Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 37.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

СКАЗАНІЕ О ЖИЗНИ ПРЕПОДОБНЫХЪ И БОГОНОСНЫХЪ ОТЦЕВЪ НАШИХЪ ВАРЛААМА И ІОАСАФА,
СОСТАВЛЕННОЕ СВ. ІОАННОМЪ ДАМАСКИНЫМЪ.
(Изданіе 2-е, Аѳонскаго Русскаго Пантелеимонова мон-ря. Сергіевъ Посадъ. 1910).

Повѣствованіе о св. Варлаамѣ и свиданіи его съ царевичемъ Іоасафомъ. Начало его св. ученія.

Въ это время жилъ одинъ монахъ, безукоризненной жизни, отличавшійся краснорѣчіемъ и прошедшій весь путь монашеской жизни. Изъ какихъ мѣстъ и изъ какого рода онъ происходилъ, — я не могу сказать этого. Онъ жилъ въ одной пустынѣ, находящейся въ странѣ Сенаарской, и былъ удостоенъ священства. Имя этого старца было Варлаамъ. Узнавъ по Божественному откровенію о состояніи души Іоасафа, онъ оставилъ пустыню и отправился въ обитаемыя мѣста. Перемѣнивъ свою одежду на мірскую, онъ сѣлъ на корабль и отправился въ страну Индусовъ. Выдавъ себя за купца, онъ прибылъ въ городъ, гдѣ находился дворецъ царскаго сына. Въ этомъ городѣ онъ провелъ нѣсколько дней, присматриваясь къ обстановкѣ царевича и развѣдывая о его приближенныхъ. Узнавъ, что упомянутый выше воспитатель ближе всѣхъ къ царскому сыну, онъ сказалъ ему наединѣ:

«Я хочу объявить тебѣ, мой господинъ, что я купецъ и пришелъ изъ дальнихъ странъ. У меня есть одинъ драгоцѣнный камень, подобнаго которому еще никогда не находили. Я до сихъ поръ никому еще не показывалъ его, тебѣ-же я говорю о немъ потому, что вижу въ тебѣ мужа умнаго и смы/с. 30/шленнаго, который можетъ ввести меня къ царскому сыну, чтобы я могъ преподнести ему свой камень. Камень этотъ несравненно выше всего прекраснаго, — онъ можетъ слѣпыхъ одарить свѣтомъ мудрости, глухимъ открыть уши, нѣмымъ дать голосъ и больныхъ исцѣлить. Неразумныхъ онъ дѣлаетъ мудрыми; злыхъ духовъ изгоняетъ и все прекрасное и пріятное щедро даетъ заслужившимъ этого».

Воспитатель отвѣчаетъ ему: «Я вижу, что у тебя крѣпкій и зрѣлый умъ, но твои слова мнѣ кажутся чрезмѣрно хвастливыми. Я не могу пересчитать тебѣ всѣхъ драгоцѣнныхъ камней, которые мнѣ приходилось видѣть, но я не видѣлъ и не слышалъ о камняхъ, имѣющихъ такія силы, какія ты приписываешь своему. Но все-таки покажи мнѣ его, и, если сказанное тобою справедливо, то сейчасъ-же отнесу его царевичу, и ты получишь отъ него очень много подарковъ и почестей. Но прежде чѣмъ я не удостовѣрюсь въ истинности твоихъ словъ, я не могу возвѣстить господину и царю моему такія невѣроятности о неизвѣстномъ мнѣ предметѣ».

Тогда св. Варлаамъ сказалъ ему на это: «Ты говоришь правду, что ты никогда не видѣлъ и не слышалъ о такихъ силахъ и дѣйствіяхъ, ибо дѣло идетъ не объ обыкновенномъ предметѣ, но объ удивительномъ и великомъ. Но выслушай меня, и ты убѣдишься во очію въ томъ, что ты старался увидѣть. Этотъ драгоцѣнный камень, кромѣ упомянутой силы и дѣйствія имѣетъ еще одно свойство: его не можетъ видѣть не имѣющій хорошаго, здороваго зрѣнія и чистаго, непорочнаго тѣла. Если кто, будучи несовершененъ въ этихъ двухъ отношеніяхъ, захотѣлъ бы посмотрѣть на этотъ драгоцѣнный камень, то онъ непремѣнно лишился бы того зрѣнія и ума, которые имѣетъ. Я-же, будучи нѣсколько свѣдущъ во врачебномъ искусствѣ, вижу, что твои глаза нездоровы. Поэтому боюсь, чтобы ты не лишился и того зрѣнія, которое у тебя есть. Что-же касается царскаго сына, то я слышалъ, что зрѣніе его уже утвердилось и здорово, почему я и не побо/с. 31/ялся бы показать ему это сокровище. Я надѣюсь, что ты не оставишь словъ моихъ безъ вниманія и не захочешь лишить твоего господина такой вещи».

На это воспитатель отвѣчаетъ ему: «Если это такъ, то не показывай мнѣ камня. Моя жизнь запятнена многими проступками; кромѣ того, и глаза мои, какъ сказалъ ты, нездоровы. Тѣмъ не менѣе, я вѣрю твоимъ словамъ и не замедлю доложить объ этомъ царевичу».

Прійдя къ Іоасафу, воспитатель подробно разсказалъ ему все. Царевичъ, выслушавъ его, почувствовалъ въ своемъ сердцѣ радостное и пріятное чувство и, какъ бы вдохновенный въ душѣ Богомъ, велѣлъ поскорѣе ввести этого св. мужа.

Когда Варлаамъ вошелъ къ царскому сыну и отдалъ ему подобающее привѣтствіе, тотъ пригласилъ св. мужа сѣсть. По уходѣ воспитателя, Іоасафъ говоритъ старцу: «Покажи мнѣ этотъ драгоцѣнный камень, о которомъ, какъ говорилъ мой воспитатель, ты разсказываешь что-то необыкновенное и удивительное».

