Церковный календарь
Новости


2018-08-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 4-я (1991)
2018-08-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 42-е (16 ноября 1917 г.)
2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 17 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

Свт. Іоаннъ Златоустъ (†407 г.)

Свт. Іоаннъ Златоустъ, архіеп. Константинопольскій, одинъ изъ величайшихъ отцовъ Православной Церкви, вселенскій учитель. Родился въ Антіохіи въ 347 г. отъ знатныхъ и благочестивыхъ родителей Секунда и Анѳусы. Рано лишившись отца, воспитывался подъ руководствомъ своей глубоко религіозной матери. Юношею слушалъ уроки знаменитаго оратора Ливанія и философа Андрагаѳія. Ставъ адвокатомъ, теряетъ интересъ къ міру и принимаетъ крещеніе у свт. Мелетія, еп. Антіохійскаго, который въ 370 г. опредѣляетъ его въ клиръ на должность чтеца. По смерти матери св. Іоаннъ раздаетъ имѣніе бѣднымъ, отпускаетъ рабовъ и удаляется на 6 лѣтъ въ пустыню. Въ 381 г. свт. Мелетій рукополагаетъ его въ діакона, а въ 386 г. еп. Флавіанъ — во пресвитера. Ставъ священникомъ, св. Іоаннъ широко развиваетъ благотворительную дѣятельность въ Антіохіи и произноситъ свои замѣчательныя проповѣди, за которыя и получаетъ имя «Златоуста». Въ 397 г. возводится, противъ своего желанія, на Константинопольскую каѳедру. Ставъ патріархомъ, св. Іоаннъ совершаетъ длинныя богослуженія, не устраиваетъ пріемовъ, не дорожитъ дружбой съ «сильными міра сего», заступается за обиженныхъ и обличаетъ многочисленные пороки жителей столицы. Обличенія роскоши и суетности столичныхъ дамъ императрица Евдоксія приняла за личное оскорбленіе. Наконецъ былъ составленъ соборъ изъ личныхъ враговъ Іоанна Златоуста, который осудилъ его. Въ 404 г. онъ былъ сосланъ въ Арменію (въ г. Кукузъ), а затѣмъ въ Абхазію. Скончался въ Команахъ въ 407 г. со словами: «Слава Богу за все!» Свт. Іоаннъ является авторомъ ок. 5.000 богословскихъ твореній экзегетическаго, нравственнаго, полемическаго, пастырелогическаго и литургическаго характера. Его толкованія признаны классическими въ христіанской литературѣ, а проповѣди представляютъ собою ясное и простое изложеніе христіанскаго нравоученія. Память свт. Іоанна Златоуста — 13 (26) ноября, 27 января (9 февраля) и 30 января (12 февраля).

Творенія свт. Іоанна Златоуста

Святителя Іоанна Златоуста
«СЛОВА О СВЯЩЕНСТВѢ», «БЕСѢДА ПО РУКОПОЛОЖЕНІИ ВО ПРЕСВИТЕРА» И «БЕСѢДЫ О ПОКАЯНІИ».

«БЕСѢДА ПО РУКОПОЛОЖЕНІИ ВО ПРЕСВИТЕРА».

Произнесена св. Іоанномъ въ Антіохіи по рукоположеніи его во пресвитера Флавіаномъ, епископомъ антіохійскимъ, въ началѣ 886 г. по Р. Х. Въ заглавіи называется первою, т. е. изъ всѣхъ произнесенныхъ съ церковной каѳедры, бесѣдою «о себѣ, и объ епископѣ, и о множествѣ народа».

