Церковный календарь
Новости


2018-12-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 74-е (1895)
2018-12-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 73-е (1895)
2018-12-19 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Слово въ день зачатія прав. Анною Пресв. Богородицы (1965)
2018-12-19 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе въ день святителя Николая Чудотворца (1965)
2018-12-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. 60-лѣтіе священнослуженія митр. Анастасія (1976)
2018-12-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свѣтильникъ Русской Церкви блаж. митр. Антоній (1976)
2018-12-17 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Св. Обитель и духовная школа на служеніи Церкви (1976)
2018-12-17 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Чѣмъ каждый изъ насъ долженъ служить Церкви? (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Исторія Русской Церкви

ВЫСОЧАЙШЕ УЧРЕЖДЕННОЕ ПРЕДСОБОРНОЕ ПРИСУТСТВІЕ 1906 г.

ЖУРНАЛЫ ЗАСѢДАНІЙ I ОТДѢЛА
[О составѣ Помѣстнаго Собора, порядкѣ разсмотрѣнія и рѣшенія дѣлъ на Соборѣ и о преобразованіи центральнаго церковнаго управленія].

№ 2.
16-го марта 1906 года.

[1.] Въ засѣданіи, подъ предсѣдательствомъ архіепископа Херсонскаго Димитрія, присутствовали: протоіереи П. Я. Свѣтловъ и Ѳ. И. Титовъ, священникъ А. П. Рождественскій, профессора: H. С. Суворовъ, В. Ѳ. Пѣвницкій, И. С. Бердниковъ, Н. И. Ивановскій. Н. А. Заозерскій, С. Т. Голубевъ, H. Н. Глубоковскій, И. И. Соколовъ, В. З. Завитневичъ, В. И. Несмѣловъ, М. А. Машановъ, А. И. Брилліантовъ, генералъ-лейтенантъ А. А. Кирѣевъ, Ѳ. Д. Самаринъ и Н. П. Аксаковъ.

Засѣданіе началось въ 10 часовъ утра.

[2.] Согласно предположенному въ предшествовавшемъ засѣданіи порядку слово предоставлено было профессору И. С. Бердникову, который сказалъ слѣдующее:

Вопросъ о составѣ собора до послѣдняго времени считался безспорнымъ, но въ недавнее время стали возбуждаться сомнѣнія. Появилось много сочиненій, посвященныхъ разрѣшенію этого вопроса, и прежнее мнѣніе стало оспариваться въ связи съ новыми научными и общественными вѣяніями. Одинъ авторъ высказалъ сомнѣніе, существуетъ ли въ источникахъ церковнаго права какое-нибудь опредѣленное ученіе о составѣ собора. Я не знаю, почему авторъ усумнился въ существованіи такого ученія. Въ Номоканонѣ есть особая глава о составѣ собора (VIII, 8), гдѣ указаны правила и изложено ученіе о составѣ собора. Вопросъ рѣшенъ опредѣленно, согласно съ правилами. Ученіе о составѣ собора въ періодъ вселенскихъ соборовъ из/с. 12/ложено было профессоромъ H. С. Суворовымъ, и мнѣ нѣтъ надобности излагать его. Едва ли можно сомнѣваться, какъ церковь учитъ о составѣ собора. Нѣкоторые говорятъ, что церковныя правила только маленькій кусочекъ изъ матеріала о составѣ собора, но это кусочекъ, больше котораго намъ и не нужно. Отсюда мы извлекаемъ самыя достовѣрныя свѣдѣнія. Нѣкоторые говорятъ, что церковныя правила слишкомъ отрывочны, неопредѣленны, пропускаютъ многое, что было въ жизни, и ихъ необходимо дополнить свѣдѣніями историческими, изъ дѣяній соборовъ. Одинъ авторъ сознается, что, только послѣ того, какъ онъ заглянулъ въ изданіе Mansi о соборахъ, онъ сталъ настоящимъ образомъ понимать вопросъ. Другіе говорятъ, что необходимо имѣть въ виду предшествующую вселенскимъ соборамъ практику II и III вѣковъ. На этихъ фактахъ я и хотѣлъ бы остановиться. Въ дополненіе къ сказанному H. С. Суворовымъ могу сказать слѣдующее. Указываютъ, что у Евсевія содержится упоминаніе о соборахъ II и III в.в., на которыхъ были представители клира и міряне. Но этихъ упоминаній не много, да и въ нихъ большинство выраженій указываетъ лишь на то, что соборы этого времени были соборами епископовъ. Только есть нѣсколько выраженій о собираніи и вѣрующихъ на соборы, именно о соборахъ по поводу ереси Монтана (Евсев. V, 16). Въ большинствѣ случаевъ говорится, что на соборахъ были епископы. Фирмилліанъ писалъ Кипріану, что ежегодно составляются соборы, въ составъ которыхъ входятъ пресвитеры и епископы (seniores et praepositi). Въ концѣ II вѣка по вопросу о празднованіи Пасхи собирались соборы изъ однихъ епископовъ (Евсевія V кн., гл. 23-25). О соборѣ въ Бострѣ у Евсевія сообщается также, что онъ состоялъ изъ епископовъ (кн. VI, гл. 33). На соборѣ Карѳагенскомъ 256 г., по поводу перекрещиванія еретиковъ присутствовало 87 епископовъ, множество пресвитеровъ и діаконовъ и множество народа, но голосованіе и рѣшеніе вопроса принадлежало исключительно епископамъ. Встрѣчаются у Кипріана выраженія объ участіи въ соборахъ клира и мірянъ. На соборахъ IV, V и VI в.в. есть упоминанія о присутствіи представителей клира и мірянъ. Но такихъ упоминаній немного сравнительно съ общимъ количествомъ соборовъ. Въ изданіи Брунса изъ ста соборовъ приведены свѣдѣнія только о какомъ-нибудь десяткѣ соборовъ, въ которыхъ участвовалъ клиръ и міряне. Разумѣется, для многихъ достаточнымъ считается, если есть только упоминаніе о присутствіи на соборахъ клира и мірянъ. Слѣдовательно, — говорятъ они, — должны быть на соборѣ клиръ и міряне. Но важно не то, что были случаи допущенія клира и мірянъ на соборъ, а значеніе присутствовавшихъ на соборѣ пресвитеровъ и мірянъ; важно разграничить случаи, въ коихъ по преимуществу допускались клирики и міряне. Прежде всего упоминается объ ихъ участіи всегда, когда дѣло шло о выборахъ епископовъ. Это было общимъ правиломъ. Затѣмъ упоминается объ участіи на соборахъ клира и всего народа, когда соборы имѣли значеніе соборовъ епархіальныхъ, по дѣламъ одной епархіи. Напримѣръ, Кипріанъ, во время смутъ въ его епархіи, приглашалъ сосѣднихъ епископовъ на соборъ. Это