Церковный календарь
Новости


2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 14-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 13-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 12-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 11-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 10-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 9-я (1904)
2017-12-13 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово въ день св. ап. Андрея Первозваннаго (1908)
2017-12-13 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 14-15. (1/14-15/28 октября) 1922 года
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 8-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 7-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 6-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 5-я (1904)
2017-12-12 / russportal
Указъ Архіер. Сѵнода РПЦЗ отъ 30 авг. 1938 г. о порядкѣ произнесенія поминовеній
2017-12-12 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 12-13. (1/14-15/28 сентября) 1922 года
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 4-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 3-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Творенія святыхъ отцовъ въ русскомъ переводѣ

Толкованія на Новый Завѣтъ блаженнаго Ѳеофилакта, архіепископа Болгарскаго.

ТОЛКОВАНІЕ НА ПОСЛАНІЕ СВ. АПОСТОЛА ПАВЛА КЪ ЕВРЕЯМЪ.
Изданіе 1-е. Казань, 1900.

ГЛАВА VII.

1-2) Сей бо Мелхиседекъ царь Салимскій священникъ Бога вышняго, иже срѣте Авраама возвращшася отъ сѣча царей, и благослови его: емуже и десятину отъ всѣхъ отдѣли Авраамъ (см. Быт. 14, 18). Цѣль апостола — показать различіе между ветхимъ и новымъ завѣтами. На это онъ указалъ уже и въ самомъ началѣ, сказавши, что /с. 80/ древнимъ Богъ говорилъ чрезъ рабовъ Своихъ — пророковъ, а намъ, людямъ Новаго Завѣта, въ Сынѣ (Евр. 1, 1-2). Но такъ какъ слушатели были немощны, ибо обнаружили малодушіе при искушеніяхъ, то онъ въ срединѣ (посланія) подкрѣпилъ слабыхъ, и наконецъ, послѣ того какъ достаточно ободрилъ ихъ, снова начинаетъ рѣчь о превосходствѣ Новаго Завѣта предъ Ветхимъ. И вникни въ мудрость его. Онъ показываетъ, что Мелхиседекъ, который былъ прообразомъ Христа, превосходилъ Авраама. Ибо если бы не превосходилъ, то не благословилъ бы его и не получилъ бы отъ него десятины. А такъ какъ отъ Авраама произошли священники закона, то ясно, что Мелхиседекъ превосходитъ и ихъ, какъ бы и ихъ благословляя и получая отъ нихъ десятину, въ то время, когда благословилъ праотца ихъ и отъ него получилъ десятину. Если же прообразъ Христа, Мелхиседекъ, столь сильно отличается отъ священниковъ закона, то насколько болѣе — истинный Мелхиседекъ, Христосъ? Таковъ общій смыслъ этого мѣста. Но, изложивъ кратко повѣствованіе о Мелхиседекѣ (Быт. 14, 18-20), онъ затѣмъ переходитъ къ разсмотрѣнію его, изъясняя исторію Мелхиседека съ духовной и таинственной стороны.

Первѣе убо сказуется царь правды. Здѣсь показываетъ, въ какомъ смыслѣ Мелхиседекъ есть прообразъ Христа. И прежде всего, говоритъ, изъ самаго имени узнай подлинный смыслъ. Именно: Мелхи значитъ царь; Седекъ — правда. Кто же иной царь правды, какъ не Господь нашъ Іисусъ Христосъ? /с. 81/

Потомъ же царь Салимскій, еже есть, царь мира. И изъ имени города, говоритъ онъ, это ясно. Ибо Салимъ, по толкованію, означаетъ миръ. Но кто другой есть царь мира, какъ не Христосъ, примирившій небесное и земное? Никому изъ людей не приличествуетъ наименованіе — царь правды и мира, какъ только одному Христу.

