Церковный календарь
Новости


2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 2-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 1-я (1904)
2017-12-10 / russportal
Отвѣтъ Зарубежн. Церк. Собора Августѣйшему Главѣ Россійскаго Имп. Дома (1939)
2017-12-10 / russportal
Высочайшее привѣтствіе Августѣйшаго Главы Россійскаго Императ. Дома (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 30-я (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 29-я (1939)
2017-12-10 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежнаго Собора РПЦЗ 1938 г. О Соборѣ (1939)
2017-12-10 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора 1938 г. Списокъ членовъ Собора (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 28-я (1937)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 27-я (1937)
2017-12-09 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежнаго Собора РПЦЗ 1938 г. Наказъ Собору (1939)
2017-12-09 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора 1938 г. Правила о составѣ Собора (1939)
2017-12-09 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 26-я (1937)
2017-12-09 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 25-я (1937)
2017-12-09 / russportal
Предсоборная Комиссія Второго Всезарубежнаго Собора РПЦЗ 1938 г. (1939)
2017-12-09 / russportal
Докладъ Архіерейскому Сѵноду Блаж. Митр. Антонія (Храповицкаго) (1939)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 11 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, Архіепископа Константинопольскаго.
Томъ 7-й. Книга 1-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901.

Святаго отца нашего Іоанна Златоустаго, Архіепископа Константинопольскаго,
ТОЛКОВАНІЕ НА СВЯТАГО МАТѲЕЯ ЕВАНГЕЛИСТА.

БЕСѢДА XXXVI.
{413} И бысть егда соверши Іисусъ, заповѣдая обѣманадесяти ученикамъ, прейде оттуда учити и проповѣдати во градѣхъ ихъ (Матѳ. XI, 1).

1. Пославши учениковъ, Господь самъ уклонился отъ нихъ, чтобы дать имъ мѣсто и время дѣлать, что велѣлъ. Еслибъ самъ Онъ находился съ ними и исцѣлялъ, то никто не захотѣлъ бы идти къ ученикамъ. Іоаннъ же, слышавъ во узилищи дѣла Христова, посла два отъ ученикъ своихъ, вопрошалъ Его, говоря: Ты ми еси грядый, или иного чаемъ (Матѳ. XI, 2, 3)? А Лука говоритъ, что ученики сами возвѣстили Іоанну о чудесахъ Христовыхъ, и тогда уже Онъ послалъ ихъ (Лук. VII, 17). Впрочемъ, это никакого не заключаетъ въ себѣ затрудненія, а стоитъ только замѣчанія: въ этомъ обнаруживается зависть учениковъ Іоанновыхъ къ Іисусу. Но что говорится далѣе, должно быть тщательно изслѣдовано. Что же именно? То, что сказалъ Іоаннъ: Ты ли еси грядый, или иною чаемъ? Тотъ, который зналъ Іисуса еще до чудесъ, извѣщенъ былъ о Немъ отъ Духа, слышалъ отъ Отца, проповѣдывалъ о Немъ предъ всѣми, посылаетъ теперь узнать отъ Самого: Онъ ли это или нѣтъ? Но если самъ не знаешь, точно ли это Онъ, то какъ же считаешь себя достойнымъ вѣроятія, сказавъ свое мнѣніе о неизвѣстномъ? Свидѣтельствующій о другихъ непередъ самъ долженъ быть достоинъ вѣроятія. Не ты ли говорилъ: нѣсмь достоинъ отрѣшити ремень сапогу Его (Лук. III, 16)? Не ты ли говорилъ: не вѣдѣхъ Его, но Пославый мя крестити водою, Той мнѣ рече: надъ Негоже узриши Духа сходяща и пребывающа на Немъ, Той есть крестяй Духомъ Святымъ (Іоан. I, 33)? Развѣ ты не видалъ /с. 395/ Духа въ видѣ голубя? Развѣ не слыхалъ гласа? Развѣ не ты удерживалъ Его, говоря: азъ требую Тобою креститеся (Матѳ. III, 14)? Развѣ не ты говорилъ ученикамъ: Оному подобаетъ расти, мнѣ же малитися (Іоан. III, 30)? Развѣ не ты училъ весь народъ, что Онъ будетъ крестить ихъ Духомъ Святымъ и огнемъ (Лук. III, 16) и что Онъ есть Агнецъ Божій, вземляй грѣхъ міра (Іоан. I, 29)? Не проповѣдывалъ ли ты всего этого о Немъ прежде знаменій и чудесъ? Какъ же теперь, когда Онъ всѣмъ сталъ извѣстенъ и слухъ о Немъ прошелъ всюду, и мертвые воскресли, и бѣсы изгнаны, и столько произведено знаменій, — тогда уже посылаешь ты спрашивать у Него? Что это значило? Ужели всѣ слова Іоанновы были какой-нибудь обманъ, подлогъ, басня? И какой разумный человѣкъ сказалъ бы это? Не говорю уже объ Іоаннѣ, который взыгралъ во чревѣ матернемъ, проповѣдывалъ Христа прежде своего рожденія, былъ гражданиномъ пустыни, показалъ образецъ ангельской жизни. Напротивъ, если бы онъ былъ даже однимъ изъ людей обыкновенныхъ и самыхъ ничтожныхъ, то не могъ бы сомнѣваться послѣ многочисленныхъ свидѣтельствъ, данныхъ какъ имъ самимъ, такъ и другими. Отсюда видно, что Іоаннъ посылалъ не по сомнѣнію, и спрашивалъ не по невѣдѣнію. Никто также не можетъ сказать и того, чтобы онъ, хотя вѣрно зналъ Іисуса, будучи въ темницѣ, сталъ боязливѣе. Онъ не ожидалъ себѣ освобожденія изъ темницы; а если бы и ожидалъ, то не измѣнилъ бы благочестію, твердо рѣшившись принять всякую смерть. Въ самомъ дѣлѣ, будучи къ тому готовымъ, не показалъ бы онъ такого мужества предъ цѣлымъ народомъ, привыкшимъ проливать кровь пророковъ. {414} Не осмѣлился бы обличить такого жестокаго тирана, съ такимъ дерзновеніемъ среди, города и торжища, во всеуслышаніе дѣлая ему сильные выговоры, какъ малому ребенку. Если же онъ сталъ и боязливѣе, то какъ не постыдился учениковъ своихъ, предъ которыми столько разъ свидѣтельствовалъ о Христѣ, но черезъ нихъ сталъ спрашивать, когда надлежало черезъ другихъ, и хотя вѣрно зналъ, что ученики его завидовали Іисусу и желали найти какой-либо случай? Какъ не постыдился народа іудейскаго, предъ которымъ столько разъ проповѣдывалъ о Христѣ? Да и какъ могло это служить ему къ освобожденію отъ узъ? Не за Христа онъ вверженъ былъ въ темницу, не за то, что проповѣдывалъ Его силу; но за то, что обличалъ беззаконный бракъ. Не навлекалъ ли онъ этимъ на себя нареканія, что онъ подобенъ безсмысленному ребенку, или совершеннолѣтнему безумцу? Итакъ, что же значитъ такой поступокъ? Изъ сказаннаго видно, что сомнѣваться объ Іисусѣ было несвойственно не только Іоанну, но и всякому, даже /с. 396/ человѣку совершенно несмысленному и безумному. Нужно однако, наконецъ, дать рѣшеніе. Итакъ, для чего Іоаннъ посылалъ спрашивать? Для того, что ученики Іоанновы, какъ всякій примѣтить можетъ, не расположены были къ Іисусу и всегда Ему завидовали, что явствуетъ изъ сказаннаго ими своему учителю. Иже бѣ съ тобою, говорятъ они, обонъ полъ Іордана, Емуже ты свидѣтельствовалъ еси, се Сей крещаетъ, и вси грядутъ къ Нему (Іоан. III, 26). И еще былъ споръ у іудеевъ съ Іоанновыми учениками объ очищеніи. А въ другомъ случаѣ Іоанновы ученики, пришедши къ самому Іисусу, говорили: почто мы и фарисеи постимся много, ученицы же Твои не постятся (Матѳ. IX, 14)?

