Церковный календарь
Новости


2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
2018-12-03 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 124-й (1899)
2018-12-03 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 123-й (1899)
2018-12-03 / russportal
Прот. Михаилъ. Бесѣды св. Василія Великаго и прав. Іоанна Кронштадтскаго (1976)
2018-12-03 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Жизнь въ Церкви - жизнь въ благодати (1976)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 10 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

ТВОРЕНІЯ СВЯТЫХЪ ОТЦЕВЪ ВЪ РУССКОМЪ ПЕРЕВОДѢ,
издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 37-й.

ТВОРЕНІЯ СВЯТАГО ГРИГОРІЯ НИССКАГО.
(Часть 1-я. Изданіе 1-е. М., 1861).

2. ОБЪ УСТРОЕНІИ ЧЕЛОВѢКА.

ГЛАВА ДВѢНАДЦАТАЯ.
Изслѣдованіе о томъ, въ какомъ мѣстѣ должно полагать владычественное души; и ученіе естествословія о слезахъ и смѣхѣ, также естественное нѣкое разсужденіе объ общеніи вещества, естества и ума.

Посему да умолкнетъ всякое водящееся догадками пустословіе заключающихъ мыслительную дѣятельность въ какихъ либо тѣлесныхъ членахъ. Одни изъ нихъ полагаютъ, что владычественное души въ сердцѣ, другіе говорятъ, что умъ пребываетъ въ головномъ мозгу, и таковыя мнѣнія подтверждаютъ нѣкіими слабыми вѣроятностями.

Предполагающій владычество въ сердцѣ въ доказательство своего положенія приводитъ мѣстное положеніе сердца, такъ какъ оно, по/с. 111/видимому, занимаетъ средину всего тѣла, чтобы произвольное движеніе изъ средины удобно удѣлялось всему тѣлу, и такимъ образомъ приходило въ дѣятельность. А въ подтвержденіе своего ученія представляетъ скорбное и раздраженное расположеніе человѣка, а именно, что таковыя страстныя движенія, по видимому, этотъ членъ въ тѣлѣ возбуждаютъ къ сострастію.

А тѣ, которые головный мозгъ освящаютъ въ храмъ разсудку, говорятъ, что голова устроена природою, какъ нѣкая твердыня всего тѣла; и въ ней, какъ нѣкій царь, обитаетъ умъ, окружаемый чувствилищами, какъ бы нѣкіими предстоящими предъ нимъ вѣстниками или щитоносцами. И въ доказательство таковаго мнѣнія представляютъ они, что у кого повреждена мозговая оболочка, у тѣхъ разсудокъ дѣйствуетъ неправильно, и у кого голова отяжелѣла отъ упоенія, тѣ дѣлаются незнающими приличія.

Каждый же изъ защитниковъ сихъ мнѣній присовокупляетъ и другія болѣе естественныя причины своей догадки о владычественномъ въ душѣ. Ибо одинъ утверждаетъ, что движеніе мысли имѣетъ сродство съ огненной стихіей, потому что и огонь и мысль приснодвижны. И поелику, по общему признанію, изъ сердца источается теплота: то, утверждая посему, что движеніе ума срастворяется при/с. 112/снодвижностію теплоты, говоритъ, что сердце, въ которомъ заключается теплота, есть вмѣстилище умнаго естества. А другой разсуждаетъ, что мозговая оболочка (ибо такъ называютъ плеву объемлющую собою головный мозгъ) есть какъ бы основаніе и корень всѣхъ чувствилищъ. И симъ увѣряются въ своемъ положеніи, что умственная дѣятельность имѣетъ сѣдалище не въ иномъ мѣстѣ, а въ той части, съ которою соединенное ухо отражаетъ входящіе въ него звуки; и связанное основаніемъ вмѣстилища глазъ зрѣніе, въ слѣдствіе входящихъ въ зѣницы образовъ, производитъ внутри ихъ отпечатлѣніе, и качества испареній въ сей части различаются при втягиваніи ихъ ноздрями; и чувство вкуса оцѣнивается различеніемъ мозговой оболочки, которая вблизи отъ себя пускаетъ нѣсколько волокнистыхъ чувствительныхъ отпрысковъ по шейнымъ позвонкамъ до сѣтчатаго прохода въ находящихся тутъ мускулахъ.

