Церковный календарь
Новости


2018-10-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 7-я (1922)
2018-10-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 6-я (1922)
2018-10-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 108-й (1899)
2018-10-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 49-й (1899)
2018-10-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Что дѣлать малому стаду? (1992)
2018-10-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Догматизація Сергіанства (1992)
2018-10-20 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Харизмат. возрожденіе" какъ знаменіе времени (1991)
2018-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). НЛО въ свѣтѣ православной вѣры (1991)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 20 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ Сиринъ, одинъ изъ великихъ отцовъ Церкви IV вѣка, названный современниками «сирскимъ пророкомъ и учителемъ». Родился ок. 306 г. въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитали своего сына въ страхѣ Божіемъ. «Отъ предковъ я получилъ наставленіе о Христѣ, — говоритъ преп. Ефремъ, — родившіе меня по плоти внушили мнѣ страхъ Господень... Предки мои исповѣдали Христа предъ судьею; я родственникъ мученикамъ». Въ ранней молодости преподобный отличался вспыльчивымъ и раздражительнымъ характеромъ, но, случайно попавъ въ тюрьму по ложному обвиненію, духовно прозрѣлъ, удостоившись слышать гласъ, призывающій его къ благочестію. Послѣ этого онъ оставляетъ міръ и становится ученикомъ св. Іакова, будущаго святителя Низибійскаго. Подъ руководствомъ свт. Іакова преп. Ефремъ упражняется въ подвигахъ благочестія и изучаетъ слово Божіе. Св. Іаковъ, прозрѣвъ высокія достоинства своего ученика, поручаетъ ему проповѣдывать и обучать дѣтей. Согласно преданію, свт. Іаковъ бралъ преп. Ефрема въ Никею на 1-й Вселенскій Соборъ. Послѣ смерти св. Іакова, преподобный поселяется на горѣ у города Эдессы, поучаетъ народъ и проповѣдуетъ христіанство язычникамъ. Самъ преп. Ефремъ называетъ себя человѣкомъ «неученымъ и малосмысленнымъ», однако его учености, по выраженію блаж. Ѳеодорита, «удивлялся» самъ свт. Василій Великій. Преподобный оставилъ послѣ себя много толкованій на Священное Писаніе, покаянную молитву «Господи и Владыко живота моего» и много сочиненій аскетическаго характера. Скончался въ 373 г. въ санѣ діакона. Память преп. Ефрема — 28 января (10 февраля).

Творенія преп. Ефрема Сирина

ТВОРЕНІЯ СВЯТАГО ОТЦА НАШЕГО ЕФРЕМА СИРИНА.
(Часть 2-я. Изданіе 4-е. Сергіевъ Посадъ, 1895).

ПИСАНІЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЯ.

40. СЛОВО НА ЕРЕТИКОВЪ,
въ которомъ бисеромъ и другими столь же ясными указаніями доказывается необходимость вѣрованія, что Святая Богородица для спасенія міра зачала и родила Господа и Бога нашего не по естественнымъ законамъ.

Люблю Евангеліе Твое, Владыка; потому что питаетъ меня, когда я гладенъ. Жажду слова Твоего; потому что служитъ для меня источникомъ въ жаждѣ. Кого хочу, созываю къ снѣдямъ Твоимъ; и большая часть найденнаго мною остается въ избыткѣ. Вкушаю со многими, хотя я одинъ. Пію со множествомъ, хотя мнѣ одному источаешь благодать Свою.

Итакъ, чѣмъ возблагодарю Тебя, какъ не тѣмъ, что самого себя приведу съ Тобою въ согласіе: желаю сего, и не могу; потому что отецъ мой Адамъ требуетъ долга природы. Употребляю усилія, и встрѣчаю препятствіе; потому что не нахожу конца моему исканію. Другимъ объясняю, что сообразно съ естествомъ; а въ себѣ самомъ затрудняю волю страстями. Вижу, въ чемъ погрѣшаю, и знаю; при обличеніи другихъ, обвиняю себя самого.

И что жъ? молчать ли мнѣ, чтобъ не быть осужденнымъ? Но какъ докажу стремленіе свое къ Тебѣ? Буду говорить, и не перестану. Желаю самъ быть осужденнымъ, только бы послужить мнѣ къ славѣ Твоей. Желаю умереть, чтобъ Ты славился. Знаю, что менѣе буду осужденъ, не дѣлая обличеній согрѣшающимъ; но не перестаю обличать, чтобъ доказать, что ты безгрѣшенъ. Пусть узнаютъ Еллины силу любви; пусть узнаютъ Іудеи расположеніе дружбы; потому что готовъ принять смерть за Тебя, хотя и не угрожаютъ ни огнемъ, ни мечемъ, ни иными орудіями. Можетъ быть, намѣреніе сіе увѣритъ ихъ, что ради Тебя я готовъ потерпѣть и самую смерть.

/с. 274/ Можетъ быть, говорю, и не дѣлаю. Ибо боюсь, что если оставишь меня, препобѣдитъ меня природа. Увѣръ меня, что ты поможешь мнѣ трудящемуся, и убѣжду Еллиновъ, что перенесу наказаніе. Удостовѣрь меня, что ты помилуешь меня страждущаго, и впишусь въ число борцевъ, стану съ дружинами Еллиновъ; потому что труба призываетъ уже желающихъ изъ Еллиновъ, возвѣщаетъ нашествіе изъ Еллады на Персовъ, угрожаетъ намъ наказаніемъ съ запада. Боюсь, потому что ненавидишь Ты согрѣшающихъ; но ободряюсь, потому что за нихъ Ты умеръ. Страшусь, потому что гнушаешься ты людьми, преданными страстямъ и плотскими; но имѣю утѣшеніе, потому что извѣстна Тебѣ немощь природы. Какъ Творецъ, знаешь, что сотворилъ. Какъ Судія, знаешь, что промыслилъ. Ты далъ мнѣ природу неоскверненную; но отецъ мой Адамъ, покрывъ ее великою нечистотой, сдѣлалъ немощною. Къ нечистотѣ присоединилъ услажденіе суетою, и теперь невольно несу наказаніе. Въ самую природу мою внесено тлѣніе, и вотъ бѣдствую, обуреваемый въ морѣ. Помилуй меня, какъ Творецъ, будь сострадателенъ къ моей немощи, какъ вочеловѣчившійся ради меня; не отринь по причинѣ моихъ страстей, но разсѣй ихъ, воззрѣвъ на стремленіе моего произволенія. Не гнушайся по причинѣ нечистоты, но воззри на рачительность дѣлъ. Если отвращаешься отъ меня по причинѣ гнусныхъ моихъ помысловъ, то обрати взоръ на мой плачъ и на осужденіе мною сластолюбія. Есть у меня произволеніе, но не знаю, есть ли и силы. Даю, что есть у меня. Если хочешь дать и то, чего не достаетъ, воззри на мое расположеніе. Нищъ я, окраденный зміемъ, немощенъ я, связанный тлѣніемъ; не имѣю силъ, подавленный грѣхомъ. Утратиль я даръ Твой, и потому не имѣю совершеннаго благоразумія. Утратилъ я общеніе съ Тобою; потому не знаю, куда иду. Ничего нѣтъ у меня. Если имѣю что, Ты, родившись, далъ мнѣ. Крайне нищъ я; если же обогащусь, все это будетъ Твое дрованіе. И теперь оно Твое, и прежде было /с. 275/ Твоимъ. Прошу только благодати. Исповѣдаю, что чрезъ Тебя спасусь, если только спасусь.

