Церковный календарь
Новости


2018-05-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Святыя Евѳимія и Ольга (1994)
2018-05-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Преп. Серафимъ Саровскій (1994)
2018-05-24 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Новыя грозныя слова". Слово 15 (37) (1908)
2018-05-24 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Новыя грозныя слова". Слово 14 (36) (1908)
2018-05-23 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 50-я (1922)
2018-05-23 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 49-я (1922)
2018-05-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 6-я (1925)
2018-05-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 5-я (1925)
2018-05-23 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Разслабленный, самарянка и слѣпорожденный (1994)
2018-05-23 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Святые Кириллъ и Меѳодій (1994)
2018-05-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Моя жизнь во Христѣ". Часть 1-я (стр. 71-80) (1957)
2018-05-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Моя жизнь во Христѣ". Часть 1-я (стр. 61-70) (1957)
2018-05-21 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 48-я (1922)
2018-05-21 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 47-я (1922)
2018-05-21 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 4-я (1925)
2018-05-21 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 3-я (1925)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 24 мая 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

Свт. Василій Великій († 379 г.)

Свт. Василій Великій, архіеп. Кесаріи Каппадокійской, одинъ изъ величайшихъ святителей IV вѣка, удостоившійся, вмѣстѣ со св. Григоріемъ Богословомъ и св. Іоанномъ Златоустомъ, наименованія «вселенскаго учителя». Родился ок. 329 г. вблизи Кесаріи, главнаго города Каппадокійской области. Получивъ истинно христіанское воспитаніе въ средѣ своей благочестивой семьи, дальнѣйшее образованіе продолжилъ въ Кесаріи, Константинополѣ и Аѳинахъ, гдѣ на всю жизнь подружился со свт. Григоріемъ Богословомъ. Вернувшись на родину, былъ крещенъ еп. Діаніемъ Кесарійскимъ. Желая ближе ознакомиться съ монашеской жизнью, къ которой съ дѣтства стремилась его душа, совершилъ длительное путешествіе по Египту, Сиріи и Палестинѣ. По возвращеніи на родину основалъ нѣсколько монастырей и написалъ для нихъ уставъ. Послѣ долгаго пребыванія въ Понтійской пустыни, въ 364 г. принялъ пресвитерскій санъ, а въ 370 г. занялъ мѣсто Кесарійскаго архіепископа. Въ этомъ санѣ онъ твердо защищалъ православіе противъ аріанства и, несмотря на усиленныя старанія императора Валента, яраго приверженца Аріевой ереси, привлечь его на свою сторону, неуклонно стоялъ на стражѣ православной вѣры. Изъ его многочисленныхъ твореній особенно извѣстны: Бесѣды на шестодневъ; Бесѣды на прор. Исаію; Бесѣды на псалмы, сочиненія противъ аріанъ, Правила монашескія, Литургія, Слова, письма и молитвы и др. Скончался въ 379 г. Память свт. Василій, архіеп. Кесаріи Каппадокійскія — 1 (14) января и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Василия Великого

ТВОРЕНІЯ СВЯТЫХЪ ОТЦЕВЪ ВЪ РУССКОМЪ ПЕРЕВОДѢ,
издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 8-й.

ТВОРЕНІЯ ИЖЕ ВО СВЯТЫХЪ ОТЦА НАШЕГО ВАСИЛІЯ ВЕЛИКАГО, АРХІЕПИСКОПА КЕСАРІИ КАППАДОКІЙСКІЯ.
(Часть 4-я. Изданіе 1-е. М., 1846).

БЕСѢДЫ.

БЕСѢДА 19.
На святыхъ четыредесять мученикъ.

