Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 18 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
Толкованіе на святаго Матѳея Евангелиста.

Бесѣда XIII.
Тогда Іисусъ возведенъ бысть Духомъ въ пустыню, искуситися отъ діавола (IV, 1).

1. Тогда: когда же это? Послѣ сошествія Святаго Духа, послѣ гласа, нисшедшаго свыше и возвѣстившаго: сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ! И вотъ что удивительно: Іисусъ, /с. 130/ какъ говоритъ евангелистъ, возведенъ былъ въ пустыню Духомъ Святымъ. Такъ какъ Христосъ все дѣлалъ и терпѣлъ для нашего наученія, то и теперь попускаетъ Онъ отвести Себя въ пустыню и поставить въ борьбу съ діаволомъ для того, чтобы никто изъ крестившихся, если бы ему случилось послѣ крещенія претерпѣвать еще бóльшія прежнихъ искушенія, не смущался ими, какъ чѣмъ-то неожиданнымъ, но мужественно переносилъ бы всякое искушеніе, какъ дѣло обыкновенное. Не для того, вѣдь, ты получилъ оружіе, чтобы быть празднымъ, но чтобы сражаться. Вотъ почему и Богъ не препятствуетъ посѣщать тебя искушеніямъ. Во-первыхъ, Онъ попускаетъ ихъ для того, чтобы ты позналъ, что ты содѣлался гораздо сильнѣе; во-вторыхъ, чтобы ты пребывалъ въ смиреніи, и не превозносился величіемъ даровъ, видя, что искушенія могутъ смирять тебя; въ-третьихъ, для того, чтобы лукавый духъ, все еще сомнѣвающійся въ твоемъ отъ него отступленіи, видя твое терпѣніе въ искушеніяхъ, увѣрился, что ты совершенно оставилъ его и отступилъ отъ него; въ-четвертыхъ, чтобы ты чрезъ это сдѣлался тверже и крѣпче всякаго желѣза; въ-пятыхъ, чтобы получилъ ясное свидѣтельство о ввѣренныхъ тебѣ сокровищахъ. Въ самомъ дѣлѣ, діаволъ не сталъ бы приступать къ тебѣ, если бы не видѣлъ тебя на высшей степени чести. Потому самому и въ началѣ онъ возсталъ противъ Адама, что видѣлъ его украшеннымъ высокимъ достоинствомъ. Потому же вооружился и противъ Іова, когда увидѣлъ его увѣнчаннымъ и прославленнымъ отъ Господа всяческихъ. Какъ же, возразишь ты, сказано: молитеся, да не внидете въ напасть (Матѳ. XXVI, 41)? Но потому-то и говоритъ тебѣ евангелистъ, что Іисусъ не самъ пришелъ, а былъ возведенъ въ пустыню по божественному смотрѣнію, чѣмъ показывается, что и мы не должны сами вдаваться въ искушенія, но когда будемъ вовлечены въ нихъ, то должны стоять мужественно. И смотри, куда привелъ Его духъ: не въ городъ, не на площадь, но въ пустыню. Онъ какъ бы хотѣлъ тѣмъ привлечь діавола, давая ему случай искусить не только голодомъ, но и самымъ мѣстомъ уединеннымъ, потому что діаволъ тогда особенно и нападаетъ на насъ, когда видитъ, что находимся въ уединеніи — только сами съ собою. Такъ и въ началѣ онъ приступилъ къ женѣ, нашедши ее одну, безъ мужа. Когда же видитъ насъ въ сообществѣ съ другими, то не такъ бываетъ смѣлъ, и не отваживается нападать. И по этой слѣдовательно причинѣ намъ всѣмъ нужно чаще собираться вмѣстѣ, чтобы діаволъ не могъ удобно уловлять насъ. Итакъ, діаволъ нашелъ Христа въ пустынѣ, — и въ пустынѣ непроходимой (что такова была та пустыня, объ этомъ свидѣтельствуетъ Маркъ, /с. 131/ говоря: бѣ со звѣрьми — Марк. 1, 13). Смотри, съ какою хитростію, съ какимъ лукавствомъ приступаетъ онъ, и какое выждалъ время. Онъ приступаетъ не тогда, когда Іисусъ постился, но когда взалкалъ. Отсюда познай, сколь великое благо и сколь сильное оружіе противъ діавола — постъ; познай и научись, что, омывшись водами крещенія, не должно предаваться удовольствіямъ, пьянству и обильнымъ яствамъ, но наблюдать постъ. Потому-то и самъ Христосъ постился, — не потому, что Ему нуженъ былъ постъ, но для нашего наученія. Служеніе чреву было виною грѣховъ, бывшихъ до крещенія. Поэтому, какъ врачъ, излѣчивъ больного, запрещаетъ ему дѣлать то, отъ чего произошла болѣзнь, такъ и здѣсь Христосъ послѣ крещенія установилъ постъ. И Адама изгнало изъ рая чревоугодіе; оно же во времена Ноя было причиною потопа; оно же и на содомлянъ низвело огонь. Хотя преступленіемъ ихъ было и сладострастіе, но корень той и другой казни произошелъ отъ чревоугодія, на что и Іезекіиль указываетъ, говоря: обаче сіе беззаконіе содомлянъ, что они въ гордости и въ сытости хлѣба, и въ изобиліи вина сластолюбствоваша (Іезек. XVI, 49). Такъ и іудеи, начавъ пьянствомъ и объяденіемъ, предались беззаконію и содѣлали величайшія преступленія.