Варлаамъ такъ началъ съ нимъ разговоръ:

«Несправедливо было-бы, царь, чтобы я разсказывалъ невѣрное и лишнее относительно предмета, превосходящаго своею славою даже твою славу. Все, доложенное тебѣ обо мнѣ, вѣрно, истинно и несомнѣнно. Но если я сначала не буду убѣжденъ въ твоей разсудительности, то не могу открыть тебѣ тайну, ибо Господь говоритъ: Вышелъ сѣятель сѣять. И когда онъ сѣялъ, иное упало при дорогѣ, и налетѣли птицы, и поклевали то. Иное упало на мѣста каменистыя, гдѣ немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была не глубока, когда же взошло солнце, увяло и, какъ не имѣло корня, засохло. Иное упало въ терніе, и выросло терніе и заглушило его. Иное-же упало на добрую землю и принесло плодъ: одно во сто кратъ, а другое въ шестьдесятъ, иное же въ тридцать (Матѳ. 13 гл.). Если и твое сердце окажется плодородною землею, то я постараюсь наса/с. 32/дить въ тебѣ божественное сѣмя и открыть великую тайну. Если-же твое сердце представляетъ каменистую или тернистую землю или путь, всѣми попираемый, то лучше совсѣмъ не насаждать на немъ спасительнаго сѣмени и не бросать его на расхищеніе птицамъ и звѣрямъ. Но я надѣюсь на лучшее, надѣюсь, что ты достоинъ пріять спасеніе; поэтому ты увидишь и этотъ неоцѣнимый камень и благодаря его блеску можешь также сдѣлаться свѣтлымъ и принести стократные плоды. Ради тебя я предпринялъ это дѣло и совершилъ длинный путь, чтобы показать тебѣ то, чего ты не видѣлъ и научить тому, чего ты никогда не слышалъ».

Іоасафъ отвѣчалъ на это: «Я, почтенный старецъ, горю неудержимымъ, страстнымъ желаніемъ слышать какія-нибудь новыя хорошія слова, и въ моемъ сердцѣ пылаетъ огонь, который жжетъ меня — такъ мнѣ хочется разрѣшить свои сомнѣнія. До сихъ поръ я не встрѣчался ни съ однимъ человѣкомъ, который-бы могъ преподать мнѣ спасительное слово. И надѣюсь, что это слово не имѣло-бы той участи, какую постигло упавшее на каменистую и тернистую почву и расхищенное птицами. Я съ толкомъ принялъ-бы его и умѣлъ-бы сохранить его. Если ты можешь мнѣ тутъ въ чемъ-нибудь помочь, то не скрывай отъ меня, но повѣдай. Какъ только я услышалъ, что ты пришелъ изъ дальней земли, то радостное чувство и надежда появились въ моей душѣ, — надежда, что я буду имѣть возможность узнать отъ тебя то, что хотѣлъ. Поэтому-то я велѣлъ привести тебя ко мнѣ и ласково принялъ, какъ кого-нибудь близкаго или сверстника, надѣясь, что я не ошибусь въ ожиданіяхъ».

Тогда Варлаамъ сказалъ: «Ты поступилъ въ этомъ случаѣ прекрасно и достойно твоего царскаго величія, что не поддался окружающему ничтожеству, но сокровенно надѣялся. Былъ нѣкогда одинъ великій и славный царь. Когда онъ однажды разъѣзжалъ на золотой колесницѣ съ подобающей царской чести свитой, то встрѣтилъ двухъ мужей, одѣтыхъ /с. 33/ въ грязныя и разодранныя рубища, съ блѣдными, изнуренными лицами. Царь зналъ ихъ тучными, но они постомъ изнурили свое тѣло. Увидя ихъ, онъ, сойдя съ колесницы, палъ предъ ними на землю, привѣтствуя ихъ. Сопровождавшіе его вельможи же и знатные люди были недовольны этимъ, полагая, что онъ поступаетъ не по царскому достоинству; но не осмѣливаясь порицать его, они просили его брата сказать царю, чтобы онъ не унижалъ царской короны. Когда тотъ сказалъ объ этомъ своему брату и порицалъ неумѣстное его униженіе, царь далъ ему отвѣтъ, котораго его братъ не понялъ.

У этого царя былъ такой обычай, что когда онъ издавалъ относительно кого-нибудь смертный приговоръ, то посылалъ глашатаевъ къ дверямъ осужденнаго съ трубою, нарочно для этой цѣли предназначенной, звукомъ которой всѣ извѣщались, что такой-то приговоренъ къ смертной казни. Когда наступилъ вечеръ, царь послалъ трубить въ означенную трубу у дверей своего брата. Послѣдній, услышавъ звуки смертоносной трубы, отчаялся въ своемъ спасеніи и цѣлую ночь писалъ завѣщаніе касательно своего имущества. На разсвѣтѣ одѣвшись въ черныя траурныя одежды, онъ отправляется съ женой и дѣтьми, плача и рыдая, къ дверямъ дворца. Введя его во дворецъ и видя въ такомъ горѣ, царь сказалъ: «О, безумный! если ты такъ испугался глашатая, посланнаго твоимъ единоутробнымъ и равнымъ по сану братомъ, относительно котораго ты увѣренъ, что ни въ чемъ не провинился передъ нимъ, то какъ ты можешь укорять меня въ томъ, что я смиренно привѣтствовалъ глашатаевъ моего Бога, возвѣщающихъ мнѣ смерть и страшное предстаніе предъ Господомъ, предъ Которымъ я чувствую себя много и тяжко согрѣшившимъ. Такъ вотъ, поэтому я уличу и подстрекавшихъ тебя укорять меня, уличу въ томъ, что скорѣе они безумствовали, чѣмъ я».