Любителю мучениковъ наскучитъ ли когда творить память мучениковъ? Честь, воздаваемая добрымъ изъ нашихъ сослужебниковъ, есть доказательство нашего благорасположенія къ общему Владыкѣ. Ибо несомнѣнно, что восхваляющій мужей доблестныхъ не преминетъ и самъ подражать имъ въ подобныхъ обстоятельствахъ. Искренно ублажай претерпѣвшаго мученіе, чтобъ и тебѣ содѣлаться мученикомъ въ произволеніи, и безъ гоненія, безъ огня, безъ бичей оказаться удостоеннымъ одинаковыхъ съ ними наградъ. А намъ открывается случай подивиться, не одному мученику, и не двумъ только мученикамъ, даже не десятью ограничивается число ублажаемыхъ: но сóрокъ мужей, у которыхъ въ раздѣльныхъ тѣлахъ была какъ бы одна душа, въ согласіи и единомысліи вѣры показали одинакое терпѣніе въ мученіяхъ, одинакую стойкость за истину. Всѣ подобны одинъ другому, всѣ равны духомъ, равны подвигомъ; посему и удостоены равночестныхъ вѣнцовъ славы.

/с. 296/ Поэтому какое слово можетъ изобразить ихъ по достоинству? И сорокá устъ не достало бы къ прославленію доблести столькихъ мужей. Если бы и одинъ былъ предметомъ удивленія, то и сего было бы достаточно, чтобъ превысить силу моего слова; тѣмъ паче такое множество, эта воинственная дружина, этотъ непреоборимый полкъ, одинаково и въ браняхъ неодолимы, и для похвалъ недостушны. Но тѣмъ, что упомянулъ о нихъ, изведя ихъ на среду, предложу предстоящимъ здѣсь общую отъ нихъ пользу, показавъ всѣмъ, какъ бы на картинѣ, доблестные подвиги сихъ мужей; потому что и доблести, оказанныя въ браняхъ, не рѣдко изображали и исторіописатели, и живописцы, одни украшая ихъ словомъ, а другіе начертывая на картинахъ; а симъ тѣ и другіе многихъ возбудили къ мужеству. Чтó повѣствовательное слово передаетъ чрезъ слухъ, то живопись показываетъ молча чрезъ подражаніе. Такъ и я предстоящимъ здѣсь напомню добродѣтель сихъ мужей и, какъ бы изведя предъ взоры дѣянія ихъ, подвигну, къ подражанію тѣхъ, которые мужественнѣе и болѣе сродственны съ ними по произволенію. Вотъ похвальное слово мученикамъ — возбужденіе къ добродѣтели собравшихся; потому что слова о святыхъ не могутъ рабски слѣдовать правиламъ похвальныхъ словъ. Слагатели сихъ словъ въ составъ похвалъ берутъ мірскіе поводы; а кому міръ распяся (Гал. 6, 3.), къ прославленію того можетъ ли что мірское быть поводомъ?

У святыхъ сихъ не одно было отечество; потому что каждый происходилъ изъ особаго мѣста. /с. 297/ Чтó жъ изъ этого? Кáкъ назовемъ ихъ? не имѣющими ли отечества, или гражданами вселенной? Какъ, при вносѣ денегъ въ складчину, вносимое каждымъ дѣлается общимъ достояніемъ всѣхъ вкладчиковъ: такъ и у сихъ блаженныхъ отечество каждаго есть общее отечество всѣхъ, и всѣ, будучи изъ разныхъ мѣстъ, мѣняются другъ съ другомъ отечествами. Лучше же сказать, какая нужда доискиваться земныхъ ихъ отечествъ, когда о настоящемъ ихъ градѣ можно домыслиться, каковъ онъ? Градъ мучениковъ есть градъ Божій, емуже художникъ и содѣтель Богъ (Евр. 11, 10.), вышній Іерусалимъ, свободь, мати (Гал. 4, 26.) Павлу и тѣмъ, которые подобны ему. Родъ же у нихъ человѣческій — у каждаго свой, а духовный — у всѣхъ одинъ; потому что общій имъ отецъ — Богъ, и всѣ они братья, не какъ рожденные отъ одного и одной, но какъ по сыноположенію Духа сочетавшіеся другъ съ другомъ въ единомысліи любви.

