Церковный календарь
Новости


2017-05-22 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ пятокъ 7-й седмицы. Отданіе Вознесенія (1864)
2017-05-22 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ четвертокъ 7-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-05-22 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе (2-е) на память свт. Николая Чудотворца (1965)
2017-05-22 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе (1-е) на память свт. Николая Чудотворца (1965)
2017-05-22 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе на память св. пророка Исаіи. (1965)
2017-05-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Догматъ о Церкви въ современномъ мірѣ (1975)
2017-05-21 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ среду 7-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-05-21 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба во вторникъ 7-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-05-21 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Три поученія на перенес. мощей свт. Николая Чудотворца (1900)
2017-05-21 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Поученіе въ день св. ап. и еванг. Іоанна Богослова (1900)
2017-05-20 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ понедѣльникъ 7-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-05-20 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ недѣлю 7-ю по Пасхѣ (свв. отецъ, иже въ Никеи) (1864)
2017-05-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Высокопр. Іосифъ, митр. Скоплянскій (1975)
2017-05-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Хранимъ ли мы завѣты св. кн. Владиміра? (1975)
2017-05-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Обращеніе къ русской молодежи (1975)
2017-05-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Оцерковленіе жизни (практ. указанія) (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 23 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Анастасія пресвитера на горѣ Синаѣ слово 3-е [объ образѣ Божіемъ] [1].

Въ этомъ словѣ составитель объясняетъ поводъ, по которому имъ составлены два слова объ образѣ. Выясняетъ также и причину, откуда ведетъ начало движеніе о дѣйствованіяхъ и воляхъ (во Христѣ). Затѣмъ по порядку показываетъ, кто благочестиво и кто неправо учитъ о нихъ во Христѣ.

Благоразумные врачи и опытомъ умудренные знатоки, стремясь къ (пріобрѣтенію) ѳерапевтическихъ познаній, не прежде примѣняютъ свои противоядныя средства, пока, по изслѣдованіи, не изучатъ ближайшихъ и коренныхъ причинъ (болѣзней). Таковымъ же, конечно, образомъ и желающіе основательно и легко истребить и искоренить губительные и тлетворные недуги ересей должны прежде поколебать коренныя и какъ-бы фундаментальные устои ихъ, и разоблачивъ и основательно опровергнувъ ихъ, тогда уже, какъ весьма хорошо изслѣдовавшіе (ихъ), они легко и весьма хорошо могутъ и лѣчить ихъ.

«Не суть рѣчи ихъ, ниже словеса, ихже не слышатся гласи ихъ, но во всю землю изыде вѣщаніе ихъ и въ концы вселенныя глаголы ихъ» (Пс. 18, 4-5), — я говорю о тѣхъ военныхъ отрядахъ, Персидскихъ и Римскихъ войскахъ, когда побѣдное знаменіе креста, при помощи Божіей, возвращено было съ царемъ Иракліемъ въ Іерусалимъ. Этотъ именно скиптроносецъ Римскаго въ то время царства Ираклій, совершая походъ во внутреннія страны Халдеевъ и Персовъ, по направленію къ Антіохійскому городу, встрѣтился съ нѣкіимъ Аѳанасіемъ, глаголемымъ патріархомъ ненавистной Яковитской іерархіи, человѣкомъ искуснымъ въ рѣчахъ и коварнымъ по природному лукавству Сирійцевъ. Царь, обратившись къ нему съ рѣчью о вѣрѣ въ два естества во Христѣ, обѣщалъ, что если онъ согласится съ нимъ и приметъ св. Халкидонскій соборъ, то поставитъ его патріархомъ тамошней святой каѳолической Церкви. Итакъ, по притворству или по другому какому соображенію Аѳанасій принялъ со/с. 387/боръ, исповѣдавъ во Христѣ два соединенныхъ естества. Согласившись на это, онъ спросилъ царя о дѣйствованіи и воляхъ, какъ ихъ нужно исповѣдывать во Христѣ — двойственными или едиными? Поэтому царь, встревоженный новостью вопроса, такъ какъ, дѣйствительно, его еще не возбуждали въ наши дни, пишетъ объ этомъ (письмо) Мартину, папѣ Римскому, равно и Сергію, епископу Константинопольскому. И папа отвѣтилъ ему согласно преданію Св. Отцевъ, говоря, что гдѣ познаются двѣ природы, созданная и вмѣстѣ несозданная, тамъ безусловно необходимо, чтобы онѣ имѣли двѣ естественныя ихъ особенности: именно — двѣ воли и два дѣйствованія, потому что у кого воля и дѣйствованіе одно, у того, конечно, и природа оказывается одна, а не двѣ. Эту именно мысль заключало въ себѣ письмо Мартина.

Сергій же Константинопольскій, такъ какъ, по общепринятому мнѣнію, онъ былъ родомъ Сиріянинъ и потомокъ Яковитовъ, далъ отвѣтъ Ираклію въ противоположномъ Мартину смыслѣ, исповѣдавъ одно естественное хотѣніе (волю) и одно дѣйствованіе во Христѣ. Итакъ, царь, получивъ письма отъ обоихъ, склонился болѣе на сторону мнѣнія Сергія, каковое и Аѳанасій, какъ извѣстный коварный человѣкъ, радостно принялъ съ распростертыми руками, потому что гдѣ сказано объ одномъ дѣйствованіи, тамъ естественно предполагается и одна природа. Затѣмъ папа (патріархъ) Киръ посылается въ Александрію, и самъ также устраиваетъ тамъ чрезъ Ѳеодора Фаранита ту «водяную унію» (ὑδροβαφῆ... ἕνωσιν) или лучше одно пустое дѣло (κένωσιν), [для которой] тотъ и другой написали тамъ объ естественномъ во Христѣ дѣйствованіи. И такъ какъ они послѣ этого всецѣло послѣдовали (этому заблужденію) во вредъ Антіохійцамъ и Александрійцамъ, то великое поношеніе понесъ Халкидонскій соборъ и вселенская Церковь. Ибо единомышленники Іакова въ Сиріи и ученики Ѳеодосія въ Александріи хвастались, говоря, что не мы-де вступили въ общеніе съ Халкидонскимъ соборомъ, но скорѣе Халкидонскій соборъ съ нами, исповѣдавъ чрезъ одно дѣйствованіе одно естество во Христѣ.

