Церковный календарь
Новости


2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

ТВОРЕНІЯ СВЯТЫХЪ ОТЦЕВЪ ВЪ РУССКОМЪ ПЕРЕВОДѢ,
издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 37-й.

ТВОРЕНІЯ СВЯТАГО ГРИГОРІЯ НИССКАГО.
(Часть 1-я. Изданіе 1-е. М., 1861).

4. О МОЛИТВѢ.

Слово 2-е.

Отче нашъ, Иже еси на небесѣхъ (Мѳ. 6, 9.).

Когда великій Моисей пріуготовлялъ Израильскій народъ къ тайноводству на горѣ; тогда не прежде удостоилъ ихъ богоявленія, какъ предписавъ народу законъ объ очищеніи соблюденіемъ плотской чистоты и омовеніемъ. Да и послѣ сего не осмѣлились Израильтяне видѣть явленіе Божія могущества, но въ ужасъ приводило ихъ все видимое, огонь, мракъ, дымъ, трубы; и снова обратившись къ себѣ самимъ (л), просили законодателя стать ихъ посредникомъ предъ божественнымъ изволеніемъ, такъ какъ у нихъ не было достаточной /с. 401/ силы приблизиться къ Богу и перенести Божіе присутствіе. А нашъ Законоположникъ, Господь нашъ Іисусъ Христосъ, намѣреваясь привести насъ къ Божественной благодати, указуетъ намъ словомъ не гору Синайскую, покрытую мракомъ и дымящуюся огнемъ, не гласы трубъ, звучащихъ чтó-то невнятное и страшное, и не соблюденіемъ тридневной плотской чистоты, не водою, омывающею скверны, очистивъ душу, и всю церковь оставивъ при подошвѣ горы, одному только позволяетъ взойдти на вершину, покрытую мракомъ, сокрывающимъ въ себѣ Божественную славу; а напротивъ того, сперва вмѣсто горы возводитъ на самое небо, содѣлавъ оное для людей удобопроходимымъ посредствомъ добродѣтели; потомъ содѣлываетъ, не зрителями только, но и причастниками Божественной силы, и приступающихъ къ Нему вводитъ нѣкоторымъ образомъ въ родство съ превысшимъ естествомъ, и не мракомъ покрываетъ все превосходящую славу, чтобы неудобозримою была для ищущихъ, но, озаривъ мракъ яснымъ свѣтомъ ученія, содѣлалъ, что чистые сердцемъ въ полной ясности созерцаютъ неизреченную славу. Даетъ же и воду для окропленія, не изъ чуждыхъ потоковъ почерпаемую, но текущую въ насъ самихъ, будетъ ли кто разумѣть подъ нею источники очей, или чистую совѣсть сердца, — узаконивъ не допускать никакой /с. 402/ тины порока; да и плотскую чистоту (м) поставляетъ въ воздержаніи, не отъ законнаго только общенія супруговъ, но и отъ всякаго вещественнаго и страстнаго расположенія; и такимъ образомъ посредствомъ молитвы возводитъ къ Богу. Ибо такова сила реченій, изъ которыхъ, не какіе либо звуки произносимые въ слогахъ, дознаемъ изъ Божія слова, но предначертаніе восхожденія къ Богу, успѣшно приводимое въ исполненіе высокою жизнію.

Но изъ самыхъ словъ молитвы можно уразумѣть Божественное тайноводство. Егда молитеся (Лук. 11, 2.), говоритъ Господь. Не сказалъ: егда изрекаете обѣтъ (εὔχησθε), но говоритъ: егда молитеся (προσεύχησθε); потому что надлежащее по обѣту должно быть уже исполнено прежде, нежели приступаешь къ Богу съ молитвою. Какое же различіе въ значеніи сихъ именованій? То, что обѣтъ (ἐυχὴ) есть объявленіе о чемъ либо, по благочестію посвящаемомъ въ даръ Богу; а молитва (προσευχὴ) есть прошеніе благъ, уничиженно обращенное къ Богу. Итакъ, поелику потребно намъ дерзновеніе, когда приступаемъ къ Богу, обращаясь съ уничиженными прошеніями о /с. 403/ полезномъ для насъ, то необходимо предшествовать исполненію того, чтó объявлено по обѣту, чтобы, совершивъ зависящее отъ насъ, потомъ уже смѣлѣе изъявлять желаніе о полученіи воздаянія отъ Бога. Посему-то Пророкъ говоритъ: воздамъ Тебѣ молитвы (τὰς εὐχάς — обѣты) моя, яже изрекостѣ устнѣ мои (Псал. 65, 13. 14.), и еще: помолитеся (εὔξασθε — дайте обѣтъ) и воздадите Господеви Богу нашему (Псал. 75, 12.). И во многихъ мѣстахъ Писанія можно видѣть подобное значеніе слова: ἐυχὴ (обѣтъ), и поэтому знать, что обѣтъ, какъ сказано, есть благодарственное возвѣщеніе о принесеніи дара, а молитва означаетъ приближеніе къ Богу, по исполненіи обѣщаннаго Ему. Посему Господне слово научаетъ насъ, не просить чего либо у Бога прежде, нежели чтó либо угодное Ему принесемъ Ему въ даръ. Ибо прежде надлежитъ совершить обѣтъ, и потомъ молиться; какъ иный скажетъ, что сѣяніе должно предшествовать собиранію плодовъ. Посему надлежитъ сперва посѣять сѣмена обѣта, и когда этотъ залогъ сѣменъ возрастетъ, собирать плоды, молитвою воспріемля благодать. Посему, такъ какъ не будетъ дерзновенія просить, если приступимъ безъ предварительнаго какого либо обѣта, или дара; то молитвѣ по необходимости да предшествуетъ обѣтъ.

