Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
Толкованіе на святаго Матѳея Евангелиста.

Бесѣда X.
Во дни оны пріиде Іоаннъ Креститель, проповѣдуя въ пустыни Іудейстѣй, и глаголя: покайтеся, приближися бо царствіе небесное (Матѳ. III, 1-2).

1. Въ какіе это дни? По свидѣтельству св. Луки, Іоаннъ пришелъ не въ тѣ дни, когда Іисусъ былъ еще отрокомъ и возвратился въ Назаретъ, но по прошествіи тридцати лѣтъ. Какъ же /с. 100/ сказано здѣсь: во дни оны? Въ Писаніи весьма часто употребляется такой образъ рѣчи, когда говорится не только о такихъ происшествіяхъ, которыя непосредственно слѣдовали другъ за другомъ, но и о такихъ, которыя были по истеченіи многихъ лѣтъ. Такъ, когда ученики приступили къ Іисусу, сидѣвшему на горѣ Елеонской, и желали узнать отъ Него и объ Его пришествіи, и о разрушеніи Іерусалима (а вы знаете, какое разстояніе времени между этими двумя событіями), тогда Онъ, кончивши рѣчь о разореніи іудейской столицы и переходя къ концу міра, присовокупилъ: тогда и сія будутъ. Словомъ — тогда — Онъ не смѣшивалъ времена, но означилъ только то время, въ которое произойдетъ кончина міра. Точно такъ же употреблены и здѣсь слова: во дни оны. Евангелистъ указываетъ этими словами не на тѣ дни, которые непосредственно слѣдовали, но на тѣ, въ которые должно было случиться то, о чемъ онъ намѣревался говорить. Но почему, скажешь ты, Іисусъ пришелъ креститься спустя тридцать лѣтъ? Потому, что послѣ этого крещенія Ему надлежало уже упразднить законъ. Чтобы не сказалъ кто-нибудь, что Онъ потому отмѣняетъ законъ, что не могъ исполнить его, Онъ во всей точности исполнялъ его во все продолженіе того возраста, который обыкновенно способенъ ко всякимъ грѣхамъ. Не во всякое вѣдь время всѣ страсти дѣйствуютъ въ насъ; но въ раннемъ возрастѣ обыкновенно бываетъ больше неразумія и малодушія, въ послѣдующемъ сильнѣе дѣйствуетъ похоть, а далѣе, въ слѣдующемъ возрастѣ — любостяжаніе. Потому-то Христосъ, прошедши чрезъ всѣ эти возрасты и во всѣхъ ихъ исполнивъ законъ, тогда уже приходитъ къ крещенію, чѣмъ и заключилъ исполненіе всѣхъ заповѣдей. А что крещеніе было послѣднимъ изъ дѣлъ законныхъ, выслушай Его слова: тако бо подобаетъ намъ исполнити всяку правду (Матѳ. III, 15). Смыслъ этихъ словъ таковъ: мы все предписанное закономъ исполнили, не преступили ни одной заповѣди; и такъ какъ остается только одно крещеніе, то и это намъ должно присовокупить, и такимъ образомъ исполнимъ всякую правду. Подъ правдой Онъ разумѣетъ здѣсь исполненіе всѣхъ заповѣдей. Отсюда видно, для чего Христосъ приступилъ къ крещенію. Но почему вздумалось Іоанну крестить? По свидѣтельству ев. Луки, не самъ собою сынъ Захаріи приступилъ къ крещенію, но по возбужденію Божію: бысть глаголъ Господень къ нему (Лук. III, 2), т. е. повелѣніе Божіе ему. И самъ Іоаннъ говоритъ: пославый мя крестити водою, Той мнѣ рече: надъ Него же узриши Духа сходяща какъ голубя, и пребывающа на Немъ, Той есть крестяй Духомъ Святымъ (Іоан. I, 33). Для чего же онъ посланъ совершатъ крещеніе? И это опятъ объясняетъ намъ самъ Креститель, говоря: азъ не вѣдѣхъ Его, но /с. 101/ да явится Израилеви, сего ради пріидохъ азъ водою крестя (Іоан. I, 31). Но если одна эта причина, то какъ же еванг. Лука говоритъ: пріиде во страну Іорданскую, проповѣдуя крещеніе покаянія во оставленіе грѣховъ (Лук. III, 3)? Крещеніе Іоанново не давало прощенія грѣховъ. Это послѣднее было даромъ крещенія, послѣ даннаго намъ. Въ немъ мы спогреблись со Христомъ; въ немъ ветхій нашъ человѣкъ сораспялся съ Христомъ; а прежде креста Христова нигдѣ не видно отпущенія грѣховъ: оно вездѣ приписывается крови Его. И апостолъ Павелъ говоритъ: но омыстеся, но освятистеся не крещеніемъ Іоанновымъ, но именемъ Господа нашего Іисуса Христа, и Духомъ Бога нашего (1 Кор. VI, 11). И въ другомъ мѣстѣ: Іоаннъ убо проповѣдалъ крещеніе покаянія, — не сказано отпущенія, — да во грядущаго по немъ вѣруютъ (Дѣян. XIX, 4). Да и какимъ бы образомъ могло быть отпущеніе грѣховъ, когда еще ни жертва не была принесена, ни Духъ (Святый) не сходилъ, ни грѣхи не были заглаждены, ни вражда не пресѣклась, ни проклятіе не уничтожилось?

2. Итакъ, что же значитъ — во оставленіе грѣховъ? Нераскаянны были іудеи и никогда не чувствовали грѣховъ своихъ, но будучи подвержены крайнимъ порокамъ, всегда считали себя праведными, а это-то особенно и губило ихъ, и отдаляло отъ вѣры. Апостолъ Павелъ, укоряя ихъ за это, сказалъ: не разумѣюще Божія правды, и свою правду ищуще поставити, правдѣ Божіей не повинушася (Рим. X, 3). И еще: что убо речемъ? Яко языцы, не гонящіи правду, постигоша правду: Израиль же гоня законъ правды, въ законъ правды не постиже. Чесо ради? Зане не отъ вѣры, но отъ дѣлъ (Рим. IX, 30-32). Такъ какъ это было причиною ихъ золъ, то приходитъ Іоаннъ, чтобы привести ихъ къ сознанію своихъ грѣховъ. Это выражалось въ самой наружности его; располагавшей ихъ къ покаянію и исповѣданію грѣховъ, то же показывала и его проповѣдь, потому что онъ только и говорилъ: сотворите плоды достойны покаянія (Лук. III, 8). Итакъ, поелику несознаніе грѣховъ своихъ, какъ говоритъ и апостолъ Павелъ, удаляло ихъ отъ Христа (тогда какъ, напротивъ, отъ помышленія о своихъ грѣхахъ происходитъ желаніе искать Искупителя и прощенія), — то и цѣль пришествія Іоаннова состояла въ томъ, чтобы расположить ихъ къ познанію своихъ грѣховъ и склонить къ покаянію; не для того, чтобы они были наказаны, а чтобы стали чрезъ покаяніе болѣе смиренными, осудили самихъ себя и прибѣгли къ полученію прощенія. Смотри, съ какою точностію евангелистъ указалъ на это. Сказавъ, что Іоаннъ пріиде проповѣдуя крещеніе покаянія въ пустынѣ Іудейстѣй, онъ присовокупилъ: — во отпущеніе, какъ бы говоря тѣмъ: онъ убѣ/с. 102/ждалъ ихъ къ сознанію и покаянію въ грѣхахъ, не для наказанія ихъ, но чтобы они удобнѣе получили отпущеніе, имѣвшее быть послѣ. Если бы они не осудили самихъ себя, то не стали бы искать и милости; а не ища ея, не удостоились бы и отпущенія грѣховъ. Итакъ, крещеніе Іоанново пролагало путь къ другому. Потому-то и сказано: да вѣруютъ въ грядущаго по немъ. Этими словами, кромѣ означенной нами, указывается еще и новая причина крещенія. Неприлично было Іоанну обходить домы и, взявши Христа за руку, водить вездѣ, говоря: вѣруйте въ Него; неприлично также было передъ всѣми мимоходящими возносить этотъ блаженный гласъ, и совершать все прочее. Потому и пришелъ онъ крестить. И уваженіе къ Крестителю, и цѣль самаго дѣйствія привлекала и призывала къ Іордану всѣхъ жителей, такъ что здѣсь было великое собраніе народа. Вотъ почему приходящихъ къ нему онъ смиряетъ и убѣждаетъ не думать о себѣ много, показывая, что они подвергнутся величайшимъ бѣдствіямъ, если не покаются, — убѣждаетъ перестать хвалиться своими предками и принять грядущаго. Въ это время явленіе Христово было еще прикровенно, и многіе, по причинѣ бывшаго въ Виѳлеемѣ избіенія, почитали Его умершимъ. Правда Онъ, будучи еще двѣнадцати лѣтъ, обнаружилъ Себя, но въ скоромъ времени опять сдѣлался неизвѣстнымъ. Вотъ почему Его явленіе въ самомъ началѣ долженствовало быть особенно знаменитымъ и высокимъ. Потому-то Іоаннъ въ первый разъ громогласно и проповѣдуетъ народу іудейскому то, чего они не слыхали ни отъ пророковъ и ни отъ кого другого, — напоминаетъ имъ о небесахъ и о небесномъ царствѣ, и не говоритъ уже ни о чемъ земномъ. Подъ царствомъ же разумѣлъ онъ пришествіе Христово, какъ первое, такъ и послѣднее. Но для чего, скажешь ты, говорилъ онъ это іудеямъ, когда они не понимали словъ его? Я для того говорю это, скажетъ онъ, чтобы они, будучи возбуждены таинственностію словъ, стали искать проповѣдуемаго. И дѣйствительно, Іоаннъ такъ воодушевилъ благими надеждами приходившихъ къ нему, что даже многіе мытари и воины спрашивали: что имъ дѣлать, и какъ устроить жизнь свою? — а это было признакомъ, что они, оставивши житейскія дѣла свои, начали обращать взоръ свой на другое важнѣйшее, и какъ бы во снѣ представлять будущее. Все, что они видѣли и слышали, порождало въ нихъ высокія мысли.

3. Въ самомъ дѣлѣ, представь, каково было видѣть человѣка, исходящаго изъ пустыни, по прошествіи тридцати лѣтъ, сына одного изъ первосвященниковъ, того, который никогда не имѣлъ нужды въ вещахъ человѣческихъ, во всѣхъ отношеніяхъ /с. 103/ достоинъ былъ уваженія, и сверхъ того имѣлъ за собой пророка Исаію, поскольку этотъ послѣдній возглашалъ о немъ, говоря: «вотъ тотъ, о которомъ я предвѣщалъ, что онъ пріидетъ вопіять въ пустынѣ, и обо всемъ громогласно проповѣдывать». И дѣйствительно, пророки такъ были заботливы въ настоящемъ случаѣ, что задолго предвозвѣстили не только о Владыкѣ своемъ, но и о томъ, кто будетъ слугой Его; и предвозвѣстили не только о лицѣ его, но предсказали и мѣсто, гдѣ онъ будетъ проповѣдывать, и образъ проповѣди, который онъ употребитъ для наученія, и то, какія добрыя послѣдствія произойдутъ отъ его проповѣди. Смотри, какъ оба они, т. е. пророкъ и креститель, соглашаются въ одной мысли, хотя и не одними словами выражаютъ ее. Исаія говоритъ, что такова будетъ проповѣдь Іоанна: уготовайте путь