Услышавъ объ этомъ, Ираклій устыдился, но не пожелалъ оставить собственнаго мнѣнія, а съ другой стороны — не выносилъ и упрека. Тогда именно, задумавъ сдѣлать нѣчто важное, онъ издаетъ такъ называемый эдиктъ, содержащій /с. 388/ (въ себѣ повелѣніе), чтобы не исповѣдывать во Христѣ ни одного, ни двухъ дѣйствованій. Прочитавъ этотъ эдиктъ, единомышленники Севера стали поносить вселенскую Церковь въ харчевняхъ и баняхъ, говоря: послѣдователи Несторія, Халкидоняне, сперва было образумились, обратившись къ истинѣ и соединившись съ нами въ вѣрѣ въ единое естество Христа чрезъ (исповѣданіе) одного дѣйствованія (въ Немъ), а теперь, отвергнувъ то, что было правильно установлено, они погубили и то и другое, не исповѣдуя во Христѣ ни одного, ни двухъ дѣйствованій.

Слыша и видя это, Мартинъ, предстоятель Римской церкви, и не вынося такого позора и поношенія Церкви, составилъ въ Римѣ соборъ изъ большинства святыхъ епископовъ, открыто исповѣдавъ на немъ, на основаніи свидѣтельствъ Св. Отцевъ, два нераздѣльныхъ во Христѣ свойства, т. е. божеское и человѣческое хотѣніе Его и дѣйствованіе. Послѣ этого скончался Ираклій, Мартинъ подвергся изгнанію со стороны внука Ираклія, и вскорѣ возсталъ пустынный Амаликъ, поражая насъ, народъ христіанскій.

То было первое ужасное и неисправимое пораженіе Римскаго войска: я говорю о кровопролитіи при Габиѳѣ, Гіермухѣ и Даѳемонѣ, за которымъ послѣдовали плѣнъ и сожженіе Палестины, Кесаріи и Іерусалима, потомъ гибель Египта и одно за другимъ — плѣненія и непоправимыя опустошенія областей Средиземья, острововъ и всей Римской земли. Но и тогда не пришли въ чувство Римскіе начальники и властители, но пославъ за главными дѣятелями на Римскомъ соборѣ, они употребили противъ нихъ отрѣзываніе языка и отсѣченіе рукъ. Что же? За это намъ послѣдовало отъ Бога возмездіе: почти совершенная гибель въ Финикіи Римскаго войска и похода и при нашествіи (непріятеля) снова опустошеніе всѣхъ христіанскихъ странъ и народовъ, которое не прекратилось до тѣхъ поръ, пока гонитель Мартина не погибъ отъ меча въ Сициліи. Сынъ же его благочестивый Константинъ чрезъ вселенскій соборъ объединилъ святыя Церкви, согласно (ученію) Св. Отцовъ исповѣдавъ во Христѣ Господѣ нашемъ божеское и вмѣстѣ человѣческое хотѣніе (волю) и дѣйствованіе. Этотъ священный соборъ, принятый Богомъ, какъ жертва благопріятная и какъ ѳиміамъ Аарона, отсрочилъ погибель нашего народа на двадцать лѣтъ, мечъ /с. 389/ враговъ обратилъ противъ нихъ же самихъ, страны успокоилъ, море сдѣлалъ удобнымъ для плаванія, воспрепятствовалъ плѣненіямъ и всей Римской (имперіи) даровалъ покой, отдохновеніе и долгій миръ. Но всего этого не уразумѣли и не поняли легкомысленные, ходя во тъмѣ, и въ корчмахъ и баняхъ, предъ дѣвицами и любовницами понося насъ и говоря, что учащіе о двухъ хотѣніяхъ (воляхъ) во Христѣ, признаютъ, конечно, одно — доброе, а другое злое, одно — божеское, а другое — діавольское. Въ самомъ дѣлѣ, какъ возможно вообще говорить, по ихъ словамъ, о человѣческомъ хотѣніи во Христѣ, когда Апостолъ говоритъ, что «хотѣніе плоти (мудрованіе плотское) не покоряется закону Божію» и: «хотѣніе плоти — вражда на Бога» (Римл. 8, 7), и: «бѣхомъ иногда и мы непокоривы, творяще хотѣнія плоти» (Перифр. Тит. 3, 3); «хотѣніе бо плоти (мудрованіе бо плотское) смерть» (Римл. 8, 6)?

Эти и подобныя рѣчи изрыгаютъ противъ насъ враги истины, какъ псы, кони или мулы, у которыхъ нѣтъ разума, клевеща на насъ, какъ будто мы признаемъ во Христѣ два лица и двѣ ипостаси, и двѣ именно раздѣльныхъ, и двѣ противоположныхъ свободы (ἐξουσίας) и отрицаемъ наименованіе Богородица, и учимъ, что все въ Немъ двойственно и раздѣльно, проповѣдуя два дѣйствованія въ Немъ — доброе и злое. Этими пустыми рѣчами и клеветами они повредили народамъ, раздѣлили церкви, возмутили страны, оскорбили вѣру, разъединили священниковъ, привели въ заблужденіе монаховъ, запятнали начальниковъ и все потрясли: всякій городъ, всякую деревню, всякую епархію, воздвигнувъ гоненія, оскорбленія, розыски, притѣсненія, изгнанія, штрафы, какихъ даже аріане не воздвигали противъ Церкви. Они питаютъ къ намъ такую ненависть, какой не питаютъ ни къ іудеямъ, ни къ самарянамъ, ни къ манихеямъ, ни къ еллинамъ, ни къ отступникамъ. Они предпочитаютъ для себя жить и обращаться съ идолопоклонниками, чѣмъ съ нами, признающими во Христѣ нераздѣльно два свойства. Они считаютъ за лучшее молиться вмѣстѣ съ іудеями, чѣмъ съ нами, исповѣдующими во Христѣ нераздѣльно божеское и человѣческое хотѣніе (волю) и дѣйствованіе, не желая, скорѣе же не въ состояніи будучи различить, что такое есть божеская и несозданная воля и что такое есть богозданная /с. 390/ и богодарованная воля нашей разумной души, чрезъ каковую волю образуется добрая и богоугодная воля, и — наоборотъ — что есть плотская, т. е. діавольская и вещественная воля, которую божественный Апостолъ и всѣ (св.) Писанія порицаютъ и отвергаютъ.

