Церковный календарь
Новости


2019-03-21 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слова 1907-1908 г.г. Слово 10-е (1908)
2019-03-21 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слова 1907-1908 г.г. Слово 9-е (1908)
2019-03-21 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слова 1907-1908 г.г. Слово 8-е (1908)
2019-03-21 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слова 1907-1908 г.г. Слово 7-е (1908)
2019-03-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Зависть - изобрѣтеніе діавола" (1975)
2019-03-21 / russportal
Архіеп. Аверкій. Слово на актѣ Семинаріи въ 1969 году (1975)
2019-03-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Современное бѣснованіе (1975)
2019-03-21 / russportal
Архіеп. Аверкій. "Вси святіи земли Русскія, молите Бога о насъ!" (1975)
2019-03-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Дѣйство льсти" - въ полномъ разгарѣ (1975)
2019-03-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Пасхальное обращеніе 1969 года (1975)
2019-03-20 / russportal
Архіеп. Наѳанаилъ (Львовъ). Два письма прот. Виктору Потапову (1995)
2019-03-20 / russportal
Архіеп. Наѳанаилъ (Львовъ). Письмо архіеп. Женевскому Антонію (1995)
2019-03-19 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). Лекція 28-я по Сравнит. богословію (1972)
2019-03-19 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). Лекція 27-я по Сравнит. богословію (1972)
2019-03-19 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). Лекція 26-я по Сравнит. богословію (1972)
2019-03-19 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). Лекція 25-я по Сравнит. богословію (1972)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 22 марта 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

ТВОРЕНІЯ СВЯТЫХЪ ОТЦЕВЪ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ ЗАПАДНЫХЪ,
издаваемыя при Кіевской Духовной Академіи, Книга 3-я.

ТВОРЕНІЯ БЛАЖЕННАГО ІЕРОНИМА СТРИДОНСКАГО.
(Часть 1-я. Изданіе 2-е. Кіевъ, 1893).

ПИСЬМА.
Отдѣлъ вторый, содержащій письма, писанныя Іеронимомъ въ теченіи почти трехъ лѣтъ, отъ конца 382 болѣе чѣмъ до половины 385 года.

20. Письмо къ Дамасу о двухъ сыновьяхъ.

Вопросъ твоего блаженства былъ вмѣстѣ и изслѣдованіемъ; и искать такимъ образомъ дороги значитъ указывать ее ищущимъ. Подлинно мудрость будетъ приписана тому, кто мудро спрашиваетъ. Ты говоришь: кто такой этотъ отецъ въ Евангеліи, который раздѣлилъ имѣніе между двумя сыновьями (Лук. 15)? Кто эти два сына? Кто старшій? и кто младшій? Что значитъ, что младшій расточаетъ полученное имѣніе съ блудницами и потомъ, при наступленіи голода, приставляется начальникомъ страны къ свиньямъ, ѣстъ жолуди, возвращается къ отцу, получаетъ перстень и лучшую одежду, и для него закалывается откормленный телецъ? Кто этотъ старшій братъ, и почему, пришедши съ поля, завидуетъ пріему брата? и прочее, что полнѣе разсказывается въ Евангеліи. Сверхъ того присовокупляешь: знаю, что многіе на счетъ этого говорятъ различно; и за старшаго брата почитаютъ іудейскій народъ, а за младшаго языческій. Но спрашиваю, какъ можетъ относиться къ іудейскому народу: се толико лѣтъ работаю тебѣ, и николиже заповѣди твоя преступилъ, и мнѣ николиже далъ еси козляте, да со други своими возвеселихся быхъ, — и еще: чадо, ты всегда со мною еси, и вся моя твоя суть. Если же, какъ ты говоришь, мы захотѣли бы приложить притчу къ праведнику и грѣшнику; то не согласно съ свойствами праведника то, чтобы онъ былъ опечаленъ спасеніемъ другаго и особенно брата. Ибо смерть вошла въ міръ чрезъ зависть діавола; и тѣ, которые подражаютъ ему, принадлежатъ его сторонѣ; то неужели можетъ приличествовать лицу праведника такая злобная зависть, чтобы онъ оставался за дверями, упрямо противился милосерднѣйшему отцу, и отягченный злобою одинъ не хотѣлъ участвовать въ домашней радости?

/с. 78/ Посему, какъ относительно тѣхъ притчъ, которыя не объяснены Спасителемъ, мы обыкновенно изслѣдуемъ, по какому случаю онѣ сказаны: такъ должны мы поступить и относительно этой притчи, и обратить вниманіе на то, почему Господь высказалъ ее и на какой вопросъ предложено это отвѣтное уподобленіе. Книжники и фарисеи роптали, говоря: яко сей грѣшники пріемлетъ и съ ними ястъ? (Лук. 15, 2). Въ предшествующихъ словахъ дѣйствительно сказано: бяху же приближающеся къ нему вси мытаріе и грѣшницы, желая слушать его. И такъ причина фарисейской зависти въ томъ, почему Господь не избѣгалъ собесѣдованія и пиршествъ съ людьми, осужденными закономъ. Такъ говоритъ Лука. Матѳей же говоритъ слѣдующее: и бысть ему возлежащу въ дому, и се мнози мытари и грѣшницы пришедше возлежаху со Іисусомъ и со ученики его (Матѳ. 9, 10). Видя это, фарисеи говорили ученикамъ Его: почто съ мытари и грѣшники учитель вашъ ястъ? Іисусъ же слышавъ рече имъ: не требуютъ здравіи врача, но болящіи. Шедше же научитеся, что есть: милости хощу, а не жертвы; не пріидохъ бо призвати праведники, но грѣшники. Маркъ также согласенъ съ этими словами. И такъ, какъ мы сказали, весь вопросъ возникъ со стороны закона. Поелику законъ, строгій въ правосудіи, не имѣлъ милости: но всякій прелюбодѣй, человѣкоубійца, обманщикъ, и, кратко сказать, всякій, впавшій въ смертный грѣхъ, не освобождался отъ грѣха никакимъ помилованіемъ за раскаяніе; повелѣвалось воздавать око за око, зубъ за зубъ, душу за душу (Исх. 21). И такимъ образомъ «вси уклонишася, вкупѣ неключими быша; нѣсть творяй благостыню, нѣсть до единаго» (Псал. 13, 3). «Идѣже умножися грѣхъ, преизбыточествова благодать» (Римл. 5, 20), «посла Богъ Сына Своего, раждаемаго отъ жены» (Гал. 4, 4), который, разрушивъ средостѣніе, сотворилъ обоя едино (Ефес. 2, 13), и стро/с. 79/гость закона умѣрилъ благодатію Евангелія. Посему и Павелъ въ посланіяхъ къ церквамъ говоритъ: благодать вамъ и миръ отъ Бога Отца нашего, и Господа Іисуса Христа (Рим. 1, 7): благодать не та, которая воздается по заслугамъ, но та, которая дана въ даръ. А миръ тотъ, которымъ мы примирены съ Богомъ, имѣя ходатаемъ Господа нашего Іисуса Христа, который отпустилъ намъ прегрѣшенія наши, уничтожилъ рукописаніе смерти, бывшее противъ насъ, пригвоздивъ его ко кресту, и предалъ посмѣянію начальства и власти, торжествуя надъ ними на древѣ. Какое же можетъ быть болѣе милосердіе, какъ не то, что Сынъ Божій раждается сыномъ человѣческимъ? Десять мѣсяцевъ сноситъ униженіе? Ожидаетъ прихода родовъ? Повивается пеленами? Подчиняется родителямъ? Возрастаетъ по всѣмъ возрастамъ? И послѣ ругательствъ, заушеній и бичеваній подвергается ради насъ даже проклятію креста, чтобы освободить насъ отъ проклятія закона, бывъ послушнымъ отцу даже до смерти: и совершаетъ на дѣлѣ то, о чемъ прежде въ качествѣ посредника молился, говоря: «отче хочу, дабы какъ ты и я едино, такъ и они въ насъ были едино» (Іоан. 17, 22). Слѣдовательно, поелику Христосъ пришелъ, чтобы неизреченнымъ милосердіемъ побѣдить то, что было невозможно для закона, такъ какъ имъ никто не оправдывался, то и призывалъ къ покаянію мытарей и грѣшниковъ, участвуя даже на пиршествахъ съ ними, чтобы и среди пиршествъ они научились истинѣ. Кто съ заботливымъ вниманіемъ читалъ евангеліе, тотъ знаетъ, какъ и пища, и питіе, и прогулка, и все, что Господь дѣлалъ во плоти, относилось къ спасенію человѣческому. Видя это, книжники и фарисеи говорили, что онъ поступаетъ противъ закона: се человѣкъ ядца и винопійца, мытаремъ другъ и грѣшникомъ (Матѳ. 11, 19); такъ какъ прежде обвиняли Его за то, что Онъ трудился по субботамъ. Посе/с. 80/му-то, чтобы снисходительно опровергнуть такое обвиненіе, Господь и предложилъ три притчи: одна изъ нихъ о девяносто девяти овцахъ, оставленныхъ въ горахъ, и объ одной потерянной, принесенной пастыремъ на плечахъ; другая о драхмѣ, которой искала женщина съ зажженнымъ свѣтильникомъ, и которую нашедши, созвала сосѣдокъ на радость, говоря: радуйтеся со мною, яко обрѣтохъ драхму погибшую (Лук. 15, 9); а третья о двухъ сыновьяхъ, которую ты и повелѣлъ мнѣ сдѣлать предметомъ краткаго разсужденія.

