Церковный календарь
Новости


2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
2018-12-03 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 124-й (1899)
2018-12-03 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 123-й (1899)
2018-12-03 / russportal
Прот. Михаилъ. Бесѣды св. Василія Великаго и прав. Іоанна Кронштадтскаго (1976)
2018-12-03 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Жизнь въ Церкви - жизнь въ благодати (1976)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 10 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 4.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

ТВОРЕНІЯ СВЯТЫХЪ ОТЦЕВЪ ВЪ РУССКОМЪ ПЕРЕВОДѢ,
издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 29-й.

ТВОРЕНІЯ БЛАЖЕННАГО ѲЕОДОРИТА, ЕПИСКОПА КИРСКАГО.
(Часть 4-я. Изданіе 1-е. М., 1857).

ТОЛКОВАНІЕ НА ВИДѢНІЯ ПРОРОКА ДАНІИЛА.

[ОТДѢЛЕНІЕ ШЕСТОЕ.]

Глава 6.

Дарій воцарившись, говоритъ Пророкъ, (1). Постави въ царствѣ его князей сто и двадесять, еже быти имъ во всемъ царствѣ его. (2). Надъ ними же три чиновники, и отъ нихъ же бѣ Даніилъ единъ, дабы отдавали имъ князи слово, яко да царю нестужаютъ. Подлинно ничто не можетъ затмить благочестія; будетъ ли оно въ рабѣ и плѣнникѣ, по-всюду изливаетъ лучи свои, ничто не сильно омрачить свѣтозарности его, но блистаніе его подобно молніи. И сіе можно видѣть во многихъ и другихъ случаяхъ, особенно въ томъ, чтó было съ блаженнымъ Даніиломъ, который, ставъ рабомъ и плѣнникомъ, живя на чужей сторонѣ, обращаясь съ варварами, славенъ былъ при Навуходоносорѣ, потому что и симъ самымъ страшнымъ /с. 117/ царемъ удостоенъ поклоненія, отличался и при Валтасарѣ, а равно знаменитъ былъ и при Даріѣ. Преемства царей не произвели перемѣны въ воздаваемой ему почести. Славу царей угашала смерть, а его свѣтозарность при всѣхъ была одинакова. И пріемлющіе царство, или другую какую начальственную власть, обыкновенно всего менѣе полагаются на тѣхъ, которые были весьма близкими къ предшественникамъ. Но Даніилъ у всѣхъ пріобрѣталъ одинаковую довѣренность, пользовался равнымъ почетомъ, и ему ввѣряли одну и туже власть, какъ и теперь при Даріѣ сталъ онъ однимъ изъ трехъ чиновниковъ. Чиновниками же, какъ думаю, называются такъ именуемые нами ипархи, а князьями — народоправители. И блаженный Даніилъ, будучи однимъ изъ чиновниковъ, превзошелъ, какъ сказано, и чиновниковъ и князей — народоправителей, при взаимномъ ихъ сличеніи, сравненіи и испытаніи. Потомъ Пророкъ излагаетъ причину сего превосходства. Сказано:

(3). Яко духъ бяше преизобиленъ въ немъ: то есть, пріялъ отъ Бога гораздо большую и обильнѣйшую благодать. А изъ сего дознаемъ, что тѣмъ, кому поручаются гражданскія власти, хотя и не имѣютъ они благочестія, дается отъ Бога даръ премудрости для управленія подначальными. И сіе далъ разумѣть блаженный Даніилъ, сказавъ: яко духъ бяше преизобиленъ въ немъ, то есть, пріялъ благодать, соотвѣтственную благочестію. И видѣвъ это, говоритъ онъ,

Царь постави его надъ всѣмъ царствомъ своимъ. Уразумѣвъ, что онъ мужъ боголюбивый и поль/с. 118/зующійся помощію свыше, предоставилъ ему управлять всѣмъ царствомъ. Но величіе почести возбудило зависть.

(4). Чиновницы же и князи искаху вины обрѣсти на Даніила отъ царства, или, какъ читается въ нѣкоторыхъ спискахъ, со стороны царства, то есть, употребляли всѣ мѣры, желая найдти его погрѣшившимъ противъ законовъ царства, или, чтó тоже, намѣреваясь обвинить его въ такъ называемомъ нынѣ оскорбленіи величества. Но обманулись въ своемъ намѣреніи. Ибо сказано:

Всякія вины и соблазна и грѣха не обрѣтоша на него, яко вѣренъ бяше. И свидѣтельство сіе имѣлъ о себѣ блаженный Даніилъ, не отъ любящихъ его только, но и отъ злоумышляющихъ на него; потому что, храня благочестіе предъ Богомъ, весьма усердно служилъ и царямъ, такъ что слагавшіе тысячи козней не находили, чтобы погрѣшилъ онъ въ чемъ противъ законовъ царства.

