Церковный календарь
Новости


2019-04-22 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 45, на Святую Пасху (1844)
2019-04-22 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 44, въ недѣлю новую (1844)
2019-04-20 / russportal
Октоихъ. Троичны на Полунощницѣ (1898)
2019-04-20 / russportal
Октоихъ. Ексапостиларіи седмичные (1898)
2019-04-20 / russportal
Октоихъ. Свѣтильны дневные (1898)
2019-04-20 / russportal
Октоихъ. Троичны седмичные (1898)
2019-04-19 / russportal
Митр. Антоній. Слово на молебнѣ о побѣдѣ на супостатовъ (1986)
2019-04-19 / russportal
Митр. Антоній (Храповицкій). Слово въ Великій четвергъ (1986)
2019-04-18 / russportal
Воскресная служба Октоиха 8-го гласа (1898)
2019-04-18 / russportal
Воскресная служба Октоиха 7-го гласа (1898)
2019-04-17 / russportal
Митр. Антоній. Слово въ день открытія мощей свт. Ѳеодосія (1986)
2019-04-17 / russportal
Митр. Антоній. Слово въ день Священнаго Коронованія (1986)
2019-04-16 / russportal
Митр. Антоній (Храповицкій). Рѣчь на молебнѣ безплотнымъ силамъ (1986)
2019-04-16 / russportal
Митр. Антоній (Храповицкій). Слово въ день Богоявленія Господня (1986)
2019-04-15 / russportal
Митр. Антоній (Храповицкій). Глава 9-я диссертаціи (1986)
2019-04-15 / russportal
Митр. Антоній (Храповицкій). Глава 8-я диссертаціи (1986)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 23 апрѣля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

ТВОРЕНІЯ СВЯТАГО ОТЦА НАШЕГО ІОАННА ЗЛАТОУСТА, АРХІЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКАГО.
(Томъ 7-й. Книга 2-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901).

ТОЛКОВАНІЕ НА СВЯТАГО МАТѲЕЯ ЕВАНГЕЛИСТА.

БЕСѢДА LI.
{509-510} Тогда приступиша ко Іисусови иже отъ Іерусалима книжницы и фарисее, глаголюще: почто ученицы твои и пр. (Матѳ. XV, 1).

1. Тогда — когда же это? Послѣ того, какъ Онъ сотворилъ безчисленныя знаменія, послѣ того, какъ исцѣлилъ недужныхъ прикосновеніемъ къ краю ризъ Его. Для того-то евангелистъ и означаетъ время, чтобы показать крайнюю, ничѣмъ непреодолимую злобу книжниковъ и фарисеевъ. Но что значатъ слова: иже отъ Іерусалима книжницы и фирисее? Книжники и фарисеи были разсѣяны по всѣмъ колѣнамъ, и раздѣлены на двѣнадцать частей; но тѣ изъ нихъ, которые жили въ главномъ городѣ, были гораздо злѣе прочихъ, такъ какъ большею пользовались честію и болѣе надмевались. Смотри же, какъ они и самымъ вопросомъ своимъ уловляются. Они не говорятъ: почему ученики Твои преступаютъ законъ Моисеевъ, но — почему нарушаютъ преданіе старецъ? Отсюда видно, что священники много вводили новаго, хотя Моисей подъ страхомъ великаго наказанія и со многими угрозами запрещалъ имъ что-либо прилагать къ закону, или отнимать отъ него, говоря: да не приложите къ словеси, еже азъ заповѣдаю вамъ днесь, ниже да отъимете отъ него (Второз. IV, 2). И тѣмъ не менѣе они вводили новыя постановленія, каково было и то, что не должно ѣсть неумытыми руками, что чаши и котлы надобно омывать и самимъ омываться. Тогда какъ іудейскому народу надлежало уже оставить прежнія постановленія, они навязывали ему еще болѣе, опасаясь лишиться власти и желая, чтобы ихъ тѣмъ болѣе страшились, что они и сами законодатели. Отъ этого дѣло дошло до такого нечестія, что ихъ заповѣди сохраняли, а Божіи нарушали; и столь велика была власть ихъ, что это не почиталось уже и преступленіемъ. Потому на нихъ и лежала двойная вина: и за то, что вводили новыя постановленія, и за то, что, оставляя безъ вниманія Божіи заповѣди, /с. 525/ тѣмъ болѣе вступались за свои. Умалчивая о другихъ постановленіяхъ, достойныхъ только смѣха, — какъ-то, о омовеніи кувшиновъ и котловъ, — они выставляютъ на видъ то, что повидимому болѣе заслуживало вниманія, желая, какъ мнѣ кажется, привести чрезъ это Господа въ гнѣвъ. Потому упоминали и о старцахъ, чтобы, въ случаѣ неуваженія къ нимъ, имѣть предлогъ къ обвиненію Господа. Но сперва слѣдуетъ разсмотрѣть, почему ученики ѣли неумытыми руками? Итакъ, почему же они такъ поступали? {511} Это они дѣлали не съ намѣреніемъ, но потому, что презирали уже излишнее, и заботились объ исполненіи необходимаго. Они не считали закономъ умываться, ни оставаться неумытыми, но поступали такъ, или иначе, какъ случалось. И могли ли они заботиться объ этомъ, когда не заботились даже о самой пищѣ, необходимой для нихъ? И тогда какъ имъ часто случайно приходилось ѣсть неумытыми руками, — какъ напримѣръ, когда въ пустынѣ принимали пищу, или когда рвали колосья, — пренебрегающіе всегда великимъ и заботящіеся много о излишнемъ поставляютъ имъ это въ вину. Что же Христосъ? Онъ не сталъ ни порицать, ни защищать поведенія учениковъ, но на обвиненіе фарисеевъ и самъ отвѣчалъ обвиненіемъ, унимая дерзость ихъ и показывая, что согрѣшающій въ великихъ дѣлахъ не долженъ съ такою заботливостію подмѣчать въ другихъ маловажные проступки. Васъ бы надлежало подвергнуть обвиненію, — говоритъ Онъ, — а вы сами обвиняете другихъ. Замѣть, что когда Онъ хочетъ какое-либо постановленіе отмѣнить, то дѣлаетъ это въ видѣ отповѣди; такъ и теперь поступилъ. Онъ не тотчасъ обращается къ учиненному проступку, и не говоритъ, что онъ ничего не значитъ, — иначе Онъ увеличилъ бы ихъ дерзость; но сперва сражаетъ дерзость ихъ, поставляя на видъ преступленіе гораздо важнѣйшее, и возлагая его на главу ихъ. Онъ не говоритъ и того, что нарушающіе постановленіе хорошо поступаютъ, чтобы не подать имъ случая къ обвиненію Себя; но и не охуждаетъ поступокъ учениковъ, чтобы не подтвердить постановленія. Равно не обвиняетъ и старцевъ, какъ людей законопреступныхъ и порочныхъ (иначе фарисеи отвратились бы отъ Него, какъ отъ ругателя и оскорбителя); но, все это оставивъ, избираетъ другой путь и, порицая, повидимому, подошедшихъ къ Нему, касается между тѣмъ сдѣлавшихъ самыя постановленія. Онъ не упоминаетъ вовсе о старцахъ, но въ обличеніи, направленномъ противъ однихъ, низлагаетъ и другихъ, и показываетъ, что они вдвойнѣ грѣшатъ, не покоряясь Богу и угождая людямъ. Онъ какъ бы такъ говоритъ: обыкновеніе повиноваться старцамъ, оно-то и погубило васъ. Правда, /с. 526/ Онъ не говоритъ этого, но то же самое даетъ разумѣть въ слѣдующемъ отвѣтѣ: почто и вы преступаете заповѣдь Божію за преданіе ваше? Богъ бо заповѣда: чти отца и матерь, и: иже злословитъ отца или матерь, смертію да умретъ. Вы же глаголете: иже аще речетъ отцу или матери: даръ, имже бы отъ мене пользовался еси; и да не почтитъ отца своего, или матере; и разористе заповѣдь Божію за преданіе ваше (ст. 3-6).