былъ именно соборъ по дѣламъ епархіи. Тогда каждому епископу разрѣшалось собирать сосѣднихъ епископовъ, чтобы въ нихъ найти опору для своей дѣятельности, и тутъ собиралось много мѣстныхъ клириковъ и мѣстный народъ. Отъ этихъ соборовъ необходимо отличать митрополичьи и /с. 13/ областные соборы. На нихъ рѣже упоминается о пресвитерахъ, діаконахъ и простомъ народѣ. Здѣсь могли участвовать только мѣстные клирики и извѣстная часть народа. Главный же составъ соборовъ былъ изъ епископовъ. Эти случаи необходимо различать, чтобы понять значеніе участія клира и мірянъ. На епархіальныхъ соборахъ участвовали клиръ (пресвитерій) и міряне съ совѣщательнымъ голосомъ. Тогда въ пресвитерій входили не только избранные члены клира, а весь клиръ, принадлежавшій къ каѳедральному граду. Когда дѣло идетъ объ епархіальномъ соборѣ, то, конечно, участвовалъ весь пресвитерій и изъ народа, сколько могло помѣститься на соборѣ. Но пресвитерій имѣлъ совѣщательный голосъ. Въ 34 и 39 апостольскихъ правилахъ и въ сочиненіяхъ Кипріана управленіе епархіею всегда и вездѣ усвояется одному епископу, никто не можетъ вмѣшиваться въ это дѣло. Епископъ отдаетъ отчетъ самому Богу. Въ письмахъ Кипріана въ папѣ Стефану и въ актахъ собора 256 года исчисляются только мнѣнія епископовъ, хотя участвуютъ клиръ и міряне. Это выражаетъ практику соборовъ II и III вѣковъ. На этихъ соборахъ значеніе пресвитеровъ и мірянъ было совѣщательнымъ, не исключая и случаевъ при выборѣ епископовъ. Для выбора епископовъ пріѣзжали сосѣдніе епископы, а по учрежденіи округовъ — епископы митрополій. Епископы назначались по избранію клира и народа (suffragio fraternitatis) и по рѣшенію епископовъ (judicio episcoporum). Сужденіе о достоинствѣ избираемаго лица принадлежало всецѣло собору епископовъ. Клиръ и народъ только указывали кандидата. Рѣшающій голосъ принадлежалъ собору епископовъ. Потому церковныя правила и не говорятъ объ участіи народа (до половины IV в. и далѣе). Теперь перейдемъ къ соборамъ митрополичьимъ и областнымъ по дѣламъ общимъ. И тамъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ принимали участіе клиръ и народъ. Встрѣчаются разныя выраженія: «весь народъ», «пресвитеры, діаконы и значительная часть народа». Здѣсь клиръ и народъ разумѣются мѣстные. Случалось, епископы и брали съ собою клириковъ, но не было представителей клира отъ епархій. Въ самой терминологіи памятниковъ о составѣ соборовъ указывается на различное значеніе въ составѣ соборовъ епископовъ съ одной стороны, и клира и народа съ другой. О епископахъ говорится, что они составляли засѣданіе (considere). О пресвитерахъ говорится обыкновенно, что они соприсутствовали (residentibus). О низшихъ клирикахъ и мірянахъ говорится, что они стояли кругомъ (adstantibus). Картина собора представляется какъ будто скопированной съ богослужебныхъ собраній, гдѣ епископъ возсѣдалъ на каѳедрѣ, ниже сидѣли пресвитеры, а діаконы и народъ стояли. Въ самой картинѣ указывается на различное значеніе присутствующихъ. Это подтверждается и выраженіями въ актахъ III Карѳагенскаго, Ельвирскаго и другихъ соборовъ, гдѣ говорится, что клиръ и міряне присутствовали, рѣшеніе же было произносимо одними епископами. Кромѣ дѣяній соборныхъ, доказательства этого же можно находить въ «Книгѣ правилъ». Вездѣ голосованіе принадлежитъ однимъ епископамъ. Подписываютъ постановленія соборныя вездѣ одни епископы и ихъ замѣстители. Въ 1 правилѣ Сардикійскаго собора говорится: «Осій... епископъ предложилъ правила и всѣ епископы рекли: угодно всѣмъ»; правило Карѳагенскаго собора 8: «отъ всѣхъ епископовъ речено». Карѳ. 59 прав.: «предлагаетъ епископъ Аврилій, Оноратъ и Урванъ. Епископы /с. 14/ спрашиваютъ: «угодно ли это всѣмъ», и всѣ епископы отвѣчали: «справедливо», «угодно». Вездѣ голосованіе и рѣшеніе принадлежало епископамъ.

