Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
Толкованіе на святаго Матѳея Евангелиста.

Бесѣда V.
Сіе же все бысть, да сбудется реченное отъ Господа пророкомъ глаголющимъ: се дѣва во чревѣ пріиметъ, и родитъ сына, и нарекутъ имя ему Еммануилъ (Матѳ. I, 22, 23).

1. Многіе, какъ я слышу, говорятъ: когда бываемъ здѣсь (въ храмѣ), и слышанное принимаемъ къ сердцу, тогда приходимъ въ себя, а лишь только удалимся отсюда, становимся опять другими, и огонь ревности въ насъ гаснетъ. Что же намъ /с. 52/ сдѣлать, чтобы этого не было? Посмотримъ, отчего это происходитъ. Итакъ, отчего бываетъ съ нами такая перемѣна? Оттого, что занимаемся, чѣмъ не слѣдуетъ, и проводимъ время съ худыми людьми. По выходѣ изъ церкви не надлежало бы намъ приниматься за дѣла непристойныя церкви; но, пришедши домой, надобно было бы сейчасъ же взять книгу, и вмѣстѣ съ женою и дѣтьми привести на память, что было говорено; потомъ уже приступать къ дѣламъ житейскимъ. Если, вышедши изъ бани, ты предпочитаешь не ходить на рынокъ, чтобы тамъ въ хлопотахъ не лишиться пользы отъ бани, то тѣмъ болѣе ты долженъ поступать такъ по выходѣ изъ церкви. А мы поступаемъ напротивъ, и отъ того теряемъ все. Еще не утвердится въ насъ совершенно то, что было полезнаго въ сказанномъ, какъ сильный потокъ житейскійхъ дѣлъ, устремляясь на насъ, все уноситъ съ собой и оставляетъ пустоту. Итакъ, чтобы этого не было, по выходѣ изъ церкви почитай нужнѣйшимъ для себя дѣломъ привести на память, что было тебѣ сказано. Да и слишкомъ было бы неразумно — на дѣла житейскія употреблять пять или шесть дней, а на дѣла духовныя не удѣлить и одного дня, или даже малой части дня. Не видите ли, какъ наши дѣти цѣлый день занимаются уроками, какіе имъ заданы? То же самое будемъ дѣлать и мы. Иначе не будетъ для насъ никакой пользы ходить сюда, потому что, не прилагая такого же попеченія о соблюденіи сказаннаго намъ, какое показываемъ въ сбереженіи золота и серебра, каждый день будемъ черпать въ разбитый сосудъ. Пріобрѣтшій нѣсколько динаріевъ прячетъ ихъ въ мѣшокъ и накладываетъ печать; а мы, принявши ученіе, которое многоцѣннѣе и золота и дорогихъ камней, пріобрѣтши сокровища Духа, не скрываемъ ихъ въ хранилищѣ души, и съ крайнею небрежностью даемъ имъ вытекать изъ нашего сердца. Кто же послѣ этого пожалѣетъ объ насъ, когда сами себѣ причиняемъ вредъ и ввергаемъ себя въ такую бѣдность? Итакъ, во избѣжаніе этого, и для самихъ себя, и для нашихъ женъ и дѣтей, поставимъ непремѣннымъ закономъ — этотъ одинъ день въ недѣлѣ посвящать весь слушанію и припоминанію того, что мы слышали. Въ такомъ случаѣ будемъ сюда приходить съ большею готовностію принимать, что будетъ говорено. И для насъ меньше будетъ труда, и для васъ больше пользы, когда станете слушать дальнѣйшее, содержа въ памяти прежде сказанное. Это не мало будетъ способствовать къ уразумѣнію того, что говорится, — если именно вы будете хорошо знать порядокъ мыслей, которыя мы предлагаемъ вамъ въ связи. Такъ какъ невозможно высказать всего въ одинъ день, то старайтесь сохранить въ памяти, что вамъ /с. 53/ предлагается въ разные дни, составляйте изъ этого какъ бы одну цѣпь, и облагайте ею душу, чтобы такимъ образомъ вышло цѣлое тѣло Писаній. Поэтому и теперь, припомнивъ недавно сказанное, приступимъ къ тому, о чемъ слѣдуетъ говорить.

