. Она проснулась въ комнатѣ Шуры раннимъ утромъ и, не одѣваясь, подошла къ окну и отдернула занавѣску. Она не ошиблась — въ Гатчинѣ было легче. Сквозь разорванныя тучи еще скупо свѣтило утреннее солнце. Просыхающее шоссе паромъ курило. Лужи высыхали на глазахъ, обнажая камушки, красный битый кирпичъ и стекло. Воробьи возились и чирикали въ густыхъ кустахъ кротекуса. Женя одѣлась и вышла въ палисадникъ. Все было, какъ всегда... Все было по прежнему. Страшные призраки войны сюда не проникли...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 2-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Душевный миръ Жени былъ нарушенъ. Приближался Ольгинъ день — 11-го іюля — обѣ семьи Жильцовыхъ и Антонскихъ готовились къ празднику именинъ Ольги Петровны. Изъ цвѣточной прозрачной бумаги клеили китайскіе фонари для иллюминаціи сада и дома. Гурочка готовилъ фейерверки. Женя и Шура тайно приготовляли подарки для именинницы. Все это было радостное, нѣжное, сладко волнующее и въ это вошло тяжкое, страшное слово война. Вся радость была сорвана, свѣтлый міръ потускнѣлъ. Изъ Гатчины пріѣхали Антонскій съ Шурой. Борисъ Николаевичъ былъ озабоченъ и угрюмъ. Володя только что пріѣхалъ изъ Петербурга. Онъ былъ, напротивъ, веселъ. Женя съ тоскою смотрѣла на него. Она думала: — "какъ все перемѣнилось за эти дни! Куда дѣвалось теплое іюльское солнце?.. Запахъ скошенной травы не радовалъ, но несъ какую-то неопредѣленную тоску. Жасминъ не благоухалъ..." Лилъ проливной дождь. Въ длинныхъ желтыхъ лужахъ вдоль дорожки сада блѣдные вспыхивали пузыри, предвѣщая ненастье. Сѣрое небо точно валилось на землю. Мокрыя и нахохлившіяся березы были невыразимо печальны. Дрозды и воробьи куда-то попрятались. Намокшіе жасмины роняли желтоватые лепестки цвѣтовъ. Цвѣточная клумба казалась грязной. Володя на сто восемьдесятъ градусовъ перемѣнилъ свои убѣжденія. Давно-ли чертыхался онъ и проклиналъ войну и государей — теперь онъ находилъ, что война неизбѣжна и необходима. Папа — милый "косинусъ", — думала Женя...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. РОМАНЪ "НЕНАВИСТЬ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 1-Я (1934)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ Сараево... — Это гдѣ-то въ Босніи... въ Сербіи, какой-то гимназистъ Принципъ, 15-го іюня убилъ австрійскаго наслѣдника принца эрцгерцога Фердинанда и его жену. Обыкновенное, «очередное» политическое убійство. Матвѣй Трофимовичъ говорилъ объ этомъ вскользь, какъ о злободневномъ газетномъ извѣстіи, напечатанномъ большими буквами на первой страницѣ. Послѣ обѣда въ столовой остались Матвѣй Трофимовичъ, Женя, Шура, гостившая у тетки и Володя. Матвѣй Трофимовичъ досталъ красноватый резиновый кисетъ съ табакомъ, наполнилъ черешневый чубучокъ, придавилъ табакъ большимъ пальцемъ, разжегъ спичкой и въ самомъ благодушномъ настроеніи раскурилъ трубку. Онъ перешелъ къ открытому окну и сѣлъ подлѣ него. Володя, заложивъ руки въ карманы, ходилъ взадъ и впередъ по комнатѣ, Женя сѣла въ углу, Шура, сидя за неубраннымъ столомъ вышивала. Ольга Петровна гремѣла у буфета чашками — готовила вечерній чай. — "А вѣдь, чортъ возьми", — сказалъ, останавливаясь противъ отца, Володя, — "война таки будетъ". — "Ну?.. Почему?" — протянулъ, затягиваясь трубкой, Матвѣй Трофимовичъ и скосилъ на сына глаза. — "Кому она нужна?" — "Какъ почему?.. Такъ вѣдь Австрія этого такъ не оставитъ. Она потребуетъ наказанія не только самого Припципа..." — "Да, его, чаю, уже и повѣсили", — равнодушно сказалъ Матвѣй Трофимовичъ. Володя вскипѣлъ. Нѣсколько мгновеній онъ топтался на мѣстѣ, шипя и фыркая словно индюкъ и не находя что отвѣтить отцу...» (Парижъ, 1934.) далѣе...


СВТ. КИРИЛЛЪ, АРХІЕП. ІЕРУСАЛИМСКІЙ. 15-Е ОГЛАСИТЕЛЬНОЕ СЛОВО (1855)

Монограмма Христа «И прежде еретики были явные, а нынѣ наполнена Церковь еретиками скрытными; потому-что люди отступили отъ истины, и льстятъ слуху (2 Тим. 4, 3. 4.). Если слово потворствуетъ имъ, слушаютъ съ удовольствіемъ. А если словѣ о обращеніи, всѣ отвращаются. Большая часть отступила отъ правыхъ ученій; скорѣе избираютъ худое, нежели предпочитаютъ доброе. Это и есть отступленіе; посему должно ожидать врага, и онъ началъ уже отчасти посылать своихъ предшественниковъ, и готовъ прійдти за добычею. Поэтому наблюдай за собою, человѣкъ, и охраняй душу. Церковь свидѣтельствуетъ тебѣ нынѣ предъ Богомъ живымъ, и предварительно сказываетъ объ Антихристѣ до его пришествія. При тебѣ ли онъ будетъ, не знаемъ; или послѣ тебя, также не знаемъ. Но для тебя хорошо знать это и предостерегаться... Ты же, слушатель, сему только покланяйся Царю, избѣгая всякаго еретическаго заблужденія. Если же поможетъ благодать Божія, то, со временемъ, будетъ вамъ предложено и остальное ученіе вѣры, Богъ всяческихъ да сохранитъ всѣхъ васъ памятующими признаки скончанія міра и всегда непреоборимыми Антихристомъ. Сказаны тебѣ признаки грядущаго обольщенія, указаны знаменія истиннаго Христа, явно нисходящаго съ небесъ. Бѣги отъ ложнаго, и ожидай истиннаго. Указанъ тебѣ путь, какъ на время суда стать одесную. Соблюди преданіе о Христѣ, украшаясь дѣлами добрыми, чтобы, благодерзновенно представъ на судѣ, наслѣдовать небесное царство...» (М., 1855.) далѣе...


