Церковный календарь
Новости


2017-06-27 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 1-я. Глава 12-я (1943)
2017-06-27 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 1-я. Глава 11-я (1943)
2017-06-27 / russportal
"Книга Русской Скорби". Выпускъ 1-й: Вел. Кн. Сергій Александровичъ (1908)
2017-06-27 / russportal
"Книга Русской Скорби". Выпускъ 1-й: Государь Имп. Александръ II (1908)
2017-06-27 / russportal
Высочайшій Манифестъ о введеніи всеобщей воинской повинности (1874)
2017-06-27 / russportal
Высочайшій Манифестъ о прекращеніи Восточной (Крымской) войны (1856)
2017-06-27 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. На слова: "вонми себѣ", 12 главъ (1895)
2017-06-27 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О добродѣтели, 10 главъ (1895)
2017-06-26 / russportal
Осн. Положенія о порядкѣ изд. законовъ, относ. до Имперіи со вкл. Вел. Кн. Финляндскаго (1899)
2017-06-26 / russportal
Манифестъ о порядкѣ изд. законовъ, относ. до Имперіи со вкл. Вел. Кн. Финляндскаго (1899)
2017-06-26 / russportal
Н. Д. Тальбергъ. "Исторія Русской Церкви". Сост. религ. образованія народа (1959)
2017-06-26 / russportal
Н. Д. Тальбергъ. "Исторія Русской Церкви". Императ. Палестинское общество (1959)
2017-06-25 / russportal
И. А. Ильинъ. Понять — непростить (1925)
2017-06-25 / russportal
И. А. Ильинъ. Личный опытъ (1925)
2017-06-24 / russportal
Архіеп. Иннокентій (Борисовъ). Слово на день преп. Онуфрія Великаго (1908)
2017-06-24 / russportal
Архіеп. Серафимъ (Соболевъ). Прот. С. Н. Булгаковъ какъ толкователь Свящ. Писанія (1936)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Кириллъ Іерусалимскій (†386 г.)

Свт. Кириллъ, архіеп. Іерусалимскій, святой отецъ и учитель Церкви IV вѣка, извѣстный своими огласительными поученіями ко крещаемымъ. Родился въ Палестинѣ отъ благочестивыхъ родителей, въ 315 г. Какъ человѣкъ хорошо образованный и благочестивый, сіявшій «свѣтлостми духовныя премудрости», онъ рано былъ принятъ въ клиръ Іерусалимской Церкви и въ 346 г. былъ возведенъ въ санъ пресвитера, получивъ должность катехета и проповѣдника. Въ 350 г. или 351 г. послѣ смерти архіеп. Максима онъ сталъ его преемникомъ на Іерусалимской каѳедрѣ. Живя во время наибольшихъ смутъ въ Церкви отъ аріанъ, онъ, по ихъ проискамъ, не разъ лишался своей каѳедры, но каждый разъ былъ возвращаемъ снова благочестивыми Императорами. Св. Церковь прославляетъ его, какъ «учителей наставника, іереевъ благолѣпіе, божественнаго поборника Христовы Церкви», «вѣрныхъ заступника». Св. Кириллъ участвовалъ на II Вселенскомъ Соборѣ, и скончался въ 386 г., оставивъ послѣ себя 1) 18 огласительныхъ словъ къ просвѣщаемымъ вмѣстѣ съ словомъ предогласительнымъ и 5 словъ тайноводственныхъ къ новопросвѣщеннымъ. 2) Бесѣда о разслабленномъ при купели. 3) Письмо къ императору Констанцію и 4) нѣкоторые фрагменты. Въ основу огласительныхъ словъ положенъ древній Сѵмволъ вѣры Іерусалимской церкви. Въ 5 тайноводственныхъ словахъ св. Кириллъ изъясняетъ затронутые въ предыдущихъ словахъ предметы преданія. Здѣсь онъ изъясняетъ обряды крещенія, мѵропомазанія и евхаристіи, составляющіе въ своей совокупности образы совершенія этихъ таинствъ. Память свт. Кирилла, архіеп. Іерусалимскаго — 18 (31) марта.

Творенія свт. Кирилла Іерусалимскаго

Святый Кириллъ, Архіепископъ Іерусалимскій, его жизнь и дѣятельность.

I.

Со времени кончины Константина Великаго и вступленія на престолъ Констанція въ исторіи церкви начинается поворотный пунктъ, новая эпоха въ ея существованіи. Если первые три вѣка апостольская церковь вела борьбу противъ гонителей христіанства — ея внѣшнихъ враговъ, борьбу, которая завершилась полнымъ торжествомъ церкви и признаніемъ не только законности ея существованія, но и ея главенства, то въ IV вѣкѣ ей готовилось еще болѣе тяжкое испытаніе, вышедшее изъ ея же нѣдръ — это борьба съ ересями.

Среди различныхъ ересей, появившихся въ ней, самой опасной оказалось аріанство, какъ по распространенію его среди народныхъ массъ, такъ и по тому сочувствію и могучей поддержкѣ, которые оказывали ему многіе императоры, занимавшіе престолъ послѣ Константина. Св. мученики приняли вызовъ язычества, и смерть ихъ была побѣдой, ихъ кровь — сѣмя новыхъ христіанъ, то сѣмя, изъ котораго должно было вырости могучее древо церкви.

Когда же въ самой церкви возникли ереси, стремившіяся погубить ее, то Господь ей далъ силы побороть эти ереси и выйти изъ нихъ еще болѣе могучей и окрѣпшей. По Божію изволенію въ мѣстахъ, особенно пораженныхъ ересью, являются великіе свѣтильники церкви, вооруженные силой вѣры и знанія, и въ жизни, и въ твореніяхъ истинные учители и пастыри Церкви. Поэтому IV вѣкъ — по истинѣ вѣкъ отцовъ церкви. Каждый изъ нихъ силой истины, своего дарованія, даннаго ему Богомъ, и примѣромъ своей жизни ограждалъ свою паству отъ нападеній аріанъ и былъ одинъ въ состояніи сохранить данную ему церковь. Православная Галлія обязана была своимъ существованіемъ Св. Иларію, Египетъ — св. Аѳанасію, Малая Азія дала трехъ великихъ каппадокійцевъ — Василія Великаго, Григорія Богослова и Григорія /с. 4/ Нисскаго, наконецъ, мать всѣхъ церквей — церковь Іерусалимская имѣла свимъ учителемъ и руководителемъ св. Кирилла, великаго свѣтильника Церкви, мужа высокихъ дарованій и нравственныхъ качествъ, въ признаніи котораго сходятся всѣ церкви Востока и Запада.

Біографическія свѣдѣнія о св. Кириллѣ Іерусалимскомъ очень скудны и хронологическія даты о нѣкоторыхъ выдающихся событіяхъ въ его жизни могутъ быть установлены лишь приблизительно, въ извѣстныхъ предѣлахъ. Родился онъ между 313-315 г.г. въ Іерусалимѣ или его окрестностяхъ. Имя родителей его неизвѣстно, но въ твореніяхъ св. Кирилла имѣется рядъ косвенныхъ указаній на то, что воспитаніе и образованіе будущаго руководителя Церкви Іерусалимской происходило въ благопріятныхъ условіяхъ для развитія въ немъ высокой христіанской настроенности и преданности ученію православной церкви, преданности, которая выразилась впослѣдствіи и въ проникновенномъ толкованіи имъ ученія православной церкви, и въ самоотверженной защитѣ ея отъ нападеній аріанъ и другихъ еретиковъ. Еще юношей онъ посѣтилъ всѣ святыя мѣста Палестины и описалъ состояніе, въ которомъ они находились до ихъ реставраціи заботами императора Константина. А его образованіе было настолько серьезно и всесторонне, что онъ разбирался въ тонкостяхъ спора между представителями двухъ направленій церковной мысли — православной и аріанствующей и опредѣленно и сознательно сталъ сторонникомъ перваго направленія. Изъ его твореній и изъ другихъ источниковъ (греческая синаксарь) извѣстно, что онъ въ юности былъ въ монашескомъ званіи, но, повидимому, подъ этимъ названіемъ опредѣляется не столько монашеское состояніе, какъ оно обычно понимается, сколько аскетическая жизнь въ міру, направленная къ самоусовершенствованію и подвигу. По свидѣтельству св. Іеронима, св. Кириллъ въ возрастѣ около 20 лѣтъ былъ уже опредѣленъ св. Макаріемъ Іерусалимскимъ во діаконы, хотя ясныхъ и опредѣленныхъ указаній на это событіе въ другихъ источникахъ не имѣется. Но его посвященіе въ священническій санъ Іерусалимскимъ архіепископомъ Максимомъ является точнымъ историческимъ фактомъ, хотя и безъ хронологической даты. Если предположить, что св. Кириллъ въ это время достигъ нормальнаго возраста, когда принимали пресвитерскій санъ и другіе отцы православной церкви, а именно — 30 лѣтъ, то событіе посвященія его въ этотъ санъ могло имѣть мѣсто около 343-345 г. Спустя нѣсколько лѣтъ, а именно въ 348 г., св. Кириллъ про/с. 5/износитъ свои знаменитыя огласительныя слова, давшія ему извѣстность проповѣдника и обезсмертившія его имя. Эти проповѣди онъ произнесъ уже наканунѣ своего епископства, а можетъ быть, даже и въ началѣ его. Будучи епископомъ, св. Кириллъ пишетъ свое знаменитое письмо къ императору Констанцію о появленіи въ Іерусалимѣ 7 мая этого года въ день Пятидесятницы свѣтозарнаго креста. Въ третьемъ часу надъ Голгоѳой возсіялъ какъ солнце честный крестъ, простираясь далеко въ длину, вплоть до Елеонской горы, производя на жителей Іерусалима сильное впечатлѣніе и являя собою знакъ особой милости Божіей къ церкви православной. Жители Іерусалима, пораженные видѣніемъ, спѣшили въ храмъ воздать славу Христу, а многіе изъ іудеевъ и язычниковъ увѣровали во Христа и крестились. Это явленіе Креста послужило для св. Кирилла поводомъ для посланія письма къ императору Констанцію. Условія, при которыхъ св. Кириллъ отправлялъ свое посланіе къ императору, были и исключительны и серьезны. Не къ другу и покровителю православной церкви писалъ онъ это посланіе, а къ ея врагу. Аріанство при императорѣ Констанціи свило себѣ прочное гнѣздо при дворѣ и въ лицѣ Констанція имѣло горячаго сторонника, старавшагося поставить его въ положеніе Церкви господствующей.