Знаю одного богача въ Писаніи: но, будучи мудръ и вѣдая Тебя, именовалъ онъ себя нищимъ. Если богатый приписывалъ себѣ убожество, взирая на Твою державу; что скажу или что помышляю о себѣ я? Знаете вы человѣка сего. Евангеліе пересказало вамъ притчу, какъ Господь изрекъ о немъ. Всякій трудъ святыхъ бываетъ для человѣка. Господь говоритъ: былъ человѣкъ богатый, и узнавъ о сокровищѣ на селѣ, продалъ все и купилъ село (Матѳ. 13, 44). Другой то же дѣлаетъ для многоцѣннаго бисера (46). И намъ должно узнать, что особеннаго въ томъ и другомъ, а также объяснить значеніе каждаго. Оба они значатъ одно и то же. Но значеніе бисера требуетъ краткаго слова къ объясненію. Почему и разберемъ сперва сіе значеніе.

Драгоцѣнный бисеръ, находимый въ морѣ, стóитъ великой цѣны, по самой трудности находить его. Не снѣдь доставляетъ онъ, но похвалу, не наслажденіе питіемъ, но добрую славу. Великое число денегъ обременительно; а онъ облегчаетъ тяжесть. Онъ малъ, но многомощенъ; удобенъ для ношенія; не трудно уложить его на мѣсто. Легко его спрятать, но трудно найдти. Таково и небесное царство; таково Божіе слово, въ краткомъ объемѣ премудро заключающее великую силу таинъ. Не въ снѣдь предлагается, потому что оно не временное; не нищимъ назначено въ употребленіе, но постигается обогащенными вѣдѣніемъ. Изъ скудныхъ добродѣтелію никто не можетъ имѣть его; бываетъ же оно достояніемъ совершенныхъ.

Въ высокомъ дому есть ступени, по которымъ входятъ на верхъ; и въ Евангеліи есть разности между приближающимися къ Богу. Нищъ ты? оно служитъ для тебя хлѣбомъ къ утѣшенію въ нищетѣ. Немощенъ ты? оно питаетъ тебя зеленью. Тучному даетъ горчицу, а у кого болитъ печень и кто страждетъ желтухою, тому подается вино. Инымъ предлагается вмѣсто рыбы, инымъ вмѣсто пшеницы. Для /с. 276/ нѣкоторыхъ служитъ серпомъ, для нѣкоторыхъ же сѣкирой. Болѣе грубымъ предлагается ячменный хлѣбъ. И ножъ подаетъ оно для рукодѣйствія, біетъ бичемъ изъ вервій, вразумляетъ жезломъ, наказуетъ тростію. Все это — ступени въ Евангеліи. Все это сказано въ притчахъ. Ему извѣстны и богатые добродѣтелію и нищіе, извѣстны немощные и здравые вѣрою. Знаетъ оно и сильныхъ и разслабленныхъ въ благочестіи. Многихъ убиваетъ оно мечемъ, отсѣкая отъ идоловъ и отвращая нечестіе отъ народа. Оно видитъ въ тайнѣ: потому сводитъ съ неба огонь, чтобъ открыть сокровенное и истребить вземлющееся на разумъ Божій. Употребляетъ прижиганія надъ тѣми, у кого въ изнеможеніи существенные члены, и вредныя страсти отдаляетъ отъ общаго состава Церкви. Для недужныхъ оно врачъ; для подвижниковъ мздовоздаятель, для противящихся судія, для неправедныхъ отмститель. Оно бываетъ попечителемъ бѣдныхъ, промыслителемъ для вдовъ. Съ мучителями обходится какъ царь, къ смиреннымъ приходитъ какъ братъ, странниковъ встрѣчаетъ какъ домашнихъ, и сиротъ какъ отецъ. Кто злословитъ по невѣдѣнію; тѣмъ кажется оно невѣжественнымъ. И хотя само въ себѣ одно, но бываетъ всѣмъ этимъ; потому что можетъ все, что ни захочетъ, и всякому даетъ полезный совѣтъ. Посему-то много въ немъ притчей. Посему-то различны значенія. Ибо во всѣхъ изображается одинъ и тотъ же Неизмѣняемый, но подобно многострунной лирѣ, различными способами достигающій полезнаго для всѣхъ. Знаю человѣка, который вмѣстѣ врачъ и плотникъ, кузнецъ и домостроитель, приставникъ дома и земледѣлецъ, надзиратель и учитель, серебрянникъ и горшечникъ, поваръ и купецъ, и знаетъ всѣ иныя художества. Но занимаясь которымъ-либо однимъ изъ художествъ, не измѣняется въ своей природѣ. Кольми же паче неизмѣняемъ будетъ Богъ, производя многое и избирая различное?

Говорю же сіе въ предотвращеніе возраженія, будто Господь и человѣкомъ явился также образно, /с. 277/ какъ во многихъ другихъ своихъ дѣйствіяхъ. Иное дѣло — естество, иное — знаніе; иное — образъ, иное — ипостась. Строителемъ и земледѣлателемъ, скудельникомъ и кормчимъ, побѣдителемъ и подателемъ необходимаго бываетъ одинъ и тотъ же; и не для каждаго знанія рождается, но родившись единожды, съ помощію упражненія производитъ требуемое каждымъ изъ сихъ искусствъ. Человѣкъ, родившись, чтобъ произвести еще человѣка, не упражненіемъ достигаетъ сего, но по естеству производитъ совершеннаго человѣка. Сынъ Божій не чрезъ упражненіе научился, какъ явиться человѣкомъ, но съ помощію естества воспріялъ на Себя человѣка, чтобы стать тѣмъ, чѣмъ не былъ, и среди человѣковъ быть человѣкомъ.

Говорю сіе противъ Маркіона, который подобныя бредни внушалъ ученикамъ своимъ. Обращаю рѣчь къ Манесу, который хуже Маркіона разсуждалъ о воспріятіи человѣчества Сыномъ Божіимъ. Предлагается намъ на среду бисеръ. Пусть скажутъ еретики: откуда онъ и какъ рождается? Въ немъ для меня сокровище доказательства, его вмѣсто рукописанія предлагаю должникамъ, своимъ противникамъ. Пусть объяснятъ намъ рожденіе бисера. Пусть докажугъ, что онъ имѣетъ только образъ, а не самую дѣйствительность. Извѣстно, что скажутъ. Но и я знаю, какой предложить вопросъ. «Рожденный по естеству, безъ тѣлеснаго совокупленія, говорятъ, не можетъ стать человѣкомъ. Если бы сотворенъ былъ какъ Адамъ, то имѣлъ бы человѣческую ипостась. Но если родился отъ Дѣвы безъ общенія съ мужемъ, то воспріялъ на себя образъ». Умолкну предъ вами, еретики. Есть кому отвѣчать за меня. Я безмолвствую, говоритъ за меня бисеръ. Скажи же, какъ ты рожденъ? Объясни естество свое; и пристыди еретиковъ. Докажи свою существенность и разсѣй утреннія грезы. Пусть раковины скажутъ о рожденіи бисера; пусть говорятъ объ его зачатіи. Пусть слизни, живущіе въ водахъ, будутъ учителями людей, которые думаютъ о себѣ, что ходятъ по небу. Пусть /с. 278/ у безсловесныхъ и даже у неодушевленныхъ учатся возмечтавшіе, что знаютъ естество Пренебеснаго. У кого нѣтъ ни закона, ни уставовъ, отъ тѣхъ пусть пріймутъ законъ предписывающіе законы. Несносенъ для меня стыдъ, какой падаетъ на ереси: потому что у Бога требуютъ отчета въ силѣ его, и допытываются узнать способъ Божественнаго его дѣйствія. У Бога требуютъ отчета должники грѣха: потому что усиливаются изслѣдовать дѣланія неизъяснимаго естества. Осужденные судятъ судію, не зная, какъ дать отвѣтъ за себя. Если постигнете непостижимое, то оно уже не будетъ непостижимымъ. Если уразумѣете Божественное, то оно уже будетъ не Божественнымъ, но обыкновеннымъ. Если дознаетесь Невѣдомаго, какъ называетъ Апостолъ (Дѣян. 17, 23) Бога, то вѣдѣніе ваше — упраздненіе Божіей силы.