СВТ. КИРИЛЛЪ, АРХІЕП. ІЕРУСАЛИМСКІЙ. 14-Е ОГЛАСИТЕЛЬНОЕ СЛОВО (1855)

Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский «Чтеніе изъ перваго Посланія къ Коринѳянамъ: сказую же вамъ, братіе, благовѣствованіе, еже благовѣстихъ вамъ, и далѣе, — яко воста въ третій день по писаніемъ (1 Кор. 15, 1. 4.). — Веселися Іерусалиме, и торжествуйте вси любящіи Іисуса, потому что восталъ. Радуйтеся вси, елицы плакасте прежде (Иса. 66, 10.), услышавъ о наглостяхъ и беззаконіяхъ Іудеевъ. Ибо поруганный ими здѣсь паки возсталъ. И какъ прискорбно было слышать о крестѣ, такъ да возвеселитъ всѣхъ предстоящихъ благовѣствованіе о воскресеніи. Плачъ да обратится въ веселіе и сѣтованіе въ радость; радостью и веселіемъ да исполнятся уста наши ради Того, Кто сказалъ по воскресеніи: радуйтеся (Матѳ. 28, 9.). Ибо извѣстна мнѣ была печаль христолюбцевъ въ прошедшіе дни, когда, поелику слово останавливалось на смерти и погребеніи, а не касалось благовѣствованія о воскресеніи; умъ ждалъ и не могъ дождаться, когда услышитъ желаемое. Итакъ воскресъ Мертвецъ, въ мертвыхъ свободь (Пс. 87, 6.), и Освободитель мертвыхъ. Кто въ поруганіе, по Своему терпѣнію, увѣнчанъ былъ вѣнцемъ терновымъ, Тотъ воскресъ и увѣнчанъ діадимою побѣды надъ смертію. Но какъ предложили мы свидѣтельства о крестѣ Его, такъ и теперь представимъ доказательства, удостовѣряющія въ воскресеніи. Поелику чтенный нынѣ Апостолъ говоритъ: погребенъ бысть, и воста въ третій день по писаніемъ (1 Кор. 15, 4.): то когда самъ Апостолъ отсылаетъ насъ къ свидѣтельствамъ изъ Писаній, прекраснымъ будетъ дѣломъ познать намъ надежду своего спасенія...» (М., 1855.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ЗАЩИТ. СЛОВО, ВЪ КОТОРОМЪ ОНЪ ОПРАВД. СВОЕ БѢГСТВО (1902)

Святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский «Слышу, что Леонтій, который нынѣ въ Антіохіи, Наркиссъ изъ города Неронова, Георгій, который нынѣ въ Лаодикіи, и прочіе съ ними аріане много разглашаютъ о мнѣ и порицаютъ меня, называя боязнію, что не пришелъ и не выдалъ себя имъ, когда искали меня убить. На ихъ злословія и клеветы могу написать многое, чего и они отрицать не могутъ, въ чемъ сознаются и всѣ, слышавшіе объ этомъ: впрочемъ, намѣренъ сказать не болѣе, какъ только Господне слово и Апостольское изреченіе, а именно, что ложь отъ діавола (Іоан. 8, 44) и досадители царствія Божія не наслѣдятъ (1 Кор. 6, 10). И этимъ достаточно доказывается, что они и думаютъ и поступаютъ не по Евангелію, но по своимъ прихотямъ и, чтó имъ угодно, то почитаютъ хорошимъ. Но поелику присвояютъ себѣ право обвинять въ боязни, то необходимо написать объ этомъ нѣсколько; ибо и изъ немногаго будетъ видно, что лукавы они нравомъ и не читали Божественныхъ Писаній, а если и читаютъ, то не вѣруютъ, что заключающіяся въ нихъ словеса Богодухновенны; — еслибы вѣровали, то не осмѣлились бы поступать вопреки Писаніямъ и не поревновали бы злонравію убившихъ Господа іудеевъ. И іудеи, — когда Богъ далъ заповѣдь: чти отца твоего и матерь твою: и, иже злословитъ отца, или матерь, смертію да умретъ (Матѳ. 15, 4. Исх. 20, 12. 21, 16), — установили новый законъ, превративъ честь въ безчестіе, и уваженіе, какимъ дѣти обязаны родителямъ, замѣнивъ серебромъ; а также, читая Давидовы дѣянія...» (Сергіевъ Посадъ, 1902.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ЗАЩИТИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ПРЕДЪ ЦАРЕМЪ КОНСТАНЦІЕМЪ (1902)

Святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский «Зная, что съ давнихъ лѣтъ ты — христіанинъ и отъ предковъ боголюбивъ, смѣло теперь защищаю дѣло свое: ибо, воспользовавшись словами блаженнаго Павла (Дѣян. 26, 2), его дѣлаю за себя ходатаемъ предъ тобою; такъ какъ извѣстно мнѣ, что онъ — проповѣдникъ истины, а ты, боголюбивѣйшій Августъ, охотно внимаешь словамъ его. О дѣлахъ церковныхъ и о составленномъ противъ меня заговорѣ благоговѣнію твоему достаточно засвидѣтельствовало писанное столь многими епископами. Также, раскаяніе Урзація и Валента довольно всѣмъ показало, что не было никакой правды въ ихъ обвиненіяхъ. Столько ли значительны свидѣтельства другихъ, сколько значительно — ими сказанное, когда написали они: «мы лгали, выдумывали, все сказанное на Аѳанасія — чистая клевета»? Добавленіемъ же къ очевидному доказательству, если соблаговолишь довѣдаться, послужитъ то, что обвинители при мнѣ ничего не доказали на пресвитера Макарія, безъ меня же, наединѣ, дѣлали, чтó хотѣли. Но о таковыхъ дѣйствіяхъ, первоначально, Божій законъ, а потомъ, и наши законы опредѣлили, что не имѣютъ они никакой силы. И изъ сего, конечно, и твое благоговѣніе, какъ правдолюбивое и боголюбивое, усмотритъ, что свободенъ я отъ всякаго подозрѣнія, а обвинителей моихъ признаетъ клеветниками. О доносѣ же, — какой сдѣланъ на меня твоему человѣколюбію касательно благочестивѣйшаго Августа, блаженной и вѣчной памяти, брата твоего, Констанса...» (Сергіевъ Посадъ, 1902.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 7-Е, НАДГРОБНОЕ БРАТУ КЕСАРІЮ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Можетъ быть, думаете вы, друзья, братія и отцы, — любезные дѣломъ и именемъ! что я охотно приступаю къ слову, желая слезами и сѣтованіемъ сопроводить отшедшихъ отъ насъ, или предложить длинную и витіеватую рѣчь, каковыми многіе услаждаются. И одни готовятся скорбѣть и проливать со мною слезы, чтобы вмѣстѣ съ моимъ горемъ оплакать свое, какое у кого есть, и научиться скорби въ страданіяхъ друга; другіе же надѣются насытить слухъ и получить удовольствіе, предполагая, что и самое несчастіе обращу въ случай показать себя, какъ бывало со мною прежде, когда, кромѣ прочаго, довольно избыточествовалъ я предметами слова, и щедръ былъ на самыя слова, пока не воззрѣлъ къ истинному и высочайшему Слову, не предалъ всего Богу, отъ Котораго все, и въ замѣнъ всего не пріялъ Бога. Нѣтъ; не такъ о мнѣ разумѣйте, если хотите разумѣть справедливо. Не буду болѣе надлежащаго плакать объ умершемъ я, который не одобряю сего въ другихъ. Не стану и хвалить сверхъ мѣры и приличія; хотя слово для обладавшаго даромъ слóва, и хвала для любившаго особенно мои слова, есть такой даръ, который ему пріятенъ и приличнѣе всякаго дара, и не только даръ, но долгъ, который справедливѣе всякаго долга. Однако же пролью слезы, и почту удивленіемъ, сколько сіе оправдываетъ данный на то законъ; ибо и это не чуждо нашему любомудрію; такъ какъ память праведныхъ съ похвалами (Притч. 10, 7.). Надъ мертвецемъ источи слезы, и якоже злѣ страждущъ начни плачъ (Сир. 38, 16.)...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. СЛОВО 6-Е, О МИРѢ (1843)