Хотя притчи объ овцѣ и драхмѣ направлены къ одной общей мысли, но въ настоящее время не нужно разсуждать о нихъ; достаточно только сказать, что эти притчи предложены для того, чтобы, при раскаяніи мытарей и грѣшниковъ, научить радоваться всѣхъ, для которыхъ нѣтъ необходимости въ раскаяніи; подобно тому какъ при обрѣтеніи овцы и драхмы была радость у ангеловъ и близь живущихъ сосѣдокъ. Посему-то я чрезвычайно удивляюсь, что Тертулліанъ, въ книгѣ о Цѣломудріи, написанной имъ противъ покаянія и пытавшейся древнюю истину извратить новоизмышленнымъ мнѣніемъ, хотѣлъ думать, будто мытари и грѣшники, вечерявшіе съ Господомъ, были язычники, такъ какъ Писаніе говоритъ: «да не будетъ собирающаго дань изъ израильтянъ» (Второз. 23, 18 по LXX) [1]: какъ будто и Матѳей былъ мытарь не изъ обрѣзанныхъ, и тотъ, который, молясь съ фарисеемъ во храмѣ, не смѣлъ очей возвести на небо, былъ мытарь не изъ израильтянъ; какъ будто не упоминаетъ Лука: «и вси людіе слышавше и мытаріе оправдиша Бога, крещшеся крещеніемъ Іоанновымъ» (Лук. 7, 29); какъ будто можетъ показаться кому нибудь вѣроятнымъ, что язычникъ входилъ во храмъ, /с. 81/ или что Господь имѣлъ пиршества съ язычниками, тогда какъ Онъ остерегался, чтобы не казаться нарушителемъ закона; и пришолъ прежде всего къ потеряннымъ овцамъ дома израилева; и на просьбу хананеянки объ исцѣленіи дочери отвѣчалъ: нѣсть добро отъяти хлѣба чадомъ и поврещи псомъ (Матѳ. 15, 26). И въ другомъ мѣстѣ заповѣдалъ ученикамъ: на путь языкъ не идите, и во градъ самарянскій не внидите (Матѳ. 10, 5). Изъ всего этого видно, что именемъ мытарей означаются въ Писаніи не столько лица изъ язычниковъ, сколько вообще всякіе грѣшники, т. е. какъ изъ язычниковъ, такъ и изъ іудеевъ. А тотъ, кто возлѣ своихъ безумныхъ и злоязычныхъ женъ утверждалъ за догматъ то, чтобы не принимать вновь въ христіане кающихся, напрасно доказывалъ, что мытари не были Іудеи, что въ лицѣ ихъ можно разумѣть только народъ языческій. И такъ, безъ дальнѣйшихъ разсужденій предложу самыя слова Евангелія, и къ каждому изъ нихъ присоединю въ видѣ комментарія то, что я думаю.

Человѣкъ нѣкій имѣ два сына (Лук. 15, 11). Что человѣкомъ называется Богъ, это подтверждаютъ многія свидѣтельства, какъ напр.: «двоихъ человѣковъ свидѣтельство истинно есть. Азъ есмь свидѣтельствуяй о мнѣ самомъ, и свидѣтельствуетъ о мнѣ пославый мя Отецъ» (Іоан. 8, 17. 18). Въ одной притчѣ Богъ называется пастыремъ, въ другой домовладыкой, въ одной насаждаетъ виноградъ, въ другой зоветъ на бракъ; въ различныхъ уподобленіяхъ выражается одно и тоже, чтобы осудить гордость іудеевъ и оправдать покаяніе вообще всѣхъ грѣшниковъ, язычниковъ ли, или израильтянъ. Что же касается до словъ два сына, то почти всѣ Писанія полны ручательствъ за призваніе двухъ народовъ.

«И сказалъ ему младшій: Отче, дай мнѣ слѣдующую мнѣ часть имѣнія». Имѣніе Божіе состоитъ изъ всего того, чѣмъ мы живемъ, что ощущаемъ, о чемъ мыслимъ, что вы/с. 82/ражаемъ въ словахъ. Все это Богъ даровалъ всѣмъ вообще равно, по словамъ евангелиста: бѣ свѣтъ истинный, иже просвѣщаетъ всякаго человѣка, грядущаго въ міръ (Іоан. 1, 9). Это правый глазъ, который долженъ быть соблюдаемъ отъ соблазновъ; это — свѣтильникъ тѣла; это талантъ, котораго не должно завязывать въ убрусъ, т. е. беречь заботливо, но безъ употребленія, и не должно зарывать въ землю, т. е. помрачать земными помыслами.