«Давъ такимъ образомъ своему брату полезный урокъ, царь отпустилъ его домой. Между тѣмъ, онъ приказалъ сдѣ/с. 34/лать четыре деревянныхъ ящика. Позолотивъ два изъ нихъ со всѣхъ сторонъ и наполнивъ ихъ смрадными костями мертвецовъ, заперъ ихъ золотыми крючками. А остальные, вымазавъ смолою и асфальтомъ, наполнилъ драгоцѣнными камнями, жемчугомъ и различными благовонными веществами. Перевязавъ ихъ волосяными веревками, онъ призвалъ вельможъ, осуждавшихъ его за встрѣчу съ упомянутыми мужами, и положилъ предъ ними четыре ящика съ тѣмъ, чтобы они оцѣнили достоинство каждаго. Вельможи опредѣлили, что позолоченные два ящика очень цѣнны, потому что въ нихъ, навѣрное, царскія короны и царскіе пояса, а вымазанные асфальтомъ и смолой, — говорили они, — малой и жалкой цѣнности. Тогда царь сказалъ имъ: «Я зналъ, что вы скажете это. Вы своими наружными глазами обращаете вниманіе и цѣните только внѣшность, но не такъ слѣдуетъ дѣлать: слѣдуетъ внутренними глазами смотрѣть на внутреннюю цѣнность или безцѣнность». И приказалъ открыть позолоченные ящики. Страшный смрадъ понесся оттуда, и самый непріятный видъ представился ихъ глазамъ. «Это подобіе людей, одѣтыхъ въ дорогія и блестящія одежды, гордыхъ своей славой и могуществомъ, внутри-же смрадныхъ, подобно трупу, по причинѣ своихъ дурныхъ дѣлъ», сказалъ царь. Послѣ этого онъ велѣлъ открыть ящики, вымазанные смолой и асфальтомъ! Тогда прекрасный видъ представился всѣмъ присутствующимъ, и кругомъ распространилось благовоніе. Царь обратился къ нимъ и сказалъ: «Знаете-ли, кому подобны эти ящики? Бѣднымъ, одѣтымъ въ убогія одежды. Видя ихъ внѣшность, вы сочли унизительнымъ для меня преклониться предъ ними, а я, познавъ сердечными очами благородство и красоту душъ ихъ, почелъ для себя за честь прикоснуться къ нимъ и счелъ ихъ выше царскаго вѣнца и царской пурпуровой одежды». Пристыдивъ ихъ такимъ образомъ, онъ научилъ ихъ не судить по внѣшнему виду о достоинствѣ человѣка, но обращать вниманіе на духовную его сторону. Подобно этому благочестиво/с. 35/му и мудрому царю и ты поступилъ, принявъ меня въ надеждѣ узнать отъ меня что-нибудь хорошее. Я полагаю, что ты не обманешься въ ней».

Іоасафъ сказалъ ему на это: «Все это сказано тобой хорошо и умѣстно, но одно я хотѣлъ бы знать: кто твой Господь, о Которомъ ты сказалъ въ разсказѣ о сѣятелѣ»?

— «Если ты хочешь узнать о моемъ Господѣ», отвѣчалъ Варлаамъ, «то мой Господь — Іисусъ Христосъ, Единородный Сынъ Божій, Всеблаженный и Всемогущій, Царь царствующихъ и Господь господствующихъ. Онъ одинъ безсмертенъ и во свѣтѣ живетъ неприступномъ, прославляемый со Отцомъ и Св. Духомъ. Такъ какъ я не изъ тѣхъ, которые признаютъ многихъ ложныхъ боговъ и поклоняются бездушнымъ нѣмымъ идоламъ, но вѣрую во единаго Бога, прославляемаго въ трехъ Ѵпостасяхъ: въ Отцѣ, Сынѣ и Св. Духѣ, единаго существа и единой славы, царствующихъ въ единомъ, нераздѣльномъ царствѣ. Этотъ триѵпостасный Богъ есть Духъ вѣчный, нерукотворенный, неизмѣняемый, невидимый, непостижимый, всеблагій, всеправедный, сотворившій все изъ ничего: и видимое и невидимое. Въ началѣ Онъ создалъ безчисленное множество невидимыхъ безтѣлесныхъ духовъ небесныхъ — слугъ величія Божія. Потомъ Онъ сотворилъ видимый міръ — небо, землю и воды. Этотъ міръ Онъ украсилъ свѣтомъ; небо — солнцемъ, луною и звѣздами; землю — различными животными и растеніями; воды-же наполнилъ рыбами. — Все это Онъ сотворилъ словомъ: Той рече и быша. Той повелѣ и создашася» (Псал. 148, 5).

