Церковный календарь
Новости


2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
2018-10-10 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Соврем. экуменическое обновленчество (1992)
2018-10-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 102-е (12 марта 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
Толкованіе на святаго Матѳея Евангелиста.

Бесѣда XV.
Узрѣвъ же Іисусъ народы, взыде на гору, и сѣдшу Ему, приступиша къ Нему ученицы Его. И отверзъ уста Своя, учаше ихъ глаголя: блажени нищіи духомъ, яко тѣхъ есть царствіе небесное (Мѳ. V, 1-3).

1. Смотри, какъ Христосъ далекъ былъ отъ честолюбія и гордости! Онъ не водилъ народа за Собою, но когда нужно было врачевать, Самъ ходилъ всюду, посѣщая грады и веси. А когда собралось великое множество, садится на одномъ мѣстѣ, не въ городѣ, не среди площади, но на горѣ, въ пустынѣ, — научая тѣмъ насъ ничего не дѣлать напоказъ, удаляться отъ шума, особенно когда нужно любомудрствовать и разсуждать о важныхъ предметахъ. Когда взошелъ Онъ и сѣлъ, приступили ученики. Видишь ли, какъ они успѣваютъ въ добродѣтели, и какъ скоро сдѣлались лучшими? Народъ смотрѣлъ на чудеса, а ученики хотѣли уже слышать что-нибудь высокое и великое. Это-то и побудило Христа предложить ученіе и начать проповѣдь. Онъ не только исцѣлялъ тѣла, но врачевалъ и души, и опять отъ попеченія о душахъ переходилъ къ попеченію о тѣлахъ, разнообразя пользу, и соединяя съ ученіемъ словеснымъ явленіе знаменій. Этимъ попеченіемъ, какъ о душѣ, такъ и о тѣлѣ, Онъ заграждаетъ безстыдныя уста еретиковъ, показывая тѣмъ, что Онъ есть виновникъ всецѣлой жизни. Потому-то Онъ и прилагалъ о тѣлѣ и душѣ большое попеченіе, врачуя то первое, то /с. 149/ послѣднюю. Такъ поступилъ Онъ и теперь. Отверзъ, говоритъ евангелистъ, уста Своя, учаше ихъ. Для чего это прибавлено: отверзъ уста Своя? Чтобы ты позналъ, что Онъ училъ даже и тогда, когда молчалъ, не только — когда говорилъ; училъ, то отверзая уста Свои, то вѣщая дѣлами Своими. Когда же ты слышишь слова: учаше ихъ, не думай, что Онъ говоритъ только къ ученикамъ Своимъ, но что чрезъ учениковъ говоритъ и ко всѣмъ. Но такъ какъ толпа была необразованна, состояла изъ людей, еще пресмыкавшихся долу, то Онъ, собравъ предъ Собою учениковъ, обращаетъ къ нимъ рѣчь Свою, и въ бесѣдѣ съ ними такъ говоритъ, что ученіе мудрости дѣлается занимательнымъ и для всѣхъ прочихъ, которые почти совершенно были неспособны Его слушать. Намекая на это, и Лука сказалъ, что Онъ обратилъ рѣчь къ ученикамъ. И Матѳей, показывая это, написалъ: приступиша къ Нему ученицы Его, и учаше ихъ. Въ виду этого и прочіе должны были слушать внимательнѣе, нежели тогда, когда бы Онъ обратилъ рѣчь Свою ко всѣмъ. Итакъ, съ чего Христосъ начинаетъ, и какія полагаетъ для насъ основанія новой жизни? Послушаемъ внимательно словъ Его. Говорено было къ ученикамъ, а написано для всѣхъ, которые будутъ послѣ нихъ. Потому-то и Христосъ, хотя обращается съ проповѣдью къ ученикамъ, но не къ нимъ относитъ слова Свои, а говоритъ о всѣхъ блаженствахъ неопредѣленно. Не сказалъ: блаженны вы, если будете нищими, но — блажени нищіи. Даже, если бы говорилъ и къ нимъ однимъ, и тогда Его проповѣдь относилась бы ко всѣмъ. Въ самомъ дѣлѣ, когда напр. Онъ говоритъ: се Азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка (Матѳ. XXVIII, 20), то говоритъ не къ нимъ однимъ, но чрезъ нихъ и ко всей вселенной. Равнымъ образомъ, когда ублажаетъ ихъ за претерпѣніе преслѣдованій, гоненій, жестокихъ страданій, то сплетаетъ вѣнецъ не однимъ имъ, но и всѣмъ такъ живущимъ. Но чтобы это было яснѣе, и ты узналъ, что слова Его имѣютъ большое отношеніе и къ тебѣ и ко всему роду человѣческому, если кто внимателенъ, — послушай, какъ Онъ начинаетъ дивное слово Свое: блажени нищіи духомъ, яко тѣхъ есть царствіе небесное. Что значитъ: нищіе духомъ? Смиренные и сокрушенные сердцемъ. Духомъ Онъ назвалъ душу и расположеніе человѣка. Такъ какъ есть много смиренныхъ не по своему расположенію, а по необходимости обстоятельствъ, то Онъ, умолчавъ о такихъ (потому что въ томъ не велика слава), называетъ прежде всего блаженными тѣхъ, которые по своей волѣ смиряютъ себя и уничижаютъ. Почему же не сказалъ Онъ: смиренные, а сказалъ: нищіе? Потому, что послѣднее выразительнѣе перваго; нищими. Онъ /с. 150/ называетъ здѣсь тѣхъ, которые боятся и трепещутъ заповѣдей Божіихъ, которыхъ и чрезъ пророка Исаію Богъ называетъ угодными Себѣ, говоря: на кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словесъ Моихъ (Ис. LXVI, 2)?

2. Много степеней смиренія: иной умѣренно смиренъ, а иной съ преизбыткомъ. Послѣдняго рода смиреніе восхваляетъ и блаженный пророкъ, когда онъ, описывая намъ не просто смиренное, но весьма сокрушенное сердце, говоритъ: жертва Богу духъ сокрушенъ, сердце сокрушенно и смиренно Богъ не уничижитъ (Псал. L, 19). И три отрока, вмѣсто великой жертвы, приносятъ Богу это смиреніе, говоря: но душею сокрушенною и духомъ смиреннымъ да пріяти будемъ (Дан. III, 39). Такое смиреніе ублажаетъ здѣсь и Христосъ. Всѣ величайшія бѣдствія, удручающія всю вселенную, произошли отъ гордости. Такъ и діаволъ, не бывшій прежде таковымъ, сдѣлался діаволомъ отъ гордости, на что указывая, и Павелъ сказалъ: да не разгордѣвся въ судъ впадетъ діаволь (1 Тим. III, 6). Такъ и первый человѣкъ, обольщенный отъ діавола пагубною надеждою, палъ и сдѣлался смертнымъ; онъ надѣялся стать богомъ, но потерялъ и то, что имѣлъ. За то и Богъ, порицая его и какъ бы смѣясь надъ его неразуміемъ, сказалъ: се Адамъ бысть яко единъ отъ насъ (Быт. III, 22). Такъ и каждый послѣ Адама, мечтая о своемъ равенствѣ съ Богомъ, впадалъ въ нечестіе. Такъ какъ, слѣдовательно, гордость есть верхъ золъ, корень и источникъ всякаго нечестія, то Спаситель и приготовляетъ врачество, соотвѣтствующее болѣзни, полагаетъ этотъ первый законъ, какъ крѣпкое и безопасное основаніе. На этомъ основаніи съ безопасностію можно созидать и все прочее. Напротивъ, если этого основанія не будетъ, то хотя бы кто до небесъ возвышался жизнію, все это легко разрушится и будетъ имѣть худой конецъ. Хотя бы ты отличался постомъ, молитвою, милостынею, цѣломудріемъ или другою какою добродѣтелію, все это безъ смиренія разрушится и погибнетъ. Такъ случилось съ фарисеемъ. Взойдя на самый верхъ добродѣтели, онъ ниспалъ съ него и потерялъ все потому, что не имѣлъ смиренія — матери всѣхъ добродѣтелей. Какъ гордость есть источникъ всякаго нечестія, такъ смиреніе есть начало всякаго благочестія. Потому-то Христосъ и начинаетъ со смиренія, желая съ корнемъ исторгнуть гордость изъ души слушателей. Какое же имѣетъ это отношеніе къ ученикамъ, которые всегда были смиренны? Они не имѣли никакого повода къ гордости, будучи рыбаками, бѣдными, незнатными, не учеными. Но если это не относилось къ ученикамъ, то относилось къ тѣмъ, которые были тамъ, и