Это — готовый ликъ, великое добавленіе къ прославляющимъ Господа отъ вѣка; они не одинъ по одному собрались, но вдругъ преселились. И какое же это переселеніе? Отличаясь отъ всѣхъ своихъ сверстниковъ тѣлеснымъ ростомъ, юностію возраста и силою, включены они были въ воинскіе списки, и за искусство ратное и за мужество душевное получили у царей первыя почести, у всѣхъ будучи имениты за добродѣтель. А когда объявлено было это безбожное и нечестивое воззваніе — не исповѣдывать Христа, или подвергнуться опасностямъ; грозили же всѣми родами мученій, и /с. 298/ судіями неправды подвигнута на благочестивыхъ великая и звѣрская ярость; составлялись противъ нихъ клеветы и злоухищренія, изъискиваемы были различные роды истязаній, мучители были неумолимы, огонь готовъ, мечъ изощрялся, водружаемъ былъ въ землю крестъ, изготовлялись ровъ, колеса, бичи; когда одни бѣжали, другіе покарялись, иные были въ нерѣшимости, а нѣкоторые еще до извѣданія поражались ужасомъ отъ однѣхъ угрозъ, другіе отъ близости ужасовъ приходили въ круженіе, иные, вступивъ въ борьбу, не въ состояніи потóмъ были до конца выдержать трудъ и, на половинѣ отказываясь отъ подвига, подобно застигнутымъ бурею на морѣ, теряли отъ кораблекрушенія и тотъ грузъ терпѣнія, какой уже имѣли: тогда сіи непобѣдимые и мужественные воины Христовы, выступивъ на среду, градоначальнику, показывавшему царское писаніе и требовавшему повиновенія, свободнымъ голосомъ, смѣло и небоязненно, ни мало не устрашившись видимаго, не ужаснувшись угрозъ, возвѣстили о себѣ, что они христіане. О, блаженныя уста, произнесшія этотъ священный гласъ, которымъ пріявшій его воздухъ освятился, которому рукоплескали услышавшіе его Ангелы, которымъ уязвлены были діаволъ и демоны, и который Господомъ записанъ на небесахъ! Итакъ каждый, выходя на среду, говорилъ: я христіанинъ! И какъ на ристалищахъ вступающіе въ подвигъ, въ одно время и имена свои сказываютъ и становятся на мѣсто борьбы: такъ и каждый изъ нихъ, отринувъ тогда нареченное ему имя при рожденіи, заимствовалъ себѣ /с. 299/ имя отъ общаго всѣмъ Спасителя. И это дѣлали всѣ, къ предшествовавшему присоединялся и послѣдующій; отъ сего у всѣхъ стало одно наименованіе: не говорили: я такой-то, или такой-то; но всѣ провозгласили себя христіанами.

Чтó жъ дѣлалъ преобладавшій тогда? Онъ былъ искусенъ и обиленъ въ средствахъ, то обольщать ласками, то совращать угрозами. И ихъ сперва хотѣлъ очаровать ласками, пытаясь ослабить въ нихъ силу благочестія. Онъ говорилъ: «Не выдавайте своей юности; не промѣнивайте этой сладостной жизни на безвременную смерть. Привыкшимъ отличаться доблестію въ браняхъ неприлично умереть смертію злодѣевъ». Сверхъ сего обѣщалъ имъ деньги. И это давалъ имъ, и почести у царя, и одѣлялъ чинами, и хотѣлъ одолѣть тысячами выдумокъ. Поелику же они не поддались такому искушенію, обратился къ другому роду ухищреніи: стращалъ ихъ побоями, смертями, извѣданіемъ несноснѣйшихъ мученій.

