Церковный календарь
Новости


2018-07-17 / russportal
С. Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года (1947)
2018-07-16 / russportal
В. К. Абданкъ-Коссовскій. Страшная годовщина 17 іюля 1918 г. (1942)
2018-07-16 / russportal
Поиски отвѣта на вопросъ о судьбѣ останковъ Царской Семьи (1995)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 38-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 37-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 36-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 35-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 16-я (1925)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 15-я (1925)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 4-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 3-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 2-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 1-й (1962)
2018-07-13 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О блаженныхъ мѣстахъ (1897)
2018-07-13 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О блаженныхъ обителяхъ (1897)
2018-07-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 34-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 18 iюля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

ТВОРЕНІЯ СВЯТЫХЪ ОТЦЕВЪ ВЪ РУССКОМЪ ПЕРЕВОДѢ,
издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 37-й.

ТВОРЕНІЯ СВЯТАГО ГРИГОРІЯ НИССКАГО.
(Часть 1-я. Изданіе 1-е. М., 1861).

2. ОБЪ УСТРОЕНІИ ЧЕЛОВѢКА.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ.
Изслѣдованіе о снѣ, зѣвотѣ и сновидѣніяхъ.

Вещественная и быстро протекающая жизнь тѣлъ, всегда движущаяся впередъ, въ томъ и имѣетъ силу бытія, что никогда не останавливается въ движеніи. Какъ рѣка какая нибудь, текущая по своему направленію, хотя то углубленіе, по которому течетъ, показываетъ полнымъ, однакоже въ ней не всегда видима одна и таже вода въ одномъ и томъ же мѣстѣ, но одна уже протекла, а другая притекаетъ. Такъ и вещественное въ здѣшней жизни, въ слѣд/с. 121/ствіе какого-то движенія и теченія, мѣняется отъ непрерывнаго преемства противоположностей, такъ что никогда не можетъ стать безъ измѣненія, но, при возможности придти въ неподвижность, продолжаетъ непрестанное движеніе, подобное замѣняя подобнымъ. Если же когда движимое прекратитъ свое движеніе, то непремѣнно произойдетъ и прекращеніе существованія. Напримѣръ: за полнотою послѣдовала пустота, и мѣсто пустоты заняла опять полнота. Сонъ ослабилъ напряженное въ бодрствованіи; потомъ бодрствованіе привело въ напряженіе, чтó было ослаблено. И ни которое изъ сихъ состояній не продолжается вмѣстѣ съ другимъ и непрестанно, но оба уступаютъ мѣсто другъ другу при появленіи того и другаго; и такимъ образомъ естество сими перемѣнами обновляетъ само себя, такъ что непрестанно пребывая въ томъ или другомъ состояніи переходитъ изъ одного въ другое. Ибо въ живомъ существѣ всегдашнее напряженіе дѣятельностей производитъ какой-то разрывъ и расторженіе напрягаемыхъ членовъ; а непрестанный покой тѣла приводитъ составъ его въ какой-то упадокъ и въ разслабленіе. Если же вó-время и умѣренно быть въ томъ и другомъ состояніи; то сіе даетъ естеству силу къ поддержанію себя; при постоянномъ переходѣ изъ противоположности въ противоположность въ одной изъ нихъ находитъ оно себѣ упокое/с. 122/ніе отъ другой. Такъ переходъ сей, когда тѣло напряжено бодрствованіемъ, ослабляетъ въ немъ напряженіе сномъ, на время прекращая дѣятельность силъ чувственныхъ, подобно тому, какъ и коней послѣ состязанія отрѣшаютъ отъ колесницъ.

Благовременный же отдыхъ для тѣлеснаго состава необходимъ, чтобы пища безпрепятственно разошлась по всему тѣлу извѣстными въ немъ для сего путями, тогда какъ никакое напряженіе не мѣшаетъ сему переходу. Чтó бываетъ съ увлаженною землею; когда солнце освѣтитъ ее теплѣйшими лучами, изъ глубины ея извлекаются нѣкіе туманные пары; подобное сему происходитъ и съ нашею землею, когда пища воскипаетъ внутри отъ естественной теплоты. Пары, которые по природѣ стремятся вверхъ, воздухообразны и переходятъ въ то, чтó надъ ними, собираются въ головныхъ помѣщеніяхъ, подобно какому-то дыму, ищущему выхода себѣ въ стѣнные пазы. Потомъ, испаряясь отсюда по волокнамъ чувствилицъ, перемѣшиваются, и отъ нихъ по необходимости въ бездѣйствіе приходитъ чувство, давая свободный проходъ онымъ парамъ. Зрѣніе преграждается рѣсницами, которыя опускаетъ на глаза какъ бы наложенный какой свинецъ; такова ихъ тяжесть. Слухъ, одебелѣвъ отъ сихъ же самымъ паровъ, какъ будто отъ наложенной какой двери на слуховые чле/с. 123/ны, успокоивается отъ естественной дѣятельности. Такое страдательное состояніе есть сонъ, во время котораго чувство въ тѣлѣ бездѣйственно, и всякое естественное движеніе неисполнимо, чтобы передача пищи, проходящей вмѣстѣ съ парами по каждому изъ внутреннихъ путей сообщенія, совершалась удобно.