«Затѣмъ Онъ создаетъ человѣка Своими руками, взявъ земной прахъ, изъ котораго создалъ тѣло и вдунулъ въ него душу, одаренную разумомъ. По писанію, она сотворена по образу и по подобію Божію: по образу — вслѣдствіе свободной воли, а по подобію — вслѣдствіе добродѣтелей. Давъ первому человѣку свободную волю и безсмертіе, Онъ назначилъ его царемъ на землѣ. Изъ ребра его Онъ создалъ ему въ помощ/с. 36/ники — жену. И, насадивъ рай въ Эдемѣ, на востокѣ, полный радости и веселія, помѣстилъ туда человѣка, котораго сотворилъ, позволивъ ему пользоваться всѣми находящимися тамъ насажденіями. Отъ одного только древа Онъ запретилъ ему вкушать плоды, называемаго деревомъ познанія добра и зла, сказавъ: въ день въ который ты вкусишь отъ него — смертію умрешь (Быт. 2, 17). Одинъ изъ ангеловъ, первый изъ нихъ, не получившій отъ Творца даже и тѣни зла, но созданный добрымъ, по собственному желанію обратился отъ добра ко злу. Онъ безумно возгордился и вздумалъ противиться Господу Богу [1], за что и былъ изгнанъ изъ числа ангеловъ, лишенъ своего достоинства и вмѣсто блаженной славы и ангельскаго имени, названъ былъ діаволомъ и сатаною. Богъ отвергъ его, какъ недостойнаго вѣчной славы. Вмѣстѣ съ нимъ Онъ отдалилъ и отвергнулъ многихъ подчиненныхъ ему ангеловъ, которые послѣдовали примѣру своего начальника и употребили во зло свою свободную волю вмѣсто того, чтобы употребить ее на добро. Они названы были злыми духами, какъ обманщики и соблазнители. Отрекшись совершенно отъ всякаго добра, діаволъ сталъ злымъ и выказалъ зависть къ человѣку. Видя себя лишеннымъ такой почести, онъ началъ замышлять о томъ, чтобы лишить и человѣка блаженной жизни. Съ этой коварной цѣлью онъ вошелъ въ змія, а чрезъ него обратился къ женѣ и убѣдилъ ее отвѣдать запрещеннаго плода, увѣряя ее, что, вкусивши этого плода, человѣкъ дѣлается равнымъ Богу. Чрезъ нее змій обманулъ также и Адама (такъ назывался первый человѣкъ). Вкусивъ запрещеннаго плода, первый человѣкъ былъ лишенъ райскаго блаженства. Вмѣсто блаженной вѣчной жизни онъ получилъ въ удѣлъ эту, полную бѣд/с. 37/ствій и скорбей жизнь и, въ концѣ концовъ, былъ осужденъ на смерть.

«Съ тѣхъ поръ діаволъ возымѣлъ власть надъ человѣкомъ и, съ умноженіемъ рода человѣческаго, гордясь своею побѣдой, онъ всячески подстрекалъ людей къ злу. Богъ, желая прекратить умноженіе грѣховъ, послалъ на землю потопъ, истребившій всѣхъ живущихъ существъ, кромѣ одного только праведника въ этомъ родѣ, котораго Богъ оставилъ въ живыхъ, спасши его съ женою и дѣтьми въ ковчегѣ, послѣ чего Онъ поставилъ его одного надъ всею землею. Когда-же люди начали размножаться, то они снова забыли Бога и впали въ нечестіе. Развращенные и порабощенные различными грѣхами, они приняли различныя заблужденія: одни думали, что все само собою происходитъ и живетъ, и учили, что нѣтъ никакого высшаго существа; другіе впали въ фанатизмъ; нѣкоторые признавали боговъ, имѣющихъ собственныя страсти и нечестія, помогающихъ злымъ дѣламъ. Сдѣлавъ ихъ изображенія въ видѣ деревянныхъ безчувственныхъ идоловъ, они выставляли ихъ въ храмахъ, поклонялись и служили имъ — вещамъ, которыя сами сдѣлали. Одни поклонялись солнцу, лунѣ и звѣздамъ, которыя Богъ назначилъ для служенія этому земному міру, — безжизненнымъ и безчувственнымъ, дающимъ свѣтъ по промыслу Божію, но не по собственному побужденію и желанію. Другіе поклонялись огню, водѣ и другимъ естественнымъ стихіямъ. И существа, одаренныя душою и разумомъ, не стыдились обожать ихъ. Иные поклонялись животнымъ и пресмыкающимся гадамъ, считая себя хуже ихъ; нѣкоторые-же признавали богами ничтожныхъ людей — мужчинъ и женщинъ. Сами эти люди разсказывали о томъ, что ихъ боги были прелюбодѣями, убійцами, злыми, завистниками, грабителями, отце- и брато-убійцами, ворами, отравителями, хромыми, калѣками и бѣшеными, что они умирали, бывали поражаемы громомъ, бывали порабощаемы людьми, убиваемы, оплакиваемы, и что они творили разныя постыдныя дѣла.

/с. 38/ «Люди съ самыхъ своихъ боговъ брали примѣры нечестія, вслѣдствіе чего они безъ всякаго стыда оскверняли себя всякими беззаконными дѣлами. Страшный мракъ господствовалъ тогда среди нашего человѣческаго рода. Не было тогда почитателей истиннаго Бога, никто не пытался Его даже и найти. Среди этого поколѣнія нашелся одинъ только Авраамъ, у котораго были здравыя душевныя чувства. Созерцая внимательно творенія міра, онъ дошелъ до познанія ихъ истиннаго Творца. Созерцая небо, землю, море, солнце, луну и пр., онъ удивлялся ихъ цѣлесообразности и эту цѣлесообразность вселенной приписывалъ не самообразованію міра, не земнымъ стихіямъ, не бездушнымъ и безжизненнымъ идоламъ, но всемогуществу и мудрости истиннаго Бога, Который и есть Творецъ всего. Богъ Самъ являлся ему, не въ Своемъ истинномъ образѣ (ибо видѣть Бога никто не можетъ), но въ какихъ-нибудь жизненныхъ видимыхъ образахъ, что возможно Его могуществу. Вложивъ въ его душу болѣе совершенное познаніе о Себѣ, Онъ прославилъ имя его и сдѣлалъ Своимъ служителемъ. Внушая по очереди благочестіе всѣмъ потомкамъ Авраама, Богъ научилъ ихъ истинному познанію, произвелъ отъ нихъ многочисленное племя, которое назвалъ Своимъ избраннымъ народомъ. Когда этотъ народъ былъ порабощенъ египтянами при одномъ тиранѣ — Фараонѣ, Онъ [Богъ] посредствомъ ужасныхъ, изумительныхъ чудесъ и знаменій вывелъ избранный народъ изъ Египта черезъ Моисея и Аарона, мужей святыхъ и удостоенныхъ дара пророчества. Чрезъ нихъ Онъ достойно наказалъ египтянъ за ихъ жестокость и провелъ израильтянъ (такъ называется этотъ народъ отъ имени внука Авраама) по дну Чермнаго моря, разсѣкши воды такъ, что справа и слѣва образовалось по стѣнѣ. Когда-же Фараонъ съ египтянами погнался за ними по ихъ слѣдамъ, то возвратившаяся на свое мѣсто вода всѣхъ преслѣдовавшихъ истребила. Потомъ, проводя Свой народъ чрезъ пустыню впродолженіе 40 лѣтъ съ великими знаменіями и чудесами, питая ихъ небесною пищею, Богъ далъ имъ законъ, /с. 39/ написанный на двухъ каменныхъ скрижаляхъ, которыя Онъ вручилъ Моисею на горѣ Синаи. Этотъ законъ, запрещающій идоловъ и всѣ дурныя дѣла, учащій вѣровать и поклоняться единому истинному Богу и творить добрыя дѣла послужилъ образцемъ, основою всѣхъ послѣдующихъ законовъ. Производя постоянно среди израильтянъ чудеса, Богъ привелъ ихъ въ прекрасную страну, которую Онъ нѣкогда обѣщалъ Аврааму дать его потомкамъ. Долго можно было бы разсказывать о всѣхъ тѣхъ дѣлахъ, великихъ и изумительныхъ, славныхъ и рѣдкихъ, которыя Господь творилъ среди нихъ. Цѣль всѣхъ этихъ чудесъ была та, чтобы отвлечь родъ человѣческій отъ всякаго беззаконія и нечестія и возвратить ему его первоначальное предопредѣленіе. Но и до сихъ поръ сила грѣха имѣетъ надъ ними власть, и смерть царствуетъ надъ людьми по проискамъ діавола, осуждая всѣхъ на ниспосланіе въ адъ.

