Церковный календарь
Новости


2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 14 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
Толкованіе на святаго Матѳея Евангелиста.

Бесѣда XIV.
Слышавъ же Іисусъ, яко Іоаннъ преданъ быстъ, отъиде въ Галилею (Мѳ. IV, 12).

1. Для чего Онъ опять удаляется? Для того, чтобы научить насъ не идти самимъ на встрѣчу искушеніямъ, но отступать и уклоняться отъ нихъ. Не тотъ виновенъ, кто не бросается въ опасности, но тотъ, кто въ опасностяхъ не имѣетъ мужества. Итакъ, чтобы научить этому и укротить ненависть іудеевъ, Христосъ удаляется въ Капернаумъ, исполняя пророчество, а вмѣстѣ поспѣшая, подобно рыбарю, уловить учителей вселенной, которые, занимаясь своимъ искусствомъ, проживали въ этомъ городѣ. Замѣть здѣсь, какъ Христосъ всякій разъ, намѣреваясь удалиться къ язычникамъ, побужденія для этого беретъ отъ іудеевъ. Такъ и въ настоящемъ случаѣ іудеи, умысливши зло противъ Предтечи и посадивъ его въ темницу, самого Іисуса прогоняютъ въ языческую Галилею. А что подъ именемъ Галилеи разумѣется ни какая-либо только часть народа іудейскаго, ни всѣ колѣна вообще, это ты можешь видѣть изъ словъ, которыми пророкъ опредѣляетъ эту страну: земля Нефѳалимля, путь моря обонъ полъ Іордана, Галилея языкъ. Людіе, сѣдяшіи во тмѣ, видѣша свѣтѣ велій (Ис. IX, 1). Тьмою здѣсь называетъ онъ не чувственную тьму, но заблужденіе и нечестіе, почему и прибавилъ: сѣдящимъ во странѣ и сѣни смертнѣй, свѣтъ возсія имъ (Ис. IX, 2). А чтобы видно было, что онъ говоритъ не о чувственномъ свѣтѣ и тьмѣ, для этого /с. 142/ говоря о свѣтѣ, пророкъ называетъ его не просто свѣтомъ, по свѣтомъ великимъ, который въ другомъ мѣстѣ именуетъ свѣтомъ истиннымъ (Іоан. 1, 9); а говоря о тьмѣ, называетъ ее сѣнію смертною. Желая, затѣмъ, показать, что жители этой страны не сами искали и нашли этотъ свѣтъ, но Богъ явилъ имъ свыше, евангелистъ говоритъ: свѣтъ возсія имъ (Матѳ. IV, 16), т. е. самъ свѣтъ возсіялъ и освѣтилъ ихъ, а не сами они напередъ пришли къ свѣту. Въ самомъ дѣлѣ, родъ человѣческій предъ пришествіемъ Христовымъ находился въ самомъ бѣдственномъ состояніи; люди уже не ходили, а сидѣли во тьмѣ; а это значитъ, что они даже и не надѣялись освободиться отъ этой тьмы. Они даже не знали, куда нужно идти, и объятые тьмою, сидѣли, не будучи уже въ силахъ и стоять.

