Церковный календарь
Новости


2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
Толкованіе на святаго Матѳея Евангелиста.

Бесѣда III.
Книга родства Іисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля (Мѳ. I, 1).

1. Вотъ уже третья бесѣда, а мы еще не кончили предисловія. Итакъ, не напрасно говорилъ я, что размышленія эти, по свойству своему, весьма глубоки. Постараемся же сегодня досказать о томъ, что остается. О чемъ же теперь у насъ вопросъ? О томъ, для чего евангелистъ представляетъ родословіе Іосифа, который нимало не былъ причастенъ къ рожденію Христа. Одну причину мы уже указали; надобно открыть и другую, которая таинственнѣе и сокровеннѣе первой. Какая же это причина? Евангелистъ не хотѣлъ, чтобы при самомъ рожденіи извѣстно было іудеямъ, что Христосъ родился отъ Дѣвы. Но не смущайтесь, если сказанное мною для васъ странно; я говорю здѣсь не свои слова, но слова отцевъ нашихъ, чудныхъ и знаменитыхъ мужей. Если Господь и многое первоначально скрывалъ во мракѣ, называя Себя сыномъ человѣческимъ; если Онъ и не вездѣ ясно открывалъ намъ Свое равенство со Отцемъ, — то чему дивиться, если Онъ скрывалъ до времени и о Своемъ рожденіи отъ Дѣвы, устрояя нѣчто чудное и великое? Что же здѣсь чуднаго, скажешь ты? То, что Дѣва сохранена и избавлена отъ худого подозрѣнія. Иначе, если бы объ этомъ съ самаго /с. 27/ начала сдѣлалось извѣстнымъ іудеямъ, они, перетолковавъ слова въ худую сторону, побили бы Дѣву камнями и осудили какъ блудницу. Если уже и въ такихъ случаяхъ, коихъ примѣры часто встрѣчались имъ еще въ ветхомъ завѣтѣ, они обнаруживали свое безстыдство (напримѣръ называли Христа бѣснующимся, когда Онъ изгонялъ бѣсовъ, почитали Его противникомъ Богу, когда исцѣлялъ больныхъ въ субботу, не смотря на то, что суббота и прежде уже многократно была нарушаема), — то чего бы не сказали они, услышавъ объ этомъ? Имъ благопріятствовало и то, что въ прежнее время никогда не случалось ничего подобнаго. Если и послѣ многочисленныхъ Его чудесъ они называли Іисуса сыномъ Іосифовымъ, то какъ бы повѣрили, еще прежде чудесъ, что Онъ родился отъ Дѣвы? Вотъ почему и пишется родословіе Іосифа, и обручается ему Дѣва. Когда даже Іосифъ, мужъ праведный и дивный, чтобы повѣрить такому событію, имѣлъ нужду во многихъ доказательствахъ, — въ явленіи ангела, сонномъ видѣніи, свидѣтельствѣ пророковъ, — то какъ же бы приняли такую мысль іудеи, народъ грубый и развращенный, и такъ враждебно расположенный ко Христу? Безъ сомнѣнія, ихъ крайне возмутило бы такое необыкновенное и новое событіе, когда они и слухомъ не слыхали, чтобы нѣчто подобное случилось у предковъ. Кто однажды увѣровалъ, что Іисусъ есть Сынъ Божій, тотъ не сталъ бы уже и въ этомъ сомнѣваться. Но кто почитаетъ Его льстецомъ и противникомъ Богу, какъ не соблазнился бы этимъ еще болѣе и не возымѣлъ бы указаннаго подозрѣнія? Вотъ почему и апостолы не съ самаго начала говорятъ о рожденіи отъ Дѣвы. Напротивъ, они часто и много говорятъ о воскресеніи Христовомъ, потому что примѣры воскресенія были уже и въ прежнія времена, хотя и не такія; а о рожденіи Его отъ Дѣвы говорятъ рѣдко. Даже сама Матерь Его не смѣла объявлять о томъ. Посмотри, что говоритъ Дѣва самому Христу: cе Азъ и отецъ Твой искахомъ Тебе (Лук. II, 48)! Почитая Его рожденнымъ отъ Дѣвы, не стали бы уже признавать сыномъ Давидовымъ; а отсюда произошло бы много и другихъ золъ. Потому и ангелы возвѣстили объ этомъ одной только Маріи и Іосифу; когда же благовѣствовали о рожденіи пастырямъ, не присовокупили уже объ этомъ. Но для чего евангелистъ, упомянувъ о Авраамѣ и сказавъ, что онъ родилъ Исаака, а Исаакъ Іакова, не упоминаетъ о братѣ послѣдняго, между тѣмъ какъ послѣ Іакова упоминаетъ и о Іудѣ, и о братьяхъ его?