«Когда мы дошли до такого жалкаго положенія, Создатель не отвернулся отъ насъ. Онъ не допустилъ до окончательной гибели твореній рукъ Своихъ. По желанію Бога Отца, Единородный Сынъ Божій, рожденный отъ Отца, единосущный Отцу и Св. Духу, истинный Богъ, вѣчный и всемогущій, какъ и Отецъ, нисходитъ къ Своимъ рабамъ и, будучи совершеннымъ Богомъ, дѣлается совершеннымъ человѣкомъ, воплотившись отъ Духа Св. и Пресвятыя Дѣвы Маріи. Къ Пречистой Дѣвѣ посланъ былъ одинъ изъ Архангеловъ возвѣстить о непостижимомъ зачатіи и рожденіи, непостижимомъ потому, что Сынъ Божій безъ отца зачался въ Пресв. Дѣвѣ отъ Духа Святаго. Пріявъ отъ Пресвятой Дѣвы Тѣло, одушевленное разумною душою, Христосъ явился намъ, соединяя въ Себѣ два естества — Божеское и человѣческое, причемъ сохранилъ непорочною родившую Его Пречистую Дѣву. И, принявъ на Себя все человѣческое, кромѣ грѣха, Онъ принялъ и наши немощи, наши недуги. Такъ какъ смерть вошла въ міръ чрезъ грѣхъ, то нужно было, чтобы нашъ Искупитель былъ безгрѣшенъ и неподверженъ смерти за грѣхи. Проживъ среди людей 30 лѣтъ, /с. 40/ Онъ принялъ въ рѣкѣ Іорданѣ крещеніе отъ Іоанна, мужа святаго и стоявшаго выше всѣхъ пророковъ. Во время крещенія Господа Іисуса Христа раздался съ неба голосъ Бога Отца: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немъ-же благоволихъ (Матѳ. 3, 17). И Духъ Святый сошелъ на Него въ видѣ голубя. Христосъ началъ творить великія и изумительныя чудеса: мертвыхъ Онъ воскрешалъ, слѣпымъ даровалъ зрѣніе, духовъ изгонялъ, нѣмыхъ и глухихъ исцѣлялъ, прокаженныхъ очищалъ и всюду возстановлялъ природу нашу въ первоначальномъ видѣ, дѣломъ указывая намъ истинный путь добродѣтели, устраняя насъ отъ гибели и направляя къ вѣчной жизни. Затѣмъ Онъ избралъ Себѣ 12 учениковъ, которыхъ назвалъ Апостолами и поручилъ имъ возвѣстить всѣмъ о небесной жизни, объявить которую Онъ пришелъ на землю. Своими дѣлами Господь сдѣлалъ насъ, жалкихъ земныхъ обитателей, причастными неба. Но первосвященники и старѣйшины іудейскіе (Онъ жилъ въ ихъ странѣ), не взлюбили Его, завидуя Его удивительнымъ и Божественнымъ дѣйствіямъ, знаменіямъ и чудесамъ, которыя они видѣли. Забывъ все сдѣланное Христомъ добро, они, предательски овладѣвъ Имъ чрезъ одного изъ Его учениковъ, представили Его на судъ язычниковъ; обвинивъ во многомъ, они добились осужденія Его на крестную смерть. Господь добровольно рѣшилъ нести все это, ибо пришелъ пострадать за насъ, желая освободить человѣка отъ страданій. Всѣ эти страданія Господь переносилъ человѣческою плотью, причемъ Его Божество не страдало, ибо Онъ состоялъ изъ двухъ естествъ: Божескаго и человѣческаго; человѣческое естество Онъ принялъ ради насъ и имъ Онъ страдалъ, Божествомъ же не страдалъ и не умиралъ. Тѣло безгрѣшнаго Іисуса Христа было распято; но Онъ не подлежалъ смерти, потому что не сдѣлалъ грѣха, и не было лжи въ устахъ Его (Исаіи 53, 9), ибо чрезъ прегрѣшеніе, какъ я упомянулъ, смерть вошла въ міръ, какъ говоритъ Апостолъ Петръ, но Онъ ради насъ умеръ плотію, чтобы /с. 41/ избавить насъ отъ власти смерти. Сошедши во адъ и, сокрушивъ его, Іисусъ Христосъ освободилъ оттуда искони — вѣковъ заключенныя тамъ души. Положенный во гробъ, Онъ воскресъ на третій день. Побѣдивъ смерть, даровалъ намъ побѣду надъ нею. Сдѣлавъ Свою плоть нетлѣнною, Спаситель явился Своимъ ученикамъ, даровавъ имъ миръ, а чрезъ нихъ всему роду человѣческому. По прошествіи 40 дней, Онъ вознесся на небо и возсѣлъ одесную Отца. Онъ снова придетъ на землю судить живыхъ и мертвыхъ и воздать каждому по дѣламъ его. Послѣ Своего славнаго вознесенія на небо, Господь ниспослалъ на Своихъ учениковъ Духа Святаго въ видѣ огненныхъ языковъ, послѣ чего они начали говорить на чужихъ языкахъ. Получивъ дары Святаго Духа, Апостолы разсѣялись по всѣмъ народамъ, проповѣдуя истинную вѣру, крестя во имя Отца и Сына и Св. Духа, наставляя исполнять всѣ заповѣди Спасителя. Просвѣщались Духомъ находившіеся въ заблужденіи язычники; благодаря проповѣди у нихъ было уничтожено суевѣріе и почитаніе идоловъ. Діаволъ, не перенося пораженія, и доселѣ ведетъ съ нами борьбу, внушая глупымъ и неразумнымъ сохранять идолопоклонство; но его сила оказалась слабой и его мечъ окончательно упалъ предъ силою Христа. Такъ вотъ, я вкратцѣ далъ тебѣ понятіе о моемъ Господѣ Богѣ и Спасителѣ, подробнѣе же ты узнаешь, если всей душой примешь Его ученіе и сдѣлаешься Его рабомъ».