Православная же церковь находилась при немъ въ положеніи если и не открыто гонимой, то только терпимой. Положеніе осложнялось еще тѣмъ, что византійскіе императоры смотрѣли на себя какъ на верховныхъ руководителей церкви, способныхъ разбираться въ тонкостяхъ богословскихъ вопросовъ и разрѣшать волнующіе церковь вопросы по своему усмотрѣнію. Чтобы отправить посланіе, въ которомъ устанавливалась съ непоколебимой убѣдительностью святость православнаго вѣроученія и которое косвенно уличало императора въ его заблужденіи, требовались большая стойкость духа и рѣшимость жертвовать всѣмъ для пользы Церкви. Въ этомъ отношеніи св. Кириллъ подобенъ всѣмъ великимъ отцамъ и учителямъ церкви. Такъ поступали и Василій Великій, и Аѳанасій Великій, не страшась защищать Церковь предъ властителями и перенося, какъ Аѳанасій Великій, всевозможныя за эту защиту лишенія и невзгоды. Но св. Кириллъ, какъ и всѣ его великіе сподвижники, задачу своего епископства видѣлъ не только въ управленіи мѣстной церковью, но и въ заботѣ о положеніи православной вселенской церкви. Дата этого посланія съ несомнѣнностью установлена, а именно 351 г. и, исходя изъ нея, историки пытаются установить годъ вступленія св. Кирилла на епи/с. 6/скопскую каѳедру. Въ 351 г., слѣдовательно, св. Кириллъ былъ уже епископомъ Іерусалимскимъ. Но когда онъ вступилъ на эту каѳедру? Нѣкоторые историки полагаютъ, что въ началѣ 351 г. или не раньше 350 г., такъ какъ въ 349 г. чрезъ Іерусалимъ возвращался св. Аѳанасій съ Сардикійскаго собора, имѣвшаго мѣсто въ 347 г. и былъ встрѣченъ архіепископомъ Максимомъ. Однако, противъ этой даты могутъ быть выставлены нѣкоторыя возраженія, повидимому, серьезныя. Открытіе пасхальныхъ письменъ Аѳанасія Великаго измѣнило эти вычисленія. По нимъ, Сардикійскій соборъ имѣлъ мѣсто не въ 347 г., а въ 343, и св. Аѳанасій вступилъ въ Александрію, проѣхавъ Палестину, 21 октября 346 г. Затѣмъ, на основаніи текста хроники св. Іеронима (Eusebii chronicorum libri duo по изданію Schöne 1875 г., т. 2, стр. 194) годъ кончины арх. Максима приходится на 347 г. Основываясь на этихъ данныхъ, позднѣйшіе историки вступленіе св. Кирилла на Іерусалимскую каѳедру относятъ къ 348 г., а потому годъ рожденія его, обычно относимый къ 315 г., долженъ быть уменьшенъ на 2. Хотя письмо къ императору Констанцію и написано въ 351 г., но нѣтъ никакихъ основаній утверждать, что оно написано въ началѣ епископства св. Кирилла. Правда, св. Кириллъ называетъ это письмо первымъ плодомъ своимъ, но это выраженіе скорѣе характеризуетъ не начало его творческой дѣятельности въ санѣ епископа, а то, что онъ впервые находитъ подходящій моментъ для обращенія къ императору о дѣлахъ церкви. Не менѣе важно, чѣмъ годъ вступленія св. Кирилла на епископскую каѳедру, установить тѣ обстоятельства, при которыхъ совершилось его посвященіе, тѣмъ болѣе, что враждебное св. Кириллу аріанство старалось забрызгать грязью свѣтлую личность высокаго святителя церкви и славное служеніе великаго святителя православной церкви и представить его возвышеніе въ превратномъ видѣ. По этой версіи, исходившей, безъ сомнѣнія, изъ круговъ аріанскихъ и нашедшей себѣ вѣру у нѣкоторыхъ церковныхъ историковъ, аріане во главѣ съ Акакіемъ, митрополитомъ Кесаріи Палестинской, однимъ изъ убѣжденнѣйшихъ сторонниковъ аріанъ, предложили Іерусалимскую каѳедру св. Кириллу при условіи, если онъ признаетъ недѣйствительнымъ свое посвященіе изъ рукъ св. Максима въ священный санъ и приметъ это посвященіе отъ аріанъ. По этой версіи, св. Кириллъ будто бы былъ нѣкоторое время аріанскимъ діакономъ и пресвитеромъ, а затѣмъ уже достигъ епископской каѳедры, которая по смерти Максима была занята назначеннымъ имъ себѣ преемникомъ Геракліемъ. Но вся послѣдующая дѣя/с. 7/тельность св. Кирилла на Іерусалимской каѳедрѣ, начиная съ героическаго письма къ императору Констанцію, въ которомъ онъ этому убѣжденному аріанину говоритъ о Божьемъ благоволеніи къ церкви православной, и кончая всѣми лишеніями и невзгодами, которыя онъ претерпѣвалъ благодаря проискамъ аріанъ, а въ частности и въ особенности митрополита Акакія; говорить лишь о томъ, какого опаснаго и серьезнаго противника имѣло аріанство въ лицѣ этого святителя православной церкви и какъ важно было для аріанскихъ епископовъ лишить православную церковь этого дѣятеля. И отцы Константинопольскаго Собора значительно позже, а именно въ 382 г., утвердивъ догматическое ученіе православной церкви о Св. Троицѣ, въ своемъ посланіи къ папѣ Дамасу сообщили ему, между прочимъ, что св. Кириллъ канонически былъ поставленъ епископами Палестины въ епископа и потому не нуждается во вторичномъ утвержденіи: старанія аріанъ обезвредить для себя Кирилла Іерусалимскаго создали его имени среди нѣкоторыхъ епископовъ извѣстность сторонника аріанъ и потребовалось авторитетное разсмотрѣніе клеветы на него и опроверженіе ея со стороны вселенскаго собора. Что касается вопроса о томъ, занялъ ли каѳедру послѣ смерти арх. Максима Гераклій или же на нее вступилъ св. Кириллъ, то весьма возможно, что первоначально она была занята Геракліемъ, котораго арх. Максимъ, умирая, намѣтилъ себѣ въ преемники. Но этотъ его выборъ могъ быть не одобренъ другими епископами, которые предпочли Гераклію св. Кирилла, имѣвшаго уже тогда крупную извѣстность краснорѣчиваго проповѣдника и защитника православной церкви отъ аріанъ. Такъ, повидимому, и было.

II.

Первые годы епископской дѣятельности св. Кирилла были очень успѣшны. Появленіе лучезарнаго креста на небѣ свидѣтельствовало объ особой милости Божіей къ православной іерусалимской церкви и значительно увеличило чрезъ обращеніе ко Христу язычниковъ и іудеевъ, паству св. Кирилла. Въ самой Церкви тоже царилъ миръ, и св. Кириллъ съ энергіей и любовью посвятилъ всего себя епископскому служенію, которое выражалось въ управленіи ея дѣлами, въ просвѣщеніи народа и въ устроеніи ея благолѣпія, т. е. открытіи новыхъ церквей, основаніи монастырей. Повидимому, труды св. Кирилла были очень успѣшны, потому что требовательный въ дѣлахъ церковныхъ и очень впечатлитель/с. 8/ный ко всѣмъ настроеніямъ въ религіозной области, св. Василій Великій, посѣтивъ около 357 г. Іерусалимскую церковь, нашелъ въ ней все въ прекрасномъ положеніи и впослѣдствіи съ удовольствіемъ и съ чувствомъ духовнаго удовлетворенія вспоминалъ въ письмѣ къ одному изъ участниковъ этого путешествія — монаху о сонмѣ Іерусалимскихъ іерарховъ, которые съ любовью и согласіемъ встрѣтили ихъ у себя.

