Церковный календарь
Новости


2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №1 (14 марта 1906 г.)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Раздѣленіе на секціи (1906)
2018-09-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ и Митрополитъ Антоній (1970)
2018-09-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 59-е (4 декабря 1917 г.)
2018-09-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ, соборность и современность (1970)
2018-09-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 58-е (2 декабря 1917 г.)
2018-09-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ и его богословскіе взгляды (1970)
2018-09-13 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 91-й (23 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви

ТВОРЕНІЯ СВЯТЫХЪ ОТЦЕВЪ ВЪ РУССКОМЪ ПЕРЕВОДѢ,
издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 29-й.

ТВОРЕНІЯ БЛАЖЕННАГО ѲЕОДОРИТА, ЕПИСКОПА КИРСКАГО.
(Часть 4-я. Изданіе 1-е. М., 1857).

ТОЛКОВАНІЕ НА ВИДѢНІЯ ПРОРОКА ДАНІИЛА.

ОТДѢЛЕНІЕ ДЕВЯТОЕ.

Глава 9.

(1). Въ первое лѣто Дарія, сына Ассуирова отъ племене Мидска, иже царствова въ царствѣ Халдейстѣмъ. (2). Въ лѣто первое царства его, азъ Даніилъ разумѣхъ въ книгахъ число лѣтъ, о немъ же бысть слово Господне ко Іереміи Пророку, на скончаніе опустѣнія Іерусалимля седмьдесятъ лѣтъ. И отсюда явствуетъ, что иное есть царство Дарія сына Ассуирова, а иное — Кира персидскаго; согласно же съ сказаннымъ выше прочтенное теперь. Пророкъ назвалъ Дарія не просто Мидяниномъ, но отъ племене Мидска, чтобы ясно было, что не съ обѣихъ сторонъ, то есть съ отцевой и матерней, онъ Мидянинъ. Впрочемъ царствовалъ онъ въ царствѣ халдейскомъ, послѣ того, какъ Валтасаръ за нечестіе умеръ ночью, пораженный Божіею карою: и мнѣ кажется, что Дарій сей цар/с. 166/ствовалъ весьма не долгое время; потому что, видя уже наконецъ исполнившимся опредѣленное время и высчитавъ число седмидесяти лѣтъ, — какое чрезъ Пророка Іеремію изрекъ Богъ всяческихъ, блаженный Даніилъ начинаетъ приносить Владыкѣ моленіе свое о народѣ. А время сіе исполнилось при персидскомъ царѣ Кирѣ, какъ говоритъ блаженный Ездра. Ибо въ самомъ началѣ своего писанія, послѣ вступленія, кратко упомянувъ о взятіи Іерусалима, о порабощеніи отечества, и о переселеніи плѣнныхъ въ Вавилонъ; присовокупилъ: и быша раби ему и сыномъ его, даже до царства Персскаго, во исполненіе словесъ Господнихъ отъ устъ Іереміиныхъ: дондеже благоизволитъ земля субботы своя, во все время опустѣнія своего, субботствовати будетъ во исполненіе лѣтъ седмидесяти. Царствующу Киру царю персскому перваго лѣта, во исполненіе слова Господня усты Іереміиными (2 Ездр. 1, 57, 58. 2, 1.). А божественнѣйшій Іеремія сказуетъ такъ: се азъ послю, и возму вся племена сѣверска, и Навуходоносора царя вавилонска раба Моего: и приведу его на землю сію, и на обители ея, и на вся языки окрестъ ея, и убію ихъ, и поставлю ихъ во ужасъ, и въ звизданіе, и въ поношеніе вѣчное. И погублю отъ нихъ гласъ радости и гласъ веселія, гласъ жениха и гласъ невѣсты, благоуханіе мира, и свѣтъ свѣтильника. И будетъ вся земля сія въ запустѣніе, и во ужасъ, и поработаютъ сіи во языцѣхъ царю вавилонскому седмьдесятъ лѣтъ. Егда же исполнени будутъ седмьдесятъ лѣтъ, посѣщу на царя вавилонска, и на языкъ /с. 167/ оный, рече Господь, беззаконія ихъ и на землю халдейскую, и положу тую въ запустѣніе вѣчное (Іер. 25, 9-12.). Такъ блаженный Іеремія далъ разумѣть, что время плѣненія исполнится съ разрушеніемъ халдейскаго царства; а Ездра привелъ сіе въ большую ясность, сдѣлавъ упоминаніе о Кирѣ. Впрочемъ находимъ, что божественный Захарія вычисляетъ время сіе и иначе. Ибо, когда, по смерти Кира и сына его Камбиза, Персидскую державу воспріялъ Дарій, сынъ Истасповъ, Пророкъ, упомянувъ о времени (ибо говоритъ: въ двадесять четвертый перваго надесять мѣсяца, сей есть мѣсяцъ Саватъ, во второе лѣто при Даріи, бысть слово Господне къ Захаріи Варахіину сыну Аддову, пророку Зах. 1, 7.), чрезъ нѣсколько словъ присовокупилъ: и отвѣща Ангелъ Господень, и рече: Господи Вседержителю, доколѣ не имаши помиловати Іерусалима, и грады Іудовы, яже презрѣлъ еси, сіе седмьдесятое лѣто (12.)? Нѣкоторые изъ недугующихъ невѣріемъ думаютъ, что святые Пророки разногласятъ; но воскормленные священными словесами, просвѣщаемые божественною благодатію, отыскиваютъ у святыхъ Пророковъ согласіе. Посему, испросивъ и себѣ луча оной благодати, постараемся согласіе это сдѣлать явнымъ для невѣдущихъ. Время плѣненія опредѣляютъ согласно всѣ, и божественный Іеремія, и богомудрый Захарія, и блаженный Ездра; потому что всѣ выставляютъ седмидесятилѣтнее число. Но, не съ одного и того же года начиная считать это время, утверждали, что число сіе придетъ къ концу; одинъ — при Кирѣ, а другіе — при Даріѣ. /с. 168/ Блаженный Іеремія и Ездра, считая отъ начала перваго плѣненія, справедливо насчитываютъ седмьдесятъ лѣтъ, до персидскаго царя Кира. А божественный Захарія, считая отъ послѣдней осады, въ которую Іудеи подверглись конечной гибели, говоритъ, что число седмидесяти лѣтъ исполнилось при персидскомъ царѣ Даріи; потому что при немъ дѣйствительно построенъ божественный храмъ. Поелику народъ Божій отводимъ былъ въ плѣнъ три раза: — въ первый разъ при Іоакимѣ, сынѣ царя іудейскаго Іосіи; — во второй при Іехоніи, сынѣ Іоакимовомъ, а въ третій при Седекіи, братѣ Іоакима, а дядѣ Іехоніи; то необходимо и возвращеніе было троекратное. Сперва отпускаетъ ихъ Киръ персидскій, потомъ Дарій, сынъ Истасповъ, и послѣ сего Артаксерксъ, сынъ Ксерксовъ, когда послалъ онъ сперва Ездру, а за нимъ и Неемію возсоздать стѣны іерусалимскія. Посему для тѣхъ, которые были первыми плѣнниками, седмидесятилѣтнее время исполняется при Кирѣ персидскомъ; и таковое же продолженіе запустѣнія храма пріемлетъ конецъ во вторый годъ Дарія, сына Истаспова, такъ что и то и другое пророчество, — и Іереміи и Захаріи, равно какъ и писаніе Ездры, не лживы и истинны. Сіе-то время уразумѣвъ, исчисливъ и нашедши приближающимся къ концу, блаженный Даніилъ говоритъ:

(3). Дахъ лице мое ко Господу Богу, еже взыскати молитвы и прошенія въ постѣ и во вретищѣ и въ пепелѣ. Не просто ожидалъ я, говоритъ Пророкъ, избавленія отъ плѣна, но приносилъ моленіе Владыцѣ, прося освобожденія соплеменникамъ. Ибо, /с. 169/ если и тысячекратно повторитъ Богъ обѣтованія благъ, но мы содѣлаемъ себя самихъ недостойными дара, то послужимъ препятствіемъ Божіей щедрости. Сіе говоритъ Богъ и чрезъ Пророка Іеремію: наконецъ реку на языкъ и царство, да возсозижду и насажду я. И будетъ, если языкъ тотъ обратившись сотворитъ лукавая, не наведу на него всѣхъ благихъ, яже глаголахъ (Іерем. 18, 9, 10.). Обученный сему, блаженный Даніилъ, постомъ, вретищемъ и пепломъ окриливъ молитву, приноситъ оную Богу.

(4). И молихся ко Господу Богу моему, говоритъ Пророкъ, и исповѣдахся, и пѣхъ: Господи Боже мой, великій и чудный, храняй завѣтъ, и милость любящимъ Тя, и хранящимъ заповѣди Твоя. Пророкъ называетъ Бога великимъ и чуднымъ, какъ могущаго содѣлать великое и чудное; потому что божественные мужи любятъ употреблять Божественныя именованія, заимствованныя отъ проявленія силъ въ дѣйствіи. Сказалъ же, что Богъ хранитъ завѣтъ и милость любящимъ Его, поминая обѣтованія Аврааму, Исааку и Іакову. И слагая молитву, со всею точностію даетъ видѣть, что хранитъ не просто, но любящимъ Его и хранящимъ заповѣди Его; но если кто преступаетъ Твои повелѣнія; то дѣлаетъ себя недостойнымъ Твоихъ обѣтованій. А сіе-то и сбылось съ нами.

(5). Согрѣшихомъ, беззаконновахомъ, нечествовахомъ, уклонихомся отъ заповѣдей Твоихъ и отъ судовъ Твоихъ. Употребивъ о Богѣ оныя досточтимыя и чудныя именованія, Пророкъ весьма /с. 170/ прилично о своихъ единоплеменникахъ употребилъ именованія прямо противоположныя. Не почелъ же достаточнымъ сказать: согрѣшихомъ, но присовокупилъ: беззаконновахомъ, нечествовахомъ, ставъ непризнательными къ Твоимь благодѣяніямъ. Нечествовахомъ, предпочтя Тебѣ иныхъ боговъ, неодушевленныхъ, безчувственныхъ, не имѣющихъ никакой силы. Потомъ, показывая и непрестанно продолжающееся Божіе о нихъ попеченіе, и великую безчувственность народа, присовокупилъ;

(6). И не послушахомъ рабъ Твоихъ Пророковъ, иже глаголаша во имя Твое къ царемъ нашимъ, и княземъ нашимъ, и отцемъ нашимъ, и всѣмъ людемъ земли. Не преставала милость Твоя призирать на насъ, и черезъ Пророковъ бесѣдовать, то съ царями и князьями, то съ священниками и учителями (ихъ Даніилъ назвалъ отцами), а многократно и со всѣмъ народомъ; но при всемъ этомъ продолжали мы прекословить. Посему справедливо присовокупилъ Пророкъ:

(7). Тебѣ, Господи, правда, намъ же стыдѣніе лица, якоже день сей, мужу Іудину, и живущимъ во Іерусалимѣ, и всему Израилю, и ближнимъ и дальнимъ во всей земли, идѣже разсѣялъ еси я тамо, во отверженіе ихъ, имъже отвергошася Тебе Господи. Содѣланное Тобою, Владыка, проповѣдуетъ правду Твою; а мы, по причинѣ великаго нашего беззаконія, пребывая въ стыдѣ, обвиняемъ себя въ собственной своей непризнательности. Тебѣ отъ нашего нечестія никакого не произошло вреда; а мы собрали плоды своихъ сѣменъ, и плоды горестные. Пророкъ, обвиняя единопле/с. 171/менниковъ, и себя присоединяетъ къ числу преступившихъ Божій законъ.

(8). Намъ, говоритъ онъ, стыдѣніе лица, и царемъ нашимъ, и княземъ нашимъ, и отцемъ нашимъ, иже согрѣшихомъ Тебѣ. Каждаго изъ сихъ выраженій достаточно, чтобы преклонить на милость и самаго жестокаго, не только кротчайшаго и человѣколюбивѣйшаго. Ибо Пророкъ показываетъ сими словами, что преисполнены стыда, не только малозначительные и незнатные въ народѣ, но и самые цари, и князья, и священники; ибо ихъ назвалъ отцами. И показавъ справедливость наказанія, присовокупилъ; иже согрѣшихомъ Тебѣ. Но мы понесли плоды достойные беззаконія.

(9). Господу же Богу нашему щедроты и очищенія. Ибо Тебѣ, подлинно кроткому и человѣколюбивому, подобаетъ поступать съ нами милостиво и милосердо. И продолжая обвинять въ беззаконіи (ибо слышалъ, что Богъ говоритъ чрезъ другаго Пророка: глаголи ты беззаконія твоя прежде, да оправдишися (Иса. 43, 26.)), Пророкъ себѣ присвояетъ беззаконіе народа, и произноситъ обвиненіе онаго, возвѣщая Божію милость.