Святитель Григорий Богослов «Ревность разрѣшаетъ языкъ мой, и я оставляю безъ исполненія законъ человѣческій для закона духовнаго: дарю миру слово, хотя прежде ни за что не соглашался приступить къ слову. Ибо какъ скоро возмутились противъ насъ члены, великое и честное тѣло Христово начало раздѣляться и разсѣкаться, такъ что едва не расточишася кости наша при адѣ (Пс. 140, 7.), подобно тому, какъ глубина земли раздирается плугомъ и разсыпается по поверхности; какъ скоро лукавый, раздравши нераздираемый, нераздѣлимый и весь тканный хитонъ (Іоан. 19, 23.), присвоилъ его весь себѣ, успѣвъ чрезъ насъ сдѣлать то, чего не могъ сдѣлать чрезъ распинателей Христовыхъ: тогда положихъ хранило устомъ (Пс. 38, 2.), и въ другихъ случаяхъ несловоохотнымъ, разсуждая, что духовный порядокъ требуетъ сперва очистить себя самаго дѣятельнымъ любомудріемъ, потомъ, отверзши уста разума, привлечь духъ (Пс. 118, 131.), а послѣ уже отрыгнуть слово благо (Пс. 44, 22.) и глаголать премудрость Божію, совершенную въ совершенныхъ (1 Кор. 2, 6.). Притомъ какъ есть время всякой вещи, малой и великой, по справедливому и весьма разумному изреченію Соломона (Еккл. 3, 1.); такъ и я, не менѣе всякаго другаго, зналъ время говорить и молчать. Посему онѣмѣхъ и смирихся (Пс. 38, 3.), когда вблизи меня не стало ничего добраго, какъ будто облако набѣжало на сердце мое и сокрыло лучъ слова, а болѣзнь моя обновлялась днемъ и ночью; все возжигало ее во мнѣ, все напоминало о разъединеніи братій...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ФОТІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО КЪ ИГУМЕНУ ѲЕДОРУ (1845)

Святитель Фотий Великий Патриарх Константинопольский «Дерзкіе и злонравные иконоборцы, для которыхъ празднословіе составляетъ мудрость, предлагаютъ вопросъ: «какая изъ иконъ Христа есть истинная? Та ли, которая извѣстна у Римлянъ? Или та, которую напишутъ Индійцы? Или та, что употребляется между Греками? Или та, что встрѣчается у Египтянъ? Вѣдь онѣ такъ мало походятъ одна на другую, что если назовемъ истинною одну которую-либо, то надобно будетъ отвергнуть всѣ прочія». О прекрасное свидѣтельство православія! Къ прискорбію ихъ, это недоумѣніе или лучше, хитросплетеніе многообразно можно разрѣшить, и обличить ихъ въ безуміи и нечестіи. И во-первыхъ имъ можно сказать: не вы ли сами, которые вооружаетесь противъ иконопочитанія, на этотъ разъ невольно свидѣтельствуете о существованіи и почитанія иконъ во всей вселенной, гдѣ только есть родъ христіанскій, такъ-что тѣмъ самымъ, чѣмъ рѣшились вы ниспровергнуть, лишь больше утверждаете иконопочитаніе, и, такъ-сказать, уловляетесь собственными словами. — Во-вторыхъ, говоря это, они не примѣтятъ, что такимъ образомъ включаютъ себя въ число язычниковъ; потому-что все равно, — противъ иконъ ли возстать съ подобнымъ оружіемъ, или противъ всякаго другаго нашего таинства. Такъ на-примѣръ: которыя предпочтутъ они слова богодухновеннаго Евангелія, или лучше, которое Евангеліе назовутъ они истиннымъ? Извѣстно, что одними фигурами и начертаніями буквъ написано Римское Евангеліе, другими Индійское, иными Еврейское, и иными Еѳіопское...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1845.) далѣе...


СВТ. ФОТІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО КЪ НЕИЗВѢСТНОМУ (1845)

Святитель Фотий Великий Патриарх Константинопольский «Ученикъ Истины, Павелъ, не солгалъ ни тогда, когда назвалъ себя Іудеемъ, ни когда выдавалъ себя за Римлянина. Ибо не возможно было проповѣднику истины прибѣгать ко лжи, особенно въ то время, какъ онъ представленъ былъ судилищу Іудеями и подвергался опасности быть наказаннымъ за обманы и злодѣянія, отъ которыхъ онъ старался защититься. Ужели онъ осмѣлился бы оправдывать себя ложнымъ показаніемъ и чрезъ то какъ-бы подкрѣплять клевету Іудеевъ? Ужели не боялся онъ быть обличеннымъ въ ту-же минуту или вскорѣ послѣ того? Ужели не могъ онъ разсчитать, что когда хитрость его обнаружится, онъ не только не получитъ никакой пощады, но еще подвергнетъ себя сугубому наказанію: во-первыхъ за то, въ чемъ обвинялъ его народъ Іудейскій, и во-вторыхъ за то, что самъ себя оболгалъ (αὐτὸς ἑαυτοῦ κατεψεύδετο)? Да и какимъ образомъ Лисій, первый начальникъ, имѣвшій возможность узнать истину, освободилъ бы Апостола отъ побоевъ, если бы не повѣрилъ его словамъ? А какъ бы онъ повѣрилъ бѣдному узнику, если бы не побуждала его къ тому самая справедливость? И зачѣмъ было ему въ письмѣ къ Феликсу утверждать, что Павелъ причисляется къ Римскимъ гражданамъ? Увѣдѣвъ, говоритъ, яко Римлянинъ есть, приступль съ воины отъяхъ его (Дѣян. 23, 21). Скажутъ: Лисій самъ поддался обману. Но какимъ образомъ? Отъ чего? И почему Феликсъ не вывелъ его изъ заблужденія? Не онъ ли дѣлалъ Іудеямъ разныя незаконныя поблажки?...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1845.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ НИССКІЙ. СЛОВО НА РОЖДЕСТВО ГОСПОДНЕ (1837)

Богомладенец Христос «Благовѣствованіе Ангеловъ приглашаетъ насъ въ вертепъ, чтобы приникнуть въ тайны, являющіяся въ немъ. Что же тамъ? — Младенецъ, повитый пеленами, покоится въ ясляхъ; Дѣва по рожденіи, Матерь нетлѣнная охраняетъ Младенца. Воскликнемъ же мы, пастыри, сіе пророческое слово: якоже слышахомъ, тако и видѣхомъ во градѣ Господа силъ, во градѣ Бога нашего (Псал. 47, 9). Но ужели все это, что повѣствуется о Христѣ, произошло случайно и безъ всякой причины? Ужели повѣствуемое не имѣетъ никакого значенія? Что значитъ пребываніе Владыки въ вертепѣ и возлежаніе въ ясляхъ? Для чего Онъ снисшелъ въ жизнь во время переписи, учиненной для сбора подати? Поелику Онъ искупаетъ насъ отъ клатвы законныя, Самъ сдѣлавшись за насъ клятвою, и пріемлетъ язвы наши на Себя, дабы мы исцѣлились Его язвою: то очевидно и податію облагается для того, чтобы освободить насъ отъ тяжкой дани, которую человѣчество платило смерти. Видя вертепъ, въ которомъ раждается Владыка, приводи себѣ на мысль тьму и мракъ, въ кои погруженъ былъ родъ человѣческій въ то время, когда Господь явился сѣдящимъ во тьмѣ и сѣни смертнѣй. Повитіе пеленами знаменуетъ то, что Онъ возлагаетъ на Себя узы грѣховъ нашихъ. Въ ясляхъ, гдѣ питаются безсловесныя, Слово рождается для того, чтобы волъ позналъ стяжавшаго его, и оселъ ясли господина своего (Иса. 1, 3). Подъ воломъ разумѣй подчиненнаго закону...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1837.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. ПѢСНОПѢНІЯ НА РОЖДЕСТВО ГОСПОДНЕ (1845)