*     *     *

1. Неужели истинно то, что случилось со мною? Дѣйствительно ли совершилось то, что совершилось, и я не обманываюсь? Неужели настоящее не ночь и сновидѣніе, но дѣйствительно день, и мы всѣ бодрствуемъ? Кто повѣрилъ бы тому, что днемъ, когда люди не спали и бодрствовали, смиренный и презрѣнный юноша вознесенъ на такую высоту власти? Ночью нисколько не странно бы этому случиться. Тогда иные, уродливые тѣломъ и не имѣющіе даже необходимой пищи, уснувши, видали себя стройными и красивыми и наслаждающимися царскою трапезою, но эти представленія были — сонъ и обманъ сновидѣній. Таково свойство сновидѣній: они изобрѣтательны и причудливы и потѣшаются странными забавами. Но днемъ и на самомъ дѣлѣ никто не увидитъ этого такъ легко случившимся. А нынѣ случилось, сбылось и свершилось, какъ видите, все такое, что невѣроятнѣе сновидѣній: и городъ, столь великій и многолюдный, и народъ чудный и великій устремился къ моему смиренію, какъ бы надѣясь услышать отъ меня что-либо великое и важное. Но, хотя бы я текъ подобно рѣкамъ неизсякающимъ, и въ устахъ моихъ содержались источники рѣчей, и тогда, при такомъ множествѣ стекшихся для слушанія, потокъ, отъ страха, тотчасъ остановился бы у меня и устремилъ воды свои назадъ; а когда я не имѣю не только рѣкъ и источниковъ, но и скудной капли, то /с. 88/ какъ не опасаться, чтобы и этотъ малый потокъ не изсякъ, засохши отъ страха, и чтобы не было того же, что обыкновенно случается съ тѣлами? Что же бываетъ съ тѣлами? Часто держа въ рукѣ много вещей и сжимая ихъ своими пальцами, мы испугавшись роняемъ все, отъ разслабленія нашихъ нервовъ и упадка тѣлесныхъ силъ. Это же, боюсь, не случилось бы сегодня и съ моею душею, и съ великимъ трудомъ собранныя мною для васъ мысли, хотя малыя и скудныя, отъ страха пришедши въ забвеніе, не исчезли бы и не улетѣли бы, оставивъ умъ мой пустымъ. Поэтому прошу всѣхъ васъ вообще, начальствующихъ и подчиненныхъ, чтобы вы, сколько навели на меня страха прибытіемъ для слушанія, столько же вдохнули въ меня смѣлости усердіемъ въ молитвахъ, и умолили Дающаго глаголъ благовѣствующимъ силою многою (Пс. LXVII; 12) дать и мнѣ слово во отверзеніе устъ (Еф. VI, 19). Для васъ столь многихъ и великихъ, конечно не трудно опять укрѣпить разслабленную страхомъ душу одного юноши; и справедливо было бы, если бы вы исполнили эту просьбу мою, такъ какъ для васъ же я рѣшился принять этотъ жребій, для васъ и вашей любви, которой нѣтъ ничего сильнѣе и властительнѣе, которая и меня, не очень опытнаго въ краснорѣчіи, убѣдила говорить и заставила выйти на поприще ученія, хотя я никогда прежде не выступалъ на такое поприще, но всегда былъ въ ряду слушателей и наслаждался спокойнымъ молчаніемъ. Но кто такъ суровъ и необщителенъ, что пройдетъ молчаніемъ ваше собраніе, и, нашедши пламенно желающихъ слушать, не скажетъ имъ ничего, хотя бы онъ былъ безгласнѣе всѣхъ людей? Итакъ, намѣреваясь въ первый разъ говорить въ церкви, я хотѣлъ начатки вступленія посвятить Богу, давшему намъ этотъ языкъ; такъ бы и слѣдовало; потому что не только начатки гумна и точила, но и начатки словъ надлежитъ посвящать Слову, даже начатки словъ гораздо болѣе, нежели начатки сноповъ. Притомъ, этотъ плодъ и намъ свойственнѣе, и самому чтимому Богу пріятнѣе. Грозды и колосья произращаютъ нѣдра земли, питаютъ потоки дождей и обработываютъ руки земледѣльцевъ: а священную пѣснь рождаетъ благочестіе души, воспитываетъ добрая совѣсть, и въ сокровищницы небесныя принимаетъ Богъ. Но насколько душа лучше земли, настолько и это произрастеніе лучше того. Посему и нѣкто изъ пророковъ, мужъ чудный и великій, — Осія имя ему, — внушаетъ оскорбившимъ Бога и желающимъ умилостивить Его, чтобы они приносили въ жертву не стада воловъ и не муки столько-то и столько-то мѣръ, не горлицу и голубя и не что-либо другое подобное, но что? Возмите, говоритъ, съ собою словеса (Ос. XIV, 3). Что за жертва слово?, — можетъ быть, ска/с. 89/жетъ кто-нибудь. Величайшая, возлюбленный, и драгоцѣннѣйшая, и лучшая всѣхъ другихъ. Кто говоритъ это? Тотъ, кто вѣрно и лучше всѣхъ знаетъ это, доблестный и великій Давидъ. Принося нѣкогда благодарственную жертву за побѣду, одержанную на войнѣ, онъ такъ говорилъ: восхвалю имя Бога моего съ пѣснію: возвеличу Его во хваленіи (Пс. LXVIII, 31). Потомъ, показывая намъ превосходство этой жертвы, присовокупилъ: и угодно будетъ Богу паче тельца юна, роги износяща и познокти (ст. 32). Такъ, хотѣлъ и я сегодня принести эти жертвы и обагрить кровію этихъ приношеній духовный жертвенникъ; но что мнѣ дѣлать? Одинъ премудрый мужъ заграждаетъ мнѣ уста и устрашаетъ меня словами: не красна похвала во устѣхъ грѣшника (Сир. XV, 9). Какъ въ вѣнкахъ должны быть чисты не только цвѣты, но и свивающая ихъ рука; такъ и въ священныхъ пѣсняхъ должны быть благочестивы не только слова, но и сплетающая ихъ душа. А у меня она не чиста, не имѣетъ дерзновенія и исполнена многихъ грѣховъ. Но людямъ такого свойства заграждаетъ уста не только этотъ законъ, но и другой, древнѣйшій и прежде него постановленный. И этотъ законъ ввелъ, сейчасъ бесѣдовавшій съ нами о жертвахъ, Давидъ; ибо сказавъ: хвалите Господа съ небесъ, хвалите Его въ вышнихъ, и немного послѣ еще сказавъ: хвалите Господа отъ земли (Пс. CXLVIII, 1, 7), и призвавъ ту и другую тварь, горнюю и дольнюю, чувственную и умственную, видимую и невидимую, находящуюся выше неба и подъ небомъ, и изъ той и другой составивъ одинъ хоръ, и такъ повелѣвъ хвалить Царя всѣхъ, онъ нигдѣ не призывалъ грѣшника, но и здѣсь затворилъ предъ нимъ двери.

