Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 18 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ Сиринъ, одинъ изъ великихъ отцовъ Церкви IV вѣка, названный современниками «сирскимъ пророкомъ и учителемъ». Родился ок. 306 г. въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитали своего сына въ страхѣ Божіемъ. «Отъ предковъ я получилъ наставленіе о Христѣ, — говоритъ преп. Ефремъ, — родившіе меня по плоти внушили мнѣ страхъ Господень... Предки мои исповѣдали Христа предъ судьею; я родственникъ мученикамъ». Въ ранней молодости преподобный отличался вспыльчивымъ и раздражительнымъ характеромъ, но, случайно попавъ въ тюрьму по ложному обвиненію, духовно прозрѣлъ, удостоившись слышать гласъ, призывающій его къ благочестію. Послѣ этого онъ оставляетъ міръ и становится ученикомъ св. Іакова, будущаго святителя Низибійскаго. Подъ руководствомъ свт. Іакова преп. Ефремъ упражняется въ подвигахъ благочестія и изучаетъ слово Божіе. Св. Іаковъ, прозрѣвъ высокія достоинства своего ученика, поручаетъ ему проповѣдывать и обучать дѣтей. Согласно преданію, свт. Іаковъ бралъ преп. Ефрема въ Никею на 1-й Вселенскій Соборъ. Послѣ смерти св. Іакова, преподобный поселяется на горѣ у города Эдессы, поучаетъ народъ и проповѣдуетъ христіанство язычникамъ. Самъ преп. Ефремъ называетъ себя человѣкомъ «неученымъ и малосмысленнымъ», однако его учености, по выраженію блаж. Ѳеодорита, «удивлялся» самъ свт. Василій Великій. Преподобный оставилъ послѣ себя много толкованій на Священное Писаніе, покаянную молитву «Господи и Владыко живота моего» и много сочиненій аскетическаго характера. Скончался въ 373 г. въ санѣ діакона. Память преп. Ефрема — 28 января (10 февраля).

Творенія преп. Ефрема Сирина

Творенія иже во святыхъ отца нашего Ефрема Сирина.
Часть 5-я. Изданіе 4-е. Сергіевъ Посадъ, 1900.

163. Адамъ и Ева.

1.

Великъ былъ Адамъ, и сталъ униженъ. Начало его — высокая степень славы; конецъ его — глубокое уничиженіе. Начало его — въ раю, конецъ его — во гробѣ. Онъ созданъ прежде Евы, плоть его была совершенна и еще нераздѣльна. Во образъ будущаго взята отъ него кость. Кость сія была Ева, и она вскорѣ стала виною грѣхопаденій; кость сія вскорѣ сокрушила эту стѣну — Адама. Евою утрачена прекрасная и вожделѣнная слава; Маріею возвращена сія слава, погибшая для Адама и Евы. Въ помощ/с. 192/ницы Адаму дана была Ева, — и послужила ему преткновеніемъ; дана была для того, чтобы раздѣлить съ нимъ бремя, — и содѣлала его виновнымъ. Слабѣйшая поработила его себѣ, подчиненная низложила, немощная сокрушила его. Изъ ревности не допустила, чтобы мужъ вкусилъ первый; захотѣла стать выше Адама, занять первую степень, Адаму же предоставить вторую. И Господь обличилъ ея тайны; поелику пожелала поработить себѣ мужа; то Господь сказалъ ей: той тобою обладати будетъ (Быт. 3, 16). Еще не обвинилъ ихъ Благій, какъ осудила ихъ собственная ихъ воля, обвинила собственная совѣсть, низложила собственная гордыня, погубило собственное вожделѣніе. При всѣхъ сокровищахъ обнищала владычественная свобода, въ раю сладостей, при мудрости ума, обольстилась красивымъ древомъ.