Рождество Христово «Радуются днесь любящіе бдѣніе; потому-что пришелъ Самъ выну бдящій надъ нами — возбудить насъ отъ сна. И кто будетъ спать въ такую ночь, въ которую весь міръ пріялъ силу бодрствовать! — Адамъ согрѣшилъ, и грѣхомъ своимъ навелъ смертный сонъ на міръ; явился Возбудитель, чтобы возбудить насъ отъ грѣховнаго сна. — Не будемъ однако жъ бодрствовать такъ, какъ бодрствуетъ ростовщикъ, который только и помышляетъ, что о золотѣ, и ночи не спитъ, чтобы высчитывать прибыль отъ роста. — Не будемъ бодрствовать и такъ, какъ бодрствуетъ тать, который сонъ свой погребаетъ въ землѣ и не спитъ для того, чтобы спящихъ заставить послѣ испускать стенанія. — Итакъ не будемъ бодрствовать, какъ бодрствовалъ блудный сынъ, который, предавшись пированіямъ, впалъ въ крайнюю нищету, и которому неспаніе принесло одну скорбь о невоздержной жизни. — Не будемъ бодрствовать, какъ бодрствуетъ иной торговецъ, который ночью по пальцамъ своимъ высчитываетъ, вдвое или втрое увеличился капиталъ его. — Не будемъ бодрствовать, какъ бодрствуетъ иной богачъ, у котораго богатство отнимаетъ сонъ и заставляетъ самаго съ безпокойствомъ стеречь сокровища, когда даже и псы наслаждаются сномъ. — Не будемъ бодрствовать, какъ бодрствуетъ скупецъ, у котораго онъ поглощается скупостію, и который даже тогда, какъ настанетъ послѣдній часъ его жизни, лежа на смертномъ одрѣ, не перестанетъ простирать заботъ своихъ на цѣлые годы...» («Христіанское Чтеніе». СПб., 1845.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. 36-Е ПОУЧИТ. СЛОВО КЪ ЕГИПЕТСКИМЪ МОНАХАМЪ (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Чистоту, возлюбленный братъ, уподобь пальмѣ. Ибо у пальмы сердцевина бѣла, а наружность покрыта остнами, которые окружаютъ собою бѣлизну пальмы. Итакъ надобно пріобрѣсти любовь отъ чистаго сердца ко всѣмъ человѣкамъ, особенно же къ своимъ по вѣрѣ, а къ противникамъ и къ людямъ сластолюбивымъ холодность, и при холодности сей имѣть вѣдѣніе, цѣломудріе и миръ, потому что Апостолъ говоритъ: рабу же Господню не подобаетъ сваритися, но тиху бытіи ко всѣмъ, учительну, незлобиву, съ кротостію наказующу противныя: еда како дастъ имъ Богъ покаяніе въ разумъ истины, и возникнутъ отъ діавольскія сѣти, живи уловлены отъ него въ свою его волю (2 Тимоѳ. 2, 24-26). О чистота, гнушающаяся роскошію, нѣгою, тѣлеснымъ изяществомъ, убранствомъ одеждъ! О чистота, ненавистница дорогихъ яствъ, бѣгающая піянства! О чистота, узда для очей, все тѣло изъ тмы приводящая въ свѣтъ! О чистота, угнетающая и порабощающая плоть, и проникающая взоромъ въ небесное! О чистота, родоначальница любви, и житіе ангельское! О чистота, у которой сердце чисто, гортань сладостна и лице свѣтло! О чистота, возвысившая боголюбца въ землѣ чуждой, такъ какъ искупилъ онъ и купившихъ его! О чистота, даръ Божій, исполненный доброты, назиданія и вѣдѣнія! О чистота, неволненная пристань, исполненная мира и устройства! О чистота, радующая сердце пріобрѣтшаго ее, и окриляющая душу къ небесному! О чистота, пораждающая духовную радость, и умерщвляющая печаль!...» (Сергіевъ Посадъ, 1895.) далѣе...


ПРЕП. ЕФРЕМЪ СИРИНЪ. 34-35 ПОУЧ. СЛОВА КЪ ЕГИПЕТСКИМЪ МОНАХАМЪ (1895)

Преподобный Ефрем Сирин «Брату или сестрѣ влагаетъ лукавый мысль, говоря: "вотъ ежечасно тревожитъ тебя блудный помыслъ: долго ли будешь нести это безпокойство и терпѣть"? Братъ отвѣчаетъ: "пока не призритъ Господь на смиреніе мое и на трудъ мой, и не проститъ всѣхъ грѣховъ моихъ". Лукавый продолжаетъ: "чтобъ не быть тебѣ въ бореніи, удовлетвори однажды похоти, и послѣ покаешься; это — не важное дѣло". Братъ говоритъ: "нѣтъ мнѣ нужды учиться у тебя покаянію; ибо знаю, что человѣку даже до послѣдняго его дыханія, по великому Божію человѣколюбію, покаяніе возможно. А если говоришь, будто дѣло сіе не важно, то ежели предъ Богомъ моимъ и въ маломъ семъ дѣлѣ окажусь неискуснымъ, кольми паче не искусенъ буду, когда прійдетъ на меня большее сего искушеніе"? Лукавый еще говоритъ: "но и сіе не важно; потому что и опять должно только покаяться". Братъ отвѣчаетъ: "а кто мнѣ скажетъ, что, если растлю плоть свою, то найду время къ покаянію, и не буду повлеченъ вмѣстѣ съ дѣлающими беззаконіе? Ибо наше житіе сѣнь есть на земли (Іов. 8, 9). Да и не то же ли это будетъ, какъ взять мечъ и самому себя убить"? Лукавый продолжаетъ: "удовлетвореніе похоти ничего не значитъ, это — дѣло одного часа, которое тотчасъ и миновалось". Братъ отвѣчаетъ: "послушай, врагъ жизни и противникъ душъ, какая честь уготована отъ Бога тѣмъ, которые, по благочестію, препобѣдили сіе, какъ называешь ты, маловажное, и какое наказаніе, какое безчестіе уготованы Богомъ для тѣхъ, которые препобѣждены"...» (Сергіевъ Посадъ, 1895.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ОКРУЖНОЕ ПОСЛАНІЕ ПРОТИВЪ АРІАНЪ (1902)

Святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский «Все, что, какъ написалъ Лука, творилъ, и чему училъ Господь и Спаситель нашъ Іисусъ Христосъ, сотворилъ Онъ, для нашего явившись спасенія; потому что пришелъ, какъ говоритъ Іоаннъ, не да судитъ мірови, но да спасется Имъ міръ (Іоан. 3, 17). Но подивиться должно благости Его между всѣмъ прочимъ и въ томъ, что не умолчалъ и о препирающихся съ нами, а, напротивъ того, ясно предсказалъ, чтобы, когда будетъ это, тотчасъ оказалось, что умъ нашъ огражденъ ученіемъ Его, въ которомъ говорится: Возстанутъ лжепророцы и лжехристи, и дадятъ знаменія велія и чудеса, якоже прельстити, аще возможно, и избранныя. Се прежде рѣхъ вамъ (Матѳ. 24, 24. 25). Хотя многочисленны и выше человѣка — сообщенныя намъ отъ Него ученія и дарованія, какъ-то: образъ небеснаго жительства, власть надъ бѣсами, всыновленіе, и все превышающее и превосходящее дарованіе — вѣдѣніе Отца и Его Слова, также даръ Духа Святаго; однако же, помышленіе человѣческое прилежно прилежитъ на злая (Быт. 8, 21), а супостатъ нашъ діаволъ, завидуя, что столько дано намъ благъ, ходитъ искій похитить у насъ сѣмена Слова (1 Петр. 5, 8). Посему-то, Господь, какбы драгоцѣнности Свои, ученія эти запечатлѣвая въ насъ предреченіемъ, сказалъ: Блюдите, да никтоже васъ прельститъ. Мнози бо пріидутъ во имя Мое, глаголюще: Азъ есмь: и время приближися: и многи прельстятъ: не изыдите убо во слѣдъ имъ (Матѳ. 24, 4-5. Лук. 21, 8). Великое нѣкое дарованіе пріяли мы отъ Слова — не обольщаться видимымъ...» (Сергіевъ Посадъ, 1902.) далѣе...