2. Они еще не знали, кто былъ Христосъ; но почитая Іисуса простымъ человѣкомъ, а Іоанна болѣе, нежели человѣкомъ, съ досадою смотрѣли на то, что слава Іисусова возрастала, а Іоаннъ, какъ самъ о себѣ говорилъ, приближался уже къ концу. Все это препятствовало имъ придти къ Іисусу, такъ какъ зависть преграждала доступъ. Пока Іоаннъ находился съ ними, онъ часто ихъ вразумлялъ и училъ, однако не убѣдилъ. Когда же приближался уже къ смерти, еще больше о томъ заботился. Онъ опасался, чтобы не оставить имъ повода къ превратному толкованію, и чтобы они не были навсегда отлученными отъ Христа. Онъ и съ самаго начала старался всѣхъ своихъ учениковъ обратить ко Христу; но такъ какъ не убѣдилъ въ томъ, передъ смертію оказываетъ уже большее усердіе. Если бы, поэтому, онъ сталъ говорить: пойдите къ Нему, Онъ лучше меня, — то этимъ не убѣдилъ бы людей, которые были привязаны къ нему самому: напротивъ, они подумали бы, что говоритъ такъ изъ скромности и прилѣпились бы къ нему еще болѣе. А если бы сталъ молчать, опять ничего бы не вышло. Что же онъ дѣлаетъ? Выжидаетъ случая отъ самихъ услышать, что Іисусъ творитъ чудеса; и тутъ самъ не даетъ имъ совѣтовъ, и не всѣхъ посылаетъ, но только двоихъ, о которыхъ можетъ быть зналъ, что они способнѣе прочихъ увѣровать, — чтобы вопросъ не былъ подозрителенъ, и чтобы они изъ самыхъ дѣлъ увидѣли разность между нимъ и Іисусомъ. И потому говоритъ: подойдите и скажите: Ты ли еси грядый, или иного чаемъ? Христосъ же, проникая въ мысль Іоаннову, не сказалъ: точно, Я, потому что хотя и слѣдовало такъ сказать, но это было бы опять непріятно для слушателей. Напротивъ, {415} предоставляетъ самимъ заключить изъ дѣлъ. Евангелистъ говоритъ, что въ то время, когда они пришли къ Іисусу, Онъ исцѣлилъ многихъ. И какая тутъ была бы сообразность, когда спрашиваютъ: Ты ли еси? ничего не сказать на это, а тотчасъ начать исцѣлять больныхъ, если бы /с. 397/ Христосъ не хотѣлъ этимъ внушить того, о чемъ я сказалъ? Свидѣтельство дѣлами почиталось болѣе убѣдительнымъ и несомнѣннымъ, чѣмъ свидѣтельство словами. Поэтому, какъ Богъ, зная намѣреніе, съ какимъ Іоаннъ послалъ учениковъ, Христосъ въ тотъ же часъ исцѣлилъ слѣпыхъ, хромыхъ и другихъ многихъ — не съ тѣмъ, чтобы увѣрить Іоанна (на что было увѣрять увѣреннаго?), но чтобы увѣрить сомнѣвающихся учениковъ. И исцѣливши, говоритъ: шедше возвѣстите Іоаннови, яже слышите и