Посему-то, если чувствилищный снарядъ затѣсненъ внутреннимъ испареніемъ, а сну мѣшаетъ какая либо потребность; то волокны, наполнившись парами, сами собою естественно напрягаются, и въ слѣдствіе напряженія одебелѣвшій отъ паровъ членъ утончается, какъ подобное нѣчто дѣлаютъ выжимающіе изъ одеждъ воду, для чего сильно ихъ свиваютъ. И поелику части горла округлены и изобилуютъ волокнами; то, когда нужно изгонять изъ нихъ сгустившіеся пары (такъ какъ круговидную часть невозможно вытягивать по прямой чертѣ, если не будетъ растянута въ окружности, а по сей причинѣ, по принятіи въ себя человѣкомъ воздуха во время зѣвоты, когда въ подбородкѣ въ низу горловымъ язычкомъ производится впадина, и все, чтó внутри, растягивается въ видѣ круга), — дымная оная густота, угрожавшая этимъ членамъ, выдыхается вмѣстѣ съ выдыхаемымъ воздухомъ. Но извѣстно, что подобное сему случается нерѣдко и послѣ сна, когда сколько нибудь паровъ /с. 124/ остается въ мѣстахъ, изъ которыхъ нѣтъ выхода и выдыханія.

Итакъ умъ человѣческій ясно симъ доказываетъ, что поступаетъ онъ согласно съ естествомъ; если, когда оно здорово и бодрствуетъ, и самъ дѣйствуетъ и бываетъ въ движеніи; а когда погружено въ сонъ, и самъ остается неподвижнымъ, если только и соннаго мечтанія не приметъ кто за движеніе ума, происходящее во время сна. Но мы утверждаемъ, что одну разсудительную и здравую дѣятельность мысли должно приписывать уму, а о мечтательныхъ и сонныхъ грезахъ, какъ о нѣкіихъ призракахъ умственной дѣятельности, думаемъ такъ, что случайно составляются тою душею, которая неразумна. Ибо, когда душа отрѣшена сномъ отъ чувствъ, тогда по необходимости приходится ей быть и внѣ умственной дѣятельности; потому что посредствомъ чувствъ, въ человѣкѣ происходитъ сраствореніе ума, и потому, когда чувства не дѣйствуютъ, по необходимости бездѣйственна и мысль.

Доказательствомъ служитъ то, что мечтающій во снѣ часто представляетъ себѣ неумѣстное и невозможное; чего не было бы, если бы душа и тогда управлялась разсудкомъ и размышленіемъ. Но мнѣ кажется, что въ душѣ покоятся превосходнѣйшія ея силы, — разумѣю умственную и чувственную дѣятельности, дѣйствуетъ же во время сна одна только пита/с. 125/тельная ея часть. Въ ней-то нѣкія подобія бывшаго на яву и отголоски произведеннаго чувствомъ и мыслію, какіе только отпечатлѣны въ ней памятливою силою души, вновь, какъ ни есть, живописуются, если только въ таковой душевной способности сохранился какой напоминающій отголосокъ. О семъ-то мечтаетъ человѣкъ, не какою либо неразрывною связію доводимый до собесѣдованія съ видимымъ, но обольщаемый смѣшанными и непослѣдовательными обманчивыми представленіями.