которые послѣ должны были принимать учениковъ, чтобы по/с. 151/слѣдніе не были въ презрѣніи по причинѣ своей нищеты. Впрочемъ, слова Христа относились и къ ученикамъ. Если въ то время они и не имѣли нужды въ этомъ полезномъ наставленіи, то могли имѣть впослѣдствіи — по совершеніи знаменій и чудесъ, послѣ такой славы въ цѣломъ мірѣ и послѣ такого дерзновенія къ Богу. Поистинѣ, ни богатство, ни власть, ни самое царское достоинство не могли столько внушить гордости, сколько все то, что имѣли апостолы. Впрочемъ, еще и до совершенія знаменій они могли возгордиться, могли поддаться слабости человѣческой, когда видѣли многочисленное собраніе народа, окружавшее ихъ Учителя. Потому-то Христосъ напередъ и смиряетъ ихъ помыслы. Преподаваемое ученіе Христосъ излагаетъ не въ видѣ увѣщаній или повелѣній, а въ видѣ блаженства, дѣлая, такимъ образомъ, проповѣдь Свою занимательнѣе, и для всѣхъ открывая поприще ученія. Не сказалъ: такой-то и такой блаженъ, а — всѣ такъ поступающіе блаженны, такъ что хотя бы ты былъ рабомъ, бѣднякомъ, нищимъ, безпріютнымъ, необразованнымъ, нѣтъ никакого препятствія къ тому, чтобы быть тебѣ блаженнымъ, если будешь имѣть эту добродѣтель. Начавши съ того, съ чего преимущественно и должно было начать, Христосъ переходитъ къ другой заповѣди, которая, повидимому, противорѣчитъ мнѣнію цѣлой вселенной. Въ самомъ дѣлѣ, тогда какъ всѣ почитаютъ блаженными радующихся, а сѣтующихъ, бѣдныхъ и плачущихъ — несчастными, Онъ вмѣсто первыхъ называетъ блаженными послѣднихъ, говоря такъ: блажени плачущіи, хотя всѣ почитаютъ ихъ несчастными (ст. 4). Но Христосъ для того напередъ и творилъ знаменія, чтобы, предписывая подобныя правила, болѣе имѣть довѣренности къ Себѣ. И здѣсь опять не просто разумѣетъ плачущихъ, но плачущихъ о грѣхахъ своихъ, такъ какъ есть другой плачъ, вовсе непозволительный — плачъ о житейскихъ предметахъ, на что указалъ и Павелъ, говоря: сего міра печаль смерть содѣловаетъ, а печаль яже по Бозѣ покаяніе нераскаянно во спасеніе содѣловаетъ (2 Коринѳ. VII, 10).

3. Этихъ-то печалящихся Христосъ здѣсь и называетъ блаженными; и не просто печалящихся, но тѣхъ, которые предаются сильной печали. Потому и не сказалъ: печалящіеся, но: плачущіе. Дѣйствительно, и эта заповѣдь научаетъ также всякому благочестію. Въ самомъ дѣлѣ, если тотъ, кто оплакиваетъ смерть дѣтей, жены, или кого-нибудь изъ родственниковъ, въ это время скорби не увлекается ни любовью къ богатству и плоти, ни честолюбіемъ, не раздражается обидами, не снѣдается завистью, ни другой какой-либо предается страсти, а бываетъ всецѣло поглощенъ скорбью, то не гораздо ли болѣе покажутъ свое безстрастіе /с. 152/ относительно всего этого тѣ, которые подобающимъ образомъ оплакиваютъ грѣхи свои? Какая же будетъ имъ награда? Яко тіи утѣшатся, говоритъ Христосъ. Скажи мнѣ, гдѣ они утѣшатся? И здѣсь, и тамъ. Такъ какъ эта заповѣдь была слишкомъ тяжка и трудна, то Онъ обѣщаетъ то, что наиболѣе могло бы облегчить ее. Итакъ, если хочешь имѣть утѣшеніе — плачь. И не почитай этихъ словъ иносказательными. Подлинно, когда Богъ утѣшаетъ, то хотя бы тысячи горестей съ тобой случились, всѣ побѣдишь, потому что Богъ всегда награждаетъ труды съ преизбыткомъ. То же сдѣлалъ Онъ и здѣсь, когда сказалъ, что плачущіи блаженны, — не потому, чтобы самый плачъ стоилъ того, но по Его человѣколюбію (то есть, награда обѣщана не по важности дѣйствія, но по любви Его къ людямъ). Въ самомъ дѣлѣ, плачущіе оплакиваютъ грѣхи свои, а для такихъ довольно только получить прощеніе и оправданіе. Но какъ Христосъ весьма человѣколюбивъ, то Онъ и не ограничиваетъ награды отмѣненіемъ наказанія и оставленіемъ грѣховъ, но еще дѣлаетъ такихъ людей блаженными, и подаетъ великое утѣшеніе. А плакать намъ повелѣваетъ не о своихъ только грѣхахъ, но и о грѣхахъ другихъ. Такъ поступали святые, какъ-то: Моисей, Павелъ, Давидъ; всѣ они часто оплакивали чужіе грѣхи. Блажени кротцыи, яко тіи наслѣдятъ землю (ст. 5). Скажи мнѣ, какую наслѣдятъ землю? Нѣкоторые говорятъ, что наслѣдятъ землю духовную. Но это несправедливо. Въ Писаніи нигдѣ не упоминается о землѣ духовной. Что же значатъ эти слова? Христосъ разумѣетъ здѣсь чувственную награду, какъ и Павелъ, когда онъ вслѣдъ за словами: чти отца твоего и матерь твою, присовокупляетъ: будеши долголѣтенъ на земли (Ефес. VI, 2-3). Равнымъ образомъ и Самъ Господь сказаль разбойнику: днесь со Мною будеши въ раи (Лук. XXIII, 43). Примѣняясь къ тѣмъ слушателямъ, которые болѣе предаются чувственному и прежде ищутъ настоящаго, нежели будущаго, Христосъ не поощряетъ ихъ будущими только благами, но и настоящими. Потому-то и далѣе въ Своей бесѣдѣ, сказавъ: буди увѣщаваяся съ соперникомъ твоимъ, за такое благоразумное дѣло опредѣляетъ награду, говоря: да не предастъ тебе соперникъ судіи, и судія слузѣ (Матѳ. V, 25). Видишь, откуда Онъ заимствовалъ угрозы! Отъ предметовъ чувственныхъ, отъ самыхъ обычныхъ явленій. И еще: иже аще речетъ брату своему: рака, повиненъ есть сонмищу (ст. 22). Также и Павелъ весьма часто указываетъ на чувственныя награды, и заимствуетъ побужденія отъ предметовъ настоящихъ, напримѣръ, когда разсуждаетъ о дѣвствѣ; тутъ онъ совсѣмъ не упоминаетъ о небесахъ, а побуждаетъ настоящими благами, говоря: за настоящую нужду, и: азъ же вы щажду, и: хощу /с. 153/ же васъ безпечальныхъ быти (1 Коринѳ. VII, 36, 28, 32). Такъ и Христосъ съ духовными наградами соединилъ чувственныя. Такъ какъ кроткій человѣкъ можетъ подумать, что онъ теряетъ все свое имущество, то Христосъ обѣщаетъ противное, говоря, что онъ-то безопасно и владѣетъ своимъ имуществомъ: онъ ни дерзокъ, ни тщеславенъ; кто же напротивъ будетъ таковымъ, тотъ можетъ лишиться и наслѣдственнаго имѣнія, и даже погубитъ самую душу. Впрочемъ, такъ какъ и въ ветхомъ уже завѣтѣ часто пророкъ говорилъ: кротцыи наслѣдятъ землю (Пс. XXXVI, 11), то Христосъ выражаетъ, слѣдовательно, Свою мысль словами уже имъ извѣстными, чтобы не вездѣ употреблять новыя выраженія. Однако въ Своихъ словахъ Онъ не ограничиваетъ наградъ настоящими благами, но вмѣстѣ предлагаетъ и будущія. Когда Онъ говоритъ о чемъ-нибудь духовномъ, то не отвергаетъ и выгодъ настоящей жизни; равнымъ образомъ, когда обѣщаетъ что-нибудь въ здѣшней жизни, то этимъ еще не ограничиваетъ Своего обѣщанія. Ищите, говоритъ Онъ, царствія Божія, и сія вся приложатся вамъ (Матѳ. VI, 33). И еще: всякъ, иже оставитъ домъ, или братію, сторицею пріиметъ въ вѣкѣ семъ, и въ грядущій животъ вѣчный наслѣдитъ (XIX, 29). Блажени алчущіи и жаждущіи правды (V, 6). Какой правды? Говоритъ ли Онъ о добродѣтели вообще, или разумѣетъ тотъ видъ правды, который противоположенъ любостяжанію? Такъ какъ Онъ намѣревался предложить заповѣдь о милосердіи, то и научаетъ, какъ должно оказывать его; именно, называетъ здѣсь блаженными тѣхъ, которые стараются о правдѣ, воспрещающей хищеніе и любостяжаніе.