«Онъ раздѣлилъ это имѣніе». По гречески читается выразительнѣе: διεῖλεν αὐτοῖς τὸν βίον, то есть, далъ имъ свободное произволеніе, далъ свободу ихъ собственнаго ума, чтобы всякій жилъ не въ силу власти Божіей, но въ силу собственной покорности, т. е. не по необходимости, но по волѣ; — чтобы имѣла мѣсто добродѣтель, чтобы отличались мы отъ прочихъ животныхъ, намъ позволено, но образу Божію, дѣлать все, что захотимъ. Поэтому-то и воздается: грѣшникамъ — праведное осужденіе, а святымъ и праведнымъ — справедливая награда.

И не по мнозѣхъ днехъ собравъ все мній сынъ отъиде на страну далече. Если Богъ держитъ небо пядію и землю — горстію; и Іеремія говоритъ: Богъ приближаяйся, а не Богъ издалеча (Іер. 23, 23); и у Давида также говорится, что нѣтъ безъ Него никакого мѣста: то какимъ образомъ сынъ отходитъ изъ своей земли, и удаляется отъ отца? Значитъ, должно понимать, что мы существуемъ вмѣстѣ съ Богомъ и удаляемся отъ Него не но мѣстнымъ разстояніямъ, а по душевному состоянію. Ибо, въ какомъ смыслѣ Спаситель говоритъ ученикамъ: се, азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка (Матѳ. 28, 20): въ такомъ смыслѣ говоритъ и тѣмъ, которые величаются своимъ тщеславіемъ, и не заслуживаютъ быть съ Господомъ: «отойдите отъ меня; я не зналъ васъ, дѣлающіе беззаконіе» (Матѳ. 7, 23).

/с. 83/ Такимъ образомъ младшій сынъ удалился отъ отца со всѣмъ имѣніемъ, и отправился изъ своей стороны. И Каинъ, удалившись отъ лица Господня, поселился въ землѣ Наидъ, что значитъ волненіе. И всякій, кто удаляется отъ Бога, тотчасъ колеблется волнами вѣка, и скользятъ ноги его. Ибо послѣ того, какъ люди удалились отъ востока, и отступили отъ истиннаго свѣта, они воздвигли противъ Бога башню своего нечестія, выдумали высокомѣрныя ученія, желая съ непозволительнымъ любопытствомъ проникнуть въ высоты самого неба. И назвалось то мѣсто Вавилонъ, то есть, смѣшеніе.

И ту расточи имѣніе свое, живый роскошно. Враждебная Богу, враждебная добродѣтели роскошь расточаетъ все отеческое имѣніе; и удовольствіями привязывая къ настоящему, не позволяетъ думать о будущей бѣдности.

Изжившу же ему все, бысть гладъ крѣпокъ на странѣ той. Онъ получилъ отъ отца способности, чтобы чрезъ видимое познавать невидимая его, и изъ красоты тварей уразумѣвать Творца. Но содержа истину въ неправдѣ, и вмѣсто Бога почитая идоловъ, онъ растратилъ всѣ дары природы; и растративъ всѣ, началъ нуждаться въ добродѣтеляхъ, тогда какъ покинулъ самый источникъ добродѣтелей. Бысть гладъ крѣпокъ на странѣ той. Всякое мѣсто, въ которомъ мы живемъ безъ отца, есть мѣсто голода, бѣдности и нужды. Но по преимуществу μετὰ ἐμφάσεως страною голода есть та, о которой сказано пророкомъ: живущіи въ странѣ тѣни смертной, свѣтъ возсіяетъ на васъ (Исаіи 9, 2). Есть, напротивъ, иная страна, которую мы наслѣдуемъ, живя съ яснымъ и чистымъ сердцемъ, и которой желалъ святый Давидъ, говоря: вѣрую видѣти благая Господня на земли живыхъ (Псал. 26, 13).

«И онъ началъ нуждаться, и пошелъ, присталъ къ одному изъ начальниковъ страны той». Лишившись пищи того, кто /с. 84/ по первому слову далъ ему всѣ блага, онъ присоединился къ начальнику міра сего, т. е. діаволу, правителю тьмы, — котораго Писаніе называетъ то врагомъ человѣковъ, то неправеднымъ судіею, то дракономъ, то сатаною, то молотомъ, то куропаткою, то веліаромъ, то рыкающимъ львомъ, то левіаѳаномъ, то ванинимомъ, то бегемотомъ и многими другими именованіями. А выраженіе: къ одному изъ начальниковъ, даетъ разумѣть, что много ихъ, летающихъ въ этомъ воздухѣ, и кознями различныхъ пороковъ покоряющихъ себѣ въ рабство родъ человѣческій.

«Тотъ послалъ его на поле свое пасти свиней». Свинья есть нечистое животное, любящее грязь и нечистоту. Такова и толпа демоновъ, которая чрезъ рукотворенныхъ идоловъ питается скотскою кровью и жертвами; а въ послѣднее время по какой-то звѣрской жадности пресыщается смертію самого человѣка. Итакъ, послалъ его въ свое владѣніе, то есть сдѣлалъ своимъ слугой, чтобы онъ пасъ свиней, пожертвовавъ ему своей душою.