2. А чтобы слова мои были яснѣе для васъ, я прочитаю вамъ сначала самый псаломъ. Хвалите Господа съ небесъ, говоритъ онъ, хвалите Его въ вышнихъ: хвалите Его вси Ангели Его, хвалите Его вся Силы Его (ст. 1, 2). Видишь ли хвалящихъ ангеловъ, видишь ли архангеловъ, видишь ли херувимовъ и серафимовъ, — эти вышнія силы? Ибо, когда онъ говоритъ: вся Силы Его, то разумѣетъ весь горній сонмъ. Но видишь ли здѣсь грѣшника? Какъ же, скажешь, можно ему явиться на небѣ? Пойдемъ же, сведемъ тебя на землю, переставивъ въ другую часть хора; и здѣсь опять не увидишь его. Хвалите Господа отъ земли, зміеве и вся бездны: звѣріе и вси скоти, гади и птицы пернаты (ст. 7. 10). Не напрасно и не безъ причины при этихъ словахъ я замолчалъ; смутились мысли въ умѣ моемъ и пришлось горько заплакать и тяжко вздохнуть. Что можетъ быть, скажи мнѣ, достойнѣе жалости? Скорпіоны, и змѣи, и драконы призываются къ хваленію Создавшаго ихъ; одинъ грѣшникъ исключается изъ этого /с. 90/ священнаго хора; и справедливо. Грѣхъ есть злой и свирѣпый звѣрь, не только выказывающій злость къ сослужебнымъ ему существамъ, но изливающій ядъ злобы и на славу Господню: васъ ради, говоритъ Господь, имя мое хулится во языцѣхъ (Ис. LII, 5, Римл. II, 24). Посему пророкъ и изгналъ грѣшника изъ вселенной, какъ бы изъ священнаго отечества, и отправилъ въ ссылку. Такъ и отличный музыкантъ отсѣкаетъ отъ стройной киѳары разногласящую струну, чтобы она не разстроивала согласія прочихъ звуковъ; такъ и искусный врачъ отсѣкаетъ загнившійся членъ, чтобы зараза отъ него не перешла на прочіе здоровые члены. Такъ сдѣлалъ и пророкъ, отсѣкши грѣшника отъ цѣлаго тѣла тварей какъ бы разногласящую струну и какъ бы загнившій членъ. Что же мнѣ дѣлать? Такъ какъ я отринутъ и отсѣченъ, то, конечно, надобно молчать. Итакъ, скажите, ужели замолчать мнѣ? Ужели никто не разрѣшитъ мнѣ восхвалить нашего Владыку, и я напрасно просилъ вашихъ молитвъ, напрасно прибѣгалъ къ вашему покровительству? Нѣтъ, не напрасно. Я нашелъ, нашелъ и другой способъ славословія, по вашимъ же молитвамъ, которыя среди этого недоумѣнія заблистали, какъ молніи во мракѣ; я буду хвалить сослужителей. Можно хвалить и сослужителей; а когда они будутъ хвалимы, то прославленіе, конечно, перейдетъ и на Владыку. А что онъ и такимъ образомъ прославляется, это показываетъ Самъ Христосъ въ словахъ: да просвѣтится свѣтъ вашъ предъ человѣки, яко да видятъ ваша добрая дѣла, и прославятъ Отца вашего, иже на небесѣхъ (Матѳ. V, 16). Вотъ и другой способъ славословія, который можно и грѣшнику употребить и не нарушить закона.

