Церковный календарь
Новости


2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
2018-10-10 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Соврем. экуменическое обновленчество (1992)
2018-10-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 102-е (12 марта 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
ТОЛКОВАНІЕ НА СВЯТАГО МАТѲЕЯ ЕВАНГЕЛИСТА.

Бесѣда XXII.
{299} Смотрите кринъ сельныхъ, како растутъ; не труждаются, ни прядутъ. Глаголю же вамъ, яко ни Соломонъ во всей славѣ своей облечеся, яко единъ отъ сихъ (VI, 28, 29).

1. Спаситель, сказавъ о необходимой пищѣ, и показавъ, что и объ ней не нужно заботиться, переходитъ далѣе къ тому, о чемъ еще менѣе надобно заботиться, потому что одежда не такъ необходима, какъ пища. Почему же Онъ, говоря объ одеждѣ, не употребилъ того же самаго сравненія, заимствованнаго отъ птицъ и не упоминаетъ намъ о павлинѣ, лебедѣ и овцѣ? Вѣдь /с. 249/ и отсюда можно было бы заимствовать много примѣровъ? Это потому, что Христосъ хочетъ съ двухъ сторонъ показать важность предложенной Имъ заповѣди — и со стороны ничтожества того, что облечено въ такую красоту, и со стороны самой красоты, данной лиліямъ. Вотъ почему, описавъ красоту лилій, Онъ уже послѣ и не называетъ ихъ лиліями, но сѣномъ сельнымъ (ст. 30). Даже не довольствуется и этимъ названіемъ, но еще съ другой стороны представляетъ ихъ ничтожность, говоря: днесь суще, и не говоритъ: этого сѣна на другой день уже нѣтъ, но еще болѣе унижаетъ, говоря: въ пещь вметаемо. Также, Онъ сказалъ не просто: одѣваетъ, но: тако одѣваетъ. Видишь ли, какъ Спаситель постепенно болѣе и болѣе усиливаетъ Свою мысль? И это Онъ дѣлаетъ для того, чтобы сильнѣе подѣйствовать на Своихъ слушателей. Для того же Онъ прибавилъ и слова: не много ли паче васъ? Это сказано съ особенною выразительностію и силою. Словомъ: васъ Онъ показываетъ не что иное, какъ то, что родъ человѣческій удостоенъ отъ Бога великой чести и особеннаго попеченія. Христосъ какъ бы такъ говорилъ: васъ, которыхъ Богъ одарилъ душею, для которыхъ образовалъ тѣло, для которыхъ создалъ все видимое, для которыхъ послалъ пророковъ, которымъ далъ законъ и содѣлалъ безчисленныя блага, для которыхъ предалъ Единороднаго Сына (и чрезъ Него сообщилъ безчисленные дары). Послѣ этого, Спаситель упрекаетъ слушателей, говоря: маловѣри! Таково свойство совѣтующаго. Онъ не только убѣждаетъ, но и обличаетъ, чтобы еще болѣе побудить къ повиновенію словамъ Своимъ. Такъ Христосъ запрещаетѣ намъ не только заботиться о красивыхъ одеждахъ, но и удивляться, {300} когда видимъ ихъ на другихъ. Убранство цвѣтовъ, красота травъ и даже самое сѣно болѣе достойно удивленія, чѣмъ наши дорогія одежды. Итакъ, для чего ты гордишься тѣмъ, въ чемъ тебя несравненно превосходитъ трава? Замѣть, какъ Спаситель съ самаго начала показываетъ, что Его заповѣдь легка удаляя (всякую мысль объ излишнихъ заботахъ, точно такъ же, какъ и прежде, когда говорилъ Онъ о пищѣ, то есть, удаляя) отъ того, чего слушатели боялись. Сказавъ: смотрите кринъ сельныхъ. Онъ присовокупилъ: не труждаются. Значитъ, этою заповѣдію Онъ хочетъ освободить насъ отъ трудовъ. Итакъ, не то составляетъ трудъ, когда мы не заботимся объ одеждѣ, но то, когда заботимся. И какъ тогда, когда Христосъ сказалъ: не сѣютъ, возбранилъ не сѣяніе, но излишнюю заботу о пищѣ, такъ и этими словами: не труждаются, ни прядутъ, запрещаетъ не самое занятіе, но излишнее попеченіе объ одеждѣ. Соломонъ во всемъ величіи своемъ не могъ сравниться съ красотою цвѣ/с. 250/товъ, и притомъ не какой-нибудь