Что грѣхъ Павелъ часто называетъ плотью, послушай его (самого), когда онъ говоритъ, что «плоть и кровь Царствія Божія не наслѣдятъ (наслѣдити не могутъ)» (1 Кор. 15, 50), и: «сущіи во плоти Богу угодити не могутъ» (Римл. 8, 8), и: «сѣяй въ плоть отъ плоти пожнетъ истлѣніе» (Гал. 6, 8), и: «аще по плоти живете, имате умрети» (Римл. 8, 13). Плотію онъ называетъ грѣхъ, а не природу нашей плоти. Ибо иначе окажется, что онъ оскорбляетъ Христа, говорящаго: «Осяжите Мя и видите, яко духъ плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща» (Лук. 24, 39). Итакъ, плотская воля (хотѣніе) чужда и несвойственна Христу, какъ опредѣлили Св. Отцы, и плотское, страстное, грѣховное дѣйствованіе, но не то, которое свойственно природѣ, не богозданное, не то, которое по образу и подобію Божію — непорочное и неукоризненное естественное хотѣніе и дѣйствованіе.

Но тѣ, которые поистинѣ находятся подъ воздѣйствіемъ діавольскаго дѣйствованія, неистовые на разженіе и распаленіе плоти, порабощенные плотскимъ хотѣніемъ, сквернящіеся и оскверняемые, не будучи въ состояніи различить, что есть привнесенная и злая воля и противоестественное дѣйствованіе, и что такое богонасажденная и богодарованная, естественная воля души, способная мыслить и желать, и что такое опять ея жизненное и связанное съ тѣломъ дѣйствованіе, какъ истинные ученики Манента, порицаютъ волю богозданнаго естества человѣческаго, порочатъ, какъ манихеи, богозданную нашу плоть, оскорбляютъ животворящее, богодарованное наше дѣйствованіе, поносятъ наше разумное богодарованное желаніе, чрезъ которое, стремясь къ божественному, мы достигаемъ спасенія, — всѣмъ своимъ ученіемъ [такимъ образомъ] укоряя Творца.

Если бы врожденная воля души была злою, то какъ бы Давидъ могъ сказать: «Волею моею исповѣмся Богу» (Пс. 27, 7). Въ самомъ дѣлѣ, какъ вообще душа могла бы желать чего-либо божественнаго, если бы не имѣла разумнаго желанія? /с. 391/ Или какъ бы она могла помыслить (νοήσει) о чемъ-либо лучшемъ и духовномъ (τι... νοερῶν) или проявить (то) въ дѣятельности, не имѣя умнаго дѣйствованія (ἐνέργειαν νοεράν), чрезъ каковыя два свойства ясно отображается въ ней образъ и подобіе Божіе? Для того вѣдь только нами и написаны предшествующія слова объ образѣ [2], чтобы показать, что въ человѣкѣ, какъ-бы въ нѣкоторомъ подобіи и образѣ, находится не только предызображеніе двухъ во Христѣ сущностей, но и предначертаніе, какъ бы въ нѣкоторомъ неясномъ образѣ, двухъ неукоризненныхъ воль и дѣйствованій. Въ самомъ дѣлѣ, почитать отца и матерь, и любить братьевъ и родственниковъ свойственно человѣческой природѣ и есть (проявленіе) естественной и неукоризненной воли души. Оставить же и отречься ради Бога отъ отца и матери, и братьевъ поистинѣ есть достойное похвалы (проявленіе) божественной и сверхъестестественной воли. Вотъ двѣ неукоризненныхъ воли: одна — согласная съ естествомъ, человѣческая, другая же — сверхъестественная, божественная.

Итакъ, когда ты видишь Іисуса подчиняющимся и служащимъ, какъ говоритъ Лука (Лук. 2, 51), Іосифу и Своей Матери, подбѣгающимъ и обнимающимъ, какъ дитя, руки и святое лоно Ея, безъ колебанія скажи, что Онъ дѣлаетъ это по волѣ и расположенію, (врожденнымъ) нашей природѣ, показывая чрезъ это, что Онъ является совершеннымъ (человѣкомъ) и единосущнымъ намъ по человѣчеству во всѣхъ отношеніяхъ, кромѣ одного только грѣха, какъ говоритъ Павелъ. Когда же, напротивъ, Онъ говоритъ Матери: «Что Мнѣ и Тебѣ, Жено?» (Іоанн. 2, 4) и: «Кто есть Отецъ Мой или Мати (Моя), аще не творяй волю Пославшаго Мя?» (Перифр. Мѳ. 12, 46-49), то здѣсь Онъ научаетъ насъ божественной и сверхъестественной волѣ. Ибо ради насъ Онъ все содѣлалъ и совершилъ, Самъ будучи совершеннымъ и всесовершеннымъ во всемъ, всегда пребывая въ полнотѣ; другое же наиболѣе точное положеніе говоритъ, что чрезъ мыслящую, совѣщающуюся и размышляюшую волю разумной души во образѣ раба Христосъ исполнилъ послушаніе и /с. 392/ волю Отца, заповѣдь, предписаніе и законъ. Съ другой стороны, чрезъ живую и животворящую, богодарованную, духовную энергію (дѣйствованіе) ея, т.-е. души, Богъ-Слово содержалъ, животворилъ и возращалъ собственное тѣло согласно нормѣ и закону, данному Имъ разумной душѣ, дабы она животворила, содержала, возращала и двигала тѣлесную природу. Отсюда не по чему-либо другому она и душею (ψυχή) называется, какъ отъ слова «дуть» (ψύχειν), т.-е. животворить тѣло. Поэтому и «издыхать» (ἀποψύχειν), значитъ «умирать», равно какъ — наоборотъ — «вздыхать» (ἀναψύχειν) значитъ «жить».

