Церковный календарь
Новости


2018-08-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 4-я (1991)
2018-08-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 42-е (16 ноября 1917 г.)
2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 17 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 5-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1899.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
БЕСѢДЫ НА ПСАЛМЫ.

НА ПСАЛОМЪ 9.
Въ конецъ о тайныхъ сына, псаломъ Давиду. Другой переводчикъ говоритъ: побѣдная о смерти (ἐπινίκιον ὑπὲρ τοῦ θανάτου) сына пѣснь (ᾆσμα) Давиду
 [1]. Третій: о юности (νεανιότητος) сына [2].
Исповѣмся тебѣ, Господи, всѣмъ сердцемъ моимъ, повѣмъ вся чудеса твоя (ст. 1-2).

1. Псаломъ этотъ продолжителенъ. И это есть дѣло мудрости Духа. Онъ сдѣлалъ не всѣ псалмы краткими, и не всѣ продолжительными, но самымъ размѣромъ ихъ сообщилъ разнообразіе этой книгѣ, продолжительностію возбуждая (слушателей) отъ лѣности, а краткостію облегчая трудъ. Исповѣмся тебѣ, Господи, всѣмъ сердцемъ моимъ, повѣмъ вся чудеса твоя. Исповѣданіе бываетъ двоякаго рода: оно есть или сознаніе собственныхъ грѣховъ, или приношеніе благодарности Богу. Здѣсь оно означаетъ благодарность. Что же значитъ: всѣмъ сердцемъ моимъ? Со всею охотою и усердіемъ, не только за благоденствіе, но и за противное тому. То особенно и свойственно душѣ благодарной и любомудрой, чтобы благодарить Бога и въ скорбныхъ обстоятельствахъ, прославлять Его за все — не только за благодѣянія, но и за наказанія. Этимъ заслуживается большая награда. Принося благодарность за благодѣянія, ты отдаешь долгъ; а принося благодарность за бѣдствія, ты дѣлаешь Бога должникомъ своимъ. Кто наслаждается благоденствіемъ и чувствуетъ благодарность, тотъ исполняетъ должное, а кто терпитъ бѣдствія и прославляетъ Бога, тотъ приготовляетъ себѣ воздаяніе. За такую благодарность Богъ даруетъ много другихъ благъ и тамъ и здѣсь, {122} такъ что для насъ бываютъ нечувствительными и самыя бѣдствія. Никто не скорбитъ о томъ, за что благодаритъ Бога. Такимъ образомъ отсюда мы можемъ получить еще другую пользу — избавиться отъ скорби. Если ты лишишься имущества и будешь благодарить, то потеря не можетъ огорчить тебя столько, сколько радуетъ чувство благодар/с. 110/ности. Это — тяжкій ударъ для діавола; это дѣлаетъ душу любомудрою; это научаетъ насъ истинному сужденію о вещахъ настоящихъ. Многіе изъ людей не имѣютъ истиннаго понятія о здѣшнихъ вещахъ; потому они и предаются скорби. Такъ помѣшавшіеся въ умѣ страшатся того, что не страшно, часто боятся предметовъ несуществующихъ, убѣгаютъ и отъ тѣней. Имъ подобны и тѣ, которые страшатся потери имущества.

Такой страхъ происходитъ не отъ свойства самыхъ вещей, а отъ нашей воли. Въ самомъ дѣлѣ, если бы это само по себѣ было прискорбно, то надлежало бы скорбѣть всѣмъ, лишающимся имущества; если же не всѣ мы скорбимъ при потерѣ его, то значитъ, это происходитъ не отъ свойства дѣла, но отъ несовершенства души. Какъ находящійся во мракѣ часто боится веревки, принимая ее за змѣю, ко всему относится подозрительно и друзей считаетъ врагами, такъ и люди безразсудные, какъ бы находясь среди глубокой тьмы, не знаютъ свойства вещей, но пресмыкаются въ грязи и негодной травы не считаютъ негодною травою. Преданные сребролюбію, они не чувствуютъ его зловонія, а если бы отстали, то почувствовали бы. Какъ любящіе безобразную женщину, когда оставляютъ свою страсть, тогда ясно видятъ ея безобразіе, такъ бываетъ и съ сребролюбцами. Но какъ, скажешь, могу я оставить эту любовь? Обратимся опять къ тому же примѣру. Какъ любящій безобразную женщину, если безпрестанно обращается съ нею, то воспламеняетъ въ себѣ пещь, а если на нѣсколько времени удаляется отъ нея, то страсть его мало-по-малу прекращается, такъ и ты отстань на нѣсколько времени, отступи немного, и это малое разстояніе сдѣлается великимъ, — только начни исправленіе. Ты имѣешь лишній домъ? Продай его и отдай нуждающимся, не думая, что ты теряешь его, но что пріобрѣтаешь; смотри не на потерю, а на происходящую отсюда пользу, не на то, что ты лишаешься его здѣсь, а на то, что дѣлаешься полнымъ господиномъ его тамъ. Такъ и ты всегда можешь возвѣщать чудеса Божіи. Объ этомъ говорится въ началѣ псалма. Между тѣмъ человѣкъ сребролюбивый не можетъ постоянно упражняться въ этомъ; онъ постоянно заботится о доходахъ, торговыхъ оборотахъ, условіяхъ, товарахъ, завѣщаніяхъ, цѣнѣ полей, цѣнѣ домовъ, барышахъ и выгодахъ; объ нихъ онъ думаетъ и безпокоится непрестанно, потому что гдѣ сокровище человѣка, тамъ и сердце его (Матѳ. VI, 21). Объ этомъ говоритъ пророкъ, объ этомъ заботится; какъ слуги постоянно пекутся о принадлежащемъ ихъ господамъ, такъ и онъ печется о принадлежащемъ Господу: что Онъ заповѣдалъ, что исполнено, что еще не исполнено, но должно исполниться? Поэтому, увѣщеваю тебя, освободись отъ житейской /с. 111/ многозаботливости и постоянно занимайся такими же размышленіями, {123} и возвѣщай ежедневно совершающіяся чудеса Божіи, частныя и общія, простирающіяся на всѣхъ и на каждаго порознь. Жизнь исполнена такихъ чудесъ, и съ чего бы ты ни началъ, съ неба ли, или съ земли, или съ воздуха, или съ животныхъ, или съ сѣмянъ, или съ растеній, — вездѣ найдешь обильное начало для повѣствованія; захочешь ли говорить о прежнихъ благодѣяніяхъ, бывшихъ до закона, или подъ закономъ, или во времена благодати, или послѣ смерти, или при самой смерти, — и здѣсь найдешь безпредѣльное море для повѣствованія. Не безумно ли поэтому, при такомъ обиліи предметовъ для повѣствованія, которые могутъ доставить намъ и удовольствіе, и пользу, и благо для души, погружать умъ свой въ грязь, занимаясь разсказами о любостяжаніи и хищеніи?

2. Если угодно, оставивъ небесное, будемъ бесѣдовать о землѣ, — ея величіи, устройствѣ, назначеніи, свойствахъ, постоянномъ плодородіи, различныхъ и разнообразныхъ ея произведеніяхъ, сѣменахъ, травахъ, растеніяхъ, цвѣтахъ, лугахъ, садахъ. Затѣмъ представимъ видъ каждаго дерева, его положеніе, высоту, благоуханіе, плоды, благовременность, употребленіе и все прочее: также и самую землю, какъ воздѣланную, такъ и невоздѣланную, — потому что ничто въ ней не остается безполезнымъ, приноситъ она то желѣзо, мѣдь, золото, серебро, то ароматы и различныя и разнообразныя лѣкарства. Кто можетъ изобразить пользу водъ, какъ прѣсныхъ, такъ и соленыхъ, назначеніе горъ — мѣсторожденія различныхъ драгоцѣнныхъ камней, ключи, въ нихъ протекающіе, деревья годныя для кровли и строеній? Все это — произведеніе пустыни. Она питаетъ и животныхъ и всѣхъ дикихъ звѣрей. А кто можетъ описать озера, источники, рѣки? Какъ раждающія женщины, получая запасъ молока, доставляютъ пищу новорожденнымъ, такъ и земля, простирая рѣки и источники, какъ бы сосцы, доставляетъ обильное орошеніе лугамъ и садамъ. Но у женщинъ дитя должно приблизиться къ сосцамъ матери, а здѣсь земля сама простираетъ свои сосцы, ниспуская ихъ ко всѣмъ.