2. Господь не сказалъ: за преданіе старцевъ, но — за преданіе ваше; также не сказалъ: старцы же глаголютъ, но — вы глаголете, смягчая тѣмъ Свою рѣчь. Книжникамъ и фарисеямъ хотѣлось показать, что ученики Его нарушаютъ законъ; Христосъ, напротивъ, показываетъ, что они сами дѣлаютъ это, а ученики не подлежатъ обвиненію. Постановленіе человѣческое не есть законъ (потому Онъ и называетъ его преданіемъ), а особенно постановленіе людей беззаконныхъ. Но такъ какъ преданіе, повелѣвающее умывать руки, не было противно закону, то Христосъ приводитъ другое, противное закону, именно слѣдующее: фарисеи учили юношей, подъ видомъ благочестія, презирать отцевъ. Какимъ образомъ? Если кто изъ родителей говорилъ сыну: дай мнѣ эту овцу, которую ты имѣешь, или тельца, или иное что, то имъ отвѣчали: то, чѣмъ ты желаешь отъ меня пользоваться, я отдаю въ даръ Богу, {512} и ты не можешь получить этого. Отсюда происходило двоякое зло: и Богу не приносили, и родителей, подъ предлогомъ приношенія Богу, лишали дара; и оскорбляли родителей подъ предлогомъ обязанности къ Богу, и Бога — подъ предлогомъ обязанности къ родителямъ. Впрочемъ Господь не прямо указываетъ на это, но сначала читаетъ имъ законъ, въ которомъ показываетъ, что Богъ строго требуетъ почтенія къ родителямъ. Чти, говоритъ Онъ, отца твоего и матерь, да будеши долголѣтенъ на земли. И еще: иже злословитъ отца или матерь, смертію да умретъ. Но, умолчавъ о наградѣ, которая принадлежитъ почитающимъ родителей, Христосъ упоминаетъ только о томъ, чего надобно страшиться, т. е. о наказаніи, которое угрожаетъ непочитаюшимъ родителей, желая таковыхъ устрашить, равно какъ и благонамѣренныхъ ободрить, указывая такимъ образомъ на настоящихъ виновниковъ, достойныхъ смерти. Если, говоритъ Онъ, непочтительные на словахъ наказываются, то тѣмъ болѣе будете наказаны вы, непочтительные на дѣлѣ, и не только сами такъ поступающіе, но и другихъ научающіе тому же. Какъ же вы, которымъ и жить не подобало бы, обвиняете учениковъ? Что удивительнаго, если вы Меня, доселѣ неизвѣстнаго вамъ, такъ много оскорбляете, когда являетесь такъ дерзкими и предъ Отцемъ? Такъ Христосъ вездѣ говоритъ и показываетъ, что изъ /с. 527/ неуваженія къ Отцу и происходитъ такое безумное высокомѣріе ихъ. Нѣкоторые изъясняютъ иначе это выраженіе: даръ, имже бы отъ мене пользовался еси, именно: я не обязанъ почитать тебя, и это мой даръ тебѣ, если я стану тебя почитать [1]. Но Христосъ не о такомъ оскорбленіи упоминалъ здѣсь. Евангелистъ Маркъ выражаетъ это яснѣе, говоря: корванъ, иже аще отъ мене пользовался еси (Марк. VII, 11), что не означаетъ ни дара, ни одолженія, но собственно выражаетъ приношеніе. Итакъ, показавъ, что пренебрегающіе закономъ Божіимъ не должны обвинять тѣхъ, кто нарушаетъ преданіе старцевъ, Онъ то же самое показываетъ и изъ словъ пророка. По строгомъ обличеніи, Онъ простираетъ рѣчь Свою далѣе, что я всегда дѣлаетъ, представляя въ доказательство Писанія, и тѣмъ показывая Свое согласіе съ Богомъ. Что же говоритъ пророкъ? Людіе сіи устнами чтутъ Мя, сердце же ихъ далече отстоитъ отъ Мене: всуе же чтутъ Мя, учаще ученіемъ, заповѣдемъ человѣческимъ (Ис. XXIX, 13). Видишь ли, какъ пророчество совершенно согласно со словами І. Христа и какъ оно еще прежде возвѣщало злобу іудеевъ? Что Христосъ осудилъ нынѣ, о томъ еще прежде говорилъ Исаія, т. е., что іудеи заповѣди Божіи презираютъ. Всуе, говоритъ, чтутъ Мя, а о Своихъ постановленіяхъ прилагаютъ великое стараніе: учаще ученіемъ, заповѣдемъ человѣческимъ. Потому справедливо ученики и не соблюдаютъ этихъ постановленій. Итакъ, нанесши іудеямъ смертельный ударъ и усиливъ обличеніе и дѣломъ, и собственнымъ сужденіемъ, и словами пророка, Господь перестаетъ говорить съ ними, такъ какъ они не могли уже исправиться, но обращаетъ рѣчь Свою къ народу, чтобы преподать ему высокое, великое и исполненное многаго любомудрія ученіе. Пользуясь этимъ случаемъ, Онъ присовокупляетъ большее, и совсѣмъ уже отвергаетъ постановленія о пищѣ. Но замѣть, когда это? Когда прокаженнаго очистилъ, когда нарушилъ покой субботный, когда показалъ Себя царемъ земли и моря, когда установилъ законъ, когда грѣхи отпустилъ, когда мертвыхъ воскресилъ, когда представилъ многія доказательства Своей божественности: тогда начинаетъ разсуждать и о пищѣ.