Подобно тому, какъ мы показали уже образъ двоякой природы Христа и (двоякой) также воли въ происшедшемъ отъ Него, по Его образу и подобію составленномъ (изъ двухъ природъ) человѣкѣ; такъ опять же, какъ-бы въ нѣкоторомъ образѣ и символѣ, въ человѣкѣ — говорю — усматривается и нѣкоторое двойное отображеніе дѣйствованія во образъ и символъ (дѣйствованій) Христа [3]. Въ самомъ дѣлѣ, какъ Божество Его, будучи дѣятельно, дѣйствовало и богомужно (θεανδρικῶς), и (только) божески (θεϊκῶς) на небѣ, прежде воспріятія тѣла, какъ безпредѣльное и неограниченное тѣломъ; такъ точно и душа, будучи по образу и подобію невидимаго Бога-Слова, дѣйствуетъ, съ одной стороны, душемужно (ψυχανδρικῶς), т.-е. душевно-тѣлесно, во образъ богомужно-дѣйствующаго Христа. Съ другой стороны, въ весьма многихъ случаяхъ она дѣйствуетъ и душевно только, безъ содѣйствія ей со стороны ея обиталища — тѣла, во образъ невидимаго Бога-Слова, много невидимо совершившаго и совершающаго на небѣ и на землѣ, чрезъ неограниченное Его и всемірное божественное дѣйствованіе. Такъ, любовь къ Богу осуществляется чрезъ одно только душевное дѣйствованіе, не нуждаясь для этого въ содѣйствіи тѣла; подобнымъ образомъ и вѣра есть показатель одной только психической энергіи; точно также и надежда совершается одною только психическою энергіей; равно какъ и смиренномудріе дѣйствуется и поддерживается чрезъ энергію души. И вообще говоря, всѣ необходимыя [для спасенія] духовныя добродѣтели, корень, мать и основаніе которыхъ есть чистота сердца, совер/с. 393/шаются при помощи одной только духовной энергіи нашей разумной души, не нуждаясь для своего выполненія въ тѣлѣ. Поэтому и увѣчные, и больные, и неподвижные тѣломъ чрезъ эти добродѣтели посредствомъ душевнаго дѣйствованія могутъ благоугодить Богу. Двойственность нашей энергіи въ особенности обнаруживается у насъ во снѣ. Ибо въ то время, какъ тѣлесныя чувства какъ-бы замираютъ и почти бездѣйствуютъ, духовная и разумная энергія души обходитъ все неусыпно и неумолчно. Иначе — какимъ образомъ, отдѣлившись отъ тѣла во время смерти, разумная душа продолжаетъ существовать, какъ не чрезъ свою духовную, жизненную и вѣчно живую энергію?

Въ особенности же души праведныхъ какъ нынѣ восхваляютъ Бога? какою энергіею онѣ воспринимаютъ отъ Него озареніе? какъ молятся за міръ? Вѣдь каждая [часть человѣка] [4] соотвѣтственно своей природѣ имѣетъ и свойства. Такъ, тѣло, созданное изъ инертной, мертвой, неподвижной, безчувственной земли, во время смерти дѣлается мертвымъ и бездушнымъ, безчувственнымъ и неподвижнымъ, и совершенно бездѣятельнымъ, согласно божественному изреченію, сказанному Адаму относительно тѣла: «Земля еси, и въ землю, яко земля, отыдеши, изъ неяже созданъ еси» (Перифр. Быт. 13, 19). Душа же произошла не изъ земли, и не изъ воздуха, не изъ воды, не изъ огня, не изъ свѣта, не отъ солнца, не изъ облака и не изъ другой какой-нибудь субстанціи или тварной сущности», видимой или умопостигаемой, но изъ самой пречистой, вѣчной, непостижнмой, неизъяснимой, невидимой, безобразной, безсмертной, нетлѣнной, неосязаемой, непреходящей и безтѣлесной природы Бога получила твореніе и происхожденіе, чрезъ оное божественное вдуновеніе, наша богообразная, богодарованная, богоподобная и богозданная душа, происшедши какъ-бы изъ нѣкоего источника жизни живой и животворящей, будучи сотворена свѣтомъ, какъ-бы изъ сокровищницы свѣта исшедши чрезъ уста Божіи и родившись какъ-бы изъ нѣкоего океана вѣчнаго аромата, какъ вѣяніе благоухонія, и вселившись въ Адамѣ. Осмѣлюсь сказать, что наша разумно-словесная душа передана намъ отъ Творца всего Бога-Слова, будучи вдунута въ насъ изъ (Его) пречистыхъ устъ, внѣдрена въ наше сердце изъ Божія сердца, /с. 394/ одушевлена въ насъ изъ Божіей души, одарена въ насъ умомъ изъ ума Божія. Поэтому, какъ происшедшая и рожденная отъ Самого неподвижнаго Бога чрезъ уста (Его) и божественное вдуновеніе, она пребываетъ приснодвижной и одна только изъ всей твари является по образу и подобію Божію, и (такъ) [5] называется, какъ отображающая въ себѣ по благодати свойства божественной природы, разумѣю — непостижимость, невидимость, безтѣлесность, безобразность, чистоту, безсмертіе, вѣчность, нетлѣнность, самовластіе, безгрѣшность, животворность, мудрость, духовность, творчество.

Въ самомъ дѣлѣ, какъ Богъ изъ земли сотворилъ человѣка, такъ и человѣкъ отъ жены по благодати творитъ человѣка; и какъ при первоначальномъ твореніи человѣкъ имѣлъ тѣло изъ земли, душу же рожденную отъ Самого Бога, такъ и теперь тѣло образуется изъ женской плоти (γῆς) и крови, душа же неизреченно передается чрезъ сѣмя, какъ-бы чрезъ какое вдуновеніе. Поэтому о твореніи ангеловъ, Херувимовъ и Серафимовъ сказано: «Той, т.-е. Богъ, рече, и быша, Той повелѣ, и создашася» (Псал. 32, 9), о твореніи же человѣка, являющагося по образу и подобію Божію, — не такъ, но тѣло его образовалъ Богъ Своими собственными и божественными руками, душу же, какъ невидимую, отъ совершенно невидимой души Своей Онъ произвелъ чрезъ вдуновеніе и, какъ думаетъ Григорій, создалъ изъ Себя Самого, а не вложилъ ее въ насъ изъ того, что внѣ Его.