И желаше насытити чрево свое отъ рожецъ, яже ядяху свинія: и никтоже даяше ему. О чемъ съ такимъ негодованіемъ говорится у Іезекіиля касательно Іерусалима: И бысть въ тебѣ сопротивно обычаю женску въ блуженіи твоемъ, и съ тобою соблудившимъ, вмѣсто ежебы дати тебѣ наемъ, и наемъ не дадеся тебѣ (Іезек. XVI, 34) — то мы видимъ исполнившимся на младшемъ сынѣ. Онъ потерялъ свое имѣніе въ странѣ начальника; и потерявъ имущество, посланный къ свиньямъ, удрученъ былъ нуждою. Пища демоновъ есть пьянство, роскошь, блудъ и всѣ вообще пороки. Они пріятны и соблазнительны, и льстятъ чувству удовольствіемъ: какъ только они явятся, тотчасъ и требуютъ удовлетворенія себѣ. Расточительный юноша не могъ насытиться ими потому, что пожеланіе всегда имѣетъ свой голодъ, и исполнен/с. 85/ное не удовлетворяется: и сатана, когда плѣнитъ кого въ свои ковы, и надѣнетъ на него свое ярмо, не хлопочетъ объ удовольствованіи его пороками, зная, что онъ уже мертвъ, чему примѣръ мы видимъ на многихъ идолопоклонникахъ, удрученныхъ недостаткомъ хлѣба и нуждою. Это тѣ, на которыхъ исполняется пророческое слово: «Всѣмъ блудницамъ даются подарки; а ты сама давала подарки всѣмъ любовникамъ твоимъ, но не получала подарковъ» (Іезек. 16, 33). Можемъ и иначе объяснить слово: рожцы. Пищу демоновъ составляютъ стихи поэтовъ, свѣтская мудрость, велерѣчіе ораторскихъ словъ. Все это услаждаетъ всѣхъ пріятностію, и, плѣняя слухъ съ сладостною мѣрностію бѣгущими стихами, проникаетъ въ душу, и охватываетъ внутренность сердца. Но по истинѣ, перечитанное съ особеннымъ усердіемъ и трудомъ все это не дастъ своимъ чтецамъ ничего, кромѣ пустаго звука и стукотни словъ: тутъ не найдешь удовлетворенія чувству истины, ни успокоенія чувству справедливости. Преданные свѣтской мудрости страдаютъ гладомъ истины и скудостію добродѣтели. Образецъ такой мудрости описанъ во Второзаконіи подъ видомъ плѣнной женщины: божественное слово говоритъ о ней, что еслибы израильтянинъ захотѣлъ имѣть ее женою, то долженъ обнажить ее, срѣзать ей ногти и остричь волосы, и когда она станетъ чистою, тогда пусть перейдетъ въ объятія побѣдителя. Не смѣшно ли это, если понимать это буквально? Но и мы обыкновенно также поступаемъ, когда читаемъ философовъ, когда въ наши руки попадаютъ книги свѣтской мудрости: если находимъ въ нихъ что нибудь полезное, — прилагаемъ къ своему ученію; если же что ненужное, объ идолахъ, о любви, о занятіяхъ свѣтскими дѣлами, то мы очищаемъ, обнажаемъ, срѣзываемъ, будто ногти, острымъ желѣзомъ. Поэтому-то и Апостолъ запрещаетъ всякому возлежать въ капищѣ, говоря: Аще бо кто видитъ тя имуща разумъ, /с. 86/ въ требищи возлежаща, не совѣсть ли его немощна сущи созиждется идоложертвенная ясти? И погибнетъ немощный братъ въ твоемъ разумѣ, его же ради Христосъ умре (1 Коринѳ. 8, 9). Не видишь ли ты, чтó здѣсь говорится, — другими словами, чтобы ты не читалъ философовъ, ораторовъ, поэтовъ и чтобы не успокоивался на томъ, что читаешь у нихъ? Мало того, если мы не вѣримъ тому, что написано; совѣсть другихъ тѣмъ не менѣе уязвляется нашимъ чтеніемъ: имъ кажется, что мы, не осуждая читаемаго, сочувствуемъ оному. Если не примемъ подобнаго толкованія, то каково намъ думать объ Апостолѣ, что онъ одобряетъ образъ мыслей идущаго въ капищѣ, и называетъ совершеннымъ того, о которомъ зналъ какъ о ядущемъ идоложертвенное? Пусть въ устахъ христіанина не звучатъ слова: «всемогущій Юпитеръ, о Геркулесъ мой, о Касторъ»; и имеиа другихъ болѣе чудовищъ, чѣмъ божествъ. А нынѣ мы видимъ, что даже священники Божіи, оставивъ евангеліе и пророковъ, читаютъ комедіи, поютъ любовныя слова буколическихъ стиховъ, имѣютъ Виргилія: и то, что для дѣтей допускается по необходимости, дѣлаютъ для себя предметомъ преступнаго удовольствія. Итакъ, мы должны остерегаться, чтобы не возлежать въ капищѣ, если хотимъ имѣть плѣнницу женою; или если мы уже очень увлечены любовью къ ней, то должны очистить ее и освободить отъ всякихъ грѣховныхъ заблужденій, дабы братъ нашъ, за котораго умеръ Христосъ, не соблазнялся, слыша въ устахъ христіанина звуки стиховъ, сложенныхъ въ похвалу идоламъ.

«Пришедши же въ себя, сказалъ: сколько наемниковъ въ домѣ отца моего довольствуются хлѣбомъ, а я погибаю здѣсь отъ голода». Нѣкоторые, какъ намъ извѣстно, думаютъ, что наемники — это тѣ изъ іудеевъ, которые сохраняютъ заповѣди закона только ради настоящихъ благъ. Они справедливы и милосерды не ради самой справедливости и самой /с. 87/ добродѣтели — милосердія, но ради того, чтобы получить въ награду отъ Бога земное счастіе и долгую жизнь. А кто желаетъ этихъ благъ, тотъ дѣйствительно побуждается къ повиновенію заповѣдямъ тѣмъ, чтобы чрезъ нарушеніе повелѣннаго не лишиться желаемаго. Но гдѣ страхъ, тамъ нѣтъ любви. Поелику совершенная любовь вонъ изгоняетъ страхъ. Любящій соблюдаетъ повелѣнное не потому, что его побуждаетъ страхъ наказанія, или желаніе награды, но потому, что повелѣваемое Богомъ само въ себѣ есть для него высочайшее благо. Итакъ, смыслъ — таковъ: сколько іудеевъ не отступаютъ отъ повиновенія Богу только ради настоящихъ благъ, а я погибаю въ нуждѣ.

Воставь иду ко отцу моему. Прекрасно говоритъ: воставъ; потому что въ отсутствіи отца онъ не стоялъ. Грѣшникамъ свойственно лежать, а праведникамъ стоять. Моисею говорится: ты же здѣ стани со Мною (Второз. 5, 31). И въ сто тридцать-третьемъ псалмѣ пророкъ призываетъ къ славословію Господа стоящихъ въ домѣ Господнемъ: Се нынѣ благословите Господа вси раби Господни, стоящіи во храмѣ Господни.

И реку ему: отче, согрѣтыхъ на небо и предъ тобою, и уже нѣсмь достоинъ нарещися сынъ твой. Согрѣшилъ противъ неба тотъ, кто оставилъ мать, небесный Іерусалимъ. Согрѣшилъ предъ отцомъ, кто оставивъ Зиждителя, почиталъ древа. Не сталъ достойнымъ называться сыномъ Божіимъ тотъ, кто пожелалъ быть рабомъ идоловъ. «Ибо всякъ, творяй грѣхъ, имѣетъ отцомъ діавола» (Іоан. 3, 7).

Сотвори мя, яко единаго отъ наемникъ твоихъ. Сдѣлай меня, говоритъ, какъ бы однимъ изъ іудеевъ, которые чтутъ Тебя только ради обѣщанія настоящихъ благъ. Прими раскаивающагося сына, Ты, Который такъ часто прощалъ грѣшившихъ твоихъ наемниковъ.

/с. 88/ «И пошелъ къ отцу своему». Идемъ къ отцу, когда удаляемся съ пастбища свиней, согласно изреченію пророка: «когда воздохнешь и обратишься, спасенъ будешь» (Іезек. 18).

Еще же ему далече сущу, узрѣ его отецъ его, и милъ ему бысть. Прежде чѣмъ возвратился онъ къ любезному отцу достойными дѣлами и истиннымъ раскаяніемъ, Богъ, у Котораго все будущее уже совершилось, и Который напередъ знаетъ все будущее, идетъ навстрѣчу ему, и чрезъ Слово свое, принявшее плоть отъ Дѣвы, предваряетъ возвращеніе своего младшаго сына.

И текъ нападе на выю его. Онъ пришелъ на землю прежде, чѣмъ тотъ вошелъ въ домъ признанія. Палъ на выю его, то-есть принялъ тѣло человѣческое. И какъ Іоаннъ возлежалъ на груди Іисуса (Іоан. 13), бывъ сдѣланъ участникомъ его тайнъ: такъ болѣе по благодати, чѣмъ за заслуги, Господь возложилъ и на младшаго сына легкое ярмо свое, то-есть легкія повелѣнія своихъ заповѣдей.