И это было не случайно: такъ слѣдуетъ по основнымъ каноническимъ правиламъ. Справедливо замѣчаетъ одинъ изъ авторовъ (г. Заозерскій), что клирики и міряне участвуютъ на соборѣ каждый въ своемъ чинѣ. Вѣдь въ епархіальномъ управленіи клиръ является помощникомъ епископовъ, прежде всего, въ совершеніи богослуженія и таинствъ, а потомъ и въ отношеніи ученія и управленія. Если имъ въ епархіальномъ управленіи принадлежалъ совѣщательный голосъ, то естественно, что, когда они были на соборахъ областныхъ, они не могли имѣть бóльшаго голоса. Безъ вѣдома епископа они не могли даже явиться на соборъ, а могли прибыть только съ епископомъ. И разъ они являлись на соборъ, являлись только какъ помощники епископовъ. По этимъ причинамъ въ церковныхъ правилахъ встрѣчаемъ упоминаніе только о епископахъ, какъ о полномочныхъ членахъ собора. И въ Номоканонѣ находимъ отвѣтъ, что членами собора являются только епископы, созванные законнымъ образомъ. Пресвитерамъ и мірянамъ на соборѣ принадлежитъ только совѣщательный голосъ.

[3.] Заозерскій: Я не сталъ бы говорить по поводу предшествовавшихъ рѣчей двухъ канонистовъ, но такъ какъ въ составѣ этого отдѣла я являюсь третьимъ канонистомъ, то чувствую себя вынужденнымъ сказать и свое слово. Я не стану въ подробности разсматривать рѣчей того и другого, хотя и могъ бы возразить противъ нѣкоторыхъ положеній. Дѣлаю это потому, что не считаю себя компетентнымъ освѣщать вопросъ съ такой точки зрѣнія, съ какой освѣщаютъ они. Я не историкъ, а они поставили вопросъ на историческую почву. Они разсматриваютъ Евангеліе и первые три вѣка, какъ историческія эпохи. Одинъ изъ нихъ сказалъ, что эпоха первыхъ трехъ вѣковъ слишкомъ отдалена, другой, — что изъ этой эпохи онъ беретъ кусочекъ, который слаще другихъ. Я не историкъ, какъ и они, и считаю свое слово, какъ историка, некомпетентнымъ. Полагаю, что какъ я, такъ и они должны стоять на точкѣ зрѣнія каноническаго права. По долгу науки и законовъ каноническихъ и церковныхъ необходимо имѣть въ виду слѣдующій незыблемый фундаментъ, указанный въ регламентѣ и уставѣ духовныхъ консисторій: каждый вопросъ въ исторіи дѣйствующаго права должно рѣшать на основаніи Закона Божія, въ словѣ Божіемъ предложеннаго, правилъ святыхъ апостолъ, соборовъ и святыхъ отецъ и на основаніи дѣйствующихъ гражданскихъ законовъ. Какъ практикъ юристъ, судья, такъ и ученый канонистъ въ рѣшеніи вопроса долженъ внимательно отнестись къ Закону Божію, въ Священномъ Писаніи предложенному. Игнорировать этотъ первый основной источникъ — неправославно, нецерковно, не по-христіански. Не много въ кодексѣ Новозавѣтнаго Писанія данныхъ, но тѣмъ они и дороже, чѣмъ ихъ меньше. Законъ Божій болѣе популяренъ, чѣмъ книга правилъ. Новый Завѣтъ слышитъ въ церкви весь православный народъ, особенно книгу Дѣяній святыхъ Апостоловъ, которая читается въ ночь на Святую Пасху. Между тѣмъ книгу правилъ знаютъ весьма немногіе, едва ли не одни ученые. И если по «Книгѣ правилъ» будетъ постановлено ими рѣшеніе, несогласное съ Дѣяніями апостольскими, то какъ христіанинъ отнесется къ такому рѣшенію? Не скажетъ ли, что эти ученые привнесли нѣчто новое, противорѣчащее Закону Божію? Рѣшеніе настоящаго и другихъ /с. 15/ вопросовъ должно начаться съ обсужденія Закона Божія, потомъ можно будетъ отнестись критически даже къ правиламъ святыхъ Апостоловъ. Если найдемъ, что въ нихъ есть нѣчто, несогласное съ словомъ Божіимъ, мы должны предпочесть слово Божіе, на что даетъ право и «Книга правилъ». Такъ, VI вселенскій соборъ отмѣнилъ (прав. 16) постановленіе Неокесарійскаго собора о семи діаконахъ, какъ не согласное съ Дѣяніями святыхъ апостоловъ. Необходимо, чтобы наши постановленія не разногласили съ словомъ Божіимъ.

[4.] Предсѣдатель: Повидимому, желательно, прежде выясненія поставленнаго на обсужденіе вопроса, выдвинуть для разсмотрѣнія предварительный общій вопросъ объ источникахъ: на чемъ непререкаемо можемъ основываться въ нашихъ разсужденіяхъ: на Словѣ Божіемъ только, или же и на канонахъ церковныхъ?

[5.] Заозерскій: Каноны, не противорѣчатъ слову Божію.

