Церковный календарь
Новости


2019-02-23 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). Лекція 4-я по Сравнит. богословію (1972)
2019-02-23 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). Лекція 3-я по Сравнит. богословію (1972)
2019-02-23 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). Лекція 2-я по Сравнит. богословію (1972)
2019-02-23 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). Лекція 1-я по Сравнит. богословію (1972)
2019-02-22 / russportal
Житіе свят. Василія Кинешемскаго (1988)
2019-02-22 / russportal
Нормальный Приходскій Уставъ (1971)
2019-02-21 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 8-е къ монахамъ (1828)
2019-02-21 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 7-е къ монахамъ (1828)
2019-02-21 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ аввѣ Орсисію (1903)
2019-02-21 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Максиму философу (1903)
2019-02-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣда на псаломъ 140-й (1899)
2019-02-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣда на псаломъ 139-й (1899)
2019-02-19 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). "За все благодарите" (1985)
2019-02-19 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). "Слава Богу за все!" (1985)
2019-02-19 / russportal
Еп. Митрофанъ (Зноско-Боровскій). День Благодаренія (1985)
2019-02-19 / russportal
Еп. Митрофанъ. Слово на крещеніи А. В. Алферьевой (1985)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 23 февраля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

ТВОРЕНІЯ СВЯТАГО ОТЦА НАШЕГО ІОАННА ЗЛАТОУСТА, АРХІЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКАГО.
(Томъ 7-й. Книга 2-я. Изданіе 1-е. СПб., 1901).

ТОЛКОВАНІЕ НА СВЯТАГО МАТѲЕЯ ЕВАНГЕЛИСТА.

БЕСѢДА LII.
{517-518} И изшедъ оттуду Іисусъ, отъиде во страны Тѵрскія и Сѵдонскія. И се жена Хананейска отъ предѣлъ тѣхъ изшедши, возопи къ Нему глаголющи: помилуй мя Господи, Сыне Давидовъ! Дщи моя злѣ бѣснуется (Матѳ. XV, 21, 22).

1. Евангелистъ Маркъ говоритъ, что Христосъ, и вшедъ въ домъ, не може утаитися (Марк. VII, 24). Но для чего Христосъ отправился въ эти именно страны? Онъ, отмѣнивъ для іудеевъ /с. 535/ законъ о разборчивости въ пищѣ, теперь, простираясь далѣе, отверзаетъ дверь уже и язычникамъ. Такъ и Петръ сперва получилъ повелѣніе отступить отъ закона (о пищѣ), а потомъ былъ посланъ къ Корнилію. Если же кто спроситъ: какъ же Христосъ, говоря ученикамъ: на путь языкъ не идите (Матѳ. X, 10), самъ вступаетъ на этотъ путь? — то мы скажемъ на это: во-первыхъ, Онъ не обязанъ былъ самъ исполнять того, что заповѣдалъ Своимъ ученикамъ; во-вторыхъ, Онъ шелъ въ эти страны не проповѣдывать: на это указываетъ и Маркъ, говоря, что Господь скрылся, но не могъ утаиться. {519} Какъ не слѣдовало Христу идти къ язычникамъ первымъ, такъ напротивъ не сообразно было съ Его человѣколюбіемъ удалять ихъ отъ себя, когда они сами приходили. Если Ему не надлежало оставлять убѣгавшихъ отъ Него, тѣмъ болѣе не должно было убѣгать тѣхъ, которые сами Его искали. Смотри, наприм., какъ вполнѣ достойна была жена благодѣяній! Она не смѣла придти въ Іерусалимъ, потому что опасалась и считала себя недостойною; если бы было не такъ, то она пришла бы и туда, какъ это видно изъ настоящаго ея великаго усердія и изъ того, что она вышла за предѣлы