2. Вотъ почему и Христосъ постился сорокъ дней, показывая намъ спасительное врачество. Дальше этого Онъ не простирается, чтобы чрезмѣрнымъ величіемъ чуда не сдѣлать сомнительною самую истину воплощенія. Теперь этого быть не можетъ, потому что и прежде Его еще Моисей и Илія, укрѣпляемые божественною силою, оказались въ состояніи вынести такой же продолжительный постъ. А если бы Христосъ постился долѣе, то многимъ и это могло бы служить поводомъ сомнѣваться въ истинѣ воплощенія. Итакъ, пропостившись сорокъ дней и ночей, послѣди взалка (ст. 2), давая, такимъ образомъ, случай діаволу приступить къ Нему, чтобы Своею борьбою съ нимъ показать, какъ должно преодолѣвать и побѣждать. Такъ поступаютъ и борцы, желая научить своихъ учениковъ одолѣвать и побѣждать борющихся съ ними; они нарочно въ палестрахъ [1] схватываются съ другими, чтобы ученики замѣчали тѣлодвиженія борющихся, и учились искусству побѣды. То же сдѣлано было и тамъ. Восхотѣвъ привлечь діавола на борьбу, Христосъ обнаружилъ предъ нимъ Свое алканіе, и когда тотъ приблизился, Онъ взялъ его, и затѣмъ разъ, другой разъ, и третій низложилъ его съ свойственною Ему легкостію. Но, чтобы слишкомъ бѣглымъ взоромъ на эти побѣды не уменьшить вашей /с. 132/ пользы, разсмотримъ подробно каждую борьбу, начавши съ первой. Когда, говорится, взалкалъ Іисусъ, приступль искуситель, рече Ему: аще Сынъ еси Божій, рцы, да каменіе сіе хлѣбы будутъ (ст. 3). Послѣ того какъ слышалъ уже голосъ, снишедшій съ неба и свидѣтельствующій: сей есть Сынъ Мой возлюбленный (Матѳ. III, 17), слышалъ столь же славное о Немъ свидѣтельство Іоанново, искуситель вдругъ видитъ Его алчущимъ. Это приводитъ его въ недоумѣніе: припоминая сказанное объ Іисусѣ, онъ не можетъ повѣрить, чтобы это былъ простой человѣкъ; съ другой стороны, видя Его алчущимъ, не можетъ допустить, чтобы это былъ Сынъ Божій. Находясь въ такомъ недоумѣніи, онъ приступаетъ къ Нему съ словами сомнѣнія. И, какъ нѣкогда, приступивъ къ Адаму, выдумалъ то, чего совсѣмъ не было, чтобы узнать истину, такъ и теперь, не зная ясно неизреченнаго таинства воплощенія, и того, кто предъ нимъ, коварно сплетаетъ новыя сѣти, чтобы, такимъ образомъ, узнать сокровенное и остававшееся въ неизвѣстности. Что же говоритъ онъ? Аще Сынъ еси Божій, рцы, да каменіе сіе хлѣбы будутъ. Не сказалъ: если алчешь; но: аще Сынъ еси Божій, думая обольстить Его похвалами. Объ алканіи онъ умалчиваетъ, чтобы не показалось, что онъ выставляетъ это Ему на видъ и хочетъ уничижить Его. Не постигая величія дѣйствій, относящихся къ домостроительству спасенія, онъ почиталъ это за постыдное для Іисуса. Поэтому онъ льститъ Ему и коварно напоминаетъ только о Его достоинствѣ. Что же Христосъ? Низлагая кичливость діавола и показывая, что случившееся ни мало не постыдно и не недостойно Его премудрости, Самъ выражаетъ и обнаруживаетъ то, о чемъ искуситель умолчалъ изъ лести, и говоритъ: не о хлѣбѣ единомъ живъ будетъ человѣкъ. Такъ искуситель начинаетъ съ потребности чрева. Посмотри на хитрость злого духа, съ чего онъ начинаетъ борьбу, и какъ остается вѣренъ своему коварству: чѣмъ онъ изринулъ изъ рая перваго человѣка, и подвергъ его безчисленнымъ бѣдствіямъ, тѣмъ и здѣсь начинаетъ свое обольщеніе, т. е. невоздержаніемъ чрева. И нынѣ отъ многихъ безумцевъ ты услышишь, что чрево для нихъ было причиною безчисленныхъ золъ. Но Христосъ, желая показать, что добродѣтельнаго человѣка и самое жестокое насиліе не можетъ принудить сдѣлать что-либо неподобающее, алчетъ, и однакожъ не повинуется внушенію діавола, научая и насъ ни въ чемъ его не слушаться. Такъ какъ первый человѣкъ, послушавъ діавола, и Бога прогнѣвилъ, и законъ преступилъ, то Господь всячески внушаетъ тебѣ не слушать діавола даже и тогда, когда требуемое имъ не будетъ преступленіемъ закона. Но что я говорю — преступленіемъ? Хотя бы что и полез/с. 133/ное внушали демоны, и тогда Господь запрещаетъ ихъ слушать. Такъ онъ повелѣлъ молчать бѣсамъ и тогда, когда они возвѣщали, что Онъ Сынъ Божій. Такъ и Павелъ запретилъ имъ кричать, хотя то, что они говорили, было полезно; но чтобы совершенно посрамить ихъ и преградить всякое ихъ злоумышленіе противъ насъ, не смотря на то, что они проповѣдывали спасительныя истины, прогналъ ихъ, заградилъ имъ уста и повелѣлъ молчать (Дѣян. XVI, 18). Потому-то и теперь Христосъ не согласился на слова діавола, но что сказалъ? Онъ отвѣчалъ ему словами ветхаго завѣта: не о хлѣбѣ единомъ живъ будетъ человѣкъ. Слова эти значатъ, что Богъ можетъ и словомъ напитать алчущаго. Этимъ Христосъ научаетъ насъ, не смотря ни на голодъ, ни на какія другія страданія, никогда не отступать отъ Господа.

3. Если же кто-нибудь скажетъ, что Спасителю надлежало бы показать силу Свою, то я спрошу его: для чего и почему? Діаволъ говорилъ это не для того, чтобы самому увѣровать, но чтобы, какъ онъ думалъ, обличить Христа въ невѣріи, такъ какъ и прародителей онъ обольстилъ такимъ же образомъ, и обнаружилъ, что они мало имѣли вѣры къ Богу. Пообѣщавъ имъ совершенно противное тому, что говорилъ Богъ, и надмивъ ихъ пустыми надеждами, онъ повергъ ихъ въ невѣріе, а чрезъ это лишилъ и тѣхъ благъ, которыми они обладали. Но Христосъ не изъявляетъ Своего согласія ему, точно такъ же, какъ впослѣдствіи и іудеямъ, которые, водясь его духомъ, просили знаменій, въ томъ и другомъ случаѣ научая насъ, чтобы мы, если и можемъ что-либо сдѣлать, не дѣлали ничего напрасно и безъ причины, и даже въ случаѣ крайней нужды не слушались діавола. Чтожъ теперь начинаетъ дѣлать этотъ гнусный обольститель? Побѣжденный Іисусомъ и оказавшись не въ силахъ склонить Его, не смотря на сильный Его голодъ, къ согласію на свое требованіе, діаволъ приступаетъ къ другому средству и говоритъ; аще Сынъ еси Божій, верзися низу: писано бо есть, яко ангеломъ Своимъ заповѣсть о Тебѣ, и на рукахъ возмутъ Тя (ст. 6). Почему къ каждому искушенію онъ прилагаетъ: аще еси, Сынъ Божій? Какъ поступилъ онъ съ прародителями, такъ поступаетъ и теперь. Подобно тому какъ тогда словами: въ оньже аще день снѣсте, отверзутся очи ваши (Быт. III, 5) онъ клеветалъ на Бога, желая этимъ показать, что они обмануты, обольщены и нимало не облагодѣтельствованы, такъ и теперь старается внушить то же самое, и какъ бы говоритъ: напрасно Богъ назвалъ Тебя Сыномъ Своимъ, Онъ ввелъ Тебя въ обольщеніе этимъ даромъ, если же это не такъ, то покажи намъ божественную Свою силу. А по/с. 134/елику Господь говорилъ съ нимъ словами Св. Писанія, то и онъ приводитъ свидѣтельство пророка.

