Церковный календарь
Новости


2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 43-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 42-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Наше церковное правосознаніе (1976)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Мысли о Православіи (1976)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Православная Русь въ Канадѣ (1975)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Тайна креста (1975)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 6-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 5-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Еще объ одной статьѣ (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (2-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 17 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 5-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1899.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
БЕСѢДЫ НА ПСАЛМЫ.

НА ПСАЛОМЪ 109.
Рече Господь Господеви моему: сѣди одесную мене (ст. 1).

1. Встанемъ, прошу васъ, и усилимъ вниманіе. Этотъ псаломъ возвѣщаетъ намъ весьма великія истины и опровергаетъ не одинъ какой-нибудь видъ ересей, но различные и разнообраз/с. 281/ные. Онъ опровергаетъ и іудеевъ, {265} и Павла Самосатскаго, и аріанъ, и маркіонитовъ, и манихеевъ, и всѣхъ невѣрующихъ воскресенію. Если же онъ направленъ противъ такъ многихъ, то и намъ нужно имѣть много глазъ, чтобы въ точности замѣтить способы этого ратоборства. Въ мірскихъ ратоборствахъ, если что-нибудь и будетъ не досмотрѣно, то нѣтъ никакого вреда для зрителя, потому что тамъ зрѣлище устрояется не для назиданія, но для удовольствія. А здѣсь, если ты не замѣтишь съ точностію, какимъ образомъ противникъ нападаетъ и какимъ образомъ мы можемъ поражать его, то потерпишь не малый вредъ. Итакъ, чтобы тебѣ не испытать этого, возбуди твой умъ, открой твой слухъ. Прежде всего мы будемъ поражать іудеевъ и устремимся противъ нихъ, взявъ въ союзники себѣ пророка съ вышесказанными словами. Когда мы утверждаемъ, что это ясно сказано о Христѣ, іудеи не принимаютъ этого, но сочиняютъ нѣчто другое. Опровергнемъ же напередъ ихъ ученіе, а потомъ изложимъ и наше. Спросимъ ихъ: кто этотъ Господь праведника? Рече, говоритъ онъ, Господь Господеви моему. Здѣсь упоминается не объ одномъ лицѣ, но представляется бесѣда одного съ другимъ. Кто же, по словамъ ихъ, говоритъ здѣсь? Богъ. А кто слушаетъ? Авраамъ. Другіе разумѣютъ — Зоровавеля, а иные — иное лице, не говоря ничего согласнаго, какъ опьянѣвшіе, или лучше, какъ блуждающіе во мракѣ и толкающіе другъ друга. Что же, скажи мнѣ, развѣ Зоровавель есть Господь Давида? Основательно ли это, когда онъ самъ вмѣнялъ себѣ въ великую честь называться Давидомъ? И послѣдующее показываетъ, что здѣсь ничего не сказано ни о Зоровавелѣ, ни о Давидѣ, потому что ни одинъ изъ нихъ не былъ почтенъ священствомъ; а здѣсь говорится о нѣкоторомъ Лицѣ, имѣющемъ необыкновенное и дивное священство: ты іерей во вѣкъ, по чину Мелхиседекову (ст. 4). Но раскроемъ предложенное. Говорятъ они и еще нѣчто болѣе пустое, именно утверждаютъ, будто это сказано о народѣ (іудейскомъ), но народъ не былъ священникомъ, да и прочее, сказанное здѣсь, никакъ не можетъ быть отнесено къ нему. Итакъ, оставивъ это, какъ пустое и не требующее опроверженія, представимъ то, что они еще говорятъ. Что же такое? Иные изъ нихъ утверждаютъ, будто здѣсь говоритъ сынъ Авраама о своемъ господинѣ. Что можетъ быть неосновательнѣе этого? Въ самомъ дѣлѣ, что хочетъ сказать здѣсь сынъ Авраамовъ? Когда былъ священникомъ господинъ его, который самъ обращался къ священнику Мелхиседеку и просилъ у него благословенія? Основательно ли относить къ Аврааму слова: изъ чрева прежде денницы родихъ тя (ст. 8)? Какъ можно отнести это и къ Давиду, или Зоровавелю, или на/с. 282/роду? Сказанное здѣсь превышаетъ человѣческую природу. И какой смыслъ имѣли бы слова: сѣди одесную мене, если бы здѣсь разумѣлись эти лица? Никакого. Какъ можно сказать: сѣди одесную мене объ Авраамѣ, который самъ вмѣнялъ себѣ въ величайшую честь стоять предъ ангелами? Но какое у нихъ естъ основаніе? Они говорятъ: какъ ты допускаешь другого Господа, когда Писаніе ясно говоритъ: Господь Богъ твой, Господь единъ есть, и тому единому послужиши, и нѣсть Богъ развѣ его (Втор. VI, 4, 73; IV, 39)? {266} Но ради кого, скажи мнѣ, это сказано? Преимущественно ради твоего, іудей, невѣжества. Почему ничего подобнаго не было сказано ни Аврааму, ни Исааку, ни Іакову, ни Моисею, а только тебѣ одному, когда ты, вышедши изъ Египта, слилъ себѣ тельца? Почему, скажи мнѣ?

Если же ты не знаешь, то узнай причину отъ меня. Такъ какъ ты, вышедши изъ Египта, слилъ себѣ тельца, сталъ служить Веельфегору и обращаться къ множеству боговъ, допуская беззаконное многобожіе, то, желая уврачевать твою болѣзнь, Богъ и сказалъ: единъ, для отличія отъ мнимыхъ боговъ, а не для того, чтобы отвергнуть Единороднаго. Иначе, почему въ началѣ было сказано: сотворимъ человѣка по образу нашему и по подобію (Быт. I, 26), и еще: пріидите, и сошедше смѣсимъ языки ихъ (Быт. XI, 7), и еще Давидъ говоритъ: сего ради помаза тя Боже Богъ твой елеемъ радости паче причастнихъ твоихъ (Псал. XLIV, 8)? Если же Моисей говоритъ: Господь Богъ твой, Господь единъ есть, то причиною этого была ваша немощь. И удивительно ли, что такъ было съ догматами, если и въ дѣлахъ Богъ низводилъ рѣчь отъ совершеннѣйшаго къ менѣе совершенному, снисходя къ вашей немощи? Такъ, Онъ дозволилъ отпускать одну жену и брать другую, хотя вначалѣ не такой далъ законъ. И касательно пищи Онъ сдѣлалъ великое различіе, хотя вначалѣ напротивъ говорилъ: яко зеліе травное дахъ вамъ все (Быт. IX, 3). И касательно мѣста (богослуженія) Онъ установилъ много законовъ, недозволяя вездѣ совершать молитвы, хотя вначалѣ не далъ такого закона, но являлся Аврааму и въ землѣ персидской, и въ Палестинѣ, и вездѣ, и Моисею впослѣдствіи являлся въ пустынѣ.