2. Но о чемъ же слѣдуетъ теперь говорить? Сіе же все бысть, да сбудется реченное отъ Господа пророкомъ глаголющимъ. Достойно чуда и достойно самого себя воскликнулъ ангелъ, говоря: сіе же все бысть. Онъ видѣлъ море и бездну человѣколюбія Божія; видѣлъ явленнымъ на дѣлѣ то, осуществленія чего никогда нельзя было и ожидать; видѣлъ, какъ законы природы нарушились, примиреніе совершилось, — Превысшій всѣхъ нисходитъ къ тому, кто всѣхъ ничтожнѣе, средостѣніе рушится, преграды упраздняются; видѣлъ еще и больше того — и въ немногихъ словахъ выразилъ чудо: сіе же все бысть, да сбудется реченное отъ Господа. Не думай, говоритъ онъ, будто это нынѣ только опредѣлено; это въ древности было предобразовано, — какъ то и Павелъ старался вездѣ показать. Затѣмъ, (ангелъ) отсылаетъ Іосифа къ Исаіи, чтобы, пробудившись, если и забудетъ его слова, какъ совершенно новыя, будучи вскормленъ Писаніемъ, вспомнилъ слова пророческія, а вмѣстѣ съ ними привелъ на память и его слова. Онъ не сказалъ этого женѣ, потому что она, какъ отроковица, была еще неопытна; а предлагаетъ пророчество мужу, какъ человѣку праведному, который углублялся въ писанія пророковъ. И сперва говоритъ онъ Іосифу: Маріамъ жену твою; а теперь, приводя слова пророка, ввѣряетъ ему тайну, что она Дѣва. Іосифъ не такъ скоро успокоился бы мыслями, слыша отъ ангела, что она Дѣва, если бы прежде не услышалъ того отъ Исаіи; отъ пророка же онъ долженъ былъ выслушать это не какъ что-либо странное, но какъ нѣчто извѣстное и долго его занимавшее. Потому-то ангелъ, чтобы слова его удобнѣе были приняты, приводитъ пророчество Исаіи; и не останавливается на томъ, но возводитъ пророчество къ Богу, говоря, что это слова не пророка, но Бога всяческихъ. Потому и не сказалъ онъ: да сбудется реченное Исаіею, но говоритъ: да сбудется реченное отъ Господа. Уста были Исаіи, но пророчество дано свыше. Какое же это пророчество? Се дѣва во чревѣ пріиметъ и родитъ сына, и нарекутъ имя ему Еммануилъ (Ис. VII, 14). Почему же, скажешь, наречено Ему имя не Еммануилъ, а — Іисусъ Христосъ? Потому, что не сказано: наречеши, но: нарекутъ, т. е. народы и самое событіе. Здѣсь заимствуется имя отъ происшествія, какъ и свойственно Писанію — происшествія употреблять вмѣсто именъ. Итакъ, слова: нарекутъ Еммануилъ означаютъ не что иное, какъ то, что увидятъ Бога съ человѣками. Хотя Богъ /с. 54/ всегда былъ съ человѣками, но никогда не былъ такъ явно. Если же іудеи безстыдно будутъ упорствовать, то спросимъ ихъ, какой младенецъ названъ: скоро плѣни, нагло расхити (Ис. VIII, 3)? На это они ничего не могутъ сказать. Какъ же пророкъ сказалъ: нареки ему имя, скоро плѣни? Такъ какъ послѣ рожденія Его случилось, что взяты и раздѣлены добычи, то самое происшествіе, при немъ бывшее, дается ему вмѣсто имени. Равнымъ образомъ и о городѣ говоритъ пророкъ, что онъ наречется градъ правды, мати градовомъ, вѣрный Сіонъ (Ис. I, 26); и однако нигдѣ не видно, чтобы городъ этотъ назывался правдою, онъ продолжалъ называться Іерусалимомъ. Но такъ какъ Іерусалимъ дѣйствительно таковымъ учинился, когда исправился, то и сказалъ пророкъ, что онъ такъ назовется. Такимъ образомъ, если какое-либо происшествіе яснѣе самаго имени показываетъ того, кто его совершилъ, или имъ воспользовался, то Писаніе дѣйствительность событія вмѣняетъ ему въ имя. Если же іудеи, будучи опровергнуты въ этомъ, найдутъ другое возраженіе противъ сказаннаго о дѣвствѣ, и представятъ намъ другихъ переводчиковъ, говоря: они перевели не: дѣва, а: молодая женщина (γεᾶνις), — то напередъ скажемъ имъ, что семьдесятъ толковниковъ, по справедливости, предъ всѣми прочими заслуживаютъ большаго вѣроятія. Тѣ переводили послѣ пришествія Христова, оставаясь іудеями; а потому справедливо можно подозрѣвать, что они сказали такъ больше по враждѣ, и съ намѣреніемъ затемнили пророчество. Семьдесятъ же, которые за сто лѣтъ до пришествія Христова, или даже болѣе, предприняли это дѣло, и притомъ такимъ большимъ обществомъ, свободны отъ всякаго подобнаго подозрѣнія; они и по времени, и по многочисленности, и по взаимному согласію, преимущественно заслуживаютъ вѣроятія.

3. Но если іудеи приведутъ свидѣтельство и тѣхъ переводчиковъ, то и тогда побѣда на нашей сторонѣ. Въ Писаніи часто имя юности (γεανιότητος) употребляется вмѣсто дѣвства не о женщинахъ только, но и о мужчинахъ. Юноши, говоритъ оно, дѣвы, старцы съ юношами (Псал. CXLVIII, 12). И опять, разсуждая о дѣвѣ, подвергшейся насилію, говоритъ: если возопитъ отроковица (γεᾶνις), т. е. дѣва (Втор. XXII, 27). Тоже значеніе подтверждаютъ и предыдущія слова пророка. Въ самомъ дѣлѣ, пророкъ не просто говоритъ: се дѣва во чревѣ пріиметъ; но, сказавши напередъ: се дастъ Господь самъ вамъ знаменіе (Ис. VII, 14), потомъ присовокупилъ: се дѣва во чревѣ пріиметъ. Если бы не дѣвѣ надлежало родить, но произошло бы рожденіе по закону брака, то такое происшествіе какъ могло быть знаменіемъ? Знаменіе /с. 55/ должно выходить изъ обыкновеннаго порядка, быть чѣмъ-то страннымъ и необычайнымъ. Иначе, какъ оно будетъ знаменіемъ? Воставъ же Іосифъ отъ сна, сотвори якоже повелѣ ему ангелъ Господень (ст. 24). Видишь ли послушаніе и покорный умъ? Видишь ли человѣка рѣшительнаго, и во всемъ прямодушнаго? Когда онъ подозрѣвалъ Дѣву въ чемъ-то непріятномъ и неприличномъ, то не хотѣлъ держать ее у себя. Когда же освободился отъ такого подозрѣнія, не только не захотѣлъ выслать ее, но держитъ и дѣлается служителемъ воплощенія. И пріятъ, говоритъ Писаніе, Маріамъ жену свою. Видишь ли, какъ часто евангелистъ употребляетъ это имя, не желая до времени открыть тайну дѣвства, чтобы устранить всякое худое подозрѣніе?