Что же Христосъ? Онъ не вознегодовалъ на это и не разгнѣвался, но съ великою кротостію отвѣчаетъ ему опять словами св. Писанія: не искусиши Господа Бога твоего (Матѳ. IV, 7). Этимъ Христосъ научаетъ насъ, что діавола должно побѣждать не знаменіями, но незлобіемъ и долготерпѣніемъ, и что ничего не надобно дѣлать только по честолюбію, для того, чтобы показать себя. Далѣе: посмотри, какъ безуміе искусителя видно и въ самомъ приведеніи свидѣтельства. Оба приведенныя Господомъ свидѣтельства, приведены какъ нельзя болѣе кстати, а предложенныя имъ взяты безъ разбора, какъ попалось, и совсѣмъ не относились къ дѣлу, потому что словами: ангеломъ Своимъ заповѣсть о Тебѣ не предписывается намъ бросаться въ пропасть; притомъ же, это не о Господѣ и сказано. Но Господь не сталъ обличать его безумія, хотя діаволъ и привелъ слова Писанія съ обидою для Него, и совершенно въ превратномъ смыслѣ. Отъ Сына Божія никто не потребуетъ такого дѣла; свойственно бросаться внизъ только діаволу и демонамъ, Богу же свойственно и лежащихъ возстановлять. Если бы и нужно было Сыну Божію явить силу Свою, то, конечно, не въ томъ, чтобы самому безразсудно бросаться съ высоты, но въ томъ, чтобы спасать другихъ. А бросаться въ пропасти и стремнины свойственно полчищу діавольскому; такъ всегда и поступаетъ обольститель, управляющій ими. Однако Христосъ и послѣ этихъ словъ не открываетъ Себя, но все еще говоритъ съ нимъ какъ человѣкъ; слова: не о хлѣбѣ единѣмъ живъ будетъ человѣкъ, и: не искусиши Господа Бога твоего еще не обнаруживали ясно, кто Онъ, но показывали въ Немъ простого человѣка. Не удивляйся тому, что діаволъ, говоря съ Христомъ, бросается то въ ту, то въ другую сторону. Подобно тому какъ бойцы, получивъ смертельную рану, и обливаясь кровію, въ безпамятствѣ мечутся во всѣ стороны, такъ и онъ, поражешный уже первымъ и вторымъ ударами, начинаетъ говорить безъ разбора, что пришло на умъ, и такимъ образомъ приступаетъ въ третій разъ къ борьбѣ. И возведя Его на гору высоку, показа Ему вся царствія и глагола: сія вся Тебѣ дамъ, аще падъ поклонишимися. Тогда глагола ему Іисусъ: иди за Мною, сатано; писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися и Тому единому послужиши (ст. 8-10). Такъ какъ діаволъ согрѣшилъ теперь уже противъ Бога Отца, называя вселенную, которая принадлежитъ Ему, своею, и осмѣлился выдавать себя за Бога, какъ будто бы онъ былъ зиждителемъ міра, то Христосъ наконецъ запретилъ ему, но и тутъ не со гнѣвомъ, а просто: иди, сатано. Да и это было скорѣе повелѣніе, не/с. 135/жели запрещеніе, потому, что лишь только Христосъ сказалъ ему: иди, діаволъ, — онъ тотчасъ убѣжалъ и не смѣлъ уже болѣе искушать Его.

4. Какъ же Лука говоритъ, что діаволъ окончилъ все искушеніе (Лук. IV, 13)? Мнѣ кажется, что онъ, упомянувъ о главныхъ искушеніяхъ, сказалъ: все, потому что въ этихъ искушеніяхъ заключаются и всѣ другія. Въ самомъ дѣлѣ, источниками всѣхъ безчисленныхъ золъ являются слѣдующіе три порока: служеніе чреву, тщеславіе, чрезмѣрное пристрастіе къ богатству. Зная это, и гнусный искуситель сильнѣйшее искушеніе, т. е. желаніе бóльшаго, сберегъ къ концу. Мучительное желаніе высказать это искушеніе было у него съ самаго начала; но, какъ сильнѣйшее прочихъ, онъ сохранилъ его на конецъ. Таковъ законъ его борьбы: употреблять послѣ всего то, что, по его мнѣнію, удобнѣе можетъ низложить врага. Такъ поступилъ онъ и съ Іовомъ; такъ и здѣсь. Начавши съ того, чтó почиталъ менѣе важнымъ и слабѣйшимъ, доходитъ до сильнѣйшаго. Какъ же нужно побѣждать его? Такъ, какъ научилъ Христосъ: прибѣгать къ Богу, не унывать и при самомъ голодѣ, вѣруя въ Того, Кто можетъ напитать насъ и словомъ; и если получимъ какія блага, не искушать ими Даровавшаго, но, довольствуясь славою небесною, нимало не заботиться о человѣческой, и во всемъ удаляться излишествъ. Поистинѣ, ничто столько не подвергаетъ насъ власти діавола, какъ желаніе бóльшаго и любостяжаніе. Это можно видѣть даже и изъ того, что происходитъ нынѣ. И нынѣ есть такіе, которые говорятъ: «все это дадимъ тебѣ, если падши поклонишься намъ»; они хотя и люди по естеству, но сдѣлались