Пустыня доставляетъ и другую пользу. Она весьма благопріятствуетъ тѣлесному здоровью, доставляя возможность дышать чистѣйшимъ воздухомъ, обозрѣвать съ высоты всю вселенную, въ уединеніи предаваться любомудрію и отдыхать отъ заботъ житейскихъ. Кто можетъ описать пѣвчихъ птицъ и образъ жизни полевыхъ звѣрей? Пустыня доставляетъ еще иную пользу. Она нерѣдко служитъ для селеній вмѣсто стѣнъ, представляя возвышающіяся горы, пропасти и утесы. Кто можетъ исчислить травы, въ ней растущія, /с. 112/ приносящія великую пользу страждущимъ тѣлесными болѣзнями? Если же такова польза и такъ много благъ отъ пустынь и горъ, то, обратившись къ землѣ воздѣланной, къ ея широкимъ полямъ, представь, какой здѣсь найдешь источникъ для повѣствованія. {124} Какъ въ нашемъ тѣлѣ есть кости, жилы и плоть, такъ и на землѣ есть горы, долины и тучныя поля, и все это приноситъ пользу. Но что я говорю о землѣ, такой огромной стихіи? Если ты захочешь изобразить только одно дерево, его видъ, употребленіе, плоды, листья, благовременность и все прочее, то и здѣсь найдешь обиліе предметовъ для повѣствованія; также, если будешь бесѣдовать о положеніи горъ и о всемъ, сюда относящемся, или о самомъ человѣкѣ и устройствѣ его тѣла, то и здѣсь найдешь неизчерпаемое море для повѣствованія. Итакъ, будемъ упражняться въ этомъ; отсюда намъ будетъ величайшее удовольствіе, отсюда — польза, отсюда — неизреченное любомудріе. Потому и пророкъ, объясняя это, продолжаетъ: возвеселюся и возрадуюся о тебѣ (ст. 3). Другой переводчикъ говоритъ и похвалюсь (γαυριάσω) [3]. Пою имени твоему, Вышній. Другой: воспою имя (ἄσω τὸ ὄνομα) твое [4]. Не маловажный видъ любомудрія — въ томъ, чтобы веселиться о Богѣ. Кто веселится о Богѣ, какъ должно, тотъ отвергаетъ всякое житейское удовольствіе. Что значитъ: возвеселюся о тебѣ? Въ томъ, говоритъ, моя радость, въ томъ мое веселіе, что я имѣю такого Владыку. Кто знаетъ это удовольствіе, какъ должно знать, тотъ не чувствуетъ другихъ удовольствій. Это есть удовольствіе въ собственномъ смыслѣ, а всѣ прочія только носятъ имя удовольствій, а на самомъ дѣлѣ не таковы. Оно возвышаетъ человѣка, оно освобождаетъ душу отъ тѣла, оно возноситъ къ небу, оно поставляетъ выше всего житейскаго, оно избавляетъ отъ зла. И весьма естественно. Если плѣняющіеся красотою тѣлесною не чувствуютъ удовольствія ни отъ чего другого въ жизни, но стремятся только къ одному — къ лицезрѣнію любимаго предмета, то любящій Бога, какъ должно любить, можетъ ли чувствовать что-нибудь пріятное или прискорбное въ настоящей жизни? Не можетъ — ничего; онъ выше всего этого, наслаждаясь безсмертнымъ удовольствіемъ, потому что таковъ и предметъ любви его. Любящіе что-нибудь другое скоро и противъ воли забываютъ любимые предметы, такъ какъ они увядаютъ и погибаютъ; а эта любовь безпредѣльна, безсмертна, доставляетъ высшую радость и большую пользу, и тѣмъ самымъ еще болѣе воодушевляетъ любящаго, что никогда не уничтожается. Пою имени /с. 113/ твоему, Вышній. Это особенно свойственно любящему. Любящіе поютъ пѣснопѣнія въ честь любимыхъ и, хотя бы сами не видѣли ихъ, утѣшаютъ себя пѣніемъ. Тоже самое дѣлаетъ и пророкъ. Такъ какъ Бога видѣть невозможно, то онъ составляетъ въ честь Его псалмы, входитъ съ Нимъ въ общеніе посредствомъ пѣснопѣній, воспламеняетъ свою любовь и какъ бы созерцаетъ Его, или — лучше — посредствомъ пѣснопѣній и псалмовъ возбуждаетъ любовь къ Нему во многихъ другихъ. Какъ любящіе превозносятъ своихъ любимыхъ похвалами и вездѣ прославляютъ имена ихъ, такъ точно поступаетъ и пророкъ: пою, говоритъ, имени твоему, Вышній.

3. Смотри, какъ онъ отрѣшился отъ земли и всѣмъ своимъ существомъ прилѣпился къ тому (Высочайшему существу), предавъ себя Богу. Потому онъ непрестанно и повторяетъ имя Его, что такъ свойственно поступать любящему. Внегда возвратитися врагу моему вспять, {125} изнемогутъ и погибнутъ отъ лица твоего (ст. 4). Другой переводчикъ говоритъ: такъ какъ обратились враги (ἀνατραπέντων ἐχθρῶν) мои назадъ, преткнулись и исчезли (προσκοψάντων καὶ ἀπολομένων) отъ лица твоего [5]. И это особенно свойственно любящему, — чтобы постоянно говорить о благодѣяніяхъ либимаго и восхищаться ими; это происходитъ отъ любви и опять возбуждаетъ любовь. Не погрѣшитъ тотъ, кто скажетъ, что пророкъ говоритъ здѣсь и о невидимыхъ врагахъ, потому что и они обращаются назадъ, когда встрѣчаютъ душу мужественную. Какъ копье, ударяясь о щитъ слабый, пробиваетъ его, а ударяясь о твердый и упругій, не причиняетъ ему никакого вреда, но затупившись отражается назадъ, такъ точно бываетъ и съ душею. Если діаволъ находитъ душу слабую и безпечную, то бросаемыя имъ стрѣлы проникаютъ въ глубину ея; когда же находитъ крѣпкую и сильную, то удаляется безъ успѣха, не причинивъ ей никакого вреда, такъ что происходитъ двоякая, или — лучше — троякая польза: душѣ онъ не причиняетъ никакого вреда, но еще дѣлаетъ ее болѣе крѣпкою, и самъ отъ того становится болѣе слабымъ. Смотри, какъ пророкъ возвѣщаетъ силу Божію. Изнемогутъ и погибнутъ, говоритъ, отъ лица твоего. Слыша опять о лицѣ Божіемъ, не подразумѣвай ничего тѣлеснаго. Здѣсь онъ выражаетъ дѣятельность и явленіе Бога, и легкость, съ какою дѣйствуетъ сила Его, какъ говоритъ онъ въ другомъ мѣстѣ: призираяй на землю, и творяй ю трястися (Пс. CIII, 32). Тоже самое онъ выражаетъ и здѣсь. Одного взгляда Его достаточно для того, чтобы погубить нечестивыхъ. Если при/с. 114/сутствіе святыхъ дѣлаетъ силу бѣсовъ безсильною, то тѣмъ болѣе — присутствіе Божіе; если молнія Его, являясь, устрашаетъ всѣхъ, то представь, какъ нетлѣнная сила Его устрашаетъ и погубляетъ злыхъ. Видишь ли свойство пѣснопѣній? Видишь ли способъ славословія, какъ пророкъ возвѣщаетъ силу Божію? Не маловажный урокъ любомудрія онъ преподаетъ намъ и здѣсь, въ словахъ: пою имени твоему, Вышній: внегда возвратитися врагу моему вспять. Какой же именно? Тотъ, что онъ не только во время бѣдствій, но и во время благоденствія не забывался. Многіе, будучи смиряемы бѣдствіями, дѣлаются болѣе ревностными въ добродѣтели, а наслаждаясь благами, становятся нерадивыми и безпечными, какъ говоритъ онъ далѣе объ іудеяхъ: егда убиваше я, тогда взыскаху Его (Пс. LXXVII, 34). Но не таковъ былъ псалмопѣвецъ: онъ и во время благоденствія не забывался и бодрствовалъ. Не мало научаютъ любомудрію и слѣдующія слова: яко сотворилъ еси судъ мой и прю мою (ст. 5). Другой переводчикъ говоритъ: защитилъ меня (ὑπερεδίκασάς μου) [6]. Сѣлъ еси на престолѣ, судяй правду. Запретилъ еси языкомъ, и погибе нечестивый (ст. 6). Другой: ты погубилъ (ἀπώλεσας) [7]. Имя его потребилъ еси въ вѣкъ вѣка. Посмотри опять на любомудріе этого мужа: онъ не самъ мститъ врагамъ, но предоставляетъ судъ Богу, исполняя заповѣдь апостола: не себѣ отмщающе (Рим. XII, 19). И не только это нужно замѣтить, но и то, что онъ терпѣлъ бѣдствія незаслуженно. Если бы онъ терпѣлъ ихъ не незаслуженно, то Богъ не отмстилъ бы за него. Сѣлъ еси на престолѣ, судяй правду. Здѣсь онъ выражается человѣкообразно, представляя престолъ и сѣдалище. Слова: судяй правду означаютъ то, что особенно свойственно Богу и составляетъ отличительную принадлежность существа Его. О людяхъ нельзя сказать этого: они, какъ бы ни были праведны, не всегда судятъ по правдѣ, не зная правды иногда по невѣжеству, а иногда по безпечности; Богъ же, будучи свободенъ отъ всего этого, {126} и зная и желая, произноситъ судъ праведный. Такимъ образомъ слова: сѣлъ еси на престолѣ, означаютъ: ты судилъ, ты отмстилъ, ты воздалъ. Запретилъ еси языкомъ, и погибе нечестивый. Видишь, какъ Богъ не имѣетъ нужды ни въ оружіи, ни въ мечѣ, ни въ лукѣ, ни въ стрѣлахъ, но все это говорится человѣкообразно; для Бога довольно только запретить, и достойные наказанія погибнутъ. А чтобы ты болѣе узналъ силу Его, выслушай слѣдующее. Имя его потребилъ еси въ вѣкъ, и въ вѣкъ вѣка (ст. 6), т. е. погубилъ совершенно, вырвалъ съ корнемъ, /с. 115/ такъ истребилъ, что изчезла самая память о нихъ. Врагу оскудѣша оружія въ конецъ (ст. 7). Другой переводчикъ говоритъ: развалины (ἐρείπια) [8]. Въ еврейскомъ: пустыни (арвоѳ). И грады разрушилъ еси. Что это значитъ? Уничтоживъ, говоритъ, козни и замыслы нечестиваго, ты лишилъ его собственнаго его оружія. Таковъ гнѣвъ Божій: онъ все истребляетъ и уничтожаетъ. Или, какъ научаетъ насъ другой толкователь, сказавшій — пустыни: ты не только разрушилъ города ихъ, но и пустыни истребилъ, и города уничтожилъ. Такъ велъ войну праведникъ, такъ онъ побѣждалъ враговъ своихъ, употребляя не оружіе и копья, но имѣя помощь отъ Бога. Потому и война его блистательна и славна, и побѣда торжественна: Погибе память его съ шумомъ. Другой переводчикъ говоритъ: съ ними (σὺν αὐτοῖς) [9]. Въ еврейскомъ: съ нимъ (эм). Что значитъ: съ шумомъ? Означаетъ или совершенное истребленіе, или общеизвѣстность бѣдствій. И это — дѣло промышленія Божія, что Онъ совершаетъ судъ не тайно, дабы наказаніями однихъ исправлялись другіе. Такимъ образомъ, онъ выражаетъ явность погибели.