Посему, такъ какъ обѣтъ уже выполненъ, /с. 404/ Господь говоритъ ученикамъ: егда молитеся, глаголите: Отче нашъ, Иже на небѣсѣхъ (Лук. 11, 2.). Кто дастъ ми крилѣ яко голубинѣ (Псал. 54, 7.)? — говоритъ въ одномъ мѣстѣ псалмопѣнія великій Давидъ. Осмѣлюсь и я сказать тоже слово: кто дастъ мнѣ оныя крилѣ, чтобы могъ я воспарить умомъ на высоту величія сихъ реченій, — и оставить всю землю, перейдти весь разлитый въ срединѣ воздухъ, коснуться эѳирной лѣпоты, достигнуть звѣздъ, увидѣть все ихъ украшеніе, да и на нихъ не остановиться, но миновать и это, стать внѣ всего движимаго и измѣняемаго, объять естество постоянное, силу неподвижную, въ себѣ самой водруженную и направляющую и поддерживающую все, чтó имѣетъ бытіе, все, чтó зависитъ отъ неизреченной воли Божіей премудрости, чтобы, ставъ мыслію вдали отъ всего измѣняемаго и превратнаго, въ непреложномъ и неуклонномъ состояніи души могъ я сперва сродниться мыслію съ Непреложнымъ и Неизмѣняемымъ, потомъ призывать самымъ родственнымъ наименованіемъ и говорить: Отче? Ибо произносящему это какая потребна душа? Сколько нужно дерзновенія? Какую надобно имѣть совѣсть, чтобы, сколько возможно, познавъ Бога, примышленными Ему наименованіями руководясь къ уразумѣнію неизреченной славы, и дознавъ, что естество Божіе, представляемое въ себѣ самомъ, есть благость, /с. 405/ святыня, радованіе, сила, слава, чистота, вѣчность, то, чтó всегда тоже и таковоже, и все, чтó подобнаго сему представляется мыслію о Божіемъ естествѣ, и уразумѣвъ при помощи божественнаго Писанія и собственнаго разсудка, — потомъ уже осмѣлиться выговорить это слово, и такое Существо наименовать своимъ Отцемъ? Явно, что, если имѣетъ кто сколько нибудь разума, то, не усматривая въ себѣ тогоже, чтó въ Богѣ, не осмѣлится произнести къ Нему слова сего, и сказать: Отче. Ибо не естественно благому по сущности стать Отцемъ лукаваго поступка, и святому — Отцемъ оскверненнаго по жизни, а также Неизмѣняемому — Отцемъ превратнаго, Отцу жизни — Отцемъ умерщвленнаго грѣхомъ; Чистому и безпримѣсному — Отцемъ опозорившихъ себя страстями безчестія, Благодѣтелю — Отцемъ любостяжателя, вообще Тому, Кого представляемъ во всякомъ добрѣ — Отцемъ пребывающихъ въ какомъ либо злѣ. Если кто, видя себя имѣющимъ еще нужду въ очищеніи и порочную совѣсть свою признавая исполненною сквернъ и дурныхъ отмѣтокъ, прежде нежели очистился отъ такихъ и столь многихъ худыхъ свойствъ, включитъ себя въ родство съ Богомъ, и неправедный Праведному, нечистый Чистому скажетъ: Отче; то реченіе сіе прямо будетъ оскорбленіемъ и злословіемъ, если только именуетъ онъ Бога Отцемъ собствен/с. 406/ной своей порочности. Ибо слово: отецъ означаетъ причину отъ него произшедшаго. Посему, если порочный совѣстію назоветъ Бога Отцемъ своимъ: то не иное чтó симъ выскажетъ, а то, что Богъ есть начало и виновникъ собственныхъ его худыхъ свойствъ. Но никое общеніе свѣту ко тмѣ (2 Кор. 6, 14.), говоритъ Апостолъ: напротивъ того свѣтъ освоивается со свѣтомъ, справедливое съ справедливымъ, прекрасное съ прекраснымъ, нетлѣнное съ нетлѣннымъ. А противоположное, безъ сомнѣнія, имѣетъ сродство съ однороднымъ. Ибо не можетъ древо добро плоды злы творити (Мѳ. 7, 18.). Посему, если кто, какъ говоритъ Писаніе, будучи жестокосердъ, и ищай лжи (Псал. 4, 3.), осмѣливается произносить слова молитвы, то пусть таковый знаетъ, что призываетъ онъ отца, не небеснаго, а преисподняго, который самъ есть лжецъ и дѣлается отцемъ лжи, возникающей въ каждомъ, который есть грѣхъ, и отецъ грѣха. Посему-то Апостолъ имѣющихъ страстную душу называетъ чадами гнѣва (Ефес. 2. 3.). И отступившій отъ жизни именуется сыномъ погибели (2 Сол. 2, 3.); а человѣкъ сластолюбивый и изнѣженный названъ сыномъ дѣвокъ блудницъ (1 Цар. 20, 30.), равно какъ напротивъ сего имѣющіе чистую совѣсть называются сынами свѣта (Лук. 16, 8.) и дня (1 Сол. 5, 5.), а другіе, укрѣпившіе себя /с. 407/ до Божественной силы, и сынами силы (Суд. 21, 10.).