Такъ дѣйствовалъ онъ! Чтó же мученики? Говорятъ: «Для чего, богопротивникъ, уловляешь насъ, предлагая намъ эти блага, чтобъ отпали мы отъ живаго Бога и поработились погибельнымъ демонамъ? Для чего столько даешь, сколько стараешься отнять? Ненавижу даръ, который влечетъ за собою вредъ; не принимаю чести, каторая бываетъ матерью безчестія. Даешь деньги, но онѣ здѣсь остаются. Дѣлаешь извѣстнымъ царю, но отчуждаешь отъ Царя истиннаго. Что такъ скупо и такъ не много предлагаешь намъ изъ мірскаго? Нами презрѣнъ и цѣлый міръ. Съ вожделѣннымъ для /с. 300/ насъ упованіемъ не-йдетъ и въ сравненіе видимое. Видишь это небо: кáкъ прекрасно смотрѣть на него, какъ оно величественно! Видишь землю: кáкъ она пространна и какія на ней чудеса! Ничто изъ этого не равняется блаженству праведныхъ. Ибо это преходитъ, а наши блага пребываютъ. Желаю одного дара — вѣнца правды; стремлюсь къ одной славѣ — къ славѣ въ царствѣ небесномъ. Ревную о почести горней: боюсь мученія, но мученія въ гееннѣ. Тотъ огонь мнѣ страшенъ, а этотъ, которымъ вы угрожаете, мнѣ сослужебенъ. Онъ умѣетъ уважать тѣхъ, которые презираютъ идоловъ. Стрѣлы младенецъ, какъ разсуждаю, язвы ваши (Псал. 63, 8.), потому что поражаешь ты тѣло, а оно, если долго выдерживаетъ удары, свѣтлѣе вѣнчается, а если скоро изнемогаетъ, избавится отъ такихъ судей-притѣснителей, которые, взявъ въ услуженіе себѣ тѣло, усиливаетесь возобладать и надъ душею, которые, если не будете предпочтены Богу нашему, какъ будто потерпѣвъ отъ насъ крайнюю обиду, раздражаетесь и грозите этими страшными мученіями, ставя намъ въ вину благочестіе. Но не найдете насъ ни робкими, ни привязанными къ жизни, ни легко приводимыми въ ужасъ, и это по тому, что любимъ Бога. Мы умѣемъ терпѣть, когда колесуютъ, вывертываютъ члены, жгутъ на огнѣ; мы готовы принять всякій родъ истязаній».

Когда выслушалъ сіе этотъ человѣкъ гордый и безчеловѣчный: не терпя дерзновенія сихъ мужей и воскипѣвъ яростію, сталъ разсуждать самъ съ собою, какой бы найдти ему способъ, чтобъ приготовить имъ смерть и продолжительную и вмѣ/с. 301/стѣ горькую. Нашелъ наконецъ, и смотрите, какъ жестока его выдумка! Обративъ вниманіе на свойство страны, что она холодна, на время года, что оно зимнее, замѣтивъ ночь, въ которую стужа простиралась до наибольшей степени, а притомъ дулъ еще и сѣверный вѣтеръ, далъ онъ приказаніе всѣхъ ихъ обнаживъ уморить на открытомъ воздухѣ, заморозивъ среди города.

Безъ сомнѣнія же, знаете вы, испытавшіе зимній холодъ, какъ невыносимъ этотъ родъ мученія; потому что невозможно и объяснить сего другимъ, кромѣ тѣхъ, которые въ собственномъ опытѣ имѣютъ готовые примѣры пересказываемаго. Тѣло, подвергшееся холоду, сперва все синѣетъ отъ того, что кровь ссѣдается; потомъ оно дрожитъ и трясется, между тѣмъ какъ зубы стучатъ, жилы сводятся, и весь составъ невольно стягивается. А какая-то острая боль и невыразимое мученіе, проникающее въ самые мозжечки, производятъ въ замерзающихъ нестерпимое ощущеніе. Потомъ члены тѣла отпадаютъ, какъ будто оконечности сожжены огнемъ; потому что теплота, отгоняемая отъ краевъ тѣла и сбѣгающаяся во внутренность, оставляетъ омертвѣлыми тѣ части, отъ которыхъ удалилась; а тѣ части, въ которыхъ она сбирается, предаетъ мучительной боли, между тѣмъ какъ смерть отъ замерзанія постепенно приближается.

Итакъ они были осуждены пробыть ночь подъ открытымъ небомъ, тогда какъ и озеро, около котораго населенъ городъ, гдѣ подвизались святые, покрывшись льдомъ, сдѣлалось подобнымъ проѣзжему полю, и такъ отвердѣло отъ стужи, что по /с. 302/ хребту его безопасно могли ходить окрестные жители, и непрерывно текущія рѣки, будучи скованы льдомъ, остановили свои струи, и вода мягкая по природѣ измѣнилась до твердости камней, и рѣзкое дыханіе сѣвернаго вѣтра приносило смерть всему живущему.