Когда царскій сынъ выслушалъ эти слова, то свѣтъ подобно молніи озарилъ его душу. Въ избыткѣ радости, пораженный, онъ поднялся съ трона и сказалъ Варлааму: «Это тотъ безцѣнный камень, какъ я догадываюсь, почтеннѣйшій изъ людей, который ты, естественно, держишь въ тайнѣ, не показывая его всякому желающему; тотъ камень, благодаря которому поддерживается бодрость душевныхъ силъ, потому что, какъ только я услышалъ твои слова, благодатный свѣтъ проникъ въ мое сердце, и спало съ души моей то тяжелое /с. 42/ покрывало, которое уже долгое время тяготило мою душу. Поэтому, если мое предположеніе справедливо, то скажи мнѣ это. Если-же ты знаешь что-нибудь лучше сказаннаго, то не откажи повѣдать мнѣ и то».

Варлаамъ отвѣтилъ ему на это: «Да, мой господинъ и царь, это та великая тайна, скрываемая отъ міра сего и вмѣстѣ съ тѣмъ съ самаго сотворенія человѣка открываемая роду человѣческому. Ее открывали въ древности многіе пророки и проповѣдники, просвѣщаемые Св. Духомъ, многообразно и гласомъ веліимъ проповѣдовавшіе ее. И всѣ они, предвидя будущее спасеніе, желали быть его свидѣтелями, но не дожили до этого. Теперешнее же поколѣніе удостоилось принять его. Кто повѣритъ и крестится, тотъ спасенъ будетъ, а кто не повѣритъ, осужденъ будетъ (Маркъ 16, 16).

Тогда Іоасафъ сказалъ: «Всему, сказанному тобою, я безусловно вѣрю и признаю Бога, Котораго ты проповѣдуешь. Одно только ты мнѣ непремѣнно разъясни и непреложно научи: что мнѣ слѣдуетъ дѣлать, и что такое то крещеніе, которое долженъ, какъ ты говоришь, принять вѣрующій»?

На это ему Варлаамъ отвѣтилъ: «Благодатный даръ крещенія есть какъ-бы корень или твердое основаніе святой и безупречной христіанской вѣры, спасающей человѣка отъ прирожденной способности грѣшить и отъ зла, происшедшаго отъ людскихъ пороковъ. Такъ Спаситель велѣлъ возрождаться водою и Духомъ Святымъ и этимъ водворяться въ первоначальномъ достоинствѣ. Крестимся мы, по словамъ Господа, во имя Отца и Сына и Св. Духа. Тогда живутъ въ душѣ крестившагося дары Духа Святаго, просвѣщающіе ее, дѣлающіе богоподобною и возобновляющіе ее по образу и подобію Божію. Освободивъ душу отъ зла, свойственнаго ей вслѣдствіе прежнихъ дурныхъ дѣлъ, мы заключаемъ съ Богомъ завѣтъ, другой новой жизни и получаемъ основаніе для этой, болѣе чистой жизни. Благодаря чему дѣлаемся сонаслѣдниками возродившихся для без/с. 43/смертія и достигнувшихъ вѣчнаго спасенія. А безъ крещенія никто не можеть надѣяться, хотя-бы онъ былъ благочестивѣйшимъ изъ благочестивыхъ. Ибо воплотившійся для нашего спасенія Сынъ Божій сказалъ: Истино, истино говорю тебѣ: если кто не родится отъ воды и Духа, не можетъ войти въ Царствіе Божіе (Іоанн. 3, 5). Итакъ, прежде всего, увѣровавъ въ душѣ, съ искреннимъ желаніемъ приступи сейчасъ-же къ крещенію и ни въ какомъ случаѣ не откладывай этого, ибо откладываніе опасно, вслѣдствіе неизвѣстности времени нашей смерти».