3) Безъ отца, безъ матере, безъ причта рода. Есть и другое сходство. Именно, какъ Мелхиседекъ безъ отца и безъ матери, — не потому впрочемъ, что не имѣлъ отца или матери, — какъ человѣкъ, и онъ имѣлъ, — но потому, что въ Писаніи не указано его родословіе и не упоминаются его родители. Такъ и Христосъ безъ отца по земному рожденію; ибо по плоти Онъ родился отъ одной Дѣвы Маріи. Безъ матери же по вышнему рожденію; ибо неизреченно и непостижимо рожденъ отъ Одного Отца прежде всѣхъ вѣковъ. Но сверхъ того и безъ причта рода. Ибо родъ Его кто исповѣсть (Исаіи 53, 5. Срав. Дѣян. 8, 33). Такъ какъ родившій Отецъ — на небѣ и непостижимъ, то непостижимъ и самый образъ рожденія. Нельзя также постигнуть разумомъ и родившую на землѣ Мать, собственно образъ рожденія, то есть какъ родила Дѣва безъ мукъ и тому подобное. Итакъ, Христосъ на самомъ дѣлѣ безъ отца и безъ матери: Мелхиседекъ же безъ отца и безъ матери не на самомъ дѣлѣ, ибо это невозможно; но въ томъ смыслѣ, что въ Писаніи не упоминаются родители его. Посему выраженіе: безъ причта рода /с. 82/ служитъ какъ бы поясненіемъ другого выраженія: безъ отца и безъ матери. Апостолъ какъ бы такъ говоритъ: я сказалъ о Мелхиседекѣ, что онъ безъ отца и матери, потому, что въ Писаніи нѣтъ его родословія и не упоминается о его родѣ.

Ни начала днемъ, ни животу конца имѣя: уподобленъ же Сыну Божію, пребываетъ священникъ выну. И это разумѣй въ томъ же смыслѣ, какъ и прежде сказанное. Какъ человѣкъ, Мелхиседекъ имѣлъ, конечно, и начало дней и конецъ жизни; но такъ какъ мы не знаемъ ни того, когда онъ родился, ни того, когда онъ умеръ, то, по нашему разумѣнію, онъ какъ бы не имѣетъ ни начала, ни конца. Однако, Христосъ на самомъ дѣлѣ, какъ Богъ, не имѣетъ ни начала, ибо безначаленъ по отношенію къ началу времени, хотя имѣетъ Отца началомъ, какъ причину; — ни конца, ибо безсмертенъ; однимъ словомъ, вѣченъ. Посему, гдѣ аріане? Пусть слышатъ, что Сынъ не имѣетъ начала. Въ такомъ смыслѣ разрѣшаетъ намъ этотъ вопросъ Павелъ; и если что затрудняетъ насъ, такъ это то: какимъ образомъ Христосъ — священникъ во вѣкъ по чину Мелхиседека, когда Мелхиседекъ умеръ и не былъ священникомъ во вѣкъ. Рѣшимъ и это затрудненіе, говоря такъ, что Христосъ, какъ вѣчный и безсмертный, есть, дѣйствительно, Священникъ во вѣкъ. Ибо и нынѣ — мы вѣруемъ — Онъ всякій разъ приноситъ Себя Самого за насъ чрезъ священнослужителей Своихъ и особенно какъ Ходатай за насъ предъ Отцемъ: въ это время Онъ совершаетъ за насъ высочайшее и таинственнѣйшее священнодѣйствіе, предлагая намъ Себя /с. 83/ Самого въ хлѣбѣ и питіи чуднымъ и превосходящимъ всякое разумѣніе образомъ. О Мелхиседекѣ сказано, что онъ имѣетъ вѣчное священство, не потому, чго онъ вѣченъ, ибо онъ умеръ; но потому, что въ Писаніи не указывается конецъ его, откуда мы могли бы знать, когда прекратилось его священство. И какъ по отношенію къ именамъ у перваго — только названія: Мелхиседекъ [1] и царь Салима [2], а у Христа самое дѣло: такъ и выраженіе: ни начала днемъ, ни животу конца имѣя относится къ первому (Мелхиседеку) только потому, что это не записано, ибо онъ былъ прообразомъ; а ко Христу относится на самомъ дѣлѣ. Если бы сходство было во всемъ, то не было бы прообраза и истины, но или въ обоихъ случаяхъ — прообразъ, или въ обоихъ случаяхъ — истина. Развѣ не видимъ мы этого также на картинахъ? И тамъ простое очертаніе имѣетъ уже сходство сравнительно съ законченной картиной, такъ какъ линіями неясно отображаются характерныя черты; имѣетъ и несходство, такъ какъ картина чрезъ краски получила болѣе отчетливый и болѣе ясный видъ.