СВТ. АѲАНАСІЙ ВЕЛИКІЙ. ПИСЬМО КЪ ДРАКОНТІЮ (1902)

Святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский «Недоумѣваю, чтó написать? За отказъ ли порицать тебя? Или — за то, что высматриваешь время и укрываешься страха ради іудейска? Впрочемъ, въ томъ и другомъ случаѣ поступокъ твой, возлюбленный Драконтій, достоинъ порицанія. Не прилично тебѣ было, принявъ благодать, скрываться, и при своемъ благоразуміи подавать другимъ поводъ къ бѣгству, потому что многіе, услышавъ объ этомъ, соблазняются тѣмъ, что не просто сдѣлалъ ты это, но имѣя въ виду время и предстоящія Церкви скорби. И боюсь, чтобы ты, предавшись бѣгству ради себя, предъ Господомъ не подвергся опасности за другихъ. Если соблазняющему единаго малыхъ желательнѣе было бы, да обѣсится жерновъ осельскій на выи его и потонетъ (Матѳ. 18, 6): чтó можешь потерпѣть ты, послуживъ соблазномъ для многихъ? Согласіе, неожиданно водворившееся въ Александрійской области съ твоимъ поставленіемъ, необходимо разстроится по причинѣ твоего удаленія, и епископство этой области будетъ восхищаемо многими, даже не людьми правомыслящими, но самъ знаешь, какими. Язычники, при твоемъ поставленіи давшіе обѣтъ стать христіанами, останутся язычниками; потому что твое благоговѣніе уничижаетъ данную благодать. Какое же дано будетъ тобою оправданіе въ этомъ? Какими извиненіями въ состояніи будешь смыть и сгладить съ себя такія вины? Какъ уврачуешь ради тебя падшихъ и соблазнившихся? Или, какъ, по расторженіи мира, возстановишь его снова? Вмѣсто радости, возлюбленный Драконтій, причинилъ...» (Сергіевъ Посадъ, 1902.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. 2-Е ОБЛИЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО НА ЦАРЯ ЮЛІАНА (1843)

Святитель Григорий Богослов «Итакъ словомъ моимъ совершенъ и оконченъ первый подвигъ. Ибо довольно показалъ я злонравіе человѣка, изобразивъ, чтó онъ намъ сдѣлалъ, и чтó могъ еще сдѣлать, непрестанно выдумывая что нибудь болѣе тягостное, нежели настоящее. Теперь предназначу уже другую цѣль слову, которую едва-ли и предназначалъ кто себѣ, цѣль священнѣйшую предъ Богомъ, пріятнѣйшую для насъ, полезнѣйшую для потомковъ, — присовокупить къ сказанному и то, какъ правдивы вѣсы Божіи, и какія воздаянія находитъ для себя нечестіе, то немедленно, то въ скоромъ послѣдствіи времени, какъ это угодно бываетъ (полагаю я) Художнику — Слову и Распорядителю дѣлъ нашихъ, Который знаетъ, когда загладить бѣдствія милостію, и когда вразумить дерзость посрамленіемъ и казнями, употребивъ извѣстныя Ему мѣры исправленія. Но кто вполнѣ изобразитъ болѣзни, по суду Божію постигающія нечестивыхъ, терзанія, не остающіяся втайнѣ, другія различныя пораженія и казни, соразмѣрныя преступленіямъ, необыкновенные случаи смерти, сознаніе вины среди самыхъ страданій, безполезное раскаяніе, вразумленія въ сонныхъ мечтаніяхъ и свыше посылаемыя видѣнія? Или тѣ ясныя и очевидныя доказательства гнѣва Божія, которыя видѣли на себѣ дерзновенные, осквернившіе Божіи храмы, или поругавшіеся надъ священными трапезами, или оказавшіе свое неистовство на таинственныхъ сосудахъ, ненаказанно пожиравшіе нашу плоть и отважившіеся на все прочее? Но я съ намѣреніемъ умолчу о семъ...» (М., 1843.) далѣе...


СВТ. ГРИГОРІЙ БОГОСЛОВЪ. 1-Е ОБЛИЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО НА ЦАРЯ ЮЛІАНА (1843)

Святитель Григорий Богослов «Услышите сія вси языцы, внушите вси живущіи по вселеннѣй (Пс. 48, 2.). Какъ-бы съ нѣкотораго возвышенія, далеко кругомъ видимаго, всѣхъ призываю, ко всѣмъ обращая сильную и высокую проповѣдь. Внимайте народы, племена, языки, люди всякаго рода, всякаго возраста — всѣ, сколько есть теперь, и сколько будетъ на землѣ! И да прострется далѣе моя проповѣдь! — Внимайте мнѣ всѣ небесныя Силы, всѣ Ангелы, которыми совершено истребленіе мучителя, низложенъ — не Сіонъ, царь Амморрейскій, не Огъ, царь Васанскій, (небольшіе владѣтели, дѣлавшіе зло небольшой части вселенной — Израилю), — но змій (Іезек. 29, 3.), отступникъ, великій умъ (Иса. 10, 12.), Ассиріанинъ, общій всѣмъ врагъ и противникъ, и на землѣ дѣлавшій много неистовствъ и угрозъ, и въ высоту (Пс. 72, 8.) говорившій, и замышлявшій много неправды! Слыши небо и внуши земле (Иса. 1, 2.)! И мнѣ теперь прилично возгласить одно съ велегласнѣйшимъ изъ Пророковъ Исаіею! Въ одномъ у насъ разность: Пророкъ призываетъ небо и землю во свидѣтели противъ отвергшагося отъ Бога Израиля; а я призываю противъ мучителя, и отвергшагося, и падшаго — паденіемъ достойнымъ нечестія. Внимай, если слышишь насъ, и ты, душа великаго Констанція! Внимайте, христолюбивыя души до него бывшихъ царей! Особенно же да внемлетъ душа Констанція, который самъ возрасталъ съ наслѣдіемъ Христовымъ и, постепенно утверждая оное, возрастилъ въ такую силу, что сталъ чрезъ сіе именитѣе всѣхъ прежнихъ царей...» (М., 1843.) далѣе...


ДОКЛАДЪ К. Н. НИКОЛАЕВА "ПОЛОЖЕНІЕ ПРАВОСЛ. ЦЕРКВИ ВЪ СОВ. РОССІИ" (1938)

К. Н. Николаев «Не будемъ забывать, что Антіохія пала въ 637 году, Александрія — въ 640, Іерусалимъ — въ 637 и окончательно перешелъ въ руки невѣрныхъ въ 1187, Сербское царство Лазаря въ — 1448 и остатки Византійско-Римской Имперіи съ Цареградомъ — въ 1453. Весь благочестивый Востокъ, родина Спасителя, богословской догматики и монашества, оказался въ рукахъ невѣрныхъ. Богатѣйшая библіотека Александріи была сожжена Омаромъ. Такимъ образомъ знаменитый Востокъ, колыбель и школа христіанства, погрузились въ мракъ. Таковой же судьбѣ подвергся и греческій Востокъ. Православнымъ царствомъ осталось только одно — царство Русское — Московское. "Внимай Господа ради", — писалъ учительный старецъ Псковскаго Елеозарова монастыря Филоѳей Василію III, — "яко вся христіанскія царства снидоша въ Твое Царство", и отсюда прямой и ясный выводъ, о которомъ было сказано въ грамотѣ объ учрежденіи Патріаршества въ Россіи: "Твое же (царя Феодора Ивановича) великое Россійское Царство — третій Римъ, превзошло всѣхъ въ благочестіи". Великая отвѣтственность охватила души русскаго народа. Въ Москвѣ образовался новый центръ и этотъ центръ былъ "не похожъ на прежній — Византійскій, и отчасти даже враждебный ему". Но этого мало, этотъ новый центръ Православія былъ уже центръ славянскій, а не греческій. Миссія грековъ передавалась славянамъ, а орудіемъ была Москва. Москва укрѣпила Востокъ и въ лицѣ Русской Имперіи освободила славянъ...» (Бѣлградъ, 1939.) далѣе...