одинъ разъ, но во все время своего царствованія (никто не можетъ сказать, что Соломонъ нынѣ такъ одѣвался, а въ другое время иначе; нѣтъ, не было ни одного дня, когда бы онъ украшался такъ великолѣпно, какъ цвѣты, — на что Христосъ и указываетъ словами: во всей славѣ своей). Притомъ, Соломонъ красотою одеждъ своихъ не могъ сравниться не только съ однимъ, или съ другимъ цвѣтомъ, но со всѣми безъ исключенія (почему Спаситель и сказалъ: яко единъ отъ сихъ, — а такое же различіе находится между одеждами и цвѣтами, какое между истиною и ложью). Итакъ, если и этотъ царь, знаменитѣйшій изъ всѣхъ когда-либо бывшихъ на земли, не могъ сравняться съ полевыми цвѣтами, то можешь ли ты когда-либо превзойти красоту цвѣтовъ, или хотя нѣсколько приблизиться къ ней? Отсюда Спаситель научаетъ насъ, чтобы мы совершенно и не помышляли о такомъ украшеніи. Смотри, какой конецъ его. Спаситель, послѣ того какъ восхвалилъ такъ красоту лилій, говоритъ: въ пещь вметается. Итакъ, если Богъ столь промышляетъ о вещахъ, ничего нестоющихъ, и доставляющихъ самую малую пользу, то ужели Онъ не будетъ пещись о тебѣ — существѣ лучшемъ изъ всѣхъ существъ? Для чего же Богъ, спросишь ты, сотворилъ цвѣты столь прекрасными? Для того, чтобы показать Свою премудрость {301} и великое Свое могущество, чтобы мы отвсюду познали славу Его. Не однѣ небеса повѣдаютъ славу Божію (Псал. XVIII, 1), но и земля. И Давидъ свидѣтельствуя объ этомъ сказалъ: хвалите Господа, древа плодоносна и вси кедри (Псал. CXLVIII, 9). Одно прославляетъ Творца своего плодоносностію, другое величіемъ, иное красотою. И это есть знакъ великой мудрости и могущества Божія, когда Онъ облекаетъ въ такую красоту самое послѣднее Свое твореніе. (Въ самомъ дѣлѣ, что можетъ быть еще ниже того, что сегодня существуетъ, а завтра нѣтъ)? Итакъ, если Богъ и сѣну даетъ то, что вовсе ему не нужно (нужна ли напр. его красота огню?), то какъ Онъ тебѣ не дастъ того, въ чемъ ты имѣешь нужду? Если и самое послѣднее Свое твореніе Онъ украсилъ съ избыткомъ, и это не по нуждѣ какой-либо, но ради великолѣпія, то тѣмъ болѣе украситъ всѣмъ нужнымъ тебя — существо драгоцѣннѣйшее изъ всѣхъ.

2. Такъ какъ Спаситель доказалъ уже промыселъ Божій о человѣкѣ, то Ему оставалось только теперь обличить слушателей. И здѣсь обличеніе Его соединено съ кротостію. Онъ обличаетъ Своихъ слушателей не въ невѣріи, но въ маловѣріи: аще сѣно сельное Богъ тако одѣваетъ, говоритъ Онъ, то много болѣе васъ маловѣри. Хотя все это Онъ Самъ совершаетъ, потому что вся Тѣмъ быша и безъ Него ничтоже бысть (Іоан. I, 3), однако Онъ еще /с. 251/ нигдѣ не упомянулъ о самомъ Себѣ. Для доказательства Его власти пока достаточно было и того, что Онъ при каждой заповѣди говорилъ: слышите, яко речено бысть древнимъ; Азъ же глаголю вамъ (Матѳ. V, 21, 22 и д.). Итакъ, не удивляйся, если и въ послѣдующихъ словахъ Христосъ или вовсе не говоритъ о Себѣ, или со смиреніемъ: прежде всего Онъ заботился только о томъ, чтобы слово его было принято слушателями охотно, и во всемъ показать, что Онъ не противникъ какой-либо Богу, но единомысленъ и согласенъ съ Отцомъ. Это самое и здѣсь дѣлаетъ. Въ продолженіе всей бесѣды Онъ непрестанно упоминаетъ объ Отцѣ, удивляясь Его премудрости, промышленію и попеченію о всемъ, о маломъ и о великомъ. Когда Онъ говорилъ о Іерусалимѣ, то назвалъ Его градомъ Царя великаго; когда упоминалъ о небѣ, также наименовалъ Его престоломъ Божіимъ. Разсуждая о строительствѣ міра, Онъ опять все приписываетъ Богу, говоря: яко солнце Свое сіяетъ на злыя и благія, и дождитъ на праведныя и на неправедныя (Матѳ. V, 45). И въ молитвѣ научилъ насъ говорить: яко Того есть царствіе и сила и слава (Матѳ. VI, 13). Равнымъ образомъ и здѣсь, разсуждая о промыслѣ Божіемъ, показывая, какъ Богъ даже и въ малыхъ вещахъ является превосходнымъ художникомъ, говоритъ, что Онъ траву сельную одѣваетъ. И притомъ нигдѣ не называетъ Его Своимъ Отцомъ, но Отцемъ ихъ (слушателей), чтобы лучше убѣдить представленіемъ о такой ихъ почести, и чтобы они уже не негодовали, когда Онъ назоветъ Его Отцемъ Своимъ. Но если о маловажныхъ и необходимыхъ вещахъ не должно заботиться, то какого прощенія будутъ достойны тѣ, которые заботятся о вещахъ многоцѣнныхъ? Особенно же какого прощенія будутъ достойны тѣ, которые даже лишаютъ себя сна, чтобы похитить чуждое? Не пецытеся убо, глаголюще, что ямы, или что піемъ, или чимъ одеждемся? Всѣхъ бо сихъ языцы міра ищутъ (Матѳ. VI, 31, 32). Видишь ли, какъ Онъ опять, и притомъ гораздо сильнѣе, нежели прежде, обличаетъ слушателей, и показываетъ притомъ, что Онъ не заповѣдуетъ ничего труднаго и неудобоисполнимаго? Подобно тому какъ тогда, когда Онъ говорилъ: если любите любящихъ васъ, то ничего великаго не дѣлаете, — и язычники тоже творятъ (Матѳ. V, 46, 47), — этимъ напоминаніемъ {302} о язычникахъ возбуждая Своихъ слушателей къ большему, — такъ и теперь представляетъ язычниковъ для того, чтобы обличить насъ и показать, что Онъ отъ насъ требуетъ самаго необходимаго. Если намъ должно превзойти книжниковъ и фарисеевъ, то чего мы будемъ достойны, когда не только не превосходимъ ихъ, но и пребываемъ въ слабости язычниковъ и ревнуемъ ихъ малодушію? На этомъ обличеніи Христосъ однако не /с. 252/ остановился, но послѣ того, какъ тронулъ, пробудилъ, сильно укорилъ Своихъ слушателей, съ другой стороны утѣшаетъ ихъ, говоря: вѣсть бо Отецъ вашъ небесный, яко требуете сихъ всѣхъ (Матѳ. VI, 32). Не сказалъ: знаетъ Богъ, но — вѣсть Отецъ, чтобы, такимъ образомъ, возбудить въ нихъ большое упованіе. Въ самомъ дѣлѣ, если Богъ есть Отецъ, и притомъ Отецъ всевѣдущій и попечительный, то не можетъ Онъ презрѣть сыновъ, находящихся въ бѣдахъ, когда даже и люди, будучи отцами, не дѣлаютъ этого. Вмѣстѣ съ тѣмъ Христосъ приводитъ и другое доказательство. Какое же? Яко требуете сихъ всѣхъ. Смыслъ этихъ словъ Его такой: излишне ли это, чтобы Богъ могъ пренебрегать этимъ? Онъ даже и излишнимъ не пренебрегаетъ, какъ наприм. красотою въ цвѣтахъ; а тутъ — необходимое. Такимъ образомъ, что тебя побуждаетъ заботиться, то по моему должно отвлекать тебя отъ такой заботливости. Если ты скажешь: мнѣ потому должно заботиться о пищѣ и одеждѣ, что онѣ нужны, то я, напротивъ, скажу: по тому-то самому, что онѣ необходимы, ты и не долженъ заботиться. Если бы онѣ были и излишни, то и тогда надлежало бы не отчаиваться, но съ твердымъ упованіемъ ожидать подаянія ихъ; а разъ онѣ необходимы, то и сомнѣваться объ этомъ не слѣдуетъ. Какой отецъ не захочетъ доставить необходимаго своимъ дѣтямъ? Такъ и поэтому уже Богъ непремѣнно подастъ нужное. Онъ самъ и Творецъ природы, и совершенно знаетъ нужды ея. Ты не можешь сказать, что, хотя Богъ есть Отецъ и требуемое нами необходимо, но Онъ не знаетъ, что мы имѣемъ нужду въ томъ. Кто знаетъ самую природу, Кто сотворилъ и такъ устроилъ ее, Тотъ, очевидно, знаетъ и нужды ея лучше тебя, имѣющаго нужду въ пищѣ и одеждѣ: Ему же вѣдь угодно было даровать природѣ твоей такую потребность. Онъ не будетъ противорѣчить Себѣ, лишая наше естество нужнаго и необходимаго, тогда какъ Самъ устроилъ его съ такими потребностями.