4. Вникни и въ то, съ какою силою Онъ выразилъ Свою заповѣдь! Онъ не сказалъ: блаженны тѣ, которые ищутъ правды, но — блажени алчущіи и жаждущій правды, внушая этимъ, чтобы мы не какъ-нибудь, но съ полною любовью стремились къ ней. А какъ полную любовь имѣютъ сребролюбивые, то есть, они не столько заботятся объ удовлетвореніи голода и жажды, сколько о томъ, чтобъ болѣе и болѣе имѣть и пріобрѣтать, то Христосъ повелѣваетъ обращать подобную любовь къ нелюбостяжанію. Потомъ Онъ опять представляетъ чувственную награду, говоря: яко тіи насытятся. Такъ какъ многіе думаютъ, что сребролюбіе дѣлаетъ богатыми, то Онъ говоритъ, что бываетъ напротивъ, то есть, что богатыми дѣлаетъ правда. Итакъ, поступая справедливо, не бойся бѣдности, и не страшись голода. Поистинѣ, тѣ-то особенно и лишаются всего, которые похищаютъ чужое, а кто любитъ справедливость, тотъ владѣетъ всѣмъ безопасно. Если же не похищающіе чужого имѣнія наслаждаются такимъ благоденствіемъ, то гораздо больше тѣ, которые свое раздаютъ. Блажени /с. 154/ милостивіи (ст. 7). Здѣсь, мнѣ кажется, говоритъ Онъ не столько о тѣхъ, которые оказываютъ свое милосердіе деньгами, но и о тѣхъ, которые оказываютъ его дѣлами. Есть много различныхъ видовъ милосердія, и заповѣдь эта обширна. Какая же награда за милосердіе? Яко тіи помиловани будутъ. Такое воздаяніе, повидимому, равносильно добродѣтели; но на самомъ дѣлѣ оно много превосходитъ добродѣтель. Въ самомъ дѣлѣ, милостивые милостивы, какъ люди; а сами получаютъ милость отъ Бога всяческихъ. Милосердіе же человѣческое и Божіе не равны между собою, а отличаются одно отъ другого такъ же, какъ зло — отъ добра. Блажени чистіи сердцемъ, яко тіи Бога узрятъ (ст. 8). Вотъ опять духовная награда! Чистыми здѣсь Онъ называетъ тѣхъ, которые пріобрѣли всецѣлую добродѣтель, и не сознаютъ за собою никакого лукавства, или тѣхъ, которые проводятъ жизнь въ цѣломудріи, потому что для того, чтобъ видѣть Бога, мы ни въ чемъ столько не имѣемъ нужды, какъ въ этой добродѣтели. Потому и Павелъ сказалъ: миръ имѣйте и святыню со всѣми, ихже кромѣ никтоже узритъ Господа (Евр. XII, 14). Видѣніе же здѣсь разумѣетъ такое, какое только возможно для человѣка. Такъ какъ многіе бываютъ милостивы, не похищаютъ чужого, не сребролюбивы, а между тѣмъ любодѣйствуютъ и предаются похоти, то Христосъ, показывая, что недостаточно перваго, присоединяетъ и эту заповѣдь. То же самое и Павелъ, въ посланіи къ Коринѳянамъ, подтвердилъ примѣромъ македонянъ, которые богаты были не только милосердіемъ, но и другими добродѣтелями: указывая тамъ нащедрость ихъ въ раздаяніи имуществъ, онъ говоритъ, что они «предали себя Господу и намъ» (2 Кор. VIII, 5). Блажени миротворцы (ст. 9). Здѣсь Христосъ не только осуждаетъ взаимное несогласіе и ненависть людей между собою, но требуетъ еще болѣе, — именно того, чтобы мы примиряли несогласія и другихъ; и опять представляетъ также духовную награду. Какую же? Яко тіи сынове Божіи нарекутся, такъ какъ и дѣло Единороднаго Сына Божія состояло въ томъ, чтобы соединить раздѣленное и примирить враждующее. Потомъ, чтобы ты не подумалъ, что миръ вездѣ, есть дѣло похвальное, Христосъ присоединилъ и эту заповѣдь: блажени изгнани правды ради (ст. 10), — то есть, гонимые за добродѣтель, за покровительство другимъ, за благочестіе, такъ какъ правдою обыкновенно Онъ всегда называетъ полное любомудріе души. Блажени есте, егда поносятъ вамъ, и ижденутъ, и рекутъ всякъ золъ глаголъ, на вы лжуще Мене ради (ст. 11). Радуйтеся и веселитеся (ст. 12). Христосъ какъ бы такъ сказалъ: хотя бы васъ называли обманщиками, льстецами, злодѣями или другимъ какимъ именемъ, — вы все же блаженны. Что, кажется, страннѣе такихъ наста/с. 155/вленій, — называть вожделѣннымъ для человѣка то, чего, по мнѣнію другихъ, нужно избѣгать, то есть: нищету, слезы, гоненія, поношенія. И однако Онъ не только изрекъ эти заповѣди, но внушилъ къ нимъ и вѣру, и убѣдилъ не двухъ, не десять, не двадцать, не сто, или тысячу человѣкъ, а всю вселенную. И толпы народа, слушая столь тяжкія, трудныя и противныя общему понятію Паставленія, изумлялись. Такова была сила словъ небеснаго Наставника!

