Церковный календарь
Новости


2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
2018-10-10 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Соврем. экуменическое обновленчество (1992)
2018-10-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 102-е (12 марта 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
Толкованіе на святаго Матѳея Евангелиста.

Бесѣда XII.
Тогда приходитъ Іисусъ отъ Галилеи на Іорданъ ко Іоанну, креститися отъ него (III, 15).

1. Съ рабами Господь, съ виновными Судія идетъ креститься. Но не возмущайся этимъ: въ этомъ-то смиреніи и сіяетъ особенно высота Его. Да и чему удивляться, если принялъ крещеніе и вмѣстѣ съ другими пришелъ къ рабу Тотъ, Который благоволилъ столько времени быть въ дѣвической утробѣ, родиться съ нашимъ естествомъ, припять заушенія и крестъ, и претерпѣть все, что претерпѣлъ Онъ? То чудно, что Онъ, будучи Богомъ, восхотѣлъ содѣлаться человѣкомъ; все же прочее было уже слѣдствіемъ этого. Потому-то и Іоаннъ говорилъ предварительно, что онъ недостоинъ развязать ремень у сапога Его (Лук. III, 16); также, что Христосъ есть Судія, воздастъ каждому достойное и всѣмъ ниспошлетъ въ обиліи Духа, — чтобы ты, видя Его идущаго ко крещенію, не судилъ о Немъ низко. Вотъ почему и тогда, какъ Онъ пришелъ креститься, Іоаннъ удерживаетъ Его, говоря: азъ требую Тобою креститися, и Ты ли грядеши ко мнѣ (Матѳ. III, 14)? Такъ какъ крещеніе Іоанново было крещеніемъ покаянія, и приводило людей въ сознаніе грѣховъ, то, чтобы кто не подумалъ, что и Іисусъ приходитъ на Іорданъ съ такимъ же намѣреніемъ, въ предупрежденіе этого Іоаннъ называетъ Его Агнцемъ и Искупителемъ міра отъ грѣха. Тотъ, Кто могъ истребить грѣхи всего рода человѣческаго, самъ уже безъ сомнѣнія былъ безгрѣшенъ. Потому Іоаннъ и не сказалъ: вотъ безгрѣшный! но, что гораздо важнѣе: вземляй грѣхи міра — чтобы вмѣстѣ съ этимъ ты увѣрился, и увѣрившись увидѣлъ, что Онъ приходитъ ко крещенію съ иною какою-то цѣлію. Потому-то Іоаннъ и говорилъ пришедшему къ нему Христу: азъ требую Тобою креститися, и Ты ли грядеши ко мнѣ? Не сказалъ: Ты ли хочешь /с. 123/ креститься отъ меня? Онъ не дерзалъ сказать и этого. Но что сказалъ? И Ты ли грядеши ко мнѣ? Что же Христосъ? Онъ и здѣсь поступилъ точно такъ же, какъ послѣ съ Петромъ. И этотъ не давалъ Ему умыть ногъ своихъ, но, когда услышалъ: еже Азъ творю, ты не вѣси нынѣ, уразумѣеши же по сихъ, также: не имаши части со Мною (Іоан. XIII, 7, 8), — тотчасъ оставилъ упорство и оказалъ послушаніе. Подобнымъ образомъ и Іоаннъ, услышавъ: остави нынѣ, тако бо подобаетъ намъ исполнити всяку правду (Матѳ. III, 15), немедленно повиновался. Оба они — и Петръ и Іоаннъ — не были упорны, но оказывали и любовь и послушаніе, и во всемъ старались повиноваться Господу. Смотри же, какъ Іисусъ убѣждаетъ Іоанна тѣмъ самымъ, чѣмъ онъ особенно затруднялся: не сказалъ, что того требуетъ справедливость, но: тако подобаетъ (такъ прилично). Тогда какъ Іоаннъ почиталъ весьма неприличнымъ для Него принять крещеніе отъ раба, Онъ напротивъ, указываетъ ему на полное приличіе этого, какъ бы говоря: не потому ли ты уклоняешься и отрекаешься отъ этого, что находишь это неприличнымъ? Напротивъ, это весьма прилично, и потому оставь это. И не просто сказалъ: остави, но присовокупилъ: нынѣ. Не всегда будетъ это, говоритъ Онъ; напротивъ, ты увидишь Меня и въ томъ состояніи, въ какомъ желаешь видѣть, а теперь пока ожидай его. Далѣе, Христосъ показываетъ и то, почему это прилично. Почему же это прилично? Потому, что намъ надлежитъ исполнить весь законъ, — что и означилъ Онъ словами: всяку правду, — такъ какъ правда есть исполненіе заповѣдей. Такъ какъ мы, говорится, исполнили уже всѣ другія заповѣди, и остается только одно это, то должно присовокупить и это. Я пришелъ разрѣшить клятву, лежащую на васъ за преступленіе закона; потому долженъ прежде самъ исполнить весь законъ и освободить васъ отъ осужденія, и такимъ образомъ прекратить дѣйствіе закона. Итакъ, Мнѣ надлежитъ исполнить весь законъ, потому что Я долженъ разрѣшить проклятіе, написанное противъ васъ въ законѣ. Для того-то Я и принялъ плоть, и пришелъ въ міръ. Тогда остави Его, и крестився Іисусъ, взыде абіе отъ воды; и се отверзошася Ему небеса, и видѣ Духа Божія сходяща яко голубя, и грядуща на Него (Матѳ. III, 16).

2. Естественно, народъ почиталъ Іоанна гораздо выше Христа. Тотъ всю жизнь свою проводилъ въ пустынѣ, былъ сынъ архіерея, носилъ необычайную одежду, призывалъ всѣхъ ко крещенію, и сверхъ того, родился отъ неплодной; Іисусъ же произошелъ отъ незнатной отроковицы (рожденіе отъ Дѣвы не было еще всѣмъ извѣстно), воспитывался въ домѣ, обращался со всѣми и носилъ обычную одежду. Такъ какъ никто еще не зналъ не/с. 124/изреченныхъ тайнъ домостроительства, то и почитали Христа меньшимъ. Крещеніе отъ Іоанна еще болѣе могло утверждать іудеевъ въ этомъ мнѣніи, если бы даже они и не имѣли другихъ побужденій къ тому. Они думали о Іисусѣ, что и Онъ изъ числа обыкновенныхъ людей. Если бы Онъ былъ необыкновенный человѣкъ, разсуждали они, то не пришелъ бы креститься вмѣстѣ съ другими. Напротивъ, Іоаннъ былъ въ глазахъ ихъ гораздо болѣе и удивительнѣе Его. Вотъ почему, чтобы такая мысль не утвердилась въ народѣ, тотчасъ, по крещеніи Іисуса; отверзаются небеса, нисходитъ Духъ, и вмѣстѣ съ Духомъ гласъ, возвѣщающій достоинство Іисуса, какъ Единороднаго. А такъ какъ этотъ гласъ: сей есть Сынъ Мой возлюбленный (Матѳ. III, 17) многимъ казался относящимся къ Іоанну, потому что не было прибавлено: сей крещаемый, но сказано просто — сей; да и какъ по самому достоинству Крестителя, такъ и по всѣмъ вышесказаннымъ обстоятельствамъ, каждый, слышавшій эти слова, естественнѣе прилагалъ ихъ къ крестившему, чѣмъ къ крестившемуся, — то Духъ Святый сошелъ въ видѣ голубя, чтобы обратить гласъ на Іисуса, и показать всѣмъ, что слово сей сказано не объ Іоаннѣ крестившемъ, но объ Іисусѣ крестившемся. Почему же, — скажутъ, — не смотря на такое событіе, іудеи не увѣровали въ Него? По жестокосердію