4) Видите же, еликъ сей, емуже и десятину далъ есть Авраамъ патріархъ отъ избранныхъ. Послѣ того какъ принаровилъ прообразъ къ истинѣ, или то, что принадлежитъ Мелхиседеку, ко Христу, наконецъ съ увѣренностію показываетъ, что прообразъ, то есть Мелхиседекъ, славнѣе самихъ дѣйствительныхъ іудейскихъ священниковъ, и не только ихъ, но и самого /с. 84/ патріарха. Если же прообразъ (превосходитъ ихъ), то истинный архіерей Христосъ превзойдетъ ихъ гораздо болѣе. Итакъ видите, говоритъ, еликъ сей, то есть насколько превосходитъ тотъ, кому дары подносилъ не простой человѣкъ, но Авраамъ, столь великій патріархъ; не безъ намѣренія присоединилъ слово патріархъ, но чтобы возвысить личность. И: отъ избранныхъ, то есть изъ наиболѣе превосходной и цѣнной добычи. И нельзя сказать, чтобы онъ отдѣлилъ нѣкоторое вознагражденіе за трудъ какъ совмѣстно сражавшемуся и помогавшему, но сидѣвшему дома. Поэтому и выше сказалъ: срѣте Авраама возвращшася отъ сѣча царей. Если же онъ выше самаго патріарха, что показываетъ даяніе десятины, то гораздо выше священниковъ закона.

5-6) И пріемлющіи убо священство отъ сыновъ Левіинъ, заповѣдь имутъ одесятствовати люди по закону, сирѣчь братію свою, аще и отъ чреслъ Авраамовыхъ изшедшую: не причтаемый же родомъ къ нимъ, одесятствова Авраама. Теперь показываетъ, какимъ образомъ Мелхиседекъ выше Авраама, говоря, что священнослужители изъ колѣна Левія получали десятину отъ народа (Лев. 27, 30-32), очевидно, какъ лучшіе и почетнѣйшіе люди ради достоинства священства. Ибо ради чего иного самъ народъ, подвергаясь тяжелымъ трудамъ и бѣдствіямъ, приноситъ десятины всякаго рода священникамъ, не подвергающимся такимъ трудамъ и не воздѣлывающимъ землю, какъ не ради того, что /с. 85/ они болѣе священны и служатъ высшему дѣлу? Таково достоинство священства и настолько имѣющіе его выше собственныхъ братій, хотя и вышедшихъ изъ однихъ и тѣхъ же чреслъ. Отсюда и Мелхиседекъ, одесятствовавшій Авраама, и притомъ не причитаемый родомъ къ нему, то есть, не будучи изъ его рода, ибо былъ иноплеменникомъ, превосходнѣе и выше его. Ибо почему Авраамъ далъ бы иноплеменнику десятину, если бы (ему) не принадлежала великая честь? Если же Мелхиседекъ, прообразъ, превосходитъ даже самаго Авраама, то гораздо болѣе истинный Архіерей превосходитъ священниковъ закона.

И имущаго обѣтованія благослови. Такъ какъ Авраама всячески возвышало то, что онъ получалъ обѣтованія отъ Бога, то теперь онъ присоединяетъ, что такого и столь великаго, удостоившагося бесѣды съ Богомъ и имѣющаго Бога должникомъ, — благословилъ прообразъ Христа.

7) Безъ всякаго же прекословія меньшее отъ большаго благословляется. Сказалъ, что Мелхиседекъ благословилъ столь великаго Авраама. Всѣ же мы согласно и безпрекословно признаемъ, что благословляющій выше благословляемаго. Слѣдовательно, и Мелхиседекъ, прообразъ Христа, выше патріарха.

8) И здѣ убо десятины человѣцы умирающіи пріемлютъ: тамо же свидѣтельствуемый, яко живъ есть. И другое разсужденіе, доказывающее, что Мелхиседекъ выше священниковъ закона. Ибо здѣсь, то есть въ законѣ, получающіе десятины умираютъ; а тамъ, то есть въ случаѣ съ Мелхиседекомъ, получилъ деся/с. 86/тины тотъ, о которомъ свидѣтельствуетъ Писаніе, что онъ живъ есть. Ибо ты, говоритъ, іерей во вѣкъ по чину Мелхиседекову (Псал. 109, 4). Что же касается того, что Мелхиседекъ вѣчно живъ, то это понимай такъ же, какъ и выше было сказано, то есть, что въ Писаніи не упоминается о смерти его. Что левиты умираютъ, а Мелхиседекъ живетъ, нѣкоторые понимаютъ такъ, что образъ священства левитскаго сталъ мертвымъ, ибо сдѣлался недѣйствительнымъ, образъ же священства Мелхиседека, или жизни по Христу, живетъ и пребываетъ, и будетъ существовать вѣчно.