И облобыза его согласно съ тѣмъ, какъ молитъ въ Пѣсни пѣсней церковь о приходѣ жениха: да лобжетъ мя лобзаніемъ устъ своихъ (Пѣсн. Пѣсн. 1, 1), — какъ бы такъ говоря: я не хочу, чтобы онъ говорилъ со мною чрезъ Моисея, чрезъ пророковъ; пусть самъ приметъ мое тѣло, самъ пусть лобзаетъ меня во плоти. Отнесемъ къ этой мысли и то, что написано у Исаіи: Аще ищеши, ищи, и у мене обитай въ дубравѣ (Исаіи 21, 12 по LXX). Въ этомъ мѣстѣ св. Писанія — плачущей церкви повелѣвается взывать отъ Сеира: поелику Сеиръ переводится косматый и ощетинившійся и обозначаетъ древній ужасъ язычниковъ, а церковь съ своей стороны отвѣчаетъ подобнымъ же уподобленіемъ: черна есмь азъ и добра, дщери Іерусалимскія (Пѣсн. п. 1, 4).

Рече же ему сынъ: отче, согрѣшихъ на небо и предъ тобою, и уже нѣсмь достоинъ нарещися сынъ твой. Гово/с. 89/ритъ, что онъ не достоинъ назваться сыномъ, и однакожъ по голосу природы, по той сущности, которую даровалъ ему нѣкогда отецъ, онъ съ трепетомъ произноситъ истинное имя, говоря: Отче, согрѣшихъ на небо. Итакъ напрасно нѣкоторые доказываютъ, что именованіе Бога отцомъ прилично только святымъ; поелику называетъ Бога отцомъ даже этотъ, сознающій себя недостойнымъ имени сына: хотя можетъ быть онъ дерзнулъ назвать Бога отцомъ потому, что обратился всею душою.

Рече же отецъ къ рабамъ своимъ: скорѣе изнесите одежду первую, и облецыте его; одежду, потерянную чрезъ грѣхъ Адамовъ, одежду, въ другой притчѣ называемую брачнымъ одѣяніемъ (Матѳ. 22), то-есть одежду Духа Святаго, не имѣющій которой не можетъ участвовать въ пиршествѣ царя. И дадите перстень на руку его; — знаменіе уподобленія Христу, по этому изреченію: «въ него вѣрующіе знаменастеся духомъ обѣтованія святымъ» (Ефес. 1, 13). И князю тирскому, потерявшему подобіе Зиждителя, говорится: ты еси печать уподобленія... и вѣнецъ доброты: въ сладостѣхъ рая Божія былъ еси (Іезек. 28, 12. 13). Также и Исаія говоритъ объ этомъ знаменіи: «тогда явны будутъ знаменованные». Это знаменіе дается на руку, когда Писаніе указываетъ на дѣла благости, какъ напр. бысть слово Господне рукою Аггея пророка (Аггея 1 и 2), слово Господа, говорящаго Іерусалиму: украсихъ тя утварію, и возложихъ запястіе на руцѣ твои (Іезек. 16, 11). Далѣе одѣтому въ подиръ указывается другая часть тѣла для запечатлѣнія: пройди средѣ града Іерусалима и даждь знаменія на лица мужей стенящихъ и болѣзнующихъ о всѣхъ беззаконіяхъ, бывающихъ средѣ ихъ (тамже 9, 4). Для чего? для того, чтобы послѣ этого они могли сказать: Знаменася на насъ свѣтъ лица Твоего, Господи (Псал. 4, 7).

/с. 90/ И сапоги на нозѣ его, поелику онъ потерялъ достоинство жениха, и не могъ праздновать пасхи босыми ногами. Это — сапоги, о которыхъ Господь говоритъ: И обухъ тя въ червлены (Іезек. 16, 10). «И сапоги на нозѣ его», чтобы никогда коварная змѣя не напала на пяту его идущаго; чтобы безопасно наступалъ онъ на змія и скорпіоновъ; дабы былъ приготовленъ къ «благовѣстію» мира, не ходя уже по плоти, но по духу; и чтобы приложимо было къ нему пророческое изреченіе: коль красны ноги благовѣствующихъ миръ, благовѣствующихъ благая (Исаіи 52, 7).

И приведше телецъ упитанный заколите, и ядше веселимся: яко сынъ мой сей мертвъ бѣ и оживе; изгиблъ бѣ, и обрѣтеся. Упитанный телецъ, закаляемый ради спасенія кающагося, есть Самъ Спаситель, коего плотію мы каждодневно питаемся, кровію — напаяемся. Ты понимаешь со мною, вѣрный читатель, какимъ тукомъ упитанные мы отрыгаемъ хвалу ему, говоря: отрыгну сердце мое слово благо, глаголю азъ дѣла моя цареви (Псал. 44, 1); хотя нѣкоторые болѣе гадательно, чѣмъ истинно думаютъ, не сообразивъ текста псалма, что это (т. е. Псал. 44, 1) говорится отъ лица Отца. А изреченіе: будемъ веселиться, яко сынъ мой сей мертвъ бѣ, и оживе, изгиблъ бѣ, и обрѣтеся; имѣетъ связь съ такой же мыслію прежней притчи, въ которой говорится: тако, глаголю вамъ, радость бываетъ предъ Ангелы Божіими о единомъ грѣшницѣ кающемся.

И начаша веселитися. Этотъ пиръ совершается каждодневно; каждодневно отецъ принимаетъ сына; всегда Христосъ закаляется вѣрующимъ.

Бѣ же сынъ его старѣй на селѣ. Доселѣ шло разсужденіе о лицѣ младшаго сына, подъ которымъ должно разумѣть мытарей и грѣшниковъ, призываемыхъ Господомъ къ покаянію; въ таинственномъ же смыслѣ здѣсь пророчествуется о /с. 91/ будущемъ призваніи язычниковъ. Теперь рѣчь переходитъ къ сыну старшему; многіе относятъ ее къ лицу вообще всякаго святаго, другіе собственно къ іудеямъ. Въ отношеніи къ святымъ истолкованіе не трудно, если принять во вниманіе слова: никогда же заповѣди твоя преступихъ; но не согласно со свойствами святаго то, что онъ завидуетъ обращенію брата. А что же касается до іудеевъ, то хотя зависть о спасеніи брата совершенно въ ихъ духѣ, но не приложимо къ нимъ то, что говоритъ о всегдашнемъ соблюденіи заповѣди отчей. Наше собственное мнѣніе объ этомъ мы постараемся изложить въ своемъ мѣстѣ. Бѣ же сынъ его старѣй на селѣ, потѣя отъ труда въ земныхъ заботахъ, далеко удаленный отъ благодати Святаго Духа и отчаго совѣта. Это тотъ, который говоритъ: село купихъ, и имамъ нужду изыти и видѣти е; молютися, имѣй мя отреченна (Лук. 14, 18). Это тотъ, который купилъ пять супругъ воловъ, и подъ тяжестію закона наслаждается земными чувственными удовольствіями. Это тотъ, который, взявъ жену, не можетъ придти на бракъ, и ставъ плотію, никакъ не можетъ соединиться съ духомъ. Старшему сыну соотвѣтствуютъ въ другой притчѣ работники, посылаемые въ виноградникъ въ первый, третій, шестой, девятый часы, то есть по разновременнымъ призывамъ, и негодующіе за то, что съ ними сравнены въ платѣ работники одиннадцатаго часа.