Тогда Іоасафъ сказалъ: «О какой это надеждѣ говорилъ ты, которая безъ крещенія не можетъ исполниться? Что это за царство, которое ты называлъ небеснымъ? Откуда ты слышалъ слова воплотившагося Бога? Что это за неизвѣстность времени смерти, мысль о которой давитъ мое сердце и причиняетъ мнѣ горе и скорби, уничтожающія мою плоть, и даже снѣдаетъ крѣпость костей моихъ? И если мы умремъ, то уничтожимся-ли совершенно, или по прекращеніи этой жизни есть другая какая-нибудь жизнь? Я желалъ-бы знать все это».

На всѣ эти вопросы Варлаамъ отвѣчалъ слѣдующимъ образомъ: «Та благая надежда, о которой я сказалъ, — есть надежда на царствіе небесное. Царствіе же это совершенно невыразимо на человѣческомъ языкѣ. Священное Писаніе говоритъ: Не видѣлъ того глазъ, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человѣку, что приготовилъ Богъ любящимъ Его (1 Кор. 2, 9). Когда-же мы будемъ достойны, оставивши эту грубую плоть, достигнуть небеснаго блаженства, тогда Самъ давшій возможность исполниться нашей надеждѣ, покажетъ намъ, какова слава всѣхъ этихъ благъ, непостижимая для ума, и каковъ тотъ невыразимый свѣтъ и непрестанная жизнь съ ангелами. Если мы будемъ удостоены жизни съ Богомъ, на сколько это достижимо для человѣческой природы, то будемъ все знать отъ Него, чего мы теперь не знаемъ. Все это я почерпнулъ изъ боговдохновенныхъ книгъ Священнаго Писанія, /с. 44/ учащихъ этому, и выше всего ставлю царствіе небесное, гдѣ я буду близокъ къ созерцанію Св. Животворящей Троицы; буду очищенъ и озаренъ неприступнымъ свѣтомъ и узрю блескъ Ея невыразимой славы. Нѣтъ ничего удивительнаго, что нельзя выразить словомъ ту славу, тотъ свѣтъ и то благо, такъ какъ они не были-бы великими и необыкновенными, если-бы были доступны нашему уму и выразимы словомъ; доступны для насъ, жителей земли, облеченныхъ въ это грубое тлѣнное тѣло. Думай объ этомъ такъ; прими все это съ вѣрой, что оно не заключаетъ въ себѣ ничего вымышленнаго и старайся чрезъ добрыя дѣла достигнуть этого безсмертнаго царства. Если ты достигнешь его, тогда познаешь все совершенно. Что-же касается того, что ты спросилъ, какъ мы услышали слова воплотившагося Бога, то мы познали все о Божественной Его дѣятельности чрезъ Св. Евангеліе. Такъ называется та часть Свящ. Писанія, которая благовѣствуетъ намъ о безсмертіи, о вѣчной жизни, объ оставленіи грѣховъ и царствіи небесномъ. — Ее написали свидѣтели и служители Слова Божія, о которыхъ я сказалъ выше, говоря, что Христосъ, Спаситель нашъ, избралъ Себѣ учениковъ и Апостоловъ. Они передали намъ письменно, послѣ славнаго вознесенія Господа на небо, о Его земной жизни, Его ученіи и чудесахъ, на сколько это возможно было передать письменно. Ибо избранный Св. Евангелистъ такъ сказалъ въ заключеніе своего повѣствованія: Многое и другое сотворилъ Іисусъ, но если-бы писать о томъ подробно, то думаю и самому міру не вмѣстить-бы написанныхъ книгъ (Іоан. 21, 25).