4. И Господь во вѣкъ пребываетъ (ст. 8). Другой переводчикъ говоритъ: будетъ сидѣть (καθεδεῖται) [10]; сидѣніе часто употребляется въ смыслѣ неизмѣняемости существа Божія, какъ и Іеремія говоритъ: Ты пребываяй во вѣкъ (Цар. III, 3). Тоже выражаетъ здѣсь и еврейское слово: іисив. Пророкъ часто говоритъ это при изображеніи наказанія людей, выражая съ одной стороны безсмертность существа Божія, а съ другой — смертность человѣческаго рода. Существо и величіе Божіе не имѣютъ конца. Это, будучи непрестанно напоминаемо, внушаетъ намъ страхъ, чтобы мы боялись Бога и по той, и по другой причинѣ: и по причинѣ величія Его славы, и по причинѣ ничтожества нашего собственнаго существа, и потому, что Онъ пребываетъ вѣчно, и потому, что Онъ наказываетъ вѣчно и ужасно. Когда нужно объяснить что-нибудь въ переносномъ смыслѣ, то не должно оставлять этого. Иногда нужно и (въ словахъ Писанія) подразумѣвать нѣчто другое, а иногда нужно понимать ихъ только такъ, какъ они сказаны, напримѣръ: въ началѣ сотвори Богъ небо и землю (Быт. I, 1). А иныя должно понимать иначе, нежели какъ они сказаны, напримѣръ: елень любве и жребя твоихъ благодатей, да бесѣдуетъ тебѣ; еще: да будутъ тебѣ единому имѣнія, и да никтоже чуждь причастится тебѣ; источникъ твоея воды да будетъ тебѣ твой /с. 116/ (Притч. V, 17-19). Если ты, обративъ вниманіе на эти слова и желая уразумѣть смыслъ ихъ не отступишь отъ буквальныхъ выраженій, то увидишь, что было бы очень безчеловѣчно — не давать никому даже воды. А здѣсь идетъ рѣчь о женѣ, о томъ, что съ нею нужно обращаться цѣломудренно; она называется источникомъ и еленемъ, по причинѣ чистоты супружескаго сожитія. {127} Здѣсь — такъ, а въ другихъ мѣстахъ нужно принимать и самыя слова, и подразумѣвать другой, выражаемый ими, смыслъ, — напримѣръ, въ словахъ: якоже Моисей вознесе змію (Іоан. III, 14). Здѣсь надобно вѣрить, что это было, — а было дѣйствительно, — и разумѣть выражаемый этимъ прообразъ Христа. Такъ и здѣсь не погрѣшитъ тотъ, кто отнесетъ сказанное псалмопѣвцемъ къ іудеямъ. Сѣлъ еси на престолѣ, судяй правду. Запретилъ еси языкомъ, и погибе нечестивый, имя его потребилъ еси въ вѣкъ, и въ вѣкъ вѣка. Врагу оскудѣша оружія въ конецъ, и грады разрушилъ еси: погибе память его съ шумомъ. Всей вселенной извѣстны бѣдствія распявшихъ Христа: города ихъ разрушены, и діавольскія ухищренія остались тщетными, дѣйствіемъ промышленія Христова, управляющаго всѣмъ. Впрочемъ, оставимъ дѣлать такія приложенія любознательнымъ и продолжимъ объясненіе сказаннаго. Уготова на судъ престолъ свой. Другой переводчикъ говоритъ: утвердилъ на судъ (ἥδρασεν εἰς κρίσιν) [11]. И той судити имать вселеннѣй въ правду, судити имать людемъ въ правоту (ст. 9). Видишь ли, какъ пророкъ мало-по-малу усиливаетъ рѣчь? Упомянувъ о престолѣ, онъ изображаетъ свойства этого престола, который составленъ не изъ дерева или другого какого-нибудь вещества, но изъ правды. Онъ основанъ, говоритъ, на правдѣ. Судити имать вселеннѣй въ правду. Говоритъ и о настоящемъ, и о будущемъ. Судъ всеобщій будетъ тамъ, а частный бываетъ и здѣсь; Богъ совершаетъ многое и теперь, чтобы люди безчувственные не подумали, будто все существуетъ безъ Промысла. Если здѣсь не всѣ получаютъ вѣнцы, не удивляйся этому: зане уставилъ есть день, въ онь же хощетъ судити вселеннѣй (Дѣян. XVII, 31); а настоящая жизнь есть поприще, мѣсто подвиговъ, время борьбы. Поэтому не всѣ здѣсь получаютъ по заслугамъ, но тамъ уготованы праведникамъ награды, а грѣшникамъ наказанія. Здѣсь — ожиданіе и долготерпѣніе, чтобы грѣхи были очищаемы покаяніемъ, а тамъ — не то. Такъ человѣкоубійца, пока находится на пути, можетъ исправиться и избѣжать наказанія, а когда подвергнется приговору судіи, тогда для него остается мечъ, палачъ и могила. Такъ и здѣсь: пока мы находимся въ настоящей жизни, /с. 117/ то для насъ возможно исправиться и избѣжать наказанія; а когда отойдемъ туда, то будемъ плакать тщетно, — потому что уготова на судъ престолъ свой. Непогрѣшитъ и тотъ, кто слово: уготова будетъ понимать такъ, какъ оно сказано, — потому что у Бога все готово, и наказанія, и вѣнцы, и приговоры. Для Бога нѣтъ ни ожиданія, ни времени, ни промедленія, и живые не предварятъ умершихъ, какъ говоритъ Павелъ: яко мы живущіи оставшіи въ пришествіе Господне, не имамы предварити умершихъ (1 Солун. IV, 15). Судити имать людемъ въ правоту. Посмотри на мудрость пророка, какъ онъ говоритъ и о настоящемъ, и о будущемъ; о настоящемъ: запретилъ еси языкомъ, и погибе нечестивый; о будущемъ: уготова на судъ престолъ свой, и той судити имать вселеннѣй въ правду. Онъ дѣлаетъ это для того, чтобы невѣрующіе будущему убѣдились доказательствами изъ настоящаго. И бысть Господь прибѣжище убогому (ст. 10). Другой переводчикъ говоритъ: {128} изнуренному (ἐπιτρίπτῳ) [12]; третій: сокрушенному (τεθλασμένῳ) [13]. Онъ часто называетъ себя нищимъ и убогимъ, хотя былъ царемъ; такъ и въ другомъ мѣстѣ говоритъ: азъ же нищъ есмь и убогъ (Псал. XXXIX, 18). Онъ зналъ, ясно зналъ, что все человѣческое ничтожнѣе тѣни, что у насъ нѣтъ ничего собственнаго кромѣ добродѣтели, а все прочее подобно листьямъ, приставшимъ отвнѣ. А что добродѣтель есть наша собственность, это видно изъ слѣдующаго: куда бы мы ни пошли, мы несемъ ее съ собою, а все прочее — нѣтъ; слѣдовательно она — собственность наша, а все прочее — чужое. Какъ изъ людей мы называемъ своимъ того, кто близокъ къ намъ, такъ и добродѣтель мы называемъ принадлежащею намъ больше, нежели богатство, потому что она всегда близка къ намъ.

5. Посмотри на признательную и любомудрую душу пророка. Хотя онъ имѣлъ и коней, и войско, и многое другое, но, оставивъ все это, онъ призываетъ помощь свыше и все свое спасеніе возлагаетъ на Бога. Не сказалъ: моимъ прибѣжищемъ были войска, или деньги, или стѣны, но: бысть Господь прибѣжище убогому; Онъ самъ, говоритъ, доставилъ мнѣ безопасность. Ничто не можетъ сравниться съ этимъ убѣжищемъ, какъ по удобству, такъ и по безопасности; прочія убѣжища и подвергаются опасностямъ, и не могутъ быть найдены скоро и въ готовности, но бываютъ ненадежны и по времени, и по мѣсту, и по множеству другихъ обстоятельствъ, а это убѣжище находится близъ тебя, если только ты будешь тщательно искать его. Еще /с. 118/ глаголющу ти, реку: се пріидохъ (Ис. LVIII, 9); Богъ приближаяйся Азъ есмь, а не Богъ издалеча (Іер. XXIII, 23). Здѣсь намъ не нужно ни бѣжать, ни предпринимать путешествія, но и сидя дома можно находить это убѣжище. Иногда Богъ избавляетъ отъ опасностей, а иногда чрезъ нихъ дѣлаетъ людей славнѣе и сильнѣе враговъ, — и притомъ, какъ то, такъ и другое подаетъ въ надлежащее время. Если находящіе это убѣжище ведутъ себя смиренно, то Онъ подаетъ то и другое; если же они не вполнѣ показываютъ такую добродѣтель, то Онъ ограничивается первымъ, чтобы они, получивъ и второе, не возгордились. А что дѣйствительно это часто доводитъ до гордости, можешь убѣдиться примѣромъ Езекіи, который возгордился именно по этой причинѣ; впрочемъ Богъ не забылъ его, но, такъ какъ счастливая побѣда поселила въ душѣ его гордость, посредствомъ болѣзни довелъ его до раскаянія (Ис. XXXVIII, 1). Помощникъ во благовременіихъ, въ скорбехъ. Что значитъ: во благовременіихъ? Въ надлежащее время, благовременно. Здѣсь пророкъ говоритъ о двоякой благовременности: о томъ, что Богъ помогаетъ, и что помогаетъ въ надлежащее время. Благовременностію онъ называетъ здѣсь скорбь. Почему? Потому, что она есть мать любомудрія, можетъ освободить человѣка отъ смерти и особенно привлекаетъ помощь Божію; при ней исчезаетъ лѣность и безпечность, при ней мы дѣлаемся усерднѣйшими въ молитвахъ. Какъ ненастное время есть самое лучшее для земледѣлія, такъ и скорбь — для попеченія о душѣ. Хотя мы всегда имѣемъ нужду въ помощи Божіей и во время благоденствія, но особенно тогда, когда находимся въ скорби. Помощникъ; этимъ выраженіемъ онъ внушаетъ намъ и нѣчто другое, {129} именно то, что и сами мы должны быть дѣятельными, такъ какъ помогающій помогаетъ дѣлающему. Поэтому мы не должны оставаться въ бездѣйствіи, но привносить и съ своей стороны молитвы, милостыни и все прочее. И соратники помогаютъ тѣмъ, которые сами сражаются, а не тѣмъ, которые пали духомъ и бездѣйствуютъ. Итакъ, если хочешь получить помощь отъ Бога, не оставляй ничего, зависящаго отъ тебя самого. Такъ Іовъ получилъ помощь, потому что самъ твердо стоялъ и боролся; такъ и апостолы — потому что сами были дѣятельны. И да уповаютъ на тя знающіи имя твое (ст. 11). Другой переводчикъ говоритъ: и будутъ надѣяться (πεποιθήσουσιν) [14]. Пророкъ часто поступаетъ такъ, — обращается отъ молитвы къ увѣщанію, будучи общимъ учителемъ вселенной и предлагая всѣмъ сокровище любомудрія. Хорошо сказалъ онъ: да уповаютъ на тя знающіи /с. 119/ имя Твое; знающіе, говоритъ, Тебя, Твое содѣйствіе и Твою помощь имѣютъ прочный якорь, сильную защиту и несокрушимую крѣпость въ надеждѣ на Тебя, не только обѣщающаго избавить отъ бѣдствій, но недопускающаго смущаться и среди самыхъ бѣдствій. Подлинно, кто отрѣшился отъ всего человѣческаго и предался надеждѣ на помощь свыше, тотъ не только получаетъ скорое избавленіе отъ бѣдствій, но и среди самыхъ бѣдствій не колеблется и не смущается, ободряемый надеждою на этотъ якорь. Такъ, три отрока не только избавились изъ пещи, но и находясь въ пещи не смущались, потому что были увѣрены въ помощи Божіей. Поэтому другой переводчикъ и говоритъ: и будутъ надѣяться, или — будутъ увѣрены. Безопасность, происходящая отъ надежды на Бога, гораздо надежнѣе самой власти во время бѣдствій, — потому что послѣдняя есть человѣческая, а первая — божественная и непреодолимая. Сказавъ, что Богъ былъ помощникомъ и прибѣжищемъ, пророкъ объясняетъ и то, какъ это бываетъ. Какъ же это бываетъ? Если мы постоянно надѣемся на Него. Если же Онъ не вдругъ избавляетъ отъ бѣдствій, то это бываетъ для твоего испытанія. Какъ, имѣя возможность не допускать къ тебѣ бѣдствій, Онъ допускаетъ для того, чтобы сдѣлать тебя болѣе крѣпкимъ, — такъ, и имѣя возможность избавить отъ нихъ въ самомъ началѣ, Онъ медлитъ и отсрочиваетъ для того, чтобы укрѣпить твое терпѣніе, упражнять твою надежду и усилитъ твою любовь къ Нему; Онъ не попускаетъ намъ ни постоянно бѣдствовать, чтобы мы не отчаялись, ни постоянно благоденствовать, чтобы мы не пали. Яко не оставилъ еси взыскающихъ тя, Господи. Другой переводчикъ говоритъ: ибо (γάρ) не оставилъ [15]. Тоже говорится и въ другомъ мѣстѣ: воззрите на древнія роды, и видите, кто надѣялся на Господа, и постыдѣся, или, кто призва Его, и презрѣ и (Сир. II, 10)? Но какъ можно искать Бога, Который существуетъ вездѣ? Ревностію, усердіемъ, отрѣшеніемъ отъ всего житейскаго. Такъ нерѣдко, имѣя что-нибудь предъ глазами и въ рукахъ, мы не знаемъ этого, вездѣ ходимъ и ищемъ того, что находится у насъ, когда наши мысли обращены къ чему-нибудь другому.

6. Какъ же мы можемъ искать Бога? Если устремимъ къ Нему свои мысли, если отрѣшимся отъ всего житейскаго. Кто ищетъ, {130} тотъ стремится къ искомому предмету, изгнавъ изъ души все другое. И не просто нужно искать, но изыскивать. Кто изыскиваетъ, тотъ не только самъ ищетъ, но и прибѣгаетъ къ помощи другихъ, чтобы найти искомое. Изъ предметовъ житей/с. 120/скихъ мы часто, ища чего-нибудь, не находимъ, а въ предметахъ духовныхъ не бываетъ этого, но всякій ищущій непремѣнно находитъ, потому что, какъ только мы приступаемъ къ исканію, Богъ не попускаетъ намъ долго мучиться, какъ Самъ Онъ говоритъ: всякъ ищай обрѣтаетъ (Матѳ. VII, 8). Пойте Господеви живущему въ Сіонѣ (ст. 12). Другой переводчикъ говоритъ: сѣдящему (καθημένῳ) [16]. Возвѣстите во языцѣхъ начинанія Его. Другой: въ народахъ дѣйствія (ἐν τοῖς λαοῖς τὰ μηχανήματα) его [17]. Что говоришь ты? Тотъ, кому небо служитъ престоломъ и земля подножіемъ, у кого въ руцѣ концы земли (Иса. LXVI, 1; Пс. XCIV, 4), обитаетъ въ Сіонѣ? Да. Подъ обитаніемъ онъ разумѣетъ здѣсь не заключеніе въ жилищѣ, — потому что величіе Божіе безпредѣльно, — а особенное благоволеніе Его къ этому мѣсту и особенную близость къ Нему, чтобы чрезъ такое снисхожденіе привлечь къ себѣ іудеевъ. Такъ и у насъ тотъ домъ называется нашимъ, къ которому мы особенно расположены. Такъ и въ насъ Богъ обитаетъ, не заключая себя въ насъ, не находясь въ особенной близости къ намъ. Сіономъ же въ переносномъ смыслѣ называется церковь: приступисте къ Сіонстѣй горѣ и церкви первородныхъ (Евр. XII, 22). И справедливо церковь называется горою, по ея твердости, крѣпости и непоколебимости. Какъ невозможно поколебать гору, такъ — и церковь Божію. Возвѣстите во языцѣхъ начинанія Его. Псалмопѣвецъ желаетъ, чтобы люди были провозвѣстниками благодѣяній Божіихъ и никогда не скрывали даровъ Его, и желаетъ этого всегда для блага, какъ возвѣщающихъ, такъ и слушающихъ, потому что и тѣ и другіе отсюда получаютъ пользу, если будутъ внимательны. Яко взыскаяй крови ихъ помяну (ст. 13). Видишь ли, о какихъ начинаніяхъ говоритъ Онъ? О благодѣяніяхъ. Здѣсь же онъ внушаетъ великую истину, именно ту, что убійство не совершается безнаказанно, а непремѣнно подвергнется наказанію, какъ и Моисей въ книгѣ Бытія говоритъ: крови вашей изыщу (Быт. IX, 5). Это — знакъ безпредѣльнаго промышленія, внимательнѣйшаго попеченія Его. Если же Онъ наказываетъ не вдругъ, не удивляйся этому: Онъ даетъ грѣшникамъ время — покаяться. Не забы званія убогихъ. Посмотри опять, какъ убогіе пользуются его благоволеніемъ. Впрочемъ здѣсь говорится не просто объ убогихъ, но о тѣхъ нищихъ духомъ, о которыхъ говоритъ Христосъ (Мат. V, 8), потому что особенно молитвы тѣхъ бываютъ услышаны, которые смиренны и сокрушенны сердцемъ. Здѣсь внушается и то и другое — и молитва, и смиреніе. На /с. 121/ кого воззрю, говоритъ Господь, токмо на кроткаго и молчаливаго, и трепещущаго словесъ Моихъ (Ис. LXVI, 2)? И всегда смиреніе служитъ къ успѣшному возношенію молитвы, потому что Господь близокъ къ сокрушеннымъ сердцемъ. Потому молящійся особенно долженъ быть чуждъ надменности, чего требуетъ и Павелъ, когда говоритъ: безъ гнѣва и размышленія (1 Тим. II, 8). Хорошо сказалъ псалмопѣвецъ: званіе убогихъ, называя званіемъ расположеніе души, а не звукъ голоса; а словомъ — не забы онъ выражаетъ, что они непрестанно взывали къ Богу, но не тотчасъ получали просимое. {131} Какой же смыслъ содержится въ этихъ словахъ? Не подумайте, что Богъ забылъ и потому не отмщаетъ; Ему свойственно — преслѣдовать такія дѣла, хотя бы даже никто не взывалъ къ Нему; а когда взываютъ, и сами взывающіе смиренны, то — тѣмъ болѣе. Помилуй мя, Господи, виждь смиреніе мое отъ врагъ моихъ, возносяй мя отъ вратъ смертныхъ. Яко да возвѣщу вся хвалы твоя во вратѣхъ дшере Сіони (ст. 14, 15). Другой переводчикъ говоритъ: пѣснопѣнія (ὑμνήσεις) твои [18]. Третій: похвалы (ἐπαίνους) твои [19]. Посмотри, какъ пророкъ постоянно предается молитвѣ. И избавившись отъ бѣдствій, и находясь въ безопасности, онъ не перестаетъ молиться и говоритъ: помилуй мя, умоляя Бога о будущемъ. Подлинно, мы всегда имѣемъ нужду въ божественномъ промышленіи, и еще болѣе тогда, когда избавились отъ бѣдствій, потому что въ это время намъ предстоитъ другая борьба, которая труднѣе прежней, борьба съ лѣностію и гордостію; и діаволъ тогда нападаетъ сильнѣе. Поэтому особенно послѣ избавленія отъ бѣдствій, намъ нужна небесная помощь, чтобы намъ хорошо пользоваться благоденствіемъ. Такъ и іудеи, освободившись отъ египтянъ, вели жестокую борьбу съ самонадѣянностію и безпечностію; но они не могли вести ея хорошо, почему тогда особенно и подвергались смерти. Они не могли мужественно стоять ни противъ чревоугодія, ни противъ малодушія, но подражали страстямъ египтянъ, которыя и погубили ихъ. И Давидъ, когда избавился отъ гоненій Саула и отъ другихъ враговъ своихъ и достигъ спокойствія, тогда и подвергся болѣе опасной борьбѣ — страсти невоздержанія, которая и довела его до тягчайшаго наказанія. Такимъ образомъ особенно тогда и нужно бояться, когда мы избавляемся отъ бѣдствій.