Признаю и я справедливымъ, что мыслительная сила души часто приводится въ замѣшательство при усиленіи страданій, и разсудокъ ослабѣваетъ въ естественной ему дѣятельности отъ какого либо тѣлеснаго обстоятельства, а также, что нѣкоторымъ источникомъ огненнаго начала въ тѣлѣ есть сердце, приводимое въ движеніе съ порывами раздраженія. А сверхъ сего, что въ основаніи чувствилищъ лежитъ мозговая /с. 113/ оболочка, по словамъ естествослововъ, покрывающая собою головный мозгъ, и умащаемая исходящими оттуда испареніями, — слыша отъ занимавшихся анатомическими изслѣдованіями, не отрицаю таковыхъ сказаній. Но не принимаю сего въ доказательство, что безплотное естество объемлется какими либо мѣстными очертаніями. Ибо дознали мы, что разстройство ума бываетъ не отъ одной головной боли, но и при болѣзненномъ состояніи плевъ, связующихъ подреберные члены, страждетъ также мыслительная сила, какъ утверждаютъ свѣдущіе во врачебной наукѣ, называя болѣзнь сію φρενῖτις (бѣшенство), потому что именованіе симъ плевамъ — грудобрюшныя (φρεν). И сіе ощущеніе скорби ошибочно разумѣется происходящимъ въ сердцѣ; потому что при колотьи, не въ сердцѣ, а въ брюшномъ отверстіи, по неопытности относятъ страданіе къ сердцу. Подобное нѣчто усматриваютъ съ точностію вникавшіе въ болѣзненныя состоянія, а именно: что отъ естественно происходящаго во всемъ тѣлѣ ослабленія волоконъ, при скорбныхъ расположеніяхъ и при завалахъ, все препятствующее свободному дыханію скопляется въ самыхъ внутреннихъ пустотахъ. Почему, при стѣсненіи служащихъ къ переведенію дыханія внутренностей, тѣмъ, чтó окружаетъ ихъ, втягиваніе въ себя воздуха дѣлается часто насильственнымъ, потому что самая природа /с. 114/ разширяетъ стѣсненное, чтобы раздвинуть сжавшееся. Такое же трудное дыханіе признаемъ припадкомъ скорби, называя вздохомъ и стономъ. Но кажущееся стѣсненіе въ сердечной сорочкѣ есть непріятность ощущаемая, не въ сердцѣ, а въ брюшномъ отверстіи, по тойже самой, разумѣю, причинѣ, по которой при ослабленіи волоконъ, желчепріемный сосудъ отъ стѣсненія изливаетъ и это колотье и эту ѣдкую мокроту на брюшное отверстіе. Доказательствомъ же сему то, что у огорченныхъ и наружность дѣлается блѣдноватою и желтоватою отъ чрезмѣрнаго скопленія желчи, разливающей свою влагу по кровоноснымъ жиламъ.

Но еще болѣе подтверждаетъ мысль мою то движеніе, которое происходитъ отъ противоположной причины, разумѣю веселіе и смѣхъ. Ибо отъ удовольствія разрѣшаются и разширяются какъ-то тѣлесныя волокны въ услаждаемыхъ какимъ либо пріятнымъ слухомъ. Какъ тамъ отъ скорби замыкаются тонкія и незамѣтныя отдушины волоконъ, и, сжимая внутреннее расположеніе внутренностей, къ головѣ и мозговой оболочкѣ возгоняютъ влажное испареніе, которое, во множествѣ будучи принято пустотами головнаго мозга, по волокнамъ, находящимся въ его основаніи, гонится къ глазамъ, откуда сжиманіемъ бровей извлекается каплями влага, и эта капля называется слезою. Такъ представь себѣ, что въ противополож/с. 115/номъ сему расположеніи болѣе обыкновеннаго расширены волокны, и ими во внутренность втягивается какой-то воздухъ, а оттуда силою природы изгоняется опять проходомъ идущимъ ко рту, при чемъ гонятъ вмѣстѣ таковый воздухъ всѣ внутренности, болѣе же всего печень, какъ говорятъ, съ какимъ-то порывистымъ и кипучимъ движеніемъ. Почему природа, устрояя удобство для выхода воздуха, расширяетъ идущій ко рту проходъ, при выдыханіи въ обѣ стороны раздвигая щеки; и что бываетъ при семъ, то называется смѣхомъ.