видите. Слѣпіи прозираютъ, и хроміи ходятъ, и прокаженніи очищаются, и глусіи слышатъ, и мертвіи возстаютъ, и нищіи благовѣствуютъ. И потомъ присовокупилъ: и блаженъ, иже аще не соблазнится о Мнѣ (ст. 4-6), показавъ тѣмъ, что знаетъ и тайныя помышленія ихъ. Если бы Онъ сказалъ: точно, Я христосъ, — то, какъ замѣтилъ я, это могло быть для нихъ непріятно и могло навести на мысль, хотя бы они и не высказали ея, подобно іудеямъ: Ты о себѣ самъ свидѣтельствуеши (Іоан. VIII, 13). Вотъ потому самъ Онъ и не говоритъ этого, а предоставляетъ имъ заключать обо всемъ изъ чудесъ, дѣлая чрезъ то ученіе Свое неподозрительнымъ и очевиднѣйшимъ. А вмѣстѣ и ихъ обличилъ тайнымъ образомъ. Такъ какъ они соблазнялись о Немъ, то обнаруживши ихъ болѣзнь и предоставивъ все дѣло одной ихъ совѣсти, и никого не сдѣлавъ свидѣтелемъ этого обличенія кромѣ ихъ самихъ, которые одни понимали это — тѣмъ больше привлекъ ихъ къ Себѣ, говоря: блаженъ иже аще не соблазнится о Мнѣ, — говоря это, Онъ разумѣлъ собственно ихъ. Но не ограничимся только высказанными нами мыслями. Чтобы сдѣлать для васъ истину болѣе ясною, путемъ сопоставленія съ другими мнѣніями, намъ нужно сказать и объ этихъ послѣднихъ. Что же говорятъ иные? Утверждаютъ, что не та причина, какая нами указана; а та, что Іоаннъ дѣйствительно не зналъ. Не все было ему неизвѣстно. Что Іисусъ есть Христосъ, это онъ зналъ, а что хочетъ и умереть за людей, — того не зналъ, потому и сказалъ: Ты ли еси грядый? — то есть: Ты ли Тотъ, Которому должно сойти во адъ? Но такое мнѣніе не имѣетъ основанія; Іоаннъ зналъ и это. Объ этомъ онъ прежде всего проповѣдывалъ, это первое засвидѣтельствовалъ, говоря: се Агнецъ Божій, вземляй грѣхъ міра (Іоан. I, 29)! Назвалъ же Агнцемъ, провозвѣщая крестъ; равно и словами — вземляй грѣхъ міра показалъ то же самое. Вѣдь не иначе, какъ только крестомъ совершено отъятіе грѣха, о чемъ и Павелъ сказалъ: и рукописаніе, еже бѣ сопротивно намъ, и то взятъ отъ среды, пригвоздивъ е на крестѣ (Колос. II, 14). Также когда сказалъ: Той креститъ вы Духомъ (Лук. III, 16), пророчествовалъ о томъ, что имѣло послѣдовать по воскресеніи. Но говорятъ: Іоаннъ зналъ, /с. 398/ что Христосъ воскреснетъ и дастъ Святаго Духа; а что будетъ распятъ, того не зналъ. Но какъ же бы Онъ воскресъ, не пострадавши и не будучи распятъ? Чѣмъ же бы Іоаннъ былъ болѣе пророка, если бы не зналъ того, что знали пророки?