Оттолѣ начатъ Іисусъ проповѣдати и глаголати: покайтеся, приближися бо царствіе небесное (ст. 17). Оттолѣ: когда же это? Съ того времени, какъ Іоаннъ былъ посаженъ въ темницу. Почему же Христосъ не проповѣдывалъ имъ сначала? Для чего Ему нуженъ былъ Іоаннъ, когда самыя дѣла ясно свидѣтельствовали о Немъ? Съ одной стороны, для того, чтобы отсюда видно было Его достоинство, когда и Онъ такъ же, какъ Отецъ, имѣетъ пророковъ, о чемъ и Захарія сказалъ: и ты отрача пророкъ Вышняго наречешися (Лук. 1, 76); съ другой — для того, чтобы не оставить безстыднымъ іудеямъ никакого извиненія. На это послѣднее самъ Христосъ указалъ, когда говорилъ: пріиде Іоаннъ ни ядый, ни пія, и глаголютъ: бѣса, имать. Пріиде Сынъ человѣческій ядый и піяй, глаголютъ: се человѣкъ ядца и винопійца, мытаремъ другъ и грѣшникомъ. И оправдися премудрость отъ чадъ своихъ (Матѳ. XII, 18-19). Притомъ и нужно было, чтобы о Христѣ напередъ сказалъ кто-нибудь другой, а не самъ Онъ. Если ужъ и послѣ столь многихъ и столь сильныхъ доказательствъ и свидѣтельствъ говорили: Ты Самъ о Себѣ свидѣтельствуеши, свидѣтельство Твое нѣсть истинно (Іоан. VIII, 13), то чего бы не сказали, если бы объ Немъ ничего не говорилъ Іоаннъ, а Онъ самъ первый началъ бы свидѣтельствовать о Себѣ народу? Вотъ почему Онъ и не проповѣдывалъ прежде Іоанна, и чудесъ не творилъ до тѣхъ поръ, пока послѣдній не былъ посаженъ въ темницу. Онъ не хотѣлъ Своею проповѣдью и произвести раздѣленія въ народѣ. По этой же причинѣ и Іоаннъ не сотворилъ ни одного чуда, чтобы и этимъ привести ко Христу народъ, привлекаемый къ Нему силою Его чудесъ. И дѣйствительно, если уже, и послѣ столь многихъ и великихъ чудесъ, ученики Іоанна и прежде и послѣ его заточенія съ ревностію смотрѣли на Іисуса и если многіе почитали Христомъ не Его, а Іоанна, то что было бы, если бы дѣло обстояло иначе? Вотъ для /с. 143/ чего евангелистъ Матѳей и показываетъ, что Христосъ оттолѣ начатъ проповѣдати; и въ началѣ Своего проповѣдыванія Онъ училъ тому же, что проповѣдывалъ и Іоаннъ, а о самомъ Себѣ еще не говорилъ ничего, но продолжалъ только проповѣдь Крестителя, потому что пока еще не имѣли о Немъ надлежащаго понятія, хорошо было, если бы и это ученіе было принято.

2. По той же самой причинѣ въ началѣ Своей проповѣди Христосъ не предлагаетъ и ничего тягостнаго и прискорбнаго, подобно Іоанну. Тотъ упоминалъ о сѣкирѣ, о древѣ посѣкаемомъ, о лопатѣ, о гумнѣ, о неугасаемомъ огнѣ (Матѳ. III, 10-12); напротивъ Христосъ начинаетъ Свою проповѣдь радостнымъ благовѣстіемъ о небесахъ и царствіи небесномъ, уготованномъ слушающимъ Его. И ходя при мори Галилейстѣмъ, видѣ два брата, Симона глаголемаго Петра, и Андрея брата его, вметающа мрежи въ море, бѣста бо рыбаря. И глагола има: грядита по Мнѣ, и сотворю вы ловца человѣкомъ. Она же оставльша мрежи, по Немъ идоста (Матѳ. IV, 18-20). Евангелистъ Іоаннъ иначе описываетъ ихъ призваніе. Изъ его словъ видно, что это призваніе было уже второе, — о чемъ можно заключить изъ многихъ признаковъ. Именно, у Іоанна говорится, что они пришли къ Іисусу, когда Іоаннъ еще не былъ посаженъ въ темницу; а здѣсь — что они пришли послѣ его заточенія. Тамъ Андрей призываетъ Петра (Іоан. I, 41-42), а здѣсь обоихъ самъ Христосъ. Притомъ Іоаннъ говоритъ, что Іисусъ, увидѣвъ Симона, идущаго къ Нему, сказалъ: ты еси Симонъ сынъ Іонинъ; ты наречешися Кифа, еже сказается Петръ (Іоан. I, 42). А Матѳей утверждаетъ, что Симонъ уже назывался этимъ именемъ; именно онъ говоритъ: видѣвъ Симона, глаголемаго Петра. То же показываетъ и самое мѣсто, откуда они были призваны, и многія другія обстоятельства, — наприм., и то, что они легко послушались Его, и то, что оставили все: значитъ, они еще прежде были хорошо приготовлены къ этому. И дѣйствительно, изъ Іоаннова повѣствовашія видно, что Андрей приходилъ въ домъ къ Іисусу и слышалъ отъ Него многое (Іоан. I, 39); здѣсь же видимъ, что они, услышавъ одно только слово, тотчасъ за Нимъ послѣдовали. Вѣроятно, что они, сначала послѣдовавши за Іисусомъ, потомъ оставили Его, и увидя, что Іоаннъ посаженъ въ темницу, удалились и опять возвратились къ своему занятію; потому Іисусъ и находитъ ихъ ловящими рыбу. Онъ и не воспрепятствовалъ имъ сначала удалиться отъ Него, когда они того желали, и не оставилъ ихъ совершенно, когда удалились; но, давъ свободу отойти отъ Себя, опять идетъ возвратить ихъ къ Себѣ. Вотъ самый лучшій Образъ ловли.

Посмотрите же, какова ихъ вѣра и послушаніе. Они заняты /с. 144/ были своимъ дѣломъ (а вы знаете, какъ приманчива рыбная ловля); но, какъ скоро услышали призывъ Спасителя, не замедлили, не отложили до другого времени, не сказали: «сходимъ домой и посовѣтуемся съ родственниками»; но, оставивъ все, послѣдовали за Нимъ точно такъ же, какъ Елиссей послѣдовалъ за Иліею (3 Царст. XIX, 20). Христосъ желаетъ отъ насъ такого послушанія, чтобы мы ни на малѣйшее время не откладывали, хотя бы того требовала самая крайняя необходимость. Вотъ почему, когда нѣкто другой пришелъ къ Нему, и просилъ позволенія потребсти отца своего (Матѳ. VIII, 21-22), Онъ и этого не позволилъ ему сдѣлать, показывая тѣмъ, что послѣдованіе за Нимъ должно предпочитать всему. Ты скажешь, что имъ много было обѣщано. Но потому-то я особенно и удивляюсь имъ, что они, не видѣвъ еще ни одного знаменія, повѣрили столь великому обѣщанію, и всему предпочли послѣдованіе за Христомъ. Они повѣрили, что и они въ состояніи будутъ уловлять тѣми же словами другихъ, какими уловлены были сами. Да и это было обѣщано только Петру и Андрею; а Іакову и Іоанну и того не было сказано; только примѣръ послушанія первыхъ проложилъ путь и имъ; впрочемъ, они и прежде много слышали о Іисусѣ. Далѣе — смотри, съ какою подробностію евангелистъ указываетъ на ихъ бѣдность: Іисусъ нашелъ ихъ чинящими сѣти свои (Матѳ. XV, 21). Они были бѣдны до такой степени, что не имѣли на что купить новыхъ сѣтей, и потому чинили обветшавшія. Между тѣмъ не малымъ доказательствомъ ихъ добродѣтели служитъ и то, что они легко переносятъ свою бѣдность, питаются отъ праведныхъ трудовъ, другъ съ другомъ связаны узами любви, живутъ вмѣстѣ съ отцемъ и служатъ ему. Когда такимъ образомъ Христосъ уловилъ ихъ, Онъ начинаетъ въ ихъ присутствіи творить чудеса, подтверждая дѣлами то, что сказалъ о Немъ Іоаннъ. Онъ начинаетъ часто посѣщать синагоги, научая этимъ учениковъ Своихъ, что Онъ не противникъ Богу и не обманщикъ какой-либо, но пришелъ согласно волѣ Отца; и при посѣщеніи синагогъ Онъ не только проповѣдывалъ, но и творилъ чудеса.