своей земли. Нѣкоторые, толкуя эти слова иносказательно, говорятъ, что по отшествіи Христа изъ Іудеи къ Нему дерзнула приступить Церковь, также вышедшая за предѣлы свои, потому что Писаніе говоритъ: забуди люди твоя и домъ отца твоего (Псал. XLIV, 11). Христосъ вышелъ изъ предѣловъ Своей страны, а жена изъ предѣловъ своей, и такимъ образомъ они могутъ встрѣтиться. Се жена Хананейска, говоритъ евангелистъ, изшедши отъ предѣлъ своихъ. Такъ онъ называетъ жену для того, чтобы указать здѣсь чудо и ее еще болѣе прославить. Въ самомъ дѣлѣ, слыша названіе хананеянки, представь себѣ тотъ беззаконный народъ, который извратилъ въ самыхъ основаніяхъ законы природы; а представивъ это, уразумѣй силу пришествія Христова. Тѣ, которые были изгнаны для того, чтобы не развратили іудеевъ, теперь больше іудеевъ оказываютъ усердія. Они выходятъ изъ предѣловъ страны своей и сами идутъ ко Христу, а іудеи и пришедшаго къ Нимъ Христа гонятъ отъ себя. Итакъ, пришедъ ко Іисусу, жена одно только говоритъ: помилуй мя, и своимъ воплемъ привлекаетъ къ себѣ народъ. Подлинно трогательное было зрѣлище — видѣть жену, вопіющую съ такимъ состраданіемъ, видѣть мать, умоляющую о своей дочери, о дочери такъ жестоко страждущей. Она не осмѣлилась привести бѣснующуюся къ Учителю, но, оставивъ ее дома на одрѣ, сама умоляетъ Его и объявляетъ только болѣзнь, ничего болѣе не прибавляя. И не зоветъ Врача въ домъ свой, подобно тому князю, который говорилъ: пришедъ возложи руку Твою (Матѳ. IX, 18), — или /с. 536/ тому цареву мужу, который сказалъ: сниди прежде даже не умретъ отрочищь мой (Іоан. IV, 49); но повѣдавъ о своемъ горѣ и тяжкой болѣзни дочери, обращается къ милосердію Владыки и громкимъ голосомъ вопіетъ, прося помилованія не дочери своей, но себѣ самой: помилуй мя! Какъ бы такъ говорила она: дочь моя не чувствуетъ болѣзни своей, а я терплю тысячи различныхъ мученій; я больна, я чувствую болѣзнь, я бѣснуюсь, и сознаю это. Онъ же не отвѣща ей словесе (ст. 23). Что значитъ этотъ новый и необыкновенный поступокъ Іисуса? Іудеевъ и неблагодарныхъ вводитъ, и злословящихъ призываетъ, и искушающихъ не оставляетъ, а ту, которая сама приходитъ къ Нему, проситъ Его и молитъ, которая не знала ни закона, ни пророковъ, и между тѣмъ показываетъ такое благочестіе, Онъ не удостоиваетъ даже и отвѣта. Кто бы не соблазнился о Іисусѣ, видя поступокъ такъ несогласный съ молвою о немъ? Слышно было, что Онъ самъ обходилъ селенія для того, чтобы исцѣлять больныхъ; но вотъ Онъ отвергаетъ и ту, которая сама пришла къ Нему. Кого бы не преклонили такое страданіе и такая покорность, съ какою умоляла жена о своей злостраждущей дочери? Она не почитала себя достойною благодѣянія, и пришла не съ тѣмъ, чтобы требовать должнаго; но просила оказать милость и изъявляла только свое несчастіе, — и при всемъ этомъ не удостоена отвѣта. Можетъ быть, многіе изъ слышавшихъ это соблазнились; но она не соблазнилась. {520} И что я говорю — изъ слышавшихъ? Я думаю, что и сами ученики тронулись несчастіемъ жены, смутились и опечалились. Однако, и смутившись, они не смѣли сказать Ему: окажи ей милость; но приступльше ученицы Его, моляху Его, глаголюще: отпусти ю, яко вопіетъ въ слѣдъ насъ. Такъ и мы, когда желаемъ склонить къ чему-либо другого, часто говоримъ не то, что бы хотѣли. Христосъ же отвѣчаетъ: нѣсмъ посланъ, токмо ко овцамъ погибшимъ дому Израилева (ст. 24).