3. Итакъ, не будемъ заботиться; отъ заботъ своихъ мы ничего не получимъ, кромѣ того только, что онѣ развлекутъ насъ. Если Богъ подаетъ намъ все нужное, заботимся ли о томъ, или не заботимся, и притомъ подаетъ скорѣе тогда, когда мы не заботимся, то какую пользу доставляетъ тебѣ твоя суетливость, кромѣ того, что ты казнишь самого себя? Заботится ли о пищѣ тотъ, кто идетъ на пышный обѣдъ? Запасается ли питьемъ тотъ, кто идетъ къ источнику? И мы, имѣя у себя блага лучше и обильнѣе, нежели сколько воды въ потокахъ и брашенъ на вечеряхъ, то есть, промыслъ Божій, — не должны заботиться и малодушествовать. Сверхъ вышесказаншаго, Спаситель для возбужденія въ насъ несомнѣннаго упо/с. 253/ванія во всѣхъ вещахъ на промыслъ Божій представляетъ еще доказательство, говоря: ищите царствія небеснаго, и сія вся приложатся вамъ (ст. 33). Удаливъ отъ насъ всякую мысль объ излишнихъ заботахъ, Христосъ упомянулъ и о небесахъ; Онъ для того и пришелъ, чтобы разрушить древнее, и призвать насъ къ лучшему {303} отечеству; потому Онъ все дѣлаетъ, чтобы удалить насъ отъ излишествъ и отъ пристрастія къ земнымъ вещамъ. Для того и о язычникахъ упомянулъ, сказавъ, что сихъ ищутъ языцы, которые весь трудъ свой ограничиваютъ настоящею жизнію, которые нимало не разсуждаютъ о будущности и не думаютъ о небесахъ. А для васъ должно быть не это важно, но другое. Мы не для того вѣдь сотворены, чтобы ѣсть, пить и одѣваться, но чтобы угодить Богу и получить будущія блага. Итакъ, усиленно и заботиться и молиться о земномъ не должно. Потому Спаситель и сказалъ: ищите царствія небеснаго, и сія вся приложатся вамъ. И не сказалъ: даны будутъ, но — приложатся, чтобы ты зналъ, что настоящія блага ничего не значатъ въ сравненіи съ величіемъ будущихъ. Потому-то Онъ и не повелѣваетъ просить настоящихъ благъ, но просить иныхъ благъ, и надѣяться, что и тѣ присоединятся къ этимъ. Итакъ, ищи благъ будущихъ — и получишь настоящія; не ищи видимыхъ — и непремѣнно получишь ихъ. Да и неприлично тебѣ приступать ко Владыкѣ съ молитвою о таковыхъ благахъ. Будучи обязанъ прилагать все тщаніе и всю заботу свою о неизреченныхъ благахъ, ты крайне безчестишь себя, когда изнуряешь себя заботливыми помыслами о благахъ скоропреходящихъ. Но какъ же, — скажешь ты, — развѣ Христосъ не повелѣлъ просить хлѣба? Но Онъ присовокупилъ: насущнаго, и опять къ этому прибавилъ: днесь. То же самое Онъ и здѣсь внушаетъ; не просто сказалъ: не пецытеся, но: не пецытеся наутрей (ст. 34). Такимъ образомъ Онъ вмѣстѣ даруетъ и свободу намъ, и обращаетъ душу нашу къ предметамъ болѣе необходимымъ. И если Онъ повелѣваетъ молиться, то не потому, будто бы Богъ имѣетъ нужду въ нашемъ напоминаніи, но для того, чтобы намъ знать, что мы только Его помощію совершаемъ все, что ни дѣлаемъ, и чтобы намъ непрестаннымъ моленіемъ сдѣлаться Ему болѣе пріятными. Видишь ли, какъ и здѣсь Онъ увѣряетъ Своихъ слушателей, что они непремѣнно получатъ настоящія блага? Тотъ, кто подаетъ большее, тѣмъ скорѣе дастъ меньшее. Не для того, говоритъ Онъ, Я не велѣлъ заботиться