Выслушавъ тогда это повелѣніе (разсуждай по этому о непобѣдимомъ мужествѣ мучениковъ), каждый съ радостію сбросилъ съ себя послѣдній хитонъ, и всѣ потекли на встрѣчу смерти, какою грозила стужа, поощряя другъ друга, какъ бы шли къ расхищенію добычи. «Не одежду скидаемъ съ себя, — говорили они, — но отлагаемъ ветхаго человѣка, тлѣющаго въ похотехъ прелестныхъ (Ефес. 4, 22.). Благодаримъ тебя, Господи, что съ этою одеждою свергаемъ съ себя грѣхъ; чрезъ змія мы облеклись, чрезъ Христа совлечемся. Не будемъ держаться одеждъ ради рая, который потеряли. Чтó воздадимъ Господеви (Псал. 115, 3.)? И съ Господа нашего совлечены были одежды. Тяжко ли для раба потерпѣть, чтó терпѣлъ и Владыка? Лучше же сказать, и съ самого Господа мы совлекли одежды. Это была дерзость воиновъ; они совлекли и раздѣлили по себѣ его одежды. Поэтому загладимъ собою на насъ написанное обвиненіе. Жестока зима, но сладокъ рай; мучительно — замерзнуть, но пріятно упокоеніе. Не долго потерпимъ, и насъ согрѣетъ Патріархово лоно. За одну ночь вымѣняемъ себѣ цѣлый вѣкъ. Пусть опаляется нога, только бы непрестанно ликовать съ Ангелами! Пусть отпадаетъ рука, только бы имѣть дерзновеніе воздѣвать ее ко Владыкѣ! Сколь/с. 303/ко нашихъ воиновъ пало въ строю, сохраняя вѣрность царю тлѣнному? Ужели мы не пожертвуемъ своею жизнію изъ вѣрности Царю истинному? Сколько человѣкъ, уличенныхъ въ преступленіи, подверглись смерти злодѣевъ? Ужели мы не вынесемъ смерти за правду? Не уклонимся, товарищи, не обратимъ хребта діаволу. Есть у насъ плоть, не пощадимъ ее. Поелику непремѣнно должно умереть, то умремъ, чтобъ жить. Да будетъ жертва наша предъ Тобою, Господи (Дан. 3, 40.). Какъ жертва живая, благоугодная Тебѣ, да будемъ приняты мы, всесожигаемые симъ хладомъ, — мы, приношеніе прекрасное, всесожженіе новое, всеплодствуемое не огнемъ, но хладомъ».

Такія утѣшенія предлагая другъ другу, и одинъ другаго поощряя, какъ будто въ военное время стоя на стражѣ, проводили они ночь, мужественно перенося настоящее, радуясь ожидаемому, посмѣваясь противнику. У всѣхъ же была одна молитва: «Сóрокъ человѣкъ вступило насъ на поприще, сóрокъ человѣкъ и да увѣнчаемся, Владыко! Ни однимъ да не уменьшится это число. Оно честно: Ты самъ, чрезъ Кого законъ вошелъ въ міръ, почтилъ его сорокодневнымъ постомъ. Сорокъ дней въ постѣ искавшій Господа Илія сподобился видѣнія»! И хотя такова была ихъ молитва, однако жъ одинъ изъ сего числа, изнемогши отъ страданій, оставивъ мѣсто, подвига, удалился, возбудивъ въ святыхъ несказанное сожалѣніе. Но Господь не попустилъ, чтобъ прошенія ихъ остались напрасными.

Тотъ, кому ввѣрено было охраненіе мучениковъ, грѣясь не подалеку отъ одного училища борьбы, /с. 304/ наблюдалъ, чтó будетъ, готовый принять тѣхъ изъ воиновъ, которые прибѣгнутъ къ нему. И это опять, что близко была баня, обѣщавшая скорую помощь перемѣнившимъ мысли, придумано было напередъ. Но чтó съ злымъ намѣреніемъ придумано врагами, именно: найдти для подвига такое мѣсто, гдѣ готовность облегченія могла бы ослабить твердость подвижниковъ, это самое въ большемъ свѣтѣ показало терпѣніе мучениковъ. Ибо не тотъ терпѣливъ, у кого нѣтъ необходимаго, но тотъ, кто, не имѣя недостатка въ наслажденіи, продолжаетъ терпѣть бѣдствіе.