2. Причиною этого нѣкоторые поставляютъ злонравіе Исава, то же говоря и о другихъ нѣкоторыхъ предкахъ. Но я этого не скажу: если бы это было такъ, то почему же немного послѣ /с. 28/ евангелистъ упоминаетъ о порочныхъ женахъ? Очевидно, здѣсь слава Іисуса Христа обнаруживается чрезъ противоположность, не чрезъ величіе, а чрезъ ничтожество и низость Его предковъ. Для высокаго въ томъ-то и слава великая, если онъ можетъ уничижить себя до крайней степени. Итакъ, почему же евангелистъ не упомянулъ объ Исавѣ и другихъ? Потому что сарацины и измаильтяне, арабы и всѣ, которые произошли отъ тѣхъ предковъ, не имѣли ничего общаго съ народомъ израильскимъ. Потому и умолчалъ онъ объ нихъ, а обращается прямо къ предкамъ Іисуса, и народа іудейскаго, говоря: Іаковъ же роди Іуду и братію его. Здѣсь уже означается родъ Іудейскій. Іуда же роди Фареса и Зару отъ Ѳамары.

Что дѣлаешь ты, богодухновенный мужъ, напоминая намъ исторію беззаконнаго кровосмѣшенія? Что же въ томъ? отвѣчаетъ онъ. Если бы мы стали перечислять родъ какого-либо обыкновеннаго человѣка, то прилично бы было умолчать о такомъ дѣлѣ. Но въ родословіи воплотившагося Бога не только не должно умолчать, но еще велегласно надлежитъ возвѣстить объ этомъ, для того, чтобы показать Его промышленіе и могущество. Онъ и пришелъ не для того, чтобы избѣгать позора нашего, но чтобы уничтожить его. Какъ особенно удивляемся не тому, что Христосъ умеръ, но тому, что и распятъ (хотя это и поносно, — но чѣмъ поноснѣе, тѣмъ большее показываетъ въ Немъ человѣколюбіе), такъ можно сказать и о рожденіи: Христу должно удивляться не только потому, что воспринялъ на Себя плоть и содѣлался человѣкомъ, но и потому еще, что порочныхъ людей удостоилъ быть Своими сродниками, не стыдясь нимало нашихъ пороковъ. Такъ, съ самаго начала рожденія Онъ показалъ, что не гнушается ничѣмъ нашимъ, научая тѣмъ и насъ не стыдиться злонравія предковъ, но искать только одного — добродѣтели. Человѣкъ добродѣтельный, хотя бы происходилъ отъ иноплеменника, хотя бы родился отъ блудницы или другой какой грѣшницы, не можетъ получить отъ этого никакого вреда. Если и самого блудника, если онъ перемѣнится, прежняя жизнь нисколько не позоритъ, то тѣмъ болѣе человѣка добродѣтельнаго, если онъ произошелъ отъ блудницы или прелюбодѣйцы, нимало не можетъ позорить порочность его родителей. Впрочемъ, Христосъ поступалъ такъ не только для нашего наученія, но и для укрощенія гордости іудеевъ. Такъ какъ они, нерадя о душевной добродѣтели, при всякомъ случаѣ превозносились только Авраамомъ, и думали оправдаться добродѣтелію предковъ, то Господь съ самаго начала и показываетъ, что надлежитъ хвалиться не родомъ, но собственными своими заслугами. Притомъ Онъ хочетъ /с. 29/ еще показать и то, что всѣ, и самые праотцы, виновны во грѣхахъ. Такъ патріархъ, отъ котораго и самое имя получилъ народъ іудейскій, оказывается немалымъ грѣшникомъ: Ѳамарь обличаетъ его въ блудодѣяніи. И Давидъ отъ жены прелюбодѣйной родилъ Соломона. Если же такіе великіе мужи не исполнили закона, то тѣмъ болѣе тѣ, которые ниже ихъ. А если не исполнили, то всѣ согрѣшили, и пришествіе Христа было необходимо. Для