[6.] О. Свѣтловъ: Изъ чтенія обширной литературы, преній предшествовавшихъ ораторовъ и рѣчи г. Бердникова я прихожу къ заключенію, что твердыхъ каноническихъ основаній для рѣшенія вопроса нѣтъ. Если бы мы обладали учредительнымъ актомъ собора, то не было бы и вопроса. Вотъ почему, какъ справедливо замѣтилъ г. Заозерскій, канонисты должны были перейти на историческую почву. Оказывается, что блестящая историческая экскурсія профессора Суворова является аргументомъ недостаточнымъ. За отсутствіемъ точныхъ свѣдѣній, какое значеніе имѣло участіе въ соборахъ клира и мірянъ, историческій матеріалъ, особенно за эпоху вселенскихъ соборовъ, недостаточенъ. И по существу дѣла факты, какъ факты, не имѣютъ обязательности. Если было такъ прежде, то почему и теперь должно быть такъ? Не дѣйствительность опредѣляетъ церковныя правила, а дѣйствительность опредѣляется нормами права. Дѣйствительность можетъ служить отраженіемъ принциповъ, лежащихъ въ основѣ церковной жизни. По этой-то вотъ сторонѣ своей и церковно-историческіе факты пріобрѣтаютъ важное значеніе и для каноническаго права, поскольку ими выражаются начала, лежащія въ основѣ церковной жизни или, лучше сказать, поскольку они позволяютъ заключать къ этимъ началамъ.

Изъ исторіи христіанской церкви мы извлекаемъ важныя указанія на начало соборности, которое проходитъ красною нитью чрезъ всю исторію церкви и лежитъ въ основѣ церковной жизни. По свидѣтельству исторіи, церковная жизнь строится не одними епископами, а всею Церковью. Это выражается участіемъ въ соборахъ не только епископовъ, но также клира и мірянъ. Соборы епископовъ пріобрѣтаютъ каноническое значеніе только съ одобренія всей Церкви. Аріанскіе соборы, Селевкійскій и Ефесскій соборы, не получившіе одобренія Церкви, считаются незаконными. Общее, неоспоримое положеніе то, что епископы ничего не дѣлаютъ безъ одобренія Церкви. Для насъ историческіе факты пріобрѣтаютъ кромѣ того свою цѣнность по древности и тѣмъ цѣннѣе, чѣмъ они ближе къ первой апостольской христіанской Церкви. Чѣмъ ближе къ началу христіанства, тѣмъ чище выраженія христіанской жизни, положенныя въ основу церковнаго строя. Такимъ образомъ, напримѣръ, предсоборная эпоха получаетъ весьма важное значеніе. Во II и III в.в. имѣются факты, указывающіе на участіе клира и мірянъ на соборахъ. Епископъ Кипріанъ, который особенно выдвигалъ на первый планъ епископскій строй Церкви, въ своихъ /с. 16/ посланіяхъ устанавливаетъ, какъ незыблемое правило, участіе въ соборахъ клира и мірянъ. Онъ высказываетъ общее правило, чтобы каждое постановленіе на соборѣ получало значеніе въ силу общаго согласія и одобренія со стороны участвующихъ клириковъ и мірянъ. Восходя къ самому началу, мы упираемся въ фактъ величайшей законодательной важности на всѣ вѣка христіанской Церкви. Это Іерусалимскій апостольскій соборъ. Онъ долженъ служить нормою, образцомъ, идеаломъ для послѣдующихъ временъ, во 1-хъ, какъ первое выраженіе, наиболѣе чистое, принципа любви, положеннаго въ основу христіанской жизни, какъ первый законодательный опытъ примѣненія этого творческо-созидательнаго начала жизни; во 2-хъ, какъ событіе особой важности, заключающееся въ Священпомъ Писаніи. Все, что говоритъ слово Божіе, говорится въ назиданіе вамъ. Анализировать это постановленіе нѣтъ надобности, но необходимо сдѣлать общіе выводы, которые вытекаютъ по отношенію къ нашему вопросу о составѣ собора.