своему. Точно также и при Моисеѣ много было чудесъ, хотя и не столь великихъ; но народъ, послѣ всѣхъ этихъ чудесъ, послѣ гласовъ и трубъ и молній, слилъ себѣ тельца и прилѣпился къ Веельфегору. Да и тѣ же самые, которые были при крещеніи, видѣли впослѣдствіи воскресеніе Лазаря; и однако не только не увѣровали въ Того, Кто сотворилъ это чудо, но еще многократно покушались и убить Его. Итакъ, если они, видя собственными глазами воскресеніе мертвыхъ, до такой степени упорствовали во злѣ и невѣріи, то чему дивиться, если они не повѣрили гласу, нисшедшему свыше? Когда душа находится въ состояніи безчувственности и развращенія, и одержима недугомъ зависти, тогда она не убѣждается никакимъ чудомъ. Напротивъ, когда душа благопризнательна, тогда она принимаетъ все съ вѣрою, даже и въ чудесахъ не имѣетъ особенной нужды. Итакъ, не спрашивай, почему они не повѣрили; но разсмотри лучше, не все ли было сдѣлано, что было нужно для преклоненія ихъ къ вѣрѣ. Это показываетъ Самъ Богъ, когда устами пророка защищаетъ все, что Онъ сдѣлалъ для блага ихъ. Когда іудеямъ угрожала погибель и послѣднее наказаніе, то, чтобы кто-нибудь за ихъ развращеніе не сталъ обвинять Промыслъ, Онъ говоритъ: что Ми подобаше сотворити винограду Моему, и не сотворихъ (Ис. V, 4)? Такъ и здѣсь, раз/с. 125/смотри, чему бы еще надлежало быть, и не было? Да и когда бы ни случились подобныя разсужденія о промыслѣ Божіемъ, употребляй всегда этотъ образъ защиты противъ дерзающихъ обвинять его за пороки людей. Смотри же, какія совершаются чудеса, и какія открываются начатки будущаго; вѣдь не рай, а самое небо отверзается. Впрочемъ, рѣчь противъ іудеевъ отложимъ до другого времени; а теперь, при содѣйствіи Божіемъ, обратимся къ дальнѣйшему. И крестився Іисусъ, абіе взыде отъ воды: и се отверзошася Ему небеса. Для чего же отверзлись небеса? Для того, чтобы ты позналъ, что и при твоемъ крещеніи бываетъ то же самое; тогда Богъ призываетъ тебя къ горнему отечеству, и убѣждаетъ ничего уже не имѣть общаго съ землею. Ты не видишь этого, но, не смотря на то, не сомнѣвайся. Чувственныя видѣнія дивныхъ и духовныхъ вещей и всѣ подобныя знаменія являются только въ началѣ, и то для людей грубыхъ и такихъ, которые, не могутъ вмѣстить никакой мысли о существѣ безтѣлесномъ, и поражаются только видимымъ, и потому имѣютъ нужду въ чувственныхъ видѣніяхъ; но и это бываетъ съ тою цѣлію, чтобы съ вѣрою принималось то, что однажды въ началѣ было утверждено чудесами, хотя бы этихъ чудесъ потомъ уже и не было. Такъ на собраніи апостоловъ былъ шумъ дыханія бурнаго, и явились видѣнія огненныхъ языковъ, — не для самихъ апостоловъ, но для іудеевъ, которые тогда находились съ ними, между тѣмъ и мы пріемлемъ то, что единожды утверждено чудесами, хотя и нѣтъ болѣе чувственныхъ знаменій. Такъ и при крещеніи, голубь явился для того, чтобы и присутствующимъ, и Іоанну указать, какъ бы перстомъ, Сына Божія, и вмѣстѣ для того, чтобы и ты зналъ, что и на тебя, когда крещаешься, нисходитъ Духъ Святый.

3. Но намъ нѣтъ нужды уже въ чувственномъ видѣніи, потому что для насъ вмѣсто всѣхъ знаменій довольно одной вѣры; знаменія даются не для вѣрующихъ, но для невѣрующихъ. почему же Духъ Святый явился въ видѣ голубя? Потому что голубь есть животное кроткое и чистое. И какъ Духъ Святый есть духъ кротости, то Онъ и явился въ этомъ видѣ. Кромѣ того, такое явленіе напоминаетъ намъ и о древней исторіи. Когда всеобщій потопъ объялъ всю вселенную, и родъ нашъ подвергался опасности совершеннаго истребленія, тогда явилась эта птица и дала знать о прекращеніи потопа, и, принесши вѣтвь масличную, принесла благую вѣсть о всеобщей тишинѣ во вселенной. Все это было прообразованіемъ будущаго. Тогда люди надалились въ худшемъ состояніи, и достойны были гораздо большаго наказанія. Поэтому, чтобы ты не отчаивался, Писаніе /с. 126/ и приводитъ тебѣ на память эту исторію. И въ то время, не смотря на самое отчаянное положеніе дѣлъ, было нѣкоторое избавленіе отъ бѣдствій и возстановленіе; тогда это произошло посредствомъ наказанія, а теперь посредствомъ благодати и дара неизглаголаннаго. Поэтому и голубица не съ масличною вѣтвію является, но указываетъ намъ на Освободителя отъ всѣхъ золъ и подаетъ благія надежды. Не одного только человѣка выводитъ она изъ ковчега, но всю вселенную возводитъ на небо, и вмѣсто масличной вѣтви приноситъ усыновленіе всему роду человѣческому. Представляя величіе этого дара, не уменьшай въ мысляхъ твоихъ достоинства Святаго Духа потому только, что Онъ явился въ такомъ образѣ. Я слышалъ, какъ нѣкоторые говорятъ, будто такое же различіе между Христомъ и Святымъ Духомъ, какое между человѣкомъ и голубемъ, потому что Тотъ явился въ человѣческомъ естествѣ, а этотъ въ видѣ голубя. Что на это должно сказать? То, что Сынъ Божій принялъ естество человѣческое, а Духъ Святый не принялъ естества голубя. Потому и евангелистъ не сказалъ: въ естествѣ голубя, но — въ видѣ голубя. Да кромѣ даннаго случая, послѣ Онъ никогда не являлся въ такомъ образѣ. Далѣе, если ты по этой только причинѣ почитаешь Его меньшимъ по достоинству, то потому же самому и херувимы будутъ лучше Его, и притомъ во столько разъ, во сколько орелъ превосходнѣе голубя, потому что они являлись въ видѣ орлиномъ. Также и ангелы будутъ лучше Его, потому что и они часто являлись въ образѣ человѣческомъ. Но да не будетъ этого, да не будетъ! Иное вѣдь дѣло, истиннымъ содѣлаться человѣкомъ, иное — на время являться въ какомъ-либо видѣ. Итакъ, не будь неблагодарнымъ предъ своимъ Благодѣтелемъ, и не плати зломъ за добро даровавшему тебѣ источникъ блаженства. Гдѣ достоинство усыновленія, тамъ и отъятіе всѣхъ золъ и дарованіе всѣхъ благъ. Вотъ почему отмѣняется крещеніе іудейское, а наше получаетъ начало. Что было съ пасхою, то же происходитъ и съ крещеніемъ. Какъ тамъ Христосъ, совершивъ ту и другую пасху, одну отмѣнилъ, а другой далъ начало, такъ и здѣсь, исполнивъ крещеніе іудейское, отверзъ двери и крещенію Церкви новозавѣтной. Какъ тамъ въ одной вечери, такъ здѣсь въ одной рѣкѣ и тѣнь начерталъ, и истину представилъ. Только наше крещеніе имѣетъ благодать Святаго Духа; крещеніе же Іоанново не имѣло такого дара. Потому-то ничего подобнаго и не случалось при крещеніи другихъ людей, а совершилось только съ Тѣмъ, Кто имѣлъ преподать этотъ даръ, чтобы ты кромѣ вышесказаннаго позналъ и то, что не чистота крещающаго, но сила крестившагося произвела это. Тогда и небеса отверзлись, и Духъ Святый /с. 127/ снизошелъ. Такъ Христосъ отъ древняго образа жизни уже изводитъ насъ къ новому, отверзая намъ врата небесныя и ниспосылая оттуда Святаго Духа, Который призываетъ насъ къ горнему отечеству; и не просто призываетъ, но и облекаетъ высочайшимъ достоинствомъ: содѣлываетъ насъ не ангелами и архангелами, но возлюбленными сынами Божіими. Такъ Онъ влечетъ насъ къ тому горнему достоянію.

