Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Василій Великій († 379 г.)

Свт. Василій Великій, архіеп. Кесаріи Каппадокійской, одинъ изъ величайшихъ святителей IV вѣка, удостоившійся, вмѣстѣ со св. Григоріемъ Богословомъ и св. Іоанномъ Златоустомъ, наименованія «вселенскаго учителя». Родился ок. 329 г. вблизи Кесаріи, главнаго города Каппадокійской области. Получивъ истинно христіанское воспитаніе въ средѣ своей благочестивой семьи, дальнѣйшее образованіе продолжилъ въ Кесаріи, Константинополѣ и Аѳинахъ, гдѣ на всю жизнь подружился со свт. Григоріемъ Богословомъ. Вернувшись на родину, былъ крещенъ еп. Діаніемъ Кесарійскимъ. Желая ближе ознакомиться съ монашеской жизнью, къ которой съ дѣтства стремилась его душа, совершилъ длительное путешествіе по Египту, Сиріи и Палестинѣ. По возвращеніи на родину основалъ нѣсколько монастырей и написалъ для нихъ уставъ. Послѣ долгаго пребыванія въ Понтійской пустыни, въ 364 г. принялъ пресвитерскій санъ, а въ 370 г. занялъ мѣсто Кесарійскаго архіепископа. Въ этомъ санѣ онъ твердо защищалъ православіе противъ аріанства и, несмотря на усиленныя старанія императора Валента, яраго приверженца Аріевой ереси, привлечь его на свою сторону, неуклонно стоялъ на стражѣ православной вѣры. Изъ его многочисленныхъ твореній особенно извѣстны: Бесѣды на шестодневъ; Бесѣды на прор. Исаію; Бесѣды на псалмы, сочиненія противъ аріанъ, Правила монашескія, Литургія, Слова, письма и молитвы и др. Скончался въ 379 г. Память свт. Василій, архіеп. Кесаріи Каппадокійскія — 1 (14) января и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Василия Великого

НРАВСТВЕННЫЯ СЛОВА
Святаго отца нашего Василія, Архіепископа Кесаріи Каппадокійскія,
избранныя Сѵмеономъ Метафрастомъ.

О покаяніи [1].

Сугубый ужасъ объялъ мысль мою тебе ради (брате): ибо съ одной стороны безжалостное нѣкое усилившееся движеніе духа ввергаетъ меня во грѣхъ человѣконенавидѣнія: съ другой паки и желающаго мене соболѣзновать и смягчиться надъ преступленіями въ смущеніе приводитъ. Того ради намѣреваясь писаніе сіе начертавати, хотя дрожащую руку разсужденіями я подкрѣпилъ: но лица печальнаго по причинѣ соболѣзнованія о тебѣ перемѣнить не могъ, въ такой отъ тебя приведенъ будучи стыдъ, что въ плачь преложивъ устнѣ мои, устами двигать не могу.

Горе мнѣ! Что реку, или что помыслю на распутіи стоя? Естьли приведу на мысль прежнюю твою суетную жизнь, когда окружало тебя богатство и пресмыкающаяся по земли слава, когда слѣдовало тебѣ множество ласкателей, когда ты наслаждался кратковременнымъ любострастіемъ съ явнымъ бѣдствіемъ и съ неправедными прибытками; и то страхи отъ начальниковъ, мысли твои о спасеніи тревожили: то народныхъ дѣлъ заботы колебали твой домъ, и множество золъ отвлекало мысль твою отъ могущаго тебѣ помочь: когда мало ты упражнялся въ размышленіяхъ о Спасителѣ, /с. 90/ къ пользѣ твоей тебя устрояющемъ, избавляющемъ же и прикрывающемъ тебя поругающагося Ему въ безопасностяхъ твоихъ: когда же напротивъ и многобѣдственное свое богатство вмѣняя за ничто, и какъ отъ попеченія о домѣ, такъ и отъ обращенія съ супругою своею убѣгая, подвизался токмо въ снисканіи благонравія: все сіе повторяю, приводя себѣ на мысль, трепещу, но ты еще будучи весь возвышенъ, какъ странникъ и путешественникъ села и грады протекшій, достигъ Іерусалима, гдѣ я жительствуя съ тобою за подвиги твои въ трудахъ ублажалъ тебя, когда ты чрезъ цѣлыя седмицы пребывая постенъ, любомудрствовалъ о Богѣ, и купно сожительства съ людьми, аки въ бѣгство обращенный, удалялся: избравъ же спокойствіе и уединеніе, уклонялся народныхъ мятежей. Сверхъ сего тѣло твое вретищемъ грубымъ облекши, и чресла твои поясомъ жестокимъ обязуя, терпѣливо кости свои сокрушалъ. Изнуряя себя постомъ съ частьми хребта чрево соединилъ: не употребляя мягкаго опоясанія, внутренность свою наподобіе тыквы сжавъ, прилѣпиться къ самымъ утробамъ (почкамъ) ты принудилъ: весь тукъ плоти истощивъ, подчревные проходы рачительно изсушилъ, и самое чрево гладомъ изнурилъ такъ, что реберныя части какъ нѣкіимъ покровомъ части чрева осѣняли. При удрученіи же всего состава тѣлеснаго въ нощное время исповѣдаяся Богу, токами слезъ власы брадные орошалъ. Но на что мнѣ все исчислять подробно? вспомни, колико устъ святыхъ тѣлъ ты облобызалъ: колико и священныхъ тѣлесъ объятія сподобился: сколько человѣкъ руки /с. 91/ твои, яко пречистыя облобызали: сколько рабовъ Божіихъ, яко поклонники прибѣгали къ стопамъ твоимъ, объемля оныя.