Посему, когда Господь учитъ насъ въ молитвѣ называть Бога Отцемъ, не иное чтó, кажется мнѣ, дѣлаетъ, какъ узаконяетъ возвышенный и выспренній образъ жизни; потому что истина учитъ насъ не лгать, не говорить о себѣ того, чего въ насъ нѣтъ, не именовать себя тѣмъ, чѣмъ мы небыли, но, называя Отцемъ своимъ Нетлѣннаго, Праведнаго и Благаго, родство сіе оправдывать жизнію. Поэтому видишь ли, сколько потребно намъ пріуготовленія, какая нужна жизнь, сколько и какой требуется тщательности, чтобы съ возвышеніемъ нашей совѣсти достигнуть (н) такой мѣры дерзновенія, и осмѣлиться сказать Богу: Отче? Ибо если въ виду у тебя деньги если озабоченъ ты житейскою прелестію, если домогаешься людской славы, если служишь наиболѣе страстнымъ пожеланіямъ, и потомъ пріемлешь въ уста такую молитву: чтó, думаешь, скажетъ Тотъ, Кто видитъ твою жизнь, и слышитъ молитву? Такія, кажется мнѣ, слышу слова, какъ бы Самимъ Богомъ изрекаемыя подобному человѣку: «и ты, растлѣнный по жизни, называешь своимъ Отцемъ Отца нетлѣнія? Для чего нечистымъ своимъ голосомъ /с. 408/ оскверняешь чистое имя? Для чего реченіе это употребляешь лживо? Для чего оскорбляешь нескверное естество? Если ты чадо Мое: то, безъ сомнѣнія, и жизнь твоя должна носить на себѣ черты Моихъ благъ. Непризнаю въ тебѣ образа Моего естества; черты твои противоположны. Кое общеніе свѣту ко тмѣ? Какое сродство у жизни и смерти? Какая близость у чистаго по естеству съ нечистымъ? Велико разстояніе между благодѣтелемъ и любостяжательнымъ, непримиримо противленіе милостиваго съ неумолимымъ. Иный отецъ злыхъ въ тебѣ свойствъ. Мои порожденія украшаются добрыми отеческими качествами, сынъ милостиваго милостивъ, чистаго — чистъ, нетлѣннаго — чуждъ растлѣнія, и вообще благаго — благъ, правдиваго — правдивъ. А васъ незнаю, откуда вы». Посему, пока не стали мы чистыми по жизни, опасно отваживаться на сію молитву, и Бога именовать Отцемъ своимъ.