4. Представляя все это, яви жизнь достойную и любви призывающаго, и сообщества небеснаго, и чести тебѣ дарованной. Распявшись міру и міръ распявши себѣ, со всякимъ тщаніемъ старайся жить такъ, какъ живутъ на небесахъ. Не думай, что ты имѣешь нѣчто общее съ землею, потому что тѣло твое еще не вознесено на небо; глава твоя тамъ — на небесахъ. Для того-то Господь нисшелъ на землю и низвелъ съ Собою ангеловъ, а потомъ, воспріявши тебя, восшелъ на небо, чтобы ты, еще прежде восшествія твоего туда, увѣрился, что можешь жить и на землѣ, какъ на небѣ. Итакъ, будемъ постоянно сохранять то достоинство, которое мы получили въ началѣ; будемъ ежедневно стремиться къ небеснымъ чертогамъ, и все земное почитать тѣнью и сновидѣніемъ. Въ самомъ дѣлѣ, если бы какой-нибудь земной царь неожиданно усыновилъ тебя, бѣднаго и нищаго, ты бы и не подумалъ о своей бѣдной хижинѣ, хотя между тѣмъ и другимъ еще и не велико различіе. Такъ и ты не думай ни о чемъ прежнемъ, потому что ты призванъ къ благамъ гораздо важнѣйшимъ. Тотъ, кто тебя призываетъ, ость Владыка ангеловъ, а блага, даруемыя тебѣ, превыше всякаго слова и разумѣнія. Онъ переселяетъ тебя не отъ земли на землю, подобно царю земному, но отъ земли на небо, и отъ смертнаго естества въ славу безсмертную и неизглаголанную, которая тогда только откроется намъ въ истинномъ своемъ видѣ, когда будемъ ею наслаждаться. Надѣясь получить такія блага, неужели ты будешь еще вспоминать о деньгахъ, и прилѣпляться къ мечтамъ земнымъ? Ужели не увѣришься, что все видимое малоцѣннѣе рубища нищаго? Какъ же ты явишься достойнымъ такой великой чести? Какое принесешь оправданіе? Или лучше, какой не понесешь казни за то, что послѣ такого дара опять бѣжишь къ прежней блевотинѣ? Вѣдь ты будешь наказанъ за грѣхи свои не просто какъ человѣкъ, но какъ сынъ Божій, и величіе чести послужить тебѣ только къ большему наказанію. И мы за одни и тѣ же проступки не одинаково наказываемъ провинившихся рабовъ и дѣтей, особенно если они много облагодѣтельствованы нами. И если тотъ, кому данъ былъ въ удѣлъ рай, за одно только преслушаніе послѣ великой чести подвергся такимъ бѣдствіямъ, то мы, полу/с. 128/чившіе небо и содѣлавшіеся сонаслѣдниками Единороднаго, можемъ ли испросить прощеніе, когда, оставивъ голубя, поспѣшаемъ къ змію? Нѣтъ, мы уже не услышимъ тогда: земля еси и въ землю отъидеши (Быт. III, 19), или: воздѣлывай землю, и прочаго, что нѣкогда сказано было Адаму, но намъ угрожаютъ наказанія гораздо тягчайшія — тьма кромѣшняя, узы неразрѣшимыя, червь ядовитый, скрежетъ зубовъ; и по дѣламъ. Тотъ, кто и послѣ такого благодѣянія не сдѣлался лучшимъ, по всей справедливости долженъ подвергнуться послѣднему и тягчайшему наказанію. Илія нѣкогда отверзъ и заключилъ небо для того, чтобы низвести и удержать дождь; а тебѣ отверзается небо для того, чтобы ты восшелъ туда, и не только самъ восшелъ, но — что гораздо важнѣе — и другихъ возвелъ съ собою, если захочешь. Вотъ какое дерзновеніе и власть даровалъ тебѣ Господь во всѣхъ (благахъ) Своихъ! Итакъ, если тамъ домъ нашъ, то положимъ туда все свое имѣніе, и не оставимъ ничего здѣсь, чтобы не лишиться его. Здѣсь — на землѣ — хотя бы ты заперъ свое имущество ключемъ, хотя бы придѣлалъ двери и запоры, хотя бы приставилъ тысячу стражей, и защитилъ его отъ всѣхъ злодѣевъ, хотя бы укрылъ его отъ взора завистниковъ, хотя бы предохранилъ даже отъ моли и отъ порчи, причиняемой временемъ, что впрочемъ невозможно, — ты все же не избѣжишь рано или поздно смерти; и все это въ одно мгновеніе будетъ у тебя отнято, и не только отнято, но и предано въ руки враговъ твоихъ. Если же ты перешлешь свое имѣніе въ домъ небесный, то будешь совершенно безопасенъ. Не нужно тебѣ будетъ ни замковъ, ни дверей, ни запоровъ. Такова крѣпость того града; такъ неприступно то мѣсто для хищниковъ; такъ неприкосновенно для тлѣнія, и ограждено отъ всякаго злого умысла.