Но всего сего какой конецъ? грѣхъ разглашаемаго блудодѣянія быстрѣе стрѣлы пролѣтающій пронзая острѣйшимъ жаломъ нашу внутренность, уязвляетъ слухъ нашъ. Какое столь злокозненное обаятеля ухищреніе до столь пагубнаго паденія тебя довело? Какія многосплѣтенныя діавольскія сѣти тебя обшедшія добродѣтели твои учинили недвижимыми? скажи, куда скрылись повѣствованія о твоихъ подвигахъ? или (сему слуху) не должно вѣрить, да и какъ по объявленію уже не почесть за истинное то, что доселѣ было сокрыто? Ибо ты души къ Богу прибѣгавшія страшными клятвами обязывалъ, когда лишшее сихъ словѣ: ей и ни, точно діаволу приписывается. Слѣдственно ты вмѣстѣ и пагубнаго клятвопреступленія учинился виновникомъ, и презрѣвъ образъ постническаго житія, Апостоломъ и Самому Господу поношеніе сотворилъ. Ты посрамилъ славу чистоты, осквернилъ обѣщаніе воздержанія: отъ чего мы плѣненнымъ грѣхами людямъ учинились повѣствованіемъ: Іудеи и Еллини на зрѣлищахъ, представляютъ наши дѣла. Раченіе монашествующихъ о подвигахъ ты пресѣкъ: старательнѣйшихъ въ страхъ и ужасъ привелъ, чудящихся еще до днесь власти діавольской, а нерадивыхъ до крайняго невоздержанія довелъ: уничижилъ, сколько въ тебѣ ни было, похваленіе Христа, рекшаго: Дерзайте, Азъ побѣдихъ міръ (Іоан. XVI, 33), и его начальника: чашу срама наполнилъ ты отечеству. Подлинно на самомъ /с. 92/ дѣлѣ доказалъ ты сію притчу: какъ елень пронзенный въ сердце. Что же убо нынѣ? столпъ крѣпости еще не палъ, брате! еще не возсмердѣли лѣкарства къ обращенію: градъ прибѣжища еще не затворенъ. Не пребудь во глубинѣ золъ, не предаждь самаго себя человѣкоубійцѣ. Вѣсть Господь возводити низверженныхъ. Бѣги не въ далекое какое мѣсто: но теки къ намъ. Вступи паки въ прежніе твои труды вторичными добродѣтелями, истребляя пресмыкающееся гнусное сладострастіе. Представь въ умѣ своемъ день послѣдній столь приближившійся къ жизни нашей, и въ прочемъ узнай какъ Іудеевъ и Еллиновъ чада приглашаются къ благочестію Христіанскому: и не совсѣмъ отрицайся отъ Спасителя міра, да не постигнетъ тебе страшный оный Владычній отвѣтъ: Яко не вѣмъ васъ, кто вы есте (Матѳ. XXV, 12).

