Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.

Исторія Русской Церкви

П. С. Казанскій († 1878 г.)

Петръ Симоновичъ Казанскій (1819-1878), православный богословъ и историкъ, профессоръ Московской Духовной Академіи. Род. 19 ноября (2 декабря) 1819 г. въ семьѣ священника. Обучался въ Московской Духовной Академіи, по окончаніи которой занималъ каѳедру всеобщей исторіи. П. С. Казанскій былъ по духу и жизни ученый монахъ, не принявшій монашескаго постриженія, чтобы сохранить за собою свободу всецѣло посвятить себя научной дѣятельности. Основные труды: «Исторія православнаго монашества на Востокѣ» (М., 1854-1857); «Исторія православнаго русскаго монашества» (М., 1855); «Житіе святаго Тихона» (СПб., 1861-1862); «Исправленіе церковно-богослужебныхъ книгъ при патріархѣ Филаретѣ» («ЧОИДР», 1847-1848, т. VIII); «Кто былъ виновникомъ соловецкаго возмущенія отъ 1666 по 1676 г.» («ЧОИДР», 1864, ч. IV); «Изслѣдованіе о личности перваго Лжедимитрія» («Русскій Вѣстникъ», 1877, VIII-X); также напечаталъ рядъ житій, нѣсколько статей по источниковѣдѣнію церковной исторіи и др. Кромѣ того, имъ были составлены акаѳисты Божіей Матери ради Ея иконъ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» (1863) и Казанской (1868), благ. кн. Константину и чадамъ его Михаилу и Ѳеодору, Муромскимъ чудотворцамъ (1871), св. прав. Іосифу Обручнику (1871). Скончался П. С. Казанскій 14 (27) февраля 1878 г.

Сочиненія П. С. Казанскаго

Проф. П. С. Казанскій († 1878 г.)
Исторія православнаго русскаго монашества,
отъ основанія Печерской обители преподобнымъ Антоніемъ до основанія Лавры Святой Троицы преподобнымъ Сергіемъ.

Основаніе Печерской обители преподобнымъ Антоніемъ.

Слухъ о святой жизни аѳонскихъ иноковъ возбудилъ въ жителѣ города Любеча [5] Антипѣ желаніе идти въ святую гору. Онъ отправился на Аѳонъ. Святая жизнь аѳонскихъ монаховъ понравилась ему, и въ одномъ изъ аѳонскихъ монастырей онъ принялъ постриженіе. Прозорливый игуменъ, постригшій Антипу, можетъ быть въ предзнаменованіе его будущей судьбы, далъ ему имя основателя иноческаго житія Антонія. Въ началѣ XI в. примѣръ св. Аѳанасія, введшаго общежитіе, имѣлъ еще немногихъ ревнителей на Аѳонѣ; тамъ болѣе любили жизнь отшельническую. Въ отшельничествѣ подвизался и Антоній. Вблизи монастыря аѳонскаго, Есфигмена, не далѣе какъ на полчаса пути отъ него, близъ утесистаго берега морскаго, и теперь показываютъ пещеру и при ней церковь, гдѣ подвизался преподобный Антоній [6].