7. Какъ мы боимся не столько привязаннаго звѣря, сколько отвязаннаго, такъ точно и порока можно бояться менѣе во время скорби, потому что тогда онъ бываетъ связанъ скорбію и другими /с. 122/ узами, а во время благоденствія особенно нужно бояться его. Дѣйствительно, часто можно видѣть, что благоденствіе производитъ больше зла, нежели бѣдствія. Такъ Езекія послѣ побѣды едва не погибъ. Потому и псалмопѣвецъ въ другомъ мѣстѣ говоритъ: благо мнѣ, яко смирилъ мя еси (Псал. CXVIII, 71). И здѣсь онъ испрашиваетъ милости послѣ избавленія отъ бѣдствій, и причиною помилованія приводитъ то, что онъ тяжко страдаетъ. Виждь смиреніе мое отъ врагъ моихъ; и еще: возносяй мя отъ вратъ смертныхъ. Я прибѣгаю, говоритъ, къ Защитнику и Промыслителю, который всегда подаетъ мнѣ руку помощи. Видишь ли, какъ онъ, молясь о будущемъ, остается благодарнымъ за прошедшее и выражаетъ двоякое благодѣяніе? Онъ не сказалъ: избавляющій меня отъ вратъ смертныхъ, но: возносяй мя, — потому что благодѣяніе Божіе не ограничивается однимъ избавленіемъ объ бѣдствій, но и дѣлаетъ избавляемыхъ дивными, славными, знаменитыми, высокими. Также не сказалъ: отъ двери, но: отъ вратъ, выражая множество опасностей. {132} Яко да возвѣщу вся хвалы твоя во вратѣхъ дщере Сіони. Что совѣтовалъ дѣлать другимъ, то же дѣлаетъ и самъ. Возвѣстите, говоритъ, во языцѣхъ начинанія Его; то же теперь и я буду дѣлать, и дѣлать не просто, въ присутствіи одного, двухъ или трехъ, но среди множества зрителей. Возрадуюся о спасеніи твоемъ. Въ этомъ мой вѣнецъ, въ этомъ моя діадема, чтобы одержать побѣду чрезъ Тебя, чтобы получить спасеніе чрезъ Тебя. Такъ и мы будемъ искать спасенія не какимъ-нибудь образомъ, и избавленія отъ бѣдствій не какъ бы то ни было, но отъ Бога. Говорю это къ тѣмъ, которые во время болѣзней употребляютъ заклинанія и прибѣгаютъ къ другимъ чародѣйствамъ для облегченія болѣзни. Это значитъ — искать себѣ не спасенія, а погибели, потому что величайшее спасеніе есть то, которое получается отъ Бога. Улѣбоша языцы въ пагубѣ, юже сотвориша (ст. 16). Другой переводчикъ говоритъ: погрузились (ἐβαπτίσθησαν) [20]. Пагубою онъ называетъ порокъ, потому что ничто такъ не губитъ насъ, какъ порокъ. Нѣтъ ничего безсильнѣе человѣка порочнаго; онъ побѣждается собственнымъ своимъ оружіемъ; какъ желѣзо гибнетъ отъ ржавчины и мѣхъ отъ моли, такъ и грѣшникъ отъ порока. Такимъ образомъ грѣхъ, еще прежде наказанія Божія, самъ собою мститъ тому, кто совершаетъ его. Такъ какъ пророкъ много говоритъ о небесномъ правосудіи и помощи Божіей, изъ которыхъ первое открывается не вдругъ, но часто замедляется и отсрочивается, отчего многіе дѣлаются еще болѣе нерадивыми, то теперь онъ внушаетъ, что на/с. 123/казаніе не далеко, что оно постигаетъ людей порочныхъ, какъ и Павелъ говоритъ: и возмездіе, еже подобаше прелести ихъ, въ себѣ воспріемлюще (Рим. I, 27). И смотри, какія точныя онъ употребляетъ выраженія. Улѣбоша, говоритъ, т. е. насильно удержаны, подверглись неизбѣжному несчастію. И далѣе: въ сѣти сей, юже скрыша, увязе нога ихъ. Порочные, говоритъ, связываютъ себя неразрѣшимыми узами. Это сбылось на апостолахъ и іудеяхъ. Іудеи, возставая противъ апостоловъ, имъ не причинили никакого вреда, а себя подвергли безчисленнымъ бѣдствіямъ, лишившись города, свободы и всего прочаго; проповѣдь апостоловъ распространялась, а злоумышленники погибали. Такъ и ввергавшіе трехъ отроковъ въ вавилонскую пещь сами погибли отъ нея. Такъ было и при Даніилѣ. Впрочемъ, при немъ это произошло по справедливости, — потому что ввергавшіе сами ввергали его въ ровъ; а почему при трехъ отрокахъ, тогда какъ согрѣшилъ царь, подвергаются наказанію стоявшіе при пещи? Потому, что они уже были объяты пламенемъ, послуживъ повелѣнію тирана и поклонившись золотому изображенію. Въ сѣти сей, юже скрыша. Посмотри, какъ онъ выражаетъ крайнюю ихъ виновность. Такъ какъ дѣло ихъ было постыдно, то они скрываютъ его и сами стараются скрыться. Знаемъ есть Господь судбы творяй (ст. 17). Другой переводчикъ говоритъ: познанъ былъ, судъ сотворивъ (ἐγνώσθη κρίμα ποιήσας) [21], т. е. наказуя, карая, отмщая. Видишь ли еще благодѣяніе отъ наказанія? {133} Оно не только дѣлаетъ наказуемыхъ болѣе ревностными, но и распространяетъ свѣтъ богопознанія, и отсюда еще болѣе можно видѣть, какъ Богъ печется о людяхъ. Такъ, когда Онъ позволилъ, чтобы стадо свиней бросилось съ утеса и утонуло въ морѣ, тогда люди особенно испугались (Марк. V, 13-18). И въ ветхомъ завѣтѣ іудеи, егда убиваше я, тогда взыскаху Его, какъ говоритъ пророкъ (Пс. LXXVII, 34). Почему же онъ не дѣлаетъ этого постоянно? Потому, что желаетъ, чтобы люди не насильно, а добровольно совершали дѣла добродѣтели, побуждаемые къ тому не столько наказаніями, сколько благодѣяніями. Но, скажутъ, не гораздо ли лучше быть добрымъ по принужденію, нежели злымъ по свободному расположенію? Невозможно быть добрымъ по принужденію. Кто добръ только потому, что связанъ, тотъ не останется добрымъ навсегда, но, получивъ свободу, возвратится къ злу; а кто воспитывается такъ, чтобы сдѣлаться добрымъ по свободному расположенію, и сдѣлается такимъ, тотъ останется твердымъ въ добрѣ. Въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ. Не сказалъ: рукъ Божіихъ, но рукъ самого грѣшника/с. 124/