Преступленіе заповѣди умертвило человѣка; однакоже продолжаетъ онъ пренебрегать заповѣдь. Совѣтъ лукаваго подвергъ человѣка осужденію, и однако же исполняетъ онъ волю лукаваго. Міръ погибаетъ, но человѣкъ не вразумляется. Онъ велемудръ: подвергаетъ изслѣдованіямъ и море, и сушу; извѣдываетъ качество странъ и различныя свойства всякой вещи; знаетъ сѣмена и растенія; свѣдущъ въ искусствахъ и рукодѣльяхъ; извѣстны ему вещи видимыя; изслѣдованіями доходитъ до познанія вещей невидимыхъ. Если потеряно у него вьючное животное, — ищетъ его; не ищетъ только души своей. Что касается до преходящаго, — то онъ свѣдущъ и опытенъ; а что касается до обѣтованій; — то онъ совершенный невѣжда. Разуменъ въ пріобрѣтеніи временнаго, готовъ на дѣла безполезныя, а въ дѣлѣ необходимомъ лѣнивъ. Все многотрудное — для него легко, все затруднительное — удобно. Труднымъ ему кажется пріобрѣсти спасеніе; а смерть находитъ безъ труда. /с. 193/

Много способовъ къ его погибели, но есть у него и средства ко спасенію: въ семъ вспомоществуетъ ему сама природа, служитъ ему опорою и Писаніе. Отецъ облекаетъ его въ оружіе, Сынъ даетъ ему щитъ, Духъ спобораетъ во брани. Да и дѣлать худое много ему препятствій; въ трепетъ приводитъ его мечъ судей, мученіемъ угрожаетъ законъ царя, устрашаютъ Писанія и книги, въ содроганіе приводитъ имя геенны.

Человѣкъ — не дитя по своимъ познаніямъ, не помрачено его разумѣніе, не мала мѣра его свѣдѣній; онъ источникъ изобрѣтеній; всю тварь покоряетъ себѣ. Но по малости своей онъ — тля, по безсилію — моль, по низости — саранча, и въ царевомъ саду все точитъ, какъ червь.

Производитъ онъ разысканія въ горахъ; похищаетъ сокровища у рѣкъ; испытываетъ морскія глубины; проникаетъ въ сокровенности лѣсовъ и пещеръ, и дѣлаетъ въ нихъ свои разысканія; разсѣкаетъ внутренности деревъ, и отъ сообщенной имъ влаги получаетъ плоды; обрѣзываетъ излишніе побѣги на виноградной лозѣ; удобряетъ и умягчаетъ землю и собираетъ съ нея сокровища. Онъ — Божій образъ въ мірѣ: извлекаетъ воду изъ глубинъ, и своими построеніями, какъ облаками, подъемлетъ ее на великую высоту, чтобы и въ этомъ уподобиться Творцу. Вмѣсто творческой силы у него есть способная все сдѣлать рука и вѣдѣніе достаточнюе къ тому, чтобы все привести въ исполненіе. Кто исчислитъ сокровища его? Въ красильномъ дѣлѣ дошелъ онъ до составленія всякаго рода цвѣтовъ, и въ тканьѣ — до производства всякаго рода тканей. Сколько изваяній вышло изъ его горнила? Сколько истукановъ — изъ-подъ его рѣзца? Кто опредѣлитъ, сколько изобрѣтено имъ благовонныхъ мастей, сколько — различныхъ вкусныхъ снѣдей, такъ что трапеза его, подобно едемскому раю, исполнена всякаго рода наслажде/с. 194/ніями? Но если читаешь и говоришь ему о судѣ и воздаяніи; то овладѣваетъ имъ совершенная лѣность, нападаетъ на него нерадѣніе, какъ будто во снѣ слушаетъ онъ слова твои. И какъ скоро оставишь его, — весь приходитъ въ движеніе, начинаетъ заботиться о прибыткѣ, о данномъ въ заемъ и о лихвѣ. Весь умъ его занятъ тѣмъ, чтобы не убыло кодрантовъ его. На все простерта рука его. На присныхъ тяготѣетъ иго его; на чужихъ — владычество его. Не знаетъ онъ сытости въ торжничествѣ. Всякая страна ему близка, и море и суша — у него подъ руками; только церковь стоитъ отъ него какъ бы вдалекѣ. Рука его длинна, когда беретъ, и коротка для подаянія милостыни. Если показываетъ онъ себя невиннымъ младенцемъ, — не вѣрь ему; потому что обманываетъ тебя, представляясь простымъ. И Всевѣдущій, говоря: лице небу и земли вѣсте искушати (Лук. 12, 56), обличаетъ того, кто, съ помощію своихъ наблюденій, постигъ перемѣны въ мірѣ и предсказываетъ, когда будетъ зной, когда — дождь, когда — ясная погода.