Господень, правы творите стези Его (XL, ст. 3); самъ же креститель, по пришествіи своемъ, говоритъ: сотворите плоды достойны покаянія, — это означаетъ то же самое, что и слова: уготовайте путь Господень. Видишь ли, что и слова, изреченныя пророкомъ, и проповѣдь самого Іоанна означаютъ только то, что онъ пришелъ предуготовить и предустроить путь ко Христу? Пришелъ не для того, чтобы подавать даръ, т. е. отпущеніе грѣховъ, но чтобы пріуготовить души тѣхъ, которые имѣли принять Бога всяческихъ. Лука же еще нѣчто прибавляетъ; онъ приводитъ не начало только пророчества, но передаетъ его полностію: всяка дебрь наполнится, и всяка гора и холмъ смирится; и будутъ стропотная въ право, и острая въ пути гладки, и узритъ всяка плоть спасеніе Божіе (Лук. III, 5-6; Ис. XL, 4). Видишь ли, какъ говоритъ? Пророкъ давно все предсказалъ: и стеченіе народа, и перемѣну вещей къ лучшему, и успѣхъ проповѣди, и причину всѣхъ этихъ событій, — хотя это все выражено иносказательно, такъ какъ это были слова пророческія. Когда пророкъ говоритъ: всяка дебрь наполнится, и всяка гора и холмъ смирится, и будутъ вся острая въ пути гладки, то онъ означаетъ этимъ, что и смиренные вознесутся и гордые смирятся, и трудность закона перемѣнится въ легкость вѣры. Не будетъ уже болѣе трудовъ и пота, говоритъ онъ, но настанетъ благодать и прощеніе грѣховъ, облегчающія путь спасенія. Потомъ указываетъ и причину этого, говоря: узритъ всяка плоть спасеніе Божіе, т. е. не одни уже только іудеи и принявшіе ихъ вѣру, но вся земля и море и все естество человѣческое. Чрезъ стропотное онъ означилъ всякую развращенную жизнь, разумѣлъ мытарей, любодѣевъ, разбойниковъ, волхвовъ и вообще всѣхъ тѣхъ, которые прежде жили развращенно, а послѣ вступили на правый путь, о чемъ говорилъ и Самъ Христосъ: мытари и любодѣйцы варяютъ вы въ царствіи Божіемъ (Матѳ. /с. 104/ XXI, 31), — такъ какъ они увѣровали. То же самое выразилъ пророкъ еще и другими словами: тогда волцы и агнцы имутъ пастися вкупѣ (Ис. LXV, 25). Какъ тамъ, подъ образомъ холмовъ и дебрей, указываетъ на соединеніе различныхъ нравовъ въ одинъ согласный образъ мыслей, такъ и здѣсь, въ свойствахъ различныхъ животныхъ изображая различные нравы людей, говоритъ, что они также соединятся и будутъ между собою согласны въ благочестіи; и здѣсь опять представляетъ тому причину: будетъ, говоритъ, возстаяй владѣти языки, на Того языцы уповати будутъ (Ис. XI, 10). Эту же причину и тамъ привелъ онъ, сказавъ: и узритъ всяка плоть спасеніе Божіе. Въ обоихъ случаяхъ онъ указываетъ на то, что сила и познаніе евангелія разольются во всѣ концы земли, и родъ человѣческій отъ звѣрскихъ нравовъ и отъ грубаго образа мыслей перейдетъ къ кротости и мягкости. Самъ же Іоаннъ имѣяше ризу свою отъ власъ вельблюждь, и поясъ усменъ о чреслѣхъ его (Матѳ. III, 4). Видишь ли, какъ иное предвозвѣстили пророки, а иное предоставили евангелистамъ? Почему Матѳей и пророчества приводитъ, и отъ себя присоединяетъ, не почитая излишнимъ сказать и объ одеждѣ праведника.