(5). Рѣша, сказано, чиновницы: не обрящемъ на Даніила вины, аще не въ законѣхъ Бога его. Зная строгость его благочестія, въ этомъ разставляютъ мрежи лукавства.

(6). Чиновницы и князи предсташа царю, и рѣша ему: Даріе царю, во вѣки живи. (7). Совѣщаша вси иже въ царствѣ твоемъ воеводы и обладающіи странами, ипаты и князи, еже уставити уставъ царскій, и укрѣпити предѣлъ, яко аще кто попроситъ прошенія отъ всякаго бога или человѣка, до дней тридесяти, развѣ точію отъ тебе царю, да вверженъ будетъ въ ровъ левскій. (8). Нынѣ убо царю, устави предѣлъ, и положи /с. 119/ писаніе, яко да не измѣнится заповѣдь мидска и персска, да никтоже преступитъ ея. (9). Тогда царь Дарій повелѣ вписати заповѣдь: Всего гнуснѣе зависть; она заставила ихъ нечествовать, внушила издать злочестивое повелѣніе, запрещавшее всякому, если и хочетъ, приносить молитвы Богу; потому что не себѣ только воспрещаютъ дѣлать сіе, но и всѣмъ прочимъ живущимъ въ царствѣ. И чтобы злонамѣренность не сдѣлалась явною, присовокупляютъ запрещеніе, въ продолженіи тридцати дней, чего-либо просить, или что нибудь взять, даже и у человѣка, объявлять же нужды свои во всѣ дни сіи одному только царю. И эти люди, око ума предавшіе зависти, не уразумѣли, что царь не всѣмъ можетъ снабжать просящихъ, не можетъ дать ни здравія, ни жизни, ни того, чтобы стать отцами чадъ, ни обилія дождей, ни всего инаго, что получаемъ испросивъ у Бога. Такъ погубивъ разсудокъ, приписываютъ они царю принадлежащее Богу, и самаго несмысленнаго царя убѣждаютъ, своимъ приговоромъ скрѣпить и утвердить испрошенное злочестиво. Но блаженный Даніилъ, нимало не позаботившись о сихъ злочестивыхъ узаконеніяхъ, немедленно, какъ сказано,