Яко отступихомъ, говоритъ Пророкъ, (10). И непослушахомъ гласа Господа Бога нашего, ходити въ законѣхъ Его, ихже даде предъ лицемъ нашимъ, рукою рабъ Своихъ Пророковъ. Просвѣщаемые Пророками и руководимые къ должному, все время продолжали мы прекословить.

(11). И весь Израиль преступи законъ Твой, и /с. 172/ уклонишася, еже не послушати гласа Твоего. Ибо, если бы одни преступали законъ, а другіе были точными хранителями законовъ Твоихъ; то не подверглись бы всѣ сему бѣдствію. Но, поелику на беззаконіе отважились всѣ вообще, то справедливо говоритъ Пророкъ: пріиде на насъ клятва, и заклятіе вписанное въ законѣ Моѵсея раба Божія, яко согрѣшихомъ Ему. Заклятіе же разумѣетъ Пророкъ, произнесенное Богомъ во Второзаконіи; ибо говоритъ: воздвигну на небо руку Мою, и кленуся десницею Моею, и реку: живу Азъ во вѣки. Яко поострю якоже молнію мечь Мой, и пріиметъ судъ рука Моя, и воздамъ месть врагомъ Моимъ, и ненавидящимъ Мя воздамъ. Упою стрѣлы Моя отъ крове, и мечь Мой снѣстъ мяса, отъ крове язвенныхъ и плѣненія, отъ главъ князей языческихъ (Второз. 32, 40-42.). И нѣсколько прежде сего также говоритъ: рѣхъ: разсѣю ихъ, уставлю же отъ человѣкъ память ихъ (26). А клятву Пророкъ разумѣетъ произнесенную шестью колѣнами на горѣ Гевалъ. Посему, говоритъ Даніилъ, оное заклятіе и клятва, изображенная въ законѣ Моѵсеевомъ, исполнились на насъ.

(12). И устави словеса Своя, яже глагола на ны, и на судіи наши, иже судиша насъ, навести на ны злая великая. И показывая чрезмѣрность золъ, продолжаетъ Пророкъ:

Яковыхъ не бысть подъ всѣмъ небесемъ по бывшимъ во Іерусалимѣ. Не нахожу и примѣра для нашихъ бѣдствій, говоритъ Даніилъ. Потомъ, доказывая нелживость Божественнаго предреченія, продолжаетъ: /с. 173/

(13). Якоже есть писано въ законѣ Моѵсеовѣ. И представляя справедливость наказанія, говоритъ еще:

Вся злая сія пріидоша на ны; и не помолихомся лицу Господа Бога нашего, отвратитися отъ неправдъ нашихъ, и еже смыслити во всей истинѣ Твоей Господи. Даже, когда постигло насъ столько тяжкихъ бѣдствій, не восхотѣли мы прибѣгнуть къ покаянію, отстать отъ прежняго беззаконія, и благоугождать Тебѣ храненіемъ законовъ. Потому и говоритъ Пророкъ:

(14). Убудися Господь Богъ на злобу нашу, и наведе сія на ны. Какъ нѣкій сонъ, отложивъ долготерпѣніе, наложилъ на насъ Богъ наказаніе, достойное нашей жизни; потому что, говоритъ Пророкъ,

Святъ Господь Богъ нашъ во всемъ дѣяніи Своемъ, еже сотвори, и не послушахомъ гласа Его. Онъ неповиненъ и никакой не заслуживаетъ укоризны за то, чтó содѣлано Имъ; а мы, жившіе въ злочестіи и лукавствѣ, навлекли на себя наказаніе. Такъ, окончивъ обвиненіе беззаконія, Пророкъ начинаетъ наконецъ моленіе, и испрашиваетъ человѣколюбія.

(15). И нынѣ, Господи Боже нашъ, иже извелъ еси люди Твоя отъ земли Египетскія рукою крѣпкою, и сотворилъ еси Себѣ самому имя, якоже день сей, согрѣшихомъ беззаконновахомъ. (16). Господи, всѣмъ помилованіемъ Твоимъ, да отвратится ярость Твоя отъ града Твоего Іерусалима, отъ горы святыя Твоея. Пророкъ воспоминаетъ прежнія благодѣянія, признательнымъ памятовані/с. 174/емъ привлекая милость, и говоритъ: не трудно Тебѣ, Владыка, даровать намъ освобожденіе. Ибо, совершивъ множество чудотвореній и казней надъ Египтянами, освободилъ уже Ты народъ Свой отъ горькаго этого рабства, такъ что слава о содѣланныхъ чудесахъ пронеслась повсюду, и всѣмъ человѣкамъ содѣлалось явнымъ Твое могущество. И поелику сами мы согрѣшили и оказали себя недостойными Твоего человѣколюбія; то умоляемъ сподобить пощады Твоей градъ Твой и ту гору, которую явленіемъ Твоимъ на оной содѣлалъ Ты святою. И, продолжая моленіе о градѣ, Пророкъ говоритъ:

Яко въ грѣхахъ нашихъ, и неправдами нашими и отецъ нашихъ Іерусалимъ и людіе Твои во укоризну быша во всѣхъ окрестныхъ насъ. За беззаконія наши, за грѣхи отцевъ нашихъ, сдѣлались мы посмѣшищемъ для сопредѣльныхъ народовъ, и градъ знаменитый и славный подвергся запустѣнію.

(17). И нынѣ, Господи Боже нашъ, услыши молитву раба Твоего, и прошеніе его, и яви лице Твое на святилище Твое опустѣвшее. Пріими, Владыка, говоритъ Даніилъ, прошеніе раба Твоего, и воззри на запустѣніе Тобою освященнаго мѣста, и снова исполни оное благодати Твоей. И поелику народъ не достоинъ былъ пріять это; то весьма прилично присовокупилъ Пророкъ:

Тебе ради, Господи. Содѣлай Владыка, Тебѣ самому подобающее, и помысли, не о нашихъ беззаконіяхъ, но о неизсякаемыхъ источникахъ Тво/с. 175/его человѣколюбія. И продолжая молиться, говоритъ Пророкъ:

(18). Приклони, Боже мой, ухо Твое, и услыши, отверзи очи Твои, и виждь потребленіе наше, и града Твоего. И еще больше усвояя градъ Богу, сказалъ:

Въ немъ же призвася имя Твое. А сказанное: приклони ухо Твое, и отверзи очи Твои, значитъ: не отвращайся отъ прошенія моего, но съ благоволеніемъ выслушай молитву мою. Ибо Пророкъ зналъ, что Божество безплотно, но какъ человѣкъ, не умѣлъ иначе бесѣдовать съ Богомъ. Поелику же каждый человѣкъ видитъ очами, слышитъ ушами, то употребилъ реченія сіи и о безплотномъ Богѣ, называя такъ Божіи силы. И къ сему присовокупляетъ:

Яко не на наши правды повергаемъ моленіе наше предъ Тобою, но на щедроты Твоя многія Господи. Не на правды наши возлагая надежду, испрашиваемъ Твоего человѣколюбія, но уповая на милость Твою, осмѣливаемся умолять.