3. Всякій разъ, когда происходитъ что-нибудь особенное и необыкновенное, или когда вводится какой-либо новый образъ жизни, Богъ обыкновенно даетъ знаменія, какъ бы въ залогъ Своего могущества для тѣхъ, кто долженъ принять Его законы. Такъ, намѣреваясь создать человѣка, Онъ прежде сотворилъ весь міръ, и потомъ далъ уже ему въ раю извѣстный законъ. Такъ когда хотѣлъ дать законъ Ною, опять совершилъ великія чудеса, измѣнилъ всю тварь, въ ея основаніяхъ, повелѣлъ страшному наводненію цѣлый годъ обдержать вемлю, и посреди столь ве/с. 145/ликаго обуреванія сохранилъ невредимымъ праведника. Такъ и Авраама оградилъ многими знаменіями; даровалъ ему побѣду на брани, поразилъ ударами фараона, и избавлялъ праотца отъ опасностей. Такъ и предъ обнародованіемъ закона іудеямъ Онъ явилъ дивныя и великія чудеса, а потомъ далъ уже законъ. Такъ и здѣсь, намѣреваясь дать высшія правила жизни и предложить людямъ то, чего они никогда не слыхали, подтверждаетъ слова Свои чудесами. Такъ какъ возвѣщаемое имъ царствіе не было видимо, то видимыми знаменіями Онъ и невидимое сдѣлалъ видимымъ. И замѣть, какую евангелистъ наблюдаетъ краткость; онъ не говоритъ о каждомъ исцѣлившемся подробно, но въ немногихъ словахъ упоминаетъ о множествѣ знаменій: приведоша къ Нему, говоритъ онъ, вся болящія различными недуги, и страстьми одержимы, и бѣсныя, и мѣсячныя, и разслабленныя, и исцѣли ихъ (ст. 24), Но спрашивается: почему Христосъ ни отъ кого изъ этихъ исцѣленныхъ не требовалъ вѣры? Почему не сказалъ имъ того, что послѣ говорилъ: вѣруете ли, яко могу сіе сотворити (Матѳ. IX, 28)? Это потому, что Онъ еще тогда не явилъ доказательствъ Своего могущества. Впрочемъ, немалую ихъ вѣру доказало и то, что они приступили къ Нему и подводили больныхъ. Они не приносили бы ихъ издалека, если бы не имѣли къ Нему великой вѣры. Послѣдуемъ и мы за Христомъ. И мы имѣемъ многія болѣзни душевныя, а эти-то болѣзни Онъ преимущественно и желаетъ уврачевать. Для того вѣдь Онъ врачуетъ и тѣлесныя болѣзни, чтобы истребить и душевныя. Приступимъ же къ Нему и будемъ просить не какихъ-либо житейскихъ благъ, но отпущенія грѣховъ; Онъ и нынѣ подаетъ (все нужное), если только просимъ прилежно. Тогда разнесся о Немъ слухъ по всей Сиріи, нынѣ же по всей вселенной. Стекались къ Нему тогда жители разныхъ странъ, слыша, что Онъ исцѣляетъ бѣсноватыхъ, а ты, имѣя предъ очами гораздо многочисленнѣйшіе и важнѣйшіе опыты Его могущества, не хочешь востать и устремиться къ Нему? Тѣ оставляли и отечество, и друзей, и сродниковъ, а ты не хочешь выйти изъ дому, чтобы приступить къ Нему и получить гораздо лучшее? Но мы и этого отъ тебя не требуемъ. Оставь только злыя привычки, и ты можешь, оставаясь дома съ своими, удобно спастись. Имѣя какую-нибудь тѣлесную болѣзнь, мы всѣми силами стараемся освободиться отъ нея, а страдая тяжко отъ болѣзней душевныхъ, мы медлимъ и отказываемся отъ врачества. Потому мы не избавляемся и отъ тѣлесныхъ болѣзней, что необходимое для насъ мы почитаемъ маловажнымъ, а маловажное необходимымъ, и, оставивъ самый источникъ золъ, хотимъ очистить потоки. А что пспорченность души есть причина болѣзней тѣлесныхъ, тому /с. 146/ доказательствомъ служитъ и тотъ разслабленный, который былъ въ болѣзни тридцать восемь лѣтъ, и тотъ, котораго спустили на одрѣ, разобравъ кровлю, а прежде всего — Каинъ. Да и многіе другіе примѣры показываютъ то же. Итакъ, истребимъ источникъ золъ, и тогда всѣ потоки болѣзней изсякнутъ сами собою. Не одно разслабленіе тѣлесное есть болѣзнь, но и грѣхъ; и послѣдній еще болѣе перваго, такъ какъ душа лучше тѣла. Итакъ, приступимъ и нынѣ ко Христу, будемъ просить Его, чтобы Онъ уврачевалъ разслабленную нашу душу, и оставивъ все житейское, будемъ заботиться только о духовномъ. Стяжавъ это, ты можешь пещись потомъ и объ остальномъ. Не почитай себя безопаснымъ, если не скорбишь о грѣхахъ своихъ; но о томъ-то особенно и стенай, что не чувствуешь сокрушенія о своихъ беззаконіяхъ. Твое спокойствіе происходитъ не отъ того, чтобы грѣхъ не угрызалъ, но отъ безчувствія души, преданной грѣху. Представь себѣ, какъ терзаются чувствующіе тяжесть грѣховъ своихъ, какъ горько вопіютъ они, — горестнѣе нежели тѣ, кого рѣжутъ или жгутъ! Что дѣлаютъ они, какъ страдаютъ, сколько проливаютъ слезъ, сколько испускаютъ стенаній, чтобы освободиться отъ мученій совѣсти? Этого они не стали бы дѣлать, если бы сильно не страдали душею.

4. Всего лучше совсѣмъ не грѣшить; а если кто согрѣшилъ, то нужно чувствовать свой грѣхъ и исправляться. Если же этого не будетъ, то какъ мы станемъ умолять Бога и просить отпущенія грѣховъ, когда самимъ себѣ не даемъ въ нихъ никакого отчета? Когда самъ ты, согрѣшившій, не хочешь знать и того, что согрѣшилъ, то о прощеніи какихъ грѣховъ будешь просить Бога? О тѣхъ, которыхъ не знаешь? И какъ ты можешь познать великость благодѣянія? Итакъ, исповѣдуй всѣ грѣхи твои подробно, чтобы узнать, сколь великъ долгъ, который тебѣ прощается, и такимъ образомъ возбудишь въ себѣ благодарность къ своему Благодѣтелю. Оскорбивъ человѣка, ты упрашиваешь и друзей, и сосѣдей, и самихъ привратниковъ, тратишь деньги, теряешь много дней, ходя къ нему и умоляя о прощеніи. И, хотя бы оскорбленный отогналъ тебя однажды, и въ другой разъ, и тысячу разъ, ты не отстаешь, но тѣмъ съ большею ревностію усугубляешь свои моленія. А раздраживъ Бога всяческихъ, мы небрежемъ о томъ, остаемся холодными, роскошествуемъ, упиваемся и дѣлаемъ все то, къ чему привыкли: когда же мы Его умилостивимъ?... Напротивъ, продолжая такъ жить, не раздражаемъ ли Его еще болѣе? И дѣйствительно, нераскаянпость во грѣхахъ гораздо болѣе возбуждаетъ Его гнѣвъ и негодованіе, нежели самый грѣхъ. Намъ надлежало бы сокрыться /с. 147/ въ землю, не видѣть солнца, и даже не пользоваться воздухомъ за то, что имѣя столь милостиваго Владыку, мы раздражаемъ Его и, раздражая, даже не раскаиваемся въ томъ. Онъ и во гнѣвѣ Своемъ не только не имѣетъ къ намъ ненависти и отвращенія, но и гнѣвается для того, чтобы хотя такимъ образомъ привлечь насъ къ Себѣ; вѣдь если бы Онъ, будучи оскорбляемъ, воздавалъ тебѣ одними благодѣяніями, то ты еще болѣе сталъ бы