орудіями діавола. Такъ и тогда онъ не самъ только нападалъ на Христа, но употреблялъ въ помощь и другихъ, что показываетъ и евангелистъ Лука, говоря: отъиде отъ Него до времене (Лук. IV, 13); этими словами онъ даетъ разумѣть, что діаволъ и послѣ нападалъ на Христа посредствомъ своихъ орудій. И се ангели приступиша, и служаху Ему (Матѳ. IV, 11). Пока совершалась брань, Христосъ не допускалъ являться ангеламъ, чтобы этимъ не отогнать того, кого надлежало уловить. Но когда Онъ изобличилъ діавола во всемъ и заставилъ бѣжать, тогда являются и ангелы. Отсюда познай, что и тебя послѣ побѣдъ надъ діаволомъ примутъ съ рукоплесканіемъ ангелы и будутъ ограждать во всѣхъ случаяхъ. Такъ они приняли и отнесли на лоно Авраамле Лазаря, искушеннаго въ пещи бѣдности, голода и всякихъ скорбей. Христосъ, какъ я говорилъ и прежде, много явилъ здѣсь такого, что и съ нами должно случиться. Итакъ, поелику все это совершилось для тебя, то поревнуй и подражай побѣдѣ Спасителя. Если кто-нибудь изъ служителей демона или изъ единомыш/с. 136/ленниковъ его приступитъ къ тебѣ, и издѣваясь надъ тобою, будетъ говорить: «переставь гору, если ты чудотворецъ и человѣкъ великій!» — ты не возмущайся этимъ, не выражай негодованія, но съ кротостію отвѣчай, какъ отвѣчалъ твой Владыка: не искусиши Господа Бога твоего. Если онъ будетъ предлагать тебѣ славу, власть и неизчислимыя сокровища, и потребуетъ за то поклоненія, опять стой мужественно. Не съ однимъ только Владыкою всѣхъ насъ такъ поступилъ діаволъ, но и противъ каждаго изъ рабовъ Его онъ ежедневно строитъ тѣ же ковы, нетолько въ горахъ и пустыняхъ, но и въ городахъ, на площадяхъ и въ судахъ — не только самъ собою, но и чрезъ людей, собратій нашихъ. Итакъ, что же намъ дѣлать? Совершенно не вѣрить ему, заграждать слухъ свой, ненавидѣть его, когда льститъ, и чѣмъ болѣе обѣщаетъ, тѣмъ болѣе отвращаться отъ него. Вѣдь и Еву онъ низринулъ и подвергъ величайшимъ бѣдствіямъ тѣмъ, что надмилъ духъ ея слишкомъ высокими надеждами. Онъ — неумолимый врагъ нашъ, и ведетъ съ нами непримиримую брань. Не столько мы стараемся о своемъ спасеніи, сколько онъ о нашей погибели. Итакъ, будемъ отвращаться отъ него не только на словахъ, но и на самомъ дѣлѣ, не только мыслію, но и дѣлами, и не будемъ дѣлать ничего ему угоднаго. Такъ поступая, мы исполнимъ все, что угодно Богу. Діаволъ много обѣщаетъ намъ, но не съ тѣмъ, чтобы дать, а чтобы у насъ взять. Обѣщаетъ доставить богатство посредствомъ хищенія, съ тѣмъ, чтобы отнять у насъ царствіе и правду; разстилаетъ по землѣ сокровища, какъ бы тенета и сѣти, для того, чтобы лишить и этихъ сокровищъ, и небесныхъ; хочетъ обогатить насъ здѣсь, чтобы мы не имѣли богатства тамъ. Когда же не можетъ лишить насъ небеснаго наслѣдія посредствомъ богатства, то избираетъ для того другой путь — путь бѣдности, какъ поступилъ онъ съ Іовомъ. Когда онъ увидѣлъ, что богатство не причинило никакого вреда Іову, то связалъ сѣти изъ бѣдности, надѣясь такимъ образомъ одержать надъ нимъ побѣду. Что можетъ быть безумнѣе этого? Кто умѣлъ благоразумно пользоваться богатствомъ, тотъ тѣмъ болѣе будетъ мужественно переносить бѣдность. Кто не имѣлъ пристрастія къ богатству, когда обладалъ имъ, тотъ не станетъ искать, когда его и не будетъ, какъ и дѣйствительно не искалъ его блаженный Іовъ, напротивъ, въ бѣдности онъ содѣлался еще славнѣе. Злой демонъ хотя и могъ лишить его богатства, но любви къ Богу не только не лишилъ, но даже еще болѣе усилилъ ее и, отнявши у него все, сдѣлалъ то, что Іовъ обогатился еще бóльшими благами, такъ что діаволъ не зналъ даже, что еще и предпринять. Чѣмъ болѣе онъ поражалъ его, тѣмъ болѣе видѣлъ въ немъ силъ. А когда, испы/с. 137/тавши всѣ средства, не получилъ никакого успѣха, то прибѣгъ, наконецъ, къ древнему оружію — къ женѣ, и, надѣвъ на себя личину состраданія, весьма живо и трогательно изображаетъ его несчастія и, какъ бы радѣя о избавленіи его отъ бѣдствій, подаетъ гибельный совѣтъ. Но этимъ онъ не побѣдилъ Іова; этотъ удивительный мужъ примѣтилъ хитрость его, и съ великимъ благоразуміемъ заградилъ уста женѣ, которая по внушенію діавола предлагала совѣтъ.