2. Какъ же поступила жена? Умолкла ли она, услышавъ это? Отошла ли? Потеряла ли бодрость? Нѣтъ! Она еще болѣе усилила свои моленія. Не такъ поступаемъ мы. Если не получаемъ просимаго, то перестаемъ и просить, тогда какъ надлежало бы просить еще усерднѣе. Кого бы не привели въ недоумѣніе слова Спасителя? Довольно было и одного молчанія, чтобы привесть хананеянку въ отчаяніе; тѣмъ болѣе могъ повергнуть въ него отвѣтъ Христовъ. Видя вмѣстѣ съ собою въ недоумѣніи своихъ ходатаевъ и слыша, что просьба ея не можетъ быть исполнена, можно было потерять всякую надежду. И однако жена не потеряла ея, но, видя безсиліе своихъ ходатаевъ, вооружилась похвальною смѣлостію. Прежде она не смѣла и явиться предъ лице Господа, — сказано: вопіетъ въ слѣдъ насъ; а теперь, когда по при/с. 537/чинѣ безнадежности надлежало бы вовсе удалиться, она приступаетъ ближе и кланяется, говоря: Господи, помози ми (ст. 25). О, жена! Неужели ты имѣешь болѣе дерзновенія, болѣе мужества, нежели апостолы? Нѣтъ, — говоритъ она, — я не имѣю ни дерзновенія, ни мужества; напротивъ, я стыжусь, но употребляю дерзость вмѣсто мольбы. Можетъ быть, Онъ почтитъ мое дерзновеніе. Но что это? Или ты не слыхала, что Онъ сказалъ: нѣсмь посланъ, токмо ко овцамъ погибшимъ дому Израилева? Слышала, говоритъ она; но Онъ — Господь. Потому-то она и не сказала: попроси и помолися, но — помози ми. Что же Христосъ? Онъ и тѣмъ не удовольствовался, но еще болѣе умножаетъ ея недоумѣніе, говоря: нѣсть добро отъяти хлѣба чадомъ, и поврещи псомъ (ст. 26). Удостоивъ отвѣта, Господь своими словами еще болѣе поразилъ ее, нежели молчаніемъ. Онъ уже не ссылается на другого въ Свое оправданіе, и не говоритъ: нѣсмь посланъ; но чѣмъ болѣе усиливаетъ она свою просьбу, тѣмъ и Онъ рѣшительнѣе отказываетъ. Онъ уже не овцами называетъ іудеевъ, но чадами, а ее псомъ. Какъ же поступаетъ жена? Она въ самыхъ Его словахъ находитъ себѣ защиту. Если я песъ, говоритъ она, то значитъ не чужая. Справедливо сказалъ Христосъ: Азъ пріидохъ на судъ (Іоан. IX, 39). Жена любомудрствуетъ, показываетъ великое терпѣніе и вѣру, не смотря на свое уничиженіе; а іудеи, получая исцѣленія и почести, воздаютъ противнымъ. Я знаю, — говоритъ она, — что чадамъ необходимо давать пищу; но и мнѣ она не совсѣмъ возбранена, не смотря на то, что я подобна псу. Если мнѣ вовсе нельзя пользоваться пищею, то нельзя участвовать и въ крохахъ. Если же я могу имѣть хотя малое участіе въ ней, то мнѣ она не совсѣмъ возбранена, не смотря на то, что я подобна псу; или лучше, потому особенно я и имѣю въ ней участіе, что подобна псу. Христосъ зналъ, что она скажетъ это. Потому-то и медлилъ (оказать ей помощь); для того и отказывался даровать ей просимое, чтобы показать ея любомудріе. Если бы Онъ вовсе не хотѣлъ оказать ей помощи, то не оказалъ бы ея и послѣ этого, и не сталъ бы снова заграждать ей уста. {521} Но какъ поступилъ Онъ съ сотникомъ, сказавъ: Азъ пришедъ исцѣлю его (Матѳ. VIII, 7), чтобы мы узнали о благочестіи этого мужа и услышали отъ него слова: нѣсмь достоинъ, да подъ кровъ мой внидеши; какъ поступилъ Онъ съ кровоточивою, сказавъ: Я чухъ силу изшедшую изъ Мене (Лук. VIII, 46), чтобы чрезъ то сдѣлать извѣстною вѣру ея; какъ поступилъ съ самарянкою, чтобы показать, что она не отошла отъ Него и послѣ обличенія, — такъ поступаетъ и теперь. Онъ не хотѣлъ скрыть столь великой добродѣтели жены, и то, что говорилъ ей, говорилъ не для того, чтобы /с. 538/ укорить ее, но чтобы призвать къ Себѣ и открыть скрытое сокровище.