презирать Его. Чтобы этого не случилось, Онъ на время отвращаетъ отъ тебя лице Свое, чтобы соединить тебя съ Собою на вѣки. Итакъ, одушевимся надеждою на Его человѣколюбіе, принесемъ усердное покаяніе прежде, нежели настанетъ день, въ который самое покаяніе не принесетъ намъ никакой пользы. Нынѣ все отъ насъ зависитъ; а тогда приговоръ надъ нами будетъ во власти одного Судіи. Итакъ, предваримъ лице Его во исповѣданіи (Псал. XCIV, 2), будемъ плакать и рыдать. Если мы прежде дня Господня умилостивимъ Судію, чтобы Онъ отпустилъ намъ согрѣшенія, то не будемъ подлежать суду. Въ противномъ случаѣ, каждый изъ насъ, предъ лицемъ всей вселенной, приведенъ будетъ на судъ, и мы не будемъ имѣть никакой надежды получить прощеніе. Никто изъ живущихъ на землѣ, не получивъ разрѣшенія во грѣхахъ, по переходѣ въ будущую жизнь, не можетъ избѣжать истязаній за нихъ. Но какъ здѣсь преступники изъ темницъ приводятся на судъ въ оковахъ, такъ и по отшествіи изъ этой жизни, всѣ души приведутся на страшный судъ, обремененныя различными узами грѣховъ. Подлинно, жизнь настоящая ничѣмъ не лучше темницы. Подобно тому, какъ, входя въ темничный домъ, мы видимъ всѣхъ обремененныхъ оковами, такъ и теперь, если, устранивъ весь внѣшній блескъ, войдемъ въ жизнь каждаго, то увидимъ, что душа каждаго обложена узами тяжелѣе желѣзныхъ, а особенно если взойдемъ въ души богатыхъ. Подлинно, чѣмъ большимъ они владѣютъ богатствомъ, тѣмъ болѣе и узъ на нихъ. Подобно тому, какъ видя узника, у котораго и шея, и руки, а часто и ноги въ желѣзахъ, ты почитаешь его крайне несчастнымъ, такъ и видя богатаго, владѣющаго неисчетными сокровищами, не называя его счастливымъ, но за то-то самое и считай его самымъ злополучнымъ. Въ самомъ дѣлѣ, кромѣ того, что онъ въ узахъ, при немъ находится еще жестокій стражъ темничный — злое любостяжаніе, которое не позволяетъ ему выйти изъ темницы, но приготовляетъ для него тысячи новыхъ оковъ, темницъ, дверей и затворовъ; и ввергнувши его во внутреннюю темницу, еще заставляетъ его услаждаться своими узами, такъ что онъ не можетъ даже найти и надежды освободиться отъ золъ, /с. 148/ его угнетающихъ. И если ты проникнешь мыслію во внутренность души его, то увидишь ее не только связанною, но и крайне безобразною, оскверненною и наполненною червями. Удовольствія сластолюбивой жизни ничѣмъ не лучше, но еще отвратительнѣе, потому что растлѣваютъ и тѣло и душу, и поражаютъ ихъ безчисленнымъ множествомъ болѣзней. Представляя все это, будемъ молиться Искупителю душъ нашихъ, чтобы Онъ и разорвалъ оковы, и отогналъ отъ насъ того жестокаго стража, и, освободивъ духъ нашъ отъ тяжкихъ желѣзныхъ узъ, содѣлалъ бы его легче пера; а съ молитвою къ Нему соединимъ и собственное стараніе и усердіе и благую готовность. Такимъ образомъ мы сможемъ въ короткое время освободиться отъ облежащихъ насъ золъ, и познать свое прежнее состояніе, и воспріять дарованную намъ прежде свободу, которой да сподобимся всѣ мы, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 141-148.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.