"ЦЕРКОВНЫЯ ВѢДОМОСТИ" № 3-4. (1/14-15/28 ФЕВРАЛЯ) 1923 ГОДА

Митрополит Антоний (Храповицкий) «Продолжающееся на несчастной Руси раздѣленіе Церкви побуждаетъ насъ, вѣрныхъ ей и нашему Святѣйшему Патріарху, Архіереевъ, составляющихъ Священный Русскій Заграничный Сѵнодъ, какъ единственное церковное учрежденіе русскаго народа, сохранившее свободный голосъ, вторично обратиться во всѣ Автокефальныя Православныя Церкви и ко всѣмъ православнымъ христіанамъ съ напоминаніемъ и братской мольбой о томъ, чтобы и всѣ вѣрныя Евангелію и семи Вселенскимъ Соборамъ во Христѣ сестры оказали Православной Церкви Россійской и подчиненнымъ ей православнымъ церквамъ: Русской заграничной, также Польской, Литовской, Финляндской, Эстляндской, Американской, Китайской и Японской свою каноническую поддержку, и не признали бы ни одной вновь самочинно выдѣлившейся изъ послушанія Святѣйшему Патріарху нашему Церкви, а признали бы ихъ самочиннымъ сборищемъ, согласно 1-му каноническому правилу Св. Василія Великаго, и потому лишеннымъ благодати и благодатнаго преемства, пока онѣ не возвратятся къ единенію съ Православной Церковью Россійской и ея Святѣйшимъ Патріархомъ, донынѣ пребывающимъ въ узахъ отъ безбожниковъ и іудеевъ, захватившихъ силою и обманомъ власть въ Россіи и именующихъ себя Совѣтскимъ Правительствомъ. Всѣ эти самочинныя сборища, отвергшія власть Святѣйшаго Патріарха и потому въ глазахъ Божіихъ и въ очахъ Святой Церкви вовсе чуждыя священства по 15-му правилу Двукратнаго Собора...» (Нови Сад, 1923.) далѣе...


С. В. ТРОИЦКІЙ. О ПРАВАХЪ ЕПИСКОПОВЪ, ЛИШИВШИХСЯ КАѲЕДРЪ БЕЗЪ СВОЕЙ ВИНЫ (1922)

Члены Архиерейского Собора РПЦЗ «Прежде всего каноны указываютъ на существованіе тѣснѣйшихъ и неразрывныхъ узъ, связывающихъ епископа съ его епархіей. Эти узы Отцы Церкви прямо уподобляютъ по ихъ неразрывности брачнымъ узамъ, почему неимѣющую епископа епархію и называютъ вдовствующей. Уже начиная съ IV вѣка, мы встрѣчаемъ толкованіе словъ Апостола «единыя жены мужъ» въ примѣненіи къ епископу въ томъ смыслѣ, что подъ женой епископа слѣдуетъ разумѣть его епархію, мѣнять которую онъ не можетъ ни въ какомъ случаѣ. На Западѣ о такомъ толкованіи упоминаетъ, напримѣръ, бл. Іероннмъ, на Востокѣ о немъ говорятъ епископъ Икуменій и бл. Ѳеофилактъ Болгарскій. Это искусственное толкованіе словъ Апостола показываетъ, однако, какъ смотрѣла древняя Церковь на отношеніе епископа къ епархіи. Съ другой стороны незаконное занятіе епископомъ чужой каѳедры въ древнихъ церковныхъ памятникахъ называется часто прелюбодѣяніемъ. Такъ соборъ 336 года, обвинилъ низложеннаго епископа Константинопольскаго Анѳима въ томъ, что онъ «прелюбодѣйно» посягнулъ на архіерейскую каѳедру этого города вопреки всѣмъ церковнымъ постановленіямъ и каконамъ, а Евагрій говоритъ объ Анѳимѣ, что онъ захватилъ епископскую каѳедру, явно осмѣлившись на прелюбодѣяніе съ церковью, уже имѣющею своего жениха. Никита Пафлагонянинъ сообщаетъ о соборѣ 869 года, что отцы собора низложили патріарха Фотія и отлучили...» («Церковныя Вѣдомости». Бѣлградъ, 1922.) далѣе...


"ЦЕРКОВНЫЯ ВѢДОМОСТИ" № 1-2. (1/14-15/28 ЯНВАРЯ) 1923 ГОДА

Митрополит Антоний (Храповицкий) «Узнавъ о томъ, что Константинопольская Патріаршая каѳедра подвергается опасности быть удаленной изъ сего священнаго для всѣхъ христіанъ града, Русскій Заграничный Архіерейскій Сѵнодъ, являющійся Высшею Церковною Властью какъ, для трехмилліонной русской эмиграціи, такъ и для епископій Православной Церкви въ Америкѣ, Японіи, Китаѣ и Финляндіи, то-есть цѣлыхъ 15 епархій съ русскою и иноплеменной паствой, присоединяетъ свой протестъ къ голосамъ другихъ Автокефальныхъ Церквей, заявившихъ о совершенной незаконности такого насилія надъ нашей Апостольской вѣрой. Послѣднее выраженіе мы примѣняемъ къ судьбѣ Константинопольской каѳедры потому, что она, по ученію Христовой Церкви, изложенному въ постановленіяхъ семи Вселенскихъ Соборовъ, признаваемыхъ какъ всѣми православными христіанами, такъ и римско-католиками, не является только одною изъ церковныхъ провинцій, но мыслится, какъ неизмѣнный элементъ полноты Православной Церкви, какъ инстанція, связанная не только со своимъ діоцезомъ, но и со всею Православной Церковью по всей вселенной, почему и именуется съ V вѣка каѳедрой Вселенскаго Патріарха. Наименованіе это ей присвоено потому, что задолго до раздѣленія Востока съ Римомъ Константинопольскій Патріархъ, какъ Епископъ Новаго Рима, признанъ Вселенскимъ Соборомъ равнымъ по чести и власти съ Епископомъ Ветхаго Рима (II, 3, IV, 28 и VI, 36) и, что особенно важно, ему одному усвоено право...» (Нови Сад, 1923.) далѣе...


"ЛУГЪ ДУХОВНЫЙ" БЛАЖ. ІОАННА МОСХА. ГЛАВЫ 51-60 (1967)

Монограмма Христа «Евагрій говоритъ о пещерахъ и жилищахъ подвижниковъ: «ихъ хижины имѣютъ такую ширину и высоту, что въ нихъ нельзя ни прямо стоять, ни свободно склоняться. Это, по слову апостола, жизнь въ вертепахъ и пропастяхъ земныхъ». (Евр. XI, 38). — Обыкновенная одежда иноковъ состояла изъ рубашки, камисіи и хламиды или мантіи. Рубашка — холщевая нижняя одежда съ короткими рукавами. Камисія — длинная, узкая одежда, въ которой обыкновенно спали. Милоть — широкая мантія изъ козлиной шерсти, на основаніи посл. къ Евр. XI, 37: «въ милотяхъ». Такимъ образомъ милоть, греч. μηλωτὴ, отъ μῆλον — животное мелкой породы, означаетъ верхнюю шерстяную одежду изъ шерсти козловъ или овецъ. Строгіе подвижники носили власяницу. Это — шерстяная одежда, носимая прямо на голомъ тѣлѣ. Такое употребленіе власяницы основывалось на примѣрѣ св. Іоанна Предтечи, носившаго власяницу изъ верблюжьяго волоса (Мѳ. III, 4), и пророка Иліи (4 Царств. I, 8). Хрістіанскіе писатели съ III вѣка часто упоминаютъ о власяницѣ, какъ объ одеждѣ покаянія. Среди иноковъ съ IV вѣка власяница входитъ въ общее употребленіе. Съ V вѣка власяницу прямо на голомъ тѣлѣ большею частію носили только въ извѣстныя времена, напримѣръ, во время постовъ. Великіе подвижники св. Антоній и св. Иларіонъ носили постоянно власяницу на голомъ тѣлѣ. Примѣру ихъ подражали многіе другіе подвижники...» (Jordanville, 1967.) далѣе...