того евангелистъ упомянулъ и о двѣнадцати патріархахъ, чтобы унизить тѣмъ іудеевъ, превозносившихся знаменитыми предками. Вѣдь многіе изъ патріарховъ рождены были отъ рабынь, и однакожъ различіе родившихъ не произвело различія между рожденными. Всѣ они равно были и патріархами и родоначальниками колѣнъ. Въ этомъ-то и состоитъ преимущество Церкви; въ этомъ отличіе нашего благородства, прообразованное еще въ ветхомъ завѣтѣ. Хотя бы ты былъ рабъ, хотя бы свободный, тебѣ нѣтъ отъ этого ни пользы, ни вреда; одно только потребноволя и душевное расположеніе.

3. Кромѣ сказанныхъ, есть еще причина, по которой евангелистъ упомянулъ объ исторіи кровосмѣшенія Іудина. Не безъ цѣли къ Фаресу присоединенъ Зара. Повидимому, напрасно и излишне было бы послѣ Фареса, отъ котораго надлежало вести родословіе Христа, упоминать еще о Зарѣ. Для чего же упомянуто? Когда Ѳамари пришло время родить ихъ и начались болѣзни, Зара первый показалъ руку. Повивальная бабка, увидѣвъ это, чтобы замѣтить первенца, перевязала ему руку красною питью. Когда же рука была перевязаша, младенецъ сокрылъ ее, и тогда родился Фаресъ, а потомъ Зара. Видя это, повивальная бабка сказала: что пресѣчеся тебе ради прегражденіе (Быт. XXXVIII, 29)? Примѣчаешь ли таинственное прообразованіе? Не безъ причины объ этомъ для насъ написано, — такъ какъ не стоило бы повѣствовать о томъ, что сказала когда-то повивальная бабка и разсказывать, что родившійся вторымъ первый выставилъ руку. Итакъ, что значитъ это прообразованіе? Во-первыхъ, разрѣшаетъ этотъ вопросъ имя младенца: Фаресъ означаетъ раздѣленіе и разсѣченіе. Во-вторыхъ, самое событіе: не по естественному порядку происходило то, что показавшаяся рука, будучи перевязана, опять сокрылась. Тутъ не было ни разумнаго движенія, ни естественнаго порядка. Родиться другому тогда, когда одинъ показалъ руку, можетъ быть, естественно; но сокрыть ее, чтобы дать путь другому, — это уже несогласно съ закономъ рождаемыхъ. Нѣтъ, здѣсь присутствовала благодать Божія, устроившая рожденіе младенцевъ, и предначертывавшая чрезъ нихъ для насъ нѣкоторый образъ будущихъ событій. Что же именно? /с. 30/ Тѣ, кто тщательно вникалъ въ это происшествіе, говорятъ, что эти младенцы прообразовали два народа. Потомъ, чтобы ты зналъ, что бытіе второго народа предваряетъ происхожденіе перваго, младенецъ не показывается весь, а только протягиваетъ руку, но и ее опять скрываетъ, и уже послѣ того, какъ братъ его весь вышелъ на свѣтъ, и онъ весь является. Такъ и случичилось съ тѣмъ и другимъ народомъ. Сначала во времена Авраама явилась жизнь церковная, затѣмъ, когда она сокрылась, произошелъ іудейскій народъ съ жизнью подзаконною, а послѣ того явился уже цѣлый новый народъ съ своими законами. Потому-то повивальная бабка и говоритъ: что пресѣчеся тебе ради прегражденіе? Прившедшій законъ пресѣкъ свободу жизни. И Писаніе обыкновенно называетъ законъ прегражденіемъ. Такъ пророкъ Давидъ говоритъ: низложилъ еси оплотъ (прегражденіе) его и объимаютъ и вси мимоходящіи путемъ (Псал. LXXIX, 13). И Исаія: огражденіемъ оградихъ его (Ис. V, 2). И Павелъ: и средостѣніе ограды разоривый (Ефес. II, 14).