{513} 3. Все іудейство заключается въ преданіяхъ о подобныхъ предметахъ. И если ты отвергнешь эти преданія, то отвергнешь и все его. Такимъ образомъ Христосъ показываетъ, что и обрѣзаніе должно уничтожить. Впрочемъ, самъ Онъ не внушаетъ /с. 528/ оставить этотъ обрядъ предпочтительно предъ прочими, потому что заповѣдь объ обрѣзаніи всѣхъ древнѣе прочихъ и болѣе уважалась, но чрезъ учениковъ утверждаетъ законъ объ его отмѣнѣ. Обрѣзаніе такъ было важно, что и ученики, по прошествіи уже многаго времени желая отмѣнить его, дѣлаютъ это послѣ предварительнаго разсужденія. Но смотри, какъ Господь вводитъ законъ: призвавъ народы, говоритъ евангелистъ, рече имъ: слышите и разумѣйте (Матѳ. XV, 10)! Не просто объявляетъ имъ этотъ законъ, но почтительностью и снисходительностью располагаетъ народъ къ принятію словъ Своихъ (что показалъ евангелистъ въ словѣ: призвавъ). Далѣе Онъ пользуется благопріятностію времени: начинаетъ изрекать законъ послѣ того, какъ обличилъ фарисеевъ, одержалъ надъ ними побѣду и осудилъ ихъ словами пророка, слѣдовательно, когда народъ удобнѣе могъ принимать слова Его; и притомъ Онъ не просто призываетъ ихъ, но и возбуждаетъ ихъ вниманіе. Разумѣйте, — говоритъ Онъ, — т. е. размыслите, обратите вниманіе ваше. Законъ, который Я теперь намѣренъ дать вамъ, достоинъ этого. Если фарисеи несвоевременно нарушили законъ для сохраненія своихъ преданій, и вы ихъ слушали, то гораздо болѣе должны слушать Меня, въ надлежащее время поучающаго васъ высшему любомудрію. Впрочемъ, Онъ не сказалъ, что разборчивость въ пищѣ ничего не значитъ, и что Моисей предписалъ ее напрасно, или изъ снисхожденія; а говоритъ въ видѣ увѣщанія и совѣта, заимствуя доказательство изъ самаго свойства вещи. Не входящее во уста, говоритъ Онъ, сквернитъ человѣка, но исходящее изо устъ (ст. 11). Основываясь на самой природѣ, Онъ и изрекаетъ и утверждаетъ законъ. Слыша это, фарисеи ничего не сказали вопреки. Не сказали: что Ты говоришь? Тогда какъ самъ Богъ далъ столько повелѣній о соблюденіи различія въ пищѣ, Ты ли даешь такой законъ? Но такъ какъ Христосъ совсѣмъ заставилъ молчать ихъ не только тѣмъ, что обличилъ, но и тѣмъ, что вывелъ наружу ихъ коварство, обнаруживъ тайныя дѣла ихъ и сокровенныя помышленія, то они молча удалились. Но смотри, какъ Господь нигдѣ не рѣшается возстать явно противъ пищи; потому и не сказалъ — пища, но: не входящее сквернитъ человѣка, — что можно было относить и къ неумовенію рукъ. Хотя Онъ говорилъ о пищѣ, но можно было думать, что Онъ говорилъ и объ умовеніи рукъ. Разборчивость въ пищѣ такъ строго была наблюдаема, что и послѣ воскресенія Петръ говорилъ: никакоже Господи! яко николиже ядохъ скверно, или нечисто (Дѣян. X, 14). Хотя онъ говорилъ это и для другихъ, и для того, чтобы имѣть самому оправданіе противъ обвинителей, и вмѣстѣ показать, /с. 529/ что Онъ сколько ни препирался, по не имѣлъ успѣха, тѣмъ не менѣе показываетъ, какъ много думали объ этомъ предметѣ. Потому-то и самъ Христосъ первоначально не прямо сказалъ о пищѣ, а употребилъ выраженіе: входящее во уста; и послѣ, когда, повидимому, говорилъ объ этомъ яснѣе, опять прикровенно заключилъ рѣчь Свою, сказавъ: а еже неумовенными руками ясти, не сквернитъ человѣка (ст. 20), {514} чтобы слышавшіе думали, что Онъ съ этого началъ, и объ этомъ разсуждалъ доселѣ. Потому не сказалъ прямо: пища не сквернитъ человѣка; но говорилъ такъ, какъ бы разсуждалъ объ умовеніи рукъ, чтобы фарисеи ничего не могли сказать вопреки. Услышавъ такія рѣчи, соблазнишася, говорится, фарисеи, но не народъ. Приступльше, говоритъ евангелистъ, ученицы Его рѣша Ему: вѣси ли, яко фарисеи слышавше слово соблазнишася (ст. 12)? — хотя Господь и не къ нимъ говорилъ. Что же Христосъ? Опъ не сталъ выводить ихъ изъ соблазна, но укорилъ ихъ, говоря: всякъ садъ, егоже не насади Отецъ Мой небесный, искоренится (ст. 13). Онъ зналъ, когда должно оставлять безъ вниманія соблазны, и когда не должно. Такъ, въ другомъ случаѣ Онъ говоритъ: да не соблазнимъ ихъ, верзи удицу въ море (Матѳ. XVII, 26); а здѣсь: оставите ихъ, вожди суть слѣпи слѣпцемъ: слѣпецъ же слѣпца аще водитъ, оба въ яму впадутъ (ст. 14). Ученики говорили это не столько потому, что заботились о фарисеяхъ, сколько потому, что сами нѣсколько смущались. Но такъ какъ сказать это отъ своего лица не смѣли, то желали узнать чрезъ повѣствованіе о другихъ. А что они дѣйствительно и сами соблазнялись, это видно изъ того, что ревностный и всегда другихъ предупреждающій Петръ подходитъ и говоритъ Іисусу: скажи намъ причту сію (ст. 15); открывая свое душевное смущеніе, но не осмѣливаясь явно сказать: я соблазняюсь, онъ проситъ изъясненія, дабы избавиться отъ этого смущенія, за что и подвергся укоризнѣ. Что же говоритъ Христосъ? Всякъ садъ, егоже не насади Отецъ Мой небесный, искоренится. Зараженные ученіемъ манихеевъ говорятъ, что это сказано о законѣ; но имъ заграждаетъ уста то, что сказано выше. Если Господь говорилъ это о законѣ, то какъ же Онъ выше защищаетъ его, и отстаиваетъ, говоря: почто преступаете заповѣдь Божію за преданіе ваше? Къ чему приводитъ и слова пророка? Нѣтъ, это говоритъ Онъ о фарисеяхъ и о ихъ преданіяхъ. Если Богъ сказалъ: чти отца и матерь, то какъ же сказанное Богомъ не есть насажденіе Божіе?

4. Равнымъ образомъ и изъ послѣдующаго видно, что изъясняемыя слова сказаны о фарисеяхъ, и о ихъ преданіяхъ, потому что Господь присовокупилъ: вожди суть слѣпи слѣпцемъ. Если /с. 530/ бы эти слова говорилъ Онъ о законѣ, то сказалъ бы: слѣпой вождь слѣпыхъ; но Онъ не говоритъ такъ, а говоритъ: вожди суть слѣпи слѣпцемъ, отклоняя этимъ порицаніе отъ закона и обращая на нихъ самихъ. Потомъ, отдѣляя отъ нихъ народъ, какъ уже близкій къ тому, чтобы пасть въ яму чрезъ ихъ водительство, говоритъ: слѣпецъ слѣпца аще водитъ, оба въ яму впадутъ: Большое зло и слѣпымъ быть; но при слѣпотѣ не имѣть руководителя и занимать должность вождя — двойное и даже тройное преступленіе. Если при слѣпотѣ не имѣть вождя, то гораздо пагубнѣе браться водить другого. Что же Петръ? Онъ не говоритъ: почему и для чего Ты сказалъ это; но спрашиваетъ, какъ бы сказанное было не ясно; не говоритъ: для чего Ты утверждаешь противное закону, потому что опасается, чтобы Христосъ не почелъ его соблазнившимся; но какъ бы говоритъ, что сказанное не ясно. {515} А что онъ въ самомъ дѣлѣ спрашивалъ не по причинѣ неясности, но потому что соблазнялся, это очевидно изъ того, что въ словахъ Господа не было ничего неяснаго. Поэтому Христосъ и укоряетъ его, говоря: единаче ли и вы безъ разума есте (ст. 16)? Народъ, можетъ быть, еще не понималъ словъ Его, а ученики соблазнились ими. Вотъ почему сначала они желали узнать о томъ, спрашивая какъ бы для