(10). Вниде въ домъ свой: дверцы же отверзсты ему въ горницѣ его противу Іерусалима, въ три же времена дне бяше преклоняя колѣна своя, моляся и исповѣдаяся предъ Богомъ, якоже бѣ творяй прежде. Смотри же, сколько свидѣтельствъ о благочестіи и мужествѣ блаженнаго Даніила даетъ видѣть слово сіе. Ибо во-первыхъ говоритъ: Даніилъ егда увѣдѣ, яко заповѣдь вчинися, вниде въ домъ /с. 120/ свой, то-есть, узнавъ постановленный законъ и совершенно пренебрегши оный, продолжаетъ поступать прямо вопреки закону. Потомъ присовокуплено и другое ясное свидѣтельство объ его мужествѣ. Ибо сказано: дверцы отверзсты, то есть, совершалъ молитвы не тайно, но явно, въ виду у всѣхъ, и не изъ любочестія, но изъ пренебреженія къ злочестивому узаконенію. Прилагается же и еще свидѣтельство, объявляющее о Даніиловомъ мужествѣ; сказано: въ горницѣ его; не на ровномъ мѣстѣ, но на возвышенномъ, приноситъ онъ молитвы Богу, всѣми будучи видимъ, потому что и на высотѣ стоялъ, и окна были у него открыты. Да и молился, какъ сказано, противу Іерусалима; дѣлалъ же сіе не только въ уязвленіе обвинителямъ, но и соблюдая древній законъ. Ибо Соломонъ, построившій храмъ Іерусалимскій, совершая торжество обновленія, когда молился, призывая Божію благодать, и прося, чтобы храмъ исполненъ былъ оной, сверхъ многаго другаго присовокупилъ и сіе: и будетъ, аще предаси люди Твоя предъ враги ихъ, и поплѣнятъ ихъ плѣняющіи въ землю далече, или близъ. И обратятъ сердца своя въ земли, аможе преселишасл, и помолятся Тебѣ въ земли преселенія своего, глаголюще: согрѣшихомъ, беззаконновахомъ, неправдовахомъ: и обратятся къ Тебѣ, всѣмъ сердцемъ своимъ, и всею душею своею, въ земли врагъ своихъ, аможе превелъ еси ихъ, и помолятся къ Тебѣ по пути земли своея, юже далъ еси отцемъ ихъ, и ко граду, егоже избралъ еси, и ко храму, егоже создахъ имени Твоему. И услышиши отъ небесе, отъ готоваго жилища Твоего. И мило/с. 121/стивъ будеши неправдамъ ихъ, имиже согрѣшиша Ти, и по всѣмъ отметаніемъ ихъ, имиже отвергошася Тебе, и даси ихъ въ щедроты предъ плѣнившими ихъ (3 Цар. 8, 46-50.). Обученный сему, блаженный Даніилъ творилъ молитву, обратившись къ Іерусалиму, и дѣлалъ сіе не однажды, но троекратно, въ день. И наружность его показываетъ сокрушеніе сердца; потому что, преклоняя колѣна своя, приносилъ исповѣданіе Богу. Послѣ всего этого, содѣлавшіеся сосудами зависти обвиняютъ Даніила въ нарушеніи закона, прочитываютъ постановленный законъ, доносятъ на Даніила, и обличаютъ его въ преступленіи. Царь скорбитъ, слыша обвиненіе, и изъ судіи ставъ защитникомъ, пытается доказать Даніилову невинность. Ибо сіе даетъ разумѣть Писаніе, говоря:

(14). Тогда царь, яко услышавъ слово сіе, зѣло опечалися о немъ, и о Даніилѣ пряшеся еже избавити его. Но сіи злонравные мужи, проводя всю жизнь во злѣ, узнали намѣреніе царя. Ибо сіе означаютъ слова: предупреждали царя [1], то есть, поняли они, что царь заступается за Даніила. Потомъ говорятъ царю:

(15). Вѣждь царю: яко заповѣдь Мидомъ и Персомъ, всякаго предѣла и устава, егоже царь уставитъ, не лѣть есть премѣнити. Не властенъ ты, говорятъ они, нарушать, что самъ узаконилъ; потому что законы Мидянъ и Персовъ повелѣваютъ исполнять законы, постановленные первымъ царемъ. /с. 122/ Царь, вынужденный благовидностію представленныхъ причинъ и многочисленностію обвинителей, предаетъ блаженнаго Даніила львамъ, но желаетъ ему спасенія, говоря такъ:

(16). Богъ, Ему же ты служиши присно, Той избавитъ тя. Благочестивая рѣчь, и не согласная съ прежнею. Если самъ свидѣтельствуешь, что столько силы у Бога, то какъ же узаконилъ ты, чтобы въ продолженіи тридцати дней никто не молился Богу? Но кажется, что Дарій, хотя былъ добръ, кротокъ нравомъ и приверженъ болѣе къ благочестію, однакоже боялся всякой молвы, и весьма легко могъ быть обманутъ. Иначе въ управленіи царствомъ не дозволилъ бы водить его подчиненнымъ, вмѣсто того, чтобы водить ихъ самому. Представляется же онъ и весьма удивляющимся Даніилу. Ибо говоритъ: Богъ, Емуже ты служиши присно, то есть, Богъ, для Котораго пренебрегъ ты и мои законы, и Которому непрестанно благоугождаешь, вознаградитъ тебя за благочестіе, и избавитъ отъ предстоящихъ тебѣ бѣдствій. Потомъ, и уповая на Божію силу, и подозрѣвая въ злоумышленіи обвинителей, камнемъ заграждаетъ устіе рва, и прилагаетъ печать оттискомъ перстня, чтобы Даніилу не было причинено какого-либо зла обвинителями. Царь надѣется, что Богъ Даніиловъ не попуститъ львамъ причинить вредъ священному и святому тѣлу Даніилову. Посему, сдѣлавъ это,