9) И да сице реку, Авраамомъ и Левій пріемляй десятины, десятины далъ есть. Чтобы священники закона не могли сказать: какое имѣетъ отношеніе къ намъ, если Авраамъ далъ десятину? — говоритъ, что чрезъ посредство Авраама и Левій, родоначальникъ вашего священства, пріемляй десятины, десятины далъ есть. Такимъ образомъ, развѣ Мелхиседекъ не выше и Левія, когда, очевидно, онъ и отъ него получилъ десятину, чрезъ посредство Авраама? Выраженіе: да сице реку или означаетъ: вкратцѣ сказать, или вмѣсто: такъ скажу. Такъ какъ казалось слишкомъ смѣлымъ сказать, что Левій, еще не родившись, далъ десятины Мелхиседеку, то онъ смягчилъ это.

10) Еще бо въ чреслѣхъ отчіихъ бяше, егда срѣте его Мелхиседекъ. Показываетъ, какимъ образомъ Левій далъ десятины, говоря, что такъ какъ праотецъ далъ десятины, то и онъ далъ въ силу того, что, будучи /с. 87/ уже въ чреслахъ Авраама, имѣлъ родиться отъ сѣмени его, хотя еще и не родился. И не сказалъ: левиты, но Левій, чтобы показать превосходство. Вотъ какая смѣлость! Онъ совершенно опровергъ все іудейское. Потому онъ и сказалъ прежде: немощни бысте (Евр. 5, 11), что намѣревался предложить эти истины и чтобы они не отвратили слуха. Итакъ, настроивши и приготовивши ихъ заранѣе, какъ хотѣлъ, онъ говоритъ уже то, что ему угодно. Ибо душа и содержитъ и возращаетъ слово не такъ, какъ земля, воспринявши сѣмя, будетъ возращать его. Тамъ — природа, которая отличается постоянствомъ; здѣсь — свободное произволеніе, — то, что легко измѣняется и въ высшей степени разнообразно. Поэтому учителю необходимо многое приготовить заранѣе.

11) Аще убо совершенство левитскимъ священствомъ было: людіе бо на немъ взаконени быша: кая еще потреба, по чину Мелхиседекову иному востати священнику, а не по чину Ааронову глаголатися. Показалъ, что Мелхиседекъ въ священническомъ чинѣ былъ гораздо выше и Авраама и Левія. Теперь снова приводитъ другое доказательство, показывая, что священство во Христѣ гораздо превосходнѣе левитскаго священства и что священство Христа — совершенное священство, а то несовершенное. Ибо если бы священство по закону было совершенно, то надлежало бы священнику востать по чину Ааронову: ибо Ааронъ былъ изъ колѣна Левіина. Но говорится, — востаетъ іерей не по /с. 88/ чину Ааронову, а по чину Мелхиседекову. Потомъ, такъ какъ то (священство) было несовершенно, то вмѣсто него вводится другое. И выраженіе: еще имѣетъ великое значеніе; оно какъ бы говоритъ, что если бы Христосъ по чину Мелхиседекову былъ прежде, а потомъ былъ данъ законъ, то со всею справедливостію можно было бы сказать, что священство по закону, то есть священство Аароново, дано было въ силу того, что священство Мелхиседеково было какъ бы несовершеннымъ. На самомъ же дѣлѣ Христосъ послѣ и получилъ иной образъ священства. Отсюда очевидно, что такъ какъ священство Аароново болѣе несовершенно, то вмѣсто него вводится иное. Что же означаетъ выраженіе: на немъ взаконени быша? На основаніи этого нельзя сказать, что священство Аароново — совершенно, что оно дано для другихъ, а не для евреевъ; напротивъ оно всецѣло дано (одному) народу, и на немъ этотъ народъ былъ взаконенъ, то есть было опредѣлено, чтобы онъ имъ пользовался, имъ руководился и чрезъ него все совершалъ. Итакъ, почему оно упразднено? — потому, очевидно, что оно безсильно.