4. Другіе утверждаютъ, что слова: что пресѣчеся тебе ради прегражденіе? сказаны о новомъ народѣ, поскольку онъ своимъ появленіемъ упразднилъ законъ. Видишь ли, что не по немногимъ и маловажнымъ причинамъ евангелистъ упомянулъ о всей исторіи Іуды? Для того же упоминается о Руѳи и Раавѣ, изъ которыхъ одна была иноплеменница, а другая блудница, т. е., чтобы научить тебя, что Спаситель пришелъ уничтожить всѣ наши грѣхи, пришелъ какъ врачъ, а не какъ судія. Подобно тому какъ тѣ взяли въ замужество блудницъ, такъ и Богъ сочеталъ съ Собою прелюбодѣйную природу. Пророки древле примѣняли это и къ синагогѣ; но она оказалась неблагодарною къ своему Супругу. Напротивъ Церковь, единожды освобожденная отъ отеческихъ пороковъ, осталась въ объятіяхъ Жениха. Посмотри и на то, что въ приключеніяхъ Руѳи сходно съ нашими. Она была чужестранка и доведена до крайней бѣдности, — и однако увидѣвшій ее Воозъ не презрѣлъ ея бѣдности, и не погнушался низкимъ ея происхожденіемъ. Точно также и Христосъ, воспріявшій Церковь иноплеменную и весьма обнищавшую, сдѣлалъ ее участницею великихъ благъ. И какъ та никогда не вступила бы въ такое супружество, если бы не оставила напередъ отца, и не презрѣла дома, рода, отечества и сродниковъ, такъ и Церковь, когда оставила отеческіе нравы, тогда содѣлалась любезною Жениху. Объ этомъ и пророкъ, обращаясь къ Церкви, говоритъ: забуди люди твоя, и домъ отца твоего, и возжелаетъ Царь доброты твоея (Псал. XLIV, 11, 12). Такъ поступила и Руѳь, и чрезъ то содѣлалась матерію царей, равно какъ и Церковь, /с. 31/ потому что отъ нея произошелъ Давидъ. Итакъ, евангелистъ составилъ родословіе и помѣстилъ въ немъ этихъ женъ для того, чтобы такими примѣрами пристыдить іудеевъ и научить ихъ не превозноситься. Руѳь была родоначальницею великаго царя, и Давидъ не стыдится этого.