(18). Отъиде царь въ домъ свой, и ляже безъ вечери, и яди не внесоша къ нему, и сонъ отступи отъ него. Все это свидѣтельствуетъ и о человѣколюбіи и о боязливости Дарія. Ибо знакъ человѣко/с. 123/любія, что не восхотѣлъ вкусить пищи, не далъ вѣждямъ пріять сна, но пребывалъ бодрствующимъ и скорбящимъ о несправедливомъ наказаніи Даніила; а знакъ боязливости, что, при такомъ расположеніи къ Даніилу, не воспротивился обвинителямъ, и царской власти и могущества не употребилъ на спасеніе терпящаго обиду. Такъ проведши ночь,

(19). Царь Дарій воста заутра на свѣтѣ, то есть, около разсвѣта, когда была еще тма, и нужны были свѣтильники. Ибо сіе выражается сказаннымъ: на свѣтѣ.

И со тщаніемъ пріиде ко рву левску. (20). И егда приближися ко рву, то есть, былъ не у самаго еще рва, возопи Даніилу гласомъ крѣпкимъ, и отвѣчалъ царь, и сказалъ Даніилу. Ибо, не дошедши еще до рва, горячностію расположенія своего къ Даніилу принуждаемъ былъ вопіять, призывать Даніила и спрашивать, воспользовался ли онъ Божіею помощію, и препобѣдилъ ли свирѣпость львовъ. Ибо говоритъ:

Даніиле рабе Бога живаго, Богъ твой, Емуже служиши присно, возможе ли избавити тя изъ устъ львовыхъ? Каждое изъ сихъ реченій показываетъ, что царь благоговѣинъ и по благочестію радуется о Даніилѣ. Ибо во-первыхъ нарицаетъ его рабомъ, не своимъ, но Божіимъ; потому Бога Даніилова именуетъ живымъ; сверхъ того, похваляя благочестіе, говоритъ: Емуже служиши присно, то есть, не былъ ты удержанъ отъ сего служенія и принужденіемъ закона. А сіе: возможе ли избавити тя изъ устъ львовыхъ? — значитъ: благоволилъ /с. 124/ ли Богъ содѣлать тебя побѣдителемъ львовъ? Ибо Дарій не могъ назвать безсильнымъ того Бога, Котораго нарекъ живымъ. Даніилъ, услышавъ сіе, отвѣчалъ, говоря:

(21). Царю во вѣки живи. Пророкъ рѣчь свою предначинаетъ обычнымъ привѣтствіемъ, имѣющимъ такой смыслъ: какъ можно долѣе, да продлится жизнь твоя. Ибо въ то время, какъ говорили мы уже прежде, было у иныхъ въ обычаѣ въ договорныхъ грамматахъ называть царей вѣчными.

(22). Богъ мой, говоритъ Даніилъ, посла Ангела Своего, и затвори уста львовъ, и не вредиша мене, яко обрѣтеся предъ Нимъ правда моя, и предъ тобою, царю согрѣшенія не обрѣлось во мнѣ. Богъ, какъ правосудный и правдиво всѣмъ правящій, узрѣвъ, говоритъ Пророкъ, что злочестивыхъ законамъ предпочелъ я служеніе Ему, и ни въ чемъ никогда не погрѣшалъ предъ царствомъ твоимъ, содѣлалъ меня недоступнымъ губительной силѣ львовъ, и показалъ мнѣ паче подобія львовъ, нежели самыхъ львовъ.

(23). Тогда царь, сказано, велми возвеселися о немъ, и рече Даніила извести изъ рва. Дарій, обрадовавшись и исполнившись веселія, какъ познавшій Божію силу, и увидѣвшій спасеніе любимаго имъ Даніила, повелѣлъ немедленно вывести его изъ рва. Потомъ, увидѣвъ, что онъ живъ и здоровъ, и не имѣетъ никакого поврежденія отъ нападенія на него львовъ, приказалъ обвинителей Даніиловыхъ ввергнуть ко львамъ съ сыновьями и съ женами. /с. 125/

(24). И не доидоша дна рва, сказано, даже соодолѣша имъ львы, и вся кости ихъ истончиша. И сіе было дѣломъ Божіей правды и премудрости. Чтобы не стали говорить, будто бы львы не коснулись Даніила по причинѣ многояденія и сытости, и не начали изъ зависти умалять совершившагося чуда, ввергнутые засвидѣтельствовали о лютости львовъ; потому что львы схватили ихъ при опущеніи въ ровъ, и когда падая не достигли еще дна, изловивъ въ воздухѣ, обратили себѣ въ пищу. А посему Даніиловы обвинители, пріявъ достойную казнь, проповѣдуютъ тѣмъ Божію правдивость, мгновенное же истребленіе ихъ звѣрями показываетъ Божію премудрость, и всѣхъ удостовѣряетъ, что не сытость львовъ, но любовь Даніилова къ Богу содѣлала Пророка недоступнымъ губительной силѣ львовъ. Увидѣвъ это,