Представляю въ примѣръ то, въ чемъ могу объяснить естество. Постигаю способъ съ помощію нѣкотораго подобія, но не раскрываю силы дѣйствія. Бисеръ есть камень, образовавшійся изъ плотей; потому что бисеръ происходитъ изъ раковинъ. Посему, кто не повѣритъ, что и Богъ отъ тѣла рождается человѣкомъ? Бисеръ не отъ сообщенія раковинъ происходитъ, но отъ срастворенія молніи и воды. Такъ и Христосъ зачатъ Дѣвою безъ плотскаго услажденія. Святый Духъ изъ состава Дѣвы образовалъ воспріятое Богомъ. Рождается бисеръ, а не животное живущее въ раковинѣ, рождается, а не какъ духъ является въ какомъ либо образѣ. И Христосъ не срастворенъ Божествомъ, не простый человѣкъ и родился не какъ бы въ духовномъ образѣ срастворенный безпримѣснымъ Божествомъ. Бисеръ рождается какъ существо, но не рождаетъ другаго, подобнаго себѣ камня; такъ нѣтъ иного Христа, кромѣ рожденнаго отъ Отца и родившагося отъ Маріи. Не образъ только имѣетъ сказанный камень, но и дѣйствительное бытіе; такъ и Сынъ Божій родился въ ипостаси, а не въ образѣ только. Двухъ естествъ причастенъ многоцѣнный бисеръ, /с. 279/ чтобы показать собою Христа; потому что Онъ — Слово Божіе родился отъ Маріи человѣкомъ. Не новое сталъ имѣть естество, потому что содѣлался не другаго какого рода живымъ существомъ. Въ совершенствѣ имѣетъ двоякое естество, такъ что не утратилъ двухъ естествъ. Не первое естество — Богъ одно явилось на землѣ, и не второе — человѣкъ одно взошло на небо. Отъ совершеннаго совершенный и отъ человѣка человѣкъ, отъ Бога Богъ и отъ Дѣвы Христосъ. Плоть не удѣлила себя Божеству, человѣческое естество не обременило естества Божескаго. Не унизилось Слово союзомъ съ воспринятымъ, такъ чтобы утратить, что имѣло, и стать тѣмъ, чего не имѣетъ. Въ совершенствѣ Слово имѣетъ то, чѣмъ было, и въ совершенствѣ же имѣетъ воспринятое. Сраствореніе не сдѣлалось сліяніемъ. Не тѣло сопряглось съ тѣломъ, но человѣкъ соединился съ Божествомъ. Вино и вода, по смѣшеніи ихъ, теряютъ природу; но вино и золото, по смѣшеніи обоихъ, удерживаютъ свою природу. Богъ покрываетъ Собою воспринятое, какъ золотая стамна манну. Слово Божіе скрывается въ воспринятомъ, какъ стамна въ кивотѣ. Внѣшнее дѣлается внутреннимъ и внутреннее внѣшнимъ, чтобы доказывались и единство и ипостась. Воспріятое не манна, но соединяется со стамною, не какъ облекаемое Божествомъ, но какъ имѣющее въ себѣ Божество, подобно бисеру, который бываетъ отъ молніи, заключенной внутрь воды. Уразумѣй чинъ молніи и воды, и удивляйся притчамъ Христовымъ. Разбери, какъ несовершенная плоть служитъ бисеру, и увѣруешь, что Христосъ дѣйствительно родился отъ жены. Животное, живущее въ раковинѣ, которое не стóитъ и овола, породило камень, который дороже многихъ талантовъ золота. Такъ и Марія родила Божество, несравнимое со всею тварію. Раковина, зачавшая бисеръ, не чревоболѣла, но ощутила только въ себѣ приращеніе. И Марія съ радостію зачала Христа, ощутивъ въ Себѣ снисходящее естество. Животное въ раковинѣ, и зачавъ и родивъ, не подверглось растлѣнію, потому что ро/с. 280/дило совершенный камень, не подвергшись чревоболѣнію; и Дѣва зачала нерастлѣнно и родила не болѣвъ. Бисеръ не только зачатъ, но и возрасталъ съ продолженіемъ времени, пока не возмогъ и внѣ раковины показать свое существо; для произведенія существа нужна была плоть, и къ усовершенію онаго содѣйствовало вещество питательное. Въ пустотѣ раковины бисеръ сокрытъ былъ какъ въ утробѣ, и для усовершенія бытія какъ бы привитъ былъ къ естеству животнаго. Возрасталъ при помощи естества животнаго и пріобщился качества естества зачавшаго. Родился Сынъ безъ плотскаго сѣмени, природа принесла плодъ — Сына безъ мужа, безъ содѣйственника чадорожденію. Какія великія тайны! какіе пренебесные догматы! Природа породила не свое; родился Сынъ, не зачатый отъ мужа. Дѣва — матерь, природа — источникъ, утроба — питательница, отроковица — содѣйственница! Воспріятое имѣетъ качества естества, рожденіе произошло по достиженіи полноты, опредѣленной естеству! Родила одна жена безъ мужа, потому что Рождаемый былъ чуждъ тлѣнія. Родила Дѣва, потому что Онъ источникъ чистоты; не познавъ сласти, послужила Она дѣторожденію, потому что произвела Побѣждающаго страсти. Посему, какъ же допускать, будто воспринятъ только образъ Тѣмъ, Кто сталъ причастнымъ и естества, и сущности, и времени рожденія? Какъ же произошелъ человѣкъ, во всемъ испытавшій естество, кромѣ тлѣнія и болѣзней рожденія? Марія ничего не потерпѣла какъ жена, рождая не чревоболѣла какъ дѣва. Она не чужда была Рождаемому, потому что имѣла съ Нимъ общеніе, доставляя Ему питаніе. Она стала матерью чуждаго Сына, сообщивъ Ему воспріятое. Христосъ возрасталъ въ утробѣ, не имѣя въ томъ нужды по Божеству. Онъ сталъ Сыномъ жены, пребывая Божіимъ Сыномъ. Позналъ Марію матерь; но въ Ней Божествомъ объято человѣчество. Сталъ Сыномъ послужившей, потому что не только вѣрою она показала свою готовность, но и естествомъ содѣйствовала воспринятію.

/с. 281/ Если Слово воспріяло только образъ: на что было нужно естество? Если произошелъ только по видимости: на что была нужна жена? Если прошелъ какъ чрезъ трубу: на что было нужно время и зачатіе? Для чего Онъ вселяется въ Дѣву, если бы имѣлъ произойдти безъ участія естества? Если родился такимъ, какимъ съ неба вселился въ Дѣву, почему не прямо съ неба явился на землѣ? Если Онъ не воспріялъ на Себя человѣческаго естества, то почему не прямо изъ воздуха явился людямъ? Если Онъ имѣлъ въ Себѣ все, что нужно для домостроительства, то что Ему еще заимствовать отъ естества дѣвическаго? Богъ не дѣлаетъ излишняго и не посмѣявается. Но излишнею была бы Марія, если бы Христосъ пришелъ въ призракѣ. Посмѣявался бы Богъ, показавъ людямъ рожденіе при ясляхъ. Убѣдительность сихъ неотразимыхъ доказательствъ пусть послужитъ къ обличенію лжемудрованій. Я знаю Истину — Христа; и разсматривая бисеръ, удивляюсь Ему, какъ Богу, отъ Дѣвы воспріявшему человѣка.