8. Видишь ли, какъ онъ разнообразитъ рѣчь, представляя то наказаніе, происходящее свыше, то наказаніе, происходящее отъ порока? Гдѣ наказаніе свыше? Знаемъ есть Господь, говоритъ, судбы творяй. Гдѣ наказаніе отъ порока? Углѣбоша языцы въ пагубѣ, юже сотвориша. И далѣе, изображая наказаніе, происходящее отъ порока, говоритъ: въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ. Говоритъ не объ одномъ наказаніи Божіемъ, потому что Богъ часто ожидаетъ и медлитъ, и не объ одномъ наказаніи отъ порока, потому что многіе спокойно предаются ему, но подтверждаетъ рѣчь свою тѣмъ и другимъ. Поэтому и продолжаетъ: въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ. Другой переводчикъ говоритъ: перстовъ (ταρσῶν) своихъ [22]. Такимъ образомъ, когда ты строишь козни, то не думай, что строишь ихъ другому; ты сплетаешь сѣти самому себѣ. Ὠδὴ διάφαλμα — пѣснь, перемѣна тона [23]. Другой: голосъ постоянно (φθογγή ἀεί) [24]. Третій: пѣніе (μελῴδημα) постоянно [25]. Въ еврейскомъ: еггаон сел. Да возвратятся грѣшницы во адъ, вси языцы забывающіи Бога (ст. 18). Другой: обратятся (ἀναστρέψουσι) [26]. Опять онъ останавливается на томъ же, — доказываетъ, что порокъ неизбѣжно сопровождается наказаніемъ, что нечестіе производитъ смерть, и грѣхъ — бѣдствія. Яко не до конца забвенъ будетъ нищій, терпѣніе убогихъ не погибнетъ до конца (ст. 19). Другой переводчикъ говоритъ: не до конца ожиданіе кроткихъ (προσοδοκία τῶν πράων) будетъ забыто [27]. Хорошо сказалъ онъ: не до конца, внушая, что не всегда нужно искать спокойствія. Какъ обнаружится терпѣніе, если всегда будетъ спокойствіе? А смыслъ словъ его слѣдующій: порочные будутъ наказаны и потерпятъ крайнія бѣдствія, потому что Богъ не попуститъ обижаемымъ постоянно терпѣть обиды. Этимъ онъ и послѣднихъ ободряетъ, и первыхъ устрашаетъ, и показываетъ человѣколюбіе Бога, Который замедленіемъ наказанія дѣлаетъ однихъ болѣе опытными въ добродѣтели, а другихъ привлекаетъ къ покаянію. Смотри, какой чести удостоиваются бѣдные, не просто бѣдные, но смиренные сердцемъ, {134} потому что они особенно и способны къ терпѣнію, или лучше сказать, одно происходитъ отъ другого, отъ смиренія — терпѣніе, а отъ терпѣнія — смиреніе. Если же кто-нибудь спроситъ: почему подъ бѣдностію разумѣется смиреніе? — то мы скажемъ: потому, что она особенно способна къ добродѣтели. Богатый проводитъ /с. 125/ жизнь въ безпокойствѣ и смятеніи, а бѣдный легко переноситъ все, часто упражняя свои силы въ борьбѣ съ бѣдностію, какъ бы на ристалищѣ. Потому и Христосъ говорилъ, что съ богатствомъ трудно войти въ царствіе (Матѳ. XIX, 23). Что значитъ: терпѣніе убогихъ не погибнетъ до конца? Значитъ: никогда не погибнетъ, и непремѣнно получитъ свой плодъ. Это не всегда бываетъ въ дѣлахъ житейскихъ, гдѣ часто цѣль не достигается и труды пропадаютъ. Такъ земледѣлецъ ожидаетъ плодовъ и купецъ — пользы; но часто отъ неблагопріятной погоды тотъ и другой лишаются плода трудовъ своихъ. У Бога же этого не бываетъ; напротивъ, всегда непремѣнно цѣль достигается. А постоянная увѣренность въ достиженіи цѣли служитъ немалымъ утѣшеніемъ. Воскресни, Господи, да не крѣпится человѣкъ (ст. 20). Другой переводчикъ говоритъ; да не будетъ дерзкимъ (μὴ θρασυνέσθω) [28]. Да судятся языцы предъ тобою. Другой: и предъ лицемъ твоимъ (καί κατὰ πρόσωπόν σου) [29]. Сказавъ о нечестіи, которое овладѣло многими изъ людей, упомянувъ о порокахъ ихъ, хищеніи, корыстолюбіи, убійствахъ, пророкъ проситъ у Бога помощи обижаемымъ. Таково человѣколюбіе святыхъ: они заботятся не только о себѣ самихъ, но о всей вселенной, какъ объ одномъ домѣ, и молятъ Бога о всѣхъ людяхъ, какъ объ одномъ тѣлѣ. Воскресни, Господи, да не крѣпится человѣкъ. Что значитъ: воскресни, Господи? Отмсти, говоритъ, помоги, накажи несправедливыхъ. И хорошо онъ употребляетъ такія прямыя выраженія: воскресни, и да не крѣпится человѣкъ, дабы показать, что человѣкъ ничтоженъ, происходитъ изъ земли, есть прахъ и пепелъ. Да судятся языцы предъ тобою. Что означаютъ эти слова? Пусть, говоритъ, будутъ судимы за грѣхи свои; они не сдѣлались лучшими отъ Твоего долготерпѣнія; потребуй же отчета въ ихъ преступленіяхъ. Постави, Господи, законоположителя надъ ними, да разумѣютъ языцы, яко человѣцы суть (ст. 21). Διάψαλμα — перемѣна тона [30]. Другой: постоянно (ἀεὶ) [31]. Что значитъ: постави законоположителя надъ ними? Такъ какъ они, говоритъ, дѣлаютъ все самоуправно, не желая отдавать отчета, то возстань Ты, и да будетъ для нихъ наказаніе вмѣсто внушенія. Тоже говоритъ и другой переводчикъ, выражаясь такъ: наведи Господи страхъ (φόβημα) на нихъ [32]. Смотри, какъ онъ желаетъ имъ не наказанія, но того, чтобы они научились, исправились и не жили беззаконно. Да будетъ имъ, го/с. 126/воритъ, наказаніе вмѣсто внушенія, и не только имъ, но и другимъ. А чтобы ты видѣлъ, какая отсюда польза, какъ это истребляетъ ихъ болѣзнь, выслушай слѣдующее. Да познаютъ языцы, говоритъ, яко человѣцы суть. Смыслъ словъ его такой: многіе утратили и это, забыли о своей природѣ, дошли до безумія, не знаютъ самихъ себя. И хорошо прибавилъ онъ: постоянно, выражая, что (нужно знать это) не только во время бѣдствій, но и во время благоденствія. {135} Если Ты накажешь ихъ теперь, то они, чувствуя сильный страхъ и помня постигшія ихъ бѣдствія, будутъ знать свою природу и тогда, когда достигнуть благоденствія.

9. Видишь ли, какъ пророкъ молится за нихъ и желаетъ, чтобы они оставили свое безуміе? Подлинно, не знать самихъ себя — крайнее безуміе, хуже умопомѣшательства. Послѣднее есть болѣзнь невольная, а первое есть слѣдствіе развращенной воли. Вскую, Господи, отстоя далеча, презираеши во благовременіихъ, въ скорбехъ (ст. 22)? Пророкъ говоритъ это отъ лица обижаемыхъ, прося и умоляя Бога, а отнюдь не укоряя Его. Многіе изъ страдающихъ, побуждаемые скорбію, прежде надлежащаго времени просятъ произвести судъ, подобно тому, какъ подвергающіеся отсѣченію просятъ врача оставить ихъ, прежде, нежели отсѣченіе совершенно окончено, — просятъ вреднаго для себя, потому что не могутъ переносить боли; они часто кричатъ врачамъ: ты замучилъ меня, ты погубилъ меня, ты убилъ меня, но это слова — не разума, а боли. Такъ точно говорятъ и многіе изъ малодушныхъ во время скорбей, не перенося трудностей. И Софонія также высказываетъ подобныя слова (Софон. III, 1). Но это въ ветхомъ завѣтѣ, когда требовались умѣренные подвиги, въ новомъ же это несовмѣстно съ любомудріемъ. Внегда гордитися нечестивому, возгарается нищій: увязаютъ въ совѣтѣхъ, яже помышляютъ (ст. 23). Другой переводчикъ говоритъ: да увязнутъ (συλληφθήτωσαν) [33]. Яко хвалимь есть грѣшный въ похотехъ души своея, и обидяй благословимь есть. Раздражи Господа грѣшный (ст. 24, 25). Принявъ на себя видъ ходатая и прося за обижаемыхъ, пророкъ выражаетъ и свойственныя имъ прискорбныя чувствованія, которыя происходятъ отъ слабости человѣческой, — потому что человѣкъ обижаемый, не видя наказанія и достойнаго возмездія своему обидчику, скорбитъ, не перенося благоденствія человѣка нечестиваго, а для послѣдняго и это — не малое наказаніе. Потомъ псалмопѣвецъ проситъ, чтобы они получили наказаніе, чтобы козни ихъ обратились на нихъ самихъ, и говоритъ о невыносимомъ видѣ не/с. 127/честія. О какомъ же именно? Яко хвалимь есть грѣшный въ похотехъ души своея. Съ чѣмъ нужно скрываться, чего должно стыдиться, за то самое, говоритъ, хвалятъ его, удивляются ему. Какъ же возможно будетъ исцѣленіе, когда порокъ удостоивается похвалы? Это бываетъ и нынѣ. Одного превозносятъ, какъ достигшаго власти; другого — какъ отмстившаго врагамъ своимъ; третьяго — какъ человѣка благоразумнаго, за то, что отнялъ у всѣхъ имущество; когда онъ погубилъ себя, говорятъ: онъ устроилъ себя; другіе говорятъ другое; о предметахъ же духовныхъ — ни одного слова. Не скоро похвалятъ человѣка, удаляющагося отъ дѣлъ, равно и любящаго бѣдность, но хвалятъ богатаго, предпріимчиваго, льстиваго, принимающаго на себя раболѣпныя обязанности безъ всякой пользы. Это и оплакиваетъ псалмопѣвецъ, — какъ порокъ усилился до такой степени, что имъ восхищаются и хвалятся, и, что всего хуже, не стыдятся его, а напротивъ, порочный не только самъ хвалится своими дѣлами, но слышитъ себѣ похвалы и отъ другихъ. Что можетъ быть хуже такого безумія? Раздражи Господа грѣшный. Другой переводчикъ говоритъ: потому что беззаконникъ похвалившій (αἰνέσας ὁ παράνομος) по похоти души своей, и корыстолюбецъ одобрившій {136} (πλεονέκτης εὐλογήσας) раздражилъ Господа. Когда возвысится гнѣвъ (ὅταω ὑψωθῆ ὁ θυμὸς) его, не взыщетъ [34]. Третій: потому что нечестивый восхвалилъ въ похоти (ἱέμνησεν ἐπί πόθῳ) души своей, и корыстолюбецъ одобривъ поносилъ (διέσυρε) Господа. Нечестивый по высотѣ (ἀσεβὴς κατὰ μετεωρισμὸν) гнѣва своего не взыщетъ [35]. А семдесятъ толковниковъ: раздражи Господа грѣшный: по множеству гнѣва своего не взыщетъ. Видишь ли, до чего простирается дерзость нечестиваго? Что я говорю, продолжаетъ пророкъ, что онъ оскорбляетъ бѣдныхъ? Онъ раздражаетъ Самого Бога. И по множеству гнѣва своего, говоритъ, не взыщетъ, т. е. Бога. Другой же переводчикъ относитъ это къ нечестивому, выражаясь: по высотѣ своей, т. е. гордости, тщеславію. Видишь ли великость безумія и развращеніе его? Онъ становится врагомъ и противникомъ своихъ ближнихъ, чуждымъ для добродѣтели, любителемъ и хвалителемъ пороковъ. Хорошо далѣе сказалъ другой переводчикъ: нѣтъ Бога во всѣхъ помышленіяхъ (πάσαις ἐννοίαις) его [36], выражая, что онъ не ищетъ Бога, исполненъ тьмы, не имѣетъ страха предъ очами Его. Какъ гной ослѣпляетъ глаза, такъ и порокъ — душу человѣка, и увлекаетъ его въ пропасть. Нѣсть Бога предъ нимъ. Другой: во всѣхъ мысляхъ (δι’ ὃλων /с. 128/ ἐνθυμημάτων) его [37]. Оскверняются путіе его на всяко время: отъемлются судьбы твоя отъ лица его (ст. 26). Другой: взятъ судъ (ἥρται ἡ κρίσις) твой [38]. Видишь ли плоды нечестія? Свѣтъ ума его погасаетъ, мысли его притупляются и самъ онъ отдается плѣнникомъ пороку. Какъ слѣпецъ часто падаетъ въ яму, такъ и онъ, не имѣя страха Божія предъ очами, постоянно проводитъ жизнь въ нечестіи, — не такъ, чтобы то въ благочестіи, то въ нечестіи, но постоянно въ нечестіи, не помнитъ ни геенны, ни будущаго суда, ни воздаянія, но отвергнувъ всѣ эти побужденія, какъ узду, подобно ненагруженному кораблю предается опаснымъ вѣтрамъ и буйнымъ волнамъ, не имѣя никого, кто бы управлялъ его душею. Видишь ли, какъ порочный въ самомъ порокѣ находитъ наказаніе? Что можетъ быть хуже необузданнаго коня, ненагруженнаго корабля, ослѣпленнаго человѣка?