Видя Антонія утвердившимся въ иноческой жизни, игуменъ, постригшій его, сказалъ ему: «иди опять на Русь, да будетъ надъ тобою благословеніе Святой горы. Отъ тебя много произойдетъ иноковъ», прибавилъ онъ. Напутствованный благословеніемъ Игумена, Антоній пришелъ въ Кіевъ и искалъ мѣста для жительства. Онъ обошелъ бывшіе тогда монастыри, но ни одинъ ему не понравился. Изъ горы Аѳонской вынесъ онъ любовь къ отшельнической жизни, и въ окрестностяхъ Кіева, ходя по дебрямъ и горамъ, началъ отъискивать себѣ мѣсто, гдѣ бы могъ поселиться такъ, какъ онъ жилъ въ пещерѣ аѳонской. Его желаніе исполнилось. На югъ отъ той горы, на которой расположенъ былъ древній Кіевъ, возвышается надъ Днѣпромъ другая обширная гора. Эта, теперь самая населенная, часть Кіева была тогда покрыта густымъ лѣсомъ: она дѣлилась на два особыя отдѣленія. На первомъ, болѣе далекомъ отъ стараго города, отдѣленіи сей горы было любимое село Великаго Князя Владиміра, — Берестово. Его любовь къ Берестову наслѣдовалъ и сынъ его Ярославъ. Священникъ церкви св. Апостоловъ Петра и Павла въ Берестовѣ Иларіонъ, мужъ благочестивый и ученый, любилъ уединяться для молитвы на другое отдѣленіе горы, и тамъ выкопалъ себѣ небольшую пещеру, не болѣе какъ въ двѣ сажени. Избранный въ Митрополита Кіева, онъ долженъ былъ оставить свою пещеру. Ходя по горамъ кіевскимъ, преподобный Антоній нашелъ эту пещеру и поселился въ ней [7]. Пещера напоминала Антонію его жизнь на Аѳонѣ. «Господи, утверди меня на мѣстѣ семъ, — такъ молился Антоній, избирая пещеру для своего жительства, — и да будетъ на немъ благословеніе святой горы и отца моего духовнаго, который постригъ меня». Тутъ началъ жить Антоній. Нельзя не видѣть особеннаго устроенія Промысла Божія въ томъ, что первый подвижникъ иночества русскаго, Антоній, поселился вблизи древней столицы русской. Для новообращеннаго народа важно было то, что онъ своимъ примѣромъ и примѣромъ своихъ сподвижниковъ явилъ силу ученія Христова, его святость и высоту въ самой жизни. Добрыя сѣмена отсюда, какъ изъ центра гражданской и религіозной жизни, легче могли разноситься по обширнымъ предѣламъ Русской земли. Сухой хлѣбъ, и то чрезъ день, былъ пищею Антонія; простая вода, и та въ мѣру, — его питіемъ. Въ молитвѣ, бдѣніи и трудахъ проводилъ онъ время, не давая себѣ покоя ни днемъ, ни ночью. Малая пещера, которая могла еще дать пріютъ для временной молитвы священника, тѣсна была для постояннаго жительства. Антоній копалъ ее болѣе. Еще при жизни Ярослава сдѣлался извѣстнымъ Антоній по своимъ подвигамъ. Нѣкоторые христолюбивые жители Кіева, узнавъ объ немъ, приносили ему нужное; вскорѣ началъ стекаться къ нему народъ, просить у него благословенія. По смерти Ярослава всѣмъ сдѣлалось извѣстно великое имя Антонія. Явились ревнители его жизни. Одинъ изъ первыхъ пришелъ къ нему Никонъ, саномъ іерей, который и постригалъ другихъ, приходившихъ къ Антонію. Вскорѣ послѣ Никона пришелъ Ѳеодосій.