Единаго мужа Іоанна бывшее проповѣданіе всѣхъ привлекло къ покаянію: ты же, который отъ пророковъ поучаешься: Измыйтеся, и чисmи будете (Исаіи. I, 16): псалмами увѣщаваешься: Приступите къ Нему, и просвѣтитеся (Псал. XXXIII, 6): Апостольская слышишь повѣствованія: Покайтеся, и да крестится кійждо отъ васъ во имя Іисуса Христа во оставленіе грѣховъ, и пріимите обѣтованіе Духа (Дѣян. II, 38), который призываемь Самимъ Господемъ глаголющимъ: Пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи, и Азъ упокою вы (Матѳ. XI, 28): однако лѣнишься, совѣтуешься и коснишь. Который изъ млада слову научаешься, еще ли не согласился со истиною? который всегда обучаваешься, еще ли не /с. 93/ пришелъ въ познаніе? ты чрезъ все житіе изслѣдываешь самымъ опытомъ, до старости соглядаешь: когда убо будешь Христіанинъ? когда познаемъ тебя какъ своего? чрезъ весь прошедшій годъ сего ты времени ожидалъ, нынѣ паче чаешь будущаго? Блюдись, да не обрящешься творящимъ обѣщанія должайшія житія. Не знаешь, что породитъ наступающій день: не обѣщавай, что не есть твое. Къ жизни мы тебя зовемъ о человѣче! что бѣгаешь званія? ко участію во благихъ, что теряешь дарованіе? царство небесное отверсто, и призываяй неложенъ есть: путь удобенъ, ни времени, ни иждивенія, ни купли требуетъ: что медлишь? что вспять обращаешься? что боишься ига, какъ юница нѣкая не искусившая онаго? не стираетъ выи, но прославляетъ. Не привязуется премъ около выи, самовластнаго ищетъ влачителя (Осіи. IV, 16). Не видишь ли, что осуждается Ефремъ, какъ юница подстрѣкаемая: ибо безчинно заблуждаетъ, иго законное безчестно творя. Подклони неукротимую выю твою: буди подъяремникъ Христовъ, да не како не покаряяся ярму и въ житіи свободенъ будучи, удобоуловленъ будешь звѣрьми.