12) Прелагаему бо священству, по нужди и закону премѣненіе бываетъ. Теперь показываетъ, какъ законъ постепенно отмѣняется, и вмѣсто него вводится иной завѣтъ. Ибо если священство перемѣнено, то необходимо, чтобы и законъ былъ иной, ибо священникъ безъ завѣта и законовъ и постановленій не бываетъ. Священство же перемѣнено не только по образу, то есть, такъ, что оно было не по чину Ааронову, а по чину Мелхиседекову, но и по колѣну. Ибо /с. 89/ перешло отъ священническаго Ааронова колѣна къ царскому колѣну Іудину. Обрати вниманіе на таинство. Сначала было колѣно царское, а потомъ священническое: такъ и Христосъ былъ Царемъ всегда, напослѣдокъ же сталъ Первосвященникомъ, когда принялъ плоть и когда принесъ жертву.

13) О немъ же — ἐφ' ὃν — бо глаголются сія, колѣну иному причастися. Показываетъ, какъ священство перемѣнилось по колѣну, и говоритъ, что Христосъ, [о Которомъ — ἐφ' ὃν вмѣсто: τοῦ, περὶ οὗ — то есть на Котораго (священство) перешло], — изъ другаго колѣна, именно изъ Іудина.

Отъ негоже никтоже приступи ко алтарю. — Отъ негоже, именно отъ колѣна Іудина, никтоже приступи, то есть не предстоялъ предъ алтаремъ и не исполнялъ священническихъ дѣлъ.

14) Явѣ бо, яко отъ колѣна Іудова возсія Господь нашъ. Знаменательно выраженіе: возсія, взятое и изъ пророчества Валаама, говорящаго: возсіяетъ звѣзда отъ Іакова (Числ. 24, 17), а также и изъ пророчества Малахіи, называющаго Его солнцемъ правды (Малах. 4, 2). Этимъ показывается, что Господь явился для просвѣщенія міра.

О немже колѣнѣ Моисей о священствѣ ничесоже глагола. Ибо все, что касается священства, Моисей отнесъ къ колѣну Левіину: къ колѣну же Іудину — то, что касается предводительства въ войнахъ.

15) И лишше еще явѣ есть, яко по подобію Мелхиседекову востаетъ священникъ инъ. Что явѣ есть? Сред/с. 90/нее между тѣмъ и другимъ священствомъ. Или что смѣна священства и завѣта открывается не только изъ того, что священникъ востаетъ изъ другаго колѣна, а отнюдь не изъ Левіина, но также, скажемъ объ этомъ, полнѣе открывается и изъ сего: яко по подобію Мелхиседекову и такъ далѣе. Это значитъ, что по чину Мелхиседекову востаетъ священникъ.

16) Иже не по закону заповѣди плотскія бысть, но но силѣ живота неразрушаемаго. Онъ, Мелхиседекъ, не былъ подобенъ подзаконнымъ священникамъ: тѣ получили священство отъ закона, содержащаго плотскія заповѣди: обрѣжь плоть и омой плоть, отдыхай плотію и удостоишься плотскихъ благъ; Мелхиседекъ не такъ, но по силѣ Божіей, почему и священство его вѣчно живо и неразрушимо.

Животъ же понимай такъ же, какъ выше, именно, что смерть его неизвѣстна. Или слово: иже понимай о священникѣ, какъ бы такъ онъ говорилъ: каковой священникъ иной, то есть Христосъ, получилъ священство не по закону заповѣди плотскія, но по силѣ Отца, или по своей собственной, и священство Его неразрушимо. Къ слову плотскія прилично было присоединить слово: духовныя. Почему же онъ присоединилъ: по силѣ живота неразрушаемаго? Потому, что чрезъ плотское обозначилъ временное. И соотвѣтственно временному присоединилъ выраженіе: живота неразрушаемаго. Это значитъ: Христосъ живетъ собственною силою. /с. 91/

17) Свидѣтельствуетъ бо, яко ты еси священникъ во вѣкъ по чину Мелхиседекову (см. Псал. 109, 4). Подтверждаетъ, почему сказалъ: живота неразрушаемаго, и говоритъ, что Писаніе свидѣтельствуетъ, что Онъ священникъ во вѣкъ. Нѣкоторые, впрочемъ, думаютъ, что онъ подтверждаетъ не это, а то, что Онъ — (священникъ) не по закону заповѣди плотскія. Ибо если бы, говоритъ, Онъ былъ (священникомъ) по закону, то необходимо было бы утверждать, что Онъ по чину Аарона. Теперь же, такъ какъ написано: по чину Мелхиседекову, то очевидно, что не по закону, но по какому-нибудь иному божественному способу.