Принявши же ее, не знаяше ея, дондеже роди сына своего первенца (ст. 26). Здѣсь евангелистъ употребилъ слово дондеже; но ты не подозрѣвай изъ того, будто Іосифъ послѣ позналъ ее. Евангелистъ даетъ этимъ только знать, что Дѣва прежде рожденія была совершенно неприкосновенною. Почему же, скажутъ, употребилъ онъ слово: дондеже? Потому, что въ Писаніи часто такъ дѣлается. Это слово не означаетъ опредѣленнаго времени. Такъ и о ковчегѣ сказано: не возвратися вранъ, дондеже изсше земля (Быт. VIII, 7, 14), хотя онъ и послѣ не возвратился. Также о Богѣ Писаніе говоритъ: отъ вѣка и до вѣка Ты еси (Псал. LXXXIX, 2), но тѣмъ не полагаетъ предѣловъ. И опять, когда благовѣствуя говоритъ: возсіяетъ во днехъ его правда и множество мира, дондеже отъимется луна (Псал. LXXI, 7), тѣмъ не означаетъ конца для этого прекраснаго свѣтила. Такъ и здѣсь евангелистъ употребилъ слово — дондеже, въ удостовѣреніе о томъ, что было прежде рожденія. Что было послѣ рожденія, о томъ предоставляетъ судить тебѣ самому. Что тебѣ нужно было узнать отъ него, то онъ и сказалъ, то есть, что Дѣва была неприкосневенною до рожденія. А что само собою видно изъ сказаннаго, какъ вѣрное слѣдствіе, то предоставляетъ собственному твоему размышленію, то есть, что такой праведникъ (каковъ Іосифъ) не захотѣлъ познать Дѣву послѣ того, какъ она столь чудно содѣлалась матерію, и удостоилась и родить неслыханнымъ образомъ, и произвести необыкновенный плодъ. А если бы онъ позналъ ее, и дѣйствительно имѣлъ женою, то для чего бы Іисусу Христу поручать ее ученику какъ безмужнюю, никого у себя не имѣющую, и приказывать ему взять ее къ себѣ? Но скажутъ: какъ же Іаковъ и другіе называются братьями Іисуса Христа? Такъ же, какъ и самъ Іосифъ былъ почитаемъ мужемъ Маріи: Многими завѣсами до времени сокрываемо было рожденіе Христово. Потому и Іоаннъ назвалъ ихъ также (братіями), говоря: ни /с. 56/ братія бо Его вѣроваху въ Него (Іоан. VII, 5). Впрочемъ, прежде невѣровавшіе сдѣлались послѣ достойными удивленія и славными. Такъ, когда Павелъ прибылъ въ Іерусалимъ для разсужденія о вѣрѣ, тотчасъ явился къ Іакову, который такъ былъ уважаемъ, что его перваго поставили епископомъ. Разсказываютъ также, что онъ велъ такую строго-подвижническую жизнь, что всѣ члены его омертвѣли, что отъ непрерывной молитвы и безпрестанныхъ земныхъ поклоновъ лобъ у него отвердѣлъ, до такой степени, что жесткостію не отличался отъ колѣнъ верблюда. Онъ и Павла, который послѣ опять приходилъ въ Іерусалимъ, вразумляетъ, говоря: видиши ли, брате, колико темъ есть собравшихся (Дѣян. XXI, 20)? Такъ велико было его благоразуміе и ревность, а лучше сказать: такъ велика была сила Христова! Въ самомъ дѣлѣ, тѣ, которые поносили Христа во время земной Его жизни, по смерти Его такъ возревновали о Немъ, что совершенно готовы были даже умереть за Него, — что и показываетъ особенно силу воскресенія. Для того славнѣйшее и соблюдено къ концу, чтобы доказательство было несомнѣнно. Если тѣхъ, которымъ дивимся при жизни, забываемъ по смерти, то какъ же хулившіе Христа при жизни признали Его послѣ Богомъ, если Онъ былъ обыкновенный человѣкъ? Какъ бы рѣшились идти за Него на смерть, если бы не имѣли яснаго доказательства воскресенія.