А. И. САГАРДА. СВ. ІОАННЪ ДАМАСКИНЪ И ЕГО ЛИТЕРАТУРНАЯ ДѢЯТЕЛЬНОСТЬ (1913)

Монограмма Христа «Св. Іоаннъ Дамаскинъ родился въ концѣ седьмого вѣка, въ Дамаскѣ, главномъ городѣ Сиріи, отъ родителей знаменитыхъ древностью рода и христіанскимъ благочестіемъ. Отецъ Іоанна, Ибн-Серджунъ (Сергій) Мансуръ, исправлялъ при дамасскомъ калифѣ должность главнаго логофета, былъ очень близокъ къ калифу и употреблялъ свое вліяніе при дворѣ ко благу Церкви Христовой. Когда у него родился сынъ Іоаннъ, онъ поспѣшилъ сдѣлать его, по выраженію автора греческаго жизнеописанія, сыномъ свѣта чрезъ возрожденіе отъ духовной матери, т. е. чрезъ крещеніе, и въ дальнѣйшемъ заботился о томъ, чтобы сдѣлать его добрымъ христіаниномъ. Болѣе всего отецъ Іоанна желалъ найти для своего сына опытнаго и благочестиваго учителя и нашелъ такого въ лицѣ плѣннаго инока, калабрійца Косьмы, который имѣлъ обширныя и разнообразныя свѣдѣнія. Этому иноку Сергій поручилъ воспитаніе и родного сына Іоанна, и своднаго его брата, Косьмы, родомъ изъ Іерусалима. Успѣхи воспитанниковъ скоро оправдали довѣріе благочестиваго мужа къ иноку. "При превосходcтвѣ своей природы и при ревности своей воли, Іоаннъ былъ словно орелъ, летающій въ небѣ, какъ будто у него были крылья. Его же духовный братъ и соученикъ Косьма былъ подобенъ кораблю, окрыленному парусами, или торговому судну, плывущему по водѣ, когда дуетъ попутный вѣтеръ и тихо вѣетъ въ его корму. Такъ, благодаря превосходству ихъ дарованій и ревности, они въ короткое время"...» (СПб., 1913.) далѣе...


И. С. ШМЕЛЕВЪ. "ЛѢТО ГОСПОДНЕ". ИМЕНИНЫ - ПРАЗДНОВАНІЕ (1948)

Иван Сергеевич Шмелев «Никакъ не могу заснуть, про именины все думаю: про крендель, про "удивленіе", отъ Абрикосова, и еще что-то особенное будетъ, "будто весна пришла". Въ прошедшемъ году послѣ сладкаго крема вдругъ подали котлеты съ зеленымъ горошкомъ и съ молодымъ картофелемъ-подрумянкой, всѣ такъ и ахнули, даже будто обидно стало: да что это такое, деревенскіе они что ли, — послѣ сладкаго да отбивныя котлеты! А тутъ-то и вышло "удивленіе": изъ сладкаго марципана сдѣлано, а зеленый горошекъ совсѣмъ живой, — великое мастерство, отъ Абрикосова. А завтра какое будетъ, теперь-то ужъ не обманешь марципаномъ? Я Христом-Богомъ Горкина умолялъ сказать, — не сказалъ. Я ему погрозился даже, — не буду за него молиться, что-нибудь и случится съ нимъ, дѣтская-то молитва доходчива, всѣмъ извѣстно. И то не сказалъ, запечатлился только: "Твоя воля, не молись... можетъ, ногу себѣ сломаю, тебѣ на радость". Оба мы и поплакали, а не сказалъ: папашенька ему заказалъ сказывать. И еще я все стишки про себя наговаривалъ, Сонечка засавила меня выучить, сказать при гостяхъ папашенькѣ, какъ въ подарокъ. Длинные стишки, про ласточекъ и про осень, на золотистой бумажкѣ, изъ хрестоматіи Паульсона я списалъ. Только бы не сбиться, не запнуться завтра, все у меня выходитъ — "пастурцій въ немъ огненный кустъ", вмѣсто "настурцій", — цвѣты такіе, осенніе. Ахъ, какіе стишки, осень печальная будто на душѣ, Сонечка такъ сказала. И у меня слезы даже набѣгаютъ, когда досказываю: "И вотъ, ихъ гнѣздо одиноко"...» (Парижъ, 1948.) далѣе...


И. С. ШМЕЛЕВЪ. "ЛѢТО ГОСПОДНЕ". ИМЕНИНЫ - ПРЕДДВЕРІЕ (1948)

Иван Сергеевич Шмелев «Сидимъ въ мастерской, надумываемъ, чего поднести хозяину. По случаю именинъ, Василь-Василичъ ужъ воротился изъ деревни, Покровъ справилъ. Сидитъ съ нами. Тутъ и другой Василь-Василичъ, скорнякъ, который всѣ священныя книги прочиталъ, и у него хорошія мысли въ головѣ, и Домна Панферовна, — изъ бань прислали пообдумать, обстоятельная она, умный совѣтъ подастъ. Горкинъ и Ондрейку кликнулъ, который по художеству умѣетъ, святого голубка-то на сѣнь придѣлалъ изъ лучиновъ, когда Царицу Небесную принимали, святили на лѣто дворъ. Ну, и меня позвалъ, только велѣлъ таиться, ни слова никому, папашенька чтобы не узналъ до времени. Скорнякъ икону совѣтовалъ, а икону ужъ подносили. Домна Панферовна про Четьи-Минеи помянула, а Четьи-Минеи отъ прабабушки остались. Василь-Василичъ присовѣтовалъ такую флягу-бутылочку изъ серебра, — часто, молъ, хозяинъ по дѣламъ верхомъ отлучается въ лѣса-рощи, — для дорожки-то хорошо. Горкинъ на-смѣхъ его — «кто-что, а ты все свое... "на дорожку!"» Да отецъ и въ ротъ не беретъ по этой части. Домна Панферовна думала-думала да и бухни: "просфору серебреную, у Хлѣбникова видала, архіерею заказана". Архіерею — другое дѣло. Горкинъ лобъ потиралъ, а не могъ ничего придумать. И я не могъ. Придумалъ — золотое бы порт-монэ, а сказать побоялся, стыдно. Ондрейка тутъ всѣхъ и подивилъ: "А я, говоритъ, знаю, чего надо... вся улица подивится, какъ понесемъ, всѣ хозяева позавиствуютъ, какая слава!"...» (Парижъ, 1948.) далѣе...