Имѣю и другое доказательство дѣйствительности Его воплощенія, именно возрастаніе до совершеннаго возраста. Если Слово имѣло одинъ образъ, то облеклось какъ одеждою; но укажите одежду, которая бы возрастала. Если Христосъ пришелъ въ призракѣ, покажите ризу, которая бы прибывала и дѣлалась свѣтлою, а не ветшала. И если Христосъ пришелъ въ призракѣ, то какъ изъ младенца возрасталъ въ состояніе совершеннаго мужа? Возрастаніе свидѣтельствуетъ о зачатіи и зачатіе о возрастаніи; какъ одно не было мгновенно, и другое не преступило опредѣленнаго природою времени. Призраки не имѣютъ ничего общаго съ естествомъ, но, какъ одежды, суть изобрѣтенія искусства. Какая же нужда была въ естествѣ, когда Христу служило орудіемъ искусство? Какая была нужда въ зачатіи отъ жены, когда бъ составъ тѣлесный происходилъ не отъ живыхъ человѣковъ, но могъ быть найденъ въ землѣ? Божескому естеству послужила /с. 282/ Дѣва; потому и сообщила Ему чистое естество. Если для служенія требовалось дѣйствительное участіе, человѣкъ могъ его совершить. Если же служеніе было призрачное, это значило бы, что Божество пользовалось человѣческимъ искусствомъ.

Утроба Дѣвы послужила Божеству, и за готовность послушанія пріяла Она въ награду безболѣзненность. Предложила въ служеніе такое естество, которое должно было болѣть, и пріяла его неболѣзнующимъ. Принесла даръ немощный, а пріяла его крѣпкимъ. Принесла въ даръ утробу удобоболѣзненную, и пріяла ее неповрежденною. Врачъ, воспріявшій отъ Нея природу, за сіе возстановилъ ее здравою. Не человѣкъ былъ требовавшій Дѣвы для чадорожденія, но Богъ. Посему сообщилъ естеству то, чего оно не имѣло, дабы показать, что пришелъ не повредить естество, но соблюсти невредимымъ. Раждаемый былъ бисеръ: потому, раждаясь, исшелъ безъ болѣзней и мукъ. Онъ не былъ грубъ, подобно чему либо земному, не былъ текучъ, подобно чему-либо влажному; это былъ младенецъ, въ которомъ подъ простымъ естествомъ сокрытъ былъ совершенный Богъ. Посему Дѣва, силою Пребывающаго въ Ней, родила естественно, но ничего не потерпѣла. Печать дѣвства не нарушена ни зачатіемъ Христовымъ, ни рожденіемъ.

Необходимость заставляетъ меня продлить слово и подробнымъ объясненіемъ доказать еретикамъ, что Христосъ родился человѣкомъ, а не въ призракѣ явился. Мы, какъ зачинаемся съ растлѣніемъ, такъ и раждаемся съ болѣзнями. Но Христосъ не такъ родился: Онъ рожденъ безболѣзненно, потому что зачатъ нерастлѣнно. Въ дѣвѣ облекается плотію, но не отъ плоти, а отъ Святаго Духа; потому родился отъ Дѣвы: ибо Духъ разверзъ утробу, дабы исшелъ Человѣкъ, создавшій естество и сообщившій Дѣвѣ силу возрастить Его, Духъ вспомоществовалъ при рожденіи непознавшей мужняго ложа; потому рожденное не нарушило печати дѣвства, и Дѣва пребыла безъ болѣзней.

/с. 283/ Знаю, что многіе получаютъ назадъ лучшее, нежели что сами даютъ. Когда берутъ что художники, тогда полученное въ неисправномъ видѣ возвращаютъ въ исправномъ видѣ. Тѣмъ паче Богъ, заимствовавъ здравое, возвратилъ не худшимъ, но лучшимъ. Посему заимствовавъ нерастлѣнное естество, родившись чрезъ оное, содѣлалъ его непричастнымъ страданій. Цари даютъ преимущества городамъ, въ которыхъ вступили на престолъ, или родились. Ужели же Сынъ Божій Дѣвѣ, содѣлавшейся матерію Его, не сообщилъ бы дѣвства, тогда какъ могъ? Иные землевладѣльцы отъискиваютъ источники и умно придуманными средствами улучшаютъ качества водъ и растворенія воздуха. Не тѣмъ ли паче Христосъ могъ исправить и то, что, по-видимому, затруднительно было для естества, и какъ единственный изъ человѣковъ могъ сдѣлать, чтобы родившая матерь осталась единственною изъ многихъ. Какъ единъ Христосъ родился отъ Дѣвы, такъ надлежало, чтобы и родившая Его Марія одна пребыла Дѣвою, содѣлавшись матерью безъ болѣзней рожденія. Собственное твое естество да не ослѣпляетъ тебя до невѣрія Божеству. Страстное тѣло твое да не совращаетъ твой умъ, чтобъ укорять тебѣ естество человѣческое, Христосъ пришелъ не страстямъ поработать, но истребить грѣхъ. Не для того облекся въ тѣло, чтобъ посмѣяться надъ естествомъ; Онъ не уклонился отъ воспріятія, чтобы принять, какъ вы думаете, только образъ. Если бы кто думалъ при посредствѣ только образа сдѣлать что-нибудь достойное удивленія, то конечно еще болѣе сдѣлалъ бы посредствомъ самаго естества. Если Христосъ почтилъ образъ естества; то прекрасно естество удостоенное чести Божествомъ. Если пришелъ Онъ въ образѣ для исправленія, то тѣмъ болѣе достойно удивленія естество образа, которое можетъ быть дѣйствительнѣйшимъ къ исправленію. Если же образъ ни къ чему не могъ содѣйствовать, то безъ него надлежало совершить предположенное. Если ничего не могъ совершить, явившись только въ образѣ, то напрасно облекался бы въ безполезное.

/с. 284/ Обратите вниманіе на бисеръ, и не вдавайтесь въ заблужденіе; ибо не перестану продолжать обличеніе, пока не вразумлю возражающихъ. Смотрите, это — не призракъ, но дѣйствительная вещь, и почудитесь сотканію вещества. Сей многоцѣнный камень недѣлимъ; такъ воспріятаго никто не отдѣлитъ отъ Божества. Молнія и вода пришли въ согласіе; двѣ противоположности сочетались. Какъ же ты не знаешь того, что у тебя въ рукахъ, и любопытствуешь знать о томъ, чего у тебя нѣтъ? Отъ огня молнія и огонь; потому и свѣтитъ и жжетъ. Изъ воды раковины, и отъ воды растутъ. Какъ же молнія не пожгла тѣла въ раковинѣ? Какимъ образомъ существенно соединились вода и огонь и не повредили другъ другу? Ты не можешь сказать сего; но принужденъ вѣрить тому, что видишь и что осязаешь. Пусть природа, которой не умѣешь объяснить, будетъ для тебя свидѣтельствомъ, что Сынъ Божій раждается безсѣменно. При существенномъ вступленіи въ согласіе двухъ противоположностей, въ томъ и другомъ естествѣ, видимы ипостаси.