И яко грядый приближися къ дому, слыша пѣніе и лики (symphoniam et chorum). Этому выраженію соотвѣтствуетъ въ нѣкоторыхъ псалмахъ надписаніе: meleth. Словомъ meleth называется хоръ, сливающійся въ одно. — Напрасно нѣкоторые изъ латинянъ думаютъ, что симфонія есть родъ музыкальнаго инструмента; тогда какъ этимъ названіемъ означается согласное, хвалебное Богу пѣніе: при томъ же συμφωνίας и на латинскомъ обозначается словомъ consonantia.

/с. 92/ И призвавъ единаго отъ отрокъ, вопрошаше, что убо сія суть. И нынѣ Израиль спрашиваетъ, почему радуется Богъ при принятіи язычниковъ: но отягченный завистію не можетъ узнать отеческой воли.

Онъ же рече ему, яко братъ твой пріиде, и закла отецъ твой тельца упитанна, яко здрава его пріятъ. Причиной радости служитъ провозглашаемое на сей землѣ во славу Божію спасеніе язычниковъ, спасеніе грѣшниковъ: радуются ангелы, готова къ радости и вся тварь; объ одномъ только Израилѣ говорится:

Разгнѣвався же, и не хотяше внити. Гнѣвается, что въ его отсутствіе былъ принятъ братъ; гнѣвается, что живъ тотъ, кого онъ считалъ погибшимъ: и теперь стоитъ за дверями Израиль, и теперь, когда ученики слушаютъ Евангеліе въ церкви, мать его и братья стоятъ за дверями, ища его (Матѳ. 12).

Отецъ же его изшедъ моляше его. Какъ благой и милостивый, отецъ проситъ сына принять участіе въ домашней радости: проситъ отца чрезъ апостоловъ; проситъ чрезъ проповѣдниковъ Евангелія. Павелъ говоритъ объ этомъ: молимъ по Христѣ, примиритеся съ Богомъ (2 Корин. 5, 20). И въ другомъ мѣстѣ: вамъ бѣ лѣпо первѣе глаголати слово Божіе: а понеже отвергосте е, и недостойны творите сами себе вѣчному животу, се обращаемся во языки (Дѣян. 13, 46).

Онъ же отвѣщавъ рече отцу: се толико лѣтъ работаю тебѣ. Отецъ милостиво молитъ о согласіи: а онъ, слѣдуя правдѣ законной, не покаряется правдѣ Божіей. Но какая же правда болѣе той правды Божіей, которая прощаетъ кающихся, принимаетъ возвратившагося сына? Се толико лѣтъ работаю тебѣ, и николиже заповѣди твоя преступихъ; какъ будто не было преступленіемъ заповѣди то самое, что онъ завидовалъ спасенію другаго, что хвалился правдою предъ Богомъ, когда /с. 93/ никто предъ Нимъ не чистъ. Ибо кто можетъ радостно признать себя обладателемъ чистаго сердца, хотя бы и одинъ день былъ житія на землѣ? Давидъ исповѣдуетъ: въ беззаконіихъ зачатъ есмь и во грѣсѣхъ роди мя мати моя (Псал. 50, 7). И въ другомъ мѣстѣ: аще беззаконія назриши, Господи, кто постоитъ (Псал. 129, 3)? А упоминаемый въ притчѣ старшій сынъ говоритъ, что никогда не преступалъ заповѣди, тогда какъ столько разъ предаваемъ былъ плѣненію за идолослуженіе! Се толико лѣтъ работаю тебѣ, и николиже заповѣди твоя преступихъ. Относительно сего говоритъ апостолъ Павелъ: что убо речемъ? яко языцы не гонящіи правду, постигоша правду, правду же, яже отъ вѣры. Израиль же гоня законъ правды, въ законъ правды не постиже: чесо ради; зане не отъ вѣры, но отъ дѣлъ закона (Римл. 9, 30. 31). Такимъ образомъ и о старшемъ сынѣ можно сказать, что онъ, по выраженію апостола, обращался безъ преткновенія въ области правды, яже отъ закона: хотя мнѣ кажется, что іудей больше тщеславится, чѣмъ говоритъ истину, подобно тому фарисею, который говорилъ: Боже, хвалу тебѣ воздаю, яко нѣсмь, якоже прочіи человѣцы: хищницы, неправедницы, прелюбодѣе, или якоже сей мытарь (Лук. 18, 11). Спрашиваю тебя, не видишь ли ты, что тоже самое, что фарисей сказалъ о мытарѣ, старшій братъ говорилъ о младшемъ: сей изъядый имѣніе твое съ любодѣйцами? — На слова сына: николиже заповѣди твоя преступихъ, отецъ ничего не отвѣчаетъ; не утверждаетъ истинно ли сказанное сыномъ, но укрощаетъ гнѣвъ его другимъ способомъ: чадо, ты всегда со мною еси. Не сказалъ: ты говоришь правду, ты дѣлалъ всё, что я повелѣвалъ, но говоритъ, ты всегда со мною еси, — со мною посредствомъ закона, которому ты подчиненъ, со мною, когда познаешь меня въ плѣненіяхъ; со мною не потому, что соблюдаешь мои заповѣди, но потому, что я не позво/с. 94/лилъ тебѣ отойти въ далекую сторону; со мною, наконецъ, потому, что я сказалъ Давиду: аще оставятъ сынове его законъ мой, и въ судьбахъ моихъ не пойдутъ; аще оправданія моя осквернятъ, и заповѣдей моихъ не сохранятъ, посѣщу жезломъ беззаконія ихъ, и ранами неправды ихъ: милость же мою не разорю отъ нихъ (Псал. 88, 31 и слѣд.). По этому свидѣтельству оказывается ложнымъ то, чѣмъ хвалится старшій сынъ: поелику въ судьбахъ Божіихъ онъ не ходилъ, и заповѣдей Его не исполнялъ. Какимъ же образомъ, не соблюдая заповѣди, онъ, но словамъ притчи, всегда былъ съ отцомъ? потому что послѣ грѣховъ онъ былъ посѣщаемъ жезломъ, а посѣщенному не отказывалось въ милосердіи. Не должно также удивляться, что осмѣлился лгать предъ отцомъ тотъ, который могъ завидовать брату; въ день суда нѣкоторые солгутъ еще безстыднѣе, сказавъ: «не въ твое ли имя мы ѣли и пили, и дѣлали многія чудеса, и изгоняли демоновъ» (Матѳ. 7, 22)? Что же значитъ: вся моя твоя суть — будетъ изъяснено подробно въ своемъ мѣстѣ.