4. Въ самомъ дѣлѣ, странно и удивительно было видѣть въ человѣческомъ тѣлѣ такое терпѣніе: это-то особенно и привлекало іудеевъ. Они видѣли въ немъ великаго Илію; зрѣлище, котораго они были свидѣтелями, напоминало имъ объ этомъ святомъ мужѣ, и даже еще болѣе изумляло ихъ. Дѣйствительно, тотъ питался и въ городахъ и домахъ, а этотъ отъ самой колыбели постоянно жилъ въ пустынѣ. Предтечѣ Того, Кто имѣлъ упразднить все древнее, какъ-то: трудъ, проклятіе, печаль и потъ, надлежало и самому имѣть нѣкоторые знаки такого дара и быть выше древняго осужденія. Таковымъ онъ и былъ. Ни земли Онъ не обработывалъ, ни браздъ не разсѣкалъ, ни хлѣба не ѣлъ въ потѣ лица; но столъ имѣлъ готовый, одежду находилъ легче стола, а о жилищѣ еще менѣе заботился, нежели объ одеждѣ. Онъ не имѣлъ нужды ни въ домѣ, ни въ постели, ни въ столѣ, ни въ чемъ другомъ подобномъ, но, нося плоть, велъ какую-то ангельскую жизнь. Для того-то онъ и носилъ власяную одежду, чтобы и самою одеждою научить насъ удаляться человѣческаго, и не имѣть ничего общаго съ землею, но возвращаться къ прежнему благородству, въ какомъ былъ нѣкогда Адамъ, прежде нежели возъимѣлъ нужду въ платьѣ и одеждѣ. Такимъ образомъ, самая одежда Іоанна служила знакомъ и царскаго достоинства, и покаянія. Не спрашивай меня, откуда онъ, живя въ пустынѣ, могъ достать власяницу и поясъ? Если ты будешь спрашивать объ этомъ, то найдешь множество и другихъ вопросовъ, напри/с. 105/мѣръ: какъ онъ во время зимы и во время зноя солнечнаго жилъ въ пустынѣ, особенно же въ незрѣломъ возрастѣ и съ слабымъ, еще не укрѣпившимся тѣломъ? Какимъ образомъ дѣтское его тѣло могло перенести такія перемѣны погоды, при такомъ необыкновенномъ столѣ и прочихъ невыгодахъ пустынной жизни? Гдѣ нынѣ тѣ греческіе философы, которые суетно ревновали циническому безстыдству? Какая была польза запираться въ бочкѣ, и потомъ предаваться такой гнусности? Гдѣ эти философы, которые, пренебрегая всѣми приличіями, имѣли между тѣмъ множество колецъ, чашъ, слугъ и служанокъ, и окружали себя прочею пышностію, вдаваясь, такимъ образомъ, въ двѣ крайности? Но не таковъ былъ Іоаннъ; онъ обиталъ въ пустынѣ, какъ на небѣ, строго исполняя всѣ правила философіи, и оттуда, подобно ангелу съ неба, нисходилъ во грады, — подвижникъ благочестія, увѣнчанный всею вселенной, и философъ философіи, достойной неба. Притомъ онъ былъ таковымъ тогда, когда еще не былъ разрѣшенъ грѣхъ, не прекратился еще законъ, не была еще связана смерть, не были еще сокрушены мѣдныя врата, но когда еще имѣлъ силу ветхій завѣтъ. Такова-то мужественная и крѣпкая душа: она всюду проходитъ и побѣждаетъ всѣ преграды. Таковъ былъ и Павелъ въ новомъ завѣтѣ. Но для чего, скажешь ты, Іоаннъ вмѣстѣ съ одеждою носилъ и поясъ? Таковъ былъ обычай древнихъ, прежде чѣмъ вошла въ употребленіе одежда мягкая и раздувающаяся. Такъ опоясывался Петръ, равно какъ и Павелъ: мужа, говорится, егоже есть поясъ сей (Дѣян. XXI, 11). Такъ же одѣтъ былъ Илія; такъ же одѣвался и каждый изъ святыхъ, потому что они непрестанно были въ дѣлѣ: или путешествовали, или чѣмъ-нибудь другимъ нужнымъ занимались и трудились. Впрочемъ, не по одной только этой причинѣ они одѣвались такимъ образомъ, но еще и потому, что пренебрегали всякими украшеніями и любили жизнь строгую и суровую; а это и Христосъ поставляетъ въ величайшую похвалу добродѣтели: чесо изыдосте, говоритъ Онъ, видѣти? Человѣка ли въ мягки ризы одѣянна? Се, иже мягкая носящія, въ домѣхъ царскихъ суть (Матѳ. XI, 8).