Предупреждаю ваше возраженіе. Знаю, что нѣкоторые изъ васъ говорятъ: «Богъ не рожденъ, плоть видима. Богъ безстрастенъ, естество страстно. Какъ между такими противоположностями произошло согласіе къ составленію одной ипостаси»? У тебя есть бисеръ истолкователь и изъяснитель всего сказаннаго. Огонь означаетъ Божество, а вода — воспринятое. Не вода восприняла молнію; потому что она тяжела и не восходитъ до превыспренности огня. Молнія, низлетѣвъ, соединилась съ водою, и раковина, какъ бы смутившись, заключила въ себѣ вступившіе въ соединеніе огонь и воду. Теплота тѣлесная присоединилась къ привзошедшему, а твердость сомкнувшихся створокъ нѣжное предохранила отъ разліянія. Естество чрезъ соединеніе возращало, что было въ немъ заключено: съ теченіемъ времени, вода и огонь стали бисеромъ. Такъ и Евангеліе говоритъ, что Духъ Господень найдетъ на Дѣву (Лук. 1, 35). Для чего? Чтобъ получить Ей силу, вмѣстить /с. 285/ въ Себѣ Божество: и сила Вышняго осѣнитъ тя. Молнія пребудетъ въ твоемъ естествѣ; потому что раждаемое тобою свято, наречется Сына Божій. Не сказалъ: рожденное снова родится; не сказалъ: раждаемое силою или Святымъ Духомъ, но: раждаемое тобою [1], въ доказательство, что естество Дѣвы служитъ Божеству, и что воспріятое въ Ней и отъ Нея сопряжено съ Словомъ и Богомъ. Если бы не сказалъ: раждаемое тобою, то, можетъ быть, въ правѣ были бы мы подумать, что Слово восприняло только образъ. Въ нѣкоторыхъ спискахъ нѣтъ сего слова: тобою. Но если, еретикъ, и нѣтъ слова тобою: смыслъ сего присовокупленія заключается въ сказанномъ: тѣмъ же и раждамое, что означаетъ присоединеніе воспринятаго. Зачатіемъ доказывается дѣйствительность естества и отвергается мысль о призракѣ. И рѣчь Архангела подтверждаетъ, что Божество осѣнило Дѣву не для чего иного, какъ для того, чтобъ родился человѣкъ: потому что Господь могъ мгновенно явиться цѣлой землѣ, если бы не вознамѣрился пожить съ человѣками, дѣйствительно соединясь съ человѣкомъ.

Вглядись въ бисеръ и найдешь указаніе на два естества: въ его блескѣ указаніе на Божество, въ бѣлизнѣ — на воспринятое. Въ бѣломъ видишь блистающее: въ совершенствѣ воспринятаго усматриваешь обитающую въ Немъ силу. Въ твердости бисера указаніе на человѣческое естество; въ гладкости указаніе на небесное происхожденіе; въ водѣ, вошедшей въ составъ его, указаніе на земное естество, въ огнѣ — на ипостась Божества. Есть много и другихъ предметовъ, въ которыхъ изъ двухъ бываетъ одно; но они не раждаются какъ бисеръ, и не составляются изъ Огня и воды.

/с. 286/ Однако же смотри, и не во всякомъ бисерѣ ищи себѣ образца; ибо не всякій есть настоящій бисеръ, и имѣетъ въ себѣ сказанныя нами совершенства. Много такихъ бисеровъ, въ которыхъ большая часть тускла. Однѣ раковины живутъ въ глубинѣ, другія въ мѣстахъ мелководныхъ, любятъ грязь, поглощаютъ разную нечистоту, рѣдко содержатъ въ себѣ добрые бисеры. Есть и другая причина несовершенства бисера: если время его рожденія не достигло своей полноты, то, преждевременно происшедши на свѣтъ, оказывается каменистымъ; почему многіе и изъ глубины добытые бисеры не одобряются. Если бисеръ не достигъ совершенства, то не годенъ. Ибо по большей части находятъ только раковины, и вынимаютъ изъ нихъ бисеръ. Совершенными же называются только тѣ, кои достигнутъ полнаго возраста; и совершенно образовавшись въ силу естества, не вынуты изъ раковинъ, но сами раждаются; такіе бисеры имѣютъ великую цѣну.

А если желаешь узнать, что и морскія животныя суть вода, то читай законъ и услышишь, какъ Богъ свидѣтельствуетъ, что повелѣлъ водамъ съ прочими животными произвести и живущихъ въ раковинахъ; ибо это пресмыкающіяся въ водахъ. Бисеръ происходитъ изъ нечистыхъ животныхъ: и Христосъ родился отъ естества подвергшагося нечистотѣ и имѣющаго нужду въ очищеніи Божіимъ посѣщеніемъ. Какъ молнія проницаетъ все, такъ и Богъ. И какъ молнія озаряетъ сокровенное, такъ и Христосъ очищаетъ и сокровенное естества. Онъ очистилъ и Дѣву, и потомъ родился, дабы показать, что, гдѣ Христосъ, тамъ проявляется чистота во всей силѣ. Очистилъ Дѣву, предуготовавъ Духомъ Святымъ; и потомъ утроба, ставъ чистою, зачинаетъ Его. Очистилъ Дѣву при Ея непорочности; почему и родившись, оставилъ Дѣвою. Предъ восходомъ солнечнымъ все дѣлается свѣтовиднымъ. А если солнце, выходя наружу, все озаряетъ собою; что произведетъ оно всецѣло заключенное въ храминѣ? Если Христосъ, озаривъ Павла съ небесъ, обратилъ къ /с. 287/ благочестію, и волка сдѣлалъ овцею, гонителя Апостоломъ, безчеловѣчнаго сердобольнымъ, и непокорнаго благопокорнымъ, то не тѣмъ ли паче Божіе Слово, внутренно пребывая въ Маріи, содѣлывало Ее чуждою всего нечистаго и плотскаго? Пріялъ залогъ — вѣру Отроковицы, и благодать не только преклонилась къ Ней, но по справедливости сообщила Ей силу нетлѣнія. Вѣра принесла въ даръ естество, а благодать, воспріявшая его, не попустила уже прикоснуться къ нему тлѣнію, но усвоила себѣ, какъ царь, взявши себѣ въ собственность сосудъ простолюдина. И стала Марія не женою, но дѣвою, по благодати. Не говорю, что Марія стала безсмертною, но что, осіяваемая благодатію, Она не возмущалась грѣховными пожеланіями.

Люблю евангельскій камень; потому что сталъ пищею душѣ моей. Дивлюсь бисеру; потому что бесѣдуетъ со мною о томъ, что повѣствуется о Христѣ. Предложилъ я притчу, потому что сообщила мнѣ сугубое вѣдѣніе. Въ ней позналъ я раствореніе естества и силу Божества. Я понялъ согласіе противуположностей и измѣненіе естественнаго порядка. Вижу, что два вѣка сведены въ единый союзъ; благодать запечатлѣла согласіе и не нахожу способа отдѣлить одно отъ другаго. Понимаю различныя силы, но круглота бисера не даетъ мнѣ понять, какъ онѣ сочетались. Отвсюду онъ ровенъ; и Христосъ отъялъ неравенство, и какъ художникъ сомкнулъ два вѣка, и никто не можетъ ихъ разнять. Створки у раковинъ разнимаются, но размѣры у бисера неразличимы; тѣ подлежатъ раздробленію, а онъ нераздробимъ: въ этомъ ты можешь видѣть двѣ скрижали закона и единообразный, многоцѣнный указатель Евангелія. Въ законѣ — земное, въ Евангеліи — небесное. Вотъ раковина и бисеръ, которые сочеталъ Христосъ. При помощи благодати восходя до рожденія, и вникая въ естество мысленнаго бисера, позналъ я силу, уразумѣлъ союзъ, постигъ естество. Желаю уразумѣть также искусство Премудраго Зиждителя.