А. С. ПУШКИНЪ. "ПОВѢСТИ БѢЛКИНА". БАРЫШНЯ-КРЕСТЬЯНКА (1921)

Александр Сергеевич Пушкин «Въ одной изъ отдаленныхъ нашихъ губерній находилось имѣніе Ивана Петровича Берестова. Въ молодости своей служилъ онъ въ гвардіи, вышелъ въ отставку въ началѣ 1797 года, уѣхалъ въ свою деревню и съ тѣхъ поръ оттуда не выѣзжалъ. Онъ былъ женатъ на бѣдной дворянкѣ, которая умерла въ родахъ, въ то время, какъ онъ находился въ отъѣзжемъ полѣ. Хозяйственныя упражненія скоро его утѣшили. Онъ выстроилъ домъ по собственному плану, завелъ у себя суконную фабрику, устроилъ доходы и сталъ почитать себя умнѣйшимъ человѣкомъ во всемъ околодкѣ, въ чемъ и не прекословили ему сосѣды, пріѣзжавшіе къ нему гостить съ своими семействами и собаками. Въ будни ходилъ онъ въ плисовой курткѣ, по праздникамъ надѣвалъ сюртукъ изъ сукна домашней работы, самъ записывалъ расходъ и ничего не читалъ, кромѣ Сенатскихъ Вѣдомостей. Вообще его любили, хотя и почитали гордымъ. Не ладилъ съ нимъ одинъ Григорій Ивановичъ Муромскій, ближайшій его сосѣдъ. Этотъ былъ настоящій русскій баринъ. Промотавъ въ Москвѣ большую часть имѣнія своего, и на ту пору овдовѣвъ, уѣхалъ онъ въ послѣднюю свою деревню, гдѣ продолжалъ проказничать, но уже въ новомъ родѣ. Развелъ онъ англійскій садъ...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


Н. В. ГОГОЛЬ. МАЙСКАЯ НОЧЬ, ИЛИ УТОПЛЕННИЦА (1921)

Николай Васильевич Гоголь «Звонкая пѣсня лилась рѣкою по улицамъ села ***. Было то время, когда утомленные дневными трудами и заботами парубки и дѣвушки шумно собирались въ кружокъ, въ блескѣ чистаго вечера, выливать свое веселье въ звуки, всегда неразлучные съ уныньемъ. И задумавшійся вечеръ мечтательно обнималъ синее небо, превращая все въ неопредѣленность и даль. Уже и сумерки, а пѣсни все не утихали. Съ бандурою въ рукахъ, пробирался ускользнувшій отъ пѣсельниковъ молодой козакъ Левко, сынъ сельскаго головы. На козакѣ рѣшетиловская шапка. Козакъ идетъ по улицѣ, бренчитъ рукою по струнамъ и подплясываетъ. Вотъ онъ тихо остановился передъ дверью хаты, уставленной невысокими вишневыми деревьями. Чья же это хата? Чья это дверь? Немного помолчавши, заигралъ онъ и запѣлъ: "Сонце нызенько, вечеръ блызенько,/ Выйды до мене, мое серденько!" — "Нѣтъ, видно, крѣпко заснула моя ясноокая красавица", сказалъ козакъ, окончивши пѣсню и приближаясь къ окну. "Галю! Галю! ты спишь, или не хочешь ко мнѣ выйти? Ты боишься, вѣрно, чтобы насъ кто не увидѣлъ, или не хочешь, можетъ-быть, показать бѣлое личико на холодъ? Не бойся: никого нѣтъ; вечеръ тепелъ"...» (Берлинъ, 1921.) далѣе...


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917-1918 ГГ. ДѢЯНІЕ 22-Е (2 ОКТЯБРЯ 1917 Г.)

Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. «Богомудрые Архипастыри, высокочтимые отцы и братіе. Воистину «сила Божія, воскрешающая мертвыя, вновь соберетъ во едино распавшееся тѣло народное», какъ вѣрно сказали Вы намъ въ своемъ посланіи. Жива русская земля, и зовъ соборный силенъ и находитъ живые отклики въ сердцахъ нашихъ. Встали православные люди Нижегородскіе и безъ различія званій и состояній, безъ различія профессій и политическихъ партій собрались вмѣстѣ, чтобы засвидѣтельствовать живую вѣру во всемогущую силу Божію и горячую любовь къ родной землѣ. Вѣримъ, что просвѣтлѣетъ лицо нашей родины, теперь затемненное скорбью, запачканное кровью и опозоренное грязью. Вѣримъ, что бредущіе розно люди русскіе, омраченные злобой и разъединенные враждой, сомкнутся дружно въ братской любви и двинутся единодушно спасать свои святыни. Великій подвигъ передъ нами: отразить врага и начать новую жизнь. Мы понесемъ, каждый по своей силѣ, камни на построеніе великаго храма, соборной отнынѣ, Православной Церкви Россійской, великаго дома обновленной Россіи. Свидѣтельствуемъ это не только словомъ нашимъ, но и дѣломъ общественнымъ, начало которому полагается сегодня настоящимъ нашимъ собраніемъ...» (Пг., 1918.) далѣе...


«СЛѢДОВАННАЯ ПСАЛТИРЬ». КАѲИСМА 5-Я (1874)

Святой пророк, псалмопевец и царь Давид «Ра́дуйтеся, пра́ведніи, о Го́сподѣ, пра́вымъ подоба́етъ похвала́. Исповѣ́дайтеся Го́сподеви въ гу́слехъ, во псалти́ри десятостру́ннѣмъ по́йте Ему́. Воспо́йте Ему́ пѣ́снь но́ву, до́брѣ по́йте Ему́ со восклица́ніемъ. Яко пра́во сло́во Госпо́дне и вся́ дѣла́ Его́ въ вѣ́рѣ. Лю́битъ ми́лостыню и су́дъ Госпо́дь, ми́лости Госпо́дни испо́лнь земля́. Сло́вомъ Госпо́днимъ небеса́ утверди́шася и Ду́хомъ у́стъ Его́ вся́ си́ла и́хъ. Собира́яй, я́ко мѣ́хъ, во́ды морскíя, полага́яй въ сокро́вищихъ бе́здны. Да убои́тся Го́спода вся́ земля́, отъ Него́же да подви́жутся вси́ живу́щіи по вселе́ннѣй. Яко То́й рече́, и бы́ша, То́й повелѣ́, и созда́шася. Госпо́дь разоря́етъ совѣ́ты язы́ковъ, отмета́етъ же мы́сли люде́й, и отмета́етъ совѣ́ты князе́й. Совѣ́тъ же Госпо́день во вѣ́къ пребыва́етъ, помышле́нія се́рдца Его́ въ ро́дъ и ро́дъ. Блаже́нъ язы́къ, ему́же е́сть Госпо́дь Бо́гъ его́, лю́діе, я́же избра́ въ наслѣ́діе Себѣ́. Съ небесе́ призрѣ́ Госпо́дь, ви́дѣ вся́ сы́ны человѣ́ческія. Отъ гото́ваго жили́ща Своего́ призрѣ́ на вся́ живу́щія на земли́. Созда́вый на еди́нѣ сердца́ и́хъ, разумѣва́яй на вся́ дѣла́ и́хъ. Не спаса́ется ца́рь мно́гою си́лою, и исполи́нъ не спасе́тся мно́жествомъ крѣ́пости своея́. Ло́жь ко́нь во спасе́ніе, во мно́жествѣ же си́лы своея́ не спасе́тся...» (М., 1874.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Просьба о молитвенной поддержкѣ

Просимъ молитвъ нашихъ читателей о здравіи и спасеніи рабовъ Божіихъ, Евгенія, Алексѣя, Александра, Александра, Александра, Анны, Татіаны, чьими трудами созданъ и поддерживается нашъ порталъ.

Нашъ баннеръ

Мы будемъ благодарны если вы установите на своемъ сайтѣ нашъ баннеръ:

Баннеръ Размѣры Кодъ баннера
88 x 31 <!--russportal.ru-->
<a href=http://www.russportal.ru><img src=http://www.russportal.ru/image/russportal88x31.gif width="88" height="31" border=0 title='Тексты в старой или царской орфографии'></a>
<!--russportal.ru-->
Наверхъ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.