5. Если же Іоаннъ, этотъ столь чистый мужъ, свѣтлѣйшій неба и высшій всѣхъ пророковъ, болѣе котораго никого не было и который имѣлъ такое дерзновеніе, — если онъ велъ такую суровую жизнь, совершенно пренебрегая всѣми излишними удовольствіями, то какое же оправданіе будемъ имѣть мы, которые послѣ явленныхъ намъ великихъ благодѣяній, и при безчисленныхъ грѣхахъ, насъ обременяющихъ, не оказываемъ даже и малѣйшей части его покаянія, но упиваемся, пресы/с. 106/щаемся, намащаемся благовоніями, живемъ ничѣмъ не лучше театральныхъ блудницъ, всячески нѣжимся, и такимъ образомъ дѣлаемъ себя легкою добычею діаволу? Тогда исхождаше къ нему Іерусалима, и вся Іудея, и вся страна Іорданская, и крещахуся отъ него, исповѣдающе грѣхи своя (Матѳ. III, 5-6). Видишь ли, какъ сильно подѣйствовало явленіе пророка, какъ заставило весь народъ встрепенуться, какъ привело его въ чувство грѣховъ своихъ? И подлинно, чудное было для іудеевъ зрѣлище, когда они видѣли, что Іоаннъ въ человѣческомъ образѣ проявляетъ такія дѣла, говоритъ съ такимъ дерзновеніемъ, возстаетъ на всѣхъ какъ на дѣтей, блистаетъ особенною благодатію въ лицѣ своемъ. Удивленіе ихъ увеличивалось еще болѣе отъ того, что явленіе пророка послѣдовало спустя долгое время (вѣдь благодать пророческая оскудѣла у нихъ, и возвратилась къ нимъ спустя долгое время). Да и самый образъ проповѣди былъ какой-то странный и особенный. Въ самомъ дѣлѣ, они не слыхали отъ Іоанна ничего обыкновеннаго: ни о земныхъ войнахъ, битвахъ и побѣдахъ, ни о бѣдствіяхъ голода и мора, ни о вавилонянахъ и персахъ, ни о взятіи города, ни о другомъ чемъ-либо обыкновенномъ, но о небесахъ, небесномъ царствѣ и о мученіи въ гееннѣ. Вотъ почему іудеи, не смотря на то, что не задолго передъ тѣмъ временемъ сообщники возмутителей Іуды и Ѳевды всѣ были побиты въ пустынѣ Іорданской, нимало не страшились идти туда. Іоаннъ призывалъ ихъ не съ тѣмъ же намѣреніемъ, какъ эти возмутители, т. е. чтобы склонять ихъ къ возстановленію царства, возстанію и нововведеніямъ, но чтобы руководствовать къ небесному царству. Потому онъ и не удерживалъ ихъ въ пустынѣ, чтобы вести за собою, но отпускалъ, преподавъ крещеніе и правила строгой жизни; онъ всѣми мѣрами старался внушить имъ презирать все земное, а возноситься и устремляться постоянно къ будущему. Будемъ и мы подражать Іоанну, и оставивъ сластолюбіе и пьянство, начнемъ жизнь воздержную. Теперь время покаянія какъ для некрещенныхъ, такъ и для крестившихся, чтобы одни, покаявшись, сдѣлались причастниками святого таинства, а другіе, омывши скверны, пріобрѣтенныя послѣ крещенія, съ чистою совѣстію приступили къ трапезѣ. Оставимъ же эту сластолюбивую и развращенную жизнь. Нельзя, вѣдь, никакъ нельзя въ одно и то же время и каяться, и предаваться сластолюбію. И въ этомъ пусть увѣритъ васъ одежда, пища и жилище Іоанново. Чтожъ, скажете, — прикажешь и намъ вести такую суровую жизнь? Не приказываю, но совѣтую и прошу. Если же для васъ это невозможно, то хоть оставаясь въ городахъ будемъ совершать покаяніе. Судъ уже у дверей. Да если /с. 107/ бы онъ и не былъ такъ близокъ, все-таки намъ не должно быть безпечными, потомучто конецъ жизни каждаго имѣетъ такую же силу для отзываемаго въ будущую жизнь, какъ и кончина міра. А что судъ уже у дверей, послушай, какъ говоритъ о немъ Павелъ: нощь прейде, а день приближися (Рим. XIII, 12); и въ другомъ мѣстѣ: пріидетъ бо грядый и неукоснитъ (Евр. X, 37). Да и самые признаки, возвѣщающіе день суда, уже открылись, потому что сказано: проповѣстся сіе евангеліе царствія во всемъ мірѣ, во свидѣтельство всѣмъ языкомъ, и тогда пріидетъ кончина (Матѳ. XXIV, 14).