4. Говорю объ этомъ не для того, чтобы вы только слышали, но чтобы и подражали мужеству, дерзновенію и всякой добродѣтели; чтобы никто не отчаивался въ самомъ себѣ, хотя прежде того былъ лѣнивъ, и чтобы, послѣ милосердія Божія, ни на что другое не надѣялся, какъ только на собственную добродѣтель. Если сродники Христовы, жившіе со Христомъ въ одномъ домѣ и отечествѣ, не получили отъ этого никакой пользы, пока не явили въ себѣ добродѣтели, то какъ можемъ получить прощеніе мы, если, представляя за себя ходатаями праведныхъ своихъ родственниковъ и братьевъ, сами не будемъ добронравны и утверждены въ добродѣтели? На это указываетъ пророкъ, когда говоритъ: братъ не избавитъ, избавитъ ли человѣкъ (Псал. XLVIII, 8), хотя бы то былъ Моисей, или Самуилъ, или Іеремія? Послушай, что говоритъ Богъ Іереміи: не молися о людехъ сихъ, такъ какъ не послушаю тебя (Іер. XI, 14). И что дивишься, если Я тебя не слушаю? Хотя бы предсталъ самъ Моисей и Самуилъ, то Я не принялъ бы и ихъ прошенія объ этихъ людяхъ. Хотя Іезекіиль станетъ молиться, — и онъ услышитъ, что если предстанетъ Ной, Іовъ и Даніилъ, то сыновъ и дщерей ихъ не избавятъ (Іезек. XIV, 14, 18). Хотя патріархъ Авраамъ /с. 57/ будетъ ходатаемъ за неисцѣльно больныхъ и нераскаянныхъ, — Господь, оставивъ его, удалится, чтобы не слышать его моленія о нихъ (Быт. XVIII, 33). Хотя и Самуилъ будетъ также предстательствовать, — Господь скажетъ ему: не плачь о Саулѣ (1 Цар. XVI, 1). Хотя и о сестрѣ кто станетъ молиться безвременно, — услышитъ то же, что и Моисей: аще бы отецъ плюя заплевалъ въ лице ея (Числ. XII, 14). Не станемъ же слишкомъ уповать на другихъ. Молитвы святыхъ имѣютъ очень великую силу, но только когда мы сами раскаиваемся (во грѣхахъ), и исправляемся. И Моисей, избавивши нѣкогда брата своего и шестьдесятъ тысячъ отъ угрожавшаго имъ гнѣва Божія, не могъ избавить сестру, хотя и грѣхъ не равенъ былъ. Маріамъ оскорбила Моисея, Ааронъ же съ народомъ отважились на явное нечестіе. Но объ этомъ предоставляю подумать вамъ самимъ, а я постараюсь рѣшить еще болѣе трудный вопросъ. Въ самомъ дѣлѣ, стоитъ ли говорить о томъ, что Моисей не могъ умолить за сестру, когда этотъ предстатель многочисленнаго народа не въ силахъ былъ пособить себѣ самому? Послѣ безчисленныхъ трудовъ и бѣдствій, послѣ сорокалѣтнихъ попеченій о народѣ, ему возбраненъ былъ входъ въ ту землю, о которой было столько предсказаній и обѣтованій. Какая же тому была причина? Та, что допущеніе Моисея въ обѣтованную землю не только не принесло бы пользы, но произвело бы большой вредъ, и для многихъ іудеевъ послужило бы соблазномъ. Если они за одно избавленіе изъ Египта, оставивши Бога, стали искать всего въ Моисеѣ, и ему все приписывать, то до какого бы нечестія не дошли они, когда бы увидѣли, что онъ ввелъ ихъ въ землю обѣтованную? Потому-то и мѣсто погребенія его осталось неизвѣстнымъ. И Самуилъ не могъ избавить Саула отъ гнѣва Божія, хотя часто спасалъ израильтянъ. И Іеремія не помогъ іудеямъ (2 Мак. XV, 16), хотя въ другое время укрѣпилъ одного пророчествомъ. Даніилъ избавилъ варваровъ отъ пораженія, но не спасъ іудеевъ отъ плѣна (Дан. II). И въ евангеліи мы видимъ, что не съ разными людьми, но съ одними и тѣми же случалось то и другое: одинъ и тотъ же могъ иногда спасти себя, а иногда нѣтъ. Задолжавшій, напр., тысячи талантовъ однажды усиленною просьбою избавилъ себя отъ опасности, а въ другое время не могъ. Другой же напротивъ: сперва подвергся опасности, а потомъ нашелъ вѣрнѣйшее средство помочь себѣ. Кто же это такой? Расточившій отеческое имѣніе. Итакъ, если мы сами о себѣ нерадимъ, то чрезъ другихъ не спасемся. Если же будемъ неусыпны, то и сами собою достигнемъ спасенія; даже сами собою спасемся вѣрнѣе, нежели чрезъ другихъ. Подлинно, Богу пріятнѣе давать благо/с. 58/дать непосредственно намъ, а не другимъ для насъ, чтобы, стараясь сами отвратить гнѣвъ Его, дѣлались мы дерзновеннѣе и добродѣтельнѣе. Такъ Онъ помиловалъ хананеянку, такъ спасъ блудницу, такъ спасъ разбойника, хотя не было никакого за нихъ предстателя и ходатая.

5. Впрочемъ, говорю это не для того, чтобы не призывать святыхъ въ молитвахъ, но для того, чтобы мы не лѣнились, и, предавшись безпечности и сну, не возлагали только на другихъ того, что должны дѣлать сами. И Христосъ, сказавъ: сотворите себѣ други, не остановился на этомъ, но присовокупилъ: отъ мамоны неправды, требуя тѣмъ и твоего содѣйствія (Лук. XVI, 9), — поскольку здѣсь Онъ разумѣлъ не что иное, какъ милостыню. И что удивительно, Онъ ничего уже не взыскиваетъ съ насъ, если только мы отступимъ отъ неправды, потомучто слова Его имѣютъ такой смыслъ: ты пріобрѣлъ худо — истрать хорошо. Собралъ неправедно — расточи праведно. Что, кажется, за добродѣтель раздавать изъ имѣнія, неправедно пріобрѣтеннаго? И однако Богъ, по человѣколюбію Своему, снисходитъ до того, что обѣщаетъ намъ многія блага, даже и за такія дѣла. Но мы до такого доходимъ безчувствія, что ничего не удѣляемъ и изъ пріобрѣтеннаго неправедно; напротивъ, грабя тысячами, думаемъ, что все уже сдѣлали, подавъ малую долю. Развѣ не слыхалъ ты, что говоритъ Павелъ: сѣяй скудостію, скудостію и пожнетъ (2 Корин. IX, 6)? Итакъ, что ты скупишься? Сѣяніе ужели есть трата, ужели убытокъ? Нѣтъ! Это доходъ и прибыль. Гдѣ сѣяніе, тамъ и жатва; гдѣ сѣяніе, тамъ и приращеніе. Воздѣлывая тучную и мягкую землю, которая можетъ принять въ себя много сѣмянъ, ты засѣваешь ее всѣми своими сѣменами, и берешь еще взаймы у другихъ, потому что скупость въ этомъ случаѣ считаешь убыткомъ. А когда надобно воздѣлывать небо, которое не подвержено никакой воздушной перемѣнѣ и все ввѣренное ему несомнѣнно возраститъ съ большимъ приращеніемъ, ты лѣнишься, медлишь и не думаешь о томъ, что сберегая теряешь, а расточая пріобрѣтаешь. Итакъ сѣй, чтобы не потерять; не береги, чтобы сберечь; разсыпай, чтобы сохранить; трать, чтобы пріобрѣсть. Хотя и нужно