Но какъ въ тѣлесныхъ дѣйствіяхъ, когда каждый членъ производитъ что нибудь особо по данной ему отъ природы силѣ, бываетъ нѣкое и покоющагося члена соучастіе съ движимымъ; подобно сему и въ душѣ, если одна часть покоится, а другая въ движеніи, и цѣлое соучаствуетъ съ частію. Ибо невозможно вовсе расторгнуться естественному единству, когда какая либо изъ естественныхъ силъ преобладаетъ отчасти своею дѣятельностію. Но какъ въ бодрствующихъ и старательныхъ преобладаетъ умъ, чувство же прислуживаетъ, а не отстаетъ отъ нихъ и правящая тѣломъ сила; потому что умъ по мѣрѣ потребности снабжаетъ пищею, чувство пріемлетъ доставленное, а питательная сила тѣла усвояетъ себѣ поданное: такъ и во снѣ извращается какъ-то въ насъ владычество этихъ силъ, и при преобладаніи силы неразумной прекращается дѣятель/с. 126/ность другихъ силъ, но не уничтожается совершенно. И какъ тогда питательная сила возбуждена сномъ къ пищеваренію, и все естество занимаетъ собою; то, и не вовсе отрѣшается отъ нея сила чувственная (ибо невозможно тому раздѣлиться, чтó единожды соединилось), и не приходитъ въ силу ея дѣятельность, бездѣйствіемъ чувствилищъ останавливаемая во время сна. А какъ по тому же закону и умъ состоитъ въ связи съ чувственною способностію души, то слѣдуетъ сказать, что, когда въ движеніи сія способность и онъ приходитъ въ движеніе, а когда та въ покоѣ, съ нею вмѣстѣ покоится. Нѣчто подобное сему бываетъ обыкновенно съ огнемъ; когда отвсюду покрытъ онъ соломой, такъ что никакое дуновеніе не возбуждаетъ пламени, тогда и лежащаго близко къ нему не поядаетъ, и не угасаетъ совершенно; но вмѣсто пламени сквозь солому выходитъ въ воздухъ какой-то паръ. А если подуетъ на него чтó нибудь; то дымъ обращается въ пламень. Такимъ же образомъ и умъ, во время сна закрытый бездѣйствіемъ чувствъ, и не въ состояніи чрезъ нихъ явить силу свою, и неугасаетъ совершенно; но движется, какъ нѣчто дымящееся, отчасти дѣйствуя нѣсколько, отчасти не имѣя возможности дѣйствовать. И какъ иный музыкантъ, налагая смычекъ на ослабѣвшія струны лиры, не по размѣру выводитъ пѣснь, потому что не на/с. 127/тянутая струна не можетъ издать звука; но, хотя рука производитъ часто искусныя движенія, водя смычкомъ сообразно съ мѣстнымъ положеніемъ тоновъ, однако же звуковъ нѣтъ, а развѣ только при движеніи струнъ отдается какой-то глухой и нескладный звонъ: такъ, когда сномъ ослабленъ орудный снарядъ чувствилищъ, или вовсе упокоевается художникъ, если орудіе отъ какого-то переполненія или обремененія терпитъ совершенное разслабленіе, или дѣйствуетъ несильно и слабо, потому что орудіе чувства не принимаетъ въ себя искусства въ точности.

Потому и сбивчивая память и предусмотрительность, дремлющая подъ какими-то наложенными покровами, представляютъ подобія того, чтó озабочивало на яву, и нерѣдко указуютъ нѣчто изъ сбывающагося. Ибо по тонкости естества душа имѣетъ нѣчто большее сверхъ тѣлесной дебелости, и можетъ усматривать иное изъ дѣйствительно существующаго. Впрочемъ не можетъ съ какою либо прямотою объяснить сказуемое, чтобы наставленіе о предстоящемъ было ясно и открыто; но бываетъ только непрямое и двусмысленное объявленіе будущаго, чтó разсуждающіе о подобныхъ вещахъ называютъ загадкою. Такъ виночерпій выжимаетъ гроздъ въ чашу Фараонову; такъ хлѣбодаръ представлялъ, что несетъ кошницы; чѣмъ каждый занимался на яву, тѣмъ /с. 128/ же занимающимся почиталъ себя и въ сновидѣніи. Подобія обычныхъ имъ занятій, отпечатлѣвшіяся въ предусмотрительной способности души, подали случай по таковому пророчеству ума предугадать о томъ, чтó сбылось при времени.

Если же Даніилъ и Іосифъ и подобные имъ, безъ всякаго у нихъ смущенія чувствъ, Божественною силою обучаемы были вѣдѣнію будущаго; то сіе не относится къ настоящему слову. Ибо никто да не вмѣняетъ сего силѣ сновидѣній; такъ какъ иначе въ слѣдствіе сего и на яву бывающія Богоявленія почтетъ, конечно, не видѣніемъ, но самослучайно производимымъ обычнымъ дѣломъ естества. Посему, какъ изъ всѣхъ людей, управляющихся собственнымъ умомъ, немного такихъ, которые удостоиваются явнаго собесѣдованія съ Богомъ: такъ, хотя у всѣхъ вообще бываютъ равнаго достоинства естественныя сонныя видѣнія, только нѣкоторые, а не всѣ, дѣлаются въ сновидѣніяхъ причастными божественнаго нѣкоего откровенія. А всѣмъ другимъ, если сообщается въ сновидѣніяхъ нѣкое предвѣдѣніе о чемъ нибудь, то бываетъ сіе сказаннымъ выше способомъ.