И мнѣ николиже далъ еси козляте, да со други своими возвеселился быхъ. Столько, говоритъ Израиль, пролито крови, столько тысячъ людей убито, и никто изъ нихъ не сталъ искупителемъ ради нашего спасенія. Самъ Іосія, угодившій предъ лицемъ твоимъ (4 Цар. 23), и въ недавнее время Маккавеи, сражавшіеся за Твое наслѣдіе, нечестиво были умерщвлены мечами враговъ, и ничья кровь не возвратила намъ свободы. Вотъ и доселѣ мы подлежимъ римской власти: ни пророкъ, ни священникъ, ни праведникъ какой либо не приносился въ жертву за насъ. А за блуднаго сына, то есть, за язычниковъ, за грѣшниковъ пролита кровь славнѣйшая паче всей твари. И тогда какъ заслужившимъ Ты не далъ и малаго, не заслужившимъ далъ гораздо больше. Мнѣ николиже далъ еси козляте, да со други своими возвеселился быхъ. /с. 95/ Напрасно говоришь такъ, Израиль: скажи лучше: «дабы я возвеселился съ Тобою». Развѣ для тебя можетъ быть какое-нибудь иное удовольствіе, если отецъ не празднуетъ съ тобою пира? Научись, по крайней мѣрѣ, изъ настоящаго примѣра. Когда возвратился младшій сынъ, радуется и отецъ и отроки. Станемъ ѣсть, говоритъ отецъ, и веселиться; а не сказано: ѣшьте и веселитесь. Но ты, по той склонности душевной, по которой завидуешь брату, по которой удаляешься отъ лицезрѣнія отца, и всегда пребываешь на полѣ, ты и теперь хочешь пировать безъ него. Николиже далъ еси козляте. Никогда отецъ не даетъ въ даръ худшаго: заколотъ теленокъ, войди, ѣшь съ братомъ. Зачѣмъ просишь козленка ты, для котораго готовъ агнецъ? И чтобы ты не притворялся, будто не знаешь, что агнецъ готовъ, Іоаннъ указалъ тебѣ его въ пустынѣ: се Агнецъ Божій, вземляй грѣхи міра (Іоан. 1, 29). И отецъ, какъ милостивый и принимающій раскаяніе, проситъ тебя ѣсть тельца, не закаляя козла, который стоитъ ошуюю. Но въ концѣ вѣка ты самь заколешь для себя козла, антихриста, и съ друзьями своими, нечистыми духами, напитаешься его плотію, во исполненіе пророчества: ты сокрушилъ еси главу зміеву; далъ еси того брашно людемъ Еѳіопскимъ (Псал. 73, 14).

Егда же сынъ твой сей, изъядый твое имѣніе съ любодѣйцами, пріиде, заклалъ еси ему тельца питомаго. Сознаетъ и теперь Израиль, что былъ закланъ телецъ питомый: знаютъ, что пришелъ Христосъ, но мучатся завистію, и не хотятъ спасенія безъ погибели брата.

Онъ же рече: чадо, ты всегда со мною еси, и вся моя твоя суть. Называетъ сыномъ, хотя тотъ и не хочетъ войти. Но какимъ образомъ все Божіе принадлежитъ іудеямъ? Неужели и ангелы, престолы, господства и прочія силы? Очевидно, что подъ всѣмъ должно разумѣть законъ, пророковъ, /с. 96/ божественныя рѣчи. Все это Богъ далъ іудеямъ, чтобы они поучались въ законѣ его день и ночь. По герменевтическимъ правиламъ слово все должно быть понимаемо въ отношеніи не къ цѣлому, а къ большей части, какъ напр. въ слѣдующемъ изреченіи: вси уклонишася, вкупѣ неключими быша (Псал. 13). И въ другомъ мѣстѣ: вси, елико ихъ пріиде прежде мене, maтіe суть и разбойницы (Іоан. 10, 8). И Павелъ въ посланіи къ Коринѳянамъ: всѣмъ быхъ вся, да всяко нѣкія спасу (1 Коринѳ. 9, 22); и къ Филиппійцамъ: вси бо своихъ си ищутъ, а не яже Христа Іисуса (Филип. 2, 21). Впрочемъ, должно вѣрить, что никогда ни въ чемъ не получалъ отказа тотъ, котораго приглашаютъ вкусить тельца.

Возвеселитижеся и возрадовати подобаше, яко братъ твой сей мертвъ бѣ и оживе: и погиблъ бѣ, и обрѣтеся. И такъ, будемъ надѣяться, что и мы, сдѣлавшись мертвыми чрезъ прегрѣшенія, можемъ ожить чрезъ покаяніе. Въ настоящей притчѣ находится самъ сынъ, подобно тому какъ въ прежнихъ притчахъ приносится назадъ заблудшая овца и обрѣтается потерянная драхма. Всѣ три притчи заключаются одинаковымъ окончаніемъ: изгиблъ бѣ и обрѣтеся; чтобы посредствомъ различныхъ уподобленій мы уразумѣли одну и ту же мысль о принятіи грѣшниковъ. Сказанное доселѣ раскрываетъ значеніе притчи въ приложеніи ея къ язычнику и іудею.

Но посмотримъ, какъ эта притча можетъ быть понимаема, въ приложеній къ святому и грѣшнику вообще. Понятно, что изображеніе старшаго сына въ притчѣ не соотвѣтствуетъ достоинству праведника. Читатель недоумѣваетъ: отчего праведникъ завидуетъ спасенію грѣшника, — и исполняется такимъ гнѣвомъ, который не былъ укрощенъ ни сочувствіемъ къ брату, ни мольбами отца, ни веселіемъ цѣлаго дома. Отвѣтимъ на это кратко: всякая праведность этого міра по сравненію съ Божіею правдою не есть праведность. Ибо какъ срав/с. 97/нительно съ грѣхами Іерусалима признается праведнымъ Содомъ, не потому, чтобы самъ по себѣ онъ былъ правъ, но потому, что предъ большими грѣхами его грѣхи стали меньшими: такъ и вся праведность всѣхъ людей не сравнима съ праведностію Божіей. А Павелъ, который сказалъ: елицы убо совершенни, сіе да мудрствуемъ (Филип. 3, 15), въ другомъ мѣстѣ исповѣдуетъ и восклицаетъ: о глубина богатства, и премудрости и разума Божія! яко не испытани судове его, и неизслѣдовани путіе его (Рим. 11, 35). И въ иномъ мѣстѣ: отчасти разумѣваемъ и отчасти пророчествуемъ; и видимъ убо нынѣ, якоже зерцаломъ въ гаданіи (Кор. 13, 9 и 12). И къ Римлянамъ: окаяненъ азъ человѣкъ; кто мя избавитъ отъ тѣла смерти сея (Рим. 7, 24)? Изъ всего этого узнаемъ, что совершенная праведность принадлежитъ только одному Богу. Онъ заставляетъ солнце свое сіять на праведныхъ и неправедныхъ, посылаетъ дождь ранній и поздній для заслуживающихъ, равно и для не заслуживающихъ; Онъ созываетъ на бракъ съ селъ, стогнъ и улицъ: но нѣкоторыхъ, находящихся уже на брачной вечери, какъ бы въ безопасности, изгоняетъ вонъ; Онъ овцу, которая не могла или не хотѣла, подобно кающемуся сыну, сама возвратиться, ищетъ и находитъ, и нашедши приноситъ назадъ на своихъ плечахъ (Лук. 15). Ибо она очень устала во время своего блужданія.