2. Что же, скажешь, Писаніе противорѣчитъ само себѣ? Нѣтъ; но оно распредѣляетъ все на пользу, сообразно съ временемъ, исправляя немощь каждаго поколѣнія. Поэтому тебѣ и было сказано: Господь Богъ твой, Господь единъ есть. А что Онъ имѣетъ и Сына, объ этомъ еще пророки говорили въ своихъ книгахъ, впрочемъ говорили не очень ясно, чтобы не повредитъ тебѣ по твоей немощи, и не скрывали, чтобы дать тебѣ возмож/с. 283/ность впослѣдствіи образумиться и изъ собственныхъ ихъ книгъ узнать догматы истины. Этимъ преимущественно мы можемъ доказать, что пророки суть истинные пророки, когда будемъ говорить съ язычниками, и показать достовѣрность ветхаго завѣта. Если ты это отвергнешь, то какимъ образомъ заградишь уста язычнику? На что укажешь ты? На исходъ ли изъ Египта и на пророчества касательно тебя? Но онъ не приметъ ихъ. Если же ты укажешь на предсказанное въ ветхомъ завѣтѣ о Христѣ, и покажешь истинныя событія, свидѣтельствующія объ исполненіи пророчества, тогда онъ не въ состояніи будетъ противиться. А если ты, іудей, будешь отвергать наши писанія, то какимъ образомъ защитишь ветхій завѣтъ? Когда кто-нибудь спроситъ тебя: откуда видно, что писанія Моисеевы истинны, тогда что ты скажешь? Не скажешь ли: мы увѣровали въ нихъ? Тѣмъ достовѣрнѣе наши писанія, {267} потому что и мы увѣровали въ нихъ; притомъ вы — одинъ только народъ, а мы — вся вселенная; и не столько васъ убѣдилъ Моисей, сколько насъ Христосъ; все ваше прошло, а наше пребываетъ. Укажешь ли на предсказанія? Но у насъ ихъ больше. Такимъ образомъ, если ты отвергаешь наше, то набрасываешь тѣнь и на свое. Или на чудеса? Но вы не можете показать теперь ни одного Моисеева знаменія, — они были и прошли; а мы имѣемъ многія и различныя знаменія Христовы, которыя еще и теперь совершаются, и предсказанія, которыя сіяютъ яснѣе солнца. Или на законы? Но наши заключаютъ въ себѣ болѣе любомудрія. Или на то, что вы вышли изъ Египта, тогда какъ египтяне препятствовали? Но не одно и то же — побѣдить противящуюся вселенную, или преодолѣть однихъ египтянъ. Впрочемъ, я говорю это не съ тѣмъ, чтобы противопоставитъ ветхій завѣтъ новому, — нѣтъ, — но чтобы обуздать неблагодарность іудеевъ. И тотъ и этотъ завѣтъ даны однимъ и тѣмъ же Богомъ и отъ Него произошли; но я хочу доказать, что іудей, отвергая пророчества о Христѣ, низвращаетъ большую часть пророчествъ, и что онъ не можетъ доказать важности ветхаго завѣта, если не будетъ принимать новаго. А что вышесказанныя слова изречены не о человѣкѣ, это для имѣющихъ разумъ очевидно изъ словъ: сѣди одесную Мене, и изъ того, что Онъ называется Господомъ, подобно Господу, который говоритъ къ Нему, и изъ того, что Онъ рожденъ изъ чрева прежде денницы, и изъ того, что Онъ есть іерей по чину Мелхиседекову, и изъ словъ: с тобою начало Твое (ст. 3).

Теперь предъ нами является другой іудей, хотя онъ и носитъ видъ христіанина, именно Павелъ Самосатскій; и противъ него можно говорить изъ новаго завѣта. Но, чтобы не показалось, /с. 284/ будто мы, оставивъ одну, переходимъ къ другой части противниковъ, будемъ опровергать и его отсюда же. Что же говоритъ онъ? Говоритъ, будто Христосъ есть простой человѣкъ и существуетъ только съ того времени, какъ родился отъ Маріи. А что, скажи мнѣ, скажешь ты противъ этого изреченія: изъ чрева прежде денницы родихъ тя? Можно и все прочее, что сказано противъ іудеевъ, сказать и противъ его послѣдователей. Въ этомъ виновны не мы, а они сами, имѣя великое сходство съ іудеями въ ученіи; потому мы и можемъ употреблять противъ нихъ одно и тоже оружіе; одинаково нападающихъ нужно и отражать однѣми и тѣми же стрѣлами. Итакъ, что значитъ общеніе престола? Этимъ означается равенство чести (Отца и Сына). Это можетъ заградитъ уста и тѣмъ, которые держатся мыслей Арія. Потому и Христосъ іудеямъ, говорившимъ, что Онъ есть сынъ Давидовъ, сказалъ: како убо Давидъ духомъ Господа его нарицаетъ, глаголя: рече Господь Господеви моему, сѣди одесную мене (Матѳ. XXII, 43)? А впослѣдствіи апостолъ Павелъ, излагая ученіе о домостроительствѣ и яснѣе раскрывая это мѣсто, наноситъ смертельный ударъ и Маркіону, и Манихею, и всѣмъ тѣмъ, которые страдаютъ подобною болѣзнію; онъ, съ свойственною ему мудростію, объясняетъ, какъ Христосъ сталъ іереемъ по чину Мельхиседекову (Евр. гл. VII). Но возвратимся къ нашему предмету. Рече Господь Господеви моему: сѣди одесную мене. Видишь ли равенство чести? Престолъ — знакъ царствованія; {268} гдѣ одинъ престолъ, тамъ одинаковая честь одного и того же царствованія. Поэтому и Павелъ говоритъ: творяй ангелы своя духи, и слуги своя огнь палящь: къ Сыну же: престолъ твой, Боже, въ вѣкъ вѣка (Евр. I, 7). И Даніилъ видѣлъ всѣ твари, ангеловъ и архангеловъ, предстоящими, а Сына человѣческаго идущимъ на облакахъ и доходящимъ даже до Ветхаго денми (Дан. VII). Если эти слова соблазняютъ нѣкоторыхъ, то пусть они узнаютъ, что Онъ сѣдитъ одесную, и перестанутъ соблазняться. Какъ мы не говоримъ, что Онъ больше Отца, хотя имѣетъ почетнѣйшее сѣдалище одесную, такъ и ты не говори, что Онъ меньше и ниже, но равночестенъ и равенъ Отцу: это именно означаетъ общеніе сѣдалища. Дондеже положу враги твоя подножіе ногъ твоихъ. Какихъ враговъ? Послушай Павла, который говоритъ: начатокъ Христосъ, потомъ же Христу вѣровавшіи въ пришествіи его, таже кончина. Подобаетъ бо ему царствовати, дондеже положитъ вся враги своя подъ ногама своима (1 Кор. XV, 23-25).