18 и 19) Отлаганіе убо бываетъ прежде бывшія заповѣди за немощное ея, и неполезное, ничтоже бо совершилъ законъ. Сказалъ, что закону премѣненіе бываетъ, и показалъ это. Далѣе отыскиваетъ и причину. Ибо мы, люди, тогда успокоиваемся, когда узнаемъ причину. И говоритъ: потому произошло отлаганіе, то есть отмѣненіе и отверженіе прежде бывшія заповѣди, то есть прежде бывшаго завѣта, что онъ найденъ былъ неполезнымъ и немощнымъ. Итакъ чтоже? Закоеъ никому не принесъ пользы? Конечно, принесъ пользу, но онъ оказался безполезнымъ для того, чтобы сдѣлать людей совертенными. Ибо присоединяетъ: ничтоже бо совершилъ законъ. Почему же (законъ) былъ немощнымъ? Потому, что (въ немъ) возвѣщались одни только письмена: дѣлай то и не дѣлай этого; но онъ не сообщалъ никакой силы къ исполненію заповѣдей, /с. 92/ что нынѣ подается намъ Духомъ. Однако (здѣсь) нападаютъ еретики, поносящіе законъ, говоря: даже и Павелъ унижаетъ законъ. Но онъ, безумные, не назвалъ его плохимъ, а безполезнымъ и немощнымъ къ тому именно, чтобы дѣлать совершенными. Ибо какъ молоко полезно младенцамъ, соотвѣтственно ихъ возрасту, для совершенныхъ же безполезно, такъ и законъ для несовершенныхъ іудеевъ полезенъ, отвлекая ихъ отъ идоловъ и приводя къ Богу, сообщая имъ соотвѣтственныя заповѣди, для нуждающихся же въ болѣе совершенныхъ (заповѣдяхъ) онъ не былъ такимъ. Ибо онъ заповѣдывалъ плотскія и жертвы и очищенія, въ которыхъ духовные не нуждаются. Поэтому нынѣ онъ былъ отложенъ. Отлаганіе же есть отмѣненіе того, что имѣло силу. Такимъ образомъ, законъ имѣлъ власть тогда, когда было его время.

Приведеніе же есть лучшему упованію, имъже приближаемся къ Богу. Отложена, говоритъ, заповѣдь закона, привведено же упованіе, какого не было у іудеевъ: ибо и тѣ имѣли надежду, благоугождая Богу, овладѣть землею, преодолѣть враговъ и вообще уповали на тѣлесныя блага. Но наше упованіе не таково, оно превосходнѣе: ибо мы уповаемъ на небесное, что будемъ близъ Бога, предстанемъ и будемъ служить Ему съ ангелами. Выше онъ сказалъ: входящую во внутреннѣйшее завѣсы (Евр. 6, 19), теперь же: имже приближаемся, говоритъ, къ Богу. Ибо упованіе приводитъ насъ къ самому престолу Божію и поставляетъ вмѣстѣ съ херувимами. /с. 93/

20) И поелику не безъ клятвы. Вотъ и другое отличіе новаго Священника отъ древнихъ и одного завѣта отъ другаго. Ибо священство Христово было обѣтовано не просто, но съ клятвой, чтобы слову Божію вѣрили вполнѣ, какъ и выше для бóльшей убѣдительности сказалъ, что Богъ клялся Аврааму (Евр. 6, 13).

21) Они бо безъ клятвы священницы быша: сей же съ клятвою чрезъ глаголющаго къ нему: клятся Господь и не раскается: ты еси священникъ во вѣкъ, по чину Мелхиседекову (см. Псал. 109, 4). Ибо, говоритъ, священники закона поставляются безъ клятвы, и ни объ одномъ (изъ нихъ) Богъ не клялся (говоря): ты будешь священникъ по закону. Христосъ же съ клятвой, данной чрезъ Бога, говорящаго къ Нему: Ты іерей по нѣкоему новому образу. Не по Аарону, но по Мелхиседеку.

22) По толику лучшаго завѣта бысть испоручникъ Іисусъ. То есть, поскольку клялся, что Онъ всегда будетъ священникомъ. Ибо не клялся бы, если бы не былъ выше. Отсюда и Новый Завѣтъ выше Ветхаго. Что такое — испоручникъ? Поручитель, посредникъ.

23 и 24) И они множайши священницы быша, зане смертію возбранени суть пребывати: сей же, зане пребываетъ во вѣки, непреступное имать священство. И здѣсь показываетъ преимущество, которое Христосъ имѣетъ сравнительно съ первосвященниками по закону, и говоритъ, что тамъ много священниковъ, потому что они смертны: здѣсь же одинъ, потому что Онъ безсмертенъ. Итакъ непреступное имать священство, /с. 94/ то есть нераздѣляемое ни съ кѣмъ и не передаваемое. Видишь ли, насколько оно выше? Насколько безсмертное (выше) смертнаго.

25) Тѣмъ же и спасти до конца можетъ приходящихъ чрезъ него къ Богу. Такъ какъ, говоритъ, Онъ безсмертенъ, то можетъ предстоять за всѣхъ и спасти до конца, то есть, (можетъ) даровать спасеніе не временное, но полное, и, разумѣется, какъ здѣсь, такъ им въ будущей жизни. Ибо первосвященникъ (въ ветхомъ завѣтѣ), хотя бы былъ и славенъ, приносилъ (жертвы) Богу въ то время, пока жилъ, каковъ напримѣръ Самуилъ и подобные ему, а послѣ того уже нѣтъ, ибо умиралъ. Здѣсь же Первосвященникъ вѣчный и всегда живущій. Посему и можетъ постоянно, то есть всегда спасать приходящихъ чрезъ Него, то есть чрезъ вѣру въ Него. Ибо кто вѣруетъ въ Сына, тотъ, безъ сомнѣнія, приступаетъ къ Отцу: ибо Онъ — путь къ Отцу, и кто держался этого пути здѣсь, тамъ получаетъ успокоеніе.

Всегда живъ сый, во еже ходатайствовати о нихъ. Такъ уничиженно сказано это (о Христѣ) по плоти. Ибо, дѣйствительно, Онъ Первосвященеикъ по плоти: поскольку же Онъ — Первосвященникъ, постольку, говорится, ходатайствуетъ. Какимъ образомъ воскрешающій мертвыхъ и оживотворяющій, какъ Отецъ, ходатайствуетъ, когда Ему должно спасать? Какъ ходатайствуетъ Тотъ, во власти Котораго весь судъ, Кто посылаетъ ангеловъ для того, чтобы однихъ ввергнуть въ пещь, а другихъ спасти? Конечно, по человѣчеству ходатайствовати, сказалъ. Снисходя къ слу/с. 95/шателямъ, Павелъ говоритъ: не бойтеся и не говорите: да, Опъ любитъ насъ и имѣетъ дерзновеніе предъ Отцемъ, но не всегда можетъ предстоять за насъ. Не скажите этого. Ибо Онъ живъ и всегда можетъ совершить о насъ первосвященническое дѣло. Когда я говорю о человѣчествѣ (Его), то я не отдѣляю его отъ божества (ибо у обоихъ одна ѵпостась), но даю слушателямъ разумѣть должное о томъ и другомъ естествѣ. Кромѣ того и то самое, что Сынъ съ плотію сѣдитъ со Отцемъ, есть ходатайство за насъ: какъ бы плоть умоляетъ за насъ Отца; конечно, она и была воспринята ради этого, именно ради нашего спасенія.

26) Таковъ бо намь подобаше архіерей, преподобенъ, незлобивъ. Изъ этихъ словъ ясно, что какъ выше, такъ и теперь говоритъ о плоти. Ибо кто можетъ сказать подобное о Богѣ, и не постыдится ли, прилагая это къ непостижимой природѣ (Божіей)? Итакъ Онъ — преподобенъ, такой, Который не оставляетъ ничего должнаго, что подобаетъ Ему (совершить); и незлобивъ, то есть чуждъ коварства и зла. Ибо не обрѣтеся лесть во устѣхъ Бго (Исаіи 53, 9. Срав. 1 Петр. 2, 22).

Безскверненъ. И это также кто можетъ назвать похвалою для Бога; ибо Онъ имѣетъ такую природу, что не оскверняется. Ясно, что (говоритъ) это о человѣчествѣ одного Христа.