Ѳеодосій родился въ Василевѣ, но еще во время дѣтства его родители перешли въ Курскъ. Съ юныхъ лѣтъ стремился онъ душею къ жизни для Бога. Онъ не любилъ дѣтскихъ игръ и нарядовъ; одежда его всегда была худая и заплаченая; прилежалъ ученію, и преуспѣлъ въ немъ болѣе другихъ. Лишившись отца на 14-мъ году своего возраста, онъ не зналъ другаго утѣшенія, какъ ходить въ церковь. Будучи наслѣдникомъ немалаго имущества, не гнушался раздѣлять труды своихъ рабовъ. Первою мыслію и желаніемъ его юной души было — найдти болѣе вѣрный путь спасенія. Услышавши о святыхъ мѣстахъ, въ которыхъ проходилъ земное служеніе Свое для спасенія человѣка Господь нашъ Іисусъ Христосъ, Ѳеодосій возжадалъ идти туда и тамъ поклониться. Разъ случилось ему видѣть странниковъ, пришедшихъ изъ Святой земли и намѣревающихся возвратиться туда. Ѳеодосій упросилъ ихъ взять его съ собою, и тайно отъ матери ушелъ съ ними. Мать его, узнавши объ этомъ, догнала его, наказала побоями, и на нѣкоторое время заключила въ оковы. Пламенной любви Ѳеодосія къ Богу предстояла еще трудная борьба съ страстной привязанностію къ нему матери, у которой онъ былъ единственный сынъ. Она хотѣла, чтобы онъ жилъ только для нея, и въ его любви къ Богу видѣла ущербъ своего материнскаго счастія. Ѳеодосій остался дома, и по прежнему ходилъ въ церковь. Видя, что литургія рѣдко совершается по недостатку просфоръ, онъ сталъ печь просфоры. Болѣе двѣнадцати лѣтъ онъ занимался этимъ дѣломъ. Мать, почитая такое занятіе постыднымъ для себя, то угрозами, то побоями довела его до того, что онъ удалился въ другой городъ, и тамъ у одного пресвитера довольно долго по прежнему занимался печеніемъ просфоръ. Мать наконецъ нашла его и тутъ, и возвратила въ домъ. Благочестивою и смиренною жизнію въ домѣ матери Ѳеодосій обратилъ на себя вниманіе начальника города, и онъ дозволилъ Ѳеодосію пребывать у своей церкви. Много разъ начальникъ города давалъ Ѳеодосію хорошую одежду, но Ѳеодосій любилъ свои рубища, и хорошую одежду отдавалъ нищимъ. Такіе поступки не оскорбляли начальника, но только увеличивали любовь его къ Ѳеодосію. Ревнуя о бóльшемъ умерщвленіи плоти, Ѳеодосій сдѣлалъ желѣзныя вериги, и носилъ ихъ на себѣ. Разъ начальникъ города давалъ пиръ вельможамъ. Ѳеодосію для прислуги нужно было предстать въ чистой одеждѣ. При перемѣнѣ бѣлья мать замѣтила кровь на одеждѣ сына. Это открыло ей, что онъ носилъ вериги. Съ яростію сорвала ихъ мать съ сына, и онъ не могъ уже ихъ болѣе носить.

Но тщетно ставила она сіи препятствія на пути его къ спасенію. Сильное влеченіе къ иноческой жизни, въ которой одной онъ надѣялся найдти истинное счастіе, наконецъ заставило его навсегда проститься съ родительскимъ домомъ. Однажды, внимая чтенію Евангелія, онъ услышалъ слова: иже любитъ отца или матерь, паче Мене, нѣсть Мене достоинъ: и иже не пріиметъ креста своего, и въ слѣдъ Мене грядетъ, нѣсть Мене достоинъ. Сіи слова такъ глубоко потрясли въ это время Ѳеодосія, что онъ рѣшился непремѣнно оставить домъ родительскій. Въ отсутствіе матери онъ оставилъ домъ, и отправился въ Кіевъ, гдѣ, какъ онъ слышалъ, было много монастырей. Послѣ трехнедѣльнаго путешествія онъ прибылъ въ Кіевъ. Тамъ онъ приходилъ то въ тотъ, то въ другой монастырь, но его бѣдность и худыя одежды не открывали ему доступа. Видно, что это не были тѣ истинные пріюты подвижничества, гдѣ бы могъ просіять великій свѣтильникъ. Онъ нашелъ наконецъ вождя, который искалъ въ приходящихъ къ нему не внѣшняго богатства, но силы духа, готоваго на всѣ подвиги иночества. Ѳеодосій нашелъ пещеру Антонія. Со слезами палъ онъ къ ногамъ святаго отшельника, и просилъ его принять къ себѣ. «Чадо, сказалъ ему Антоній, ты видишь пещеру мою: она трудна для жизни, мѣсто мое тѣсное. Ты молодъ, не вытерпишь». Но Ѳеодосій жаждалъ трудовъ и подвиговъ, и неотступно молилъ Антонія принять его. Принятый въ пещеру, по повелѣнію Антонія, Ѳеодосій постриженъ былъ Никономъ.