(19). Услыши Господи, очисти Господи, вонми Господи, и не закосни Тебе ради Боже мой. Въ сказанномъ достоинъ удивленія порядокъ; Пророкъ умоляетъ Бога сперва услышать молитву и не отвергать прошенія, потомъ услышавъ содѣлаться снисходительнымъ, а ставъ снисходительнымъ внять съ благоволеніемъ, показавъ же Свое благоволеніе, сдѣлать и исполнить испрашиваемое. Къ сему присовокупилъ: не закосни, то есть, не отлагай исполненіе самаго прошенія до другаго времени, но немедленно сподоби насъ Твоего при/с. 176/шествія. Да и конецъ молитвы достоинъ Даніилова смиренномудрія. Тебе ради Боже мой, говоритъ Пророкъ. Я недостоинъ пріять милость сію; но окажи оную.

Яко имя Твое призвася во градѣ Твоемъ, и въ людехъ Твоихъ. Такъ просилъ Пророкъ, съ такимъ усердіемъ приносилъ моленіе о единоплеменникахъ, умолялъ Бога не умедлить, и немедленно пріемлетъ Божій отвѣтъ; ибо говоритъ:

(20). Еще ми глаголющу, и молящуся, и исповѣдающу беззаконія моя, и грѣхи людей моихъ Израиля, и припадающу съ моленіемъ моимъ предъ Господемъ Богомъ моимъ; (21). И еще глаголющу ми въ молитвѣ, и се мужъ Гавріилъ, егоже видѣхъ въ видѣніи моемъ въ началѣ, парящъ. Принося моленіе сіе, и обвиняя общее наше беззаконіе, не докончивъ еще молитвы, говоритъ Даніилъ, вижу парящаго ко мнѣ и поспѣшающаго Гавріила; узналъ же я, кто онъ, прежде уже видѣвъ его во снѣ; дозналъ и именованіе его, услышавъ тогда, какъ Владыка призвалъ и повелѣлъ ему: Гавріиле, скажи видѣніе оному (Дан. 8, 16.). Назвалъ же его Пророкъ мужемъ, давъ именованіе сіе по видимости; потому что въ упомянутомъ снѣ говоритъ: се ста предо мною, аки образъ мужескъ (15). Поэтому и здѣсь говоритъ: се мужъ Гавріилъ, его же видѣхъ въ видѣніи моемъ въ началѣ, парящъ. Сказалъ же, что Гавріилъ паритъ, увидѣвъ, что съ быстротою разсѣкаетъ онъ воздухъ, и поспѣшаетъ къ Пророку.

И прикоснеся мнѣ, аки въ часъ жертвы вечернія, то есть, прикоснулся во время вечерняго Богослу/с. 177/женія, или прикасался столько времени, сколько продолжается вечернее богослуженіе.

(22). И глагола ко мнѣ, и рече: Даніиле, нынѣ изыдохъ устроити тебѣ разумъ. (23). Въ началѣ молитвы твоея изыде слово, и азъ пріидохъ возвѣстити тебѣ, яко мужъ желаній еси ты, размысли о словеси, и разумѣй въ явленіи. Вскорѣ послѣ того, какъ началъ ты молиться, общій нашъ Владыка, пріявъ моленіе и увидѣвъ доброе твое желаніе, послалъ меня открыть тебѣ будущее; а ты тщательно внимай изрекаемому. Чтó будетъ тебѣ сказано, то гораздо глубже, нежели сколько можетъ проникать человѣкъ; сіе и означаютъ слова: разумѣй въ явленіи, то есть, изречено это будетъ иносказательно, и должно тебѣ тщательно вникать, чтобы уразумѣть сіе. Божественное же сказуется и пишется иногда иносказательно, чтобы не для всѣхъ было явно сообщаемое въ откровеніи святымъ; потому что могло бы это легко быть пренебреженнымъ, если бы для всѣхъ стало равно извѣстнымъ. Называетъ же Гавріилъ Пророка мужемъ желаній, или, какъ предавшагося посту и изнуренію и мужественно борющагося съ плотскими вожделѣніями, или какъ вожделѣвающаго видѣній и желающаго дознать, чтó будетъ съ народомъ Божіимъ, или еще потому что Даніилъ, сіяя лучами добродѣтели, привлекалъ къ себѣ любовь, и любовь въ самой высшей степени. Такъ божественный Архангелъ, возбудивъ Пророка къ уразумѣнію того, чтó будетъ ему сказано, предлагаетъ ученіе.