/с. 288/ Уразумѣваю, что Зиждитель есть дѣлатель и познаю, что воздѣлываетъ Онъ не землю, но согласіе естествъ. Не сѣять и жать предпріемлетъ, не грозды обираетъ и влагаетъ въ великое точило. Человѣческому естеству даетъ Онъ взаемъ Сына, чтобъ въ ростъ за Него принять власть надъ всякою душею. За сей долгъ укрѣпляетъ за Собою всякую земную пажить, и по краткомъ обращеніи дѣлается Господиномъ всѣхъ, не только какъ Создатель, но и какъ Искупитель. Не только какъ Богъ, но и какъ искупающій изъ работы, даетъ бисеръ, чтобъ не утратить въ естествѣ и самаго овола. Даетъ Сына, чтобъ подчинить раба. Какое великое человѣколюбіе! какое отважное предпріятіе — ввѣрить бисеръ раковинѣ, и за оволъ отдать на поруганіе драгоцѣнный камень!

Видишь ли человѣка купца? Понимаешь ли, кто сей продавшій все, чтобъ купить бисеръ? Познаешь ли, какъ сей богатый владѣлецъ отдаетъ все, чтобъ пріобрѣсти село, и на немъ сокровище? Это — Отецъ, чрезъ Сына покупающій все годное въ человѣчествѣ. Онъ продалъ всѣ земныя свои стяжанія, чтобъ купить ту ниву, которую Самъ создалъ и отдалъ Адаму, а сей утратилъ ее пожеланіемъ суетнаго. Покупаетъ село не для того, чтобъ воспользоваться землею, но ради сокрытаго сокровища. Что жъ значитъ село? — Тѣло человѣческое; а сокровище — душа. Итакъ, ради души, которую сотворилъ Онъ по образу и подобію Своему, продаетъ все и посылаетъ Сына купить сіе владѣніе. Мучитель не продалъ бы Божеству, если бы Оно не носило на Себѣ человѣчества. Онъ зналъ могущество и боялся перепродажи. Но продаетъ человѣку, зная его немощь, зная, что, когда захочетъ, силою обмана отъиметъ и владѣніе и сокровище. Итакъ посылаетъ къ мучителю Сына, и говоритъ ему: «отдай ему всѣ прочія владѣнія, о которыхъ нѣтъ спора, что они Мои. Одинъ человѣкъ своимъ произволомъ дѣлаетъ владычество Мое сомнительнымъ. Но за исповѣданіе и отрицаніе имѣетъ въ себѣ сокровище уподобленія Богу. Поелику въ томъ Моя слава, чтобъ не утра/с. 289/тить, что создалъ Я на служеніе Себѣ; то отдай ему скотовъ и всѣхъ безсловесныхъ, освободи только человѣка. Предоставь ему свиней въ странѣ Гергесинской и купи село и сокровище, избавивъ человѣка отъ власти демонской. Свиньи, ослы, волы и львы не приносятъ славы обладающиму ими. Человѣкъ приноситъ въ даръ великое, потому что жертва его не изъ чего-либо тлѣннаго и снѣднаго, но изъ небесныхъ сокровищъ». — Вотъ что значитъ село, вотъ что значитъ сокровище! Покупающій — Отецъ; посредникъ — Христосъ. Онъ пришелъ какъ странникъ; купилъ, какъ купецъ; вступилъ во владѣніе, какъ Владыка. Ибо Онъ и Отецъ Божествомъ едино суть. По естеству воспринятому вступилъ во владѣніе, былъ посредникомъ при уплатѣ, купилъ, преодолѣлъ силою, взялъ село; а мучитель и не зналъ, что продалъ вмѣстѣ и сокровище. Христосъ взялъ человѣка, какъ раба; а врагъ и не зналъ, что продалъ съ нимъ и скотъ его. Христосъ овладѣлъ человѣкомъ и вмѣстѣ взялъ на Себя и принадлежащее рабу. Всѣ безсловесныя были порабощены Адаму. Врагъ думалъ, что, взявъ ихъ, имѣетъ въ своей власти за тѣло Адамово. Но они пошли за проданнымъ властелиномъ, признавая естественное владычество. Мучитель продалъ и человѣка и всѣхъ безсловесныхъ, потому что человѣкъ въ своемъ произволеніи принесъ ихъ въ даръ Богу; посему-то, наконецъ, съ Израилемъ пріобрѣлъ Онъ всѣ народы. Купилъ Христосъ село на крестѣ, давъ въ цѣну святую кровь. Вступилъ во владѣніе пажитію, когда воскресъ; изгналъ мучителей и приставилъ своихъ. Селомъ стала вся земля, а сокровище — сокровенные на ней святые. Взялъ видимое владѣніе, чтобы, когда захочетъ, взять и сокровенное богатство. Вступилъ во владѣніе пажитію живыхъ, но взялъ вмѣстѣ и невидимыхъ мертвецовъ; согласился не брать пока сокровища, чтобъ взять въ день общаго воскресенія. Удалился не на долго, приставивъ стражей къ сокровищу и смотрителей къ селу, чтобы, когда повелитъ, сокровище представлено было /с. 290/ Царю въ воскресеніи. Сокровище положено въ скудельномъ сосудѣ; ибо мѣсто дѣйствія — село скудельничье. Богъ сказалъ Пророку: сниди въ село скудельниче (Іер. 18, 1). Какого же скудельника, какъ не Бога? Ибо Онъ сотворитъ воскресеніе на селѣ томъ. До скончанія вѣка претворяетъ село въ бреніе тѣлами человѣческими; по окончаніи обожжетъ сосуды, т. е. тѣла святыхъ благодатію, тѣла грѣшныхъ огнемъ геенскимъ.

Претвореніе бисера уже было; потому что онъ не остается зарытымъ на селѣ, но тотчасъ поемлется купцемъ. Это начатокъ креста; потому что и Одинъ воскресъ, такъ какъ Одинъ и купленъ (ἠγόρασθαι). Купилъ же бисеръ не по смерти, потому что крестомъ обратилъ въ бѣгство крѣпкаго, побѣдилъ его и потомъ взялъ вооруженіе его, и расхитилъ его добычу. Посему говоритъ: область имамъ положити душу Мою, и пріяти ю (Іоан. 10, 18). Поелику имѣлъ власть надъ смертію и прежде, нежели самъ умеръ; то казалось, что бисеръ обладается не столько врагомъ, сколько естествомъ. И пока еще былъ на землѣ, сдѣлалъ договоръ. Наградою Ходатая сталъ бисеръ. Ибо скудоумный не узналъ Владыку, и презиралъ Его. Христосъ взялъ награду: взялъ село, взялъ и цѣну села; потому что неразумное естество послѣдовало за тѣмъ, кто былъ вождемъ съ самаго начала. Имѣетъ власть надъ живыми на селѣ. Имѣетъ владычество надъ мертвыми въ сокровищѣ. Имѣетъ воспріятое, увѣковѣченное въ бисерѣ. Имѣетъ залогъ, благодать Святаго Духа, помазавшую тѣло Христово на борьбу съ мучителемъ. Ибо сіе назначилъ за побѣду Отецъ и далъ въ награду Побѣдителю.

Остановимся на сказанномъ выше и въ началѣ, чтобы въ краткомъ обзорѣ замѣтить всѣ подробности, какъ должно. Бога Отца наименовало слово земледѣлателемъ, зиждителемъ, купцемъ, скудельникомъ, ходатаемъ и заимодавцемъ, мздовоздаятелемъ и щедролюбцемъ. Велико поистинѣ слово Господне; въ двухъ изреченіяхъ заключило такую силу вѣдѣнія [2]!