Естьли бы я злато въ церкви раздавалъ, не сказалъ бы ты мнѣ: заутра пріиду и заутра подашь, но взыскалъ бы нынѣ требуя подаяніе и негодовалъ за отлаганіе. А понеже не вещества свѣтлость, но душевную чистоту предлагаетъ тебѣ Оный великодаровитый: то ты вымышляешь способъ отреченія, и вины исчисляешь. Когда бы ты рабъ человѣку былъ, и была бы рабамъ преднаписана свобода, не тщился ли бы ты къ урочному дню нанявъ /с. 94/ помощниковъ, и судей умоляя всякимъ образомъ, да былъ отпущенъ на свободу, не восхотѣлъ ли бы ты и заушеніе, послѣднія раны рабамъ свобожденія ради отъ удареній претерпѣть? А понеже тебе раба не человѣку но грѣху призываетъ проповѣдникъ на свободу, дабы отрѣшить тебя отъ плѣна, и разнымъ со Ангелы гражданиномъ небеснымъ сотворить, и показать сыномъ Божіимъ благодатію усыновленнымъ, и наслѣдникомъ благъ Христовыхъ: то говоришь, что не время еще тебѣ пріяти подаваемая. О, злыя препятствія! О, срамныя и безконечныя упражненія! Доколѣ будутъ наслажденія? доколѣ сладострастія? многое время жили мы міру, да поживемъ прочее и себѣ самимъ. Что есть достойнѣе души? Что можетъ соравниться Царствію небесному? Кто достовѣрнѣйшій тебѣ совѣтникъ паче Бога? кто мудрѣйшій премудраго, или кто полезнѣйшій благаго? кто свойственнѣйшій Творца? ниже Евѣ пользовало покориться совѣту зміеву, паче нежели Владычню. О, непотребныхъ словесъ! не имѣю времени быть здравъ; еще не являй мнѣ свѣта: еще не соединяй мене со Царемъ! не сія ли явственно ты глаголешь, паче же и сихъ несмысленнѣйшая? Естьли бы ты долженъ былъ платить народную дань, и возвѣщено бы было оставленіе долговъ должникамъ: при семъ бы кто нибудь нападая сталъ отнимать у тебе право того прощенія: не вознегодовалъ ли, и не возопилъ ли бы ты, какъ достойныя части общаго дара лишаемый? но когда не только прощеніе въ прошедшихъ: но и въ будущихъ дарованіе предвозвѣщено, то ты самъ себѣ обиду творя, каковой ни единъ отъ /с. 95/ враговъ твоихъ могъ бы тебѣ нанести, мыслишь ли, что ты добрый имѣлъ совѣтъ, и о своей пользѣ старался, не пріемля оставленія, но въ долгахъ умирая? Когда многи суть твои согрѣшенія, не печалься о множествѣ сихъ. Идѣже бо умножися грѣхъ, преизбыточествова благодать (Рим. V, 20), ежели только пріемлемъ оную: когдажъ малы, легки и не къ смерти суть твои грѣхи: то что печалишься о будущемъ, мужественно прошедшая понести. Нынѣ аки на вѣсахъ стоитъ душа твоя, отсюда Ангелами, оттуда же демонами влекома. Къ которымъ убо восхощешь приклонитися сердцемъ твоимъ? Что въ тебѣ побѣдитъ? сласть ли плотская, или освященіе душевное? наслажденіе настоящими, или желаніе будущихъ? Ангели ли имутъ пріяти тебя, или удержати придержащіи тебе нынѣ? Военачальники при ополченіи раздаютъ знамена воинамъ, чтобъ единомысленные другъ друга удобно призывать, и отъ сопротивныхъ, когда въ сраженіи смѣсятся, скорѣе различить себя могли. Никто тебе не познаетъ, нашъ ли ты, или отъ супостатъ нашихъ: ежели таинственными знаменіями не покажешь съ нами союза: ежели не назнаменается на тебѣ свѣтъ лица Господня. Какъ заступитъ тебя Ангелъ? какъ изметъ тебя отъ враговъ, когда не познаетъ печати? какъ ты скажешь, Божій есмь, не нося таковыхъ знаменій? не запечатлѣнное сокровище удобно крадется татьми; овча не неназнаменанное безъ труда навѣтуется. Естьли бы кто изъ врачей обѣщался тебя чрезъ искусство нѣкоторое и хитрость младымъ изъ стараго сдѣлать: то не желалъ ли бы ты пріити оному дню, въ которомъ /с. 96/ бы могъ себя увидѣть къ юности возвращающагося? но когда прежній цвѣтъ чрезъ покаяніе обѣщается твоей душѣ, которую ты содѣлалъ дряхлою, и стару беззаконіями и скверну показалъ: то небрежешь о благодѣтелѣ, не приступаешь къ обѣщанію. Не желаешь ли ты видѣть великаго чудеса обѣщанія? како безъ ложеснъ паки раждается человѣкъ? како обетшавшій и тлѣющій въ похотехъ прелестныхъ обновляется (Ефес. IV, 22), и юнъ бываетъ, и во истинный цвѣтъ младости возвращается? таковымъ ли и толикимъ благамъ, о бѣдный человѣкъ! предпочитаешь ты сладострастіе? Разумѣю я твое отложеніе, хотя словами ты сего не показываешь: хотя молчишь ты гласомъ; однако самая вещь вопіетъ: остави мене, я употреблю плоть въ наслажденіе срамное; валятися буду въ блатѣ сластей; окровавлю руки: отъиму чужое: коварства исполню дѣйствія мои: клятвопреступленіе учиню: солгу: и тогда уже покаяніе сотворю, когда отъ злыхъ престану. Но естьли грѣхъ есть добрая вещь, то сохрани его до конца: естьли же вреденъ творящему его, то что пребываешь въ пагубѣ? не видитъ ли Богъ бываемаго? не разумѣетъ ли твоихъ помышленій? или споспѣшествуетъ твоимъ беззаконіямъ? Вознепщевалъ еси, глаголетъ Онъ, беззаконіе, яко буду тебѣ подобенъ (Псал. XLIV, 21). Ты смертнаго человѣка дружбы ища благодѣтельствомъ присвояешься ему говоря, и дѣлая все то, что безъ сомнѣнія почитаешь ему пріятнымъ: Богу же намѣреваясь присвоитися, и въ достоинство сыновнее пріятъ быти уповая, противное Ему творишь, и закона преступленіемъ /с. 97/ безчестишь Его. Отъ того ли, что наипаче ко озлобленію служитъ, чаешь присвоенія? Блюдись, дабы въ надеждѣ избавленія множество золъ себѣ собравши, грѣха не присовокупить паче, нежели получить прощеніе. Богъ поругаемъ не бываетъ (Галат. VI, 7). Не корчемствуй благодатію: не глаголи добръ законъ; но грѣхъ сладчае. Сладость есть удица діаволя въ погибель влекущая. Сладость есть мать грѣха; грѣхъ же есть жало смерти (1 Кор. XV, 56). Сладость есть питательница вѣчнаго червія, которая привременно увеселяетъ наслаждающагося ею: послѣ же горчае желчи творитъ изблеваніе. Что твориши человѣче? когда силенъ ты въ дѣлахъ, юность твою во грѣхахъ иждиваешь. Изнемогшія уже орудія приносишь Богу: когда ни на что оныхъ не можно употребить.