Но спокойствіе это было непрочно, уже начиналась борьба между св. Кирилломъ и Акакіемъ, митрополитомъ Кесаріи Палестинской. Внѣшне борьба эта проявилась въ стремленіи Акакія умалить достоинство архіепископа Іерусалимскаго, подчинить его себѣ и въ противодѣйствіи св. Кирилла нападкамъ Акакія. Канонически былъ правъ св. Кириллъ, отстаивая свою самостоятельность, такъ какъ 7 правиломъ Никейскаго собора за Іерусалимскимъ архіепископомъ установлено не только право на самостоятельность, но и на старшинство, которое выражалось не въ подчиненіи ему другихъ епископовъ, а только въ преимуществахъ внѣшняго почтенія и въ особомъ почетномъ отличіи Іерусалимской каѳедры отъ другихъ. Такова была внѣшняя причина, вѣрнѣе — поводъ столкновенія между двумя архіепископами, столкновенія, такъ печально завершившагося для великаго дѣятеля Православной Церкви IV вѣка, и въ опредѣленіи ея сходятся всѣ древніе историки Церкви. Дѣло шло, говоритъ Созоменъ, о правахъ архіепископа — περὶ μητροπολιτικῶν δικαίων (1, IV, гл. 25), — о первенствѣ περὶ προτείων подтвердилъ Ѳеодоритъ (I, II, гл. 26). Но причина борьбы была глубже.

Въ лицѣ св. Кирилла и Акакія православная церковь и аріанство имѣли двухъ убѣжденнѣйшихъ и стойкихъ защитниковъ своихъ ученій. Св. Кириллъ, съ юныхъ лѣтъ воспитанный въ преданности православной церкви, получившій широкое богословское и философское образованіе, блестящій проповѣдникъ и проникновенный истолкователь таинствъ св. церкви, былъ опаснымъ врагомъ аріанства. Его нельзя было прельстить преимуществами положенія господствующаго и покровительствуемаго императорами-аріанами лжеученія, такъ какъ онъ былъ неподкупенъ, нельзя было и запугать, такъ какъ онъ твердъ и стоекъ. Его нельзя было смутить тонкостью богословскихъ понятій, какъ то случалось съ нѣкоторыми епископами, которые по неопытности полагали, что нѣтъ большой разницы въ словахъ «омоузіосъ» (единосущный) и «оміузіосъ» (подобосущный), тогда какъ въ этихъ опредѣленіяхъ и заключалось коренное различіе въ ученіяхъ православныхъ и аріанъ о второмъ Лицѣ Св. Троицы — Іисусѣ Христѣ. Къ /с. 9/ 357 г. — началу ихъ обоюднаго расхожденія — Акакій не былъ открытымъ гонителемъ православія, но св. Кириллъ уже въ это время предугадывалъ въ его убѣжденіяхъ то, что онъ впослѣдствіи нашелъ въ немъ — наклонность къ аріанству. Съ своей стороны и Акакій видѣлъ въ Кириллѣ убѣжденнаго защитника ученія о совершенномъ сходствѣ по естеству между Отцомъ и Сыномъ: Сынъ не подобенъ Отцу, какъ твореніе Его, а единосущенъ Ему — вотъ то, что исповѣдовалъ св. Кириллъ и противъ чего яростно возставало аріанство. Ко всѣмъ этимъ обстоятельствамъ нужно прибавить еще тотъ авторитетъ, которымъ пользовался среди своей паствы этотъ краснорѣчивый проповѣдникъ, и обаяніе его свѣтлой, высоко-нравственной личности, чтобы понять, что не только расчеты мелкаго честолюбія и властолюбія могли руководить Акакіемъ въ его борьбѣ со св. Кирилломъ, но и сознаніе опасности и вреда, которое несло аріанству присутствіе послѣдняго на древней Іерусалимской каѳедрѣ. Для Акакія представлялось важнымъ и нужнымъ не подчиненіе ему св. Кирилла, а полное устраненіе его съ каѳедры Іерусалима. Случай къ этому не замедлилъ представиться. Въ Іерусалимѣ случился страшный голодъ. Народонаселеніе, охваченное паникой, обратилось за помощью къ св. Кириллу. Движимый чувствомъ христіанскаго состраданія, онъ не только роздалъ голоднымъ свое имущество и церковныя средства, но принужденъ былъ продать церковные сосуды, драгоцѣнности и нѣкоторыя облаченія, чтобы на вырученныя деньги кормить голодающихъ. Въ годину общаго бѣдствія онъ сталъ выше буквы и показалъ, что церковь — заботливая мать ея дѣтей не только въ ихъ душевныхъ несчастіяхъ, но и въ тѣлесныхъ.

Въ этомъ великомъ, истинно христіанскомъ поступкѣ жертвы на пользу ближнихъ Акакій усмотрѣлъ расхищеніе церковной собственности. Сначала онъ пригласилъ Кирилла къ себѣ для объясненій. Однако, св. Кириллъ въ теченіе двухъ лѣтъ не находилъ нужнымъ явиться къ Акакію, такъ какъ не признавалъ за нимъ правъ быть своимъ судьей. Тогда Акакій собираетъ соборъ изъ единомысленныхъ съ нимъ епископовъ Палестины. Св. Кириллъ, не признавая и за этимъ соборомъ авторитета, а, можетъ быть, и подозрѣвая, съ какой опредѣленной и заранѣе предрѣшенной цѣлью онъ былъ собранъ, предпочелъ, несмотря на приглашенія Акакія, не явиться на него. На этомъ соборѣ св. Кириллъ былъ лишенъ каѳедры, какъ не явившійся въ судъ, говоритъ Сократъ (I, II, гл. 40), за расхищеніе церковной собственности и поруганіе священныхъ предметовъ — утверждаетъ Созо/с. 10/менъ (I, IV, гл. 25). Св. Кириллъ, не признавая авторитета за этимъ соборомъ, имѣвшимъ явно аріанское направленіе, желалъ, чтобы его дѣло было разсмотрѣно болѣе безпристрастнымъ соборомъ, поводъ для созыва котораго нашелъ основательнымъ и самъ императоръ. Но въ виду того, что слухи о продажѣ св. Кирилломъ церковнаго имущества дошли до него въ еще болѣе извращенномъ видѣ, а также вслѣдствіе противодѣйствія враговъ св. Кирилла, вторичный пересмотръ дѣла св. Кирилла не состоялся, и онъ принужденъ былъ подчиниться постановленію созваннаго Акакіемъ собора и не только оставить каѳедру, но и свой родной городъ.

Въ 358 г. начинается новый періодъ въ жизни св. Кирилла. Этотъ годъ явился для него началомъ скорбей и изгнанничества, и подобно св. Аѳанасію онъ съ мужествомъ и твердостью переносилъ всѣ испытанія, которыя преслѣдуютъ его непрерывно одно за другимъ и которыя посылаются Провидѣніемъ какъ бы для того, чтобы съ очевидной ясностью для всѣхъ показать, что для защиты святости Христова ученія нужны страданія и подвигъ. Св. Кириллъ первоначально отправляется въ Антіохію, но здѣсь остается недолго, и переселяется въ Тарсъ. Епископъ этого города Силуанъ встрѣтилъ изгнанника съ уваженіемъ и, несмотря на представленія ему Акакія о томъ, что св. Кириллъ лишенъ сана и не долженъ имѣть поэтому общенія съ епископами, далъ ему возможность совершать епископическое служеніе и говорить проповѣди. Здѣсь въ непосредственномъ общеніи съ паствой и воздѣйствіи на нее св. Кириллъ нашелъ нравственное удовлетвореніе въ самомъ несчастіи, и проповѣди его имѣли большой успѣхъ.

Вообще Силуанъ принялъ большое участіе въ дальнѣйшей судьбѣ св. Кирилла, и чрезъ его посредство св. Кириллъ вступилъ въ общеніе съ сочувствующими ему епископами и предпринялъ мѣры къ вторичному пересмотру своего дѣла. Эти епископы, среди которыхъ онъ искалъ помощи, были полуаріане по своимъ богословскимъ воззрѣніямъ, — Василій Анкирскій и Георгій Лаодикійскій, и это общеніе съ еретиками впослѣдствіи на Константинопольскомъ соборѣ 360 г. было признано какъ основаніе для низложенія св. Кирилла, и онъ былъ обвиненъ въ склонности къ полуаріанству. Однако, подобное заподозрѣваніе св. Кирилла въ неправославіи не имѣло подъ собой твердой почвы, такъ какъ эти епископы въ то время ничѣмъ не заявили о своемъ отпаденіи отъ православія и не были отлучены отъ церкви. Общеніе съ иномыслящими, котораго не чуждался и св. Аѳанасій Великій, не означало, что св. /с. 11/ Кириллъ, опредѣлившій ясно и твердо свое православное направленіе въ произнесенныхъ уже имъ огласительныхъ словахъ, раздѣлялъ ихъ убѣжденія. Наконецъ, къ кому изъ православныхъ епископовъ могъ обратиться св. Кириллъ, когда большинство изъ нихъ было изгнано или обрѣталось въ забвеніи?