10. Но всѣхъ ихъ несчастнѣе человѣкъ порочный, погасившій въ себѣ свѣтъ страха Божія и отдавшійся въ плѣнъ нечестію. Всѣми враги своими обладать будетъ. Рече бо въ сердцѣ своемъ: не подвижуся отъ рода въ родъ безъ зла (ст. 27). Другой переводчикъ говоритъ: всѣхъ враговъ своихъ сдуваетъ (ἐκφυσᾷ), говоря въ сердцѣ своемъ: не поколеблюсь (οὐ περιτραπήσομαι) въ родъ и родъ, потому что не буду въ несчастіи (οὐ γὰρ ἔσομαι ἐν κακώσει) [39]. Видишь ли безуміе? Видишь ли невыразимое бѣдствіе? Видишь ли постепенно возрастающую погибель? Видишь ли, какъ состояніе, почитаемое безумными блаженствомъ, исполнено великихъ бѣдствій, какъ оно падаетъ? Грѣшника хвалятъ во грѣхахъ его и благословляютъ въ беззаконіяхъ его. Это первая пропасть, которая можетъ погубить невнимательнаго.

Поэтому лучше принимать тѣхъ, которые укоряютъ и вразумляютъ, нежели тѣхъ, которые хвалятъ и льстятъ при самой погибели, потому что послѣдніе развращаютъ безпечныхъ и располагаютъ къ большимъ порокамъ. Такъ и этого грѣшника, расположивъ къ гордости, они довели до безумія. Потому и Павелъ, говоря о прелюбодѣяхъ, {137} тоже самое внушаетъ коринѳянамъ: и вы разгордѣсте, и не паче плакасте (1 Кор. V, 2). Нужно много оплакивать, а не хвалить грѣшника. Видишь ли крайнее развращеніе, когда порочный не только не осуждается, но даже удостоивается похвалы? А отсюда, отъ собственнаго безумія и похвалъ, онъ увеличилъ свою порочность, забылъ о страхѣ Божіемъ и правосудіи Его, забылъ даже о своей собственной при/с. 129/родѣ. Подлинно, кто забываетъ о правосудіи Божіемъ, тотъ впослѣдствіи времени забываетъ и о самомъ себѣ. Посмотри, какъ разсуждаетъ онъ: я не поколеблюсь въ родъ и родъ, но останусь безъ зла. Что можетъ быть безумнѣе такого сужденія, когда человѣкъ, существо тлѣнное, окруженное предметами скоропреходящими и подверженное безчисленнымъ перемѣнамъ, питаетъ такія мечты? А откуда это происходитъ? Отъ безумія. Когда безумный наслаждается благоденствіемъ, одерживаетъ побѣды надъ врагами, удостоивается похвалъ и удивленія, тогда онъ бываетъ хуже всѣхъ. Не ожидая перемѣны своего состоянія, онъ неблагоразумно пользуется и счастіемъ, а подвергшись несчастію, не будучи къ тому подготовленъ, онъ смущается и теряется. Не таковъ Іовъ: онъ и среди счастія каждый денъ ожидалъ несчастія; потому и говорилъ: страхъ бо, его же ужасахся, пріиде ми, и его же бояхся, срѣте мя. Ни умирихся, ниже умолчахъ, ниже почихъ, найде же ми гнѣвъ (Іов. III, 25, 26). И другой Премудрый говорилъ: помяни время глада во время сытости, нищету и убожество въ день богатства (Сир. XVIII, 25). Но этотъ грѣшникъ, однажды развратившись, не смотритъ на дѣла человѣческія, а на основаніи своего благоденствія считаетъ ихъ непоколебимыми; это — знакъ крайняго безумія и растлѣнія, и причина погибели. Итакъ, не считай блаженными людей богатыхъ, одерживающихъ побѣду надъ своими врагами и получающихъ за это похвалы; все это — опасныя пропасти для невнимательныхъ, увлекающія въ самую глубину нечестія. Его же клятвы уста его полна суть, и горести и льсти: подъ языкомъ его трудъ и болѣзнь (ст. 28). Другой переводчикъ говоритъ: безполезное (ἀνωφελὲς) [40]. Присѣдитъ въ ловительствѣ съ богатыми въ тайныхъ, еже убити неповиннаго (ст. 29). Другой: сидя въ засадѣ за дворомъ (ἐνεδρεύων παρὰ τὰς ἀυλὰς) [41]. Очи его на нищаго призираетѣ. Ловитъ въ тайнѣ, яко левъ въ оградѣ своей (ст. 30). Другой: въ логовищѣ (περιφράγματι) своемъ [42]. Ловитъ еже восхитити нищаго, восхитити нищаго внегда привлещи и. Другой: во увлеченіи его (ἐν ἑλκυσμῷ αὐτοῦ) [43]. Въ сѣти своей смиритъ его (ст. 31). Другой: въ тенетахъ (σαγήνῃ) [44]. Преклонится и падетъ, внегда ему обладати убогими. Другой: согнувшись, притаится (θλασθεὶς καμφθήσεται), нападая съ сильными своими на слабыхъ (μετὰ τῶν ἰσχυρῶν αὐτοῦ τοῖς ἀσθενέσιν) [45].

/с. 130/ Видишь ли, какъ онъ сдѣлался даже дикимъ звѣремъ? Пророкъ описываетъ его, какъ звѣря, изображая его коварство, засады, умыслы. Кто можетъ быть несчастнѣе и бѣднѣе его, если онъ нуждается въ имуществѣ бѣднаго? Его ли, скажи мнѣ, мы назовемъ богатымъ? Послѣ этого можно назвать богачемъ и вора и разбойника. Нѣтъ, говоритъ пророкъ. Что въ томъ, что онъ не подкапываетъ судилищъ и не нападаетъ ночью, если онъ обманомъ погашаетъ свѣтъ судіи? Что въ томъ, что онъ нападаетъ не на спящихъ, {138} а всегда на бодрствующихъ? Онъ оказывается еще безстыднѣйшимъ. Поэтому и законы сильнѣе наказываютъ мошенниковъ, ворующихъ днемъ. Видишь ли его бѣдность и вмѣстѣ жестокость? Бѣдность — потому что онъ желаетъ принадлежащаго бѣдному; жестокость — потому что онъ не трогается несчастіемъ ближняго, но вмѣсто того, чтобы сжалиться и помочь бѣдному, самъ притѣсняетъ его. Впрочемъ, дѣла его не останутся безъ наказанія; но когда онъ будетъ чувствовать себя сильнымъ, когда будетъ думать, что достигъ своей цѣли, когда станетъ считать себя непобѣдимымъ, тогда и погибнетъ, чтобы открылись и мудрость Божія, и терпѣніе бѣдныхъ, и его неисправимость, и незлобіе и долготерпѣніе Божіе. Наказаніе не вдругъ постигаетъ его, потому что Богъ своимъ долготерпѣніемъ призываетъ его къ покаянію; а когда онъ отъ долготерпѣнія не получаетъ никакой пользы, тогда Богъ вразумляетъ его наказаніемъ. Подвергшіеся его притѣсненію не потерпѣли никакого вреда, но еще сдѣлались лучшими и славнѣйшими отъ скорби; и Богъ, ожидая, явилъ свое незлобіе и долготерпѣніе, а послѣ долготерпѣнія силу и могущество, поразивъ нечестиваго тогда, когда тотъ считалъ себя сильнѣе себя самого; такъ онъ, оставшись неисправимымъ, подвергся жесточайшему наказанію. И это — не малое вразумленіе для благоденствующихъ.