5. Такъ и мы должны поступать. Хотя бы въ лицѣ брата, или искренняго друга, или жены, или кого-нибудь изъ самыхъ близкихъ къ намъ людей, діаволъ внушалъ намъ что-либо неподобающее, мы не по лицу должны судить о словахъ и принимать совѣты, но и по гибельному совѣту должны заключать о томъ, кто предлагаетъ совѣтъ, и отвращаться отъ него. Діаволъ вѣдь и нынѣ часто поступаетъ подобнымъ образомъ: принимаетъ личину состраданія, и притворяясь доброжелательнымъ, подаетъ намъ совѣты пагубнѣе и вреднѣе всякаго яда. Его дѣло — льстить намъ, ко вреду нашему; а дѣло Божіе — наказывать насъ, для нашего блага. Итакъ, не будемъ обманываться, не будемъ усильно искать спокойной жизни: егоже бо любитъ Господь, наказуетъ (Притч. III, 12), говоритъ Писаніе. Если мы наслаждаемся благоденствіемъ, живя порочно, то тѣмъ болѣе должны сокрушаться. Служа грѣху, мы и всегда должны страшиться, но особенно тогда, когда не претерпѣваемъ никакого несчастія. Когда Богъ посылаетъ намъ наказанія, такъ сказать, по частямъ, то облегчаетъ этимъ казнь за грѣхи; напротивъ, когда долготерпитъ о всѣхъ нашихъ прегрѣшеніяхъ, то тѣмъ сохраняетъ насъ для большей казни, если мы пребываемъ во грѣхахъ. Если и для праведниковъ необходимо страданіе, то тѣмъ болѣе для грѣшниковъ. Посмотри, сколь великое долготерпѣніе Божіе испыталъ на себѣ фараонъ и наконецъ какой жестокой подвергся казни за всѣ свои злодѣянія! Сколько преступленій учинилъ Навуходоносоръ, пока наконецъ не понесъ казни за все! Равнымъ образомъ и евангельскій богачъ, за то самое, что здѣсь не потерпѣлъ никакого бѣдствія, послѣ содѣлался несчасчастнѣйшимъ. Насладившись удовольствіями въ этой жизни, онъ перешелъ въ тотъ міръ, чтобы потерпѣть казнь за все, и тамъ не могъ уже найти никакого утѣшенія въ своемъ страданіи. Не смотря на это, есть такіе холодные и безумные люди, которые ищутъ всегда только настоящаго и говорятъ такія достойныя смѣха слова: «наслаждусь теперь всѣми настоящими благами, а послѣ подумаю о томъ, что неизвѣстно; буду угождать чреву, буду рабомъ удовольствій, не буду много дорожить и настоящею жизнію: дай мнѣ нынѣшній день, и возьми /с. 138/ себѣ завтрашній!» Какое непомѣрное безуміе! Чѣмъ отличаются такіе люди отъ козловъ и свиней (Іерем. V, 8)? Если пророкъ не хочетъ почитать людьми неистовствующихъ противъ жены ближняго своего, то кто насъ осудитъ, когда мы скажемъ, что тѣ люди безумнѣе и козловъ, и свиней, и ословъ, — люди, которые неизвѣстнымъ почитаютъ то, что яснѣе очевиднаго? Если ты уже ничему другому не вѣришь, то посмотри на мученіе демоновъ, которые стараются во всемъ вредить намъ и словами и дѣлами. Ты не будешь противорѣчить тому, что они употребляютъ всѣ средства, чтобы увеличить нашу безпечность, истребить въ насъ страхъ геенны и сдѣлать то, чтобы мы не вѣрили будущему суду; но при всемъ томъ, они часто съ крикомъ и воплемъ возвѣщаютъ о мученіяхъ адскихъ. Почему же они говорятъ противное тому, чего желаютъ? Конечно, вынуждаетъ ихъ къ этому жестокость мукъ, ими претерпѣваемыхъ. Добровольно они никогда не сознались бы ни въ томъ, что ихъ мучатъ люди умершіе, ни въ томъ вообще, что терпятъ какое-либо мученіе. Для чего же это сказалъ я? Для того, чтобы показать, что и демоны свидѣтельствуютъ о гееннѣ, хотя и не желаютъ, чтобы люди вѣрили гееннѣ; а ты, удостоившись столь высокой чести, и пріобщившись неизреченныхъ таинствъ, не подражаешь и бѣсамъ, но и ихъ сдѣлался безумнѣе. Ты скажешь: кто приходилъ изъ ада и возвѣстилъ о тамошнихъ мученіяхъ? Но я спрошу: кто приходилъ и съ небесъ и возвѣстилъ, что есть Богъ, все сотворившій? Равнымъ образомъ, откуда извѣстно, что