Невозможно, совершенно невозможно чрезъ добродѣтели или пороки предковъ быть честнымъ или безчестнымъ, знаменитымъ или неизвѣстнымъ. Напротивъ, я долженъ сказать, — хотя бы мои слова показались и странными, — что тотъ-то болѣе и знаменитъ, кто, будучи рожденъ не отъ добрыхъ родителей, сдѣлался добрымъ. Итакъ, никто пусть не гордится предками; но, размышляя о прародителяхъ Господа, пусть отложитъ всякое тщеславіе, и хвалится своими заслугами, а лучше и ими не хвалится. Отъ самохвальства фарисей сталъ хуже мытаря. Если хочешь показать великую добродѣтель, не высокомудрствуй, и тогда покажешь еще большую; не думай, что, совершивъ что-нибудь, ты уже и все сдѣлалъ. Если мы становимся праведными тогда, когда, будучи грѣшниками, считаемъ себя тѣмъ, что мы въ самомъ дѣлѣ, какъ случилось съ мытаремъ, то сколько болѣе тогда, когда, будучи праведными, считаемъ себя грѣшниками? Если смиренномудріе изъ грѣшниковъ дѣлаетъ праведными, хотя бы то и не было смиренномудріе, по искреннее сознаніе; и если искреннее сознаніе имѣетъ такую силу въ грѣшникахъ, то — смотри, чего не сдѣлаетъ смиренномудріе въ праведникахъ? Итакъ, не губи трудовъ своихъ, не дѣлай, чтобы твой потъ былъ пролитъ напрасно, и ты, пробѣжавши тысячи поприщъ, лишился всякой награды. Господь гораздо лучше тебя знаетъ твои заслуги. Если ты дашь чашу холодной воды, — Онъ и этого не презритъ. Если подашь одинъ оволъ, если только воздохнешь, — Онъ все приметъ съ великою благосклонностію, и вспомнитъ, и опредѣлитъ за это великія награды. Для чего же ты разсматриваешь свои добродѣтели, и постоянно выставляешь ихъ намъ на показъ? Или ты не знаешь, что, если хвалишь самого себя, не будешь уже похваленъ Богомъ? Равнымъ образомъ, если ты унижаешь самого себя, Онъ непрестанно будетъ прославлять тебя предъ всѣми? Онъ не хочетъ уменьшить награду за труды твои. Что я говорю: уменьшить? Онъ все дѣлаетъ и устрояетъ, чтобы и за малое увѣнчать тебя, и ищетъ всякихъ предлоговъ, за что бы избавитъ тебя отъ геенны.

5. Вотъ почему, хотя бы ты потрудился только одиннадцатый часъ дня, Господь дастъ тебѣ полную награду. «Хотя не за что спасти тебя, скажетъ Онъ, Я это дѣлаю для Себя, чтобы не осквернялось имя Мое» (ср. Іезек. XXXVI, 22, 32). Если только /с. 32/ вздохнешь, только прослезишься, Онъ самъ тотчасъ воспользуется всѣмъ этимъ, какъ случаемъ къ твоему спасенію. Итакъ, не будемъ превозноситься, будемъ называть себя непотребными, чтобы быть благопотребными. Если ты самъ называешь себя достойнымъ похвалы, то ты непотребенъ, хотя бы и въ самомъ дѣлѣ былъ достоинъ похвалы; напротивъ, если ты самъ называешь себя непотребнымъ, сдѣлаешься благопотребнымъ, хотя бы былъ недостоинъ похвалы. Вотъ почему должно забывать о своихъ добрыхъ дѣлахъ. Но ты скажешь: какъ можно не знать того, что намъ совершенно извѣстно? Что ты говоришь? Ты непрестанно оскорбляешь Господа, живешь въ нѣгѣ и веселіи, и не знаешь того, что ты грѣшилъ, предавая все забвенію, а не можешь позабыть о своихъ добрыхъ дѣлахъ? Хотя страхъ гораздо сильнѣе, но у насъ бываетъ напротивъ: каждый день оскорбляя Бога, мы не обращаемъ на то и вниманія, а если подадимъ бѣдному хотя малую монету, то носимся съ этимъ постоянно. Это крайнее безуміе, и величайшій ущербъ для того, кто собираетъ. Забвеніе добрыхъ своихъ дѣлъ есть самое безопасное ихъ хранилище. И какъ одежда и золото, если мы раскладываемъ ихъ на торгу, привлекаютъ многихъ злоумышленниковъ, а если убираемъ и скрываемъ ихъ дома, то соблюдаются въ полной безопасности, такъ если и добрыя свои дѣла мы постоянно держимъ въ памяти, то раздражаемъ Господа, вооружаемъ врага и возбуждаемъ его къ похищенію, а если никто не будетъ знать ихъ кромѣ Того, Кому надлежитъ знать, то они пребудутъ въ безопасности. Итакъ, не хвались постоянно своими добрыми дѣлами, чтобы кто-нибудь не лишилъ тебя ихъ, чтобы съ тобою не случилось того же, что было съ фарисеемъ, который носилъ ихъ на языкѣ своемъ, откуда и похитилъ ихъ діаволъ. Хотя онъ и съ благодареніемъ вспоминалъ о нихъ, и все возносилъ къ Богу, но и это не спасло его, потому что благодарящему Бога не прилично поносить другихъ, показывать свое преимущество предъ большинствомъ и превозноситься предъ грѣшниками. Если ты благодаришь Бога, то тѣмъ только и довольствуйся; не говори о томъ людямъ, и не осуждай ближняго, потому что это уже не есть дѣло благодарности. Хочешь знать, какъ нужно выражать благодарность? Послушай, что говорятъ три отрока: согрѣшихомъ и беззаконновахомъ (Дан. III, 29); праведенъ еси Господи о всѣхъ, яже сотворилъ еси намъ (27), яко истиннымъ судомъ вся навелъ еси (31). Исповѣдывать свои согрѣшенія и значитъ благодарить Бога; кто исповѣдуетъ свои грѣхи, тотъ показываетъ этимъ, что онъ виновенъ въ безчисленныхъ грѣхахъ, и только не получилъ достойнаго наказанія. Онъ-то наиболѣе и благодаритъ Бога. Итакъ, /с. 33/ будемъ остерегаться — хвалить себя за доброе, потому что это дѣлаетъ насъ и предъ людьми ненавистными, и предъ Богомъ мерзкими. Потому, чѣмъ больше будемъ дѣлать добра, тѣмъ меньше будемъ говорить о себѣ. Такимъ только образомъ можемъ пріобрѣсть величайшую славу и у Бога и у людей; вѣрнѣе же сказать — у Бога не только славу, но и награду и великое воздаяніе. Итакъ, не требуй награды, чтобы получить награду; исповѣдуй, что ты спасаешься благодатію, чтобы Богъ и самъ призналъ Себя твоимъ должникомъ не только за твои добрыя дѣла, но и за твою благопризнательность. Когда мы дѣлаемъ добро, то Онъ намъ долженъ бываетъ только за наши дѣла; а когда вовсе и не думаемъ, что сдѣлали какое-нибудь доброе дѣло, то Онъ намъ остается должнымъ и за такое наше расположеніе, и притомъ болѣе, нежели за дѣла, — такъ что такое наше расположеніе равняется самымъ добродѣтелямъ, а безъ него и самыя дѣла не важны. Такъ и мы оказываемъ благоволеніе нашимъ слугамъ особенно тогда, когда они, во всемъ услуживая намъ съ усердіемъ, думаютъ, что еще не сдѣлали для насъ ничего важнаго.

Итакъ, если и ты желаешь, чтобы твои добрыя дѣла были велики, то не почитай ихъ великими, и тогда они будутъ велики. Такъ и сотникъ говорилъ: нѣсмь достоинъ, да подъ кровъ мой внидеши (Матѳ. VIII, 8), и чрезъ это сдѣлался достойнымъ, и заслужилъ удивленіе болѣе всѣхъ іудеевъ. Такъ и Павелъ говорилъ: нѣсмь достоинъ нарещися апостолъ (1 Кор. XV, 9), и чрезъ это сдѣлался первымъ изъ всѣхъ. Такъ и Іоаннъ говорилъ: нѣсмь достоинъ отрѣшити ремень сапогу Его (Лук. III, 16), и за то былъ другомъ Жениха, и ту руку, которую считалъ недостойною прикоснуться къ сапогамъ, Христосъ возложилъ на Свою главу. Такъ и Петръ говорилъ: изыди отъ мене, яко мужъ грѣшенъ есмь (Лук. V, 8), и за это сталъ основаніемъ Церкви. Подлинно, ничто