6. Замѣтьте особенно эти слова. Не сказалъ Спаситель: когда увѣруютъ всѣ люди, но: когда будетъ всѣмъ проповѣдано. Потому-то Онъ и прибавилъ: во свидѣтельство языкомъ, давая чрезъ то знать, что Онъ не будетъ отлагать пришествія Своего дотолѣ, пока всѣ увѣруютъ. Во свидѣтельство здѣсь значитъ: въ обвиненіе, въ обличеніе, въ осужденіе невѣровавшихъ. А мы, слыша и видя это, спимъ и видимъ грезы, какъ бы погруженные въ самый глубокій полночный сонъ. И дѣйствительно, происходящее теперь на яву, радостное ли то, или прискорбное, ничѣмъ не лучше грезъ. Потому и умоляю васъ, наконецъ, пробудиться, и воззрѣть къ Солнцу правды. Сонный не можетъ видѣть солнца, и усладить взоръ свой красотою лучей его. Если же что и видитъ, то все какъ бы во снѣ. Итакъ, намъ нужны теперь глубокое раскаяніе и обильныя слезы, какъ потому, что мы грѣшимъ и остаемся безчувственными, такъ и потому, что грѣхи наши велики и превышаютъ прощеніе. А что я не лгу, въ томъ свидѣтелями большая часть слушателей. Впрочемъ, хотя грѣхи и превышаютъ прощеніе, обратимся все же къ покаянію, и мы удостоимся вѣнцевъ. Покаяніемъ же я называю не то, чтобы только отстать отъ прежнихъ худыхъ дѣлъ, но и то, чтобы показать большія добрыя дѣла. Сотворите, сказано, плоды достойны покаянія (Лук. III, 8). Какъ же намъ сотворить ихъ? Поступая напротивъ. Напримѣръ, ты похищалъ чужое? Впередъ давай и свое. Долгое время любодѣйствовалъ? Теперь воздерживайся и отъ своей жены въ извѣстные дни; привыкай къ воздержанію. Оскорблялъ и даже билъ, кого ни встрѣчалъ? Впередъ благословляй обижающихъ тебя и благодѣтельствуй біющимъ. Для исцѣленія нашего недостаточно только вынуть стрѣлу, но еще нужно приложить къ ранѣ лѣкарство. Ты предавался прежде сластолюбію и пьянству? Теперь постись и пей воду; старайся истребить зло, происшедшее отъ прежней жизни. Ты смотрѣлъ прежде сладострастными очами на чужую красоту? Впередъ для большей безопасности совсѣмъ не смотри на женщинъ. Уклонись, сказано, отъ зла и сотвори благо (Псал. XXXIII, 15), и еще: удержи языкъ твой отъ зла, и устнѣ твои, /с. 108/ еже не глаголати льсти (ст. 14). А я требую, чтобы ты еще говорилъ доброе. Взыщи мира и пожени и (тамъ же, ст. 15) не только съ людьми, но и съ Богомъ. Прекрасно сказано: пожени. Подлинно миръ отринутъ и изгнанъ, и, оставивъ землю, отошелъ на небо. Но мы можемъ возвратить его опять, если только, оставивъ гордость, наглость и все, что препятствуетъ ему, захочемъ вести жизнь скромную и кроткую. Въ самомъ дѣлѣ, нѣтъ ничего хуже наглой надменности. Она-то и дѣлаетъ насъ и напыщенными и въ то же время раболѣпными, а потому въ первомъ случаѣ смѣшными, во второмъ отвратительными, и такимъ образомъ производитъ заразъ два противоположныхъ порока: гордость и подлое ласкательство. Если же мы искоренимъ эту ненасытную страсть, то будемъ и истинно-смиренными, и высокими безъ всякой для себя опасности. Отъ излишества, вѣдь, и въ тѣлахъ нашихъ происходитъ порча соковъ, и когда составныя части нашего тѣла по чрезмѣрности выходятъ изъ своихъ границъ, то рождаются безчисленныя болѣзни и страшные случаи смерти. Тоже самое бываетъ и съ душею.