Но нужда имъ такъ пребывать по причинѣ ослабѣвшей отъ временнаго увяденія силы: въ старости цѣломудріе, не есть цѣломудріе, но похоти безсиліе. Мертвый не вѣнчается: никто праведенъ не бываетъ по причинѣ безсилія къ творенію зла. Донелѣже есть въ тебѣ сила, разумомъ побѣждай грѣхъ. Сіе бо есть добродѣтель, чтобъ уклоняться отъ зла и творить благо: престаніе же отъ зла ни похвалъ само по себѣ, ни мукъ достойно. Ежели возраста ради престанешь отъ грѣха, то благодареніе немощи: похваляемъ бо тѣхъ, кои по произволенію суть благи, а не тѣхъ, кои нуждою удерживаются отъ зла. Ктожъ тебѣ и предѣлъ жизни утвердилъ? кто тебѣ надежду старости опредѣлилъ? кто такъ достовѣренъ у тебя о будущемъ порука? не видишь ли младенцевъ восхищаемыхъ, /с. 98/ и въ возрастѣ умирающихъ? не имѣетъ никакого опредѣленнаго времени жизнь. Что ожидаешь? да будетъ виною покаянія твоего огневица? когда ни говорить Спасительныя слова исповѣданія, а можетъ быть, ниже ясно слышать возможешь, въ самой главѣ вселившуся недугу, ни руки воздѣть на небо, ни на ноги возстать, ни колѣна преклонить, ни поучиться съ пользою, ни исповѣдаться рачительно, ни увѣровать въ Бога, ни отрещися врага, а можетъ быть, что ниже разумнѣ тайноводству послѣдовать: поелику сумнительно предстоящимъ, чувствовалъ ли ты благодать, или не чувственно въ дѣемыхъ пребылъ? но хотя и съ вѣденіемъ пріемлешь благодать: однако талантъ имѣешь, а воздѣланія не приносишь.

Хитръ есть лукавый въ злодѣяніи, братіе, разумѣетъ, что по настоящему времени живемъ мы человѣцы, и всякое дѣяніе по настоящему бываетъ производимо (Іерем. II, 22). Днешнее убо крадый отъ насъ козньми своими, заутрія надежду оставляетъ, не воспящаетъ намъ днесь творить грѣхъ, а правду до заутра отложить совѣтуетъ. Почему когда заутріе пріидетъ: паки приходитъ злый дѣлитель нашъ прося нынѣшнее себѣ, а заутра быти имущее Господеви: и такъ всегда настоящее сладострастіемъ отъемля, будущее же на упованіе предлагая, тайно насъ изъ жизни похищаетъ. Подобное видѣлъ я нѣкогда коварство одной хитрой птицы. Она поелику удобно могли пойманы быть птенцы ея по причинѣ своей младости, саму себя предлагала, какъ готовую ловитву, садясь почти у рукъ ловцевъ, не показывая отчаянія ловитвы, а надеждою /с. 99/ многоразлично ихъ задерживая при своемъ упражненіи, птенцамъ своимъ удобный бѣгъ даровала, и сама наконецъ улетѣла. Берегись, чтобъ и тебѣ подобнаго не пострадать на неизвѣстное уповая, извѣстное же отметая. Стрегися, да не и ты годъ отъ года, мѣсяцъ отъ мѣсяца, и день отъ дня отлагая покаяніе, достигнешь иногда дня, котораго не чаешь: когда не возможно будетъ тебѣ долѣе прожить, тѣснота будетъ отвсюду и печаль неутѣшна, отчаявающимся врачамъ, отчаявающимся и сродникамъ; когда частымъ и сухимъ дыханіемъ стѣсненъ будучи, сильной огневицѣ возжигающей и распаляющей внутренняя твоя, возстенешь отъ среды сердца, но скорбящу тебѣ не найдешь утѣшающаго: и провѣщаешь чтолибо слабымъ и некрѣпкимъ гласомъ, но послушающаго уже не будетъ. Всѣ твои слова, какъ изумленіе будутъ пренебрежены. Кто тогда воспомянетъ тебѣ о покаяніи угнетенному уже болѣзнію? сродники печалятся, чуждые недугъ презираютъ, другъ нерадитъ о завѣщаніяхъ, какъ смущеніе наводящихъ, а можетъ быть и врачь льститъ: и ты не отчаеваешься по естественному животолюбію. Смерть предстоитъ; исхитить хотящіе спѣшатъ. Кто избавитъ? Богъ ли тобою оставленный? но Онъ услышитъ тебя тогда, естьли ты нынѣ Его послушаешь. Дастъ время, когда ты данное доброе употребилъ, никто да не льститъ тебѣ суетными словами. (Ефес. V, 6.) Нападетъ бо на тя внезапу всегубительство (1 Солун. V, 3) и превращеніе подобно бури настанетъ. Пріидетъ Ангелъ печальный отводящій насильно и влекущій твою душу связанную грѣхами, часто /с. 100/ обращающуюся къ здѣшнимъ и рыдающую безъ гласа, орудію плачевному уже зотворенну сущу. О, сколько ты будешь самъ себя терзать! колико возстенешь безъ пользы каяся о совѣтахъ твоихъ, когда узришь радость праведныхъ, о свѣтломъ раздаяніи даровъ веселящихся, и сѣтованіе грѣшныхъ въ глубочайшей тьмѣ поверженныхъ! Что скажешь тогда въ болѣзни сердца твоего? Горѣ мнѣ не повергшему тяжкое сіе бремя грѣховное, когда удобно было поверженіе, но множество сихъ злыхъ носившему. Горе мнѣ сквернъ не омывшему, но преиспещренному грѣхами! нынѣ, былъ бы со Апостолами, нынѣ наслаждался бы небесныхъ благъ. О, злые совѣты! привременнаго ради наслажденія грѣховнаго безсмертно мучуся, сладострастія ради плотскаго огню предаюся. Праведенъ судъ Божій: званъ былъ я, а не послушалъ; поучаемь былъ, и не внималъ; засвидѣтельствовали мнѣ, и я посмѣялся; сіе и подобное скажешь плачася о себѣ когда восхищенъ будешь прежде покаянія. О, человѣче! или геенны убойся, или царствіе стяжи. Плакать принужденъ бываю, когда воспомяну, что ты дѣла студныя предпочитаешь славѣ Божіей, и сладости ради безстудныя неудоботторгаемь будучи отъ грѣха, изъ обѣщанныхъ благъ себе изключаешь, дабы не видѣть благихъ небеснаго Іерусалима.