3. Что Іоаннъ былъ больше пророка, засвидѣтельствовалъ самъ Христосъ (Лук. VII, 28), {416} а что пророки знали о страданіи Христовомъ, извѣстно всякому. Исаія говоритъ: яко овча на заколеніе ведеся, и яко агнецъ предъ стригущимъ его безгласенъ (Ис. LIII, 7); а прежде этого свидѣтельства говоритъ: будетъ корень Іеccеовъ и возстаяй владѣти языки; на Того языцы уповати будутъ (Ис. XI, 10, 11). Потомъ, говоря о страданіи и о славѣ, за нимъ слѣдующей, присовокупилъ: и будетъ покой Его честь. Этотъ пророкъ предсказалъ не только о томъ, что Христосъ будетъ распятъ, но и съ кѣмъ: и со беззаконными вмѣнися, говоритъ онъ (Ис. LIII, 12). Мало того, онъ предсказалъ даже и то, что Христосъ не будетъ оправдываться, когда говоритъ: Сей не отверзаетъ устъ Своихъ (ст. 7); и что будетъ осужденъ несправедливо, когда продолжаетъ: во смиреніи Его судъ Его взятся (ст. 8). А прежде Исаіи то же говоритъ Давидъ, и описываетъ самое судилище такими словами: вскую шаташася языцы, и людіе поучишася тщетнымъ? Предсташа царіе земстіи, и князи собрашася вкупѣ на Господа и на Христа Его (Псал. II, 1, 2). Въ другомъ мѣстѣ говоритъ даже и объ образѣ распятія: ископаша руцѣ Мои и нозѣ Мои (Псал. XXI, 17), и со всею точностію изображаетъ наглость воиновъ: раздѣлиша, говоритъ, ризы Моя себѣ, и о одежди Моей меташа жребій (ст. 19). И еще въ другомъ мѣстѣ даже говоритъ, что поднесли Ему уксусъ: даша въ снѣдь Мою желчь, и въ жажду Мою напоиша Мя оцта (Псал. LXVIII, 22). Итакъ, пророки за столько лѣтъ описываютъ и судилище, и осужденіе, и распятыхъ съ Нимъ, и раздѣленіе одеждъ, и метаніе о нихъ жребія, и весьма многое другое, что все перечислять теперь нѣтъ нужды, чтобы не продлить слова, а Іоаннъ, большій всѣхъ пророковъ, не зналъ всего этого? Возможно ли это? Почему же онъ не сказалъ: Ты ли еси грядый во адъ, но говоритъ просто: Ты ли еси грядый? Но это было бы еще смѣшнѣе прежняго. Говорятъ: Іоаннъ для того спрашивалъ объ этомъ Іисуса, чтобы сошедши въ адъ проповѣдывать о Немъ. Утверждающимъ это прилично сказать: братіе, не дѣти бывайте умы, но злобою младенствуйте (1 Кор. XIV, 20). Только настоящая жизнь есть время для подвиговъ, а послѣ смерти — судъ и наказаніе. Во адѣ же, сказано, кто исповѣстся Тебѣ (Псал. VI, 6)? Чѣмъ же сокрушены врата мѣдныя, и стерты вереи желѣзныя? Тѣломъ Христовымъ. Тогда именно въ первый разъ явилось тѣло безсмертнымъ, и разрушило владычество смерти. /с. 399/ Впрочемъ это показываетъ только, что Имъ сила смерти разрушена, а не истреблены грѣхи умершихъ прежде пришествія Его. Въ противномъ случаѣ, если Онъ освободилъ отъ геенны всѣхъ прежде умершихъ, то почему же сказалъ: отраднѣе будетъ землѣ Содомской и Гоморрской (Матѳ. XI, 24)? Этимъ дано разумѣть, что и они, хотя легче, однакожъ будутъ наказаны. И хотя они здѣсь уже понесли крайнее наказаніе, однако и это ихъ не избавитъ. А если не избавитъ ихъ, то не гораздо ли больше тѣхъ, которые здѣсь ни мало не пострадали? Итакъ, неправосудно, скажешь, поступлено съ жившими прежде пришествія Христова? Нимало. Тогда можно было спастись и не исповѣдуя Христа. Не это отъ нихъ требовалось, а то, чтобъ они не служили идоламъ и знали истиннаго Бога. {417} Господь Богъ Твой, сказано, Господь единъ есть (Втор. VI, 4). Потому и Маккавеи заслужили удивленіе, такъ какъ все, что они ни претерпѣли, претерпѣли за соблюденіе закона (1 Макк. I, 63); также три отрока и многіе другіе изъ іудеевъ, проводившіе добродѣтельную жизнь и соблюдшіе мѣру даннаго имъ познанія, ни къ чему болѣе обязаны не были. Итакъ тогда, какъ я уже сказалъ, для спасенія довольно было знать одного Бога; нынѣ же того не довольно, а нужно еще знать Христа. Потому Христосъ и говорилъ: аще не быхъ пришелъ и глаголалъ имъ, грѣха не быша имѣли; нынѣ же вины не имуть о грѣсѣ своемъ (Іоан. XV, 22). То же надлежитъ сказать и о дѣлахъ. Тогда убійство губило совершившаго его, а нынѣ губитъ и одинъ гнѣвъ. Тогда прелюбодѣй и посягавшій на чужую жену подвергался наказанію, а нынѣ наказываются и за воззрѣніе похотливыми глазами. Какъ знаніе, такъ и добродѣтель нынѣ возведены на высшую степень. Итакъ, (въ адѣ) не было нужды въ предтечѣ. Въ противномъ же случаѣ, если невѣрные по смерти могутъ, обратившись къ вѣрѣ, спастись, то никто никогда не погибнетъ: тогда всѣ покаются и поклонятся Христу. А что это истинно, послушай Павла, который говоритъ, что всякъ языкъ исповѣсть, и всяко колѣно поклонится, небесныхъ и земныхъ и преисподнихъ (Филип. II, 11, 10), и что послѣдній врагъ испразднится смерть (1 Кор. XV, 26). Но отъ этой покорности никакой не будетъ пользы, потому что она произойдетъ не отъ добраго произволенія, но уже, такъ сказать, отъ самой необходимости обстоятельствъ.