7. Итакъ, отсѣчемъ всякую безмѣрность и, принявши спасительное врачество умѣренности, будемъ жить добропорядочно, какъ слѣдуетъ, и станемъ усердно прилежать къ молитвамъ. Если и не получимъ просимаго, будемъ молиться, чтобы получить; если же получимъ, не престанемъ молиться и по полученіи просимаго. Богъ не для чего-нибудь иного откладываетъ исполненіе нашихъ прошеній, но для того, чтобы замедленіемъ возбуждать къ неусыпнымъ молитвамъ. Для того-то Онъ и отлагаетъ исполненіе нашихъ прошеній, и часто попускаетъ намъ впадать въ искушенія, чтобы мы непрестанно къ Нему прибѣгали и не оставляли Его. Такъ поступаютъ и любящіе отцы и чадолюбивыя матери: видя, что дѣти перестаютъ ласкаться къ нимъ, и оставляютъ ихъ, чтобы играть съ своими сверстниками, они часто приказываютъ слугамъ своимъ пугать ихъ, чтобы страхомъ принудить ихъ бѣжать къ материнскимъ объятіямъ. Такъ и Богъ часто угрожаетъ намъ не потому, что Онъ готовъ исполнить надъ нами Свои угрозы, но для того, чтобы привлечь къ Себѣ. Оттого-то, когда мы къ Нему обращаемся, Онъ тотчасъ перестаетъ быть грознымъ. Если бы мы были одинаковы какъ въ благополучіи, такъ и въ искушеніяхъ, то не было бы и нужды въ искушеніяхъ. И что намъ говорить о себѣ? И сами святые мужи часто вразумляемы были искушеніями. Потому-то и говоритъ пророкъ: благо мнѣ, яко смирилъ мя еси (Псал. CXVIII, 71). И Самъ Христосъ говоритъ апостоламъ: въ мірѣ скорбни будете (Іоан. XVI, 33). То же самое разумѣетъ и /с. 109/ Павелъ, когда говоритъ: дадеся ми пакостникъ плоти ангелъ сатанинъ, да ми пакости дѣетъ (2 Кор. XII, 7). Вотъ почему, хотя и просилъ онъ избавиться отъ этого искушенія, онъ не получилъ просимаго, потому что ему отъ него была большая польза. Если пройдемъ всю жизнь Давида, то найдемъ, что и онъ былъ свѣтлѣе во время бѣдствій. И не только онъ, но и всѣ другіе ему подобные. Такъ Іовъ наиболѣе сіялъ во время бѣдствій; тогда же наиболѣе прославился Іосифъ; также Іаковъ, и отецъ его, и отецъ отца его, и всѣ, которые когда-либо сіяли и получили блистательнѣйшіе вѣнцы, увѣнчались и прославились отъ скорбей и искушеній. Зная все это, не будемъ, по словамъ мудраго, скоры во время наведенія (Сир. II, 2), а научимся тому единственно, чтобы мужественно все переносить, и, что бы ни случилось съ нами, ни о чемъ не любопытствовать и не безпокоиться. Знать, когда должны кончиться наши скорби, принадлежитъ Богу, Который ихъ попускаетъ, а переносить эти скорби со всею благодарностью — есть дѣло уже нашей благопризнательности. Если будетъ такъ, то все будетъ у насъ хорошо. А чтобы это дѣйствительно было, чтобы намъ быть славнѣе здѣсь — на землѣ и блистательнѣе на небесахъ, будемъ принимать все, постигающее насъ, съ благодарностью къ Тому, Кто лучше нашего знаетъ, чтó намъ полезно, и Кто любитъ насъ сильнѣе самихъ родителей. Эти двѣ мысли припоминая себѣ при каждомъ постигающемъ насъ бѣдствіи, будемъ укрощать скорбь свою и прославлятъ Бога, Который во всѣхъ случаяхъ, все творитъ и устрояетъ въ нашу пользу. Такимъ образомъ мы и легко отразимъ всѣ навѣты, и получимъ нетлѣнные вѣнцы, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, съ Которымъ Отцу и Св. Духу слава, держава, честь нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 99-109.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.