3. Итакъ кого, кого изъ сослушателей восхвалить мнѣ. Кого же другого, какъ не общаго учителя отечества [1], а чрезъ отечество и всей вселенной? Какъ онъ васъ научилъ стоять за истину до смерти, такъ вы другихъ людей научили скорѣе разставаться съ жизнію, нежели съ благочестіемъ. Хотите ли, сплетемъ ему изъ этого вѣнцы похвалъ? Хотѣлъ бы и я; но вижу неизмѣримую бездну подвиговъ, и боюсь, чтобы слово, опустившись въ глубину, не оказалось безсильнымъ возвратиться наверхъ. Нужно было бы исчислить древніе подвиги, — путешествія, бдѣнія, заботы, совѣты, борьбы, трофеи за трофеями и побѣдами, дѣянія, превосходящія не только мой, но и всякій человѣческій языкъ, требующія апостольскаго голоса, движимаго Духомъ, который можетъ о всемъ сказать и научить. Но, минуя эту область, обратимся къ другой, болѣе безопасной, которую можно переплыть и на ма/с. 91/лой ладьѣ. Поведемъ рѣчь о воздержаніи и скажемъ, какъ онъ поработилъ чрево, какъ презрѣлъ роскошь, какъ отвергъ богатую трапезу, и притомъ бывъ воспитанъ въ знатномъ домѣ. Нисколько неудивительно, когда къ такой убогой и суровой жизни приступаетъ жившій въ бѣдности; онъ имѣетъ въ самой бѣдности спутницу и сообщницу, ежедневно облегчающую ему это бремя; но кто владѣлъ богатствомъ, тому нелегко вырваться изъ оковъ его; такое множество недуговъ объемлетъ его душу, т. е. страстей, которыя какъ-бы густое и темное облако, заграждая взоры ума, не попускаютъ взирать на небо, но заставляютъ преклоняться внизъ и смотрѣть въ землю. Нѣтъ, нѣтъ ничего другого, чтó столь препятствовало бы шествію на небеса, какъ богатство и происходящія отъ богатства бѣды. Не мое это слово, но приговоръ, произнесенный Самимъ Христомъ, Который сказалъ: удобѣе есть вельбуду сквозѣ иглины ушы проити, неже богату въ царствіе небесное (Матѳ. XIX, 23, 24). Но вотъ это неудобное, а лучше сказать, невозможное стало возможнымъ; и о чемъ нѣкогда Петръ недоумѣвалъ предъ Учителемъ и хотѣлъ узнать, это мы всѣ познали на самомъ дѣлѣ, и даже болѣе того; ибо этотъ мужъ не только самъ восшелъ на небо, но и вводитъ туда столько народа, хотя имѣлъ кромѣ богатства и другія, не меньшія препятствія, — молодость и преждевременное сиротство, которыя еще болѣе могутъ омрачить всякую человѣческую душу: такое имѣютъ они обаяніе, такую представляютъ отраву! Онъ же и надъ ними восторжествовалъ, и устремился къ небесамъ, и прилѣпился къ тамошнему любомудрію, не подумалъ о блескѣ настоящей жизни и не посмотрѣлъ на знаменитость предковъ, а лучше сказать посмотрѣлъ на знаменитость предковъ, — не тѣхъ, которые связаны съ нимъ по естественной необходимости, но тѣхъ, которые близки къ нему по благочестивому настроенію. Посему онъ и сдѣлался такимъ. Онъ посмотрѣлъ на патріарха Авраама, посмотрѣлъ на великаго Моисея, который былъ воспитанъ въ царскомъ домѣ, наслаждался роскошною трапезою и вращался среди шума египетскаго (а вы знаете, каковы варвары, какой исполнены они гордости и тщеславія), но, пренебрегши всѣмъ этимъ, добровольно перешелъ къ глинѣ и плинѳодѣланію, — царь и сынъ царскій пожелалъ быть въ числѣ рабовъ и плѣнниковъ. Поэтому онъ и возвратился въ блистательнѣйшемъ видѣ, нежели какой прежде имѣлъ и отвергъ. Послѣ бѣгства и служенія у тестя и послѣ бѣдствій на чужбинѣ, онъ возвратился властителемъ царя, или лучше, богомъ царя: дахъ тя, говоритъ Господь, бога фараону (Исх. VII, 1). И былъ онъ славнѣе царя, не имѣя діадимы, не облекаясь въ багряницу и не выѣзжая на золотой колесницѣ, /с. 92/ но поправъ всю эту пышность; ибо вся слава, говорится (въ Писаніи), дщере царевы внутрь (Пс. XLIV, 14). Онъ возвратился со скипетромъ, которымъ повелѣвалъ не только людямъ, но небу, и землѣ, и морю, и естеству воздуха и воды, озерамъ, источникамъ и рѣкамъ; ибо стихіи дѣлались всѣмъ тѣмъ, чего хотѣлъ Моисей; въ рукахъ его тварь преобразовывалась, и, какъ бы какая покорная рабыня, увидѣвшая пришедшаго друга своего господина, во всемъ слушалась и повиновалась ему, какъ самому Владыкѣ. На него взирая и этотъ мужъ сдѣлался такимъ, и притомъ будучи юнымъ, если только онъ былъ когда-либо юнымъ; я не вѣрю этому; — такой старческій умъ былъ у него отъ самыхъ пеленъ. Но и будучи юнымъ по возрасту онъ объялъ все любомудріе и познавъ, что наша природа подобна полю, заросшему лѣсомъ, легко отсѣкалъ душевные недуги словомъ благочестія, какъ бы какимъ серпомъ, представляя земледѣльцу чистую ниву для посѣва сѣмянъ, и, принимая всѣ эти сѣмена, внѣдрялъ ихъ въ глубину, чтобы они, укоренившись снизу, не страдали отъ жара солнечныхъ лучей и не были подавляемы терніемъ. Такъ онъ воздѣлывалъ свою душу, а похотѣнія плоти укрощалъ врачевствами воздержанія, возлагая на тѣло, какъ бы на какого непослушнаго коня, узду поста, и до того сдерживалъ его, что самыя уста похотей обагрялъ кровію, съ надлежащею впрочемъ умѣренностію; ибо и не напрягалъ тѣла слишкомъ сильно, чтобы связанный путами конь не оказался негоднымъ ему для службы, и не попускалъ ему впасть въ чрезмѣрную тучность, чтобы оно, сдѣлавшись слишкомъ плотянымъ, не возстало на правящій имъ умъ, но заботился вмѣстѣ и о здоровьи его и о благопристойности. И не въ юности только онъ былъ такимъ, но, и миновавъ этотъ возрастъ, не прекратилъ такой заботливости; напротивъ и теперь, когда находится въ старости, какъ бы въ тихой пристани, продолжаетъ соблюдать туже попечительность. Подлинно юность, возлюбленные, подобна яростному морю, исполненному свирѣпыхъ волнъ и бурныхъ вѣтровъ; а сѣдина вводитъ души состарѣвшихся какъ бы въ безмятежную пристань, предоставляя имъ наслаждаться свойственною этому возрасту безопасностію. Ею наслаждаясь теперь и находясь, какъ я выше сказалъ, въ пристани, этотъ мужъ не менѣе того безпокоится и о тѣхъ, которые обуреваются среди моря; такой боязни онъ научился у Павла, который и послѣ того, какъ восходилъ на небо и, перешедши слѣдующее за нимъ, достигалъ даже до третьяго неба, говорилъ: боюсь, да не како, инымъ проповѣдуя, самъ неключимъ буду (1 Кор. IX, 27). Посему и этотъ мужъ держитъ себя въ постоянномъ страхѣ, чтобы постоянно быть въ безопасномъ состояніи, и сидитъ при /с. 93/ кормилѣ, наблюдая не восхожденія звѣздъ, не подводные камни и скалы, но нападенія демоновъ и козни діавола, и возстанія помысловъ, и, обходя вокругъ своего воинства, соблюдаетъ всѣхъ въ безопасности. Онъ не только смотритъ за тѣмъ, чтобы ладья не потонула, но принимаетъ всѣ мѣры къ тому, чтобы и никто изъ плывущихъ не испыталъ какого-нибудь безпокойства. Благодаря ему и его мудрости мы всѣ и плывемъ благополучно, распустивъ вполнѣ паруса корабля.