мы имѣемъ душу? Если ты хочешь вѣрить только тому, что видишь, то усумнишься и о Богѣ, и объ ангелахъ, и объ умѣ, и о душѣ, и такимъ образомъ для тебя исчезнетъ все ученіе истины. Впрочемъ, если ты хочешь вѣрить только тому, что ясно, то болѣе долженъ вѣрить невидимому, нежели видимому. Хотя это странно, однакожъ истинно и признано за несомнѣнное всѣми людьми, имѣющими умъ. И дѣйствительно, глаза часто обманываются не только въ невидимомъ (его они вовсе не знаютъ), но даже и въ тѣхъ вещахъ, которыя, кажется, мы видимъ, потому что и разстояніе, и воздухъ, и устремленіе мысли на другой предметъ, и гнѣвъ, и забота, и тысячи другихъ причинъ препятствуютъ имъ правильно видѣть. Но размышленіе души, просвѣщенной свѣтомъ божественнаго Писанія, представляетъ вѣрнѣйшее и необманчивое сужденіе о вещахъ. Итакъ, не будемъ тщетно обманыватъ самихъ себя, чтобы при безпечности жизни, происходящей отъ такого ученія, не собрать для самихъ себя лютѣйшаго огня и за самое ученіе. Если нѣтъ суда, если мы не дадимъ отчета въ дѣлахъ своихъ, и не получимъ награды за труды, то посмо/с. 139/трите, куда увлекаетъ васъ ваше богохульство, когда вы говорите, что праведный человѣколюбивый и милосердый Богъ презритъ такіе труды и подвиги. И возможно ли это?

Если ничто другое не вразумляетъ тебя, то посмотри хотя на домашнюю твою жизнь, и ты увидишь всю нелѣпость твоихъ мыслей. Въ самомъ дѣлѣ, — предположимъ, что ты былъ бы безмѣрно жестокъ и безчеловѣченъ, превосходилъ своею свирѣпостію и самыхъ звѣрей; но, находясь при смерти, ты конечно не захотѣлъ бы оставить безъ награды усерднаго своего слугу, а и отпустилъ бы его на волю, и наградилъ бы деньгами; и если ты самъ, умирая, уже ничего не можешь сдѣлать въ его пользу, то по крайней мѣрѣ завѣщеваешь объ немъ наслѣдникамъ твоимъ, просишь ихъ, убѣждаешь, всячески стараешься, чтобы онъ не остался безъ награды. Если же, будучи злымъ, оказываешься столь добрымъ и человѣколюбивымъ къ слугѣ своему, то Богъ, безпредѣльная благость, неизреченное человѣколюбіе и доброта, ужели презритъ и оставитъ неувѣнчанными рабовъ Своихъ — Петра и Павла, Іакова и Іоанна, которые ежедневно ради Его томились голодомъ, были заключаемы въ узы, мучимы, потопляемы, предаваемы звѣрямъ, каждый день умирали и претерпѣвали безчисленныя страданія? Предсѣдатель на Олимпійскихъ играхъ провозглашаетъ имя побѣдителя и увѣнчиваетъ его; господинъ награждаетъ раба, царь воина; и вообще всякій, сколько можетъ, платитъ добромъ слугѣ своему: Богъ ли одинъ, послѣ сколькихъ трудовъ и подвиговъ, не дастъ имъ ни малой, ни великой награды? Неужели эти праведные и благочестивые мужи, подвизавшіеся во всякой добродѣтели, будутъ находиться тамъ же, гдѣ и прелюбодѣи, отцеубійцы, человѣкоубійцы и гроборасхитители? Мыслимо ли это? Если за гробомъ нѣтъ ничего, если бытіе наше ограничивается только настоящею жизнію, то дѣйствительно участь тѣхъ и другихъ одинакова. Впрочемъ, и въ такомъ случаѣ еще не одинакова. Допустимъ, какъ ты думаешь, что по смерти они будутъ и въ одинаковомъ состояніи, а здѣсь одни изъ нихъ провели все время въ покоѣ, а другіе въ страданіи. Но какой же тиранъ, какой жестокій и свирѣпый человѣкъ захотѣлъ бы такъ поступить съ рабами, ему послушными? Видишь ли, какая чрезмѣрная нелѣпость, и какой конецъ такого умствованія? Итакъ, если ты не хочешь вѣрить ничему другому, то вразумись хотя этимъ разсужденіемъ, оставь свои нечестивыя мысли, бѣги отъ порока, начни трудиться для добродѣтели, — и тогда увидишь ясно, что наша участь не ограничивается предѣлами настоящей жизни. А если кто спроситъ тебя: кто приходилъ съ того міра