Хощетъ тебя помиловать, и щедротъ Своихъ причастнымъ сотворить Судія по слову рекшаго: Любитъ милостыню и судъ Господь (Псал. XXXII, 5), когда только обрѣтаетъ тебя по сотвореніи тобою грѣха смиренна, сокрушенна, о злыхъ дѣлахъ горько плачущася, тайно содѣянная всѣмъ безъ /с. 101/ устыдѣнія изъявляюща, и просяща братію, да вспомоществуютъ къ твоему уврачеванію; словомъ, когда узритъ тебя достойна помилованія, обильно изліетъ на тебя милость Свою. Когда же узритъ въ тебѣ сердце непокаянно, мысль горду, о будущемъ вѣцѣ невѣрствіе, и безстрашіе суда, тогда любитъ на тебѣ судъ. Такимъ образомъ тщательный и благоснисходительный врачь сперва возліяніями и умягчительнѣйшими лѣкарствами старается смягчить надмѣнность тѣла; а когда видитъ, что она отъ сихъ ни мало не умягчается, тогда уже оставивъ елей и нѣжнѣйшія лѣкарства употребляетъ металлъ къ вспомоществованію. (Богъ) возстановленнымъ многократно отъ многихъ паденій при руководствѣ человѣколюбія Его, потомъ паки въ слабости впадшимъ угрожаетъ не отпустити грѣха: глаголетъ бо: Къ тому не стерплю грѣховъ вашихъ (Исаіи I, 14), изъявляя, что уже многократно въ подобныхъ грѣхахъ прощалъ насъ. Поелику не возможно есть, чтобы ктолибо безъ Божіяго соизволенія добродѣтельное житіе воспріялъ. Онъ хощетъ, чтобы человѣкъ прежде въ нѣкіихъ грѣхахъ жившій, потомъ къ здравому житію обратитися обѣщавающійся, конецъ сотворилъ прешедшимъ, и паки по грѣхахъ воспріявши начало (добрыхъ дѣлъ), акибы оживотворился. Напротивъ же, кто часто въ сихъ обѣщавается, и часто отпадаетъ, таковаго яко всеконечно отчаянна изъ человѣколюбія изключаетъ. Не бо глаголющій, согрѣшихъ, и послѣ во грѣхѣ пребывающій исповѣдается, но познающій съ Давидомъ беззаконіе свое, и ненавидящій оное. Что пользы принесетъ болящему врача /с. 102/ тщаніе, когда болящій пагубы себѣ желаетъ? такъ и усугубляющему грѣхи свои ни мало не приноситъ пользы отпущеніе оныхъ, и въ студныхъ дѣяніихъ непрестанно обращающемуся сихъ оставленіе.