Но всего горестнѣе то, что человѣкъ вѣдѣніемъ своимъ хочетъ стать выше Творца, покушается изслѣдовать Творца, какъ тварь, и Ему назначить предѣлы. Адамъ хотѣлъ стать выше Творца, вкусивъ древеснаго плода; и потомки Адамовы домогаются сего своими изслѣдованіями. Каково начало, таковъ и конецъ. При дверяхъ уже — пришествіе Господне. Ты, Боже, умилосердился надъ Адамомъ, и далъ ему возможность покаяться; отверзи дверь и нашему покаянію. Благословенъ Прощающій грѣхи наши! Благословенъ Умножающій сокровища наши!

2.

Лукавый вовлекъ насъ въ изслѣдованія о Томъ. Кто всегда и вовсе неизслѣдимъ и непостижимъ, и /с. 195/ Кого можно постигать только вѣрою. Удобопознаваема лѣпота Его, но она неопредѣлима; а мы въ своей немощи думаемъ, что подобенъ Онъ тварямъ.

Лукавый ослѣпилъ умы Адамовыхъ потомковъ, чтобы не разумѣли козни, какую устроилъ онъ чрезъ змія. Если бы еще въ раю обманъ его подвергся горнилу искушенія; то тамъ же обнаружилась бы и вся гнусность его.

Если бы Ева испытала змія, котораго не знала и по имени; то уразумѣла бы, каковъ онъ, и какъ далекъ отъ вѣдѣнія тайнъ, заключавшихся въ древѣ, утаенномъ отъ Ангеловъ и вѣдомомъ простымъ.

Какъ скоро сердце исполнено любви къ чему-нибудь: нѣтъ въ немъ мѣста совѣту и разумѣнію; къ одному всецѣло устремлена его воля; при всякомъ случаѣ человѣкъ старается объ одномъ, — какъ выполнить ему вожделѣніе сердца своего.

Иный скажетъ: если бы Адамъ зналъ, что гибельно для него — вкусить древеснаго плода, то и не приблизился бы къ древу. — Но сіе значитъ обвинять праведнаго Судію, будто бы несправедливъ судъ Его, какимъ поразилъ Онъ преступнаго и предалъ его на мученіе.

Кто говоритъ въ защиту Адама и утверждаетъ, что онъ согрѣшилъ, потому что не зналъ, того можно спросить: почему же самъ онъ грѣшитъ, хотя знаетъ, что грѣшитъ? Такимъ образомъ, самъ собою и самъ на себѣ уразумѣетъ онъ, что и Адамъ зналъ, когда согрѣшилъ.

Если бы справедливо было то, что человѣкъ никогда не сталъ бы грѣшить, узнавъ, какъ нечестиво прогнѣвлять Бога; то справедливымъ оказалось бы и то, что Адамъ, вкушая, подобно неопытному младенцу, не зналъ, что дѣлаетъ грѣхъ.

Змій смѣялся надъ Адамомъ, когда онъ грѣшилъ; Правосудный осудилъ его по содѣяніи имъ грѣха. Какъ /с. 196/ бѣжалъ и скрылся онъ, познавъ наготу свою; такъ скрывалъ и то, что вкусилъ похищеннаго плода.

И мы подобны Адаму, какъ и онъ подобенъ намъ. Адамъ таилъ, таимъ и мы. Таилъ Каинъ, таилъ Ахаръ, таилъ Гіезій, таилъ Іуда. Благословенъ Судія, осуждающій насъ!

Облеченная славою Ева не захотѣла сдѣлать возраженія на сказанное презрѣннымъ, не стоющимъ вниманія зміемъ, хотя слово его требовалось изслѣдовать и ввергнуть въ горнило искушенія, хотя ей принадлежала слава, а змію — безславіе.

Подивимся Маріи, которая не устрашилась изъявить свое недоумѣніе предъ великимъ Ангеломъ, не убоялась вопрошать его. Ева не хотѣла вопросить презрѣннаго змія, когда Дѣва возражала Гавріилу.

Марія вопрошала не съ тѣмъ, чтобы входить въ изслѣдованія о Сынѣ Присноживущаго; она спрашивала, потому что не познала мужа. Марія спрашивала, когда сказанное Ангеломъ было удобоисполнимо; Ева повѣрила ручавшемуся въ неисполнимомъ.