3. Видишь ли согласіе словъ пророческихъ и апостольскихъ? Тамъ говорится: дондеже положу враги твоя подножіе ногъ твоихъ; а здѣсь: дондеже положитъ вся враги своя. Но ни тамъ, ни здѣсь слово дондеже не означаетъ предѣла времени. Иначе какъ стояло /с. 285/ бы пророческое изреченіе: власть его власть вѣчная, и царство его, царство, которое не разсыплется, и царствію его не будетъ конца (Дан. VII, 14; Лук. I, 34), если бы Онъ имѣлъ царствовать только до извѣстнаго времени? Видишь ли, что нужно обращать вниманіе не на одни выраженія, но восходить къ ихъ разумѣнію? Слыша слова пророка, что Отецъ полагаетъ враговъ подъ ноги Его, не смущайся; это сказано не потому, будто Сынъ не имѣетъ силы. Павелъ говоритъ, что Онъ самъ полагаетъ враговъ подъ ноги Свои: подобаетъ бо ему царствовати, дондеже положитъ враги подъ ногама своима (1 Кор. XV, 25), и все приписываетъ Ему: егда предастъ царство Богу и Отцу, егда испразднитъ всяку власть и силу (1 Кор. XV, 24), т. е. когда устроитъ царство, тогда прекратитъ всякую власть. Таковъ смыслъ слова: испразднитъ. Приписывая все Сыну, онъ не отдѣляетъ отъ Него Отца, равно какъ не отдѣляетъ и Сына отъ Отца, потому что все, принадлежащее Сыну, принадлежитъ и Отцу, и принадлежащее Отцу принадлежитъ и Сыну. Такъ и самъ Христосъ сказалъ: моя вся твоя суть, и твоя моя (Іоан. XVII, 10). Итакъ, когда слышишь, что Отецъ покорилъ, не думай, что Сынъ не участвуетъ въ этомъ дѣлѣ; и когда слышишь, что Сынъ покорилъ, не говори, что Отецъ не причастенъ этому, потому что эти дѣла общи Имъ, равно какъ и всѣ дѣла. Жезлъ силы твоей послетъ Господь отъ Сіона (ст. 2).

Жезломъ силы пророкъ называетъ самую силу; а о Сіонѣ упоминаетъ потому, что оттуда получили начало эти дѣла: тамъ Онъ далъ законъ, {269} тамъ совершалъ чудеса, оттуда началась проповѣдь и распространилась по всей вселенной. Если же хочешь принимать это изреченіе въ переносномъ смыслѣ, то послушай Павла, который говоритъ: но приступисте къ Сіонстѣй горѣ, и ко граду Бога живаго, Іерусалиму небесному, и церкви первородныхъ (Евр. XII, 22). Жезлъ силы твоей послетъ Господь отъ Сіона. Жезлъ иногда означаетъ наказаніе, иногда благодѣяніе, иногда утѣшеніе, а иногда есть знакъ царства. А что все это дѣйствительно такъ, послушай пророка, который говоритъ: жезлъ твой и палица твоя, та мя утѣшиста (Псал. XXII, 4), и еще: упасеши я жезломъ желѣзнымъ, яко сосуды скуделничи сокрушиши я (Псал. II, 9); также Павелъ говоритъ: что хощете: съ палицею ли пріиду къ вамъ, или съ любовію и духомъ кротости (1 Кор. IV, 21)? Видишь, какъ онъ бываетъ жезломъ наказанія; посмотри же, какъ бываетъ и жезломъ царства. Исаія говоритъ: изыдетъ жезлъ изъ корене Іессеова, и цвѣтъ отъ корене его взыдетъ (Ис. XI, 1); и Давидъ: престолъ твой Боже въ вѣкъ вѣка: жезлъ правости, жезлъ царствія твоего (Пс. XLIV, 7). Здѣсь онъ назвалъ жезломъ ту силу, /с. 286/ съ которою ученики обошли вселенную, исправляя нравы и возводя людей отъ неразумнаго грѣха къ разумной человѣческой природѣ, по повелѣнію Христову: шедше научите вся языки (Матѳ. XXVIII, 19). Моисей также имѣлъ жезлъ, но онъ получалъ силу отъ Бога, посредствомъ которой и совершалъ все. Его жезлъ раздѣлялъ воды, а этотъ сокрушилъ нечестіе вселенной. Не погрѣшилъ бы тотъ, кто бы назвалъ и крестъ жезломъ силы, потому что этотъ жезлъ измѣнилъ землю и море и исполнилъ ихъ великой силы. Съ этимъ жезломъ апостолы прошли по всей вселенной и совершили все; съ нимъ они успѣвали во всемъ, начавъ отъ Іерусалима. И господствуй посредѣ враговъ твоихъ. Посмотри на пророчество, сіяющее яснѣе солнца. Что же значитъ: господствуй посредѣ враговъ твоихъ? Иначе сказать: среди язычниковъ, среди іудеевъ. Такъ церкви были насаждены среди городовъ; такъ апостолы преодолѣвали и побѣждали. Это знакъ славной побѣды — воздвигать жертвенники среди враговъ, быть какъ овцы среди хищныхъ звѣрей и какъ агнцы среди волковъ. Такъ и Христосъ сказалъ, посылая ихъ: се посылаю васъ, яко овцы посредѣ волковъ (Матѳ. X, 16). Это не меньше того чуда; побѣдить тѣмъ, которые окружены со всѣхъ сторонъ, значитъ не меньше, чѣмъ овцамъ преодолѣть волковъ, даже гораздо больше, потому что они въ числѣ двѣнадцати привлекли всю вселенную. И господствуй посредѣ враговъ твоихъ. Не сказалъ: побѣждай среди враговъ Твоихъ, но: господствуй, чтобы показать, что это — не трофей, пріобрѣтенный сраженіемъ, но господство, достигаемое повелѣніемъ. Дѣйствительно такъ побѣждали апостолы, имѣя въ себѣ Христа и совершая все какъ бы по повелѣнію. Поэтому и каждый домъ былъ открытъ для нихъ, и вѣрующіе повиновались имъ покорнѣе всякаго раба, продавая свои имѣнія и полагая цѣну ихъ къ ногамъ апостоловъ, не смѣя даже брать что-нибудь для своихъ нуждъ {270} и оказывая такое къ нимъ уваженіе, что не осмѣливались даже присоединяться къ нимъ (Дѣян. V, 13).