Итакъ не должно заключать изъ сего, что владычественное души въ печени, а также, по причинѣ воскипѣнія крови въ грудобрюшнѣ во время раздражительныхъ расположеній, полагать, что мѣстопребываніе ума въ сердцѣ. Но хотя и должно сіе зависѣть отъ извѣстныхъ снарядовъ въ тѣлахъ; однакоже надлежитъ при семъ полагать, что умъ, по необъяснимому закону срастворенія, безъ предпочтительности соприкасается къ каждому члену.

Если иные противопоставятъ намъ въ этомъ Писаніе, свидѣтельствующее, что владычественное души въ сердцѣ; то не безъ изслѣдованія примемъ слово. Ибо упомянувшій о сердцѣ упомянулъ и о почкахъ (νεφρός), сказавъ: испытаяй сердца и утробы (νεφρούς) Боже (Пс. 7, 10.); а симъ показалъ, что, или въ /с. 116/ томъ и другомъ, или ни въ томъ ни въ другомъ, не заключена умственная сила.

Узнавъ, что умственныя дѣятельности при извѣстномъ расположеніи тѣла слабѣютъ, или вовсе бездѣйственны, не признаю сего достаточнымъ доказательствомъ того, что сила ума ограничивается какимъ либо мѣстомъ, такъ что съ появленіемъ мѣстныхъ опухолей и умъ уже не имѣетъ для себя простора. Ибо тѣлесно такое мнѣніе, будто бы, когда сосудъ занятъ чѣмъ нибудь въ него вложеннымъ, ничему другому не найдти уже для себя въ немъ мѣста. Умное естество и въ пустотахъ тѣлесныхъ вселяться не любитъ, и преизобиліемъ плоти не изгоняется. Но поелику тѣло устроено подобно музыкальному орудію; то какъ нерѣдко случается, что искусные въ музыкѣ не могутъ показать своего искусства, по негодности орудій, не поддающихся искусству (и свирѣль, поврежденная временемъ, или разбитая отъ паденія, или сдѣлавшаяся негодною отъ ржавчины и плѣсени, не издаетъ звука и не дѣйствуетъ, хотя надуваетъ ее признаваемый искуснѣйшимъ игрокомъ на свирѣли): такъ и умъ, дѣйствуя на цѣлое орудіе, и сообразно съ умственными дѣятельностями прикасаясь, по обычаю, къ каждому члену, въ тѣхъ изъ нихъ, которые въ естественномъ положеніи, производитъ, чтó ему свойственно, а въ тѣхъ, которые отказываются принимать художниче/с. 117/ское его движеніе, остается безуспѣшнымъ и бездѣйственнымъ. Умъ обыкновенно состоитъ въ какомъ-то свойствѣ съ тѣмъ, чтó въ естественномъ положеніи, и чуждъ тому, чтó выведено изъ сего положенія.