Въ Св. Евангеліи заключается повѣствованіе о воплощеніи, ученіи, чудесахъ и дѣлахъ Христовыхъ, написанное Духомъ Святымъ. Повѣствуется о славномъ страданіи, которому Господь подвергнулъ Себя ради насъ, о смерти, святомъ воскресеніи на третій день послѣ смерти, и о вознесеніи на небо; кромѣ того, о Его будущемъ страшномъ пришествіи во славѣ. Ибо Сынъ Божій вторично придетъ во всей Своей сла/с. 45/вѣ, со всѣми небесными легіонами, судить родъ человѣческій и воздать каждому по дѣламъ его. Богъ сотворилъ человѣка изъ земли, какъ я сказалъ тебѣ раньше, вдунулъ въ него дыханіе жизни, которое называется душою. Душа есть существо духовное и разумное. Такъ какъ мы осуждены на смерть, то мы всѣ умираемъ. И никто изъ людей не можетъ избѣжать этого. Смерть души отлична отъ смерти тѣла. Тѣло, созданное изъ земли, снова обращается въ землю отдѣльно отъ души и, разлагаясь, уничтожается. Душа-же, будучи безсмертна, отправляется туда, куда велитъ Господь, смотря по тому, какое мѣсто она сама себѣ уготовала въ сожитіи съ тѣломъ. Что кто посѣетъ здѣсь, то онъ пожнетъ тамъ. Потомъ, черезъ много лѣтъ, придетъ Христосъ, Богъ нашъ, въ страшной и невыразимой славѣ Своей, судить міръ, устрашась Котораго небесныя силы придутъ въ ужасъ, и всѣ легіоны ангеловъ въ трепетѣ предстанутъ предъ Нимъ. Тогда по гласу Архангела и по трубѣ Бога, воскреснутъ всѣ мертвые и предстанутъ предъ Его грознымъ трономъ. Воскресеніе есть соединеніе опять души съ тѣломъ. Тѣло-же, уничтожившееся и разсыпавшееся, возстанетъ невредимымъ; и пусть тебѣ это не кажется невѣроятнымъ. Нѣтъ ничего невозможнаго, чтобы тѣло, созданное съ самаго начала изъ земли, и превратившееся опять въ землю, изъ которой было сдѣлано, по повелѣнію Создателя, снова возстало невредимымъ. Достаточнымъ доказательствомъ возможности этого будетъ для тебя то, если ты представишь себѣ, сколько всего Богъ сотворилъ изъ ничего (потому что Богъ сотворилъ человѣка изъ земли, которой прежде не было). Какимъ-же образомъ земля стала человѣкомъ? Какимъ образомъ появилась земля, несуществовавшая прежде? Какую подпору имѣетъ она? Какимъ образомъ на ней появились безчисленные роды неодушевленныхъ предметовъ, растенія и другія произведенія? Откуда такое разнообразіе тварей? Сотворившему все изъ ничего и теперь еще творящему, вполнѣ возможно возстановить изъ земли умер/с. 46/шія и разложившіяся тѣла, чтобы каждый получилъ по дѣламъ своимъ. Здѣшняя земная жизнь — жизнь дѣяній, будущая-же — жизнь воздаяній за дѣянія. Въ этомъ воскресеніи и воздаяніи и заключается справедливость Божія. Ибо многіе праведники, потерпѣвъ здѣсь много невзгодъ, подверглись насильственной смерти. Другіе-же безбожники и беззаконники провели земную жизнь въ нѣгѣ и благоденствіи. Но Богъ, будучи благъ и справедливъ, назначилъ часъ воскресенія, въ который каждая душа, соединившись съ своимъ тѣломъ, получитъ должное. Грѣшникъ, наслаждавшійся здѣсь благополучіемъ, тамъ будетъ наказанъ за свои прегрѣшенія; праведникъ-же, получивъ здѣсь возмездіе за свои проступки, тамъ сдѣлается сонаслѣдникомъ вѣчныхъ благъ, ибо наступаетъ время, въ которое всѣ находящіеся во гробахъ услышатъ гласъ Сына Божія, и изыдутъ творившіе добро въ воскресеніе жизни, а дѣлавшіе зло — въ воскресеніе осужденія (Іоан. 5, 28, 29). И возсядетъ тогда на тронъ нашъ Создатель, и откроются книги, въ которыхъ записаны всѣ наши дѣла, слова, желанія и самыя сокровенныя мысли. Тогда ничто не сможеть отклонить правильнаго суда: ни искусный защитникъ, ни убѣдительность рѣчей, ни ложное оправданіе, ни богатство, ни знатность, ни подарки. Но неподкупный, праведный Судія справедливо будетъ судить каждаго за его дѣла, слова и помышленія. И тогда отправятся творившіе добро въ жизнь вѣчную, въ невыразимый свѣтъ, веселясь вмѣстѣ съ ангелами, наслаждаясь неслыханными и невиданными благами, созерцая Св. Троицу. Сотворившіе-же зло, всѣ нечестивцы и грѣшники пойдуть на вѣчное мученіе. Наказаніями будутъ: огненная печь, страшный мракъ, постоянно-глодающій червь, скрежетъ зубовъ и другія безчисленныя казни. Самое-же тяжелое наказаніе — отчужденіе отъ Бога, отторженіе отъ лица Его, лишеніе лицезрѣнія Его славы, выставленіе на видъ каждаго дѣла и безпредѣльный позоръ. Ибо послѣ этого страшнаго суда все останется непреложнымъ и неизмѣннымъ: и безконечная бла/с. 47/женная жизнь праведниковъ, и бѣдственная мучительная грѣшниковъ. Послѣ не будетъ ни другаго высшаго судьи, ни другаго суда. Не будетъ также отсрочки для раскаянія грѣшниковъ. Тогда виновнымъ не будетъ уже никакого пути миновать вѣчнаго заслуженнаго наказанія. Если это такъ, то какъ намъ слѣдуетъ вести себя, чтобы избѣжать угрожаемаго наказанія и стать одесную Сына Божія? Ибо тамъ становятся праведники. Грѣшникамъ-же предстоитъ занять злополучное мѣсто — ошую Сына Божія. Послѣ этого Господь вводитъ праведныхъ, благословенныхъ Отцомъ въ вѣчное царство. Грѣшниковъ-же Онъ съ гнѣвомъ и проклятіемъ, отбросивъ отъ кроткаго лица Своего, отсылаетъ въ самое тяжелое, вѣчное наказаніе».

Тогда Іоасафъ говоритъ Варлааму: «Ты, человѣче, говоришь что-то великое, удивительное, приводящее въ страхъ и трепетъ, если только все это такъ, если за смертью и превращеніемъ въ прахъ и пепелъ слѣдуетъ возстановленіе и воскресеніе, награды и наказанія за прошлую жизнь. Но какое доказательство всего этого? И какимъ образомъ вы такъ безусловно и твердо повѣрили невиданному еще доселѣ? Ибо о сдѣланномъ и подтвержденномъ фактами вы могли услышать изъ свидѣтельства очевидцевъ, хотя бы сами не видѣли. Но какъ вы можете такъ увѣренно проповѣдывать столь великое и чрезвычайное будущее»?

Примѣчаніе:
[1] Этотъ мудрый отецъ говоритъ, что ангелъ былъ начальникомъ одного изъ ангельскихъ чиновъ; подобное-же говоритъ Петръ Дамаскинъ и Симеонъ изъ Ѳессалоніи; но онъ не былъ главою Серафимовъ, какъ говорятъ нѣкоторые.

Источникъ: Сказаніе о жизни преподобныхъ и богоносныхъ отцевъ нашихъ Варлаама и Іоасафа, составленное св. Іоанномъ Дамаскинымъ. / Переводъ съ греческаго по древнимъ пергаментнымъ рукописямъ, хранящимся на святой Аѳонской горѣ. — Изданіе второе, Аѳонскаго Русскаго Пантелеимонова монастыря. — Сергіевъ Посадъ: Типографія Св.-Тр. Сергіевой Лавры, 1910. — С. 29-47.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.