5. Впрочемъ, чтобы ты не подумалъ, что одни поношенія, какія бы то ни было, дѣлаютъ людей блаженными, Христосъ опредѣляетъ эти поношенія двумя видами, именно, когда мы терпимъ ихъ ради Него, и когда они будутъ ложны. Если же не будетъ ни того, ни другого, то поносимый не только не блаженъ, но и несчастливъ. Посмотри, какая опять награда: яко мзда ваша многа на небесѣхъ. Если ты слышишь, что не при каждомъ родѣ блаженства даруется царство небесное, не унывай. Хотя Христосъ различно описываетъ награды, но всѣхъ вводитъ въ царство. И когда Онъ говоритъ, что плачущіе утѣшатся, и милостивые будутъ помилованы, и чистые сердцемъ узрятъ Бога, и миротворцы назовутся сынами Божіими, — всѣмъ этимъ Онъ означаетъ не что иное, какъ царство небесное. Кто получитъ тѣ блага, тотъ получитъ конечно и царство небесное. Итакъ не думай, что этой награды удостоятся одни только нищіе духомъ; ее получатъ и жаждущіе правды, и кроткіе, и всѣ прочіе. Онъ для того при каждой заповѣди и упомянулъ о блаженствѣ, чтобы ты не ожидалъ ничего чувственнаго. Не можетъ быть блаженнымъ награждаемый тѣмъ, чтó въ настоящей жизни разрушается и исчезаетъ скорѣе тѣни. Сказавъ: мзда ваша многа, Христосъ присовокупилъ еще другое утѣшеніе: тако бо изнаша пророки, иже бѣша прежде васъ. Такъ какъ приближалось царствіе, и было ожидаемо, то Онъ представляетъ имъ утѣшеніе въ общеніи съ тѣми, которые прежде ихъ пострадали. Не думайте, говоритъ Онъ, будто вы страдаете потому, что говорите и предписываете вопреки справедливости, или что васъ будутъ гнать, какъ проповѣдниковъ нечестивыхъ ученій. Вы подвергнетесь навѣтамъ и опасностямъ не потому, будто вы неправо учите, а по злобѣ слушающихъ. Поэтому и клеветы падутъ не на васъ — страдальцевъ, а на тѣхъ, которые такъ худо поступаютъ. Объ этомъ свидѣтельствуетъ все прежнее время. И пророковъ не обвиняли въ беззаконіи, или безбожномъ ученіи, когда нѣкоторыхъ изъ нихъ побивали камнями, другихъ изгоняли, а иныхъ подвергали другимъ безчисленнымъ бѣдствіямъ. Итакъ, да не устрашаетъ это васъ. По тѣмъ же соображеніямъ и нынѣ все дѣлаютъ. Видишь ли, какимъ образомъ Онъ /с. 156/ ободряетъ ихъ, ставя ихъ наравнѣ съ Моисемъ и Иліею? Такъ и апостолъ Павелъ въ посланіи къ Ѳессалоникійцамъ говоритъ: вы бо подобницы бысте Церквамъ Божіимъ, сущимъ во Іудеи. Зане таяжде и вы пострадасте отъ своихъ сплеменникъ, якоже и тіи отъ Іудей, убившихъ и Господа Іисуса, и Его пророки, и насъ, изгнавшихъ, и Богу не угодившихъ, и всѣмъ человѣкомъ противящихся (1 Сол. II, 14-15). То же самое и здѣсь Христосъ сдѣлалъ. Хотя Онъ въ другихъ блаженствахъ говорилъ: блажени нищіи, блажени милостивіи; но здѣсь говоритъ Онъ уже опредѣленно, и прямо обращаетъ рѣчь Свою къ ученикамъ: блажени есте, егда поносятъ вамъ, и ижденутъ, и рекутъ всякъ золъ глаголъ, показывая, что это по преимуществу относится къ нимъ, и свойственно предъ всѣми прочими учителямъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ здѣсь Онъ показываетъ Свое достоинство и равночестіе съ Отцемъ. Онъ говоритъ: какъ пророки страдали ради Отца, такъ вы будете страдать ради Меня. Когда же Онъ говоритъ: пророки, иже бѣша прежде васъ, то этимъ показываетъ, что и сами они уже были пророками. Потомъ, желая показать, что страданія особенно для нихъ полезны и служатъ къ ихъ славѣ, не сказалъ, что васъ будутъ поносить и преслѣдовать, а Я этому воспрепятствую. Онъ хочетъ обезопасить ихъ не отъ того, чтобы они ничего худого о себѣ не слыхали, но чтобы худые слухи переносили великодушно, и оправдывали себя дѣлами, потому что послѣднее гораздо лучше перваго, и не унывать во время страданій гораздо важнѣе, чѣмъ совсѣмъ не страдать. Потому Онъ здѣсь и говоритъ: мзда ваша многа на небесѣхъ. По повѣствованію евангелиста Луки, Христосъ изрекъ это еще сильнѣе и утѣшительнѣе. Онъ не только называетъ блаженными тѣхъ, которые терпятъ поношеніе за Господа, но и называетъ несчастными тѣхъ, о которыхъ всѣ говорятъ доброе. Онъ говоритъ: горе вамъ, егда добрѣ рекутъ вамъ вси человѣцы (Лук. VI, 26). И объ апостолахъ говорили доброе, но не всѣ. Поэтому Онъ и не сказалъ: когда доброе будутъ говорить объ васъ люди; но прибавляетъ слово — всѣ. Дѣйствительно, невозможно, чтобы добродѣтельные всѣми были хвалимы. И опять говоритъ: когда пронесутъ имя ваше яко зло, радуйтеся и веселитеся (тамъ же, ст. 22-23). Онъ опредѣлилъ награду не только за опасности, которымъ они подвергались, но и за поношеніе. Поэтому Онъ не сказалъ: когда изгонятъ васъ и убіютъ; но — когда будутъ поносить васъ и всячески злословить. Поистинѣ злословіе уязвляетъ гораздо болѣе, нежели самыя дѣла. Въ опасностяхъ есть много такого, что облегчаетъ скорбь, наприм. когда всѣ поощряютъ, многіе одобряютъ, хвалятъ и прославляютъ. Но здѣсь, въ злословіи, отнимается и самое утѣшеніе. Переносить злословіе не считается за великій подвигъ, хотя на самомъ дѣлѣ /с. 157/ злословіе уязвляетъ подвижника болѣе, чѣмъ самыя опасности. Многіе налагаютъ на себя руки, не въ силахъ будучи перенесть худой о себѣ молвы. И что дивиться на другихъ, когда эта-то именно причина болѣе всего побудила удавиться того безстыднаго и гнуснаго предателя, который совершенно потерялъ стыдъ ко всему. И Іовъ — этотъ адамантъ, тверже самаго камня, — когда потерялъ свое имущество, претерпѣлъ несносныя мученія, лишился вдругъ всѣхъ дѣтей, когда увидѣлъ тѣло свое преисполненное червями, укоряющую жену, то все легко переносилъ. Когда же увидѣлъ друзей, которые его порицали, ругались надъ нимъ и, злословя его, говорили, что онъ терпитъ это за грѣхи свои, и несетъ наказаніе за пороки свои, тогда и этотъ мужественный и великій подвижникъ поколебался и пришелъ въ смятеніе.

6. Подобнымъ образомъ и Давидъ, забывши все, что онъ терпѣлъ, просилъ у Бога мздовоздаянія только за понесенное имъ злословіе: оставь его (Семея) проклинати, говоритъ онъ, яко рече ему Господь: да призритъ Господь на смиреніе мое и воздастъ ми благая, вмѣсто клятвы во днешній день (2 Царст. XVI, 11-12). И Павелъ восхваляетъ не только подвергающихся опасностямъ, нетолько лишающихся имѣнія, но и тѣхъ, которые терпятъ злословіе, говоря: воспоминайте первая дни, въ нихъ же просвѣтившеся, многія страсти претерпѣсте страданій; ово убо поношенми и скорбми позоръ бывше (Евр. X, 32). Потому и Христосъ положилъ за это великую награду. Но чтобы кто не сказалъ: почему же Ты нынѣ не отомщаешь злословящимъ и не заграждаешь устъ ихъ, а обѣщаешь награду на небесахъ? — Христосъ представилъ для этого пророковъ, показывая, что Богъ и въ ихъ время не отмщалъ врагамъ ихъ. Но если и тогда, когда воздаяніе было на виду, Богъ поощрялъ ихъ надеждою на будущее, то гораздо болѣе Онъ поощряетъ нынѣ, когда и самая надежда на будущее прояснилась и любомудріе стало выше. Замѣть и то, послѣ сколькихъ заповѣдей предложилъ эту послѣднюю. Онъ сдѣлалъ это не безъ намѣренія и желалъ показать, что тотъ, кто заранѣе не приготовленъ и не утвержденъ всѣми тѣми заповѣдями, не можетъ вступать и въ эти подвиги. Потому-то Христосъ сплелъ намъ изъ этихъ заповѣдей златую цѣпь, всегда пролагая путь отъ предыдущей заповѣди къ послѣдующей. Въ самомъ дѣлѣ, человѣкъ смиренный будетъ оплакиватъ и грѣхи свои; оплакивающій свои грѣхи будетъ и кроткимъ и праведнымъ и милостивымъ; милостивый, праведный и сокрушенный будетъ непремѣнно и чистымъ по сердцу, а такой будетъ и миротворцемъ; а кто всего этого достигнетъ, тотъ будетъ готовъ и къ опасностямъ, не устрашится злорѣчія и безчисленныхъ бѣдствій. Давъ ученикамъ приличное наставленіе, /с. 158/ Господь снова подкрѣпляетъ ихъ похвалами. Такъ какъ заповѣди были высоки и труднѣе ветхозавѣтныхъ, то чтобы ученики не поколебались, не пришли въ смятеніе, и не сказали: какъ мы можемъ ихъ исполнять? — слушай, что сказалъ Господь: вы есте соль земли (ст. 18), показывая этими словами, что Онъ по необходимости даетъ такія заповѣди. Ученіе, которое вамъ поручается, говоритъ Христосъ, должно относиться не къ одной только вашей жизни, но и ко всей вселенной. Я посылаю васъ не въ два, не въ десять, не въ двадцать городовъ, посылаю не къ одному народу, какъ нѣкогда пророковъ, но на сушу и море, во всю вселенную, притомъ преисполненную зла. Словами: вы есте соль земли, Христосъ показалъ, что все человѣчество помрачилось и повредилось отъ грѣховъ. Потому-то Онъ и требуетъ отъ учениковъ такихъ добродѣтелей, которыя были особенно необходимы и полезны къ исправленію другихъ. Въ самомъ дѣлѣ, кто кротокъ, тихъ, милостивъ и праведенъ, тотъ не для себя только одного творитъ добрыя дѣла, но старается эти благіе источники добра излить и на пользу другихъ. Также и чистый сердцемъ и миролюбивый и гонимый за истину живетъ для блага общаго. Итакъ не думайте, говоритъ Христосъ, что вамъ предстоятъ легкіе подвиги; не думайте, что слова Мои: вы есте соль земли маловажны. Что же? Неужели они въ самомъ дѣлѣ исправили то, что уже испортилось? Нѣтъ, такъ какъ солію нельзя помочь тому, что уже испортилось. Они этого и не дѣлали, а осоляли уже прежде исправленное, имъ переданное и освобожденное отъ зловонія, содержа и сохраняя въ томъ самомъ обновленіи, въ какомъ приняли отъ Господа. Освободить отъ зловонія грѣховнаго — было дѣло Христа. Апостолы же должны были трудиться и заботиться о томъ, чтобы исправленное опять не пришло въ первое свое состояніе. Замѣчаешь ли, какъ Христосъ мало-по-малу возвышаетъ учениковъ предъ самими пророками? Онъ называетъ ихъ учителями не одной Палестины, но цѣлой вселенной, и не просто учителями, но еще учителями страшными. И то удивительно, что ученики не лестію и не угожденіемъ, но сдерживающимъ, на подобіе соли, дѣйствіемъ, для всѣхъ сдѣлались достолюбезными. Итакъ, не дивитесь, говоритъ Христосъ, если Я, оставивъ другихъ, бесѣдую съ вами и подвергаю васъ столькимъ опасностямъ. Разсудите только, сколькимъ городамъ, народамъ и языкамъ Я хочу послать васъ въ наставники. Потому Я и хочу, чтобы вы не только сами были благоразумны, но и другихъ, дѣлали такими. Быть благоразумными особенно нужно тѣмъ, отъ которыхъ зависитъ спасеніе другихъ, и столько нужно имъ имѣть въ себѣ добродѣтели, чтобы можно было удѣлять ее въ пользу /с. 159/ другихъ. Если вы не будете такими, то и сами не спасетесь.

7. Итакъ, не огорчайтесь, если слова Мои кажутся вамъ тяжкими. Чрезъ васъ и другіе заблудившіеся могутъ образумиться, а если вы утратите свою силу, то погубите съ собою и другихъ. Поэтому, чѣмъ важнѣе возложены на васъ обязанности, тѣмъ болѣе вы должны имѣть ревности. Потому и говоритъ Христосъ: аще же соль обуяетъ, чимъ осолится? Ни во чтоже будетъ ктому, точію да изсыпана будетъ вонъ и попираема человѣки. Другіе, если и много разъ согрѣшатъ, все-таки могутъ быть прощены; но учитель, если согрѣшитъ, не можетъ ничѣмъ извинить себя, и долженъ понести тягчайшее наказаніе. Чтобы ученики, слыша слова: егда поносятъ вамъ, и ижденутъ, и рекутъ всякъ золъ глаголъ на вы, не устрашились всенародно проповѣдывать, Христосъ говоритъ, что если вы не рѣшаетесь на это дѣло, то напрасно и избраны. Не злословія надобно бояться, но того, чтобы не представить изъ себя лицемѣровъ; въ такомъ случаѣ вы покажете себя неразумными и достойными презрѣнія. Если же вы будете строги въ обращеніи, и за это подвергнетесь злословію, радуйтесь. Таково именно свойство соли, что она ѣдкостію остроты своей непріятна на вкусъ людей сластолюбивыхъ. Злословіе, слѣдовательно, необходимо будетъ преслѣдовать васъ, но нисколько не повредитъ вамъ; напротивъ, будетъ свидѣтельствовать о вашей твердости. Если же вы, устрашась злословія, оставите подобающую вамъ твердость, то подвергнетесь тягчайшимъ бѣдствіямъ; васъ всѣ будутъ и злословить, и презирать, а это-то самое и значитъ: попираема. Вслѣдъ за тѣмъ Христосъ переходитъ къ другому, высшему сравненію: вы есте, говоритъ Онъ, свѣтъ міра (ст. 14). Опять — міра, не одного народа, не двадцати городовъ, но всей вселенной; свѣтъ духовный — подобно какъ и соль духовная, — который превосходнѣе лучей видимаго солнца. Сперва Онъ назвалъ ихъ солію, а потомъ свѣтомъ, чтобы ты зналъ, сколько выгодъ отъ строгихъ словъ, и сколько пользы отъ чистаго ученія. Оно обуздываетъ и не позволяетъ разсѣеваться, но направляя къ добродѣтели, дѣлаетъ внимательнымъ. Не можетъ градъ укрытися верху горы стоя. Ниже вжигаютъ свѣтильника и поставляютъ подъ спудомъ (ст. 14-15). Этими словами Христосъ опять побуждаетъ учениковъ Своихъ къ строгой жизни, научая ихъ быть осторожными, такъ какъ имъ надлежало явиться предъ лицемъ всѣхъ и подвизаться на поприщѣ цѣлаго міра. Не смотрите, говоритъ, на то, что мы сидимъ теперь здѣсь, что мы находимся въ самой малой частичкѣ міра. Нѣтъ, — вы такъ будете примѣтны всѣмъ, какъ городъ, стоящій на верху горы, какъ свѣтильникъ, поставлен/с. 160/ный на подсвѣчникѣ и свѣтящій всѣмъ, находящимся въ домѣ.

Гдѣ теперь невѣрующіе въ могущество Христово? Пусть услышатъ это и, подивившись силѣ пророчества, благоговѣйно поклонятся Его могуществу! Подумай, въ самомъ дѣлѣ, сколько обѣщано было тѣмъ, которые были неизвѣстны даже въ своемъ городѣ! Земля и море узнаетъ ихъ, и слава о нихъ распространится до предѣловъ вселенной, или — лучше, — не слава, а самыя ихъ благодѣянія, — потому что не громкая слава сдѣлала ихъ вездѣ извѣстными, но величіе самыхъ дѣлъ. Они, какъ птицы, пронеслись чрезъ всю вселенную быстрѣе солнечнаго луча, распространяя повсюду свѣтъ благочестія. Здѣсь Христосъ, по моему мнѣнію, старается въ ученикахъ Своихъ поселить еще смѣлость, потому что словами: не можетъ градъ укрытися верху горы стоя ясно выражаетъ Свое могущество. Какъ такой городъ не можетъ укрыться, такъ и благовѣствованію невозможно утаиться и остаться въ неизвѣстности. Такъ какъ прежде Христосъ говорилъ о гоненіяхъ, злословіи, навѣтахъ и враждѣ, то, чтобы ученики не подумали, что все это можетъ воспрепятствовать ихъ проповѣди, Онъ, ободряя ихъ, говоритъ, что благовѣствованіе не только не останется въ неизвѣстности, но и просвѣтитъ всю вселенную, а черезъ это и сами они станутъ славными и знаменитыми. Итакъ, здѣсь Христосъ показываетъ Свое могущество, а въ послѣдующихъ словахъ требуетъ смѣлости отъ Своихъ учениковъ. Ниже вжигаютъ, говоритъ Онъ, свѣтильника и поставляютъ подъ спудомъ, но на свѣщницѣ, и свѣтитъ всѣмъ, иже въ храминѣ суть. Тако да просвѣтится свѣтъ вашъ предъ человѣки, яко да видятъ, ваша добрая дѣла, и прославятъ Отца вашего, Иже на небесѣхъ (ст. 15-16). Я, говоритъ Онъ, возжегъ свѣтъ, а вы своимъ стараніемъ должны поддерживать этотъ свѣтъ, — и это не для себя только самихъ, но и для другихъ, которые должны воспользоваться его сіяніемъ и руководствоваться имъ къ истинѣ. Злословіе нимало не затмитъ вашего свѣта, если вы должнымъ образомъ станете проводить жизнь свою, если будете жить такъ, какъ подобаетъ людямъ, которые должны обратить всю вселеннную. Покажите жизнь вполнѣ достойную благодати, чтобы благовѣствованіе ваше вездѣ оправдывалось вашею доброю жизнію. Кромѣ спасенія людей, Христосъ показываетъ затѣмъ и другую пользу, которая можетъ побудить учениковъ къ усерднѣйшему и ревностнѣйшему исполненію ихъ обязанностей. Если хорошо будете жить, говоритъ Онъ, то не только обратите всю вселенную, но и будете способствовать къ славѣ имени Божія; напротивъ, худою жизнію и людей погубите, и дадите поводъ къ хулѣ имени Божія.