Итакъ, если душа произошла изъ устъ и дыханія Божія, то не изъ дыханія-ли Божія произошли вмѣстѣ и всѣ существенныя свойства души, т.-е. мышленіе, умъ, воля, дѣйствованіе и способность животворить, съ уничтоженіемъ которыхъ не можетъ существовать и быть познаваема разумная душа? Ибо подобно тому какъ тѣло составляется и слагается изъ стихій, такъ и душа чрезъ собственныя ея свойства и особенности составляется и познается и, какъ разумно-словесная, отличается отъ безсловесныхъ. Въ самомъ дѣлѣ, только по уму, мышленію или совѣщанію и волѣ человѣкъ отличается отъ безсловесныхъ; почти во всемъ же прочемъ, и въ особенности въ тѣлесныхъ свойствахъ, онъ является причастнымъ, подобнымъ и единосущнымъ безсло/с. 395/веснымъ. Ибо и они имѣютъ бытіе изъ этой же самой земли, откуда произошло и наше тѣло, имѣютъ гнѣвъ, движеніе и душу неразумную (безсловесную) и безвольную, имѣютъ жизнь, голосъ, дыханіе, плоть, кровь, влагу и кости и все, что есть въ нашемъ тѣлѣ; они имѣютъ и память, какъ сказалъ Богъ Іову, имѣютъ аппетитъ, голосъ и жажду, усталость и потъ, и всѣ наши тѣлесныя свойства; не имѣютъ же только происшедшихъ отъ Бога способностей нашей безсмертной души: разумной, мыслительной и совѣщательной.

Теперь посмотри со мной на слѣпоту и заблужденіе еретиковъ. Все прирожденное безсловеснымъ они безъ исключенія признаютъ во Христѣ, именно — тѣло, матерію, тлѣніе, влагу, кровь, слезы, слюну, кости, калъ, мочу, голодъ, жажду, утомленіе, потъ, смерть, омертвѣніе, что по природѣ въ дѣйствительности чуждо и недостойно Бога, какъ свойственное скотамъ, звѣрямъ и пресмыкающимся. Свойства же разумной и безсмертной души, которыя суть по образу и подобію Божію, происшедшія изъ пречистыхъ Его устъ и имѣющія, такъ сказать, нѣкоторое сродство по благодати и подобіе съ Богомъ, — все это, чрезъ что вся наша человѣческая природа оживотворяется и спасается, нечестивцы отказываются исповѣдывать во Христѣ, какъ зло. Вѣдь съ отнятіемъ жизненной и животворящей энергіи (дѣйствованія) нашей души, когда тѣло отдѣляется отъ содержащей и оживотворяющей его душевной энергіи, человѣкъ тотчасъ подвергается смерти. Когда же — наоборотъ — разумная душа наша лишается желательной и Божделѣвательной ея силы, тогда она ничѣмъ не отличается отъ безсловесной и неразумной души коня.

Въ самомъ дѣлѣ, какимъ образомъ душа могла-бы благоугодить Богу, какъ не черезъ желательную и дѣятельную ея силу и движеніе? Какъ она могла-бы исполнить волю Божію, какъ не чрезъ свою врожденную и естественную волю? Эту послѣднюю мы часто находимъ въ Писаніи подъ разными именами, именно — она называется доброю волею (ἀγαθὸν θέλημα), сильнымъ желаніемъ (ἐπιθυμία), любовью (ἀγάπη), сильнымъ влеченіемъ (ἒρως). Если нужно — мы незамедлимъ и краткія свидѣтельства привести. Итакъ, говорится, что «волю (θέλημα) боящихся Его сотворитъ (Господь)» (Пс. 144, 19); «въ законѣ Господни воля (блаженнаго мужа)» (Пс. 1, 2); «имже образомъ желаетъ елень на источники водные, сице /с. 396/ желаетъ (ἐπιποθεῖ) душа моя къ Тебѣ, Боже» (Пс. 41, 2); «желаетъ и скончавается душа моя во дворы Господни; возжелахъ спасенія Твоего, Господи» (Пс. 17, 2). Относительно же любви (περὶ δὲ ἀγάπης): «Возлюблю (ἀγαπήσω) Тя, Господи, крѣпосте моя» (Пс. 17, 2); «возлюбихъ, яко услышитъ Господь» (Пс. 114. 1); «коль возлюбихъ законъ Твой, Господи» (Второз. 6, 5); «возлюбиши Господа Бога твоего отъ всего сердца твоего и отъ всея души твоея» (Мѳ. 22, 37). Итакъ, какъ можетъ возлюбить Господа душа, не имѣя въ себѣ самой, въ своемъ существѣ, естественной и доброй силы, волящей (θελητικήν), желающей (ἐπιθυμητικήν), любящей (ἀγαπητικήν) и влекущей (ἐρωτικήν)? Имѣя ее, Игнатій говорилъ, что «моя любовь (ἔρως) распята». Не имѣющіе такового сильнаго влеченія (ἔρωτα) и любви (ἀγάπην) къ Богу, желанія (πόθον) и вожделѣнія (ἐπιθυμίαν) и волевого стремленія къ Богу (θελητικὴν ὄρεξιν), тѣ, имѣя діавольскую волю и исполняя хотѣнія своей плоти, отказываются исповѣдывать во Христѣ, какъ злую, богодарованную, богозданную, богогопобную волю нашей разумной и богообразной души, и ея животворящее и связующее, Богомъ вдохнутое дѣйствованіе, безъ которой разумная и богодарованная, происшедшая изъ устъ Божіихъ чрезъ божественное вдуновеніе душа наша не можетъ ни пожелать, ни совершить ни одной изъ божественныхъ заповѣдей. Если же наша разумная душа лишена доброй и богоподражательной воли и дѣйствованія, то какъ Богъ говоритъ людямъ: «Аще хощете и послушаете Мене, благая земли снѣсте» (Исаія 1, 19)? Какимъ образомъ душа будетъ творить волю Божію, если не имѣетъ желательной и дѣятельной силы? Какимъ образомъ Адамъ, лишь только произошелъ, приставленъ былъ къ дѣланію и храненію Владычняго повелѣнія?