Если же египетскій и ассирійскій самовластители Самимъ Богомъ путеводимы были къ вѣдѣнію будущаго; то въ этомъ особенное было Божіе смотрѣніе. Явною должна была со/с. 129/лѣлаться сокровенная мудрость святыхъ, чтобы не безъ общей пользы совершить ей теченіе въ жизни. Какъ было бы узнано, что таковъ Даніилъ, если бы обаятели и волхвы не оказались безсильными открыть сонное видѣніе? Какъ спасся бы народъ египетскій, если бы Іосифа, заключеннаго въ темницѣ, не извело на среду истолкованіе сновидѣнія? Посему въ этомъ есть нѣчто иное, и не надлежитъ заключать о семъ по обыкновеннымъ сновидѣніямъ.

Самое обычное видѣніе сновъ есть общее для всѣхъ, и состоитъ въ представленіяхъ разнаго рода и вида. Ибо, или, какъ сказано, въ памяти у души остаются отголоски ежедневныхъ занятій, или нерѣдко состояніе сновъ сообразуется съ извѣстными расположеніями тѣла. Такъ жаждущему кажется, что онъ у источниковъ, и нуждающемуся въ пропитаніи, — что онъ на пиру, и юношѣ, во цвѣтѣ у него по возрасту силъ, мечтается сообразное его страсти.

Но узналъ я и другую причину бывающаго во снѣ, ухаживая за однимъ изъ близкихъ мнѣ, подвергшимся умопомѣшательству. Обремененный пищею, принятою въ количествѣ превышавшемъ силы его, кричалъ онъ, укоряя вокругъ стоявшихъ за то, что, наполнивъ внутренности пометомъ, наложили на него. И когда тѣло у него готово уже было покрыться пóтомъ, жаловался, что у присутствующихъ при/с. 130/готовлена вода прыскать ею на лежащаго. И онъ не переставалъ кричать, пока причины таковыхъ укоризнъ не объяснилъ конецъ дѣла. Ибо вдругъ потекъ изъ тѣла сильный потъ, и разрѣшившійся желудокъ показалъ бывшую во внутренностяхъ тяжесть. Посему, чтó при ослабленной трезвости болѣзнію терпѣла природа, соучаствовавшая въ страданіи тѣла, не чувствуя приводящаго ее въ безпокойство, и по болѣзненному разстройству уже не имѣя силъ привести въ ясность причиняющее скорбь, то, какъ и слѣдовало, если бы мыслительная сила души была усыплена и не болѣзнію, но естественнымъ сномъ, у находящагося въ такомъ состояніи могло сдѣлаться сновидѣніемъ, въ которомъ водою означалось облитіе пóтомъ, а тяжестію внутренностей обремененіе пищею. И многимъ изъ обучавшихся врачебной наукѣ кажется тоже, а именно, что по различію страданій бываютъ у больныхъ и сонныя видѣнія; иныя у имѣющихъ разстроенный желудокъ, иныя у людей съ поврежденными мозговыми оболочками; иныя опять у больныхъ горячкою; не одни и тѣже у страдающихъ отъ желчи и отъ мокротъ; опять иныя у полнокровныхъ и у изнеможденныхъ. Изъ сего можно видѣть, что питательная и растительная сила души имѣетъ нѣчто всѣянное въ нее отъ умственной силы въ слѣдствіе срастворенія, и это нѣкоторымъ образомъ уподобляется извѣстному /с. 131/ расположенію тѣла, сообразно преобладающей страсти преобразуясь въ сонныхъ мечтахъ. Еще составляются сновидѣнія у многихъ по состоянію нравовъ; иныя мечтанія у человѣка мужественнаго, и иныя у боязливаго; иныя сновидѣнія у невоздержнаго, и иныя у цѣломудреннаго; объ иномъ грезитъ человѣкъ щедрый, и объ иномъ ненасытный. И таковыя мечтанія образуетъ въ душѣ вовсе не мысль, но неразумное расположеніе; о чемъ привыкла душа размышлять на яву, образы того составляетъ она въ сновидѣніяхъ.

Источникъ: Творенія святаго Григорія Нисскаго. Часть первая. — М.: Типографія В. Готье, 1861. — С. 120-131. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 37.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.