и просить, чтобы вы бѣдствовали, ходили наги, но чтобы во всемъ былъ у васъ достатокъ. А этимъ Онъ всего болѣе могъ привлечь слушателей къ Себѣ. Потому, какъ при подаяніи милостыни Онъ запрещаетъ имъ по/с. 254/казываться людямъ, убѣждая преимущественно тѣмъ, что обѣщаетъ чрезъ то большую честь (именно сказалъ: Отецъ твой видяй втайнѣ, воздастъ тебѣ явѣ), такъ и здѣсь, отклоняя ихъ отъ исканія благъ настоящихъ, отклоняетъ особенно Своимъ обѣщаніемъ — доставить имъ эти блага въ большемъ изобиліи, если не станутъ искать ихъ. Я, говоритъ Онъ, запрещаю искать не для того, чтобы ты не получилъ, но чтобы получилъ въ большемъ обиліи, и получилъ, какъ тебѣ прилично получить, съ истинною пользою для тебя; чтобы ты заботою и мучительнымъ попеченіемъ объ этихъ благахъ не сдѣлался недостойнымъ и ихъ, и духовныхъ благъ, чтобы ты не навлекъ на себя излишняго бѣдствія и не лишился желаемаго тобою. Не пещитеся убо на утрей; довлѣетъ дневи злоба его, т. е. скудость и печаль его. Не довольно ли для тебя ѣсть хлѣбъ твой въ потѣ лица твоего? Для чего подвергаешь себя и другому злостраданію, происходящему отъ твоей заботы, тогда какъ ты долженъ быть свободенъ и отъ первыхъ трудовъ?

{304} 4. Злобою Спаситель здѣсь называетъ не лукавство, — нѣтъ, — но злостраданіе, трудъ и несчастія; такъ и въ другомъ мѣстѣ говорится: или будетъ зло во градѣ, еже Господь не сотвори (Амос. III, 6)? Здѣсь подъ зломъ разумѣются не грабительства, нелюбостяжаніе, и не другое что-либо тому подобное, но наказанія, посылаемыя свыше. И еще говорится: Азъ творяй миръ, и зиждяй злая (Ис. XLV, 7). И здѣсь говорится не о злобѣ, но о голодѣ и заразѣ, которые для многихъ кажутся зломъ; многіе обыкновенно такъ и называютъ ихъ. Такъ и жрецы и волхвы пяти городовъ, когда, впрягши въ колесницу подъ кивотъ коровъ безъ телятъ, пустили ихъ идти, куда онѣ захотятъ, называли зломъ и ниспосланныя свыше наказанія, и происшедшую отъ нихъ скорбь и печаль (1 Цар. VI, 9). Итакъ, то же самое Спаситель обозначаетъ злобой и здѣсь, говоря: довлѣетъ дневи злоба его, потому что ничто столько не мучитъ душу, какъ попеченіе и забота. Подобнымъ образомъ и Павелъ, склоняя къ дѣвственности, предлагалъ слѣдующій совѣтъ: хощу же васъ безпечальныхъ быти (1 Кор. vп, 32). Когда же Христосъ говоритъ, что утренній собою печется, то говоритъ это не потому, будто бы день заботится о себѣ, но такъ какъ Онъ говорилъ съ простымъ народомъ, то, желая сдѣлать слова Свои выразительнѣе, олицетворяетъ время, сообразно общему обыкновенію. Здѣсь Онъ предлагаетъ только совѣтъ, но впослѣдствіи времени поставляетъ это уже въ законъ, говоря: не стяжите злата, ни серебра, ни пиры въ путь (Матѳ. X, 9). Сперва на дѣлѣ, а потомъ и словомъ Онъ установляетъ новый, твердый законъ, отчего и слово Его, /с. 255/ будучи прежде утверждено самыми дѣлами Его, легко было принимаемо. А что Онъ Свое ученіе о безстрастіи къ земному доказалъ самыми дѣлами Своими, то послушай, что Онъ говоритъ: Сынъ человѣческій не имать, гдѣ главы подклонити (Матѳ. VIII, 20). И не довольствуется