Но человѣкъ извратилъ (свою) природу и всѣ, конечно, человѣческія свойства, — скажутъ вопреки намъ еретики, и въ виду этого недостойно и чуждо [истинѣ] признавать во Христѣ человѣческую волю или человѣческое дѣйствованіе. Никакъ нѣтъ. Ибо не всецѣло извращенъ по естеству, т. е. измѣнился изъ нетлѣнія въ тлѣніе Адамъ; только тѣло, какъ происшедшее и образованное изъ земли и превратной природы; потерпѣло это превращеніе изъ нетлѣнія и безсмертія, сдѣлавшись чрезъ преступленіе тлѣннымъ и смертнымъ. Такъ именно /с. 397/ «впавшій въ разбойники», будучи, какъ говоритъ Евангеліе, полумертвымъ отъ ихъ ударовъ, не былъ однако совсѣмъ мертвымъ. Ибо душа, какъ созданная изъ безсмертнаго и непреложнаго существа Бога, чрезъ вдуновеніе, хотя и преступила заповѣдь древа, однако осталась въ своемъ нетлѣніи и безсмертіи по образу и подобію Божію, не имѣя нужды въ существенномъ преобразованіи, какъ тѣло, но въ одномъ только мысленномъ исправленіи и согласованіи, не въ отнятіи воли, дабы она не сдѣлалась безсловесною, и не въ уничтоженіи энергіи (дѣйствованія), дабы она не сдѣлалась мертвою и недѣятельною, какъ существа неодушевленныя.

Итакъ, пришедши для обновленія Адама, Богъ-Слово такую создалъ Себѣ душу, какую первоначально изъ Самого Себя чрезъ вдуновеніе даровалъ Адаму, т. е. сущую по образу Его — Бога-Слова и по подобію, какъ говоритъ Писаніе, всецѣло являющуюся по Его образу: по Его подобію имѣюшую бытіе, по Его образу — волю, по Его образу — отпечатлѣвающую (въ себѣ) энергію (дѣйствованіе), чистую, непорочную, неизреченную, безгрѣшную, не нуждаюшуюся въ существенномъ преобразованіи, какъ тѣло и все свойственное тѣлу, не нуждающуюся въ измѣненіи и возсозданіи собственныхъ частей и членовъ, не имѣющую такой воли, которая требовала бы совершеннаго удаленія, и такой энергіи, которая требовала бы упраздненія. Въ самомъ дѣлѣ, зачѣмъ бы требовала существеннаго преобразованія душа, происшедшая отъ Бога и пребывающая въ образѣ и подобіи Божіемъ, въ особенности же душа пренепорочнаго Бога-Слова?

Ибо душа Адама получила бытіе отъ Бога чрезъ вдуновеніе; душа же Эммануила получила существованіе въ Богѣ, съ Богомъ и за одно съ Богомъ (ὁμόθεον), образовавшись ипостасно (καθ’ ὑπόστασιν) вмѣстѣ съ тѣломъ въ пренепорочной и богопріемной утробѣ отъ Него, чрезъ Него, съ Нимъ и въ Немъ, такъ что, если бы не дерзостно было сказать, я сказалъ бы, что какъ древле Богъ-Слово изъ Себя Самого неизреченно произвелъ и создалъ сущность разумной души, такъ и изъ дѣвственныхъ ложеснъ въ Себя же Самого вселилъ (ее). И какое, наконецъ, порицаніе можетъ имѣть сущность, изначала отъ Бога пришедшая къ созданію, и нынѣ въ Самомъ Богѣ вселившаяся, и съ Богомъ пребывающая, и имѣющая честнѣйшую природу и энергію, чѣмъ /с. 398/ тогда, когда ея силы и свойства были отдѣлены отъ Бога, нынѣ же, въ силу ипостаснаго соединенія, соединенныя съ Богомъ, и какъ бы богоподобныя и собожественныя? Если это такъ, то поистинѣ — скажу опять — достойно большого смѣха безразсудство еретиковъ, такъ какъ страсти, свойственныя скотоподобному естеству превратной плоти, они признаютъ во Христѣ, свойства же души, сущей по образу Его, по существу неизмѣнныя, отказываются признавать въ Немъ.

А дабы не показалось, что мы разсуждаемъ на основаніи собственныхъ соображеній и измышленій, мы съ Божіею помощію приведемъ доказательства отъ Писанія.

Заключенный въ темницѣ божественный Іоаннъ Предтеча, духовными очами провидя, что, будучи умерщвленъ Иродомъ, онъ имѣетъ отыти во адъ, пославъ двухъ изъ учениковъ своихъ, спросилъ Христа словами: «Ты ли еси грядый», т. е. нисходящій во адъ, «или иного чаемъ» (Мѳ. 11, 3). Посему и Петръ въ соборномъ посланіи говоритъ о Христѣ, что Онъ «сошедъ проповѣда сущимъ въ темницѣ духовомъ, противльшимся иногда» (1 Петр. 3, 19), каковое сошествіе Самъ Господь предвозвѣщаетъ Іову, говоря: «Пришелъ ли еси на источники моря? въ слѣдахъ же бездны ходилъ ли еси? отверзаются же ли тебѣ страхомъ врата смертная? вратницы же адовы, видѣвше тя, убояшася ли?» (Іов. 38, 16-17). Итакъ, какимъ образомъ произошло это сошествіе Христа во адъ, пребываніе (въ немъ) и проповѣдь? Бога никто никогда не видѣлъ, и не можетъ видѣть, опять же и всесвятое тѣло Христа послѣ Его смерти лежало во гробѣ на поверхности земли. Какимъ же образомъ адъ былъ расхищенъ? Какой образъ видя, привратники ада пришли въ ужасъ? Кто посѣтилъ отъ вѣка связанныя души умершихъ? Совершенно очевидно, что пренепорочная душа Владыки Іисуса Христа Бога посѣтила единосущныя ей разумныя души. Она сошла къ нимъ съ Божествомъ. Она расхитила узилище. Она связала тиранна и разрѣшила узниковъ, воззвавъ къ сущимъ во узахъ: «изыдите», какъбы заступая мѣсто совершеннаго человѣка, состоящаго изъ души и тѣла, проповѣдуя во адѣ, повелѣвая и расхищая разумно, какъ разумная, съ участіемъ воли и дѣйствованія, созерцая, какъ умная — умныхъ, какъ душа — души, какъ разумная — разумныхъ, какъ /с. 399/ живая — живыхъ, какъ безсмертная — безсмертныхъ, какъ дѣятельная — дѣятельныхъ, какъ волящая — волящихъ. Въ самомъ дѣлѣ, какимъ образомъ онѣ могли бы принять проповѣдь святой души, какъ не чрезъ разумно-мыслящую ихъ волю? Ибо не принужденно и не недобровольно онѣ увѣровали и спаслись, и не безъ выбора, но добровольно, по рѣшенію воли и дѣйствіемъ одобренія.