5. Не крайнее ли безуміе — собирать все туда, гдѣ все полагаемое истлѣваетъ и погибаетъ, а гдѣ все остается неприкосновеннымъ, и даже еще возрастаетъ, туда не отлагать ни малѣйшей части? И это дѣлаемъ мы, которые тамъ должны жить вѣчно. Потому-то и язычники не вѣрятъ нашимъ словамъ. Они хотятъ не на словахъ, а въ дѣлахъ нашихъ видѣть доказательство нашего ученія о жизни будущей. Видя, что мы строимъ пышные домы, заводимъ сады и бани, покупаемъ поля, они не хотятъ вѣрить, чтобы мы готовились переселиться въ другой небесный градъ. Если бы это было такъ, говорятъ они, тогда бы христіане все, что только здѣсь имѣютъ, промѣнявши на серебро, заблаговременно отправили туда. Такъ заключаютъ они изъ того, чтó обыкновенно бываетъ въ мірѣ. Въ самомъ дѣлѣ, мы видимъ, что богатые люди строятъ домы, покупаютъ поля и все прочее въ /с. 129/ тѣхъ городахъ, въ которыхъ намѣреваются жить. Между тѣмъ мы дѣлаемъ напротивъ. Мы всѣми силами стараемся пріобрѣсти землю, и за нѣсколько десятинъ земли и домовъ не только не жалѣемъ денегъ, но даже проливаемъ кровь; а для пріобрѣтенія неба не хотимъ пожертвовать и самыми избытками, между тѣмъ какъ могли бы купить его за малую цѣну, и, купивши, обладать имъ вѣчно. Потому-то мы и подвергнемся крайнему наказанію, если придемъ туда наги и нищи; и не за свою только бѣдность будемъ терпѣть несносныя мученія, но и за то особенно, что и другихъ вовлекли въ подобное состояніе. Въ самомъ дѣлѣ, если язычники увидятъ, что и мы, сподобившись великихъ таинствъ, привязаны къ земному, то тѣмъ болѣе сами будутъ прилѣпляться къ нему. Черезъ это мы сами собираемъ сильнѣйшій огонь на главу нашу. Намъ надлежало бы учить ихъ презирать все видимое, а мы, вмѣсто того, больше всѣхъ возбуждаемъ въ нихъ пристрастіе къ нему. Какъ же мы можемъ спастись, когда должны будемъ подвергнуться истязанію за погибель другихъ? Неужели же ты не знаешь, что Христосъ повелѣлъ намъ быть солію и свѣтильниками въ этомъ мірѣ, чтобы мы и укрѣпляли разслабляемыхъ сладострастіемъ, и просвѣщали омраченныхъ заботами о богатствѣ? Если же мы повергаемъ ихъ еще въ бóльшую тьму, и только еще больше разслабляемъ, то какая останется намъ надежда спасенія? Совершенно никакой, но съ воплемъ и скрежетомъ зубовъ, связанные по рукамъ и ногамъ, будемъ ввержены въ огнь геенскій, послѣ того какъ уже здѣсь истомимся заботами о богатствѣ. Итакъ, размысливъ о всемъ этомъ, расторгнемъ всѣ узы обольщенія сребролюбіемъ, чтобы не впасть намъ въ тѣ узы, которыми увлекутъ насъ въ огонь неугасаемый. Тотъ, кто рабствуетъ богатству, и здѣсь и тамъ всегда будетъ въ узахъ; а неимѣющій этой страсти и здѣсь и тамъ будетъ свободенъ. Чтобы и намъ достигнуть этой свободы, сокрушимъ тяжкое ярмо сребролюбія, и воскрылимся къ небу, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 122-129.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.