однимъ только собственнымъ примѣромъ, но и въ ученикахъ представляетъ намъ тотъ же примѣръ, когда и имъ внушилъ не заботиться о земномъ, и не допустилъ ни въ чемъ нуждаться. Но смотри, — Его попеченіе превышаетъ нѣжность всякаго отца. Заповѣдую это, говоритъ Онъ, не для иного чего, какъ только для освобожденія васъ отъ излишнихъ заботъ, потому что если ты сегодня будешь заботиться о завтрашнемъ, то опять и завтра тебѣ нужно будетъ заботиться. Итакъ, къ чему излишнее? Для чего ты стараешься отяготить настоящій день больше, чѣмъ удѣлено ему тяготы? Для чего возлагаешь на него бремя и наступающаго дня? Такимъ прибавленіемъ ты не можешь облегчить тяжести другого дня, но только покажешь жадность къ излишнимъ трудамъ. Чтобы сильнѣе троyуть Своихъ слушателей, Христосъ олицетворяетъ самое время и представляетъ его какъ бы обиженнымъ и вопіющимъ противъ напрасной обиды, которую они учиняютъ ему. Ты получилъ день для того, чтобы заботиться о принадлежащемъ къ нему. Для чего же возлагаешь на него и попеченіе другого дня? Ужели забота о себѣ не составляетъ для него достаточнаго бремени? Для чего же болѣе надлежащаго отягощаешь его? Но когда это говоритъ Законодатель нашъ и будущій Судія, то подумай, какія утѣшительныя Онъ подаетъ намъ надежды, когда самъ представляетъ жизнь нашу столь бѣдственною и трудною, что и попеченіе одного дня можетъ насъ озлобить и сокрушить. И мы, все-таки, не взирая на {305} множество такихъ свидѣтельствъ, заботимся о земномъ, а о благахъ небесныхъ совсѣмъ не печемся. Противясь словамъ Его, мы совершенно извратили порядокъ. Смотри: Онъ говоритъ: не ищите настоящаго совсѣмъ, — а мы непрестанно ищемъ. Ищите, говоритъ Онъ, небесныхъ благъ, — а мы даже минуты не посвящаемъ на исканіе ихъ, но сколько печемся о житейскомъ, столько же, или еще несравненно болѣе, нерадимъ о духовномъ. Но это не всегда намъ будетъ проходить даромъ, и не всегда будетъ удаваться. Вотъ мы нерадимъ десять дней, вотъ двадцать, вотъ сто. Но развѣ намъ не надлежитъ рано или поздно умереть и впасть въ руки Судіи? Но отлагательство приноситъ утѣшеніе? Какое же утѣшеніе — ежедневно ожидать наказанія и мученія? Если ты хочешь получить какое-либо утѣшеніе отъ этого отлагательства, то покажи исправленіе, которое есть плодъ покаянія. Если ты думаешь получить нѣкоторую отраду изъ отлагательства /с. 256/ наказанія, то гораздо больше пользы не подвергнуться наказанію. Итакъ, воспользуемся этимъ отлагательствомъ для совершеннаго избавленія себя отъ предстоящихъ золъ. Ни одна заповѣдь не тяжка и не прискорбна; напротивъ, каждая легка и удобоисполнима, такъ что, если бы мы имѣли искреннее желаніе, все могли бы совершить, хотя бы подвержены были безчисленному множеству грѣховъ. Манассія дерзнулъ на ужасныя преступленія, потому что руки свои простеръ на святыню, внесъ въ храмъ мерзости, городъ наполнилъ убійствами, и другія непростительныя совершилъ беззаконія. И однако, послѣ такихъ великихъ преступленій, онъ все загладилъ. Какимъ же способомъ? Покаяніемъ и добрымъ изволеніемъ.