Неблагоразумная матерь стала для насъ источникомъ бѣдствій, а благоразумная сестра — сокровищницею радостей. Змій, котораго надлежало допросить, не былъ подвергнутъ испытанію; а Христосъ, Которому должно вѣроватъ, дѣлается предметомъ пытливыхъ изслѣдованій.

3.

Послушаемъ, братія, сыны Евины, о томъ, что содѣяно древнею матерью нашею, и чему положенъ конецъ Маріей. Ева отверзла заключенныя уста смерти, загражденныя двери шеола, проложила новый путь ко гробу.

Безъ сомнѣнія, Ева такъ же вожделѣла древеснаго плода, какъ Іосифова госпожа вожделѣвала Іо/с. 197/сифовой лѣпоты. Одна окрадывала мужа, другая похитила плодъ съ древа.

И тать сознаётъ, что поступокъ его худъ. Ева, упоенная обѣщаніемъ славы, на все отваживается, какъ блудница; предавшись невоздержанію, не спрашиваетъ змія: «Рабъ ты, или свободный и одинъ изъ горнихъ? Звѣрь ты, или одинъ изъ Ангеловъ»?

«Никто изъ горнихъ, ни Серафимъ, ни Херувимъ, не приходилъ къ намъ и не возвѣщалъ сего. Кто же тебѣ далъ это превысшее вѣдѣніе о томъ, чего не знаютъ ни высшіе, ни средніе?»

«Ежели есть иный Богъ, кромѣ Единаго, и ты посланникъ его; то онъ подобенъ тебѣ; и по тебѣ можно судить, что вполнѣ онъ гнусенъ. Если любитъ онъ тебя, то чѣмъ наградилъ тебя, содѣлавъ участникомъ своихъ тайнъ?»

«Ничтоженъ пославшій тебя къ намъ и самъ свидѣтельствуетъ, что Богъ нашъ есть истинный Богъ; ибо далъ намъ все, хотя и не просили Его. Кольми же паче вознаградитъ насъ, если соблюдемъ заповѣдь Его о древѣ?»

«Если таковъ пославшій тебя; то съ безчестіемъ возвратись къ тому, кто, оставивъ свободныхъ, вступилъ въ союзъ съ рабомъ нашимъ, и участникомъ таинъ сдѣлалъ того, кто по роду принадлежитъ къ безсловеснымъ. Видно, что оба вы, — и ты и онъ, не лучше вьючныхъ животныхъ».

«Сравнимъ тебя съ Адамомъ, если только можно безсловесное сравнивать съ человѣкомъ. Если станешь увѣрять, что ты старше Адама, то самое имя твое обличитъ, что гораздо моложе ты Адама».

«Адаму предоставлено было наречь имена животнымъ, чтобы показать великое старѣйшинство его предъ ними. Не дѣти даютъ имена родителямъ, но отъ старѣйшихъ переходятъ имена къ юнѣйшимъ». /с. 198/

«Какъ Богъ, Который по существу Своему древнѣе всего, нарекъ имена всѣмъ тварямъ; такъ послѣднему созданію Своему, въ знакъ старѣйшинства его, предоставилъ, какъ старѣйшему, наречь имена всѣмъ животнымъ».

«Создалъ его послѣднимъ, но сдѣлалъ первымъ: человѣкъ моложе по времени устроенія своего, но старше по достоинству; безсловесныя произошли прежде него и старше по времени существованія, но позднѣе по именамъ своимъ».

Почему Адамъ нарекъ имена только Евѣ и животнымъ, прочія же твари, и небесныя и земныя, а также и рай, оставилъ безъ наименованія? — Потому что онѣ не вступали послѣ съ нимъ въ брань, и отъ тварей сихъ не было ему зла.

Творецъ самъ нарекъ имена другимъ тварямъ, а рабу предоставилъ наречь имена животныхъ, чтобы помнилъ онъ, что самъ нарекъ имя Евѣ, что самъ далъ имя змію, и потому не давался имъ въ обманъ.

Если бы возмечтали они о себѣ, что — выше Адама, и стали соблазнять его древомъ: то могъ бы Адамъ обличить ихъ именами ихъ; потому что получили наименованія отъ его мудрости и, будучи прежде какъ бы мертвыми, съ именами пріяли жизнь.

Новорожденные, пока не имѣютъ именъ, для голоса и слуха то же, что мертвые; а имена дѣлаютъ ихъ какъ бы живыми для тѣхъ, которые говорятъ съ ними, зовутъ ихъ, внимаютъ имъ и обращаются съ ними.