4. И не только надъ вѣрными они имѣли такую силу, но и надъ невѣрными. Въ самомъ дѣлѣ, скажи мнѣ, какой признакъ раба? Не дѣлать ли то, что приказываетъ господинъ его? Какой признакъ господина? Не дѣлать ли чрезъ рабовъ то, чего онъ хочетъ? Кто же дѣлалъ, что хотѣлъ, съ тогдашними царями и властителями? Не апостолы ли? Очевидно, такъ. Цари и властители хотѣли держать вселенную въ нечестіи и приказывали служить бѣсамъ; а апостолы желали противнаго — и желаніе ихъ исполнилось. Если же укажешь мнѣ на ихъ узы, бичеванія, мученія, то еще болѣе докажешь ихъ господство. Какъ и какимъ образомъ? Потому, что и при всемъ этомъ желаніе ихъ исполни/с. 287/лось. Они не по закону, свойственному многимъ господамъ, но посредствомъ добродѣтели достигли этого господства, не имѣвшаго нужды ни въ какихъ внѣшнихъ пособіяхъ, но торжествовавшаго среди всеобщихъ козней. Обыкновенныхъ господъ рабы нерѣдко своими кознями доводили до погибели, потому что господство ихъ было несовершенно и весьма слабо; а господства апостоловъ никто не могъ уничтожить, но самыя козни дѣлали его еще болѣе блистательнымъ. Какой же господинъ славнѣе: тотъ ли, который имѣетъ нужду въ безчисленныхъ пособіяхъ, чтобы держать рабовъ въ покорности, или тотъ, который безъ всего этого со властію дѣйствуетъ и распоряжается подчиненными? Очевидно, послѣдній. Господа, имѣющіе власть, свойственную многимъ, часто лишались бы вмѣстѣ съ властію и жизни, если бы не имѣли въ помощь себѣ законовъ и не жили въ городахъ, а Павелъ господствовалъ и въ пустыняхъ и вездѣ. Хочешь ли видѣть, какъ онъ былъ даже славнѣе царей? Онъ ввелъ законы во всей вселенной, такъ что люди, оставивъ законы царей, стали повиноваться его предписаніямъ. Притомъ цари имѣютъ власть только надъ тѣлами, а апостолы имѣли власть надъ душами. Какой рабъ господину, или поданный царю повиновался съ такою охотою, какъ вѣрующіе — Павлу, писавшему къ нимъ только посланія? Кто выразитъ ихъ любовь и усердіе къ нему, когда они готовы были вырвать для него даже глаза свои? Имѣлъ ли кто когда-нибудь такихъ рабовъ? Вотъ почему пророкъ, представляя все это, — какъ они покоряли себѣ вѣрныхъ, какъ были страшны для невѣрныхъ, которыхъ властію своею обращали въ бѣгство, и какъ чрезъ нихъ господствовалъ Христосъ, — сказалъ не просто: будь господиномъ (κυρίευε) среди враговъ Твоихъ, но: господствуй (κατακυρίευε), выражая особенно сильную власть. Враги, видя это, не могли сдѣлать ничего противъ нихъ, хотя имѣли на своей сторонѣ и законы, и палачей, и всякую власть. Впрочемъ, они были такъ могущественны силою Того, Кто обиталъ въ нихъ. Онъ господствовалъ чрезъ нихъ; не просто былъ господиномъ, но господствовалъ, имѣлъ великую власть. Силою Обитавшаго въ нихъ они смѣло шли и на огонь, и на желѣзо, и на дикихъ звѣрей, и на все. Подлинно, всегда съ ними былъ Христосъ, и потому они такъ радовались и восхищались, подвизаясь какъ бы въ чужихъ тѣлахъ, отрѣшившись отъ всѣхъ житейскихъ скорбей, покоряясь владычеству Христа, {271} не щадя ни имущества, ни тѣла, ни настоящей жизни. Такъ поступали и тѣ, которые были нѣкогда врагами и противниками, непобѣдимая же сила Христова не только избавила ихъ отъ вражды, но и довела до такой покорности и преданности. Вотъ почему, хотя говорится, /с. 288/ что Отецъ полагаетъ враговъ подъ ноги Его, но говорится не въ томъ смыслѣ, будто Сынъ нисколько не дѣйствуетъ, — все это было дѣломъ Единороднаго, — но, какъ я выше сказалъ, дабы ты почиталъ Отца и Сына однимъ Богомъ, съ свойственными каждому изъ нихъ особенностями, и не представлялъ двухъ существъ нерожденныхъ. А что все это было сдѣлано Сыномъ, ты усматривай изъ самыхъ дѣлъ, и не принимай сказаннаго просто въ смыслѣ человѣкообразномъ, потому что иначе выйдетъ много нелѣпыхъ слѣдствій. Но чтобы тебѣ убѣдиться въ этомъ, послушай, что я хочу сказать. Одни изъ людей, будучи прежде врагами, сдѣлались друзьями; а другіе и доселѣ остаются врагами. Что враговъ Онъ сдѣлалъ друзьями, это объясняетъ Павелъ, когда говоритъ: егда предастъ царство Богу и Отцу (1 Кор. XV, 44); объясняетъ и самъ Спаситель, когда говоритъ Своему Отцу: азъ прославихъ тя въ мірѣ, дѣло совершихъ, еже далъ еси мнѣ, да сотворю (Іоан. XVII, 4). А покореніе враговъ — дѣло Отца. Между тѣмъ первое важнѣе послѣдняго, потому что не одно и тоже — наказать упорныхъ враговъ и сдѣлать враговъ друзьями. Впрочемъ ни Сынъ отъ этого не меньше Отца, ни Отецъ не меньше Сына. А дабы ты зналъ, что и послѣднее такъ же свойственно Сыну, какъ и первое Отцу, послушай. Идите отъ мене, скажетъ Сынъ, проклятіи во огнь вѣчный, уготованный діаволу и аггеломъ его (Мат. XXV, 41). И Посылающій ангеловъ собрать плевелы есть также Единородный (Матѳ. XIII, 30), и вездѣ мы видимъ Его наказывающимъ діавола. Это признаютъ и сами бѣсы, когда говорятъ: пришелъ еси сѣмо прежде времене мучити насъ (Мат. XIII, 29), слѣдовательно Онъ будетъ мучить ихъ. Видишь ли, что все это, хотя приписывается Отцу, но есть дѣло и Сына? А что дѣла Сына принадлежатъ также и Отцу, послушай, какъ Онъ Самъ говоритъ: никтоже приходитъ ко мнѣ, аще не Отецъ привлечетъ его (Іоан. VI, 44), и еще: никтоже можетъ придти ко Отцу, токмо мною (Іоан. XIV, 6). Итакъ, не должно понимать всего этого человѣкообразно. Поэтому и выраженія: враговъ твоихъ не должно принимать такъ, будто они — враги одного Сына, потому что иже не чтитъ Сына, не чтитъ и Отца (Іоан. V, 23).

5. Такимъ образомъ іудеи суть враги не только Сына, но и Отца. Поэтому Богъ и подвергъ ихъ величайшимъ бѣдствіямъ, разрушилъ городъ ихъ и превратилъ его въ развалины, впрочемъ не тотчасъ послѣ распятія Христова, но далъ имъ много времени для покаянія, если бы только они захотѣли покаяться, и послалъ апостоловъ, чтобы, чрезъ нихъ познавъ силу Его, они когда-нибудь, хотя поздно, обратились. Но такъ какъ они имѣли болѣзнь неизцѣльную, то Богъ и послалъ на нихъ крайнія бѣд/с. 289/ствія, желая и чрезъ это призвать ихъ къ покаянію, чтобы они, лишившись своей прежней жизни, самою необходимостію приведены были къ истинѣ, видя, что Тотъ, Кого они оскорбляли, сталъ предметомъ поклоненія, {272} а все имъ принадлежавшее разрушилось. Если же и послѣ этого они не сдѣлаются лучшими, то, какъ недостойные никакого помилованія, подвергнутся вѣчному наказанію. Слыша слово: подножіе, разумѣй не что-нибудь чувственное, но покорность. А что враги покорятся и Отцу, это видно изъ дальнѣйшихъ словъ, потому что какъ престолъ одинъ, такъ и подножіе одно.