фарисеевъ; когда же услышали произнесенную имъ тяжкую угрозу: всякъ садъ, егоже не насади Отецъ Мой небесный, искоренится, и: вожди суть слѣпи слѣпцемъ, — замолчали. Но Петръ, во всѣхъ случаяхъ ревностный, и этимъ не удерживается въ молчаніи, а говоритъ: скажи намъ притчу сію. Что же отвѣчаетъ Христосъ? Онъ отвѣчаетъ съ великою укоризною: единаче ли и вы безъ разума есте: не у ли разумѣваете? Такъ говорилъ Онъ и укорялъ ихъ, чтобы уничтожить предразсудокъ, и не довольствуясь этимъ, присовокупилъ еще: яко всяко, еже входитъ во уста, во чрево вмѣщается и афедрономъ исходитъ; исходящая же изо устъ отъ сердца исходятъ, и та сквернятъ человѣка. Отъ сердца бо исходятъ помышленія злая, убійства, прелюбодѣянія, любодѣянія, татьбы, лжесвидѣтельства, хулы. Сія суть сквернящая человѣка: а еже неумовенныма рукама ясти, не сквернитъ человѣка (ст. 17-20). Видишь ли, какъ сильно Онъ укоряетъ ихъ? Потомъ подтверждаетъ сказанное общимъ закономъ природы, для исправленія ихъ. Говоря: во чрево вмѣщается и афедрономъ исходитъ, Онъ даетъ отвѣтъ, приноравливаясь къ брезгливости іудеевъ. Онъ говоритъ, что пища не остается во чревѣ, но исходитъ, между тѣмъ какъ если бы она и оставалась, и тогда не оскверняла бы человѣка; но они еще не могли вмѣстить этого. Потому и законодатель позволяетъ оставаться безъ умовенія въ то время, пока пища находится внутри, но когда выходитъ вонъ, не позво/с. 531/ляетъ. Онъ повелѣваетъ омываться и быть чистымъ вечеромъ, расчисляя время перевариванія и изверженія пищи. А нечистота сердца, говоритъ Онъ, внутри пребываетъ и оскверняетъ человѣка не только тогда, когда остается тамъ, но и когда исходитъ оттолѣ. Сначала Онъ исчисляетъ злыя помышленія, свойственныя іудеямъ, и уже не заимствуетъ доказательства изъ природы вещей, но изъ того, что одни изъ нихъ пораждаются во утробѣ, а другія въ сердцѣ, одни остаются въ человѣкѣ, а другія не остаются. То, что входитъ въ человѣка отвнѣ, опять и исходитъ изъ него; но что зарождается внутри его, то оскверняетъ его и по исшествіи, и тогда еще болѣе. Такое доказательство употребилъ Онъ потому, что ученики, какъ я уже сказалъ, еще не могли слушать этого съ должною мудростію. Маркъ (VII, 19) говоритъ, что Господь этими словами указывалъ на то, что пища очищается отъ нечистоты. Но Онъ не показалъ вида и не сказалъ, что ѣсть такую-то пищу не сквернитъ человѣка, потому что книжники не стали бы и слушать, если бы Онъ сталъ явно говорить это. Потому Онъ и присовокупилъ: а еже неумовенныма рукама ясти не сквернитъ человѣка. Итакъ познаемъ, что оскверняетъ человѣка, познаемъ — и будемъ избѣгать того! Мы видимъ, что многіе въ церкви строго соблюдаютъ обыкновеніе — приходить въ чистыхъ одеждахъ и съ обмытыми руками; а о томъ, чтобы съ чистою душею предстать Богу, нимало не заботятся. Говоря это, {516} я не запрещаю умывать руки или лице, но желаю, чтобы умывали ихъ такъ, какъ должно — не водою только, но вмѣсто воды убѣляли добродѣтелями. Нечистоту устъ составляютъ: злословіе, хула, ругательство, гнѣвныя слова, срамословіе, смѣхъ, насмѣшки. Поэтому, если ты сознаешь, что ничего подобнаго не говорилъ и не осквернилъ себя такою нечистотою, то приходи смѣло. Если же ты тысячекратно допускалъ себя осквернять этимъ нечистотамъ, то что трудишься напрасно омывать языкъ водою, осквернивъ его пагубною и вредоносною нечистотою?