такъ не пріятно Богу, какъ если кто считаетъ себя въ числѣ величайшихъ грѣшниковъ. Это есть начало всякаго любомудрія; смиренный и сокрушенный никогда не будетъ ни тщеславиться, ни гнѣваться, ни завидовать ближнему, словомъ — не будетъ питать въ себѣ ни одной страсти. Разбитую руку, сколько бы мы ни старались, никакъ не можемъ поднять вверхъ; если подобнымъ образомъ сокрушимъ и душу, то хотя бы тысяча страстей надмевая воздымали ее, она нисколько не поднимется. Если тотъ, кто плачетъ о житейскихъ дѣлахъ, изгоняетъ всѣ душевныя болѣзни, то гораздо болѣе оплакивающій свои грѣхи сдѣлается любомудрымъ. Кто же, скажешь ты, можетъ такъ сокрушить свое сердце? Послушай Давида, который особенно /с. 34/ этимъ прославился, посмотри на сокрушеніе его души. Когда онъ, совершивъ уже множество подвиговъ, подвергся опасности лишиться отечества, дома и самой жизни, и въ самую минуту несчастія увидѣлъ, что одинъ низкій и презрѣнный воинъ ругается надъ его бѣдствіемъ и поноситъ его, то не только самъ онъ не отвѣчалъ ругательствами, но запретилъ и военачальнику, который хотѣлъ его убить, говоря: оставите его, потому что Господь повелѣлъ ему (2 Цар. XVI, 11). И въ другой разъ, когда священники просили у него позволенія нести за нимъ кивотъ, то онъ не согласился, но что сказалъ? «Пусть стоитъ во храмѣ, и если освободитъ меня Богъ отъ настоящихъ бѣдъ, увижу лѣпоту его. Если же скажетъ: не благоволю къ тебѣ: се азъ, да сотворитъ мнѣ угодное предъ Нимъ» (2 Цар. XV, 25) А то, что онъ дѣлалъ въ отношеніи къ Саулу, не разъ, не два, но многократно, какую показываетъ высоту мудрости? Такое поведеніе было выше ветхаго закона, и приближалось къ заповѣдямъ апостольскимъ. Потому онъ все принималъ отъ Господа съ любовію, не изслѣдуя того, что съ нимъ происходитъ, но стараясь единственно о томъ, чтобы всегда повиноваться и слѣдовать даннымъ отъ Него законамъ. И по совершеніи столь великихъ подвиговъ, видя принадлежащее себѣ царство въ рукахъ мучителя, отцеубійцы, братоубійцы, притѣснителя, бѣснующагося, онъ не только тѣмъ не соблазнялся, но говорилъ: если угодно такъ Богу, чтобы я былъ гонимъ, скитался и бѣгалъ, а врагъ мой былъ въ чести, то я принимаю это съ любовію, и еще благодарю за безчисленныя бѣдствія. Онъ не такъ поступалъ, какъ многіе безстыдные и дерзкіе, которые, не совершивъ и малѣйшей части его подвиговъ, едва увидятъ кого-нибудь въ благополучномъ состояніи, а себя хотя въ малой скорби, безчисленными хуленіями губятъ душу свою. Не таковъ былъ Давидъ, но во всемъ показывалъ кротость. Потому и Богъ сказалъ: обрѣтохъ Давида, сына Іессеева, мужа по сердцу Моему (Псал. LXXXVIII, 21). Постараемся и мы имѣть такую душу, и чтобы съ нами ни случилось, будемъ переносить съ кротостью, и здѣсь, до полученія царства, соберемъ плоды смиренномудрія. Научитеся отъ Мене, говоритъ Господь, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ, и обрящете покой душамъ вашимъ (Матѳ. XI, 29). Итакъ, чтобы намъ наслаждаться покоемъ и здѣсь и тамъ, со всѣмъ тщаніемъ будемъ насаждать въ душахъ нашихъ матерь всѣхъ благъ, т. е. смиренномудріе. Съ помощью этой добродѣтели мы сможемъ безъ волненій переплыть и море настоящей жизни, и достигнуть тихой пристани, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 26-34.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.