(25). Дарій царь написа всѣмъ людемъ, племеномъ, языкомъ, живущимъ во всей земли, признавъ нечестивымъ дѣломъ утаить такое чудо, и не пріять всѣхъ человѣковъ въ общеніе благочестія. Посему пишетъ онъ такъ:

Миръ вамъ да умножится, то есть, да наслаждаетесь всегдашнимъ миромъ. Сіе подобно употребляемому нами привѣтствію; потому что и мы имѣемъ обычай въ письмахъ надписывать: о Господѣ радоваться. Потомъ царь сообщаетъ весьма душеполезное и назидательное сказаніе.

(26). Отъ лица моего заповѣдася заповѣдь сія во всей земли царства моего, да будутъ всѣ трепещуще и боящеся отъ лица Бога Даніилова. Хочу, говоритъ царь, чтобы всѣ человѣки, находя/с. 126/щіеся подъ властію моею, покланялись Даніилову Богу, и покланялись не просто и какъ ни есть, но со страхомъ и трепетомъ воздавали Ему поклоненіе. Приводитъ же на сіе и причину, и говоритъ:

Яко Той есть Богъ живый, и пребываяй во вѣки. Онъ вседоволенъ, не допускаетъ въ Себѣ никакой перемѣны, всегда одинъ и тотъже, и пребываетъ во вѣки. Къ сему присовокупляетъ Дарій:

И царство Его не разсыплется, и власть Его до конца. (27). Подъемлетъ и избавляетъ. Всегда пребываетъ Онъ; негибнущее у Него царство, и владычество не имѣющее конца, избавляющее и искупающее увѣровавшихъ въ Него.

И творитъ знаменія на небеси и на земли. Можно же видѣть чудотворенія Его, совершаемыя и на небѣ и на землѣ, въ которыхъ показываетъ Онъ силу Свою. Эту силу и намъ показалъ въ настоящее время,

Ибо избави, говоритъ царь, Даніила отъ устъ львовыхъ. Содѣлалъ его побѣдителемъ звѣрей, возбужденныхъ и голодомъ и яростію. Сему научило вселенную царево посланіе. Конецъ же сказанія содержитъ въ себѣ слѣдующее:

(28). Даніилъ управляше въ царствѣ Даріевѣ, и въ царствѣ Кира Персянина, то есть въ томъ и другомъ царствѣ продолжалъ быть славнымъ и во всемъ преимуществующимъ.

А намъ, дознавъ силу благочестія, надлежитъ избрать оное, предпочесть всему, и ни въ какомъ случаѣ не отступать отъ него, даже, если всѣ люди вдругъ ополчатся на насъ за благочестіе, твердо полагаясь на силу его, охотно принимать на себя /с. 127/ всякое прираженіе. Такъ ликъ блаженныхъ Апостоловъ, когда нападала на нихъ, можно сказать, цѣлая вселенная, пребылъ непреоборимымъ, и враговъ содѣлалъ покорными. Такъ блаженный Даніилъ, когда злоумышляло на него столько князей и чиновниковъ, содѣлался побѣдителемъ враждующихъ; и непріязненные, когда думали одержать надъ нимъ побѣду, подверглись конечной гибели. Посему, имѣя таковые примѣры, будемъ сохранять искреннее усердіе къ Богу, чтобы всегда пользоваться Его помощію, которой да сподобимся всѣ мы, по благодати и человѣколюбію Господа нашего Іисуса Христа! Съ Нимъ слава Отцу [со] Святымъ Духомъ во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Слова сіи не читаются у седмидесяти.

Источникъ: Творенія Блаженнаго Ѳеодорита, Епископа Кирскаго. Часть четвертая: [Толкованіе на видѣніе пророка Даніила. Толкованіе на Двѣнадцать пророковъ (Осію, Іоиля, Амоса, Авдія, Іону и Михея).] — М.: Въ типографіи В. Готье, 1857. — С. 116-127. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 29.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.