Когда же мученики подвизались, а стражъ наблюдалъ, чтó произойдетъ: видитъ онъ необычайное зрѣлище, видитъ, что какія-то Силы сходятъ съ небесъ, и какъ бы раздаютъ воинамъ великіе дары отъ Царя. И всѣмъ прочимъ раздѣлили онѣ дары; одного только оставили не награжденнымъ, признавъ его недостойнымъ небесныхъ почестей; и это былъ тотъ, который, вскорѣ отказавшшсь отъ страданій, перешелъ къ противникамъ. Жалкое зрѣлище для праведныхъ! Воинъ — бѣглецъ, первый изъ храбрыхъ — плѣнникъ, овца Христова — добыча звѣрей. Но еще болѣе было жалко, что онъ и вѣчной жизни не достигъ, и не насладился настоящею; потому что плоть у него тотчасъ распалась отъ дѣйствія на нее теплоты. Но какъ этотъ животолюбецъ палъ, безъ всякой для себя пользы преступивъ законъ: такъ исполнитель казни, едва увидѣлъ, что онъ уклонился и пошелъ къ банѣ, самъ сталъ на мѣсто бѣглеца, и сбросивъ съ себя одежды, присоединился къ обнаженнымъ, взывая /с. 305/ въ одинъ голосъ со святыми: я христіанинъ! И внезапностію перемѣны изумивъ предстоящихъ, какъ число собою восполнилъ, такъ своимъ присоединеніемъ облегчилъ скорбь объ ослабѣвшемъ, поступивъ по примѣру стоящихъ въ строю, которые, какъ скоро падетъ кто въ первомъ ряду, тотчасъ замѣщаютъ его собою, чтобъ убылымъ не разрывался у нихъ рядъ. Подобно этому поступилъ и сей. Видѣлъ онъ небесныя чудеса, позналъ истину, притекъ ко Владыкѣ, сталъ сопричисленъ къ мученикамъ! И обновилось то, чтó было съ учениками! Іуда пошелъ прочь, а на мѣсто его введенъ Матѳій! Подражателемъ сталъ Павловымъ вчерашній гонитель, а нынѣ благовѣствующій. И онъ имѣлъ званіе свыше ни отъ человѣкъ, ни человѣкомъ (Гал. 1, 1.). Увѣровалъ во имя Господа нашего Іисуса Христа, крещенъ въ Него не другимъ кѣмъ, но собственною вѣрою, не въ водѣ, но въ крови своей.

И такимъ образомъ, при началѣ дня еще дышащіе мученики преданы огню, а остатки отъ огня брошены въ рѣку, чтобъ подвигъ блаженныхъ объялъ собою всю тварь. Ратоборствовали они на землѣ, показали терпѣніе въ воздухѣ, преданы огню, воспріяла ихъ вода. Имъ прилично сказать: проидохомъ сквозѣ огнь и воду, и извелъ еси ны въ покой (Псал. 65, 12.). И они-то, занявъ нашу страну, подобно какому-то непрерывному ряду столповъ, доставляютъ безопасность отъ нашествія противниковъ, не въ одномъ мѣстѣ заключившись, но имѣя пристанище во многихъ мѣстахъ и украсивъ собою многія отчизны. И, чтó необычайно, не по одному раздѣлившись, посѣщаютъ они /с. 306/ пріемлющихъ, но, не разлучаясь другъ съ другомъ, соединеннымъ приходятъ ликомъ.