Ѳеодосій долженъ былъ еще разъ вытерпѣть борьбу съ материнскою любовію, силившеюся привязать его къ міру. Черезъ четыре года, по удаленіи изъ дому, мать его узнала, что сына ея видѣли въ Кіевѣ. Она пришла въ Кіевъ, и тутъ сдѣлалось ей извѣстнымъ, что Ѳеодосій въ пещерѣ Антонія. Мать пошла къ отшельнику, и, увѣрившись, что сынъ ея тутъ, прóситъ съ нимъ свиданія. Только отчаяніе матери и настояніе Антонія заставили Ѳеодосія, никуда не выходившаго и ни съ кѣмъ не видѣвшагося четыре года, согласиться на это свиданіе. Но напрасны были всѣ убѣжденія матери возвратиться въ домъ. Ѳеодосія не могло поколебать въ любви къ пещерѣ Антонія и обѣщаніе дать ему полную свободу для благочестивыхъ упражненій въ домѣ. Такъ какъ мать хотѣла лучше умереть близъ своего сына, нежели жить вдали отъ него, то Ѳеодосій убѣдилъ ее постричься въ Кіевѣ. Къ сѣверо-западу отъ Берестова, противъ того мѣста, гдѣ вливается въ Днѣпръ глубокая Черторыя, на полугорѣ, на могилѣ Оскольда, перваго русскаго князя-христіанина, была поставлена, можетъ быть, еще св. княгиней Ольгой церковь св. Николая. Въ началѣ XI в. тутъ была уже женская обитель, и въ ней-то приняла постриженіе мать Ѳеодосія.

Слава Антонія вскорѣ привлекла въ пещеру Антонія еще двухъ подвижниковъ, но уже изъ знатныхъ бояръ. У перваго боярина великаго князя Изяслава былъ сынъ, который любилъ наслаждаться бесѣдою преп. Антонія и его сподвижниковъ. Въ этихъ бесѣдахъ онъ узналъ суету мірской жизни и ничтожность всѣхъ благъ временныхъ. Въ немъ родилось желаніе — по примѣру сихъ подвижниковъ отречься міра. Свое желаніе онъ открылъ Антонію. Старецъ одобрилъ благое желаніе, но указалъ и на трудности иноческой жизни и на необходимость постоянства въ принятомъ намѣреніи. Бесѣда съ святымъ старцемъ только болѣе воспламенила благочестивое стремленіе сердца сына боярскаго. На другой же день пріѣхалъ онъ къ пещерѣ въ одеждѣ свѣтлой, на гордомъ, богато убранномъ конѣ, окруженный слугами. Поклонившись до земли преподобнымъ, онъ снялъ съ себя боярскую одежду, положилъ ее предъ Антоніемъ. Отвергая мірскую пышность, оставивъ жену и домъ отца, онъ просилъ о постриженіи: «я хочу быть инокомъ, говорилъ онъ, и жить съ вами въ пещерѣ; я не хочу возвращаться домой». Антоній напомнилъ ему о важности обѣта, о власти отца, о гнѣвѣ великаго князя. Но готовый перенесть даже мученія за отреченіе отъ міра, благочестивый юноша только просилъ о постриженіи. Никонъ постригъ его, и назвалъ Варлаамомъ.

Тогда же пришелъ къ Антонію другой любимецъ великаго князя, «предержай у него вся», и по усердной просьбѣ былъ также постриженъ, и названъ Ефремомъ. Великій князь, раздраженный тѣмъ, что пещера отнимаетъ у его двора любимыхъ слугъ, призвалъ къ себѣ Никона. «Ты ли постригъ ихъ безъ моего повелѣнія»? спросилъ онъ Никона. — «Благодатію Божіею я постригъ, отвѣчалъ безтрепетный Никонъ, по повелѣнію Царя Небеснаго, Іисуса Христа, призвавшаго ихъ на такой подвигъ». «Такъ поди же, сказалъ князь, и убѣждай ихъ опять возвратиться домой, или пошлю тебя и всѣхъ живущихъ съ тобою въ заточеніе, а пещеру велю раскопать». — «Что хочешь, то дѣлай, отвѣчалъ Никонъ, но я не могу отнимать воиновъ у Царя Небеснаго».