Сказанное мною подтверждаетъ богоносный Григорій Богословъ, такъ приблизительно говоря о сошествіи Христа во адъ въ словѣ на святую Пасху: «Если Христосъ восходитъ на крестъ, взойди и ты съ Нимъ; если Онъ нисходитъ во адъ, и ты низойди. Познай тамошнія таинства, двоякое сошествіе; всѣхъ безъ исключенія, явившись (во адъ), спасаетъ Онъ, или и тамъ только вѣрующихъ?» Именно — не всѣ, говоритъ Григорій, души спасены во адѣ, но только увѣровавшія во Христа по собственному выбору и волѣ. Ибо какимъ образомъ онѣ могли увѣровать, помимо разумной воли и дѣйствованія? Какъ живущихъ вверху, на землѣ, во плоти и душѣ, Христосъ посѣтилъ и спасъ чрезъ посредство плоти и души, обновивъ подобное подобнымъ, какъ говоритъ Григорій, явившись людямъ и говоря имъ, какъ видимымъ, посредствомъ видимой природы, такъ и свободныя отъ тѣлъ души посѣтилъ пречистою душею, свободною отъ тѣла.

Если же, пречистая душа Господа безвольна, то ясно, что она подчинилась Богу-Слову недобровольно, наподобіе безсловеснаго (существа), какъ пустословитъ Аполлинарій; если она была безвольна, то весьма ясно, что она сошла во адъ наподобіе какой-то неразумной и несмысленной звѣзды или облака, и чрезъ Божество, какъ бездушный и безсловесный органъ, говорила и проповѣдывала, не имѣя, сообразно естеству души, ни внутренняго слова (λόγον ἐνδιάθετον), ни мышленія, ни размышленія, ни опредѣленной или исходящей энергіи, ни мѣстнаго передвиженія. И чрезъ какую, наконецъ, энергію она отдѣлилась отъ тѣла, оставивъ его мертвымъ, бездушнымъ, неподвижнымъ и недѣятельнымъ въ движеніи членовъ, сама сохранивъ дѣятельныя проявленія энергіи? Чрезъ какую энергію вышедши изъ темницы ада, она возвратилась въ собственное тѣло? Ибо божественная энергія, какъ неограниченная и всенаполняющая, ни переходитъ съ мѣста на мѣсто, ни перемѣщается изъ страны /с. 400/ въ страну, ни удаляется и потомъ снова на то же мѣсто возвращается. Если бы душа Господня была во адѣ безвольною и недѣятельною, то, безъ сомнѣнія, ей присуще было бы безсловесіе и невѣдѣніе, и въ такомъ случаѣ честнѣе ея окажется душа Самуила, вышедшая изъ ада по нѣкоторому устроенію, говорившая съ Сауломъ и предсказавшая ему на другой день смерть — его самого и его дѣтей, о чемъ злой духъ не зналъ и не могъ предсказать, хотя нѣкоторые и допускаютъ это.

Въ данный моментъ умѣстно привести нижеслѣдующее изреченіе блаженнаго Аѳанасія о пречистой душѣ Господа, гласящее такимъ образомъ: «Даже и теперь еще не напрасны и не безполезны размышленія ни о божественномъ Словѣ, ни объ ипостасно соединенной съ Нимъ разумной душѣ; потому что сказать, что она лишена воли и желанія равносильно признанію небытія ея». Слышали-ль вы, поистинѣ несмысленные и недѣятельные, что не признавать въ разумной душѣ Господа воли и желанія значитъ отрицать бытіе ея сущности?

Итакъ, когда ты услышишь, этого самаго святого отца или кого-либо другого изъ отцовъ, говорящаго, что Христосъ устранилъ плотскую волю и упразднилъ человѣческія желанія, что Онъ стоялъ внѣ человѣческихъ помысловъ и плотскихъ желаній, отвращался плотского дѣйствованія, то знай достовѣрно, что не ту волю и дѣйствованіе разумной души, которыя — по образу и по подобію Его, и произошли изъ пречистыхъ и безтѣлесныхъ устъ Его, Онъ устранилъ, или уничтожилъ, или упразднилъ; иначе окажется, что Онъ Самъ разрушаетъ, истребляетъ и уничтожаетъ то, что рождено отъ Него и произошло отъ Него, какъ злое, несогласное и противорѣчащее Ему. Наконецъ, тогда вина и упрекъ (въ этомъ) падаетъ на Него, какъ сотворившаго вмѣстѣ съ душою злую волю и энергію. Но не такъ; да не будетъ! Итакъ, Христось истребилъ и уничтожилъ діавольскую волю и сатанинское дѣйствованіе (энергію), которую божественное Писаніе, и божественный Апостолъ, и блаженные отцы часто называютъ плотскою, изъ устъ змія въ человѣка вселившеюся, — волю и энергію, которая — по образу и подобію Божію и вдунута въ насъ изъ устъ Божіихъ, потому что только она одна — богодарованная наша воля и энергія есть причина /с. 401/ и содѣтельница всего нашего спасенія. Ибо по свободному изволенію души мы увѣровали въ Бога, свободною волею соблюдаемъ дѣвство, свободною волею предаемся подвигу, ложу и любви, волею любимъ ближняго и, кратко скажу, всѣ духовныя и божественныя созерцанія, озаренія, откровенія и преспѣянія, дѣйствуемыя въ насъ отъ Бога, совершаются и происходятъ въ насъ чрезъ нашу разумную волю и энергію души.