Въ концѣ сентября 359 г. собрался, наконецъ, въ Селевкіи мѣстный соборъ 150 епископовъ, изъ которыхъ аріанъ во главѣ съ Акакіемъ было всего 30-40 епископовъ. Соборъ занялся предварительно ересью аноміевъ, а затѣмъ уже разсматривалъ вопросъ о виновности св. Кирилла. Аріане, которые были въ меньшинствѣ, утверждали, что дѣло Кирилла рѣшено и вторичнаго пересмотра его не требуется. На основаніи этого соображенія они отказались принимать участіе въ дальнѣйшихъ засѣданіяхъ собора. Несмотря на это, соборъ постановилъ продолжать засѣданія, отказавшихся же явиться, несмотря на его приглашеніе, на засѣданія — однихъ, во главѣ съ Акакіемъ, осудилъ, другихъ лишилъ церковнаго общенія и сообщилъ о своемъ постановленіи церквамъ осужденныхъ. Что св. Кириллъ былъ оправданъ и опять имѣлъ право занять свою епископскую каѳедру, это явствовало уже изъ осужденія Акакія и всѣхъ его сторонниковъ, бывшихъ главными и единственными его обвинителями. И дѣйствительно, св. Кириллъ возвратился въ Іерусалимъ, пребываніе въ которомъ на этотъ разъ было для него весьма непродолжительно.

По окончаніи Селевкійскаго собора десять епископовъ отправились въ Константинополь для сообщенія императору постановленій этого собора. Низложенные же сторонники Акакія во главѣ съ послѣднимъ поспѣшили предупредить ихъ и тоже явились въ Константинополь. Поддерживаемые придворной партіей, они расположили къ себѣ императора и представили ему все происшедшее на соборѣ въ самомъ мрачномъ свѣтѣ. Акакій назвалъ соборъ сборищемъ дурныхъ людей, способныхъ погубить церковь, и въ особенности старался вооружить императора противъ св. Кирилла, представивъ дѣло съ продажей церковныхъ вещей въ превратномъ видѣ и умолчавъ о тѣхъ побужденіяхъ, которыми руководился св. Кириллъ. Дѣйствуя на самолюбіе императора, онъ говорилъ, что св. Кириллъ продалъ одному купцу священную ризу, подаренную Іерусалимскому епископу Макарію Константиномъ Великимъ. Эту ризу потомъ видѣли на одной актрисѣ, которая плясала въ ней и издѣвалась надъ православной вѣрой. На его же сторонѣ былъ и Константинопольскій патріархъ Евдоксій, раздѣлявшій убѣжденія аріанъ. Съ другой стороны, и прибывшіе съ Селевкійскаго собора епископы /с. 12/ не обнаружили достаточной стойкости и твердости въ защитѣ постановленій этого собора. Какъ разъ во время ихъ пребыванія въ Константинополь прибыли съ собора въ Римини аріанскіе епископы и, несмотря на предупрежденіе депутатовъ Селевкійскаго собора, вступили въ соглашеніе съ партіей Акакія. Такимъ образомъ, прибывшіе съ Селевкійскаго собора депутаты-епископы оказались въ одиночествѣ, и въ концѣ 359 года они подъ вліяніемъ запугиваній и угрозъ императора согласились даже подписать аріанское исповѣданіе вѣры, составленное на Соборѣ въ Римини.

Одержавъ побѣду надъ своими врагами, партія Акакія въ январѣ 360 года созываетъ новый соборъ изъ 50 епископовъ. Главная задача этого собора была — отомстить тѣмъ полуаріанскимъ епископамъ, присутствовавшимъ на Селевкійскомъ соборѣ, которымъ они были обязаны своимъ низложеніемъ. Этихъ епископовъ они, въ свою очередь, лишили каѳедръ и въ числѣ пострадавшихъ былъ и св. Кириллъ. Ему были поставлены въ вину два обстоятельства. Во-первыхъ, то, что онъ, лишенный епископства на созванномъ Акакіемъ соборѣ, вошелъ въ сношенія для пересмотра своего дѣла съ Василіемъ Анкирскимъ и Георгіемъ Лаодикіискимъ, а во-вторыхъ, что будто бы онъ вмѣстѣ съ Евстаѳіемъ Севастійскимъ и Елпидіемъ противодѣйствовалъ Мелитинскому собору, на которомъ онъ самъ присутствовалъ. Объ этомъ, второмъ, изгнаніи св. Кирилла никакихъ почти свѣдѣній не имѣется. Сохранилось одно свѣдѣніе, позволяющее думать о близкихъ отношеніяхъ между нимъ и Мелетіемъ Антіохійскимъ и предполагать, что, по крайней мѣрѣ, нѣкоторое время онъ имѣлъ пребываніе въ Антіохіи. Именно, въ серединѣ 362 г. Мелетій обратился къ нему съ просьбой дать пріютъ сыну великаго жреца Аполлона, котораго разгнѣванный отецъ за обращеніе его въ христіанство подвергъ жестокимъ пыткамъ. Предположеніе о дружбѣ между св. Кирилломъ и Мелетіемъ Антіохійскимъ въ этотъ періодъ времени находитъ себѣ подтвержденіе и въ томъ, что тогда Мелетій уже совершенно отказывался отъ своихъ заблужденій и открыто выражалъ свое православіе, исповѣдуя Никейскій символъ вѣры.

3 ноября 361 г. умеръ Констанцій, и его преемникъ Юліанъ Отступникъ разрѣшилъ возвратиться въ свою епархію всѣмъ епископамъ, изгнаннымъ при его предшественникѣ. Это разрѣшеніе относилось и къ св. Кириллу. Описанный выше случай съ обращеніемъ къ нему Мелетія Антіохійскаго, повидимому, имѣлъ мѣсто при его возвращеніи черезъ Антіохію въ Іерусалимъ. Что ждало св. Кирилла на епископской каѳедрѣ его родного города? /с. 13/ Могъ ли онъ послѣ перенесенныхъ испытаній надѣяться видѣть въ новомъ императорѣ искренняго друга и защитника православія? Извѣстно отрицательное отношеніе къ Юліану отцовъ церкви еще въ то время, когда онъ былъ далекъ отъ престола. Въ Аѳинахъ, гдѣ онъ изучалъ науки и гдѣ онъ встрѣтился и познакомился съ свѣтильникомъ православной церкви Василіемъ Великимъ и Григоріемъ Богословомъ, среди православнаго кружка къ нему существовало предубѣжденіе, несмотря на его видимое православіе. Григорій же Богословъ считалъ его обманщикомъ и тогда еще предсказывалъ, что церковь обрѣтетъ въ немъ для себя злѣйшаго врага. Слова св. Григорія Богослова оправдались въ точности. Возвративъ св. Кирилла на епископскую каѳедру, Юліанъ въ то же время приказываетъ для униженія христіанства возстановить древній Іерусалимскій храмъ. Среди іудеевъ поднялось общее ликованіе, которое, по милости Божіей, продолжалось недолго. Господь еще разъ явилъ Свою милость къ церкви Іерусалимской и ея святителю. Въ то время, какъ велась эта постройка и на камни древняго Соломонова храма воздвигались новые, св. Кириллъ, основываясь на предсказаніи пророка Даніила (9, 26) и на словахъ Спасителя (Матѳ. 24, 2), говоритъ, что теперь именно насталъ моментъ, когда слова Спасителя о томъ, что отъ храма «не останется камня на камнѣ, все будетъ разрушено», должны исполниться буквально. Сильное землетрясеніе, происшедшее въ ночь, разрушило плоды трудовъ ревнителей іудейства и враговъ христіанства. Изъ основанія храма были выброшены всѣ камни — и новые, закладка которыхъ производилась, и древніе, положенные еще Соломономъ. Это чудо подѣйствовало и на христіанъ, и на іудеевъ въ неменьшей степени, чѣмъ явленіе честнаго Креста на небѣ. Такъ восторжествовала православная церковь въ Іерусалимѣ, не смотря на попытки Юліана погубить ее!