Князь еще продолжалъ изливать свою досаду на Никона, какъ одинъ изъ его слугъ приходитъ и говоритъ, что Антоній съ своею братію собирается оставить пещеру и идти въ другую страну. Супруга Изяслава, родомъ изъ Польши, явилась ходатайницею иноковъ. Она разсказала, какъ въ ихъ странѣ также выгнаны были иноки, и гнѣвъ Божій постигъ страну. Князъ отпустилъ Никона, и послалъ упрашивать Антонія остаться. Только чрезъ три дни успѣли отъискать и возвратить Антонія, уже оставившаго свою пещеру.

Не успѣвши путемъ убѣжденія возвратить своего сына изъ пещеры, отецъ Варлаама силою увлекъ его оттуда; снялъ съ него иноческую одежду и облекъ въ прежнюю. Но Варлаамъ, какъ тяжкое бремя, сбросилъ ее съ себя. Три дня просидѣлъ молча въ дому отца, не вкушая пищи, почти безъ одежды, желая одного возвращенія въ любезную ему пещеру. Отецъ уступилъ наконецъ его желанію, и Варлаамъ съ радостію принятъ былъ отцами пещеры. Съ этого времени еще бóлѣе начало стекаться народа. Одни приходили за благословеніемъ, другіе просили постриженія. Самъ Изяславъ съ дружиною пріѣзжалъ къ Антонію просить его благословенія и молитвъ.

Частію любовь къ уединенію, нарушаемому стеченіемъ народа, частію, можетъ быть, еще продолжающійся гнѣвъ великаго князя заставили Никона выйдти изъ пещеры Антонія. Вмѣстѣ съ инокомъ монастыря св. Мины пошелъ онъ искать другаго безмолвнаго жилища. Они дошли до моря, и тамъ разстались. Никонъ пошелъ къ Тмуторокани, и подлѣ города нашелъ себѣ мѣсто, гдѣ основалъ свой монастырь. А инокъ изъ обители св. Мины на пути къ Константинополю встрѣтилъ одинъ островъ, поселился на немъ, и въ уединеніи окончилъ свою жизнь [8]. Тогда же удалился изъ Печерской обители и евнухъ Ефремъ въ одинъ изъ монастырей Константинопольскихъ. По удаленіи Никона, пресвитеромъ въ пещерѣ сдѣланъ былъ Ѳеодосій, ежедневно отправлявшій божественную службу для братіи.

У Антонія было уже двѣнадцать человѣкъ братіи. Своими руками иноки раскопали пещеру, устроили въ ней церковь и кельи. И эта немногочисленная братія казалась уже великою для любителя уединенія, Антонія. Собравши свою братію, онъ сказалъ ей: «Вотъ, Богъ собралъ васъ, братіе, и надъ вами почиваетъ благословеніе Святой горы, данное мнѣ постригшимъ меня игуменомъ, а отъ меня перешедшее къ вамъ. Живите теперь сами, я поставлю вамъ игумена, а самъ хочу идти въ другую гору жить уединенно, какъ привыкъ издавна». Антоній назначилъ въ игумена Варлаама, а самъ по сосѣдству въ горѣ, разстояніемъ на 100 саженей отъ прежней пещеры, началъ копать новую пещеру, извѣстную нынѣ подъ именемъ ближнихъ пещеръ, гдѣ и поселился.

Братія, оставшаяся подъ руководствомъ Варлаама и лишась непосредственнаго управленія Антонія, не отступала отъ его правилъ. Пища братіи была ржаной хлѣбъ съ водою; въ субботу и воскресенье ѣли сочиво. Когда не было сочива, то и въ эти дни ѣли одно вареное зеліе. Пропитаніе себѣ доставали работою: плели клобуки, и занимались другими рукодѣліями, и носили продавать ихъ въ городъ. На вырученныя деньги покупали жито. Купленное жито раздѣляли между собою, чтобы къ слѣдующему дню всякій мололъ для себя. Иные копали гряды, и ходили за овощами. Такъ цѣлый день проходилъ въ работѣ. (Пищу вкушали послѣ литургіи.) Не смотря на эту скудную жизнь, число братіи такъ умнóжилось, что она; при общихъ молитвахъ, не могла уже вмѣщаться въ пещерной церкви. Игуменъ Варлаамъ съ братіею испросили у преп. Антонія благословеніе надъ пещерами своими устроить открытую церковь, и построили сперва малую деревянную церковь во имя Успенія Пресвятой Богородицы.