/с. 161/

8. Какимъ же образомъ, скажешь ты, прославится чрезъ насъ Богъ, если люди будутъ злословить насъ? Но не всѣ; да и самые злословящіе насъ будутъ дѣлать это по зависти, въ сердцѣ же своемъ они будутъ почитать и удивляться намъ, подобно тому, какъ есть люди, которые явно льстятъ нечестивымъ, а въ сердцѣ своемъ обвиняютъ ихъ. Что же прикажешь? Жить намъ для тщеславія и честолюбія? Нѣтъ, я не то говорю. Я не сказалъ: старайтесь выставлять на видъ добрыя дѣла ваши, показывайте ихъ; но сказалъ только: да просвѣтится свѣтъ вашъ, т. е. да будетъ добродѣтель ваша велика, огнь обиленъ, свѣтъ неизреченъ. Когда добродѣтель будетъ такова, то сокрыть ее невозможно, хотя бы тотъ, кто имѣетъ ее, всячески старался укрывать. Итакъ, показывайте жизнь безукоризненную, и никто не будетъ имѣть достаточной причины злословить васъ. Пусть злословящихъ будетъ безчисленное множество, никто однакоже не сможетъ затмить славу вашу. Хорошо сказано слово: свѣтъ. Дѣйствительно, ничто такъ не распространяетъ славы о человѣкѣ, какъ блескъ добродѣтели, хотя бы этотъ человѣкъ и старался всѣми мѣрами скрыть его. Онъ какъ бы окруженъ солнечнымъ лучемъ, и свѣтитъ яснѣе самаго луча, простирая свое сіяніе не на землю только, но и на самое небо. Здѣсь Христосъ утѣшаетъ учениковъ Своихъ еще болѣе. Пусть прискорбно вамъ, говоритъ Онъ, когда васъ поносятъ; но многіе чрезъ васъ содѣлаются истинными поклонниками Богу. И въ томъ, и другомъ случаѣ вамъ готовится награда; и когда вы будете терпѣть злословіе для Бога, и когда чрезъ васъ прославляютъ Бога. Но чтобы мы не старались распространять худой молвы о себѣ, зная, что за это будетъ награда, Христосъ не просто сказалъ о злословіи, но указалъ только на два вида его, именно: когда о насъ говорятъ ложно, и когда злословятъ насъ для Бога. Но въ тоже время Христосъ показываетъ, что не только такое злословіе приноситъ великую пользу, но и хорошая слава, когда чрезъ нее распространяется слава Божія. Здѣсь Христосъ подкрѣпляетъ учениковъ благими надеждами. Это злословіе нечестивыхъ, говоритъ Онъ, не такъ сильно, чтобы и другимъ могло воспрепятствовать видѣть свѣтъ вашъ. Тогда только будутъ попирать васъ, когда вы помрачите себя, но не тогда, когда будете поступать хорошо. Напротивъ, тогда многіе будутъ удивляться вамъ, и не только вамъ, но чрезъ васъ и Отцу вашему. Далѣе, Христосъ не сказалъ: прославятъ Бога, но — Отца, чѣмъ самымъ полагаетъ начатки достоинства, которое будетъ даровано имъ. Потомъ, чтобы показать Свое равночестіе съ Отцемъ, Христосъ сказалъ прежде: не скорбите, когда худое о себѣ услышите, потому что довольно /с. 162/ съ васъ, что вы это ради Меня слышите, — а здѣсь указываетъ на Отца, вездѣ обнаруживая равенство. Итакъ, если мы знаемъ, какая польза происходитъ отъ упражненія въ добродѣтели, и какая опасность отъ безпечности (потому что поношеніе изъ-за насъ Господа нашего гороздо хуже нашей погибели), то не будемъ подавать соблазна ни іудеямъ, ни язычникамъ, ни вѣрнымъ, а будемъ вести такую жизнь, которая бы сіяла свѣтлѣе солнца. Пусть кто-нибудь насъ злословитъ; мы не тогда должны скорбѣть, когда слышимъ это злословіе, но тогда, когда оно справедливо. Если мы будемъ жить въ нечестіи, то хотя бы никто насъ не злословилъ, мы всѣхъ несчастнѣе; напротивъ, если мы будемъ жить добродѣтельно, то хотя бы вся вселенная говорила о насъ худое, и тогда мы будемъ счастливѣе всѣхъ, и привлечемъ къ себѣ всѣхъ желающихъ спастись, потому что они будутъ обращать вниманіе не на злословія нечестивыхъ, но на добродѣтельную жизнь. Подлинно, гласъ добродѣтели громче всякой трубы, и жизнь чистая свѣтлѣе самаго солнца, хотя бы злословящихъ было неисчислимое множество. Итакъ, если мы будемъ имѣть всѣ упомянутыя добродѣтели: если будемъ кроткими, смиренными, милостивыми, чистыми, миротворцами, не будемъ отвѣчать на оскорбленія оскорбленіемъ, а напротивъ принимать ихъ даже съ радостію, то мы всѣхъ взирающихъ на насъ привлечемъ этимъ не менѣе, какъ и чудесами, и всѣ охотно устремятся къ намъ, хотя бы кто былъ неукротимъ подобно звѣрю, хотя бы кто былъ лукавъ подобно злому духу, — словомъ, какъ бы кто ни былъ худъ. Если же явятся и злословящіе, не безпокойся этимъ; не смущайся, что тебя злословятъ предъ людьми, но размотри совѣсть злословящихъ, и ты увидишь, что они рукоплещутъ тебѣ, удивляются и внутренно осыпаютъ безчисленными похвалами. Такъ, обрати вниманіе, съ какою похвалою говорилъ Навуходоносоръ о тѣхъ отрокахъ, которые были въ пещи, не смотря на то, что былъ ихъ врагомъ и гонителемъ. Такъ какъ онъ увидѣлъ ихъ мужество, то хвалитъ ихъ, и прославляетъ, и за то именно, что они не покорились ему и остались вѣрны закону Божію (Дан. III). Такъ-то діаволъ, когда видитъ, что нисколько не успѣваетъ, уходитъ наконецъ, боясь, чтобы не доставить намъ своими кознями большей славы. А когда онъ удалится, и напускаемая имъ тьма разсѣевается, тогда всякій, какъ бы ни былъ развращенъ и нечестивъ, познаетъ добродѣтель. Если же и люди не поймутъ тебя, то будешь имѣть у Бога похвалу и большую славу.