Епископская дѣятельность св. Кирилла продолжалась въ теченіе всего кратковременнаго царствованія Юліана и первыхъ лѣтъ Валента, когда св. Кириллъ въ 367 г. снова принужденъ былъ покинуть свою каѳедру и Іерусалимъ. За этотъ періодъ времени дѣятельность Кирилла сосредоточилась на управленіи дѣлами своей церкви, на упроченіи ея положенія и въ борьбѣ съ различными ересями, наводнившими Іерусалимъ и раздиравшими тѣло Церкви Христовой. Принималъ ли онъ участіе въ дѣлахъ вселенской церкви за это время и какое положеніе занималъ онъ въ совмѣстныхъ начинаніяхъ православныхъ епископовъ другихъ церквей? На этотъ вопросъ приходится отвѣтить, /с. 14/ повидимому, отрицательно. Правда, въ посланіи папы Либерія, которое онъ написалъ восточнымъ епископамъ въ отвѣтъ на ихъ депутацію, отправленную къ нему въ 365 или 366 г. съ предложеніемъ единенія восточной и западной Церквей и принятія имъ Никейскаго символа вѣры, значится вторымъ имя Κύριλλος, но въ чемъ выразилось участіе св. Кирилла въ этой попыткѣ единенія и принималъ ли онъ даже какое-нибудь участіе въ ней, судить трудно. Но его имя не упоминается ни въ прошеніи, которое представили Юліану Василій Анкирскій, Силуанъ Тарсійскій, ни между епископами, которые засѣдали осенью 363 г. на соборѣ Антіохійскомъ, подъ предсѣдательствомъ Мелетія.

Въ концѣ 365 г. или въ началѣ 366 г. умираетъ непримиримый врагъ св. Кирилла Акакій, и съ его смертью естественнымъ путемъ отпадаетъ вопросъ о преимущественномъ положеніи каѳедры Кесарійской, и св. Кириллъ по праву и заслугамъ является старѣйшимъ изъ епископовъ. Св. Кириллъ назначаетъ на его мѣсто Филумела. Со смертью этого, а, можетъ быть, и вслѣдствіе его сверженія арканами, св. Кириллъ, озабочиваясь тѣмъ, чтобы утвердить Кесарійскую каѳедру за православнымъ епископомъ, назначаетъ на нее своего племянника Геласія, который былъ извѣстенъ своимъ благочестіемъ, знаніями и чистотой вѣры. Но аріане его прогнали и замѣнили его своимъ ставленникомъ Евсевіемъ. Такимъ образомъ, попытка св. Кирилла утвердить сосѣднія епископскія каѳедры за православными окончилась неудачей. И онъ самъ вслѣдствіе гоненій аріанина императора Валента долженъ былъ въ третій разъ оставить Іерусалимскую каѳедру, такъ какъ на него распространилось распоряженіе этого императора о сохраненіи въ силѣ указа о лишеніи православныхъ епископовъ каѳедръ, которыя они покинули при Констанціи. Это послѣднее изгнаніе, о которомъ исторія ничего не говоритъ, продолжалось 11 лѣтъ — съ 367 г. по 378 г.

Смерть Валента 9 августа 378 г. и восшествіе Граціана положили предѣлъ ссылкѣ изгнанныхъ православныхъ епископовъ. Св. Кириллъ вернулся въ Іерусалимъ въ концѣ 378 г., и въ началѣ 379 г. мы видимъ его энергичнымъ устроителемъ своей каѳедры. Св. городъ представлялъ собой скопленіе, центръ представителей сектъ македоніанъ, аріанъ, апполинаріевъ, не считая болѣе древнихъ. Какъ слѣдствіе распространенія этихъ сектъ, являлось возбужденіе умовъ, свободная критика установленій Церкви, полный разладъ въ ней, а въ связи съ этими явленіями расшатанность нравовъ и одичаніе паствы. Въ то время Іерусалимъ являлся международ/с. 15/нымъ пунктомъ, куда стекались люди всѣхъ профессій и всѣхъ странъ. Отсутствіе законнаго епископа и быстрая смѣна на Іерусалимской каѳедрѣ аріанскихъ епископовъ, не пользовавшихся среди населенія уваженіемъ и любовью, лишали всѣхъ такихъ пришлецовъ, большинство которыхъ въ нравственномъ отношеніи стояли очень низко, сдерживающаго начала, и они свободно предавались всевозможнымъ порокамъ, дѣйствуя развращающимъ образомъ и на коренное населеніе города. Прелюбодѣянія, кражи, колдовство и смертоубійства были распространеннымъ явленіемъ въ Іерусалимѣ, и люди, по свидѣтельству Григорія Нисскаго, готовы были, подобно дикимъ звѣрямъ, броситься другъ на друга. Наконецъ, что создавало большое затрудненіе для св. Кирилла въ управленіи Іерусалимской церковью, среди православныхъ произошелъ расколъ, и часть ихъ составила такую же враждебную св. Кириллу партію, какая существовала въ Антіохіи противъ Мелетія. Согласно желанія св. Кирилла, Антіохійскій соборъ 379 г. поручилъ Григорію Нисскому на пути его въ Аравію посѣтить Іерусалимъ, чтобы въ качествѣ посредника внести миръ и успокоеніе въ Церковь. Дѣятельность Григорія въ качествѣ посредника окончилась неудачей, и онъ, огорченный, вернулся домой. Съ теченіемъ времени св. Кириллъ постепенно возстановилъ миръ и согласіе и утвердилъ свой епископскій авторитетъ. Послѣднимъ выдающимся событіемъ въ жизни и дѣятельности св. Кирилла было его участіе на созванномъ императоромъ Ѳеодосіемъ Константинопольскомъ соборѣ въ 381 г. Послѣ патріарховъ Александріи и Антіохіи онъ упоминается въ числѣ первыхъ и главныхъ дѣятелей этого собора. Однако, подробныхъ свѣдѣній о его дѣятельности на немъ, равно какъ и о его участіи на дополнительномъ Константинопольскомъ соборѣ, состоявшемся въ слѣдующемъ году, не сохранилось. На послѣднемъ соборѣ состоялось важное постановленіе отцовъ Церкви относительно св. Кирилла. Въ своемъ посланіи къ папѣ Дамасу они подтвердили законность утвержденія св. Кирилла на каѳедрѣ и тѣмъ самымъ разрушили то подозрительное отношеніе къ нему, которое существовало благодаря злословію аріанъ и его враговъ въ западной церкви и среди нѣкоторыхъ епископовъ восточной. Въ этомъ посланіи отцы собора выразились о св. Кириллѣ такъ: «Мы даемъ Вамъ также знать, что епископъ церкви Іерусалимской, этой матери всѣхъ церквей, состоитъ преподобный и очень любимый Богомъ Кириллъ, который въ свое время былъ канонически назначенъ епископами епархіи и въ различныхъ мѣстахъ много претерпѣлъ въ борьбѣ /с. 16/ противъ аріанъ». Таковы послѣднія достовѣрныя свѣдѣнія о жизни св. Кирилла къ концу своего восьмилѣтняго пребыванія на Іерусалимской каѳедрѣ. Онъ былъ удовлетворенъ плодами своей дѣятельности, и спокойствіе, и миръ въ Церкви вознаградили его за всѣ лишенія и невзгоды, которыя онъ перенесъ за продолжительное послѣднее изгнаніе. Св. Кириллъ скончался, достигнувъ 72-лѣтняго возраста, 18 марта 386 г., въ какой день чтится Церковью его память.

III.

Творенія cв. Кирилла не значительны по своимъ размѣрамъ, но крупны по cвоему содержанію и цѣнны для исторіи церкви. Къ безспорнымъ его твореніямъ принадлежатъ:

1) 18 огласительныхъ словъ къ просвѣщаемымъ вмѣстѣ съ словомъ предогласительнымъ и 5 словъ тайноводственныхъ къ новопросвѣщеннымъ.

2) Бесѣда о разслабленномъ при купели.

3) Письмо къ императору Констанцію и

4) Нѣкоторые фрагменты.

Огласительныя слова среди твореній св. Кирилла занимаютъ первое мѣсто, такъ какъ они являются такимъ выдающимся памятникомъ древней христіанской церкви, равный которому по его значенію трудно и найти среди другихъ подобнаго рода произведеній. Ихъ историческая достовѣрность безспорна. Уже св. Іеронимъ зналъ о нихъ, и по его утвержденію эти слова произнесены св. Кирилломъ въ юности, т. е. около 30 лѣтъ отъ роду. Седьмой вселенскій соборъ, безъ указанія автора, ссылается то на одно, то на другое огласительное слово. Наконецъ, изъ многихъ мѣстъ въ этомъ твореніи явствуетъ, что слова были произнесены въ Іерусалимѣ, въ серединѣ IV в., и слѣдовательно по времени и по мѣсту могли принадлежать только св. Кириллу. Въ основу огласительныхъ словъ положенъ древній символъ вѣры Іерусалимской церкви, при чемъ въ цѣляхъ ознакомленія просвѣщаемыхъ прежде всего съ тѣмъ, что имъ предстоитъ принять и пережить при вступленіи въ христіанство, первыми раскрываются въ этихъ словахъ члены о покаяніи и о крещеніи. Поэтому въ первыхъ трехъ поученіяхъ содержится истолкованіе словъ символа: и во едино крещеніе покаянія во оставленіе грѣховъ (18, 22). Далѣе, въ четвертомъ словѣ св. Кириллъ сообщаетъ о томъ, что нужно знать христіанину, въ пятомъ говоритъ о вѣрѣ /с. 17/ къ постепенному раскрытію символа вѣры съ самаго начала въ томъ порядкѣ, въ какомъ онъ устно исповѣдывался въ Іерусалимской церкви. Кириллъ раскрываетъ символъ путемъ сопоставленія членовъ вѣры съ различными мѣстами св. Писанія, а параллельно касается и разбора «священныхъ» языческихъ басенъ «Изъ ребра мужа безъ матери Ева родиться могла, а изъ утробы дѣвической безъ мужа ужели младенецъ родиться не можетъ?» (12, 29). «Еллинамъ заградилъ уста собственными ихъ баснями. Вы, говорящіе, что бросаемые камни превращались въ людей, почему утверждаете, что невозможно родить дѣвѣ? Вы, баснословящіе, что изъ мозга родилась дочь, почему считаете невозможнымъ родиться сыну изъ дѣвичьяго чрева? Вы, стоящіе за свою ложь, будто бы Діонисъ родился изъ ребра вашего Дія, почему отвергаете наше истинное ученіе?» (12, 27). Такъ, изъ сопостановленія символа вѣры съ библейскими выраженіями создалась у Кирилла догматика.