Но вслушаемся еще въ слова молитвы, при частомъ ихъ повтореніи не уразумѣемъ ли сколько нибудь сокровеннаго въ нихъ смысла? Отче нашъ, Иже еси на небесѣхъ. Что добродѣтельною жизнію надлежитъ усвоять себя Богу, достаточно изслѣдовано это нами въ предыдущихъ словахъ. Но кажется мнѣ, что слово Писанія указуетъ и на нѣкій болѣе глубокій смыслъ; ибо имъ напоминается намъ, изъ какого отечества мы низпали, и какого благо/с. 409/родства лишились. Повѣствованіемъ о юношѣ, оставившемъ отеческій домъ и предавшемся свинообразной жизни, Писаніе, исторически описывая его удаленіе и распутную жизнь, показываетъ бѣдственное состояніе человѣчества, и не прежде возвращаетъ сего юношу въ первоначальное состояніе, какъ по возчувствованіи имъ настоящаго бѣдствія, когда пришелъ въ себя, и привелъ себѣ на мысль слова покаянія. А онѣ согласны нѣсколько съ словами молитвы. Ибо тамъ сказалъ юноша: Отче, согрѣшихъ на небо и предъ тобою (Лук. 15, 21.), но не упомянулъ бы въ исповѣданіи о грѣхѣ на небо, если бы не былъ увѣренъ, что небо — его отечество, оставивъ которое, онъ впалъ въ согрѣшеніе. Посему-то помышленіе о таковомъ исповѣданіи дѣлаетъ ему доступнымъ отца; почему спѣшитъ онъ къ сыну, привѣтствуетъ лобзаніемъ выи, чтó означаетъ словесное иго, посредствомъ евангельскаго преданія устами возлагаемое на человѣка, свергшаго съ себя прежнее ярмо заповѣди и отринувшаго охранительный законъ; потомъ возлагаетъ на него одежду, не иную, но первую, отъ которой обнаженъ былъ преслушаніемъ, вмѣстѣ съ вкушеніемъ запрещеннаго увидѣвъ себя обнаженнымъ. А перстень на руку изображеніемъ, сдѣланнымъ на обводѣ, означаетъ возвращеніе образа; и ноги обезопашиваетъ отецъ сапогами, чтобы, обнаженною пятою /с. 410/ приближаясь къ головѣ змія, не подверглись угрызенію. Посему, какъ тамъ причиною оказаннаго юношѣ отцемъ человѣколюбія послужило возвращеніе его въ отеческій домъ (а это есть небо, согрѣшившимъ на которое признаетъ себя предъ отцемъ): такъ, кажется мнѣ, и здѣсь Господь, научая призывать Отца, Иже на небесѣхъ, дѣлаетъ тебѣ напоминаніе о благомъ отечествѣ, чтобы, возбудивъ сильнѣйшее пожеланіе прекраснаго, поставить тебя на путь, снова ведущій въ отечество.

Путь же, возводящій человѣческое естество на небо, не иное чтó, какъ отступленіе и бѣгство отъ земныхъ золъ; а средствомъ къ избѣжанію золъ, не иное что, думаю, служитъ, какъ уподобленіе Богу; и уподобиться Богу значитъ сдѣлаться праведнымъ, святымъ, благимъ, и всѣмъ сему подобнымъ. Если кто, сколько возможно, ясно напечатлѣетъ въ себѣ черты сихъ совершенствъ, то какъ бы по естественному порядку, безъ труда изъ земной жизни преселится въ страну небесную; потому что не мѣстное какое разстояніе у Божества съ человѣчествомъ, такъ что была бы намъ потребность въ какомъ нибудь орудіи или примышленіи, чтобы эту тяжелую, обременительную и земную плоть ввести въ образъ жизни нетѣлесной и духовной. Но, по разумномъ отлученіи добродѣтели отъ порока, отъ одного человѣческаго произволенія зависитъ — быть /с. 411/ человѣку тамъ, куда преклоненъ пожеланіемъ. Посему, такъ какъ никакого нѣтъ труда избрать доброе, а за избраніемъ слѣдуетъ и пріобрѣтеніе того, чтó кѣмъ избрано: то возможно немедленно быть на небѣ и тебѣ, объявшему умомъ своимъ Бога. Если, какъ говоритъ Екклесіастъ, Богъ на небеси горѣ (5, 1.), а ты, по слову Пророка, прилѣпился Богови (Пс. 72. 28.): то по всей необходимости должно тому, кто въ единеніи съ Богомъ, быть тамъ, гдѣ Богъ.