/с. 291/ И Евангеліе также можетъ быть названо бисеромъ: потому что въ немногихъ письменахъ объемлетъ такую силу таинъ, и на бѣдной хартіи содержится небесное вѣдѣніе. А еретики говорятъ, что Сынъ Божій погнушался пріять на Себя естество человѣческое. Богъ ввѣрилъ небо хартіи; а Сыну не принять на Себя естество человѣка! Не говорю, что и то и другое равно между собою; но показываю, что Отецъ благъ къ намъ, кротокъ и любвеобиленъ. Не въ призракѣ явился Христосъ нынѣ; Божество не удовольствовалось жалкимъ призракомъ, чтобы жить въ немъ на землѣ. Естество земнаго владыки воспринялъ на Себя Владыка естества, чтобъ укрѣпить за Адамомъ утраченное имъ по обольщенію. Если въ призракѣ явился Христосъ; то и сыномъ Божіимъ былъ въ призракѣ. Смотри, до чего ниспадаютъ еретики. Они въ опасности вовсе отрицать бытіе Христово. Замѣть неразуміе; у него есть только языкъ, и нѣтъ ума; оно говоритъ, что хочетъ, а не понимаетъ, что открываетъ слѣдствіе. Представлю заимодавца Бога, и покажу тебѣ, еретикъ, какъ въ Дѣвѣ воздѣлалъ Онъ бисеръ. Еще покажу тебѣ, какъ Дѣлатель въ заемъ естеству далъ Божество. Хочу показать и то, какъ купецъ, взявъ въ сообщество съ собою человѣка, у котораго былъ оволъ, сдѣлалъ его богатымъ, такъ что долгъ уплаченъ, и человѣкъ почтенъ, и въ непоколебимой власти имѣетъ у себя царствіе Божіе. Обнищавшее естество пріяло въ себя Бога и вступило въ борьбу съ мучителемъ. Сынъ принялъ участіе въ совѣтѣ Отчемъ; и пролилъ потъ, чтобы въ куплѣ не дать мѣста грѣху; возвысилъ цѣну благодатію. Грѣхъ льстилъ страстямъ, а Онъ одержалъ верхъ надъ грѣхомъ. Показалъ мучителю природу и далъ ему поводъ думать, что имѣетъ онъ дѣло съ человѣчествомъ. Показалъ человѣку милость Отца, возвѣстилъ о скорби умныхъ Силъ и о враждѣ съ земнымъ. Убѣдилъ искать примиренія, сталъ по/с. 292/средникомъ мира, обѣщалъ примиреніе, указалъ способъ, а именно, что миръ будетъ пріобрѣтенъ крестомъ, и устроилъ дѣло такъ, что рабъ притекъ ко Владыкѣ, сынъ позналъ Отца. Ставъ защитникомъ въ борьбѣ съ мучителемъ, утвердилъ владычество за Отцемъ и раба дѣйствительно освободилъ отъ горькаго мучительства.

Послушай, наконецъ, и объ искусствѣ земледѣлателя. Ибо у Христа въ каждомъ Его званіи свой способъ дѣйствованія въ отношеніи къ человѣчеству и брань со грѣхомъ. Посему не почитай страннымъ разнообразнаго толкованія. Богъ есть источникъ различныхъ совершенствъ. Онъ какъ бы сраспростирается, въ какой мѣрѣ достаетъ у кого силъ, и какъ бы расширяется, сколько и когда можетъ кто уразумѣть. Къ естеству Дѣвы привилъ Онъ Божество, и какъ бы въ нѣкоемъ отверстіи сокрылъ Своего Сына, чтобъ воспріятіемъ человѣка, пріобщившись качества, содѣлать естество общимъ. Посему Марія для Отца стала древомъ, для Сына матерью, а для человѣковъ источникомъ вѣчнаго живота и востокомъ нетлѣнія. Въ привитіи связкамъ соотвѣтствуютъ пророческія свидѣтельства; отверстію — согласіе естества. У земледѣлателя есть свой ножъ, очищающій и дѣлающій гладкимъ, — это предуготовляющаяся сила Святаго Духа. Есть и въ древѣ способное къ принятію совершеннѣйшаго естества; это вѣра святой Дѣвы-Жены. Не сомнѣвайся, человѣкъ, въ разсужденіи сказаннаго; потому что невидимое усматривается вѣрою. Безъ недовѣрія принимай повѣствуемое, самъ по себѣ зная, каково состояніе невидимаго. Если бы въ тебѣ не было души, то глазъ не видѣлъ бы, ухо не слышало, гортань не ощущала вкуса, руки не дѣйствовали. Слѣдовательно все дѣлаетъ душа, но содѣйствуетъ и тѣло. Такъ при изумительныхъ дѣлахъ Божіихъ представляй себѣ, что Божія сила всѣмъ управляетъ съ неизреченнымъ разумомъ. Земными искусствами и достоинствами хочу увѣрить тебя касательно рожденія. И не для того объясняю разными способами, чтобы изъ мно/с. 293/ гихъ, хотя однимъ достигнуть успѣха, но для того, чтобъ приписывая Премудрости многое, доказать неистощимость средствъ у Божества; потому что во всѣ времена Своимъ особеннымъ способомъ противоборствовало Оно грѣху. Такъ въ рожденіи; но иначе по рожденіи, другимъ образомъ при возрастаніи, и инаково въ мужескомъ возрастѣ. И надобно по порядку разсматривать, какимъ образомъ каждый способъ соотвѣтствовалъ своему времени. Но повѣрь сказанному; потому что и самъ Спаситель сказалъ: Азъ есмь лоза, вы же рождіе, и Отецъ Мой дѣлатель (Іоан. 15, 1. 5). А я тебѣ и изъ искусства представлю подтвержденіе сказаннаго. Къ миндальнымъ деревамъ прививаютъ почки лучшихъ деревъ; другіе же прививаютъ и листья; подобнымъ образомъ поступаютъ и съ виноградными лозами. Посему, что невѣроятнаго, если Богъ подобное сему искусство употребилъ и для невидимаго, и какъ бы привилъ къ Слову воспринятое, или къ воспринятому Божество? Впрочемъ Дѣва родила не отъ сообщеннаго Ей сѣмени. Да не будетъ сего! Напротивъ того, Она предала Свою невозбужденную сущность. И премудрость создала себѣ домъ изъ камней необсѣченныхъ. При построеніи не было слышно звуковъ желѣза; потому что рожденію Маріину не послужилъ мужъ, послужило же одно дѣвство. Самородные были камни, не приготовленные руками человѣческими. Такъ и въ Маріи берется самородное воспріятіе, извлеченное изъ естества нашего чистѣйшею Дѣвою. Какъ изъ земли взятые камни, воспріятое возрастало съ помощію естества, и Божество, по причинѣ чистоты естества, пребыло неоскверненнымъ. Храмъ построенъ былъ безъ желѣза. Христосъ родился безъ истлѣнія и болѣзней. Единая земля послужила, какъ и единая Дѣва зачала. Земля доставила камни не отъ иного какого-либо взятые, но сама отъ себя дала ихъ безъ труда и испытанія. Такъ и въ Дѣвѣ никто не содѣйствовалъ воспріятію, не отъ Нея заимствовано. Иначе Она была бы питательницею, а не матерію, хранительницею залога, а не источникомъ /с. 294/ совершеннѣйшаго чадорожденія. Евангеліе наименовало Ее Матерію, а не питательницею; но и Іосифа наименовало отцемъ, хотя нимало не участвовалъ онъ въ рожденіи, наименовало же не ради Христа, но ради Дѣвы, чтобы не почли Ее родившею отъ блуда, какъ осмѣлились говорить Іудеи. Наименованіе не даетъ природы; и мы называемъ отцами старцевъ, которые не родили насъ. Природа дала наименованіе, а время сообщило честь; потому что залоги обрученныхъ — Дѣвы и Іосифа дали право и не родившаго именовать отцемъ. Палмы мужескаго пола, пріосѣнивъ палмы пола женскаго, дѣлаютъ ихъ оплодотворенными, не смѣшиваясь съ ними и не сообщая имъ никакой сущности. И нѣкоторыя изъ смоковницъ, даже здоровыхъ, не приносятъ плода, а именно, которыя растутъ не подъ сѣнію смоковницъ мужескаго пола. Поэтому, какъ сіи растенія и не раждая именуются отцами; такъ и Іосифъ названъ отцемъ, не бывъ мужемъ Дѣвы. Великое таинство! Всю тварь надобно призвать къ изслѣдованію. И еще болѣе естество разумѣнія должно приступить къ свидѣтельству. Ибо совершившееся выше всякаго разумѣнія. Почему же всякому разумному естеству не приложить отъ себя доказательствъ? Раждаемое — Богъ, и все да престанетъ на служеніе Ему; Богъ родился человѣкомъ: всякое естество должно предстать и дивиться Творцу. Да изумляются тому, какъ все устроилъ Онъ. Да увѣрятся, что невозможное по естеству возможно для Него. Да уразумѣютъ, что, если что Ему угодно, то и бываетъ, и нѣтъ Ему нужды въ естествѣ. Да вразумятся Еллины, что все сотворилъ не потому, что было вещество, но потому, что восхотѣлъ. Да убѣдятся, что безъ вещества произведенъ и міръ и все въ мірѣ. Ибо вотъ безъ сочетаваемаго естества произвелъ человѣка, который объемлетъ въ себѣ и невидимый и видимый вѣкъ.