Но ты, вмѣстѣ съ вѣрою, познай и смиренномудріе ея. Господь назвалъ іудеевъ чадами; а она не удовольствовалась этимъ, но назвала ихъ и господами. Такъ далека она была отъ того, чтобы завидовать славѣ другихъ! И пси, — говоритъ она, — ядятъ отъ крупицъ, падающихъ отъ трапезы господей своихъ (ст. 27). Видишь ли благоразуміе жены? Она не стала противорѣчить, не завидовала похваламъ другихъ и не оскорбилась собственною обидою. Какая твердость духа! Христосъ говоритъ: нѣсть добро, — она отвѣтствуетъ: ей, Господи! Онъ называетъ іудеевъ чадами, — а она господами. Онъ называетъ ее псомъ, — а она приписываетъ себѣ и дѣйствіе свойственное псу. Видишь ли ея смиреніе? Теперь посмотри на высокомѣріе іудеевъ. Сѣмя Авраамле есмы, говорятъ они, и никомуже работахомъ николиже; мы рождены отъ Бога (Іоан. VIII, 33, 41). Не такъ поступаетъ жена. Она называетъ себя псомъ, а ихъ господами; и за это-то сдѣлалась чадомъ. Что же Христосъ? О, жено, — восклицаетъ Онъ, — велія вѣра твоя (ст. 28)! Для того, и медлилъ Онъ доселѣ оказать помощь, чтобы сказать эти слова и увѣнчать жену. Буди тебѣ, якоже хощеши, — т. е. вѣра твоя можетъ сдѣлать и больше этого, но буди тебѣ, якоже хощеши! Это восклицаніе подобно повелѣнію: да будетъ небо — и бысть. И исцѣли дщи ея отъ того часа. Видишь ли, какъ много она способствовала къ исцѣленію своей дочери? Потому-то и Христосъ не сказалъ: да исцѣлѣетъ дщерь твоя, но: велія вѣра твоя, буди тебѣ, якоже хощеши, — чтобы ты зналъ, что сказанное ею были не пустыя или льстивыя слова, а выражали великую силу вѣры. Наилучшее доказательство и свидѣтельство послѣдней заключается въ самомъ событіи, — именно дочь ея тотчасъ же исцѣлилась.

3. Замѣть, что она совершила то, въ чемъ побѣждены были и чего не могли сдѣлать апостолы. Такова сила неотступной молитвы! Богъ хочетъ, чтобы мы въ нуждахъ своихъ сами болѣе просили Его, нежели другіе ходатайствовали за насъ. Хотя апостолы и болѣе имѣли дерзновенія, но жена показала великое терпѣніе. Исполнивъ прошеніе жены, Христосъ оправдалъ Себя въ медленности предъ учениками и показалъ, что Онъ справедливо не согласился на ихъ просьбу. И прешедъ оттуду Іисусъ, пріиде на море Галилейское: и возшедъ на гору, сѣде ту. И приступиша къ Нему народи мнози, имуще съ собою хромыя, слѣпыя, бѣдныя, нѣмыя и привергоша ихъ къ ногама Іисусовыма, и исцѣли ихъ. Якоже народомъ дивитися, {522} видящимъ нѣмыя глаголюща, бѣдныя здравы, хромыя ходяща и слѣпыя видяща: и славяху Бога Израилева (ст. 29, 30). Господь иногда самъ ищетъ больныхъ, а иногда выжидаетъ, чтобъ они /с. 539/ сами приходили къ Нему, и хромыхъ возводитъ на гору. Теперь они уже не прикасаются и къ одеждѣ Его, но начинаютъ разсуждать правильнѣе: повергаются къ ногахмъ Его и обнаруживаютъ сугубую вѣру; не смотря на хромоту свою, всходятъ на гору, и ничего другого не требуютъ, кромѣ того, чтобы повергнуться къ ногамъ Его. Весьма удивительно и странно было видѣть, что тѣ, которыхъ прежде носили, теперь ходятъ сами, слѣпые не имѣютъ нужды въ руководителяхъ. Но и самое множество исцѣляющихся и легкость исцѣленія приводили въ удивленіе народъ. Знаешь ли, почему жену исцѣлилъ Онъ послѣ такого промедленія, а этихъ тотчасъ? Не потому, что они были достойнѣе ея, но потому, что она болѣе ихъ имѣла вѣры. Для того Онъ и отлагаетъ и медлитъ исцѣлить ее, чтобы показать ея твердость, а этимъ тотчасъ подаетъ даръ для того, чтобы заградить уста невѣрныхъ іудеевъ и лишить ихъ всякаго оправданія. Подлинно, кто болѣе получаетъ благодѣяній, тотъ большему подвергается и наказанію, когда бываетъ неблагодаренъ, когда и самая честь не дѣлаетъ его лучше. И богатые потому наказываются сильнѣе бѣдныхъ за свою жестокость, что они и въ изобиліи не были сострадательны.

Не говори мнѣ, что они подавали милостыню. Если они подавали менѣе, нежели сколько могли давать, то и тогда не избѣгнутъ наказанія. Милостыня цѣнится не по количеству подаваемаго, но по обилію расположенія. Если и мало подающіе будутъ наказаны, то тѣмъ болѣе тѣ, кто стяжалъ много благъ, кто созидаетъ дома въ три и четыре кровли, а алчущихъ презираетъ, кто о любостяжаніи заботится, а о милостынѣ нерадитъ. Но если ужъ зашла рѣчь о милостынѣ, то продолжимъ теперь ту бесѣду, которую я за три дня предъ тѣмъ, разсуждая о человѣколюбіи, оставилъ недоконченною. Вы помните, что тогда я, разсуждая о чрезмѣрной и суетной заботливости объ обуви и о изнѣженности юношей, перешелъ къ обличенію этихъ пороковъ отъ размышленія о милостынѣ. Что же тогда было поводомъ къ этому? Мы сказали, что милостыня есть искусство, котораго училище находится на небесахъ, а учитель не человѣкъ, но Богъ. Потомъ, изслѣдуя, что можно назвать искусствомъ и чего нельзя, перешли къ занятіямъ суетнымъ и искусствамъ вреднымъ, между которыми упомянули и объ искусствѣ дѣлать обувь. Вспомнили ли? Итакъ, займемтесь и теперь тѣмъ, о чемъ говорили тогда, и покажемъ, почему милостыня есть искусство, и притомъ лучшее всѣхъ искусствъ. Если дѣло искусства состоитъ въ томъ, чтобы доставлять какую-либо пользу, а полезнѣе милостыни нѣтъ ничего, то очевидно, что она есть искусство, — и притомъ лучшее /с. 540/ всѣхъ искусствъ. Она не обувь намъ дѣлаетъ, не одежду доставляетъ, не домы бренные созидаетъ, но жизнь вѣчную уготовляетъ, изъ рукъ смерти похищаетъ, и въ той, и въ другой жизни прославляетъ, и созидаетъ намъ жилище и вѣчные чертоги на небесахъ. Она не даетъ погасать нашимъ свѣтильникамъ, ни являться намъ на бракъ въ нечистыхъ одеждахъ, но омываетъ ихъ и дѣлаетъ чище снѣга: аще бо будутъ грѣси ваши яко багряное, яко снѣгъ убѣлю (Ис. I, 18); {523} она не попускаетъ намъ впасть туда, гдѣ находится (евангельскій) богачъ и слышать страшные глаголы, но ведетъ насъ на лоно Авраама. Каждое изъ искусствъ житейскихъ доставляетъ одну какую-нибудь пользу, — такъ земледѣліе питаетъ, искусство ткать одѣваетъ; а вѣрнѣе сказать и такой пользы ни одно изъ нихъ само по себѣ, безъ помощи другого, не можетъ намъ доставить.