и возвѣстилъ, что тамъ дѣлается? — отвѣчай /с. 140/ ему такъ: изъ людей никто (да если бы кто и пришелъ оттуда, большая часть людей ему бы не повѣрили, думая, что онъ хвастаетъ и преувеличиваетъ то, о чемъ разсказываетъ); но Владыка ангеловъ все это возвѣстилъ намъ съ полнымъ удостовѣреніемъ. Итакъ, какая намъ нужда въ свидѣтельствѣ человѣческомъ, когда самъ Тотъ, Кто потребуетъ отъ насъ отвѣта, ежедневно проповѣдуетъ, что Онъ уготовалъ и геенну и царствіе, и на все это представляетъ намъ ясныя доказательства? Въ самомъ дѣлѣ, если бы Онъ не имѣлъ судить насъ, то не посылалъ бы наказаній и здѣсь. Далѣе, чѣмъ объяснить и то, что нѣкоторые изъ злыхъ людей здѣсь наказываются, а другіе нѣтъ? Если Богъ нелицепріятенъ, — каковъ Онъ и на самомъ дѣлѣ, — то почему же Онъ одного наказываетъ, а другому попускаетъ умирать безъ наказанія? Это еще непонятнѣе того, что сказано прежде. Но если вы благосклонно желаете послушать меня, то я разрѣшу и это недоумѣніе. Какимъ же образомъ? Богъ не всѣхъ наказываетъ здѣсь для того, чтобы ты не отчаялся въ воскресеніи, и не пересталъ ожидать суда, въ виду того, что всѣ уже получили воздаяніе здѣсь; не всѣхъ также оставляетъ и безъ наказанія, чтобы ты опять не подумалъ, что вселенная не управляется провидѣніемъ. Онъ и наказываетъ, и не наказываетъ. Когда наказываетъ, то этимъ даетъ разумѣть, что отъ тѣхъ, которые не были наказаны здѣсь, Онъ потребуетъ отчета тамъ; когда же не наказываетъ, то этимъ заставляетъ тебя вѣрить, что по отшествіи изъ этой жизни будетъ страшный судъ. Если бы Онъ вообще не хотѣлъ воздавать каждому свое, то и здѣсь никого бы ни наказывалъ, ни награждалъ. А теперь ты видишь, что Онъ для тебя и распростеръ небо, и возжегъ солнце, и основалъ землю, разлилъ море и воздухъ, установилъ теченіе луны, назначилъ непремѣняемые законы временамъ года, и все прочее заставляетъ Своимъ мановеніемъ неуклонно совершать свое теченіе. И наша природа, и природа существъ неразумныхъ, пресмыкающихся, ходящихъ, летающихъ, плавающихъ, находящихся въ озерахъ, источникахъ, рѣкахъ, въ горахъ, лѣсахъ, домахъ, въ воздухѣ, на поляхъ, — растенія, сѣмена, древа лѣсныя и растущія въ садахъ, плодоносныя и неплодоносныя, словомъ, все, будучи движимо неустающею Его рукою, содѣйствуетъ къ сохраненію нашей жизни, и служитъ не только къ удовлетворенію нашихъ нуждъ, но и къ изобилію. Итакъ, видя столь прекрасный порядокъ въ мірѣ, — хотя мы не показали и малѣйшей его части, — дерзнешь ли ты сказать, что Тотъ, Кто столько благъ устроилъ для тебя, при концѣ жизни презритъ тебя, и по смерти оставитъ тебя Поверженнымъ вмѣстѣ съ ослами и свиньями? Удостоивъ тебя /с. 141/ безцѣннаго дара благочестія, и чрезъ него содѣлавъ тебя равнымъ ангеламъ, ужели Онъ презритъ тебя послѣ безчисленныхъ твоихъ трудовъ и подвиговъ? Возможно ли это? Очевидно нѣтъ, Это яснѣе самыхъ лучей солнечныхъ; и если мы умолчимъ, то камни возопіютъ объ этомъ. Итакъ, сообразивъ все это, будемъ вѣрить, что по отшествіи изъ здѣшней жизни мы предстанемъ на страшный судъ, отдадимъ отчетъ во всѣхъ дѣлахъ своихъ и, если пребудемъ во грѣхахъ, то подвергнемся истязанію и казни, а если рѣшимся хотя мало внимать себѣ, то удостоимся вѣнцевъ и благъ неизреченныхъ; утвердившись же въ этой вѣрѣ, заставимъ молчать противомыслящихъ, а сами вступимъ на путь добродѣтели, чтобы съ подобающимъ дерзновеніемъ предстать на тотъ судъ, и получить обѣтованныя намъ блага, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Въ школахъ гимнастики.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 129-141.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.