Не достанетъ одного меня къ изъясненію. Пусть вѣщаютъ со мною и природа, и искусство, и умственныя произведенія. Пусть говоритъ небо, пред/с. 295/ставившее въ свидѣтели звѣзду, которой не пріяло оно отъ Зиждителя вмѣстѣ съ солнцемъ и луною. Пусть эѳиръ свидѣтельствуетъ молніею, представивъ въ раковинахъ подобіе имѣвшаго быть рожденія отъ Дѣвы. Земля да вопіетъ о сокрытомъ въ ней сокровищѣ, море — о бисерѣ, еще не явившемся. Земледѣліе, строительное искусство, тщательность купцевъ, изобрѣтательность рыбарей, совѣтъ царей, ополченіе военачальниковъ, восклицаніе народа, приношеніе мудрецовъ, проницательность звѣздослововъ, смятеніе мучителей, злоумышленіе злонравныхъ іереевъ, исповѣданіе младенцевъ, пророчество пастыей, — все да соберется свидѣтельствовать о рожденіи Бога, чтобы хотя симъ увѣрились еретики, что Христосъ явился не въ призракѣ, но въ естествѣ человѣческомъ родился отъ Дѣвы.

Іудеи говорятъ: «не вѣримъ, что Богъ жилъ съ человѣками какъ человѣкъ». Но вѣрятъ они, что Богъ заключался въ божественномъ кивотѣ. А что больше, кивотъ или человѣкъ? Если вѣришь, что Богъ былъ въ кивотѣ, то почему не вѣришь, что Богъ пребывалъ на землѣ среди человѣковъ? «Мы не вѣримъ, что, будучи Богомъ, Онъ распятъ». Почему же не вѣришь, что кивотъ, въ которомъ былъ Богъ, плѣненъ былъ иноплеменниками? Какъ кивотъ, по-видимому, подвергся безчестію; такъ и Богъ-Слово, будучи безстрастенъ, терпѣлъ поруганіе въ воспринятомъ естествѣ, когда былъ распятъ. И какъ кивотъ у иноплеменниковъ поразилъ и низложилъ Дагона; такъ Христосъ на крестѣ обратилъ въ бѣгство діавола, вразумилъ хулителей и не вѣрующимъ сообщилъ невольное вѣдѣніе Божественной силы Своей. — Не вѣрите, что Христосъ, умерши, въ третій день воскресъ? Почему же вѣрите, что Іона, по трехдневномъ пребываніи во чревѣ китовомъ, вышелъ здравымъ и невредимымъ? Не вѣрите, что Дѣва родила человѣка и Бога? — Почему же вѣрите, что великолѣпный храмъ построенъ былъ изъ нетесаныхъ камней (3 Цар. 6, 7), что во все время сооруженія не было въ дѣйствіи желѣзо, и однако же /с. 296/ онъ былъ прекраснѣйшій изъ всѣхъ зданій и храмовъ? Несносно для меня ослѣпленіе Іудеевъ: потому что владѣютъ доказательствами и не вѣруютъ. Несносно для меня неразуміе еретиковъ; потому что вѣрятъ Еллинамъ и не вѣрятъ божественнымъ Писаніямъ. Если не былъ построенъ безъ желѣза домъ на служеніе Богу, т. е. храмъ: то Христосъ пришелъ въ призракѣ. Но если и доселѣ существуетъ основаніе храма: то не спорьте, но вѣруйте.

А я готовъ и умереть за сію вѣру. Причтите меня къ Еллинамъ, если не желаю умереть за Христа. Что до моихъ силъ, то боюсь смерти; но упованіе мое — Христосъ. Самъ по себѣ страшусь, но о Христѣ дерзаю. Онъ — бисеръ, а я — бреніе. Онъ — сокровище, а я — пепелъ. Онъ — жизнь, а я — смерть. Онъ — правда, а я — грѣшникъ. Онъ — истина, а я — ложь: потому что изъ любви къ суетѣ произвольно утратилъ истину. Онъ далъ мнѣ естество, и я привелъ его въ запустѣніе страстями. Онъ даровалъ мнѣ достаточную волю, а я содѣлалъ ее скудною, связавъ грѣхами. Онъ снизшелъ на море, и не взирая на многія опасности, извлекъ оттуда бисеръ. Божество соприсутствовало въ искушеніяхъ, и воспринятое Имъ вознесло отъ земли на небо. Онъ много трудился на селѣ и утрудился на крестѣ, чтобы во гробѣ, открывъ сокровище святыхъ, присвоить Себѣ. Потрудимся и мы, чтобъ стать участниками въ куплѣ Спасителя нашего Іисуса Христа: потому что Ему подобаетъ слава, честь и поклоненіе съ безначальнымъ Его Отцемъ, и съ Пресвятымъ, и благимъ, и животворящимъ Его Духомъ, нынѣ и всегда, и въ безпредѣльные вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Слово: Тобою — ἐκ σοῦ встрѣчается во многихъ древнихъ переводахъ Н. З. (Сирск., Еѳіоп., Вульг. и др.), въ писаніяхъ нѣкоторыхъ отцевъ (Григор. Чудотв., Епиѳан., Аѳанас. Алекс., Златоуста, Дамаскина) и въ рукописяхъ греч., о которыхъ упоминаетъ Шольцъ и Маттей (N. T. Graece Scholz 1830. Matthaei Evang. Lucae. 1786).
[2] Вѣроятно, преп. Ефремъ подъ двумя изреченіями разумѣетъ двѣ /с. 291/ притчи: о селѣ и о бисерѣ, о которомъ упомянулъ онъ въ началѣ и корыя изъясняетъ въ семъ словѣ.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть вторая. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1895. — С. 273-296.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.