5. Нѣтъ, подлинно нѣтъ ни одного грѣха, который бы не покорился и не былъ препобѣжденъ силою покаянія, или справедливѣе, благодатію Христовою. Лишь только мы успѣемъ обратиться. Онъ уже намъ помогаетъ. И если хочешь быть добрымъ, никто не препятствуетъ, — или лучше, діаволъ хотя и старается препятствовать, но не можетъ, когда самъ ты избираешь лучшее, и такимъ образомъ самого Бога дѣлаешь своимъ защитникомъ. Но если ты не захочешь и воспротивишься Богу, то какъ Онъ будетъ твоимъ заступникомъ? Онъ хочетъ, чтобы ты получилъ спасеніе не по принужденію и насилію, но по свободной волѣ. Если и ты, имѣя слугу, который тебя ненавидитъ, отвращается и часто отъ тебя бѣгаетъ, не захотѣлъ бы держать его, не смотря на то, что ты имѣешь нужду въ его служеніи, то тѣмъ болѣе Богъ, Который все дѣлаетъ не по Своей какой-либо надобности, но для твоего спасенія, не захочетъ тебя насильно удерживать. Напротивъ, лишь только изъявишь расположеніе, то никогда тебя не захочетъ оставить, чтó бы діаволъ ни замышлялъ противъ тебя. Итакъ, мы сами бываемъ виновниками собственной своей погибели, потому что не приступаемъ къ Богу, не молимся Ему, не призываемъ Его подобающимъ образомъ. А если и приступаемъ, то дѣлаемъ это такъ, какъ бы не думали получить, — не съ подобающею вѣрою все дѣлаемъ, не съ усильнымъ моленіемъ, а нерадиво и безпечно. Между тѣмъ Богъ хочетъ, чтобы мы Его просили, и если ты просишь, являетъ тебѣ великую милость. Это единственный Должникъ, Который, когда мы просимъ Его, оказываетъ намъ милость и даетъ то, чего мы не давали Ему въ заемъ. Если Онъ усмотритъ, что проситель неотступенъ, то даетъ и то, чего не получилъ отъ насъ. Но если просятъ Его съ нерадѣніемъ, то и Онъ медлитъ — не потому, что не расположенъ дать, {306} но потому, что Ему угодно, чтобы мы Его умоляли. Потому Онъ и представилъ тебѣ въ примѣръ друга, ночью пришедшаго /с. 257/ и просящаго хлѣба, и судію, Бога не боящагося и людей не стыдящагося. И не ограничился этими примѣрами, но и засвидѣтельствовалъ тоже самыми дѣлами, когда финикійскую женщину отпустилъ съ обильными даяніями. Въ ея примѣрѣ показалъ, что усильно просящимъ Онъ даетъ и то, чего бы не надлежало давать. Нѣсть бо добро, говорилъ Онъ, отъяти хлѣбъ чадомъ и поврещи псомъ (Марк. VII, 27), — и однако далъ за ея неотступное прошеніе. А въ примѣрѣ іудеевъ показалъ, что безпечнымъ не даетъ и ихъ собственности. Потому они не только ничего не получили, но и лишились того, что имъ принадлежало. Они, потому что не просили, не получили и принадлежащаго имъ, а финикіянка, за то, что просила усердно, присвоила себѣ и чужое, — и песъ получилъ то, что принадлежало чадамъ. Столько-то полезно неотступное прошеніе! Хотя бы ты былъ песъ, но если станешь неотступно просить, то будешь предпочтенъ безпечному чаду. Въ чемъ не успѣваетъ дружество, того достигаетъ усиленная просьба. Итакъ, не говори, что Богъ — мой врагъ, потому и не выслушаетъ меня. Онъ, если неотступно будешь умолять Его, тотчасъ отвѣтитъ тебѣ, если не по близости твоей къ Нему, по крайней мѣрѣ ради неотступной просьбы твоей. Ни вражда, ни безвременность, ни иное что не будетъ служить препятствіемъ. Не говори: я недостоинъ, и потому не прошу. И сирофиникіянка была такова. Не говори: я многогрѣшенъ, и потому не могу просить разгнѣваннаго; Богъ не на достоинство смотритъ, но на расположеніе. Если вдова преклонила начальника, Бога не боявшагося и людей не стыдившагося, то тѣмъ болѣе непрестанная молитва привлечетъ къ себѣ Благого. Пусть ты не другъ Богу, пусть просишь недолжнаго, пусть ты расточилъ отеческое достояніе и долгое время находился въ отсутствіи, пусть ты приходишь къ Нему лишеннымъ чести и какъ худшій изъ всѣхъ, пусть являешься къ разгнѣванному и негодующему; только возымѣй намѣреніе молиться и возвратиться къ Нему, — все получишь, и гнѣвъ и осужденіе тотчась истребишь. Но вотъ, я молюсь, скажешь ты, — и нѣтъ никакого успѣха! Это потому, что ты молишься не какъ сирофиникіянка, или другъ, безвременно пришедшій, — не какъ вдова, непрестанно нудящая судію, и сынъ, расточившій отцовское имущество. Если бы ты такъ же молился, то скоро бы получилъ. Хотя и раздраженъ Богъ, но Онъ — Отецъ; хотя и разгнѣванъ, но чадолюбивъ, и одного только ищетъ — не того, чтобы наказать тебя за обиду, но того, чтобы видѣть тебя обратившимся и умоляющимъ Его.