Престани убо (о человѣкъ!) разсуждать о дѣлахъ чуждыхъ, не давай времени мыслямъ, чуждую болѣзнь испытывать: но на разсмотрѣніе себя обрати душевныя очи твои. Ибо многіе, по слову Господню, видятъ сучецъ, иже во очеси брата, бервна же еже есть во очеси своемъ (Матѳ. VII, 3), не чувствуютъ. Не на внѣшняя взирай, чтобы не имѣть случая къ осужденію ближняго какъ Фарисею, который праведнымъ себя поставилъ, Мытаря же нивочто вмѣнилъ. Паче же самаго себя не преставай разсматривать, да не како согрѣшиши мыслію, да не како языкъ изречетъ, предупреждая помышленіе, да не како въ дѣлахъ рукъ твоихъ сотворится что безразсудно. Какъ не возможно возвратить здравія не уврачевавъ недуга, или согрѣтися не истребивъ совершенно хлада, потому что то и другое вмѣстѣ быть не можетъ: такъ и избравшему житіе благое, отъ всякаго приобщенія къ злу надлежитъ уклоняться. Не по количеству бо времени, но по расположенію души покаяніе судится. А удалившіеся отъ суетной жизни и наставляющіе себе въ Боголѣпнѣйшемъ житіи, не у себе токмо, ниже каждый уединенно да наставляется: надлежитъ бо имѣти свидѣтелей въ таковомъ житіи, дабы злаго подозрѣнія избѣжать. Ежели кто еще прежде прельстился, или прахъ богатства отъ неправды себѣ собралъ, и умъ къ попеченію объ ономъ совсѣмъ прилѣпилъ, или неудобоомываемую /с. 103/ любострастія скверну естеству нанесъ, или другими прегрѣшеньми себе напоилъ: сей доколѣ еще время есть, прежде нежели пріидетъ въ совершенную погибель, да отложитъ излишняя бремена: и прежде нежели погрузится корабль, да изринетъ тяжести, кои неправедно собралъ. Ибо и самыя деньги, благимъ образомъ изметаемыя, не погибаютъ въ разсужденіи изметнувшихъ и повергшихъ оныя: но аки въ нѣкія другія твердѣйшій ладіи, во утробы нищихъ, преложенныя бываютъ сохранны и достигаютъ пристанища: соблюдаются изметавшимъ, и имъ удобреніемъ, а не бѣдствіемъ служатъ.