4.

Позоръ женѣ — источнику хитрости, что, побѣдивъ источникъ мудрости — Соломона, сама побѣждена зміемъ, который, хотя и называется хитрымъ, но не человѣкъ, а животное, и принадлежитъ къ роду /с. 199/ безсловесныхъ, хотя и сказано о немъ, что былъ онъ мудръ.

Если бы прародители обратились къ нему съ укоризной; то скрылся бы онъ, и исчезъ. Если бы вошли съ нимъ въ состязаніе; то былъ бы онъ побѣжденъ, и бѣжалъ. Но Ева не укорила его, не вошла съ нимъ въ состязаніе, къ змію склонила слухъ, къ плоду — око; и слово стало дѣломъ.

О, если бы спросила она у себя самой: что такое древо сіе, — созданіе, или Создатель, тварь, или Вѣчное Существо, въ Которомъ — всѣ сокровища? Ибо тварь ничего не въ состояніи дать безъ Того, Кто можетъ все.

Древо сіе и самой смерти, которая должна была послѣдовать за вкушеніемъ его плода, не могло произвести въ тотъ же часъ, какъ согрѣшили прародители; какъ же могло оно даровать обоженіе? И наготу показало не само древо, но Правосудный, видѣвшій, что прародители согрѣшили.

Что и другія созданія и древо сіе сотворены Вѣчнымъ Существомъ, — въ этомъ убѣждаемся тѣмъ, что и Богъ нарицаетъ имъ имена, нарекъ и Адамъ. Между сими именами нѣтъ имени иныхъ вѣчно-сущихъ [1], нѣтъ иной силы, которая нарекла бы тварямъ новыя имена.

Слѣдуетъ спросить: если Праведный утаилъ имена вѣчно-сущихъ и не открылъ, но оставилъ ихъ въ неизвѣстности, не желая, чтобы ученіе о нихъ сдѣлалось общеизвѣстнымъ; то кто же могъ открыть ихъ?

Надмевающіеся мудростію пусть вникнутъ, гдѣ появились имена такихъ вѣчно-сущихъ, которыхъ даже нѣтъ. Отъ Грековъ узнали они пустыя имена сихъ вѣчно-сущихъ; въ Писаніи же нѣтъ такихъ именъ. /с. 200/

Нетвердъ голосъ у обманщика; смутна рѣчь его; непрестанно мѣняется цвѣтъ лица у того, кто строитъ козни и разставляетъ сѣти. Кто окомъ смотритъ блудно, у кого татскій взглядъ — въ томъ страхъ его говоритъ о преступленіи его.

Прародители, не спрашивая, вѣрятъ обманщику, соглашаются съ лжецомъ, внимаютъ коварному, не требуютъ ни знаменія, ни доказательства, ни свидѣтельства; а Благаго, Который въ удостовѣреніе Своей истинности представляетъ тысячи свидѣтелей, почитаютъ обманывающимъ.

Небо и земля, и все, что — на нихъ, свидѣтельствуютъ о Творцѣ, возвѣщаютъ благость Его, и рай проповѣдуетъ, что Онъ есть податель, туне даровавшій всю тварь въ обладаніе Адаму, который оказалъ себя безстыднымъ.

Позавидовалъ лукавый, что столько дано Адаму. Принявъ на себя видъ щедроподателя, окрадываетъ его, какъ тать. Въ его дарѣ сокрыты были тернія и болѣзни, потъ и трудъ, позорное листвіе, душевное раскаяніе и смерть.

Камень вмѣсто хлѣба, змію вмѣсто рыбы, скорпіона вмѣсто яйца подаетъ онъ просящимъ у него. Прокляты рука сія и даръ ея! Это шуйца, и даръ ея подобенъ ей.

5.