9. Итакъ, не скорби, и не малодушествуй. И апостолы для однихъ были запахомъ смертоноснымъ, а для другихъ запахомъ живи/с. 163/тельнымъ (2 Кор. II, 16). Если ты не подалъ никакого повода къ злословію, то ты свободенъ отъ всякаго обвиненія; напротивъ, ты сдѣлался даже счастливѣйшимъ человѣкомъ. Пусть же сіяетъ твоя жизнь, и не обращай никакого вниманія на тѣхъ, кто злословитъ тебя; невозможно вѣдь, совершенно невозможно, чтобы добродѣтельные не имѣли у себя многихъ враговъ. Но отъ нихъ ничего не потерпитъ добродѣтельный человѣкъ; напротивъ, онъ чрезъ это еще болѣе прославится. Итакъ, размышляя объ этомъ, будемъ имѣть въ виду одно — вести жизнь свою добродѣтельно. Ведя такъ жизнь, мы и сѣдящихъ во тьмѣ будемъ руководить къ небеспой жизни. Такова сила этого свѣта, что онъ не только здѣсь сіяетъ, но и освѣщаетъ путь идущимъ туда. Когда сидящіе во тьмѣ увидятъ, что мы презираемъ все настоящее и стремимся къ будущему, тогда они и безъ словъ, самыми дѣлами нашими, убѣдятся въ этомъ. Кто, въ самомъ дѣлѣ, столько безуменъ, чтобы, видя человѣка, который три дня тому назадъ роскошествовалъ, былъ богатъ, а сегодня отказался отъ всего, ничего не имѣетъ, готовъ терпѣть нищету, голодъ, всякія лишенія и опасности, готовъ пролить кровь свою, идти на закланіе, терпѣть все, что есть жестокаго, — кто столько безуменъ, говорю, чтобы, видя все это, не вывелъ для себя яснаго доказательства о будущемъ? Если же мы будемъ прилѣпляться къ настоящему, и совершенно къ нему пристрастимся, то повѣрятъ ли намъ, что мы стремимся въ другое отечество? Какое, наконецъ, будетъ у насъ извиненіе, когда для насъ страхъ Божій будетъ имѣть меньше значенія, чѣмъ даже слава человѣческая имѣла для языческихъ философовъ? Такъ, нѣкоторые изъ нихъ отвергали богатство, презирали смерть, надѣясь пріобрѣсти славу отъ людей, почему и надежда ихъ была суетна. Что насъ защититъ, когда при столькихъ благахъ, намъ обѣщанныхъ, при столькихъ путяхъ, открытыхъ намъ для благочестивой жизни, мы не только не можемъ сравниться съ ними, но губимъ и себя и другихъ? Не столько вреда приноситъ язычникъ, поступающій нечестиво, сколько христіанинъ, такъ поступающій. И это вполнѣ понятно. Ученіе язычниковъ нелѣпо, наше же, по благодати Божіей, досточтимо и славно у самихъ нечестивыхъ. Вотъ почему, когда они хотятъ особенно упрекнуть насъ, и усилитъ свое злословіе, то говорятъ: христіанинъ! Не сказали бы они этого, если бы не имѣли высокаго мнѣнія о нашемъ ученіи. Ужели ты не знаешь, чтó и какъ заповѣдалъ Христосъ? И какъ ты можешь исполнить, хотя одну изъ заповѣдей Его, когда, оставивъ все, ты стараешься только собрать барыши, пустить деньги въ ростъ, завести торговыя связи, купить множе/с. 164/ство рабовъ, заготовить драгоцѣнные сосуды, закупить поля, домы, и разныя домашнія принадлежности? И пусть было бы только это одно; но, когда къ этимъ безполезнымъ занятіямъ ты присоединяешь еще неправду, отнимая землю у сосѣдей, грабя домы, разоряя бѣдныхъ, увеличивая голодъ другихъ, — то когда ты приступишь къ этимъ заповѣдямъ? Но ты иногда милуешь нищихъ? Знаю это. Однакожъ и тутъ опять большая погибель для тебя, потому что ты дѣлаешь это или съ надменностію, или изъ тщеславія, такъ что и въ добрыхъ дѣлахъ для тебя нѣтъ пользы. Что можетъ быть бѣдственнѣе того, когда ты даже у самой пристани терпишь кораблекрушеніе? Итакъ, чтобы не случилось этого съ тобою, для этого, сдѣлавъ доброе дѣло, не ищи отъ меня благодарности, чтобы имѣть тебѣ должникомъ самого Бога, Который сказалъ: «взаймы давайте тѣмъ, отъ которыхъ вы не надѣетесь ничего получить» (Лук. VI, 35). Имѣя такого должника, для чего же ты, оставивъ Его, требуешь отъ меня, человѣка бѣднаго и скуднаго? Развѣ этотъ должникъ гнѣвается, когда требуютъ съ Него долгъ. Или Онъ бѣденъ? Или отказывается платить? Но развѣ ты не видишь Его неисчетныхъ сокровищъ? Развѣ ты не видишь Его неизреченной щедрости? Итакъ, съ Него проси и требуй; это Ему пріятно. А если Онъ увидитъ, что ты съ другого требуешь долгъ Его, то Онъ оскорбится этимъ, — и не только не отдастъ тебѣ, но и по праву осудитъ тебя. Въ чемъ ты нашелъ Меня неблагодарнымъ, скажетъ Онъ? Какую бѣдность у Меня нашелъ, что, оставивъ Меня, идешь къ другимъ? Одному далъ взаймы, а съ другого требуешь? Вѣдь, хотя и человѣкъ получилъ, но велѣлъ дать Богъ. Итакъ, Богъ Самъ хочетъ быть первымъ должникомъ и порукою, доставляя тебѣ безчисленные случаи всегда съ Него требовать. Не оставляй же такое богатство и такое обиліе, и не ищи получить съ меня, — человѣка ничего не имѣющаго. И для чего ты подаешь, милостыню на моихъ глазахъ? Развѣ я говорилъ тебѣ: дай? Развѣ отъ меня ты слышалъ, чтобы съ меня требовать? Самъ Богъ сказалъ: милуяй нища, взаимъ даетъ Богови (Притч. XIX, 17). Ты далъ взаймы Богу; съ Него и требуй. Но Онъ не отдаетъ теперь всего? И это Онъ дѣлаетъ для твоей пользы. Онъ не какой-нибудь обыкновенный должникъ, который спѣшитъ только отдать долгъ, но должникъ, который всячески старается еще о томъ, чтобы взятое взаймы сохранить въ цѣлости. Потому-то Онъ, что нужно отдать здѣсь, отдаетъ, а что-тамъ, сберегаетъ.

10. Итакъ, зная это, станемъ оказывать милосердіе и большее человѣколюбіе какъ имуществомъ, такъ и дѣлами. Если увидимъ, что кого-либо мучатъ и бьютъ на площади, и если /с. 165/ можемъ избавить его деньгами, то избавимъ. А если можемъ освободить словами, не полѣнимся и это сдѣлать. Есть вѣдь награда и за слова, даже и за самые вздохи: и объ этомъ-то блаженный Іовъ говорилъ: азъ о всякомъ немощнѣмъ восплакахся, воздохнухъ же видѣвъ мужа въ бѣдахъ (Іов. XXX, 25). Если же есть награда за слезы и вздохи, то подумай, каково будетъ воздаяніе, когда присоединятся къ нимъ слова, усердіе и другое подобное тому. И мы были нѣкогда враги Богу, и Единородный примирилъ насъ, сдѣлавшись посредникомъ, претерпѣвъ за насъ раны и самую смерть. Постараемся же и мы избавлять отъ безчисленныхъ бѣдствій тѣхъ, которые подвергаются имъ и перестанемъ поступать такъ, какъ мы поступаемъ теперь, когда, напримѣръ, видя, что другіе ссорятся и дерутся между собою, останавливаемся и окружаемъ это діавольское зрѣлище, чтобы позабавиться безстыдствомъ другихъ. Можетъ ли что быть безчеловѣчнѣе этого? Видимъ, что бранятся, дерутся, раздираютъ другъ у друга одежду, разбиваютъ другъ другу лицо, и спокойно продолжаемъ стоять. Ужели тотъ, кто дерется, медвѣдь? Ужели звѣрь? Ужели змій? Это человѣкъ, всегдашній сообщникъ твой; онъ братъ тебѣ, онъ сочленъ твой. Итакъ, не дѣлай для себя зрѣлища, но прекращай ссоры; не забавляйся, но укрощай; не побуждай другихъ къ такому безстыдству, но разнимай и усмиряй дерущихся. Радоваться такимъ несчастнымъ случаямъ свойственно только людямъ безстыднымъ, подлымъ, непотребнымъ и безумнымъ. Ты смотришь на человѣка безстыдно поступающаго, и не замѣчаешь, что и самъ то же дѣлаешь? И ты не вступаешься, чтобы разсѣять сборище діавольское, и прекратить злобу человѣческую! Чтобы мнѣ и самому принять побои, скажешь ты, — и ты это велишь? Совсѣмъ нѣтъ! Ты не примешь ихъ. А если и примешь, такъ это будетъ тебѣ вмѣсто мученичества, потому что за Бога претерпишь