5. Скажи мнѣ: осмѣлился ли бы ты молиться, если бы замаралъ руки въ навозѣ или въ грязи? Никакъ. Между тѣмъ это не причинило бы тебѣ никакого вреда, а то оскверненіе пагубно. Итакъ, для чего ты въ дѣлахъ безразличныхъ опасливъ, а въ томъ, что запрещено, нерадивъ? Что же, — скажешь ты, — или не должно молиться? Должно, только надобно быть чистымъ и не оскверненнымъ. Но что, — скажешь, — если я прежде осквернилъ себя? Очистись. Какимъ же образомъ? Плачь, стенай, раздавай милостыню; извинись предъ обиженнымъ, и чрезъ то примирись съ нимъ; очисти языкъ, чтобы болѣе не раздражать Бога. Если бы кто измаранными въ грязи руками держалъ /с. 532/ тебя за ноги, умоляя о прощеніи, ты не только не сталъ бы слушать его, но и оттолкнулъ бы ногою. Какъ же ты самъ дерзаешь въ такой нечистотѣ приступать къ Богу? Языкъ молящихся есть рука, которою мы обнимаемъ колѣна Божіи. Итакъ, не оскверняй его, чтобы и тебѣ не сказалъ Господь: аще умножите моленіе, не услышу васъ. И еще говорится: въ руцѣ языка животъ и смерть; и еще: отъ словесъ своихъ оправдишися, и отъ словесъ своихъ осудишися (Ис. I, 15; Прич. XVII, 21; Матѳ. XII, 37). Итакъ, сохраняй языкъ болѣе зѣницы ока! Языкъ есть царскій конь. Если ты наложишь на него узду и научишь его ходить прямо, то царь спокойно будетъ сидѣть на немъ; если же пустишь его бѣжать и скакать безъ узды, то на немъ будетъ ѣздить діаволъ и бѣсы. Ты послѣ сообщенія съ твоею женою, хотя это и не преступленіе, не смѣешь молиться; а послѣ ругательствъ и обидъ, которыя ведутъ къ гееннѣ, прежде нежели очистишь себя совершенно, воздѣваешь руки къ Богу: какъ же ты не страшишься, скажи мнѣ? Или ты не знаешь, что сказалъ Павелъ: честна женитва и ложе нескверно (Евр. XIII, 4)? Если же ты, воставъ отъ непорочнаго ложа, не смѣешь приступить къ молитвѣ, то какъ, лежа на ложѣ діавола, призываешь ужасное и страшное имя Божіе? Поистинѣ осквернять себя обидами и ругательствами — значитъ лежать на ложѣ діавола. Гнѣвъ, какъ злой прелюбодѣй, совокупляясь съ нами съ сильною похотію, переливаетъ въ насъ губительныя сѣмена и пораждаетъ діавольскую вражду, и дѣлаетъ все противное браку. Бракъ производитъ то, что два бываютъ плоть одна, а гнѣвъ и соединенныхъ разобщаетъ и самую душу раздѣляетъ и разсѣкаетъ. Итакъ, чтобы тебѣ съ дерзновеніемъ приступать къ Богу, не допускай гнѣва, когда онъ хочетъ войти въ твою душу и совокупиться съ нею, но отгоняй, какъ бѣшенаго пса. Такое и Павелъ далъ повелѣніе, когда сказалъ: воздѣюще преподобныя руки безъ гнѣва и размышленія (1 Тим. II, 8). Итакъ, не оскверняй языка! {517} Иначе, какъ онъ будетъ за тебя молиться, когда не будетъ имѣть дерзновенія? Укрась его кротостію и смиреніемъ, сдѣлай его достойнымъ призываемаго тобою Бога, наполни благословеніемъ и многою милостынею, — можно вѣдь и словами творить милостыню. Лучше, сказано, слово, нежели даяніе (Сирах. XVII, 16), и еще: отвѣщай нищему мирная въ кротости (тамъ же, IV, 8). Все остальное время украшай возвѣщеніемъ божественныхъ законовъ: вся повѣсть твоя да будетъ въ законѣ Вышняго (Сирах. IX, 20). Украсивъ себя такимъ образомъ, приступимъ къ Царю, и падемъ на колѣна не только тѣломъ, но и мыслію. Помыслимъ, къ кому мы приступаемъ и зачѣмъ, что желаемъ получить? Приступаемъ къ Богу, Котораго созерцая, серафимы отвращаютъ лице, не имѣя силъ /с. 533/ сносить сіянія, отъ лица Котораго трепещетъ земля; приступаемъ къ Богу, Который живетъ во свѣтѣ неприступномъ; и приступаемъ для того, чтобы Онъ избавилъ насъ отъ геенны, отпустилъ намъ грѣхи наши, освободилъ насъ отъ нестерпимыхъ наказаній и даровалъ намъ небо и его блага.