Снизошелъ Ты, побѣдитель, къ виновному Адаму, изъ сокровищницы Своей наградилъ его великими дарами, за его земныя страданія ввелъ въ блаженныя обители царства. Убогимъ явилось величіе Твое, чтобы небесными Своими сокровищами обогатить насъ бѣдныхъ, и чтобы чрезъ сокровища свои стали мы друзьями горнихъ. Если человѣкъ молчитъ; то онъ безстыдно неблагодаренъ. Поэтому, отверзаю уста, чтобы возблагодарить Тебя; умолкаю, чтобы не ска/с. 201/зать чего дерзкаго. На какомъ языкѣ человѣкъ вполнѣ изобразитъ щедроты Твои? Ничьи уста не въ состояніи воспѣть ихъ полноту и обиліе. Кто можетъ отверзть уста? Но кому возможно и молчать? Не хочу ни того, ни другаго: — ни молчать, ни говорить. Буду пѣснословить, сколько есть силъ; буду молчать, когда не станетъ у меня силъ. Выхожу на поприще, чтобы пріобрѣсти пользу; остаюсь неподвижнымъ, чтобы получить спасеніе.

Съ плотію — этимъ сосудомъ малымъ и для души, въ ней обитающей, — соединилъ Ты величіе свое. Дивно — рожденіе Твое отъ Маріи. Какъ въ малое отверстіе уха вошла и влилась смерть; такъ въ новое ухо Маріи вошла и влилась жизнь. Какъ одно древо было виною смерти; такъ другое содѣлалось виною жизни. Одно доставило побѣду смерти; другимъ восторжествовала жизнь. Енохъ и Илія прообразовали сію тайну; потому что восхищены и преселены въ рай. Два побѣдителя вошли туда, откуда двое же принуждены были выйдти посрамленными. Два побѣдителя вошли въ рай, чтобы двоимъ обличить двоихъ же, побѣжденныхъ въ раю. Двое осуждаютъ двоихъ; дѣти осуждаютъ родителей. Адамъ побѣжденъ и изгнанъ, потому что послушался жены; а Енохъ и Илія одержали побѣду и вошли, потому что прославились — Илія дѣвствомъ, а Енохъ — святостію. Въ томъ же вооруженіи побѣдили они, въ какомъ побѣжденъ былъ Адамъ. Не оружіе посрамляетъ побѣжденнаго, но тотъ, кто облеченъ былъ тѣмъ же оружіемъ, и одержалъ побѣду. Илія преселенъ въ рай жизни, чтобы низложить киченіе безразсудныхъ Іудеевъ, которые утверждали, будто бы наслѣдіе — въ Іерусалимѣ. Земля обѣтованія была только подобіемъ невидимаго рая: кто же изберетъ прообразующее вмѣсто прообразуемаго, подобіе вмѣсто дѣйствительности? Обрѣзанные, какъ дѣти, ожидаютъ, что земля, текущая медомъ и мле/с. 202/комъ, будетъ для нихъ матерью. Они подобны дѣтямъ, обращающимъ взоры свои къ питающей ихъ млекомъ. Но достигшіе совершеннаго возраста устремляютъ взоры къ тому раю жизни, въ которомъ древо жизни — образъ Сына Присноживущаго, и который не запустѣетъ, подобно опустошенному Іерусалиму.

Возгордившійся и возжелавшій стать подобнымъ Богу Адамъ обличенъ Иліею, который, хотя, подобно Богу, заключалъ и отверзалъ небо, но не возгордился въ сердцѣ. Справедливо было войдти въ рай тому, кто въ такой же мѣрѣ уничижался, въ какой восходилъ выше. Изгнанъ изъ рая тотъ, кто возгордился; вошелъ въ рай тотъ, кто уничижалъ себя. Не двое только оказались возлюбившими смиреніе; и прочіе не вошли не потому, что всѣ были высокомѣрны. Но въ сихъ двоихъ Творецъ хотѣлъ показать образъ входящимъ въ рай. Енохъ возлюбилъ праведность, и восхищенъ въ рай въ удостовѣреніе того, что Адамъ изгнанъ изъ рая за собственную свою вину. Енохъ введенъ въ рай, когда Адамъ былъ внѣ его, чтобы никто не могъ сказать, будто бы и Господь нашъ противусталъ грѣху потому только, что Онъ — Богъ. Онъ отверзъ рай, и вошли въ него два побѣдителя, чтобы не была посрамлена истина. Слабый не можетъ быть постыженъ побѣдою того, кто — сильнѣе его; но посрамленъ бываетъ, когда подобный ему одерживаетъ побѣду и получаетъ вѣнецъ.

Примѣчаніе:
[1] Еоновъ.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Ефрема Сирина. Часть 5-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: Свято-Троицкая Сергіева Лавра. Собственная типографія, 1900. — С. 191-202.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.