(24). Седмьдесятъ седминъ сократишася о лю/с. 178/дехъ твоихъ, и о градѣ твоемъ святѣмъ, дондеже обетшаетъ согрѣшеніе, и скончается грѣхъ, и запечатаются грѣси, и очистятся беззаконія, и загладятся неправды, и приведется правда вѣчная, и запечатается видѣніе и Пророкъ, и помажется Святый Святыхъ. Прежде всего прочаго должно замѣтить, что, поелику Пророкъ въ молитвѣ къ Богу о народѣ Божіемъ и Іерусалимѣ говоритъ: людіе Твои, градъ Твой, святое Твое; то Богъ, превращая рѣчь, говоритъ Даніилу: седмьдесятъ седминъ сократишася о людехъ твоихъ, и о градѣ твоемъ святѣмъ, какъ бы не удостоивая называть Своимъ и народъ, древле наименованный Его народомъ, и городъ древле нарицавшійся также Его градомъ. Такъ поступилъ Богъ и при великомъ Моѵсеѣ. Когда, сливъ тельца, воздали ему божеское чествованіе, Богъ сказалъ Пророку. иди скоро, сниди отсюду, беззаконоваша бо людіе твои, ихже извелъ еси изъ Египта (Исх. 32, 7.). Итакъ чрезъ Архангела говоритъ Богъ Пророку: пріявъ прошеніе твое, и соградить Іерусалимъ дозволю, и повелю, чтобы народъ твой былъ возвращенъ въ отечество. По согражденіи же Іерусалима, Іудеи въ продолженіи четырехъ сотъ девяноста лѣтъ будутъ жить подъ закономъ. Ибо столько времени составляютъ седмьдесятъ седминъ, если каждый день принимать за годъ. Поелику продолженіе ихъ плѣненія опредѣлилъ Богъ седмидесятилѣтнимъ временемъ; то, седьмикратно обративъ время сіе само на себя, опредѣляетъ продолженіе ихъ жительства по закону. Седмьдесятъ седминъ сократишася, то есть, опре/с. 179/дѣлены и присуждены; ибо такъ перевели нѣкоторые изъ толковниковъ. О людехъ Твоихъ, и о градѣ Твоемъ святѣмъ, дондеже обетшаетъ согрѣшеніе, и скончается грѣхъ, то есть, пока возрастетъ злочестивая ихъ дерзость и конца достигнетъ грѣхъ. Грѣхомъ же скончавающимся и согрѣшеніемъ обетшавающимъ, или возросшимъ и достигшимъ крайняго предѣла, Пророкъ называетъ крестъ, ихъ дерзостію уготованный Господу. Ибо прежде сего, отваживаясь на тысячи худыхъ дѣлъ, они хотя подвергаемы были наказанію, и страдали за свои преступленія, но, получивъ прощеніе, опять удостоивались Божія человѣколюбія. Но, послѣ неистоваго востанія на Владыку, по дерзкомъ уготованіи креста, не было имъ уже востановленія, какъ вопіютъ самыя дѣла, но, по истеченіи болѣе, нежели четырехъ сотъ сорока лѣтъ, остаются разсѣянными и пресельниками во вселенной. Посему святый Архангелъ говоритъ блаженному Даніилу: седмьдесятъ седминъ сократишася о людехъ твоихъ, и о градѣ твоемъ святѣмъ, дондеже обетшаетъ согрѣшеніе, и скончается грѣхъ. И поелику Владыка Христосъ имѣлъ вѣрующимъ въ Него даровать оставленіе грѣховъ, какъ и блаженный Іоаннъ взывалъ, говоря: се Агнецъ Божій, вземляй грѣхъ міра (Іоан. 1, 29.); то прилично присовокупилъ Архангелъ: и запечатаются грѣси, и очистятся беззаконія, и загладятся неправды; потому что Христосъ загладилъ беззаконія увѣровавшихъ въ Него, истребивъ еже на насъ рукописаніе, какъ говоритъ блаженный Павелъ (Кол. 2, 14). Запечатлѣлъ же грѣхи, упразднивъ жи/с. 180/тельство по закону, и даровавъ благодать Духа, при содѣйствіи которой жительствующіе духовно препобѣждаютъ страсти. Къ сему присовокупилъ Архангелъ: и приведется правда вѣчная. А вѣчная правда, въ собственномъ смыслѣ, есть самъ Владыка Христосъ, потому что о Немъ говоритъ блаженный Павелъ, бысть намъ премудрость отъ Бога, правда же и освященіе и избавленіе (1 Кор. 1. 30.); и въ посланіи къ Римлянамъ сказалъ о евангеліи, что правда Божія въ немъ является (Римл. 1, 17.). Поелику же Христосъ, по щедротѣ Своей, и увѣровавшимъ въ Него даровалъ правду, вводящую въ жизнь вѣчнуіо, и повелѣлъ въ молитвахъ испрашивать сей правды, говоря: ищите царствія Божія и правды Его (Матѳ. 6, 33.); то святый Гавріилъ по необходимости сказалъ: и приведется правда вѣчная. Присовокупилъ же: и запечатается видѣніе и Пророкъ, то есть, положенъ будетъ конецъ всѣмъ пророчествамъ (кончина бо закона Христосъ въ правду всякому вѣрующему (Римл. 10, 4.)), и пророчественная благодать отступитъ наконецъ отъ народа іудейскаго. Если бы Владыка Христосъ пришедши не пострадалъ и не сотворилъ того, чтó предсказали Пророки; то не обнаружилась бы истина Пророковъ. Посему исполняетъ, и какъ бы запечатлѣваетъ и подтверждаетъ предреченное пророками, совершая и претерпѣвая ими прореченное. Къ сему присовокупилъ еще Архангелъ; и помажется Святый Святыхъ. Кто же сей Святый святыхъ? Пусть скажутъ Іудеи. Если же не знаютъ, то пусть научатся отъ насъ, что Онъ есть Вла/с. 181/дыка Христосъ, Который предвѣщаетъ устами Исаіи: Духъ Господень на Мнѣ, Его же ради помаза Мя Господь (Иса. 61, 1.), и о Которомъ свидѣтельствуетъ Давидъ, что возлюбилъ правду, и возненавидѣлъ беззаконіе, сего ради помазанъ елеемъ радости паче причастникъ Его (Псал. 44, 8.); свидѣтельствуетъ же и блаженный Петръ, верховный изъ Апостоловъ, говоря: Іисуса, Иже отъ Назарета, яко помаза Его Богъ Духомъ Святымъ и силою, Иже пройде благодѣтельствуя и исцѣляя вся насилованныя отъ діавола, яко Богъ, бяше съ Нимъ (Дѣян. 10, 38.). Итакъ блаженный Пророкъ Даніилъ извѣщается, что Богъ благоизволилъ дать Іерусалиму, въ продолженіи четырехъ сотъ девяноста лѣтъ пользоваться по обычаю божественными дарами, пока не отважится на оное нечестивое и ужасное дѣло, разумѣю крестъ, уготованный Спасителю, Который, именуясь Святымъ святыхъ, какъ источникъ святыни, по человѣчеству помазуется Духомъ Святымъ, запечатлѣваетъ же и подтверждаетъ древнія пророчества, исполняя все, ими предреченное, и даруетъ оставленіе грѣховъ увѣровавшимъ въ Него. Потомъ божественный Архангелъ научаетъ, съ чего должно начать счисленіе седмидесяти седминъ и говоритъ:

(25). И увѣси и уразумѣеши отъ исхода словесе, еже отвѣщати, и еже соградити Іерусалимъ, даже до Христа Старѣйшины седминъ седмь, и седминъ шестьдесятъ двѣ. Нѣкоторые полагаютъ, что начало построенія храма, положенное при Кирѣ, есть начало и счисленія сед/с. 182/минъ; другіе же начинаютъ счисленіе съ шестаго года царствованія Дарія, сына Истаспова; потому что тогда воспріяло надлежащій конецъ построеніе храма, между тѣмъ, какъ въ протекшее до сего время были препятствія построенію храма отъ сопредѣльныхъ жителей, по непріязненности ихъ къ Іудеямъ, и Камбизъ, сынъ Кировъ, обманутый ими, запретилъ построеніе. Но то и другое счисленіе несправедливо. Ибо, во первыхъ, если кто пожелаетъ начать счисленіе съ указанныхъ временъ, то число лѣтъ окажется бóльшимъ. Потомъ не возможно найдти, чтобы при комъ иномъ совершилось заглажденіе грѣховъ, оставленіе неправдъ, дарованіе вѣчной правды, исполненіе пророческихъ предреченій, помазаніе Святаго святыхъ, кромѣ единаго Владыки Христа. Если же сіе дѣйствительно такъ, и согласны въ этомъ повелѣвающіе начинать счисленіе седминъ съ указанныхъ временъ; то пусть отсчитаютъ четыреста девяносто лѣтъ съ низу вверхъ. Ибо, если, начавъ считать съ явленія на Іорданѣ, когда нашъ Спаситель и Господь началъ проповѣдывать, учить и творить чудеса, поступимъ въ верхъ; то найдемъ, что число сіе не доходитъ не только до Кира, но и до Дарія; исполнилось же въ двадцатый годъ царствованія Артаксеркса, сына Ксерксова, въ то время, какъ Неемія, виночерпій сего царя, воспріявъ ревность, помолившись Богу и сподобившись помощи свыше, умоляетъ царя, дозволить ему построеніе оградъ іерусалимскихъ, и получивъ благосклонное соизволеніе царя, возвращается въ отечество, со всѣмъ усердіемъ довершаетъ недо/с. 183/стававшее въ Божіемъ храмѣ, воздвигаетъ городскія стѣны, и укрѣпивъ отвсюду башнями, сооружаетъ врата, и возбудивъ священниковъ, городъ, не имѣвшій въ себѣ жителей, наполняетъ обитателями. Сіе-то давая разумѣть божественный Архангелъ сказалъ: и увѣси и уразумѣеши отъ исхода словесе, еже отвѣщати, и еже соградити Іерусалимъ, даже до Христа Старѣйшины седминъ седмь, и седминъ шестьдесятъ двѣ.

И возвратится и соградится стогна и забрала (а). Начавъ счисленіе, говоритъ Архангелъ, отъ построенія города, когда воспріялъ онъ стѣны свои, и сталъ вмѣщать въ себѣ множество жителей, такъ что, по причинѣ множества обитающихъ, сдѣлался обширнымъ, найдешь до Христа Старѣйшины седминъ седмь, и седминъ шестьдесятъ двѣ. Христомъ же Старѣйшиною именуетъ онъ того же, кого назвалъ Святымъ святыхъ, какъ и блаженный Петръ въ рѣчи къ Іудеямъ сказалъ: Начальника же жизни убисте: Егоже Богъ воскреси отъ мертвыхъ (Дѣян. 3, 15.), разрѣшивъ болѣзни смертныя (2, 24.). Онъ нашъ Старѣйшина по человѣчеству, какъ перворожденный всея твари (Кол. 1, 15.), то есть новыя (ибо сказано: аще кто во Христѣ, нова тварь (2 Кор. 5, 17.)), и какъ перворожденный изъ мертвыхъ, яко да будетъ, по слову Павлову, во всѣхъ Той первен/с. 184/ствуя (Колос. 1, 18.). Посему-то и святый Гавріилъ нарекъ Его Христомъ старѣйшиною. Итакъ до Него отъ построенія Іерусалима седминъ седмь, и седминъ шестьдесятъ двѣ. А чтобы не подумали иные, будто бы утверждаемъ сіе безъ основанія, предложимъ счисленіе самыхъ годовъ. Отъ двадцатаго года царствованія Артаксеркса, сына Ксерксова, когда Неемія, пришедши въ Іерусалимъ, началъ воздвигать стѣны города, до Дарія сына Арсамова, котораго убивъ, Александръ Македонскій разрушилъ царство Персидское, сто четырнадцать лѣтъ; отъ шестаго же года Александра, въ который убитъ Дарій, до Каія Юлія Кесаря, перваго самодержца Римскаго, всѣхъ лѣтъ царства Македонскаго двѣсти восемьдесятъ два года: и отъ начала владычества Юлія Кесаря до пятнадцатаго года Тиверія Кесаря, когда Іоаннъ Креститель пришелъ на Іорданъ, проповѣдуя крещеніе покаянія, и взывая: се Агнецъ Божій, вземляй грѣхъ міра, — седмьдесятъ три года. Числа сіи, сложенныя вмѣстѣ, составляютъ число четыреста шестьдесятъ девять; а такое число лѣтъ составляетъ еврейскихъ годовъ четыреста восемьдесятъ три года; но такое же число составляютъ седмь и шестьдесятъ двѣ седмины. Надобно же знать, что Евреи, вычисляя годъ по теченію луны, дѣлаютъ одиннадцать дней излишнихъ, которые мы называемъ добавочными; потому что теченіе луны совершается въ двадцать девять дней и шесть часовъ. Счисляя же такимъ образомъ, Евреи полагаютъ годъ въ три ста пятьдесятъ четыре дни. Итакъ, поелику святый Архангелъ, бесѣдуя съ /с. 185/ блаженнымъ Даніиломъ, Евреемъ, и открывая ему число лѣтъ, безъ сомнѣнія разумѣлъ число для него обычное; то необходимо должно приложить годы, слагающіеся изъ добавочныхъ дней. А по приложеніи ихъ, окажутся восемьдесятъ три года сверхъ четырехъ сотъ лѣтъ. Столько же лѣтъ даютъ седмь и шестьдесятъ двѣ седмины. Не безъ намѣренія Архангелъ раздѣлилъ седмины, но предозначая перемѣны нѣкоторыхъ вещей. Ибо отъ построенія Ісрусалима, которое было при Нееміи и Ездрѣ, до Гиркана, послѣдняго первосвященника изъ Асмонеевъ, котораго умертвилъ Иродъ, исполняется число шестидесяти двухъ седминъ; а отъ убіенія Гиркана до пришествія Спасителя нашего и явленія на Іорданѣ истекаютъ остальныя седмь седминъ. Въ это время, то есть, по убіеніи Гиркана до пришествія Спасителя нашего, первосвященники уже были поставляемы противозаконно. Законъ повелѣвалъ первосвященникамъ священствовать до конца жизни и получать себѣ преемника по смерти. Но Иродъ, и послѣ него Римляне, сдѣлавъ первосвященство продажнымъ, преемства первосвященниковъ сдѣлали частыми; иныхъ, не происходившихъ даже отъ священническаго рода, поставляли первосвященниками. О семъ повѣствуя, еврейскій писатель, Іосифъ говоритъ такъ: «Иродъ, возведенный на царство Римлянами, поставляетъ первосвященниковъ не изъ рода Асмонеевъ (а это были такъ называемые Маккавеи), но изъ людей незнатныхъ, только были бы они по происхожденію Евреи». И чрезъ нѣсколько словъ говоритъ еще такъ: «въ разсужденіи поставленія іудейскихъ /с. 186/ первосвященниковъ, подобно Ироду поступали сынъ его Архелай, и послѣ него присвоившіе себѣ власть Римляне». И въ другомъ мѣстѣ говоритъ онъ: «Римскій военачальникъ Валерій Гратъ, отрѣшивъ отъ первосвященства Анана, сдѣлалъ первосвященникомъ Исмаила сына Фави; а чрезъ недолгое послѣ сего время, отставивъ и сего, провозглашаетъ первосвященникомъ Елеазара, сына первосвященника Анана; и по прошествіи года, отрѣшивъ и Елеазара, передаетъ первосвященство Симону, сыну Каѳима, но и онъ не болѣе года пробылъ въ этомъ санѣ, какъ преемникомъ ему сталъ Іосифъ; онъ же и Каіафа». Сказуя о семъ, и блаженный Лука говоритъ: въ пятоенадесять лѣто Тиверія Кесаря при архіереяхъ Аннѣ и Каіафѣ (Лук. 3, 1. 2.). Но ни откуда не дознали мы, чтобы по закону въ одно время были два первосвященника. Сіе предсказывая, святый Гавріилъ говоритъ:

(26). И по седминахъ шестидесяти двухъ потребится помазаніе, и судъ не будетъ въ немъ. Такимъ образомъ дѣлается яснымъ, что Архангелъ поставилъ шестьдесятъ двѣ седмины первыми, и послѣ тѣ седмь седминъ, въ которыя, говоритъ онъ, потребится помазаніе, то есть, дѣйствовавшая въ первосвященникахъ благодать. А поелику и поставляемые противозаконно именовались первосвященниками; то справедливо присовокупилъ Гавріилъ: и судъ не будетъ въ немъ. Хотя и помазуются они, говоритъ Архангелъ, но помазуются не по праву, осмѣливаются же дѣлать сіе противозаконно. Да и выше сдѣлалъ явнымъ, что седмь /с. 187/ седминъ поставилъ онъ послѣдними, сказавъ: до Христа Старѣйшины седминъ седмь и седминъ шестьдесятъ двѣ. Ибо Архангелъ седмь седминъ, которыми восполняются прочія седмины, протекшія до Христа Старѣйшины, поставилъ при самомъ упоминаніи о Немъ, чтобы намъ знать, что, если захотимъ вести счетъ отъ Христа къ верху, то найдемъ сперва седмь седминъ, а потомъ шестьдесятъ двѣ седмины. И приводя сіе въ большую ясность, говоритъ онъ: возвратится, и соградится стогна и забрала, и истощатся лѣта, то есть время до построенія: и по седминахъ шестидесяти двухъ потребится помазаніе; не сказалъ: по седми, но: по шестидесяти двухъ, за которыми слѣдуютъ седмь, въ теченіе коихъ потребится помазаніе, и судъ не будетъ въ немъ: потому что царствовалъ иноплеменникъ Иродъ, по отцу Аскалонитянинъ, по матери Идумей, а именуемые первосвященниками не по закону были помазуемы, но поставляемы иноплеменными правителями, Иродомъ, Архелаемъ, римскими военачальниками. Потомъ говоритъ Архангелъ о конечной гибели, какая постигнетъ и городъ, и самую эту иноплеменную царскую власть, и противозаконное первосвященство.

Градъ же святое разсыплется со старѣйшиною грядущимъ; потому что и городъ будетъ раззоренъ, и святый храмъ подвергнется разрушенію. Потерпитъ же сіе городъ со старѣйшиною грядущимъ, то есть, съ будущими противозаконными начальниками. Ибо старѣйшиною грядущимъ Архангелъ наименовалъ иноплеменную царскую власть и /с. 188/ противозаконное первосвященство. Потомъ, давая знать, что Іудеи потерпятъ бѣдствія гораздо большія прежнихъ, Архангелъ присовокупилъ:

И потребятся аки въ потопѣ, то есть, подвергнутся конечной гибели, какую претерпѣли люди древле, когда потопъ покрылъ всю землю. И показывая, что не будетъ для Іудеевъ никакого возстановленія, или облегченія, говоритъ еще:

И до конца рати сокращенныя погибельми. Ибо подвергнутся совершенной пагубѣ, преданные въ жертву войнѣ, какъ бы нѣкоему потопу, и до конца подавлены будутъ сими бѣдствіями, и никогда не получатъ никакого востановленія. Такъ предсказавъ конечную гибель Іудеевъ, Архангелъ возвращается снова къ числу седмидесяти седминъ, прилагаетъ къ шестидесяти девяти остальную, и говоритъ:

(27). И утвердитъ завѣтъ мнозѣмъ седмина едина: и въ полъседмины отъимется жертва и возліяніе, и во святилищи мерзость запустѣнія, и даже до скончанія времене, скончаніе дастся на опустѣніе. Чтó по шестидесяти двухъ седминахъ будетъ въ продолженіе седми седминъ, объ этомъ, говоритъ Архангелъ, сказалъ я прежде; надлежитъ же знать, чтó совершится и въ другую седмину. Ибо во время оной данъ будетъ вѣрующимъ новый завѣтъ, и исполнитъ ихъ всякой силы. Въ половинѣ же сей седмины отъимется жертва и возліяніе, то есть, прекратится жертва подзаконная; потому что принесена истинная жертва непорочнаго Агнца, вземлющаго грѣхъ міра. По принесеніи сей жертвы, пріиметъ конецъ жертва /с. 189/ подзаконная. Посему-то, по совершеніи сей жертвы, когда Спаситель испустилъ духъ, завѣса церковная раздрася съ вышняго края до нижняго (Матѳ. 27, 51.), неудобозримое прежде творя для всѣхъ удобозримымъ, неприкосновенное и недоступное дѣлая доступнымъ. Поелику завѣса отдѣляла отъ Святаго Святое Святыхъ, въ которомъ были очистилище, херувимы и кивотъ, то раздравшаяся отъ края до края завѣса самымъ дѣломъ показала, что отступила пребывающая внутри благодать, и не священнымъ стало то, чтó доступно было одному только первосвященнику. А сіе совершилось, какъ скоро принесена жертва за весь міръ. Если же кто въ точности желаетъ знать самое время; то изъ евангелія отъ Іоанна узнаетъ, что около трехъ съ половиною лѣтъ Господь проповѣдывалъ, и утверждалъ святыхъ Своихъ учениковъ и ученіемъ и чудесами. И потомъ претерпѣлъ страданіе. А по крестѣ и смерти, по воскресеніи и вознесеніи на небеса, и по сошествіи Святаго Духа, въ остальное время седмины, святые Апостолы, проповѣдуя и творя чудеса въ Іерусалимѣ, многія тысячи людей наставивъ въ евангельскомъ ученіи, сподобили ихъ новаго завѣта, и приготовили къ принятію благодати всесвятаго крещенія. Потомъ, послѣ злодѣянія, совершеннаго Іудеями надъ святымъ Стефаномъ, прочіе разсѣялись по городамъ іудейскимъ, а божественные Апостолы не долгое время пребывъ въ Іерусалимѣ, прошли Самарію, Кесарію, Лидду и Іоппію, и поспѣшали всѣмъ людямъ сообщить спасительные догматы. Посему-то божественный Архангелъ блаженному Даніилу гово/с. 190/ритъ, что утвердитъ завѣтъ мнозѣмъ седмина едина, совокупляя вмѣстѣ и время распятія Господня, и время, когда святые Апостолы по воскресеніи Спасителя проповѣдывали ученіе въ Іерусалимѣ. Потомъ дѣлитъ седмину по поламъ, и говоритъ: и въ полъседмины отъимется жертва и возліяніе; потому что съ принесеніемъ истинной жертвы воспріиметъ конецъ сѣнь законная. И сверхъ сего говоритъ еще: и во святилищи мерзость запустѣнія; потому что ради жертвы крестной, не только прекратится жертва подзаконная, но и мерзость запустѣнія дана будетъ святилищу, то есть, бывъ прежде чтимымъ и приводя въ трепетъ, содѣлается оно запустѣвшимъ. Признакомъ же запустѣнія будутъ нѣкоторыя изображенія, запрещенныя закономъ и внесенныя въ святилище. Сіе же сдѣлалъ Пилатъ, въ храмъ Божій, вопреки Божію закону, внесши ночью царскія изображенія. Сіе и Господь предсказалъ святымъ ученикамъ Своимъ въ священномъ евангеліи: егда узрите мерзость запустѣнія, реченную Даніиломъ Пророкомъ, разумѣйте яко приближися запустѣніе Іерусалиму. Тогда сущіи во Іудеи да бѣжатъ въ горы. И иже на кровѣ, да не сходитъ взяти, яже въ дому его (Матѳ. 24. 15-17; Лук. 21, 20.). Сказалъ жіе сіе Господь, давая разумѣть, что скоро постигнетъ ихъ конечная гибель. И нѣсколько прежде сего говорилъ Онъ: Іерусалиме Іерусалиме, избивый Пророки и каменіемъ побиваяй посланныя къ тебѣ, колькраты восхотѣхъ собрати чада твоя, яко же собираетъ кокошь птенцы своя подъ крылѣ, и не восхотѣсте. Потому ска/с. 191/зываю вамъ: оставляется вамъ домъ вашъ пустъ (Матѳ. 23, 37-38.). Сіе предсказывая, святый Гавріилъ, послѣ того, какъ предвозвѣстилъ прекращеніе подзаконнаго Богослуженія, присовокупилъ и о семъ: и во святилищи мерзость запустѣнія. А чтобы не подумали Іудеи, будто божественный храмъ снова воспріиметъ прежнее благолѣпіе и славу, Архангелъ присовокупилъ: и даже до скончанія времене скончаніе дастся на опустѣніе; потому что до скончанія вѣка, говоритъ, запустѣніе пребудетъ безъ всякой перемѣны. Сіе изрекъ и блаженный Давидъ: во гнѣвѣ кончины, и не будутъ: и увѣдятъ, яко Богъ владычествуетъ Іаковомъ и концы земли (Пса. 58, 14.). Увѣдятъ же, когда узрятъ знаменіе Сына человѣческаго на небеси: тогда восплачутся вся колѣна (Матѳ. 24, 30.); тогда воззрятъ на Нь, Его же прободоша (Іоан. 19, 37.). Если же разумѣть сіе пророчество не такъ; то, поелику число четырехъ сотъ девяноста лѣтъ протекло и сверхъ того прошло еще болѣе четырехъ сотъ сорока лѣтъ, пусть покажутъ, при комъ пришло въ исполненіе пророчество Архангела при Маккавеяхъ? Но до нихъ отъ Дарія, даже отъ Кира, перваго царя персидскаго, нѣтъ четырехъ сотъ девяноста лѣтъ; потому что отъ Кира до Антіоха Епифана, при которомъ Маккавеи возревновавъ вступили въ дѣла правленія, около трехъ сотъ седмидесяти двухъ лѣтъ. Притомъ же, кто изъ нихъ называется Святымъ Святыхъ? Іуда, или Іонаѳанъ, Симонъ, или кто послѣ сихъ? Однако же ни патріархъ Авраамъ, ни законодатель Моѵсей, ни величайшій изъ Пророковъ /с. 192/ Илія никогда не былъ называемъ Святымъ святыхъ. Итакъ и время и наименованія ясно предуказали намъ пришествіе Господа нашего Іисуса Христа, въ котораго увѣровавъ и ожидая втораго Его пришествія, будемъ молиться, чтобы въ день суда сподобиться Его человѣколюбія; да улучимъ оное всѣ мы, по благодати и человѣколюбію Господа нашего Іисуса Христа, съ Которымъ слава Отцу со Святымъ Духомъ во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
(а) Греческій текстъ: οἰκοδομηθήσεται πλατεῖα καὶ περίτειχος можно перевести: соградится обширный и обнесенный стѣнами. Такъ разумѣетъ и блаженный Ѳеодоритъ.

Источникъ: Творенія Блаженнаго Ѳеодорита, Епископа Кирскаго. Часть четвертая: [Толкованіе на видѣніе пророка Даніила. Толкованіе на Двѣнадцать пророковъ (Осію, Іоиля, Амоса, Авдія, Іону и Михея).] — М.: Въ типографіи В. Готье, 1857. — С. 165-192. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 29.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.