6. Итакъ, припадемъ къ Нему и тѣломъ и мыслію, чтобы Онъ самъ воздвигъ насъ лежащихъ; будемъ бесѣдовать съ Нимъ съ кротостію и со всякимъ смиреніемъ. Но кто изъ людей, скажешь ты, такъ несчастенъ и жалокъ, что и во время молитвы не бываетъ кротокъ? Тотъ, кто молясь проклинаетъ, исполненъ гнѣва и вопіетъ противъ враговъ своихъ. Если ты хочешь обвинять, то обвиняй себя самого. Если хочешь изощрить языкъ свой, изощряй его противъ грѣховъ своихъ; говори не о томъ, какое зло причинилъ тебѣ другой, но какое ты самъ себѣ нанесъ; оно-то и есть величайшее зло. Другой не можетъ обидѣть тебя, если ты самъ себя не обижаешь. Итакъ, если ты хочешь возставать противъ обижающихъ тебя, то возстань прежде противъ самого себя, — въ этомъ никто тебѣ не препятствуетъ; а если ты возстанешь противъ другого, то будешь въ большой обидѣ. Да и какую ты, говоря по правдѣ, можешь представить обиду? Ту ли, что кто-нибудь оскорбилъ, обобралъ тебя и подвергъ опасностямъ? Но это не значитъ быть обиженнымъ; напротивъ, если мы будемъ внимательны, то такія обиды принесутъ намъ даже величайшую пользу. Здѣсь обиженный есть тотъ, кто учинилъ такое зло, а не тотъ, кто потерпѣлъ его. И въ этомъ-то заключается главная причина всѣхъ золъ, что мы не знаемъ даже и того, кто когда получаетъ и кто наноситъ обиду. Если бы мы хорошо знали это, то никогда не обижались бы и не жаловались бы въ молитвахъ своихъ на другого, зная, что другой не можетъ причинить намъ зла. Не лишаться, а лишать кого имущества есть зло. И потому, если ты похитилъ что-нибудь, то осуждай самого себя; если же у тебя похитили имущество, молись за похитителя, потому что онъ доставилъ тебѣ весьма великую пользу. {518} Пусть его намѣреніе было и не таково; но ты самъ собою пріобрѣтешь величайшую пользу, если великодушно перенесешь обиду. Его караютъ и божественные и человѣческіе законы, а тебя, обиженнаго, увѣнчиваютъ и прославляютъ. Если бы страждущій горячкою похитилъ у кого-нибудь сосудъ съ водою и утолилъ ею опасную жажду, мы назвали бы обиженнымъ не того, у кого похищенъ сосудъ, но того, кто похитилъ, потому что черезъ это онъ усилилъ бы жаръ, и ухудшилъ свою болѣзнь. Такъ думай и о любостяжателѣ и о сребролюбцѣ: и онъ, вѣдь, въ жару любостяженія, который сильнѣй самой горячки, похищеніемъ еще болѣе усиливаетъ свой пламень. /с. 534/ Также, еслибы кто въ бѣшенствѣ, похитивши у кого-нибудь мечъ, закололъ имъ себя, кто тогда потерпѣлъ бы зло: тотъ ли, у кого похищенъ мечъ, или тотъ, кто похитилъ? Очевидно тотъ, кто похитилъ. Такъ должны мы судить и о похищеніи имущества. Поистинѣ богатство для сребролюбца то же, что и для безумнаго мечъ, и даже еще гораздо вреднѣе. Безумный, взявши мечъ и нанесши себѣ смертный ударъ, освобождается отъ безумія, и не получаетъ другого удара; а сребролюбецъ каждый день получаетъ безчисленныя, жесточайшія раны. Онъ не освобождается отъ своего безумія, но еще болѣе увеличиваетъ его; и чѣмъ больше получаетъ ранъ, тѣмъ болѣе подаетъ случай раскрываться другимъ, жесточайшимъ. Помышляя объ этомъ, будемъ избѣгать такого меча, будемъ избѣгать безумія — и, хотя и поздно, научимся воздержанію. Поистинѣ и эту добродѣтель не менѣе должно называть цѣломудріемъ, какъ и ту, которую всѣ называютъ этимъ именемъ. Тамъ бываетъ борьба съ одною лютою плотію, а здѣсь нужно побѣждать многія и различныя похоти. Нѣтъ безумнѣе человѣка, раболѣпствующаго богатству. Одолѣваемый онъ представляетъ себя повелителемъ; будучи рабомъ, почитаетъ себя господиномъ; связавъ себя узами, радуется; усиливая лютость звѣря, веселится; находясь въ плѣну, торжествуетъ и скачетъ; и видя пса, бѣсящагося и нападающаго на его душу, вмѣсто того, чтобы связать и изнурить его голодомъ, онъ доставляетъ ему обильнѣйшую пищу, чтобы онъ еще болѣе нападалъ на него и былъ еще ужаснѣе. Итакъ, представляя все это, расторгнемъ узы, умертвимъ звѣря, отринемъ болѣзнь, отринемъ это безуміе, чтобы намъ, насладиться спокойствіемъ и совершеннымъ здоровьемъ и, достигнувъ съ великою радостію тихаго пристанища, получить вѣчныя блага, которыхъ и да сподобимся мы благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава нынѣ и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Смыслъ толкованія таковъ: если я приношу тебѣ даръ, то это зависитъ только отъ моей воли, это — дѣло моей милости, потому что этотъ самый даръ я могъ бы посвятить Богу.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга вторая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 524-534.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.