это. Если же не хочешь принять побоевъ, то подумай. Самъ Господь восхотѣлъ претерпѣть за тебя крестъ. Какъ обижающій, такъ и обижаемый, отъ сильнаго гнѣва, ими обладающаго, подобны пьянымъ и потерявшимъ разсудокъ, потому и имѣютъ нужду въ человѣкѣ здравомыслящемъ, который бы имъ помогъ: первому, чтобы пересталъ обижать, а второму, чтобы избавился отъ побоевъ. Итакъ, пойди и подай руку помощи — трезвый опьянѣлому. Подлинно, и гнѣвъ опьяняетъ, и это опьяненіе даже гораздо хуже опьяненія отъ вина. Посмотри на корабельщиковъ: они какъ скоро видятъ гдѣ-либо кораблекрушеніе, тотчасъ, поднявши парусы, спѣшатъ, чтобы исхитить отъ волнъ своихъ товарищей по ремеслу. Итакъ, если имѣющіе одинаковое ремесло такъ другъ другу помогаютъ, то тѣмъ болѣе надлежитъ /с. 166/ помогать другъ другу тѣмъ, которые имѣютъ одинаковую природу. Вѣдь и ссора — кораблекрушеніе, притомъ и гораздо бѣдственнѣе того. Въ самомъ дѣлѣ, кто ссорится, тотъ или изрыгаетъ хулы, и такимъ образомъ теряетъ всѣ прежнія добрыя дѣла, или въ сильномъ гнѣвѣ клянется ложно, и такимъ образомъ впадаетъ въ геенну, или наноситъ побои и совершаетъ убійство, и опять подвергается такому же кораблекрушенію. Итакъ, пойди, прекрати зло, спустись въ это бурное море и исхить утопающихъ, и разрушивъ зрѣлище діавольское, уговаривай каждаго порознь, погаси пламень и укроти волны. Если пожаръ распространится, огонь усилится, — не бойся: многіе тебѣ подадутъ руку помощи, только начни, — а прежде всѣхъ поможетъ Богъ мира. И если ты первый начнешь гасить пламя, то многіе и другіе послѣдуютъ за тобой, и ты получишь награду и за ихъ доброе дѣло. Послушай, что говоритъ Христосъ іудеямъ, пресмыкающимся долу. Если увидишь, говоритъ Онъ, упавшаго осла у врага своего, не проходи мимо, но подыми (Исх. XXIII, 5). Но гораздо легче разнять ссорящихся между собою, нежели поднять упавшую скотину. Если же должно поднимать осла у враговъ, то тѣмъ болѣе души у друзей, особенно когда послѣднее паденіе гораздо бѣдственнѣе; вѣдь души отъ тяжести гнѣва упадаютъ не въ грязь, а въ огненную геенну. Между тѣмъ ты, жестокій и безчеловѣчный, видя брата своего лежащаго подъ тяжкимъ бременемъ, и діавола предстоящаго и разжигающаго пламя гнѣва, проходишь мимо! Такъ поступать даже и съ животными не безопасно. Самарянинъ, когда увидѣлъ раненаго, человѣка совсѣмъ ему неизвѣстнаго и не имѣвшаго къ нему никакихъ отношеній, остановился, посадилъ его на своего осла, привезъ въ гостинницу, нанялъ врача, и деньги гостиннику частію заплатилъ, частію обѣщалъ заплатить (Лук. X, 33 и дал.). А ты, видя человѣка, который попался не разбойникамъ, но полчищу демоновъ, и подвергся ярости врага не въ пустынѣ, но среди площади, — когда тебѣ не нужно ни денегъ платить, ни осла нанимать, ни идти далеко, а только сказать нѣсколько словъ, — ты, жестокій и безчеловѣчный, не хочешь помочь, но бѣжишь мимо! Какъ же ты надѣешься самъ когда-нибудь получить милость у Бога? Вамъ говорю я, которые предъ всѣми поступаете безстыдно, — вамъ, обидчикамъ и притѣснителямъ! Скажи, пожалуй; ты наносишь побои, топчешь ногами, кусаешь? Развѣ ты кабанъ, или дикій оселъ? И ты не стыдишься, не краснѣешь отъ своего звѣрства, забывая свое достоинство? Ты бѣденъ? Но ты свободенъ. Ремесленникъ ты? Но ты христіанинъ. Потому-то самому тебѣ и должно жить смирно, что ты бѣденъ. Ссориться свойственно только богачамъ, а не бѣднымъ, — богачамъ, го/с. 167/ ворю, которые имѣютъ многія причины къ ссорѣ. Ты не пользуешься удовольствіями богатства, между тѣмъ ищешь непріятностей, съ нимъ неразлучныхъ — вражды, распрей, ссоръ, мучишъ и душишь брата своего, и повергаешь его предъ всѣми. Ужели ты не понимаешь, что въ своемъ безстыдствѣ подражаешь необузданности безсловесныхъ, или вѣрнѣе, дѣлаешь еще хуже ихъ? У безсловесныхъ все общее, они собираются и ходятъ вмѣстѣ; а у насъ, напротивъ, ничего нѣтъ общаго, но все вверхъ дномъ: вражды, распри, ссоры, ненависть, обиды. Мы не стыдимся ни неба, куда мы всѣ призываемся, ни земли, которая всѣмъ намъ дана въ общее жилище, ни самой природы своей; но все подавляютъ въ насъ гнѣвъ и любостяжаніе. Или не знаешь ты о томъ рабѣ, который долженъ былъ десять тысячъ талантовъ, и послѣ того, какъ долгъ прощенъ былъ ему, душилъ товарища своего за сто динаріевъ, — или не знаешь, сколько претерпѣлъ онъ бѣдствій, и какъ преданъ былъ вѣчному мученію (Матѳ. XVIII, 28 и дал.)? И ты не боишься такого примѣра? Не страшишься подвергнуться тому же? Вѣдь и мы много, много должны Господу, однако Онъ ждетъ и долготерпитъ; не истязуетъ насъ, какъ мы своихъ собратій, не душитъ насъ, не мучитъ. Между тѣмъ если бы Онъ захотѣлъ потребовать отъ насъ хотя малѣйшей части долга, мы давно бы погибли. Размышляя объ этомъ, возлюбленные, смиримся, и будемъ снисходительны къ должникамъ своимъ; чрезъ нихъ имѣемъ случай, если только мы благоразумны, получить прощеніе въ великихъ долгахъ своихъ и за малое пріобрѣсть многое. Итакъ, зачѣмъ же ты насильно требуешь долгъ отъ ближняго своего? Тебѣ даже надлежало бы простить и тогда, когда бы онъ самъ захотѣлъ тебѣ отдать, — простить для того, чтобы получить все отъ Бога. А ты между тѣмъ всѣми силами стараешься получить долги, заводишь споры, чтобы не потерять ни малѣйшей части своего имущества. Ты думаешь причинить обиду ближнему, а между тѣмъ самъ на себя поднимаешь мечъ, и умножаешь для себя мученіе въ гееннѣ. Если ты хоть немного будешь здѣсь благоразумнымъ, то облегчишь участь свою на судѣ. Вѣдь Богъ для того только и требуетъ отъ насъ такого снисхожденія къ ближнимъ нашимъ, чтобы самому имѣть случай прощать намъ великія согрѣшенія наши. Итакъ, сколько бы ни было у тебя должниковъ, деньгами ли то, или оскорбленіями, всѣхъ прости, и за такое великодушіе проси отъ Бога воздаянія. Доколѣ они будутъ оставаться твоими должниками, до тѣхъ поръ и Богъ не будетъ твоимъ должникомъ; напротивъ, какъ скоро простишь ихъ, тогда можешь приступить къ Богу, и требовать отъ Него воздаянія себѣ за такой добрый поступокъ. Если бы /с. 168/ кто, проходя мимо тебя и видя, что ты держишь своего должника, велѣлъ тебѣ отпустить его, обѣщавши заплатить за него; если, говорю, этотъ человѣкъ не откажется заплатить тебѣ всего долга вмѣсто твоего должника, — то не болѣе ли, не тысящекратно ли болѣе воздастъ намъ Богъ, когда мы, повинуясь Его заповѣди, простимъ должниковъ своихъ, не требуя отъ нихъ ничего? Мы должны имѣть въ виду не временное удовольствіе, происходящее отъ требованія долговъ, но тотъ вредъ, который потерпимъ за то въ будущемъ, и который будетъ состоять въ лишеніи безсмертныхъ благъ. Итакъ, возвысившись надъ всѣмъ этимъ, будемъ прощать и деньги, и оскорбленія должникамъ своимъ, чтобы и самимъ намъ можно было получить прощеніе въ своихъ долгахъ; и чего мы не успѣли достигнуть чрезъ другую добродѣтель, этого мы достигнемъ, когда не будемъ помнить зла на ближнихъ своихъ, и такимъ образомъ сподобимся благъ вѣчныхъ, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа. Ему слава и держава нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 148-168.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.