Затвердѣлыя отъ временной долготы страсти, во-первыхъ требуютъ немалаго времени ко исправленію, потомъ твердаго постоянства; естьли кто совершенно хощетъ искоренить то, что отъ долговременности въ душѣ вкоренилося: таково и столь тщательно было Ниневитянъ покаяніе, и столь благоразумна и сильна была ихъ печаль, что ниже безсловеснымъ безъ наказанія быть попустили: но и ихъ кричать по неволѣ заставили. Ибо отъ кравы теля разлучили, отгнали отъ сосцовъ матернихъ ягня: не былъ на лонѣ кормилицы грудной младенецъ: гласы всѣ жалостныя издавали, и другъ предъ другомъ плакали. Младенцы алчущіе млека просили; матери естественною болѣзнію терзаемы такимиже плачевными гласами соотвѣтствовали. Отроки алчущіе отъ прежестокаго вопля почти разрывались, и чуть не умирали. Утробы же матернія природною по дѣтяхъ скорбію были пронзаемы. Престарѣлой у нихъ плакалъ, рвалъ и терзалъ свою сѣдину. Жесточае рыдалъ юноша, бѣдный /с. 104/ воздыхалъ, богатый позабывалъ роскоши, печали какъ цѣломудрію научился. Самъ ихъ царь великолѣпіе и знатность свою на простоту премѣнилъ, отложивъ вѣнецъ свой, посыпалъ главу пепеломъ: порфиру совлекши, облекся во вретище; съ высокаго и великолѣпнаго престола сшедши, сѣлъ на землю: собственныя и царскія оставивъ увеселенія, съ народомъ плакалъ; единымъ отъ народа сдѣлался, когда общаго всѣхъ Господа прогнѣванна увидѣлъ. Таково было слугъ благоразумныхъ смиреніе: таково согрѣшившихъ покаяніе, что всякъ возрастъ и разумный и неразумѣющій, тотъ добровольно, а сей по принужденію, объятъ былъ печалію. Сего ради Богъ узрѣвъ, что они столько смирилися, что сами себе на казни всѣхъ родовъ осудили, умилосердился надъ ихъ печалію, отъ казни учинилъ ихъ свободныхъ, и радость даровалъ благоразумно плакавшимъ: Божіе бо человѣколюбіе имѣетъ свойство, чтобъ не молчаніемъ наводити казнь, но чтобы предвозвѣщать оныя прещеніемъ призывая грѣшниковъ къ покаянію: тако бо и симъ сотвори чрезъ Іону. Ниже премолчавъ Ізраилю навелъ погибель, на раба Своего къ проліянію за людей молитвы возбуждая предвозвѣстилъ оную тако глаголя: Остави Мя, и потреблю ихъ (Исход. XXXII, 10), (то есть народъ сей). Паки подобное нѣчто въ Евангельской притчѣ о смоковницѣ мы слышали, когда Владыка оныя къ дѣлателю говорилъ: Се третіе лѣто отнелиже прихожду, ища плода на смоковницѣ сей, и не обрѣтаю: посѣцы ю убо, вскую и землю упражняетъ (Луки. XIII, 1). На сіе взирая до котораго времени /с. 105/ отлагать станемъ покаяніе? не истрезвимся ли? не воззовемъ ли сами себе отъ обыкновеннаго житія въ совершенство Евангельское? не поставимъ ли предъ очесы нашими страшный оный и свѣтлый день Господень, въ который приближившихся къ десницѣ Господней добрыми своими дѣлами, царствіе небесное пріиметъ: къ шуйцѣ же, не имѣнія ради благихъ дѣлъ отриновенныхъ геенна огненная, и тьма вѣчная покрыетъ? И ту будетъ плачь, и скрежетъ зубомъ (Матѳ. XXV, 30): но мы тяжко и многажды согрѣшаемъ; мало же и съ крайнею лѣностію покаяніе воспріемлемъ. Царствія небеснаго желати глаголемъ: а о томъ, чѣмъ получити оное возможно, не печемся. И ни единаго труда о заповѣди Господней не пріемля, по суетѣ ума нашего мнимъ равныя чести сподобитися съ тѣми, которые даже до смерти противилися грѣху. Попечемся убо нынѣ, попечемся о душахъ нашихъ, братіе! поскорбимъ о суетѣ прешедшія жизни, подвижемся о будущихъ. Да не пребудемъ болѣе въ лѣности и разслабленіи семъ, о настоящемъ никогда же радя, и начало благихъ дѣлъ на заутренній и по немъ грядущій день отлагая: по сихъ же отъ взыскующаго душъ нашихъ обрѣтени будучи, не уготованные добрыми дѣлы отъ чертога радости изгнани будемъ: поздо же и безполезно восплачемся, о злѣ прешедшемъ времени житейскомъ тогда рыдающе, когда кающимся никакой пользы не будетъ. Сей вѣкъ покаянія есть, оный же воздаянія; сей дѣланія, оный мзды; сей терпѣнія, оный утѣшенія. Нынѣ Богъ есть помощникъ обращающимся отъ злаго пути: тогда будетъ страшный /с. 106/ и неумытный человѣческихъ дѣлъ же и глаголовъ, и самыхъ помышленій истязатель. Нынѣ долготерпѣніемъ наслаждаемся, тогда познаемъ правосудіе, то есть, когда воскреснемъ, тогда иные въ муку вѣчную (пойдутъ); другіе же въ животъ вѣчный, и кійждо по дѣломъ своимъ пріиметъ. И вамъ убо, кои нынѣ о безстудіи поскорбѣли, сіе завѣщаваемъ: когда увидите ихъ о непристойныхъ дѣлахъ своихъ кающихся, сожалѣйте о нихъ, аки о членахъ своихъ недуговавшихъ: когда же узрите ихъ продерзливыхъ и небрежливыхъ вашей о нихъ печали, тогда, изыдите отъ среды ихъ и отлучитеся, и нечистотѣ не прикасайтеся (2 Кор. VI, 17): да тако они усрамившеся въ познаніе своея злобы пріидутъ: вы же ревности Финесовы мзду воспріимете отъ Спаса нашего Іисуса Христа, Емуже слава и держава, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ, аминь.

Примѣчаніе:
[1] Василій Великій писалъ сіе въ четыредесять пятомъ своемъ посланіи ко иноку нѣкоему падшему.

Источникъ: Нравственныя слова Святаго отца нашего Василія, Архіепископа Кесаріи Каппадокійскія, избранныя Сѵмеономъ Метафрастомъ, съ Греческаго на Россійскій языкъ переведенныя. — Изданіе первое. — М.: Въ Сѵнодальной Типографіи, 1854. — С. 89-106.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.