4. Когда мы потеряли прежняго отца [2], который родилъ намъ и этого, то наше положеніе было затруднительно. Поэтому и плакали мы горько, какъ бы не надѣясь, что этотъ престолъ получитъ другого такого мужа. Но когда явился этотъ мужъ и сталъ посреди, то разогналъ все наше уныніе, какъ облако, и разсѣялъ всѣ печали, прекративъ нашъ плачъ, не постепенно, а вдругъ такъ, какъ будто бы тотъ блаженный самъ, вставши изъ гроба, опять взошелъ на этотъ престолъ. Впрочемъ, увлекшись подвигами нашего отца, я незамѣтно продолжилъ бесѣду сверхъ мѣры, не сверхъ мѣры его подвиговъ, — о нихъ я еще и не начиналъ говорить, — но сверхъ мѣры, какая прилична моей юности. Остановимъ же бесѣду, какъ бы въ пристани, молчаніемъ. Хотя она не хочетъ остановиться, а съ ропотомъ и негодованіемъ желаетъ вполнѣ насладиться цвѣтами (краснорѣчія); но, дѣти, это невозможно. Перестанемъ же гнаться за недостижимымъ; для нашего утѣшенія довольно и сказаннаго. Такъ бываетъ и съ драгоцѣнными мастями: онѣ не только тогда, когда кто-либо прольетъ ихъ изъ сосуда, но и когда пальцами коснется крайней поверхности его, растворяются въ воздухѣ и всѣхъ присутствующихъ обдаютъ благоуханіемъ; тоже произошло и теперь не силою моихъ словъ, но доблестію подвиговъ этого мужа. Отойдемъ же, отойдемъ, обратившись къ молитвамъ: помолимся о томъ, чтобы общая наша матерь (церковь) пребывала непоколебимою и неподвижною, и чтобы этотъ отецъ, учитель, пастырь, кормчій, жилъ долгія лѣта. Если вы удостоиваете какого-нибудь вниманія и меня (ибо я не осмѣливаюсь ставить себя на ряду со священниками, какъ изверговъ нельзя считать на-равнѣ съ совершенно-рожденными), — если вы вообще удостоиваете какого-нибудь вниманія и меня, хотя бы какъ нѣкоего изверга (1 Кор. XV, 8), то помолитесь о ниспосланіи мнѣ великой помощи свыше. Я нуждался въ защитѣ и прежде, когда жилъ самъ по себѣ покойною жизнію; когда же я выведенъ на средину, — не говорю какъ, человѣческимъ ли содѣй/с. 94/ствіемъ или Божественною благодатію; не разсуждаю съ вами объ этомъ, чтобы не сказалъ кто-нибудь, будто говорю притворно, — но когда я выведенъ и принялъ на себя это крѣпкое и тяжкое иго, то мнѣ нужно много рукъ помощи, нужны безчисленныя молитвы, чтобы я могъ въ цѣлости возвратить залогъ давшему его Владыкѣ въ тотъ день, когда получившіе таланты будутъ позваны и приведены и должны будутъ отдать въ нихъ отчетъ. Итакъ помолитесь, чтобы мнѣ быть не въ числѣ связанныхъ и ввергаемыхъ во тьму (кромѣшнюю), но въ числѣ имѣющихъ получить хотя малое снисхожденіе, благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава, и держава, и поклоненіе во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Флавіана, епископа антіохійскаго.
[2] Св. Мелетія, предшественника Флавіанова на епископской каѳедрѣ въ Антіохіи.

Источникъ: Святителя Іоанна Златоуста «Слова о священствѣ» и «Бесѣда по рукоположеніи во пресвитера» и «Бесѣды о покаяніи». — Репр. изд. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 2006. — С. 87-94.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.