было бы что сберечь, ты не береги, потому что непремѣнно это погубишь, а поручи Богу, у Котораго никто не похититъ. Самъ не торгуй, потому что не умѣешь получать прибыли; но большую часть капитала отдай взаймы Тому, Кто даетъ ростъ, отдай взаймы туда, гдѣ нѣтъ ни зависти, ни клеветы, ни обмана, ни страха. Отдай взаймы Тому, Кто самъ ни въ чемъ не нуждается, но терпитъ нужду для тебя; Кто всѣхъ питаетъ, но алчетъ для того, чтобы ты не былъ голоденъ, обнищалъ для /с. 59/ того, чтобы ты обогатился. Отдай взаймы туда, откуда ты получишь не смерть, но жизнь вмѣсто смерти. За такой только ростъ можешь пріобрѣсть себѣ царство, а за всякій другой получишь геенну, потому что тотъ ростъ показываетъ сребролюбіе, а этотъ любомудріе; тотъ — дѣло жестокости, а этотъ — человѣколюбія. И чѣмъ оправдаемся, когда, имѣя возможность получить большее, и притомъ съ твердою увѣренностью получить въ надлежащее время, съ полною свободою, безъ укоризны, безъ страха, безъ опасностей, пренебрегаемъ этими благами, а гоняемся за тѣмъ, что постыдно, ничтожно, обманчиво, тлѣнно, и уготовляетъ намъ пещь огненную?

Ничего, ничего нѣтъ постыднѣе и жестокосерднѣе, какъ брать ростъ здѣсь на землѣ. Въ самомъ дѣлѣ, ростовщикъ обогащается на счетъ чужихъ бѣдствій, несчастіе другого обращаетъ себѣ въ прибыль, требуетъ платы за свое человѣколюбіе, и какъ бы боясь показаться немилосердымъ, подъ видомъ человѣколюбія роетъ яму глубже; помогая, тѣснитъ нищаго; подавая руку, толкаетъ его; повидимому вводитъ въ пристань, а въ то же время подвергаетъ крушенію, какъ бы направляя на скалы, утесы и подводные камни. Но чего требуешь ты, скажутъ? Того ли, чтобы собранныя мною и мнѣ самому нужныя деньги отдать въ распоряженіе другому, и не требовать за то никакой платы? Нѣтъ, я не говорю этого; напротивъ, весьма желаю, чтобы ты получилъ плату, — только не малую, и не ничтожную, но гораздо большую; желаю, чтобы ты въ ростъ за золото пріобрѣлъ небо. Итакъ, для чего ты самъ себя подвергаешь нищетѣ, прилѣпляясь къ землѣ, и вмѣсто большого ищешь малаго? Это доказываетъ, что ты не умѣешь обогатиться. Когда Богъ за малое имущество обѣщаетъ тебѣ небесныя блага, ты говоришь: не давай мнѣ неба, а дай мнѣ, вмѣсто неба, скоро гибнущее золото. Это значитъ, что ты произвольно хочешь остаться въ нищетѣ. Кто ревнуетъ объ истинномъ богатствѣ и обиліи, тотъ вмѣсто скоро гибнущаго изберетъ негибнущее, вмѣсто иждиваемаго — неиждиваемое, вмѣсто немногаго — многое, вмѣсто тлѣннаго — нетлѣнное, а за такими благами послѣдуютъ и тѣ. Кто вмѣсто неба ищетъ землю, тотъ и ее непремѣнно потеряетъ; а кто предпочитаетъ небесное земному, тотъ и тѣмъ и другимъ насладится съ великимъ избыткомъ. Чтобы и намъ достичь этого, презрѣвши все здѣшнее, изберемъ будущія блага, и такимъ образомъ получимъ и то и другое, по благодати и человѣколюбію Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 51-59.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.