4. Не станемъ же вводить такихъ бабьихъ ученій и іудейскихъ басенъ. Послушай, что гововоритъ Павелъ о жившихъ до Христа: елицы бо беззаконно согрѣшиша, беззаконно и погибнутъ, разсуждаетъ онъ о жившихъ до закона; и елицы въ законѣ согрѣшиша, закономъ судъ пріимутъ (Рим. II, 12), говоритъ о всѣхъ, жившихъ послѣ Моисея. И еще: открывается гнѣвъ Божій съ небесе на /с. 400/ всякое нечестіе и неправду человѣковъ (Рим. I, 18); и — ярость и гнѣвъ, скорбь и тѣснота на всяку душу человѣка, творящаго зло, Іудеа же прежде и Еллина (Рим. II, 8, 9). И подлинно, безчисленное множество золъ терпѣли тогда язычники; это доказываютъ какъ языческія исторіи, такъ и наши христіанскія писанія. Кто, напр., исчислитъ плачевныя событія съ вавилонянами или египтянами? А что тѣ, которые хотя и не знали Христа, какъ жившіе до пришествія Его во плоти, но удалялись идолопоклонства, покланялись единому Богу и проводили добродѣтельную жизнь, будутъ наслаждаться всѣми благами, послушай, что объ этомъ говоритъ Павелъ: слава же и честь и миръ всякому дѣлающему благое, Іудееви же прежде и Еллину (Рим. II, 10). Видишь ли, что такимъ людямъ за добрыя дѣла уготованы великія награды, а дѣлающимъ противное — казни и мученія? Итакъ, гдѣ невѣрующіе гееннѣ? Если жившіе до пришествія Христова и не слышавшіе ни объ имени геенны, ни о воскресеніи, и здѣсь понесли наказаніе, и тамъ еще будутъ наказаны, — то насколько болѣе постигнетъ казнь насъ, вскормленныхъ обильнымъ словомъ мудрости. Но согласно ли, скажешь, съ разумомъ, чтобы люди, которые не слыхали даже о гееннѣ, ввержены были въ геенну? {418} Они могутъ, вѣдь, сказать: если бы Ты угрожалъ намъ геенною, то мы больше боялись бы, жили бы воздержно. Несомнѣнно (развѣ нѣтъ?) они стали бы жить такъ, какъ живемъ теперь мы, которые ежедневно слышимъ, что говорятъ о гееннѣ, и нисколько не внимаемъ тому. Да и то нужно сказать, что кого не удерживаютъ наказанія, которыя подъ ногами, того еще менѣе удержатъ наказанія будущія. Людей неразсудительныхъ и грубаго нрава то, что происходитъ у нихъ на глазахъ и немедленно, обыкновенно вразумляетъ болѣе, нежели то, что случится по прошествіи долгаго времени. Но, скажешь, мы живемъ въ большемъ страхѣ, и въ этомъ отношеніи съ язычниками не поступлено ли несправедливо? Нимало. Во-первыхъ, не тѣ же подвиги предстоятъ намъ, какія имъ; напротивъ, намъ гораздо большіе. А кто подъемлетъ большіе труды, тому нужно имѣть и большую помощь. А умноженіе страха — помощь не малая. Если же мы преимуществуемъ предъ ними въ томъ, что знаемъ будущее, то они преимуществуютъ предъ нами тѣмъ, что на нихъ тотчасъ налагаются жестокія наказанія.