Съ тобою начало въ день силы твоея (ст. 3). Такъ какъ пророкъ выше сказалъ: дондеже положу враги твоя подножіе ногъ твоихъ, то чтобы кто не подумалъ, будто Сынъ не силенъ и имѣетъ нужду въ содѣйствіи, равно какъ и апостолы, послушай, какъ онъ разрѣшаетъ такое недоумѣніе: съ тобою, говоритъ, начало въ день силы твоея. Что значитъ: съ тобою начало? Въ Тебѣ говоритъ, начальство, не послѣ прившедшее, но всегда существующее въ Тебѣ самомъ. То же выразилъ и Исаія, когда сказалъ: его же начальство на рамѣ его (Ис. IX, 6), т. е. въ Немъ самомъ, въ существѣ Его, въ природѣ Его, не такъ какъ у (обыкновенныхъ) царей. Власть царей основывается на множествѣ войска; а у апостоловъ не такъ. Впрочемъ и ихъ власть происходила отъ внѣшней, содѣйствовавшей имъ, силы; а Христосъ имѣетъ власть по природѣ Своей, въ существѣ Своемъ, не послѣ рожденія получивъ ее и не отвнѣ пріобрѣтши, но и родившись съ нею. Вотъ почему, когда Его спросили о царствѣ Его, Онъ сказалъ: азъ на сіе родихся и на сіе пріидохъ (Іоан. XVIII, 37). Съ тобою начало въ день силы твоея. Выраженіе: съ тобою начало означаетъ не только то, что начальство Его не зависитъ отъ другого, но и то, что оно постоянно и вѣчно. Люди часто лишаются власти еще при жизни, а если не при жизни, то непремѣнно по смерти, или — лучше сказать — и при жизни власть ихъ находится не въ нихъ, но, какъ я выше сказалъ, въ войскахъ, тѣлохранителяхъ, богатствахъ, укрѣпленныхъ оградахъ и во всемъ прочемъ; а у Бога нѣтъ ничего подобнаго, но власть Его въ Немъ и притомъ постоянно; какъ невозможно, чтобы не было существа Его, такъ невозможно, чтобы не было и царства Его. Въ день силы твоея. Подъ днемъ силы можно разумѣть и день уже прошедшій, и день будущій. Тотъ и другой доказываютъ величайшую силу Христову. Не величайшее ли доказательство силы Его, когда смертію Его смерть упраздняется, мѣдныя врата сокрушаются, грѣхъ истребляется, клятва разрушается, когда все прежнее зло уничтожается, а вмѣсто того подаются новыя блага? /с. 290/ Что можетъ сравниться съ этою силою, — посмотришь ли на чудеса, или на другія дѣла Его? Мертвые возстаютъ, прокаженные очищаются, бѣсы прогоняются, море укрощается, грѣхи отпускаются, разслабленные укрѣпляются, рай отверзается, камни распадаются, завѣса раздирается, {273} лучи солнечные скрываются и тьма покрываетъ вселенную, тѣла усопшихъ святыхъ возстаютъ, разбойникъ возвращается въ древнее отечество, своды небесные раскрываются, униженное естество человѣческое возносится выше неба небесъ и, что еще важнѣе, посаждается на царскомъ престолѣ, и предстоятъ ему ангелы и силы, всякій порокъ изгоняется, добродѣтель возвращается, благодать Духа подается, рыбари, мытари и скинотворцы заграждаютъ уста философовъ, обуздываютъ языкъ риторовъ, разрушаютъ владычество бѣсовъ, жертвенники, храмы, праздники и торжества языческія отмѣняются, смрадъ и дымъ и всѣ нечестивыя жертвоприношенія рѣшительно прекращаются, всѣ прорицатели, святотатцы, гадатели и всѣ орудія діавола обращаются въ бѣгство, церкви возрастаютъ по всей вселенной, составляются сонмы дѣвственницъ и лики монашествующихъ, вмѣстѣ съ городами и пустыня наполняется благочестіемъ, лики праведныхъ и святыхъ мужей стройно воспѣваютъ, стоя вмѣстѣ съ вышними ангельскими силами, сонмы мучениковъ и исповѣдниковъ являются во множествѣ по всей вселенной, добродѣтель исполняется съ великою легкостію, варварскіе народы научаются любомудрію, тѣ, которые были свирѣпѣе дикихъ звѣрей, соревнуютъ жизни ангеловъ, и вездѣ, гдѣ только солнце освѣщаетъ землю, распространяется ученіе Христово, послѣ креста и воскресенія. Представляя все это, пророкъ и говоритъ: съ тобою начало въ день силы твоея.

6. Если ты хочешь видѣть будущій день и узнать, что и этотъ день есть день силы Его, то представь, какъ небеса свиваются, вся поврежденная природа воскресаетъ, по одному мановенію всѣ являются, діаволъ посрамляется, бѣсы приходятъ въ отчаяніе, праведники получаютъ вѣнцы, каждый даетъ отчетъ въ грѣхахъ своихъ, а за добрыя дѣла получаетъ награды, какъ начинается другая жизнь, въ которой уже нѣтъ ни смерти, ни болѣзни, ни старости, ни бѣдности, ни клеветъ, ни козней, ни жилищъ, ни городовъ, ни искусствъ, ни мореплаваній, ни одеждъ, ни пищи, ни питья, ни кровлей, ни постелей, ни столовъ, ни свѣтильниковъ, ни злыхъ умысловъ, ни сраженій, ни судилищъ, ни браковъ, ни болѣзней рожденія, ни рожденій, но все это исчезаетъ, какъ разметаемый прахъ, и настаетъ другое, лучшее состояніе жизни, тѣлу даруется нетлѣніе, безсмертіе и великая сила. Объясняя это, и Павелъ сказалъ: преходитъ бо образъ міра /с. 291/ сего (1 Кор. VII, 31). Если же ты не вѣришь сказанному, потому что не видишь этого въ настоящемъ, то изъ настоящаго и заимствуй доказательство касательно будущаго. Обойди мыслію всю вселенную, землю и море, Грецію и землю варваровъ, населенную и ненаселенную, на сушѣ города, на морѣ острова, горы и лѣса, и увидѣвъ, какъ вездѣ сіяетъ сила Христа, {274} и какъ всѣ прославляютъ досточтимое имя Его, сообрази, что Онъ же, имѣвшій возможность сдѣлать все это, обѣщалъ намъ и будущее.

Если ты хочешь имѣть частнѣйшее доказательство, то представь, почему вся вселенная стекается видѣть гробъ, въ которомъ уже нѣтъ тѣла Христова, какая сила влечетъ людей съ концевъ земли видѣть, гдѣ Онъ родился, гдѣ погребенъ, гдѣ распятъ; представь и самый крестъ, какой силы онъ есть знаменіе. Этотъ крестъ прежде былъ знакомъ проклятой смерти, смерти позорной, смерти самой постыдной; но вотъ теперь онъ сдѣлался драгоцѣннѣе самой жизни и славнѣе діадемъ, такъ что всѣ мы носимъ его на челѣ, не только не стыдясь, но считая его своимъ украшеніемъ. Не только люди простые, но и тѣ, которые облекаются въ діадемы, на челѣ выше діадемъ носятъ крестъ; и весьма справедливо, — потому что онъ выше безчисленныхъ діадемъ. Діадема украшаетъ голову, а крестъ ограждаетъ душу. Онъ — гроза для бѣсовъ, врачество для болѣзней души, непобѣдимое оружіе, неприступная стѣна, непреодолимая защита; онъ отражаетъ не только нашествіе варваровъ, не только нападеніе враговъ, но и полчища самыхъ свирѣпыхъ бѣсовъ. Во свѣтлостехъ святыхъ. Другой переводчикъ говоритъ: въ благолѣпіи святаго [1]. Третій: во славѣ святыхъ [2]. И это также сказано о настоящемъ и будущемъ днѣ. Свѣтлостію здѣсь пророкъ называетъ величіе святыхъ. Кто славнѣе Павла, кто знаменитѣе Петра, которые обошли всю вселенную, сіяя свѣтлѣе солнца, разсѣивая сѣмена благочестія? Они, какъ сшедшіе съ неба ангелы, были для всѣхъ неприступнымъ предметомъ благоговѣнія. Выражая это, писатель книги Дѣяній говоритъ, что никтоже смѣяше прилѣплятися имъ (Дѣян. V, 13). Самыя одежды ихъ были исполнены великой благодати, и тѣни отъ тѣлъ ихъ оказывали великую силу. Если же они были таковы здѣсь, то представь — въ тотъ день, когда они получатъ тѣла нетлѣнныя и безсмертныя, сіяющія свѣтлѣе всякаго видимаго свѣта, каковы будутъ они и подобные имъ пророки, апостолы, праведники, мученики, исповѣдники и всѣ отличавшіеся добродѣтельною жиз/с. 292/нію по вѣрѣ во Христа. Представь это собраніе, эти свѣтила, эти лучи, эту славу, благолѣпіе, свѣтлость, торжество. Кто можетъ изобразить все это? Не можетъ никакое слово; только самый опытъ можетъ объяснить эту свѣтлость (людямъ) достойнымъ такого зрѣлища. Тогда, я думаю, будетъ нѣчто подобное тому, какъ если бы засіяли на небѣ многія солнца, или непрерывныя молніи; а лучше, сколько бы я ни старался изобразить словами эту красоту, я не буду въ состояніи выразить ее по достоинству. Всѣ подобныя сравненія чувственны; а та свѣтлость, та слава, которая будетъ сіять тамъ, блистательнѣе всякой подобной красоты. Тогда самыя тѣла не только будутъ нетлѣнными и безсмертными, но и облекутся неизреченною славою. {275} Во свѣтлостехъ святыхъ. Чтобы не представить Бога только страшнымъ, пророкъ изображаетъ Его также кроткимъ и благодѣтельнымъ и говоритъ: во свѣтлостехъ святыхъ. И это — знакъ силы Его, чтобы сдѣлать ихъ столь свѣтлыми, какъ и Павелъ говоритъ: иже преобразитъ тѣло смиренія нашего, яко быти сему сообразну тѣлу славы его (Фил. III, 21).

7. Сказавъ о предметѣ такъ великомъ и невыразимомъ, далѣе апостолъ прибавляетъ: по дѣйству еже возмогати ему и покорити ему всяческая. Не спрашивай, говоритъ, какъ это и какимъ образомъ; для Бога возможно все, чего Онъ хочетъ. А почему пророкъ не сказалъ: во свѣтлости святыхъ, но: во свѣтлостехъ? Потому, что награды ихъ многочисленны и разнообразны. Ина слава солнцу, и ина слава лунѣ, и ина слава звѣздамъ: звѣзда бо отъ звѣзды разнствуетъ во славѣ. Такожде будетъ и воскресеніе мертвыхъ (1 Кор. XV, 41). И Христосъ сказалъ: въ дому Отца моего обители многи суть (Іоан. XIV, 2). Притомъ эта свѣтлость не имѣетъ конца. Она не смѣняется ночью и не даетъ мѣста тьмѣ; но будучи невыразимо великою и несравненно превосходнѣйшею всякаго видимаго свѣта, отличается и тѣмъ величайшимъ преимуществомъ, что не имѣетъ конца; и это опять есть дѣло невыразимой силы Царя — сообщить тѣламъ смертнымъ и тлѣннымъ такую силу и могущество. Сказавъ о предметахъ такъ высокихъ, окрыливъ слушателя надеждами, пророкъ далѣе показываетъ, что это сказано не безъ основанія, а потому, что таковъ и Тотъ, Кто совершаетъ это. Кто же совершающій? Единосущный Отцу. Выражая это, онъ и продолжаетъ: изъ чрева прежде денницы родихъ тя.