О чемъ сказано нами въ предыдущихъ словахъ кратко, о томъ скажемъ теперь болѣе пространно. Итакъ, существуютъ двѣ заповѣди, говоритъ Господь и Апостолъ, въ которыхъ содержится и съ которыми связана всякая заповѣдь и добродѣтель, т. е.: «Возлюбиши Господа Бога твоего всѣмъ сердцемъ твоимъ и всею душею твоею, и возлюбиши искренняго твоего, яко самъ себе» (Мѳ. 22, 37 и 39). Эти двѣ заповѣди относятся и дѣйствуются въ душѣ. Ибо любовь, какъ говоритъ Діонисій, есть объединяющее и связующее (расположеніе) души къ желаемому. Точно также блаженства Господни исполняются чрезъ разумную волю и энергію (дѣйствованіе) души, ибо изреченіе: «Блажени нищіи духомъ» (Мѳ. 5, 3) относится къ душевной добродѣтели. Равнымъ образомъ и изреченіе: «Блажени плачущіи» (Мѳ. 5, 4) исполняется чрезъ общечеловѣческое душевное свойство и волю, такъ же, какъ и: «Блажени кротціи, блажени чистіи сердцемъ, блажени миротворцы» (Мѳ. 5, 5. 8-9). Не только это, но и вѣра, надежда, любовь являются душевными добродѣтелями, а не тѣлесными, равно какъ и тѣ, которыя тотъ же Апостолъ исчисляетъ, говоря: «Плоды Духа суть: любы, радость, миръ, долготерпѣніе, благость, милосердіе» и т. д. Онѣ происходятъ въ душѣ чрезъ разумную волю и энергію.

И такъ какъ отрицающіе въ Господѣ составныя свойства нашей природы, — я разумѣю естественную волю души и энергію, — услышавъ (о нихъ), пугаются наподобіе неразумныхъ коней и муловъ, то мы изложимъ это яснѣе путемъ какъ бы толкованія и выясненія ихъ силы. Воля разумной души, какъ кратко сказалъ прежде и великій. Діонисій, есть «сила мыслительная и желательная (стремящаяся) къ соединенію души съ Богомъ, по существу дарованная ей отъ Бога, посредстѣомъ которой первый человѣкъ дѣлалъ и хранилъ божественныя повелѣнія, восходя отъ душевнаго /с. 402/ желанія къ дѣятельному исполненію заповѣдей Божіихъ». Но это — объ Адамѣ. О Христѣ же Сынѣ (Божіемъ) сказано, что Онъ добровольно воспринялъ образъ раба (μορφὴν δούλου), т. е. существо (οὐσίαν) раба. Итакъ, этотъ образъ во Христѣ и сущность раба въ какомъ отношеніи является образомъ раба, по какому рабству, служенію и подчиненію? Развѣ по Владычней волѣ и дѣйствованію (энергіи), и образу Бога-Слова, согласно безумію Арія?

Но такъ какъ чрезъ преслушаніе перваго человѣка мы — люди стали грѣшниками, когда Адамъ ослушался заповѣдей Божіихъ, то ради этого Христосъ чрезъ Свое собственное послушаніе содѣлалъ насъ праведными, во образѣ раба исполнивъ тѣ повелѣнія, которыхъ рабъ не соблюлъ изначала. Ибо какъ смерть, которой повиннымъ сдѣлался рабъ, Владыка вкусилъ (ἐπλήρωσεν) чрезъ смертный образъ раба, послушливъ бывъ до смерти крестной; такъ и преслушаніе закона и воли Божіей, предъ которыми повиннымъ сдѣлался рабъ, во образѣ раба изгладилъ и восполнилъ Владыка. Поэтому Онъ и говорилъ: «Снидохъ съ небесе, не да творю волю Мою, но волю (пославшаго Мя) Отца, и да исполню дѣло Его, и сохраню заповѣди Его» (Іоан. 6, 38; 4, 34; 12, 49-50). Это соблюденіе заповѣдей Божіихъ и эту волю пославшаго Его Отца въ отношеніи къ какой волѣ, лучше же — посредствомъ какой воли совершилъ Христосъ, если во образѣ раба Онъ совсѣмъ но имѣлъ воли разумной души? Ибо въ отношеніи къ Божеству есть одна владычественная и повелѣвающая воля Отца и Сына. Итакъ, какая же воля Христа исполнила божественную волю? Ясно вѣдь, что иная есть повелѣвающая воля, а иная подчиненная и повинующаяся. Слѣдовательно, если Онъ совершилъ служеніе по Божественной волѣ, то — разумѣется — и по Божественной природѣ Онъ былъ рабомъ и слугою, согласно измышленіямъ аріанъ. Сейчасъ я и попытаюсь уяснить это... (caetera desiderantur).

Примѣчанія:
[1] Переводъ съ греческаго MPG. t. 89, coll. 1152-1180.
[2] Отсюда и изъ дальнѣйшаго изложенія ясно, что предшествующій отрывокъ объ образѣ принадлежитъ тому же автору, т. е. Анастасію Синаиту.
[3] Ср. въ первомъ отрывкѣ стр. 384-385.
[4] Т. е. душа и тѣло.
[5] Т. е. образомъ Божіимъ.

Источникъ: Преп. Анастасія Синаита. Изъ слова объ образѣ Божіемъ. Переводъ студента В. Д. Металлова. // «Богословскій Вѣстникъ», издаваемый Императорскою Московскою Духовною Академіею. Іюль—Августъ 1915. Томъ второй. — Сергіевъ Посадъ: Типографія Св.-Тр. Сергіевой Лавры, 1915. — С. 386-402.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.