Но многіе и объ этомъ разсуждаютъ иначе. Именно, говорятъ: гдѣ же правда Божія, когда согрѣшающій въ чемъ-либо здѣсь наказывается и здѣсь, и тамъ? Угодно ли, напомню вамъ собственныя ваши слова, чтобы вы болѣе не дѣлали труда намъ, но сами себѣ дали рѣшеніе? Многіе у насъ, — слыхалъ я, — /с. 401/ какъ скоро узнаютъ, что убійцѣ отрубили голову въ судѣ, негодуютъ на то и говорятъ такъ: этотъ злодѣй и извергъ совершилъ до тридцати или еще болѣе убійствъ, а самъ потерпѣлъ одну только смерть: какая тутъ правда? Итакъ, вы сами признаетесь, что одной смерти недостаточно для наказанія: почему же теперь держитесь противнаго мнѣнія? Потому что произносите судъ. не о другихъ, но о себѣ. Вотъ какъ самолюбіе препятствуетъ намъ вникнуть въ справедливость! Когда судимъ о другихъ, разбираемъ все до точности; а когда произносимъ судъ о себѣ, ослѣпляемся. Если бы и о себѣ самихъ разобрали дѣло такъ же, какъ о другихъ, то произнесли бы нелицепріятный приговоръ. И у насъ есть грѣхи, заслуживающіе не двѣ и три, по тысячу смертей. И не говоря о прочихъ грѣхахъ, вспомнимъ, сколько насъ недостойно пріобщается таинъ? А причащающіеся недостойно повинны тѣлу и крови Христовой (1 Кор. XI, 27). Итакъ, когда говоришь объ убійцѣ, примѣни это и къ себѣ. Онъ убилъ человѣка, а ты повиненъ въ убіеніи Владыки. Онъ совершилъ убійство, не пріобщаясь таинъ, а мы стали убійцами, вкушая отъ священной трапезы. Что же сказать о тѣхъ, которые угрызаютъ, снѣдаютъ, отравляютъ ядомъ многимъ братій? И что сказать о томъ, кто отнимаетъ кусокъ у бѣднаго? Если и не подающій милостыни есть уже отнимающій, то тѣмъ болѣе похищающій чужое. Сколь многихъ разбойниковъ хуже корыстолюбцы? Сколь многихъ человѣкоубійцъ, сколь многихъ расхитителей гробницъ хуже лихоимцы? Сколько такихъ, которые, ограбивъ, жаждутъ еще крови? Нѣтъ, избави отъ этого Богъ! говоришь ты. Теперь говоришь — нѣтъ! Скажи это тогда, когда будешь имѣть врага; тогда вспомни эти слова, тогда покажи всю исправность жизни, {419-420} чтобы и насъ не постигла участь содомлянъ, и намъ не подпасть казни гоморрянъ, и намъ не потерпѣть золъ постигшихъ тирянъ и сидонянъ, и болѣе всего — чтобы не оскорбить Христа, что всего тяжелѣе и ужаснѣе. Хотя многимъ геенна и кажется ужасною, но я никогда не перестану вопіять, что оскорбить Христа — мучительнѣе и ужаснѣе самой геенны, и вамъ совѣтую придти въ то же чувство. Тогда мы и геенны избавимся, и будемъ наслаждаться славою Христовой, которую и да и сподобимся всѣ мы получить, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа. Ему и слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга первая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 394-401.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.