Посему, предписавъ въ молитвѣ говорить, что Богъ Отецъ нашъ (о), не иное чтó повелѣваетъ, какъ боголѣпною жизнію уподобляться Отцу небесному; такъ какъ и въ другомъ мѣстѣ яснѣе заповѣдуетъ сіе же самое, говоря: будите совершени, якоже Отецъ вашъ небесный совершенъ есть (Матѳ. 5, 48.). Итакъ, если уразумѣли мы смыслъ таковой молитвы: то время уже уготовать души свои къ тому, чтобы со временемъ осмѣлиться воспріять устами сіи реченія и съ дерзновеніемъ сказать: Отче нашъ, Иже еси на небесѣхъ.

Какъ явны признаки уподобленія Богу, по которымъ каждому можно содѣлаться чадомъ Божіимъ; ибо сказано: елицы пріяша Его, даде имъ область чадомъ Божіими быти (Іоан. 1, /с. 412/ 12.), пріемлетъ же въ себя Бога, кто воспріемлетъ совершенство въ добрѣ: такъ и у лукаваго нрава есть нѣкіе особые признаки, и кто имѣетъ ихъ, тому невозможно быть сыномъ Божіимъ, нося въ себѣ образъ противоположнаго естества. Угодно ли знать отличительныя свойства лукаваго нрава? Это — зависть, ненависть, клевета, кичливость, любостяжательность, страстное пожеланіе, недугъ славобѣсія; симъ и подобными сему чертами отличается образъ сопротивника. Посему, если подобными сквернами очернившій душу будетъ призывать отца, то какой отецъ услышитъ его? Очевидно состоящій въ родствѣ съ призвавшимъ, а этотъ отецъ — не небесный, но преисподній. Признаки близости съ кѣмъ носитъ на себѣ человѣкъ, тотъ и признаетъ несомнѣнно родство свое съ нимъ. Итакъ молитва человѣка порочнаго, пока онъ въ порокѣ, бываетъ призываніемъ діавола; а кто оставилъ порокъ, и живетъ въ благости, того гласъ призываетъ благаго Отца.

Поэтому, когда приступаемъ къ Богу, будемъ, сперва обращать вниманіе на жизнь свою, имѣемъ ли въ себѣ чтó либо достойное Божественнаго родства, и потомъ уже осмѣливаться на произнесеніе таковаго слова. Повелѣвшій сказать: Отецъ не дозволилъ говорить ложъ. Посему, кто жилъ достойно божескаго благородства, тотъ прекрасно возводитъ /с. 413/ взоръ къ небесному граду, небеснаго Царя именуя Отцемъ и небесное блаженство — отечествомъ. Къ чему же клонится цѣль сего совѣта? Къ тому, чтобы мудрствовать намъ горняя; гдѣ Богъ, тамъ полагать основаніе своего жилища, тамъ собирать сокровища; туда переселиться сердцемъ своимъ; идѣже бо есть сокровище, ту и сердце (Матѳ. 6, 21.), и непрестанно имѣть въ виду отеческую лѣпоту и сообразно съ оною украшать собственную душу. Нѣсть на лица зрѣнія у Бога (Рим. 2. 11.), говоритъ Писаніе. И отъ твоего образа да будетъ удалена такая нечистота. Божество чисто отъ зависти и отъ всякой скверны, и на тебѣ да не кладутъ пятна подобныя страсти: ни зависть, ни кичливость, ни что либо другое оскверняющее богоподобную лѣпоту. Если сдѣлаешься таковымъ, то смѣло гласомъ своимъ призывай Бога, и Владыку вселенной именуй Отцемъ своимъ. Онъ воззритъ на тебя отеческими очами, облечетъ тебя въ божественную одежду. украситъ перстнемъ, и ноги твои для шествія горѣ снабдитъ евангельскими сапогами, возстановитъ тебя въ небесное отечество, о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ. Ему подобаетъ слава и держава во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчанія:
(л) По рукоп. вмѣсто: πρὸς τούτους читается: πρὸς ἑαυτοὺς.
(м) По рукоп. читается: μηδεμίαν ἰλύν ἀπὸ κακίας ἐπαγομένην, ἀγνείαν δὲ οὐκ ἀπὸ τῆς ἐννόμου τῶν γαμετῶν ὁμιλίας ἐπαγομένην.
(н) Слово: φθάσαι читается по рукописи.
(о) Въ рукописи читается: λέγειν πάτερα ἑαυτοῦ εἴναι τόν Θεὸν.

Источникъ: Творенія святаго Григорія Нисскаго. Часть первая. — М.: Типографія В. Готье, 1861. — С. 400-413. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 37.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.