Тѣ, которые перетолковываютъ эти слова по своему желанію, утверждаютъ, будто здѣсь говорится о рожденіи Христа по плоти. Но какъ же, скажи мнѣ, прежде денницы? Такъ назвалъ онъ, говорятъ, ночь, въ которую родился Христосъ, потому что Онъ родился до разсвѣта. Но здѣсь не объ этомъ шла рѣчь, и /с. 293/ не объ историческихъ событіяхъ говоритъ пророкъ. А съ другой стороны они не могутъ доказать, что пророки, которые говорятъ о многомъ прикровенно, говорили только о томъ, о чемъ повѣствовали евангелисты. Здѣсь говорится: прежде денницы, не прежде восхожденія денницы, но прежде самаго начала, прежде происхожденія денницы. Писаніе обыкновенно различаетъ, когда оно говоритъ о времени прежде бытія чего-нибудь, или прежде дѣятельности. Такъ, когда говоритъ Премудрый: подобаетъ предварити утро на благодареніе тебѣ и къ востоку свѣта тебѣ поклонитися (Прем. XVI, 28), то разумѣетъ здѣсь разсвѣтъ. Онъ не сказалъ: прежде свѣта, но: прежде востока (свѣта), не прежде бытія его, — прежде бытія солнца ничего не было, — но прежде восхода солнца, чѣмъ и указываетъ на разсвѣтъ. Въ другомъ мѣстѣ, когда говорится о бытіи солнца, не говорится: прежде востока, но: прежде солнца. Такъ напр.: прежде солнца пребываетъ имя его, и прежде луны рода родовъ (Псал. LXXI, 5, 17). Такимъ образомъ не одно и тоже означаютъ выраженія: прежде солнца и прежде восхода солнца; второе относится къ дѣятельности солнца и означаетъ разсвѣтъ, а первое къ существованію его. Такъ точно и здѣсь, если бы пророкъ хотѣлъ означить ночь, то не сказалъ бы: прежде денницы, но: прежде восхода денницы. Съ другой стороны и самъ Христосъ относитъ этотъ псаломъ не къ плотскому Своему рожденію, но къ духовному. {276} Когда Онъ спросилъ іудеевъ: что вамъ мнится о Христѣ, чій есть сынъ? и когда они отвѣчали: Давидовъ, тогда Онъ привелъ этотъ псаломъ и сказалъ: како убо Давидъ говоритъ, рече Господь Господеви моему, сѣди одесную мене? Аще убо Господь его есть, то какъ вы говорите, что сынъ ему есть (Матѳ. XXII, 42)? Что же означаютъ эти слова? Здѣсь изображается истинное Его рожденіе (отъ Бога Отца). Что же, не прежде ли только денницы Онъ существуетъ? Нѣть. И въ другомъ мѣстѣ говорится: прежде луны престолъ Его (Псал. LXXI, 5); но это не значитъ, будто только прежде луны. И объ Отцѣ говорится: прежде даже горамъ не быти и создатися земли и вселеннѣй, и отъ вѣка и до вѣка ты еси (Пс. LXXXIX, 3); но Онъ существуетъ не отъ вѣка только, но еще прежде вѣка, и не до вѣка только, но безконечно. Не соблазняйся выраженіями, но разумѣй ихъ богоприлично. И посмотри на мудрость пророка: онъ не въ самомъ началѣ псалма сказалъ: изъ чрева прежде денницы родихъ тя; но прежде показалъ дѣла Его, и потомъ уже, когда изобразилъ Его въ дѣлахъ, прямо выражаетъ божественное достоинство Его. Такъ и самъ Христосъ сказалъ: аще не творю дѣла Отца моего, не имите ми вѣры: аще ли творю, аще и мнѣ не вѣруете, дѣломъ (моимъ) вѣруйте (Іоан. X, 37, 38). Это для /с. 294/ того, чтобы ты, узнавъ, что Онъ сѣдитъ одесную Отца, называется Господомъ такъ же, какъ и Отецъ, имѣетъ начальство въ самомъ Себѣ, производитъ такую свѣтлость и господствуетъ среди народовъ, не изумлялся, когда услышишь, что Онъ есть Сынъ Божій и существуетъ прежде всякой твари. Достойно удивленія и то, какъ пророкъ одно говоритъ отъ лица Божія, а другое отъ своего лица. Въ словахъ: сѣди одесную мене, и: изъ чрева прежде денницы родихъ тя, которыя выше его, онъ представляетъ говорящимъ самого Бога; а прочее говоритъ самъ. Замѣть еще, какія точныя онъ употребляетъ выраженія. Достаточно было сказать: родихъ тебя; но онъ прибавилъ: изъ чрева, для людей, пресмыкающихся по землѣ, желая показать имъ истинное Его рожденіе. И какъ говоря о рукѣ Божіей, онъ говоритъ такъ не для того, чтобы мы допускали у Бога руку, но выражаетъ творческую Его силу, такъ и здѣсь упоминаетъ о чревѣ для того, чтобы выразить истинное Его рожденіе.

8. Потомъ, желая составить пророчество въ видѣ приговора судіи, онъ обращаетъ рѣчь къ самому Христу, въ знакъ сильнѣйшей любви и чрезвычайной радости души, вполнѣ объятой Духомъ Божіимъ, и говоритъ: клятся Господь, и не раскается: ты іерей во вѣкъ, по чину Мелхиседекову (ст. 4). Видишь ли, какъ онъ опять низводитъ рѣчь къ предмету низшему, бесѣдуя то о божествѣ, то о человѣчествѣ Христовомъ? Такъ поступаютъ и евангелисты, чтобы и тотъ и другой догматъ сохранить въ точности. Почему онъ сказалъ: по чину Мелхиседекову? И по причинѣ таинства, которое прообразовалъ Мелхиседекъ, когда предложилъ Аврааму хлѣбъ и вино, и потому, что это священство не зависитъ отъ закона, {277} и потому, что оно не имѣетъ ни конца, ни начала, какъ говоритъ Павелъ. То, что въ Мелхиседекѣ было, какъ тѣнь, на Іисусѣ Христѣ исполнилось, какъ истина. И какъ имена Іисусъ и Христосъ были и прежде, такъ и это. Мелхиседекъ представляется неимѣющимъ ни начала дней своихъ, ни конца жизни, не потому, чтобы онъ дѣйствительно не имѣлъ ихъ, но потому, что неизвѣстно его родословіе. А Іисусъ Христосъ не имѣетъ ни начала дней, ни конца жизни, не въ томъ смыслѣ, какъ Мелхиседекъ, но въ томъ, что Онъ совершенно не имѣетъ ни начала во времени, ни конца. Тамъ тѣнь, а здѣсь истина. Подобно тому, какъ слыша имя Іисусъ (въ ветхомъ завѣтѣ), ты разумѣешь не истиннаго Іисуса, но принимаешь это имя только за прообразъ и больше ничего не ищешь, такъ и слыша о Мелхиседекѣ безначальномъ и безконечномъ, не ищи въ немъ истины, но довольствуйся однимъ названіемъ, а истину находи во Христѣ. Слыша здѣсь о клятвѣ, не разумѣй дѣйствительной клятвы. /с. 295/ Какъ гнѣвъ въ Богѣ не есть гнѣвъ, или страстное движеніе, но наказующее дѣйствіе, такъ и клятва. Богъ не клянется, но изрекаетъ то, что непремѣнно сбудется. Такимъ образомъ пророкъ сказавъ о свѣтлости святыхъ, о покореніи враговъ подъ ноги Его, о днѣ силы, говоритъ теперь о настоящемъ. Смотри, какой употребляетъ онъ порядокъ рѣчи, желая тронуть грубаго слушателя. Внушивъ ему сначала страхъ словами о судѣ, и тѣмъ смягчивъ упорство его, онъ потомъ говоритъ и о настоящемъ. Для этого онъ и употребляетъ смѣшанный составъ рѣчи. Смотри. Дондеже положу враги твоя подножіе ногъ твоихъ, — это о будущемъ; потомъ о настоящемъ: жезлъ силы послетъ ти Господь отъ Сіона: и господствуй посредѣ враговъ твоихъ; далѣе о будущемъ: съ тобою начало въ день силы твоея, во свѣтлостехъ святыхъ; затѣмъ опять о настоящемъ, но такомъ, въ которомъ заключается уже не наказаніе, а благодѣяніе: ты іерей во вѣкъ по чину Мелхиседекову. Здѣсь говорится о прощеніи грѣховъ и примиреніи съ Богомъ. Остановившись на этомъ предметѣ столько, сколько хотѣлъ, онъ опять касается домостроительства (Христова), обращая рѣчь къ низшему предмету: Господь, говоритъ, одесную тебе (ст. 5), хотя выше сказалъ, что Онъ сѣдитъ одесную Отца. Видишь ли, что не нужно держаться однихъ только выраженій? Что значитъ: Господь одесную тебе? Коснувшись домостроительства, онъ говоритъ о плоти (Христовой), которая получала подкрѣпленіе. Мы видимъ, что Христосъ былъ въ подвизѣ и въ потѣ, и въ такомъ потѣ, яко капли крове каплющыя, и былъ укрѣпляемъ (Лук. XXII, 44). Такова природа плоти. Сокрушитъ въ день гнѣва своего цари. Не погрѣшитъ тотъ, кто отнесетъ это и къ настоящимъ врагамъ Церкви, и къ будущимъ, которые отдадутъ отчетъ за свои грѣхи и нечестіе. Судитъ во языцѣхъ, исполнитъ паденія (ст. 6). Что значитъ: судитъ во языцѣхъ? Будетъ судить, говоритъ, осудитъ самихъ бѣсовъ. А что Онъ дѣйствительно судилъ ихъ, послушай, что говоритъ самъ Христосъ: нынѣ судъ есть міру сему, нынѣ князь міра сего изгнанъ будетъ вонъ; и въ другомъ мѣстѣ: и аще азъ вознесенъ буду, вся привлеку къ себѣ (Іоан. XII, 31, 32). Если же онъ употребляетъ нѣсколько чувственное выраженіе, не соблазняйся этимъ: такія выраженія часто употребляются въ Писаніи. {278} Сокрушитъ главы на земли многихъ. Если принимать это въ нереносномъ смыслѣ, то можно сказать, что Онъ низложитъ гордость; а если понимать буквально, то можно разумѣть бѣдственную участь іудеевъ, которыхъ Онъ поразилъ съ великою силою.