4. Если хотите, то разсмотримъ, во-первыхъ, земледѣліе. Земледѣлецъ никакъ не могъ бы заниматься своимъ искусствомъ, если бы кузнецъ не доставлялъ ему заступа, сошника, серпа, топора и много другихъ орудій, нужныхъ для земледѣлія; если бы плотникъ не сдѣлалъ для него плуга, не приготовилъ ярма и молотильной телѣги, кожевникъ — ремней, и опять плотникъ не построилъ стойлъ для пашущихъ воловъ и жилищъ для самихъ пахарей; если бы дровосѣкъ не рубилъ дровъ и, наконецъ, если бы не было людей, умѣющихъ печь хлѣбы. Равнымъ образомъ занимающіеся искусствомъ тканья, при отправленіи работъ своихъ, призываютъ къ себѣ на помощь многія искусства, и если не получатъ ея, то не могутъ производить работъ своихъ. И вообще каждое искусство имѣетъ нужду въ другомъ. Одна только благотворительность ничего другого не требуетъ, кромѣ одного расположенія. Если ты скажешь: она требуетъ имущества, домовъ, обуви, то прочти слова Христа, сказанныя Имъ о вдовицѣ, и отложи такого рода заботу. Хотя бы ты былъ весьма бѣденъ, бѣднѣе даже тѣхъ, которые у тебя просятъ, — все же, если ты ввергнешь двѣ лепты, то ты все совершилъ; хотя бы ты далъ кусокъ хлѣба, не имѣя у себя ничего, кромѣ него, — ты все исполнилъ. Итакъ, посвятимъ себя этой наукѣ и искусству, и будемъ упражняться въ немъ. Знать его — лучше, нежели быть царемъ и украшаться діадемою. Преимущество его состоитъ не въ томъ только, что оно не имѣетъ нужды ни въ какой посторонней помощи, но и въ томъ, что оно совершаетъ многія и самыя различныя дѣла. Оно созидаетъ вѣчныя жилища на небесахъ, научаетъ почитателей своихъ избѣгать вѣчной смерти; оно даруетъ тебѣ сокровища неистощимыя, которыя не могутъ потерпѣть вреда ни отъ воровъ, ни отъ червей, ни отъ тлѣнія, /с. 541/ ни отъ времени. Если бы кто-нибудь научилъ тебя сберегать только хлѣбъ, то чего бы ты не далъ, чтобы научиться сохранять его безъ вреда въ продолженіе нѣсколькихъ лѣтъ? Но вотъ благотворительность научаетъ тебя безвредно сберегать не только хлѣбъ, но и все: и имущество, и душу, и тѣло. Но что подробно перечислять всѣ выгоды, доставляемыя этимъ искусствомъ? Оно научаетъ тебя тому, какъ можешь ты уподобиться Богу, а это есть первое изъ всѣхъ благъ. Теперь видишь ли, что милосердіе совершаетъ не одно только дѣйствіе, но многія? Не требуя помощи отъ другихъ искусствъ, оно созидаетъ домы, приготовляетъ одежды, доставляетъ неиждиваемыя сокровища, дѣлаетъ побѣдителями смерти, одолѣваетъ діавола, уподобляетъ Богу. Итакъ, что можетъ быть полезнѣе этого искусства? Кромѣ того, другія искусства окончиваются вмѣстѣ съ настоящею жизнію, не дѣйствуютъ во время болѣзни художниковъ и имѣютъ дѣйствія преходящія, требуютъ труда и многаго времени и другихъ безчисленныхъ принадлежностей. А милостыня по скончаніи міра еще яснѣе открывается, по смерти человѣка наиболѣе просіяваетъ и обнаруживаетъ свои дѣйствія, {524} и не требуетъ ни времени, ни труда, ни чего-либо другого труднаго. Она дѣйствуетъ и во время болѣзни твоей, и въ старости, сопутствуетъ тебѣ въ жизнь будущую и никогда тебя не оставляетъ. Она дѣлаетъ тебя сильнѣе мудрецовъ и ораторовъ; люди знаменитые по своей мудрости и ораторству имѣютъ у себя многихъ завистниковъ, а за тѣхъ, которые прославили себя милосердіемъ, безчисленное множество людей приносятъ молитвы. Тѣ предстоятъ предъ судомъ человѣческимъ, защищая обиженныхъ, а часто и обижающихъ; а милостыня предстоитъ предъ судомъ Христа, и не только защищаетъ, но и самого Судію преклоняетъ защищать подсудимаго и произнести милостивый приговоръ о немъ. Хотя бы онъ былъ виновенъ въ безчисленныхъ согрѣшеніяхъ, — она вѣнчаетъ его и провозглашаетъ побѣдителемъ; дадите, сказано, милостыню и вся чиста будутъ (Лук. XI, 41). И что я говорю о будущей жизни? И въ настоящей, — спросите кого угодно изъ людей, — чего они желаютъ болѣе: того ли, чтобы между ними было много мудрецовъ и ораторовъ, или людей милосердыхъ и человѣколюбивыхъ? И вы услышите, что они изберутъ послѣднее. И весьма справедливо. Отъ уничтоженія краснорѣчія жизнь нисколько не потерпитъ вреда; она и до него долгое время существовала. Но если уничтожится милосердіе, то все погибнетъ и истребится. Какъ на морѣ нельзя плыть далѣе береговъ, такъ и земная жизнь не можетъ стоять безъ милосердія, снисхожденія и человѣколюбія.

5. Вотъ почему Богъ не только разуму предоставилъ побуж/с. 542/дать насъ къ милосердію, но во многихъ случаяхъ самой природѣ нашей даровалъ власть преклонять насъ къ послѣднему. Такъ отцы и матери оказываютъ милосердіе дѣтямъ, а дѣти родителямъ; и то бываетъ не только у людей, но и у всѣхъ безсловесныхъ. Такъ братъ оказываетъ милосердіе брату, родственникъ — родственнику, ближній — ближнему, человѣкъ — человѣку. Мы по самой природѣ имѣемъ нѣкоторую наклонность къ милосердію. Потому-то мы и скорбимъ объ обиженныхъ, болѣзнуемъ смотря на убиваемыхъ, плачемъ при взглядѣ на плачущихъ. Богъ весьма желаетъ, чтобы мы исполняли дѣла милосердія, потому и повелѣлъ природѣ сильнѣе побуждать насъ къ нимъ, показывая тѣмъ, что Ему весьма любезно милосердіе. Итакъ, помышляя объ этомъ, пойдемъ сами и поведемъ дѣтей и ближнихъ нашихъ въ училище милосердія. Человѣкъ всего болѣе долженъ учиться милосердію, потому что оно-то и дѣлаетъ его человѣкомъ. Велика вещь человѣкъ, и драгая мужъ, творяй милость (Притч. XX, 6). Кто не имѣетъ милосердія, тотъ перестаетъ быть и человѣкомъ. Оно дѣлаетъ мудрыми. И чему дивишься ты, что милосердіе служитъ отличительнымъ признакомъ человѣчества? Оно есть признакъ божества. Будите милосерды, говорится, якоже Отецъ вашъ (Лук. VI, 36). Итакъ, по всѣмъ этимъ причинамъ научимся быть милосердыми, а особенно потому, что мы и сами имѣемъ великую нужду въ милосердіи. И не будемъ почитать даже жизнію время, проведенное безъ милосердія. Я говорю о милосердіи, чуждомъ всякаго любостяжанія. Если человѣкъ, довольствующійся своимъ состояніемъ и не дающій ничего другому, не есть милосердъ, то можетъ ли назваться милосердымъ тотъ, кто похищаетъ чужое, хотя бы онъ дѣлалъ безчисленныя подаянія? Если наслаждаться одному своими благами безчеловѣчно, то еще болѣе отнимать ихъ у другихъ. Если люди не причинившіе никакой обиды другимъ подвергаются наказанію только за то, что не раздѣляли съ ними своего имущества, то еще болѣе подвергнутся тѣ, которые похищали чужое. Не оправдывай себя тѣмъ, что, причиняя вредъ одному, ты