Въ 5 таиноводственныхъ словахъ Кириллъ изъясняетъ затронутые въ предыдущихъ словахъ предметы преданія (5, 23). Здѣсь онъ изъясняетъ обряды крещенія, мѵропомазанія и евхаристіи, составляющіе въ своей совокупности образы совершенія этихъ таинствъ. Образъ совершенія крещенія: входъ просвѣщаемыхъ въ притворъ, гдѣ и совершается это таинство, обращеніе ихъ лицомь къ западу, простертіе ими руки, причемъ они отрекаются отъ сатаны: «отрицаюсь тебя, сатана, и всѣхъ дѣлъ твоихъ и всея тордыни твоей и всего служенія твоего»; обращеніе затѣмъ лицомъ на востокъ, что означаетъ — отъ тьмы къ свѣту; произношеніе словъ: «вѣрую во Отца и Сына и Св. Духа и во едино прощеніе покаянія»; помазаніе заклинательнымъ елеемъ отъ волосъ до ногъ; подведеніе къ св. купели божественнаго крещенія и опросъ каждаго крещаемаго о томъ, что вѣруетъ ли онъ во Отца и Сына и Св. Духа и произношеніе символа вѣры и троекратное погруженіе въ воду съ «изникновеніемъ» изъ воды послѣ каждаго погруженія. Мѵропомазаніе, которое сейчасъ же совершалось послѣ крещенія, состояло въ помазаніи освященнымъ, черезъ призываніе Св. Духа, мѵромъ чела, ушей, ноздрей и персей крестившагося. Образъ совершенія евхаристіи: умовеніе іереемъ, совершающимъ служеніе, и другими іереями, окружающими Божій жертвенникъ, своихъ рукъ водою, поданною діакономъ; возгласъ діакона: «пріимите другъ друга и облобызаемъ другъ друга», возгласъ іерея: «горѣ сердца», отвѣтъ народа: «имамы ко Господу», опять возгласъ іерея: «благодаримъ Господа»; отвѣтъ народа: «достойно /с. 18/ и праведно»; воспоминаніе о небѣ, землѣ, морѣ, солнцѣ, лунѣ, звѣздахъ, о всей разумной, видимой и невидимой твари, объ ангелахъ, архангелахъ, силахъ, господствахъ; началахъ, властяхъ, престарѣлыхъ херувимахъ, серафимахъ, причемъ повторяется серафимская пѣснь: «Святъ, святъ, святъ Господь Саваоѳъ», молитвенное призываніе Св. Духа на предлежащія дары, да сотворитъ Онъ хлѣбъ Тѣломъ Христовымъ, а вино Кровію Христовой (это и есть духовная, — безкровная умилостивительная жертва); моленіе надъ этой умилостивительной жертвой Богу, объ общемъ мирѣ церквей, о благосостояніи мира, о царяхъ, о воинахъ, о поборникахъ, о сущихъ въ немощахъ, о труждающихся и, однимъ словомъ, о всѣхъ требующихъ помощи; воспоминаніе, затѣмъ, преждеусопшихъ: патріарховъ, пророковъ, апостоловъ, мучениковъ — съ надеждою, что Богъ, по молитвамъ ихъ, приметъ наше прошеніе, а также поминовеніе отцовъ и епископовъ, и вообще всѣхъ преждеусопшихъ христіанъ съ вѣрою, что моленіе о душахъ, когда предлагается святая и страшная жертва, принесетъ и имъ великую пользу; затѣмъ чтеніе молитвы: «Отче нашъ, Иже еси на Небесахъ»; возгласъ іерея: «Святая святыхъ»; отвѣтъ народа: «единъ Святъ, единъ Господь Іисусъ Христосъ»; приглашеніе къ пріобщенію святыхъ Таинъ словами Псалмопѣвца: «вкусите и видите, яко благъ Господь» (Пс. 33, 9) и самое пріобщеніе сперва Тѣла, а потомъ чаши или Крови Господней. Евхаристія заканчивалась благодарственной молитвой къ Богу, сподобившему пріобщиться «толикихъ тайнъ».

Бесѣда о разслабленномъ при купели безпорно принадлежитъ св. Кириллу, такъ какъ ея стиль и многія выраженія таковы же, какъ и въ огласительныхъ словахъ. Въ ней авторъ, повѣствуя объ исцѣленіи разслабленнаго мужа, передаетъ это событіе, не отступая отъ текста евангелія Іоанна и заканчиваетъ соотвѣтствующими замѣчаніями и увѣщаніями.

Письмо къ императору Констанцію. Противъ принадлежности этого письма св. Кириллу выставлялись два довода. Въ этомъ письмѣ, во-первыхъ, содержатся похвалы и высокія наименованія по отношенію къ императору аріанину, чего будто бы православный епископъ не могъ себѣ позволитъ. А во-вторыхъ, въ концѣ этого письма содержится восхваленіе единосущной Троицы (ὀμοούσιος Τριάς), тогда какъ въ огласительныхъ словахъ слово ὀμοούσιος нигдѣ не встрѣчается. Но въ высокихъ эпитетахъ, которыми авторъ письма награждаетъ Констанція, нельзя видѣть недостаточной лести, такъ какъ и самъ авторъ въ началѣ /с. 19/ письма предостерегаетъ противъ такого пониманія. Это — только оффиціальный стиль того времени, необходимый при обращеніи къ императору, такъ называемый высокій тонъ, который употребляли не только Кириллъ, но и св. Аѳанасій, св. Иларій. И тотъ и другой за частыя преслѣдованія, которымъ они подвергались, ужъ навѣрно не имѣли основанія льститъ императору. Что касается похвалы императору, которая содержится въ этомъ письмѣ, то необходимо замѣтить, что въ то время Констанцій, дѣйствительно, оказалъ церкви во многихъ отношеніяхъ крупныя благодѣянія и вообще не предпринималъ тогда противъ православныхъ гоненій, которыми впослѣдствіи запятналъ свое имя. Поэтому Ѳеофанъ, который не всегда благосклонно относится къ св. Кириллу, въ этомъ случаѣ не находитъ ничего предосудительнаго въ его письмѣ для православнаго епископа (Chronograph, т. 108, стр. 141). Точно также нѣтъ основанія признать это письмо подложнымъ на основаніи того, что въ немъ содержатся слова ὀμοούσιος Τριάς. То обстоятелъство, что этого выраженія нѣтъ въ огласительныхъ словахъ, можетъ только привести къ заключенію, что оно вставлено: въ этомъ отношеніи существуютъ два противоположныхъ сужденія среди критиковъ, имѣющія, и то, и другое, за собой вѣскія основанія. Одни критики (Touttée) полагаютъ, что выраженіе ὀμοούσιος Τριάς, принадлежало святому Кириллу, другіе, наоборотъ, признаютъ его вставкой (I. Mader. Der Heilige Cyrillus s. 60). Во всякомъ случаѣ само письмо безусловно принадлежитъ св. Кириллу.

Кромѣ упомянутыхъ твореній существуютъ еще три небольшихъ фрагмента, изъ которыхъ первые два взяты изъ проповѣди о чудѣ въ Канѣ Галилейской и о нихъ имѣется упоминаніе, какъ о принадлежащихъ св. Кириллу, у неизвѣстнаго автора (повидимому, пресвитера Аѳанасія), а также у св. Максима, а третій является частью слова на текстъ Ев. Іоанна 16, 28 — «Иду ко Моему Отцу» и упоминается, какъ принадлежащій св. Кириллу Леонтіемъ. Въ этихъ трехъ отрывкахъ ясно и опредѣленно говорится о сущестівованіи во Христѣ двухъ различныхъ природъ и объ ихъ взаимномъ способѣ дѣйствованія.

Что первыхъ два отрывка принадлежатъ св. Кириллу, это явствуетъ изъ сличенія ихъ съ огласительными словами (IV, 9). И здѣсь, и тамъ говорится объ истинности человѣческой природы въ Спасителѣ въ противоположность мнѣнію, которое приписываетъ Христу только видимое тѣло. Болѣе спорна принадлежность «Διάγνωσις τῶν φύσεων»: относится скорѣе ко времени моно/с. 20/физитскихъ споровъ, хотя, слѣдуетъ замѣтить, св. Кириллъ часто говоритъ о различіи природъ во Христѣ и въ огласительныхъ словахъ (XI, 5, 20; XI, 1).