Чтобы убѣдиться, что и святые могутъ впадать въ зависть, и что совершенная благость можетъ принадлежать только Богу, обратимъ вниманіе на примѣръ сыновъ зеведеевыхъ: когда мать ихъ въ порывѣ родительской нѣжности просила для нихъ слишкомъ многаго, остальные десять учениковъ негодовали. А Іисусъ, призвавши ихъ, сказалъ: вѣсте, яко князи языкъ господствуютъ ими, и велицыи обладаютъ ими. Не тако же будетъ въ васъ: но иже аще хощетъ въ васъ вящшій быти, да будетъ вамъ слуга: и, иже аще хощетъ /с. 98/ въ васъ быти первый, буди вамъ рабъ: якоже сынъ человѣческій не пріиде, да послужатъ ему, но послужити и дати душу свою избавленія за многихъ (Матѳ. 20, 25-28). Да не покажутся кому-нибудь соблазнительными и хульными наши слова о томъ, что и въ апостоловъ могъ вкрасться недугъ зависти: припомнимъ, что нѣчто подобное сказано и объ ангелахъ: «звѣзды нечисты предъ Нимъ и во ангелахъ своихъ Онъ усмотрѣлъ нѣчто неправильное» (Іов. 4, 18; также 15, 15). И въ псалмахъ сказано: не оправдится предъ тобою всякъ живый (Пс. 142, 2). Не сказано: «не оправдится всякій человѣкъ», но «всякъ живый», то есть ни евангелистъ, ни апостолъ, ни пророкъ. Скажу болѣе — ни ангелы, ни престолы, ни господства, ни власти, ни прочія силы. Одинъ Богъ безгрѣшенъ: остальныя существа, обладающія свободнымъ произволеніемъ, къ числу коихъ принадлежитъ и человѣкъ, какъ созданный по образу и по подобію Божію, могутъ склонять свою волю въ ту и другую сторону. Если ты не убѣждаешься тѣмъ, что сказано, то быть можетъ убѣдитъ тебя евангельская притча, въ которой дѣлатели въ теченіе цѣлаго дня посылаются въ вертоградъ (Мѳ. 20); въ первый часъ призывается Адамъ, Авель, Сиѳъ; въ третій Ной, въ шестой — Авраамъ; въ девятый — Моисей; въ одиннадцатый — языческій народъ, которому говорится: что здѣсь стоите весь день праздны? А они отвѣчаютъ: никтоже насъ наятъ. А что пришествіе нашего Спасителя совершилось въ послѣднее время — свидѣтель тому апостолъ Іоаннъ, который говоритъ: «братья, послѣдняя година есть: и якоже слышасте, яко антихристъ грядетъ, и нынѣ антихристи мнози быша; отъ сего разумѣваемъ, яко послѣдній часъ есть (1 Іоан. 2, 18). Если тебѣ не нравится это толкованіе, избери другое, какое угодно; я согласенъ со всякимъ, лишь бы ты призналъ, что призванные первыми — праведники. Если такъ, то я обращу /с. 99/ вниманіе на то, какъ праведники роптали на домувладыку, говоря: сіи послѣдніи пришли и единъ часъ сотвориша и равныхъ ихъ сотворилъ еси намъ, понесшимъ тяготу дне и варъ (Матѳ. 20, 12). Кажется, они говорятъ справедливо, что не одинакова должна быть награда того, кто въ потѣ лица трудился съ перваго часа до ночи, и того, кто работалъ одинъ часъ. Но эта справедливость не безукоризненна, потому что завидуетъ чужому счастію. Впослѣдствіи и Господь обличилъ въ этихъ людяхъ завистливое око, говоря: «друже, — аще око твое лукаво есть, яко азъ благъ есмь» (Матѳ. 20, 15). Посему у апостола Богъ называется единымъ праведнымъ, единымъ безсмертнымъ не потому, чтобы ангелы были не праведны и смертны, но потому, что Онъ самъ въ себѣ безсмертенъ и праведенъ; въ немъ всецѣло обрѣтается вся правда и безгрѣшность.

Чтобы ты понялъ, въ чемъ состоитъ неправда наемниковъ въ вышепредложепной притчѣ, послушай немного. Нанятый въ первый часъ заслуживаетъ болѣе, чѣмъ тотъ, кто въ третій часъ посланъ въ виноградникъ; далѣе работникъ третьяго часа имѣетъ преимущество предъ работникомъ шестаго часа; работникъ шестаго часа выше, чѣмъ работникъ часа девятаго. Отчего же всѣ они завидуютъ послѣднему и не заботятся о такой же справедливости въ воздаяніи за свои заслуги? Ты, наемникъ девятаго часа, почему завидуешь посланному въ виноградникъ въ одиннадцатый часъ? Чтобы ты ни отвѣтилъ, какъ бы ни показалъ различіе труда, и свое право при различіи труда на большую награду, — наемникъ шестаго часа можетъ сказать то же самое въ приложеніи къ тебѣ. А ты наемникъ шестаго часа завидуешь послѣднему, получившему вмѣстѣ съ тобою динарій, т. е. равное спасеніе, утверждая, что слава спасенія должна быть различна по мѣрѣ труда, но тоже самое можетъ сказать о тебѣ наем/с. 100/никъ 3 часа, а о немъ — наемникъ 1 часа. Но ранніе наемники, не смотря на неодинаковый трудъ и на различное время призванія, охотно получаютъ одинаковую награду; они недовольны только награжденіемъ послѣдняго работника, т. е. спасеніемъ язычниковъ: они укоряютъ Господа и во всѣхъ притчахъ обличаются за зависть.

Нѣтъ сомнѣнія, что рѣчь нашей скудости покажется тебѣ необработанною, но я часто извинялся и предупреждалъ, что могу отдѣлать свою рѣчь не иначе, какъ собственною рукою выправляя рукопись. Поэтому прости слабости моего зрѣнія; прости, что я диктовалъ это письмо. Прими во вниманіе, что въ духовныхъ дѣлахъ важны не слова, но смыслъ, что для поддержанія жизни нуженъ хлѣбъ, а не шелуха.

Примѣчаніе:
[1] Въ славянскомъ переводѣ вмѣсто этого, читается: «да не будетъ блудникъ отъ сыновъ израилевыхъ».

Источникъ: Творенія блаженнаго Іеронима Стридонскаго. Часть 1: Жизнь блаж. Іеронима. Письма (1-43). — Изданіе второе. — Кіевъ: Типографія Г. Т. Корчакъ-Новицкаго, 1893. — С. 77-100. [2-я паг.] (Библіотека твореній св. отцевъ и учителей Церкви западныхъ, издаваемая при Кіевской Духовной Академіи, Кн. 3.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.