И мнѣ болѣе естественнымъ кажется съ одной стороны сіе умозрѣніе, съ помощію котораго можно дознать одно изъ лучшихъ ученій. Поелику прекраснѣйшее и превосходнѣйшее изъ всѣхъ благо есть само Божество, къ которому устремлено все, вожделѣвающее прекраснаго; то утверждаемъ посему, что и умъ, какъ созданный по образу Наилучшаго, пока, сколько можно ему, причастенъ подобія первообразу, и самъ пребываетъ въ лѣпотѣ; если же сколько нибудь уклонится отъ сего подобія, лишается красоты, въ которой пребывалъ. А какъ, по сказанному нами, умъ украшается подобіемъ первообразной красотѣ, подобно какому-то зеркалу, которое дѣлается изображающимъ черты видимаго въ немъ; то, сообразно съ симъ, заключаемъ, что и управляемое умомъ естество держится его, и само украшается предстоящею красотою, дѣлаясь какъ бы зеркаломъ зеркала; а имъ охраняется и поддерживается вещественное въ томъ составѣ, естество котораго разсматривается. Посему, пока одно другаго держится, во всемъ соразмѣрно происходитъ общеніе истинной красоты, посредствомъ высшаго украшается непосред/с. 118/ственно за тѣмъ слѣдующее. А когда произойдетъ нѣкое расторженіе этого добраго единенія, или, на оборотъ, высшее будетъ слѣдовать нисшему, тогда, какъ скоро само вещество отступитъ отъ природы, обнаруживается его безобразіе (потому что вещество само въ себѣ безобразно и неустроено), и безобразіемъ его портится красота естества, украшаемаго умомъ. А такимъ образомъ совершается естествомъ передача гнусности вещества самому уму, такъ что въ чертахъ твари не усматривается уже Божія образа. Умъ, составляя въ себѣ образъ добротъ, подобно кривому зеркалу, оставляетъ не изображенными свѣтлыя черты добра, отражаетъ же въ себѣ безобразіе вещества. И такимъ образомъ совершается происхожденіе зла, производимое изъятіемъ прекраснаго. Прекрасно же все то, чтó состоитъ въ свойствѣ съ первоначальнымъ благомъ; а что внѣ сношенія и сходства съ онымъ, то несомнѣнно чуждо прекраснаго. Посему, если, по разсмотрѣнному нами, истинное благо одно; и умъ потому уже, что созданъ по образу прекраснаго, самъ имѣетъ возможность быть прекраснымъ; и естество, поддерживаемое умомъ, есть какъ бы нѣкій образъ образа: то доказывается симъ, что вещественное образуется въ насъ, и приводится къ своему концу, когда управляетъ имъ естество; разрушается же снова и распадается, когда раз/с. 119/лучено съ преобладающимъ и поддерживающимъ, и расторгнуто его единеніе съ прекраснымъ. А подобное сему неиначе происходитъ, какъ при обращеніи естества къ обратному порядку, когда пожеланіе склоняется не къ прекрасному, а къ тому, чтó само имѣетъ нужду въ украшающемъ. Ибо, при нищетѣ вещества въ собственномъ своемъ образѣ, уподобляющееся ему по всей необходимости преобразуется въ нѣчто некрасивое и безобразное.

Но сіе въ нѣкоторой послѣдовательности разыскано нами, какъ входящее въ предметъ обозрѣнія. Ибо вопросъ былъ о томъ, въ одной ли какой части нашего тѣла помѣщается умственная сила, или равно простирается на всѣ части. И какъ ограничивающіе умъ мѣстными частями въ подтвержденіе такого своего предположенія представляютъ, что мысль не благоуспѣшно дѣйствуетъ у имѣющихъ мозговыя оболочки въ неестественномъ состояніи: то наше слово доказало, что во всякой части человѣческаго состава, какою обыкновенно каждый дѣйствуетъ, сила души равно пребываетъ бездѣйственною, когда часть сія не въ естественномъ состояніи. А изъ сего послѣдовательно вытекло предложенное въ словѣ умозрѣніе, изъ котораго дознаемъ, что въ человѣческомъ составѣ умъ управляется Богомъ, а умомъ — наша вещественная жизнь, когда /с. 120/ она въ естественномъ состояніи. Если же уклоняется отъ естества, то дѣлается чуждою и дѣятельности ума.

Но возвратимся опять къ тому, съ чего начали, а именно, что въ тѣхъ, которые не вышли изъ естественнаго состоянія въ слѣдствіе какого либо страданія, умъ дѣйствуетъ свойственною ему силою, и крѣпокъ въ хорошо устроенныхъ, а на оборотъ, дѣлается немощнымъ въ тѣхъ, которые не даютъ въ себѣ мѣста его дѣятельности. Можно же и другими доказательствами подтвердить вѣроятность ученія объ этомъ. И если не обременительно для слуха утружденныхъ уже словомъ, сколько можемъ, разсудимъ кратко и объ этомъ.

Источникъ: Творенія святаго Григорія Нисскаго. Часть первая. — М.: Типографія В. Готье, 1861. — С. 110-120. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 37.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.