Но для безпрестанно умножáвшейся братіи, которой было уже 20 человѣкъ, стала тѣсна и эта церковь и самыя пещеры. Посему игуменъ и братія съ общаго совѣта рѣшились просить у Антонія благословенія устроить надъ пещерами уже открытый монастырь. «Отче, сказали они Антонію, братіи умножилось, и мы хотѣли бы поставить монастырь». Антоній съ радостію далъ имъ благословіе. «Благословенъ Богъ о всемъ, сказалъ онъ, и молитва Святой Богородицы и отцевъ, сущихъ въ Аѳонѣ, да будетъ съ вами». Одного изъ братіи онъ послалъ къ великому князю Изяславу сказать отъ его имени: «Князь мой! вотъ, Богъ умножаетъ братію, а мѣстечко мало, не дашь ли ту гору, которая надъ пещерою»? Изяславъ съ радостію исполнилъ просьбу старца, и, пославши одного изъ своихъ чиновниковъ, отдалъ во владѣніе инокамъ гору. Братія устроили большую церковь, огородили монастырь тыномъ, и выстроили много келлій. Монастырь, устроенный на горѣ, получилъ названіе Печерскаго, потому что иноки прежде жили въ пещерѣ [9]. «Есть же монастырь Печерскій, замѣчаетъ лѣтописецъ, отъ благословенія Святыя горы пошелъ». Сіе-то благословеніе Святой горы, оплодотворенное молитвою, слезами и подвигами преп. Антонія, возрастило святую обитель Печерскую. Изъ малой пещеры Антонія возникла славная Лавра, которая красуется своимъ величіемъ во всей Россіи. Между тѣмъ монастыри, основанные богатствомъ, изчезли, такъ что едва сохранилось до насъ ихъ имя. Лучшимъ подтвержденіемъ сего служитъ судьба Димитріевскаго монастыря, выстроеннаго въ 1055 г. великимъ княземъ Изяславомъ-Димитріемъ, послѣ побѣды надъ торками. Невдалекѣ отъ Печерскаго монастыря и, какъ полагаютъ, на крутомъ бугру Печерской горы, гдѣ теперь стоитъ нѣмецкая кирха, Изяславъ выстроилъ великолѣпный монастырь, и взялъ въ игумена ему Печерскаго игумена Варлаама, думая своимъ монастыремъ затмить славу Печерскаго. Но теперь не могутъ даже указать утвердительно мѣста, гдѣ стоялъ этотъ монастырь.

По удаленіи Варлаама въ Дмитріевъ монастырь, преп. Антоній, по прошенію братіи, опредѣлилъ имъ игуменомъ Ѳеодосія, какъ послушливѣйшаго, кроткаго и смиреннѣйшаго изъ всѣхъ. Двадцать человѣкъ было братіи; когда Ѳеодосій принялъ игуменство. Жизнь собравшейся къ Антонію братіи вообще была строга, но Ѳеодосій не щадилъ себя. Крѣпкій тѣломъ, онъ бралъ на себя часть трудовъ у другихъ: — носилъ другимъ воду, рубилъ дрова, мололъ рожь, и приносилъ каждому мукý. Иногда въ теплую ночь отдавалъ тѣло свое въ пищу комарамъ, — кровь текла по немъ, а онъ оставался спокоенъ, прялъ вóлну, поя псалмы Давыдовы. По избраніи въ игумена (въ 1062 г.) онъ увеличилъ свое воздержаніе, постъ, слезную молитву. Всѣхъ приходящихъ Ѳеодосій принималъ съ любовію, и вскорѣ въ обители считалось уже сто человѣкъ братіи. Такъ какъ монастырь былъ уже тѣсенъ, то Ѳеодосій распространилъ его, самъ участвуя въ трудахъ построенія.