11. Итакъ, когда ты одержишь побѣду надъ врагами и когда будетъ все тебѣ благопріятствовать, то не предавайся безпечно жизни порочной, но тогда-то и бойся еще болѣе, — потому что тогда возрастаетъ твоя порочность, не остается для тебя оправданія, отнимается у тебя всякая надежда на прощеніе, если ты остаешься порочнымъ. Рече бо въ сердцѣ своемъ: забы Богъ, отврати лице свое, да невидитъ до конца (ст. 32). Посмотри, въ какую низвергается онъ пропасть погибели, какія составляетъ сужденія; не осмѣливаясь, по безстыдству ихъ, высказывать ихъ явно, онъ содержитъ ихъ въ себѣ самомъ, возстаетъ противъ истины и омрачаетъ то, что яснѣе солнца, по слѣпотѣ души своей. Воскресни Господи Боже мой, да вознесется рука твоя, незабуди убогихъ (ст. 33). Другой переводчикъ говоритъ: возвысь руку (ἔπαρον τὴν χεῖρα) /с. 131/ твою [46]. Чесо ради прогнѣва нечестивый Бога; рече бо въ сердцѣ своемъ: не взыщетъ. Видиши, яко ты болѣзнь и ярость смотряеши, да преданъ будетъ въ руцѣ твои (ст. 34, 35). Другой: ты, видѣлъ (εἶδες), потому что на болѣзнь и гнѣвъ ты будешь взирать (παροργισμὸν ἐπιβλέψεις), чтобы предать въ руку твою [47]. Третій: чтобы они были преданы (ἵνα δοθῶσιν) въ руки твои [48]. Такъ говоритъ беззаконникъ, похититель, корыстолюбецъ, пока онъ не испыталъ наказанія; а пророкъ, опровергая его сужденія, распространяется о долготерпѣніи Божіемъ. Тотъ говоритъ: Богъ отвратилъ лице свое и не увидитъ никогда; онъ же напротивъ говоритъ: Ты видишь, взираешь, и долготерпишь, пока нечестивые не впадутъ въ руки твои. Что значитъ: пока не будутъ преданы въ руцѣ твои? Пророкъ выразился человѣкообразно; а смыслъ словъ его слѣдующій: Ты долготерпишь, ожидаешь до тѣхъ поръ, пока они не предадутся крайнему нечестію; хотя Ты могъ бы въ самомъ началѣ остановить и истребить ихъ, но безпредѣльно море твоего долготерпѣнія: Ты видишь — и не отмщаешь, но ожидаешь отъ нихъ покаянія; если же они упорствуютъ, то наказываешь, когда они не получаютъ никакой пользы отъ Твоего долготерпѣнія. Сказавъ многое о людяхъ притѣсняемыхъ, пророкъ, послушай, какъ раскрываетъ тоже и въ слѣдующихъ словахъ: Тебѣ оставленъ есть нищій, сиру ты буди помощникъ. {139} Другой переводчикъ говоритъ: ты былъ (ἐγένου) [49]. Третій: ты будешь (ἔσῃ) [50]. Смыслъ словъ его слѣдующій: это — Твое дѣло, это — особенно свойственно Тебѣ. А что принадлежитъ Богу, того Онъ не оставитъ и не выдастъ. Какъ художнику свойственно строить, кормчему — управлять кораблемъ, солнцу — свѣтить, такъ Тебѣ свойственно защищать сиротъ, простирать руку помощи бѣднымъ; никто такъ не помогаетъ имъ, какъ Ты одинъ. Это выражается словомъ: оставленъ есть. Никто другой, говоритъ, но Ты одинъ — заступникъ сирыхъ и бѣдныхъ. Сокруши мышцу грѣшному и лукавому: взыщется грѣхъ его, и не обрящется чрезъ него (ст. 36). Другой переводчикъ говоритъ: да взыщется нечестіе (ἐκζητηθήτω ἡ ἀσέβεια) его, да не обрящется онъ самъ (αὐτός) [51]. Онъ проситъ, чтобы не самъ грѣшникъ былъ сокрушенъ, но сила, власть, господство нечестія его; потомъ проситъ, чтобы и онъ подвергся наказанію, отдалъ отчетъ въ дѣлахъ своихъ, и выражая великость нечестія его, говоритъ: если /с. 132/ это будетъ, то онъ не можетъ устоять, не станетъ показываться, но погибнетъ, изчезнетъ, скроется совершенно, когда будутъ изслѣдованы дѣла его. Итакъ, пусть никто не плачетъ, подвергаясь сиротству и бѣдности, потому что въ какой мѣрѣ возрастаютъ онѣ, въ такой же мѣрѣ увеличивается и помощь Божія. Пусть никто не превозносится своею властію и не надмевается; это — скользкое и опасное мѣсто, на которомъ очень легко могутъ упасть невнимательные. Господь будетъ царствовать во вѣкъ и въ вѣкъ вѣка (ст. 37). Здѣсь пророкъ отвѣчаетъ тѣмъ, которые смущаются и недоумѣваютъ о томъ, что грѣшники не тотчасъ подвергаются наказанію. Чего, говоритъ, ты боишься, чего страшишься? Развѣ этотъ Судія временный? Развѣ царство Его имѣетъ конецъ? Если грѣшникъ не наказывается теперь, то непремѣнно будетъ наказанъ послѣ, потому что требующій этого пребываетъ и царствуетъ вѣчно. Погибнете языцы отъ земли его. Желаніе убогихъ услышалъ еси, Господи: уготованію сердца ихъ внятъ ухо твое (ст. 38). Другой переводчикъ говоритъ: намѣреніе (πρόθεσιν) сердца ихъ услышало (ἠκροάσατο) ухо твое [52]. Третій: устроишь (ἑτοιμάσεις), что сердца ихъ услышитъ ухо твое [53]. Суди сиру, и смирену, да не приложитъ ктому величатися человѣкъ на земли (ст. 39). Другой: суди сирому и угнетенному (τεθλασμένῳ) [54].

Видишь ли, какъ много пророкъ говоритъ и печется о самихъ людяхъ порочныхъ? Вѣдь они-то особенно и терпятъ зло. Несправедливо обижаемый терпитъ только потерю имущества, а обижающій подвергается крайней опасности. Въ самомъ дѣлѣ, не важно ли то, что такіе люди даже не чувствуютъ болѣзни, въ которой находятся? Это — высшая степень безчувственности, и потому они особенно достойны сожалѣнія; это — знакъ несовершеннаго ума. Дѣти считаютъ за ничто предметы опасные; они часто протягиваютъ руки въ огонь, а между тѣмъ боятся и пугаются, видя пустыя маски. Подобно имъ и корыстолюбцы боятся бѣдности, которая нисколько не страшна, но еще доставляетъ безопасность, и высоко цѣнятъ неправедно собранное богатство и любостяжаніе, которое страшнѣе всякаго огня. Подлинно любостяжаніе всегда есть зло. Поэтому и пророкъ постоянно увѣщеваетъ воздерживаться отъ него, и угрожая, и устрашая, и умоляя Бога — возстать для наказанія такой безчувственности. Погибнете, говоритъ онъ, {140} языцы отъ земли его; угрожаетъ имъ погибелью, а для несправедливо обижаемыхъ проситъ Бога быть помощникомъ /с. 133/ и защитникомъ, чтобы и послѣдніе ободрились, и первые вразумились. Итакъ, пусть никто не гоняется за обиліемъ богатства. Отсюда происходитъ много золъ для невнимательныхъ: гордость, лѣность, зависть, тщеславіе, и другія гораздо большія. Но чтобы вамъ освободиться отъ всего этого, вырвите самый корень ихъ (корыстолюбіе). Когда нѣтъ корня, тогда не растутъ и дурныя растенія. Все это сказано не для того только, чтобы мы слушали, но чтобы исправлялись и являли многія добродѣтели о Христѣ Іисусѣ, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Симмахъ.
[2] Акила и неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[3] Акила и Симмахъ.
[4] Симмахъ.
[5] Симмахъ.
[6] Акила.
[7] Симмахъ.
[8] Симмахъ.
[9] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[10] Акила.
[11] Акила.
[12] Акила.
[13] Симмахъ.
[14] Акила и Симмахъ.
[15] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[16] Акила.
[17] Симмахъ.
[18] Симмахъ.
[19] Ѳеодотіонъ.
[20] Неизвѣстный переводчикъ. См. ориг. экз.
[21] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[22] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[23] Въ славянскомъ переводѣ нѣтъ этихъ словъ.
[24] Ѳеодотіонъ.
[25] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[26] Акила.
[27] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[28] Акила.
[29] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[30] Въ славянскомъ переводѣ нѣтъ этого слова.
[31] Акила.
[32] Акила.
[33] Акила.
[34] Симмахъ.
[35] Акила.
[36] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[37] Неизвѣстный См. Ориг. Экз.
[38] Неизвѣстный См. Ориг. Экз.
[39] Симмахъ.
[40] Акила.
[41] Симмахъ.
[42] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[43] Неизвѣстный. См. Ориг. Экз.
[44] Неизвѣстный. См. Ориг. Экз.
[45] Акила.
[46] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[47] Акила.
[48] Симмахъ.
[49] Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[50] Неизвѣстный. См. Ориг. Экз.
[51] Ѳеодотіонъ.
[52] Акила.
[53] Симмахъ.
[54] Акила.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ пятый: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1899. — С. 109-133.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.