Къ неподлиннымъ твореніямъ святаго Кирилла безусловно слѣдуетъ отнести λόγος εἰς τὴν ὑπαπάντην τοῦ Κυρίου, витіеватый слогъ котораго не соотвѣтствуетъ простотѣ и ясности выраженій св. Кирилла, и затѣмъ отвѣтныя письма его папѣ Юлію и св. Августину, которыя полны противорѣчій и представляютъ собой крайне грубую поддѣлку подъ слогъ св. Кирилла.

Весьма вѣроятно, что кромѣ перечисленныхъ имѣлись прежде и другія творенія св. Кирилла, такъ какъ Никифоръ Каллистъ сообщаетъ, что его писанія были извѣстны подъ именемъ κυρίλλεια, что указываетъ на существованіе и другихъ, кромѣ дошедшихъ до насъ. Одно замѣчаніе въ рукописяхъ указываетъ на то, что св. Кириллъ произносилъ ежегодно огласительныя слова. Но ихъ нельзя считать утерянными, такъ какъ нѣтъ основаній предполагать, что они были записаны св. Кирилломъ. Наконецъ, Touttée дѣлаетъ небезосновательное предположеніе на основаніи дошедшей до насъ проповѣди о разслабленномъ и первыхъ двухъ фрагментовъ, что св. Кирилломъ было истолковано все евангеліе отъ Іоанна.

Творенія св. Кирилла, помимо ихъ назидательнаго и высоко-религіознаго значенія, цѣнны какъ историческій матеріалъ для изученія Свящ. Писанія и Свящ. Преданія, догматики, литургики и гомилетики. Для Свящ. Писанія цѣнными являются свѣдѣнія о канонѣ богодухновенныхъ книгъ Ветхаго и Новаго Завѣта (Огл. сл. 4, 33-36), при чемъ въ перечнѣ книгъ Новаго Завѣта св. Кирилломъ опущенъ апокалипсисъ, вѣроятно, потому, что онъ руководствовался практикой Іерусалимской церкви — указать для домашняго чтенія лишь то, что читается въ церкви. Апокалипсисъ же не читался въ церкви. Для Свящ. Преданія въ твореніяхъ св. Кирилла содержатся свидѣтельства какъ объ апостольскомъ преданіи въ духѣ св. Иринея Ліонскаго, творенія котораго были извѣствы Кириллу (16, 6), такъ о преданіи собственно отеческомъ, т. е. о тѣхъ положеніяхъ отцовъ, которыя, хотя по времени своего появленія и не относятся къ апостолъскому вѣку, но представляютъ собою истину церкви, если въ содержаніи своемъ находятъ подтвержденіе въ Свящ. Писаніи. По этой причинѣ св. Кириллъ, говоря объ оцѣнкѣ истинности сужденій отцовъ церкви, а въ частности и своего, говоритъ: «не просто вѣрь мнѣ, если на то, о чемъ возвѣщаю, не получишь доказательства изъ божественныхъ писаній» (4, 17). Съ другой стороны, въ своихъ 18 огласительныхъ /с. 21/ словахъ св. Кириллъ проводитъ опредѣленную мысль, что догматика есть ни что иное, какъ соотношеніе св. Преданія, живого ученія церкви, со Свящ. Писаніемъ, и потому творенія св. Кирилла могутъ быть отнесены, по своему направленію, къ сочиненіямъ догматическаго богословія. Независимо отъ этого въ нихъ имѣются цѣнныя данныя для догматическаго ученія: о благодати и свободѣ, о таинствахъ крещенія, мѵропомазанія и евхаристіи, условіяхъ ихъ дѣйствительности. Для литургики въ твореніяхъ Кирилла содержатся свѣдѣнія объ образѣ совершенія указанныхъ таинствъ въ древнѣйшей церкви.

Помимо исторической своей цѣнности, творенія св. Кирилла даютъ возможность судить объ его пріемахъ проповѣди, объ его взглядѣ на ея задачи въ цѣляхъ наиболѣе успѣшнаго воздѣйствія на слушателей. Его способъ выраженія лишенъ ораторскихъ пріемовъ и болѣе всего приближается къ обычной разговорной рѣчи. Его рѣчь проста, ясна и лишена украшеній, такъ какъ онъ говоритъ свои проповѣди передъ простымъ, малообразованнымъ, народомъ, который нужно было просвѣтить, не затемняя его сознанія, о важнѣйшихъ высшихъ истинахъ. Его рѣчь свободна отъ риторической пышности, столь свойственной многимъ проповѣдникамъ Востока. Онъ говоритъ всегда сообразно съ высокою цѣнностью разбираемаго вопроса и въ соотвѣтствіи съ подготовленностью своихъ слушателей. Но вмѣстѣ съ тѣмъ его рѣчь становится глубоко вдохновенной и достигаетъ высшаго напряженія, когда онъ выражаетъ чувство живѣйшей радости по поводу того близкаго счастья, которое ожидаетъ новопросвѣщаемыхъ со вступленіемъ ихъ въ лоно церкви, или когда онъ обличаетъ еретиковъ. Здѣсь мы имѣемъ свидѣтельства его любвеобильной, высокой души.

Въ полномъ соотвѣтствіи съ этимъ пріемомъ проповѣди вырисовывается и характеръ св. Кирилла, — цѣльный, твердый и непоколебимый, способный обращать вниманіе на внутреннюю цѣнность вещей, а не судить о нихъ по ихъ внѣшнему виду, — черта, которая проглядываетъ во всѣхъ его дѣйствіяхъ и поступкахъ. Онъ безотрашно выступаетъ противъ аріанина Акакія и въ теченіе двухъ лѣтъ отказывается явиться къ нему на судъ, а затѣмъ требуетъ для себя высшаго суда — случай, очень рѣдкій въ практикѣ церкви и свидѣтельствующій краснорѣчиво о стойкости его характера! Онъ и потомъ, послѣ смерти Акакія, отстаиваетъ свои права противъ притязаній противниковъ и два раза на епископскую каѳедру Кесаріи назначаетъ своихъ избранниковъ. Наконецъ, не о твердости ли его характера говорятъ трикратныя его /с. 22/ изгнанія, не могшія сломить его могучаго духа? Его образъ жизни былъ настолько нравственно чистымъ, что даже его самые злѣйшіе враги противъ желанія и воли высказывали ему похвалу. Какъ не похвалой звучитъ упрекъ ему Акакія, что онъ во время голода продавалъ церковныя драгоцѣнности? Онъ зналъ, что бѣдные и несчастные являются желанными дѣтьми церкви и что ихъ мать продастъ свои цѣнныя вещи, чтобы накормить своихъ дѣтей.

IV.

При оцѣнкѣ тѣхъ результатовъ, которыхъ достигъ св. Кириллъ, будучи епископомъ, всегда необходимо помнить о тѣхъ условіяхъ, при которыхъ ему приходилось дѣйствовать. Его жизнь и дѣятельность протекали въ особой, исключительной обстановкѣ. Достаточно сказать, что 16 лѣтъ онъ провелъ въ изгнаніи, лишенный возможности жить въ своемъ родномъ городѣ, епископскую каѳедру котораго занимали во время его изгнанія аріанскіе епископы. Но и 23 года, которые онъ съ промежутками провелъ въ Іерусалимѣ, управляя церковью, рѣдко давали ему удовлетвореніе и спокойствіе. Стойкій защитникъ православія, преслѣдуемый аріанами за свои убѣжденія и немало претерпѣвшій отъ нихъ, св. Кириллъ не всегда былъ цѣнимъ православными епископами, и былъ подозрѣваемъ ими въ неправославіи. Въ трудѣ Touttée «Vetera testimonia de I. Cyrillo» собраны отзывы современниковъ св. Кирилла и древнйхъ историковъ о немъ. Св. Епифаній причисляетъ его къ партіи полуаріанина Василія Анкирскаго, св. Іеронимъ, повѣствуя о его возвышеніи на Іерусалимскую каѳедру, помѣщаетъ его среди аріанъ, которые захватывали епископскую каѳедру этого города послѣ смерти Максима. Созоменъ и Сократъ относятъ его къ числу сторонниковъ ереси Македонія, хотя св. Кириллъ, будучи епископомъ, всегда энергично боролся съ этой ересью. Тѣ же историки участіе св. Кирилла на 2 Вселенскомъ соборѣ объясняютъ его раскаяніемъ и обращеніемъ въ православіе. Нѣкоторые даже, на основаніи того, что въ огласительныхъ словахъ св. Кирилла пропущено слово ὀμοούσιος, относили его къ аріанамъ (Сокр. V, 8). Съ другой стороны, отцы дополнительнаго Константинопольскаго собора 382 г. рѣшительно высказались за православіе св. Кирилла и каноничность его епископства.