Доселѣ братія руководствовались въ своей жизни примѣромъ преп. Антонія, и хранился порядокъ устава пустыннаго, имъ заведеннаго. Для многочисленной братіи, стоящей на разныхъ степеняхъ духовной жизни, нуженъ былъ уставъ общежительный, польза котораго доказана была опытомъ на Востокѣ. Въ обителяхъ, устроенныхъ Ярославомъ, вѣроятно, слѣдовали порядку тѣхъ монастырей константинопольскихъ, которые созидаемы были тамъ императорами и вельможами, и, въ которыхъ уставъ Іерусалимскій или Студитовъ вводимъ былъ съ нѣкоторыми перемѣнами. Ѳеодосій рѣшился занять уставъ у Студійскаго константинопольскаго монастыря, славившагося многочисленностію и устройствомъ братіи. Вѣроятно, самъ Антоній указалъ Ѳеодосію на уставъ студійскій, потому что на Аѳонѣ, когда у ревнителей отшельнической жизни произошли споры съ послѣдователями общежительнаго устава Аѳанасія, для прекращенія ихъ присланъ былъ игуменъ Студійскаго монастыря, и древній Типикъ (Трагосъ) составленъ подъ его вліяніемъ. Въ житіи Ѳеодосія говорится, что онъ послалъ одного изъ братіи къ Ефрему, удалившемуся изъ Печерской обители въ Константинополь, чтобы онъ списалъ уставъ и прислалъ къ нему. Ефремъ исполнилъ просьбу Ѳеодосія. — Лѣтописецъ же говоритъ, что съ Митрополитомъ Георгіемъ прибылъ чернецъ Студійскаго монастыря, Михаилъ, и у него нашелся списокъ устава студійскаго. Получилъ ли Ѳеодосій два списка, или Михаилъ былъ тотъ самый братъ, котораго отправляли къ Ефрему, — все равно. Важенъ вопросъ о томъ, какой уставъ получилъ Ѳеодосій, по которому началъ устроять свой монастырь. Вѣрное знаніе устава, имѣющаго такое важное значеніе въ жизни иноческой, и подробное изложеніе его откроетъ предъ нами всю жизнь иноковъ, не только въ Печерской обители, но и во всѣхъ древнихъ монастыряхъ, такъ какъ изъ Печерской обители они заимствовали свой уставъ. «Отъ того монастыря, пишетъ лѣтописецъ, пріяша вси монастыреве уставъ».

Примѣчанія:
[1] Очеркъ путеш. по Европ. Турціи Григоровича, Казань, 1848, стр. 87.
[2] Житіе Преп. Аѳанасія Аѳонскаго въ ркп. Лаврской библ. О сношеніяхъ Русской Церкви съ святогорскими обит. — см. Прибавл. къ твор. св. отцевъ., 1848 г., стр. 130-131.
[3] Очеркъ путеш. по Европ. Турціи Григоровича, стр. 88-89.
[4] Акты обителей горы Аѳонской въ Журн. Мин. Нар. Просвѣщ. 1847 г. статья 4. акт. 6. и ст. 7. акт. 3.
[5] Нынѣ мѣстечко Чернигов. губерніи.
[6] Очерк. путеш. по Европ. Турц. Григор. стр. 57; Прибавл. къ твор. св. отцевъ, 1849 г. въ статьѣ: Письма изъ Аѳона. стр. 659-664.
[7] О времени поселенія Антонія см. приложеніе подъ литтерой А.
[8] «Сей же и до нынѣ островъ зовомъ есть боляриновъ». Житіе преп. Ѳеодосія.
[9] Нельзя съ точностію опредѣлить года перенесенія Печерскаго монастыря на верхъ горы. Сличая разсказъ лѣтописца съ словами Нестора въ житіи Ѳеодосія; мы должны принять, что это было не задолго до удаленія Варлаама въ Дмитріевъ монастырь на игуменство. Слѣдовательно, около 1060 г.

Источникъ: Исторія православнаго русскаго монашества, отъ основанія Печерской обители преподобнымъ Антоніемъ до основанія Лавры Святой Троицы преподобнымъ Сергіемъ. Сочиненіе Экстраординарнаго Профессора Московской Духовной Академіи Петра Казанскаго. — М.: Въ типографіи Александра Семена, 1855. — С. 15-27.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.