И какое чудо! И не уменьшаются числомъ, и не допускаютъ пріумноженія въ числѣ. Если раздѣлишь ихъ на сто частей, не выступаютъ изъ свойственнаго имъ числа. И если соберешь во едино, и въ такомъ случаѣ остаются тѣ же сóрокъ, уподобляясь природѣ огня; потому что и огонь, какъ переходитъ ко вновь возжигающему его, такъ всецѣло остается у того, кто имѣлъ его у себя. И сіи сóрокъ и всѣ вмѣстѣ, и всѣ у каждаго. Это — неоскудѣвающая благотворительность, неистощимая благодать, готовая для христіанъ помощь, церковь мучениковъ, воинство побѣдоносцевъ, ликъ славословящихъ. Сколько употребилъ бы ты труда найдти и одного молитвенника за себя ко Господу! — И вотъ сóрокъ молитвенниковъ, возсылающихъ согласную молитву. Идѣже еста два, или тріе собрани во имя Господне, ту есть посредѣ ихъ (Матѳ. 18, 20.); а гдѣ сóрокъ, тамъ усумнится ли кто въ присутствіи Божіемъ? Къ сорока мученикамъ прибѣгаетъ утѣсненный, къ нимъ притекаетъ веселящійся, — одинъ, чтобъ найдти избавленіе отъ трудныхъ обстоятельствъ, — другой, чтобъ охранялось его благополучіе. Здѣсь встрѣтишь благочестивую жену, молящуюся о чадахъ, испрашивающую отлучившемуся мужу возвращенія, а болящему — здравія.

Прошенія ваши да будутъ приличны мученикамъ. Юноши да подражаютъ имъ, какъ сверстникамъ; отцы да молятся о томъ, чтобъ быть родителями подобныхъ дѣтей; матери да изучаютъ повѣствуе/с. 307/мое о доброй матери. Ибо матерь одного изъ сихъ блаженныхъ, увидѣвъ, что другіе скончались уже отъ хлада, а сынъ ея, по крѣпости силъ и терпѣливости въ мученіяхъ, еще дышитъ, когда исполнители казни оставили его въ надеждѣ, что перемѣнится, сама, взявъ собственными своими руками, положила его на колесницу, на которой везли прочихъ къ костру. Вотъ въ подлинномъ смыслѣ матерь мученика! Она не пролила слезы малодушія, не произнесла ничего низкаго и недостойнаго по времени; но говоритъ: «иди, сынъ, въ добрый путь съ сверстниками и съ товарищами; не отставай отъ сего лика; не позже другихъ явись ко Владыкѣ». Вотъ подлинно добраго корня добрая отрасль! Доблестная матерь показала, что питала его болѣе догматами благочестія, нежели млекомъ. Такъ былъ онъ воспитанъ, такъ предпосланъ благочестивою матерью! А діаволъ остался посрамленнымъ: потому что, возставивъ на мучениковъ всю тварь, увидѣлъ, что все препобѣждено доблестію ихъ, — и вѣтреная ночь, и холодъ страны, и время года, и обнаженіе тѣлъ.

Святый ликъ! священная дружина! непоколебимый полкъ! общіе хранители человѣческаго рода! добрые сообщники въ заботахъ, споспѣшники въ молитвѣ, самые сильные ходатаи, свѣтила вселенной, цвѣтъ церквей! Васъ не земля сокрыла, но пріяло небо; вамъ отверзлись врата рая. Зрѣлище достойное Ангельскаго воинства, достойное патріарховъ, пророковъ, праведниковъ; мужи въ самомъ цвѣтѣ юности презрѣвшіе жизнь, паче родителей, паче дѣтей возлюбившіе Господа! Находясь въ воз/с. 308/растѣ наиболѣе полномъ жизни, вмѣнили они ни во что временную жизнь, чтобъ прославить Бога въ членахъ своихъ: ставъ позоромъ міру, Ангеломъ и человѣкомъ (1 Кор. 11, 9.), возставили падшихъ, утвердили колеблющихся, усугубили ревность въ благочестивыхъ. Всѣ, воздвигнувъ одинъ побѣдный памятникъ за благочестіе, украсились однимъ вѣнцомъ правды, о Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ! Аминь.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Василія Великаго, Архіепископа Кесаріи Каппадокійскія. Часть четвертая: [Бесѣды.] — М.: Въ типографіи Августа Семена, 1846. — С. 295-308. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 8.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.