Въ этомъ разнообразіи сужденій, противорѣчивыхъ и взаимно исключающихъ другъ друга, гдѣ была правда? Когда св. Кириллъ былъ діакономъ и пресвитеромъ православной церкви, его пра/с. 23/вославіе стояло внѣ подозрѣній, и православный міръ съ надеждой взиралъ на него, какъ на своего будущаго руководителя и защитника. Но когда онъ занялъ епископскую каѳедру и проявилъ свою руководящую дѣятельность, единодушіе въ отношеніи къ нему прекратилось. Часть православныхъ епископовъ начала къ нему относиться отрицательно, подозрѣвая въ немъ скрытаго врага православія, и это отрицательное отношеніе къ нему передалось даже и на Западъ, гдѣ стали сомнѣваться въ каноничности поставленія его въ епископы. Измѣнился ли св. Кириллъ, сдѣлавшись православнымъ епископомъ? Вся его дѣятельность, наоборотъ, говорила объ его твердости и постоянствѣ его религіозныхъ убѣжденій. За свое православіе онъ былъ преслѣдуемъ аріанами, управляя церковью, онъ боролся съ ересями и устроялъ въ ней миръ и порядокъ, въ своихъ твореніяхъ всегда былъ истиннымъ отцомъ и учителемъ церкви. Но эпоха, въ которой жилъ св. Кириллъ, была эпохой борьбы, общаго смятенія и недовѣрія. Врагами православія объявлялись нерѣдко его истинные защитники, а дѣйствительные враги по ошибкѣ часто принимались за друзей. Св. Василій Великій состояніе церкви въ IV вѣкѣ сравниваетъ съ ночнымъ сраженіемъ, гдѣ нелегко отличить своихъ отъ враговъ (Письмо къ Аѳанасію В.). Въ другомъ мѣстѣ своихъ твореній, характеризуя взаимное недовѣріе православныхъ епископовъ и ихъ вражду онъ говоритъ: «кого не испровергъ противникъ, того уязвляетъ защитникъ. Если врагъ низложенъ и палъ, то нападаетъ на тебя твой соратникъ. Какъ скоро врагъ прошелъ мимо, другъ въ другѣ уже видятъ враговъ».

Въ чемъ обвиняли св. Кирилла его противники? Ему ставили въ упрекъ пропускъ въ огласительныхъ словахъ слова ὀμοούσιος и отсюда заключали о его приверженности къ аріанамъ. Но о православіи св. Кирилла слѣдовало судить не по тому, чего онъ не сказалъ, а по тому, что онъ говорилъ. Но ни одинъ строгій критикъ не могъ бы найти ничего неправославнаго въ его твореніяхъ. Его обвиняли въ сношеніяхъ съ полуаріанами Василіемъ Анкирскимъ и другими и въ дружбѣ съ Мелетіемъ Антіохійскимъ. Правда, Василій Анкирскій считался главою полуаріанъ, и на православномъ Сардикійскомъ соборѣ было даже положено «не считать его между христіанами». Мелетій Антіохійскій былъ зараженъ аріанствомъ и на Селевкійскомъ соборѣ подписалъ аріанское вѣроисповѣданіе. Но тотъ же Мелетій постепенно освобождался отъ своихъ заблужденій и ко времени установленія дружбы между нимъ и св. Кирилломъ вполнѣ уже проявилъ свою приверженность къ православію. Что касается /с. 24/ сношеній св. Кирилла съ Василіемъ Анкирскимъ и другими полуаріанами, когда онъ былъ лишенъ каѳедры и изгнанъ, то они объясняются не уклоненіемъ св. Кирилла отъ православія, а практической необходимостью найти поддержку и сочувствіе среди тѣхъ представителей богословскихъ воззрѣній, которые все-таки не были, какъ аріане, непримиримо враждебны православію и съ которыми можно было вести борьбу противъ аріанъ, аномеевъ и другихъ еретиковъ, рѣшительно и опредѣленно уклонившихся отъ православія.

Всѣ великіе отцы церкви стояли выше личныхъ счетовъ, выше мелкихъ придирокъ и заподазриваній, выдвигая на первое мѣсто заботу о мирѣ въ церкви. Св. Аѳанасій В. также находился въ дружественныхъ отношеніяхъ съ Василіемъ Анкирскимъ и считалъ его «братомъ, имѣющимъ съ православными ту же мысль». Въ дружественныхъ отношеніяхъ съ Мелетіемъ Антіохійскимъ состояли Василій Великій, Григорій Богословъ. По словамъ Василія Великаго, «весь востокъ» призналъ Мелетія истиннымъ епископомъ Антіохійскимъ, и всѣ почитали его какъ человѣка, неукоризненнаго въ вѣрѣ и по жизни неимѣющаго никакого сравненія съ другими (Письмо къ Аѳанасію). О томъ же Мелетіи св. Григорій Б. говоритъ: «онъ весь былъ въ Богѣ, свѣтлый взоръ его внушалъ уваженіе». Отцы церкви не усматривали ничего предосудительнаго въ такихъ сношеніяхъ съ представителями богословскихъ воззрѣній, нѣсколько, но не кореннымъ образомъ, не совпадавшихъ съ ихъ воззрѣніями. Они видѣли въ нихъ искателей истины и чувствовали, что послѣ всѣхъ своихъ исканій они вернутся въ православную же церковь и не лишали ихъ общенія съ ея представителями.

Православіе св. Кирилла было внѣ подозрѣній, когда онъ былъ пресвитеромъ и позднѣе, когда въ церкви водворился нѣкоторый миръ, именно, когда произошло окончательное раздѣленіе среди сторонниковъ Арія, причемъ одни примкнули къ ереси Македонія, а другіе, въ главѣ съ Мелетіемъ Антіохійскимъ, все болѣе и болѣе обнаруживали стремленіе къ сліянію съ православной церковью. Не въ дѣйствіяхъ и не во взглядахъ св. Кирилла крылась причина противорѣчивыхъ о немъ мнѣній современниковъ, а въ томъ настроеніи взаимнаго недовѣрія и подозрительности, которое захватило многихъ дѣятелей православной церкви IV в. въ ихъ борьбѣ съ ересями. Только такіе величайшіе свѣтильники, какъ Аѳанасій Великій, Василій Великій, Григорій Богословъ, могли стать выше общаго уровня и оцѣнивать событія и дѣйствія по ихъ дѣйствительной внутренней цѣнности, внѣ зависимости отъ внѣшнихъ обстоятельствъ. Жизнь /с. 25/ и дѣятельность св. Кирилла во многомъ сходны по своему направленію съ жизнью и дѣятельностью св. Аѳанасія. И тотъ, и другой не мало претерпѣли отъ аріанства въ своей борьбѣ съ нимъ. Подобно Аѳанасію В., св. Кириллъ многіе годы своей жизни проводилъ въ изгнаніи, но лишенія и невзгоды не измѣнили и не поколебали его убѣжденій и послѣ третьяго одиннадцатилѣтняго изгнанія онъ съ прежнимъ стараніемъ велъ борьбу противъ аріанства и другихъ ересей и такъ же любовно и заботливо управлялъ своею церковью. Но не внѣшнее только сходство жизни сближаетъ св. Кирилла съ Аѳанасіемъ В., а и внутреннія ихъ убѣжденія, руководившія ихъ дѣятельностью. Подобно Аѳанасію В., св. Кириллъ болѣе всего заботится о мирѣ въ церкви, и его огорчаютъ происходящія въ ней раздѣленія и братоубійственная борьба между епископами, въ которой онъ видѣлъ соблазнъ для слабыхъ (Оглас. слова XV, 7). Среди двухъ враждебныхъ партій аріанъ и приверженцевъ Савелія онъ сохраняетъ положеніе, свободное отъ крайностей этихъ лжеученій, и стремится, выяснивъ ихъ заблужденія, примирить ихъ на ученіи, которое, будучи одинаково далеко отъ утвержденій какъ аріанства, такъ и савеліанства, и является вмѣстѣ съ тѣмъ единственно правильнымъ. Въ эпоху борьбы св. Кириллъ менѣе всего былъ борцомъ и враждующимъ, онъ всегда старался найти путь примиренія. Но въ защитѣ правъ церкви и святости ея ученія онъ былъ стоекъ и рѣшителенъ. Въ этой защитѣ онъ только всегда стоялъ выше сведенія личныхъ счетовъ съ своими противниками, и для него было важнѣе всего выяснить противоположной сторонѣ ея заблужденія и указать истину. Но если современники св. Кирилла, слишкомъ близко стоявшіе къ нему, чтобы оцѣнить спокойно задачи его дѣятельности, направленной ко благу и умиротворенію всѣхъ, высказывали о немъ различныя и далекія отъ истины мнѣнія, то, по его кончинѣ, Церкви Восточная и Западная единодушно сошлись въ признаніи его великихъ заслугъ и причислили къ лику святыхъ.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Кирилла, Архіепископа Іерусалимскаго. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, [1913]. — С. 3-25.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.