оказываешь милость другому. Такъ поступать несправедливо. Тебѣ должно оказывать милость тому; кого ты обидѣлъ; а ты, нанося раны однимъ, врачуешь тѣхъ, которымъ не причинилъ никакихъ ранъ, тогда какъ должно бы врачевать ихъ, или лучше, не должно бы совсѣмъ и наносить. {525-526} Человѣколюбивъ не тотъ, кто самъ поражаетъ и исцѣляетъ пораженныхъ имъ, но тотъ, кто врачуетъ раны, нанесенныя другими. Итакъ, врачуй тѣ раны, которыя ты самъ нанесъ, а не тѣ, которыя другими причинены; или лучше, не поражай и не низлагай другого, — это значило бы издѣваться надъ /с. 543/ другими, — но возставляй пораженныхъ. Уврачевать милостыней въ соотвѣтствующей мѣрѣ то зло, которое нанесено любостяжаніемъ, невозможно. Если ты отнялъ у кого оболъ, то тебѣ мало уже обола, чтобы посредствомъ милостыни залѣчить рану, нанесенную любостяжаніемъ, но потребенъ талантъ. Вотъ почему пойманный воръ возвращаетъ вчетверо больше похищеннаго имъ. Но хищникъ хуже вора. Если же воръ долженъ возвращать вчетверо болѣе украденнаго имъ, то хищникъ вдесятеро, или еще болѣе; хорошо, если и при этомъ условіи сможетъ онъ получить отпущепіе въ своей неправдѣ: плода же милостыни онъ и тогда не получитъ. Потому-то Закхей и сказалъ: аще кого чимъ обидѣхъ, возвращу четверицею; и: полъ имѣнія моего дамъ нищимъ (Лук. XIX, 8). Если же во время закона должно было вознаграждать вчетверо, то тѣмъ болѣе въ царствѣ благодати. Если воръ обязанъ это сдѣлать, то тѣмъ болѣе хищникъ; этотъ послѣдній, кромѣ убытка, причиняетъ еще обиду, такъ что хотя бы ты далъ во сто кратъ больше, и тогда не вознаградишь всего. Видишь ли, что я не напрасно сказалъ, что если ты похитишь оболъ, а отдашь талантъ, то и тогда едва вознаградишь? Если же, и поступая такимъ образомъ, ты едва можешь вознаградить вредъ другого, то когда ты поступишь наоборотъ, т. е., похитивъ все имущество у ближняго, раздашь только малую часть его, и притомъ не тѣмъ, у кого похитилъ, а другимъ, — какое ты будешь имѣть тогда оправданіе? Какое прощеніе? Какую надежду спасенія? Хочешь ли знать, сколь великое зло дѣлаетъ тотъ, кто оказываетъ такое милосердіе? Послушай, что говоритъ Писаніе: яко убиваяй чадо предъ отцемъ его, тако приносяй жертву отъ имѣнія нищихъ (Сир. XXXIV, 20). Итакъ, прежде нежели выйдемъ изъ храма этого, начертаемъ эту угрозу въ умѣ нашемъ; напишемъ ее на стѣнахъ, на рукахъ, въ совѣсти и вездѣ, чтобы по крайней мѣрѣ страхъ, усилившись въ умѣ нашемъ, удерживалъ руки наши отъ ежедневныхъ убійствъ. Хищеніе хуже убійства, поскольку оно медленно убиваетъ бѣднаго. Чтобы намъ освободиться отъ этой болѣзни, будемъ размышлять о большемъ и сами съ собою, и съ другими. Такимъ образомъ мы и къ милосердію будемъ болѣе склонны, и получимъ славныя награды, даруемыя за него, и удостоимся вѣчныхъ благъ благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава со Отцемъ и Святымъ Духомъ, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Іоанна Златоуста, архіепископа Константинопольскаго, въ русскомъ переводѣ. Томъ седьмой: Въ двухъ книгахъ. Книга вторая. — СПб: Изданіе С.-Петербургской Духовной Академіи, 1901. — С. 534-543.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.