Отлученъ отъ грѣшникъ, и вышше небесъ бывый. Первосвященники по закону, говоритъ, хотя бы и были во всемъ прочемъ святыми, однако, какъ люди, не /с. 96/ чужды пороковъ и не вполнѣ отлучены отъ грѣшникъ. Ибо какъ иначе, если и сами они причастны прегрѣшеніямъ? И кромѣ того, никто изъ нихъ не былъ на небѣ: нашъ же Первосвященникъ, вмѣстѣ съ тѣмъ, что Онъ преисполненъ всякой добродѣтели и отлученъ отъ грѣшникъ, еще и вышше небесъ былъ, сѣдши на самый престолъ Отца. Выраженіе бывый, какъ очевидно всѣмъ, употреблено о Немъ по плоти. Ибо, какъ Богъ Слово, Онъ всегда былъ вышше небесъ.

27) Иже не имать по вся дни нужды, якоже первосвященницы, прежде о своихъ грѣсѣхъ жертвы приносити, потомъ же о людскихъ. Сказавши, что нашъ Первосвященникъ отлученъ отъ грѣшникъ, теперь онъ распространяется объ этомъ и говоритъ, что Онъ настолько свободенъ отъ грѣховъ, что, и принесши въ жертву собственное тѣло, не за Самого Себя принесъ его, ибо какъ возможно это, когда Онъ не совершилъ грѣха, но за насъ. Есть, однако, и другое преимущество. Первосвященники по закону ежедневно праносили (жертвы), такъ какъ они не могли съ одного разу очистить; Онъ же принесъ жертву, имѣющую такую великую силу, что въ одинъ разъ очистилъ чрезъ нее міръ. Итакъ Христосъ и въ этомъ отношеніи превосходитъ тѣхъ (священниковъ).

Сіе бо сотвори единою, Себе принесъ. Что это значитъ? То, что Онъ принесъ (жертву) за грѣхи людскіе, а не за Самого Себя. Единою, говоритъ, священнодѣйствовалъ, послѣ же этого возсѣлъ (одесную Отца), какъ Господь. Чтобы ты, слыша, что Онъ священникъ, не подумалъ, что Онъ постоянно стоитъ и /с. 97/ священнодѣйствуетъ, показываетъ, что Онъ сталъ священникомъ по домостроительству. Когда же домостроительство было окончено, Онъ снова воспринялъ собственное величіе.

28) Законъ бо человѣки поставляетъ первосвященники, имущія немощь. Чтобы ты не подумалъ, что хотя единою принесъ, однакожъ и за Самого Себя, то теперь доказываетъ, что не за собственные (свои) грѣхи принесъ. Ибо законъ простыхъ людей поставляетъ первосвященники имущія немощь, то есть тѣхъ, которые не могутъ противостоять грѣху, но которые и сами, какъ немощные, подвергаются паденіямъ. Онъ же, какъ Сынъ, будучи такъ силенъ, какъ можетъ имѣть грѣхъ? А не имѣя грѣха, для чего бы Онъ принесъ (жертву) за Самого Себя? Но и за другихъ не много разъ, а единою. Какъ всемогущій, Онъ чрезъ единичное приношеніе (жертвы) въ силахъ былъ совершить все. Подъ немощью разумѣй, какъ во многихъ мѣстахъ говоритъ самъ Павелъ, самый грѣхъ и даже смерть. Ибо, такъ какъ первосвященники по закону смертны и немощны, то они и сами не были безгрѣшными и другихъ не могли очистить. Онъ же безсмертенъ и силенъ. Послушай и то, что слѣдуетъ далѣе.

Слово же клятвенное еже по законѣ, Сына во вѣки совершенна. Наблюдай противоположенія. Тамъ законъ, здѣсь слово клятвенное, то есть вѣрнѣйшее, истиннѣйшее: тамъ люди, конечно, рабы, здѣсь Сынъ, разумѣется, Господь: тамъ немощные, то есть претыкающіеся, имѣющіе грѣхъ, повинные смерти, — здѣсь же /с. 98/ совершенный во вѣкъ, то есть вѣчный, всемогущій, не нынѣ только, но всегда безгрѣшный. Посему, если Онъ совершенъ, если никогда не согрѣшаетъ, если всегда живъ, то ради чего Онъ принесъ бы (жертву) за Самого Себя, или вообще много разъ за другихъ?

Примѣчанія:
[1] То есть: Царь правды.
[2] Царь мира.

Источникъ: Блаженнаго Ѳеофилакта, Архіепископа Болгарскаго, Толкованіе на посланіе Св. Апостола Павла къ Евреямъ (въ русскомъ переводѣ). — Казань: Типо-литографія Императорскаго Университета, 1900. — С. 79-98.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.