6. О, если бы и мы такъ воспламенялись, какъ согрѣто благоутробіе Божіе любовію къ намъ! Огнь этой любви ожидаетъ /с. 258/ только случая, и если малую искру приложишь къ нему, то возжжешь великій благодѣющій тебѣ пламень. Господь болѣзнуетъ не о томъ, что обиженъ, но о томъ, что ты дерзокъ и неистовствуешь подобно пьяному. Если мы, будучи злы, болѣзнуемъ о дѣтяхъ, не смотря на причиняемыя намъ отъ нихъ обиды, то Богъ ли, Котораго нельзя обидѣть, будетъ гнѣваться на тебя за то, что досаждаешь Ему? Если мы, любя любовію естественною, болѣзнуемъ о дѣтяхъ, то тѣмъ болѣе и вполнѣ естественно чадолюбивый болѣзнуетъ о насъ. Аще и забудетъ жена исчадія чрева своего, но Азъ не забуду тебе, глаголетъ Господь (Ис. XLIX, 15). Итакъ, приступимъ къ Нему и скажемъ: {307} ей, Господи, ибо и пси ядятъ отъ крупицъ, падающихъ отъ трапезы господей своихъ (Матѳ. XV, 27)! Будемъ приступать къ Богу благовременно и безвременно; или вѣрнѣе сказать, безвременно приступать къ Нему никогда нельзя. Безвременно приступать — у Него значитъ не всегда приступать. Того, Который всегда желаетъ давать, благовременно всегда просить. Какъ дыханіе никогда не бываетъ безвременно, такъ и прошеніе; но напротивъ непрошеніе — безвременно. Какъ мы имѣемъ нужду въ дыханіи, такъ и въ Его помощи, и если захотимъ, то удобно привлечемъ Его къ себѣ. И пророкъ, показывая и свидѣтельствуя, что Богъ всегда готовъ благодѣтельствовать, говорилъ: яко утро готово обрящемъ Его (Ос. VI, 3). Сколько бы разъ ни приступали къ Нему, увидимъ, что Онъ всегда ожидаетъ прошеній отъ насъ. Если же изъ источника Его милостей мы ничего не почерпаемъ, то вся вина наша. Укоряя іудеевъ, Онъ говорилъ: милость же Моя яко облакъ утренній, и яко роса рано падающая (тамъ же, ст. 4). Слова эти имѣютъ такой смыслъ: хотя Я, съ своей стороны, все исполнилъ, — но какъ знойное солнце при самомъ восходѣ прогоняетъ и облако и росу, такъ и вы своею великою злобою останавливаете Мою неизреченную щедрость. Впрочемъ, и здѣсь вмѣстѣ дѣйствуетъ промыслъ: какъ скоро Богъ усматриваетъ насъ недостойными благодѣяній, удерживаетъ ихъ, чтобы они не сдѣлали насъ безпечными. {308} Если же мы хотя нѣсколько обратимся, т. е., столько, сколько нужно для того, чтобы узнать, что мы согрѣшили, — тогда весьма богатыя и обильныя изливаетъ на насъ милости. И, чѣмъ больше ты пріемлешь отъ Него, тѣмъ болѣе Онъ радуется, и болѣе обильныя готовитъ намъ новыя благодѣянія. Спасеніе наше и щедрые дары просящимъ Онъ считаетъ Своимъ богатствомъ. Такъ говоритъ объ этомъ и Павелъ: богатяй во всѣхъ и на всѣхъ призывающихъ Его (Рим. X, 12). Но когда мы не молимъ, тогда гнѣвается; когда не просимъ, тогда отвращается. Для того Онъ и обнищалъ, чтобы насъ сдѣлать богатыми; для того все претерпѣлъ, чтобы насъ побудить къ молитвамъ. Итакъ, не будемъ от/с. 259/ чаиваться. Но имѣя такія побужденія, такія добрыя надежды, если и каждодневно согрѣшаемъ, будемъ приступать съ прошеніемъ, моленіемъ и требованіемъ отпущенія грѣховъ. Такимъ образомъ, и на грѣхъ будемъ уже болѣе косны, и діавола прогонимъ, и милосердіе Божіе призовемъ, и будущихъ благъ достигнемъ благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 248-259.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.