Отъ потока на пути піетъ (ст. 7). Здѣсь пророкъ указываетъ на скромный образъ жизни Христа, на смиренное Его обращеніе, на /с. 296/ то, что Онъ совершалъ всѣ эти дѣла безъ всякой пышности, не имѣя у Себя копьеносцевъ, не окружая Себя чувственнымъ великолѣпіемъ, но проводя жизнь самую простую, до того простую, что даже пилъ изъ потока. Какова была у Него пища, таково же и питіе; пищею Его былъ ячменный хлѣбъ, а питіемъ — вода изъ потока. Такую любомудрую жизнь Онъ велъ для того, чтобы научить и другихъ воздерживаться отъ чревоугодія, презирать пышность, отвращаться отъ тщеславія. Далѣе, желая показать плоды такой жизни, пророкъ говоритъ: сего ради вознесетъ главу. Таковъ плодъ смиренномудрія и строгой жизни.

9. Это сказано не о божествѣ, но о плоти Христовой, которая пила изъ потока, которая и превознесена. Простота жизни не только не причинила ей никакого вреда, но и вознесла ее на невыразимую высоту. И ты, возлюбленный, имѣя такіе примѣры, презирай жизнь, исполненную тщеславія и пышности, веди жизнь простую и неизысканную, если хочешь сдѣлаться славнымъ и великимъ. Господь Твой приходилъ для того, чтобы научить тебя идти этимъ путемъ. Поэтому и пророкъ, сказавъ о дѣлахъ Его, прибавляетъ и это, и какъ бы такъ говоритъ: когда ты слышишь о побѣдѣ и трофеяхъ, то не ожидай увидѣть оружіе, воиновъ, колесницы, коней, всадниковъ, щитоносцевъ, услышать шумъ и смятеніе; Совершающій такія дѣла столь смиренъ, столь скроменъ, что пьетъ воду изъ потока; однако, будучи такимъ, Онъ совершитъ все это. Пусть выслушаютъ это тѣ, которые имѣютъ пышные столы, вымышляютъ всякаго рода яства и приправы, отвсюду собираютъ разнаго рода поваровъ, отправляютъ матросовъ, кормчихъ и гребцовъ привозить имъ необыкновеннаго рода вина, благовонія и сласти, а вмѣстѣ съ тѣмъ и самихъ себя низвергаютъ въ пропасть и дѣлаютъ презрѣннѣе всѣхъ. То не дѣлаетъ человѣка высокимъ, что онъ нуждается во многомъ, и то не дѣлаетъ его низкимъ, что онъ довольствуется малымъ. Если хотите, мы представимъ примѣры тѣхъ и другихъ. Пусть кто-нибудь имѣетъ множество людей, доставляющихъ ему все, матросовъ и кормчихъ, художниковъ и домашнихъ служителей, ткачей и красильщиковъ, пастуховъ и погонщиковъ скота, конюховъ и наблюдателей за конями, и всѣ они пусть оказываютъ ему великія услуги; другой пусть не имѣетъ ничего такого, но довольствуется однимъ хлѣбомъ, водою и простою одеждою. Кто изъ нихъ высокъ и кто низокъ? Не ясно ли, что высокъ имѣющій одну только одежду? Онъ можетъ нисколько не чувствовать подчиненія даже самому царю, а тотъ — рабъ всѣхъ, кто доставляетъ ему нужное; онъ унижается, льститъ, услуживаетъ всѣмъ, опасаясь, чтобы кто-нибудь не оставилъ его и тѣмъ не причи/с. 297/нилъ ему существеннаго вреда. Подлинно, ничто такъ не дѣлаетъ человѣка рабомъ, какъ множество потребностей; и ничто такъ не дѣлаетъ свободнымъ, какъ довольство лишь необходимымъ. {279} Тоже можно видѣть и на безсловесныхъ животныхъ. Какая польза ослу быть обремененнымъ тяжелою ношею, хотя бы онъ могъ пользоваться ею безчисленное множество разъ? И какая потеря для другого осла, который свободенъ отъ всякой тяжести, если онъ имѣетъ необходимую пищу? Поэтому Христосъ, желая сдѣлать учениковъ Своихъ высокими, какъ готовившихся проповѣдывать по всей вселенной, освободилъ ихъ отъ всѣхъ заботъ, и такимъ образомъ окрылилъ ихъ и сдѣлалъ тверже адаманта. Подлинно, ничто не придаетъ душѣ столько силы, какъ свобода отъ заботъ, и ничто столько не дѣлаетъ ея слабою, какъ бремя заботъ. Какъ тамъ не скоро можно встрѣтить печаль, такъ здѣсь не скоро можно найти удовольствіе. Одинъ изъ нихъ имѣетъ множество жестокихъ и безчеловѣчныхъ господъ и госпожей; а другой не служитъ никому, но самъ господствуетъ надъ всѣми, съ великою свободою наслаждаясь лучами солнца, пользуясь воздухомъ и не имѣя никого, кто бы огорчалъ его. Не мучитъ его ни гнѣвъ, ни зависть, ни ненависть; не терзаетъ его ни забота, ни ревность, ни тщеславіе, ни гордость, и ничто другое подобное, — но какъ тихая пристань, свободная отъ волненія, такъ и его душа находится въ спокойномъ состояніи и легко стремится къ небу, не задерживаясь ничѣмъ настоящимъ. Итакъ, чтобы и намъ наслаждаться такою свободою, спокойствіемъ въ жизни настоящей и безмятежностію при отшествіи изъ ней, будемъ проводить такую жизнь, чтобы намъ сподобиться и вѣчныхъ благъ, превосходящихъ всякое слово, всякій умъ и разумѣніе, во Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] ἐν ἁγίου εὐπρεπείᾳ. Ѳеодотіонъ и неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.
[2] ἐν δόξῃ ἁγίων. Неизвѣстный переводчикъ. См. Ориг. Экз.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ пятый: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1899. — С. 280-297.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.