По поводу разногласія, происшедшаго въ Антіохіи, Павелъ и Варнава были отправлены къ апостоламъ и пресвитерамъ въ Іерусалимъ. Они были приняты всею церковію, апостолами и пресвитерами. Отъ имени апостоловъ пресвитеровъ и братіи (Дѣян. гл. XV , ст. 23) было заготовлено посланіе въ Антіохію, при чемъ въ посланіи были выраженія: мы собравшись единодушно разсудили послать (ст. 25), ибо угодно Святому Духу и намъ (ст. 28). Безспорно, что этотъ первый вселенскій соборъ представлялъ всю церковь: епископовъ — апостоловъ, пресвитеровъ и мірянъ. Здѣсь только не ясно рѣшено, какую юридическую цѣнность имѣли участіе пресвитеровъ и мірянъ. Но юридическая постановка исключалась обстоятельствами, при которыхъ состоялся соборъ, характеромъ эпохи, когда дѣйствовало начало любви, когда у вѣрующихъ было одно сердце и одинъ духъ. Міряне и пресвитеры принимали активное участіе въ обсужденіи вопроса, они не молчали, а говорили (по долгомъ разсужденіи ст. 7: умолкло все собраніе, — ст. 12). Почему о рѣчахъ другихъ не упоминается? Потому что первое значеніе имѣли голоса апостоловъ. Исторія Іерусалимскаго собора учитъ, что апостолы занимали первое мѣсто, за ними пресвитеры, а затѣмъ — братія. Мѣсто опредѣлялось не юридической нормой, но имѣло основаніе реальное. Первое мѣсто апостоловъ обезпечивалось ихъ нравственнымъ авторитетомъ, любовію къ нимъ всей Церкви. Тѣ, которые получили отъ Господа заповѣдь быть послѣдними, не заботились о первыхъ мѣстахъ и сами завѣщали пасти стадо «не нуждею, а волею». Какую юридическую цѣнность имѣло участіе пресвитеровъ и мірянъ, акты собора даютъ опредѣленный отвѣтъ. Соборный актъ издается отъ лица всей Церкви (гл. 15, ст. 22). Въ XVI гл., 4 ст. указывается на рѣшающій голосъ пресвитеровъ на соборѣ.

Еще важное основаніе, указывающее на взаимное отношеніе членовъ собора, гдѣ пресвитеры и міряне принимаютъ дѣятельное участіе, а не составляютъ молчащую свиту, — это православное понятіе а Церкви, какъ о тѣлѣ Христовомъ, какъ институтѣ духовно-нравственномъ, а не юридическомъ, въ какомъ смыслѣ трактуется Церковь у канонистовъ. Апостолъ Павелъ въ посланіи къ Рим. гл. XII, 1 Корин. XII, Ефес. IV опредѣляетъ взаимоотношеніе членовъ церкви, какъ органовъ тѣла. Въ виду того, что мы составляемъ тѣло Христово, ни въ какомъ важномъ церковномъ событіи мы не можемъ раздѣляться, а /с. 17/ должны представлять одно цѣлое. Это и выражается въ соборности, въ участіи всѣхъ въ рѣшеніи вопросовъ на соборахъ. «Не можетъ глазъ сказать рукѣ: ты мнѣ не надобна. Или также голова ногамъ: вы мнѣ не нужны». А теперь голова говоритъ туловищу: «ты мнѣ не нужно».

«Если все тѣло глазъ, то гдѣ слухъ? Если все слухъ, то гдѣ обоняніе» (1 Корин. XII, 17).

Этимъ исключается всякое стремленіе къ исключительному положенію нъ Церкви одного члена до степени вытѣсненія другихъ. Члены тѣла, которые кажутся слабѣйшими, по Апостолу — гораздо нужнѣе. Объ этомъ свидѣтельствуетъ и исторія вселенскихъ соборовъ (Оригенъ, Малхіонъ).

Еще одинъ аргументъ изъ этого понятія о Церкви, какъ о живомъ тѣлѣ, а не юридическомъ учрежденіи. Неправильна самая постановка вопроса о взаимномъ отношеніи членовъ собора и ихъ правахъ, съ какимъ голосомъ должны быть на соборѣ пресвитеры и міряне — съ рѣшающимъ или совѣщательнымъ. Такая постановка устраняется понятіемъ о Церкви, какъ о тѣлѣ Христовомъ, какъ союзѣ этическомъ, духовномъ, а не юридическомъ. Забота о внѣшней регламентаціи собора есть дѣло юридическаго принципа, а не принципа любви. Любовь не завидуетъ, не ищетъ своего, не хочетъ устанавливать ничего силою, хочетъ, чтобы все устанавливалось на добромъ согласіи. Поэтому и на первомъ Іерусалимскомъ соборѣ все само собою любовію было поставлено на свое мѣсто. Тамъ не было внѣшней регламентаціи, которая старается втиснуть жизнь въ тѣсныя рамки. Есть и другія основанія...

[7.] Бердниковъ: Считать апостольскій соборъ вселенскимъ едва ли возможно. Архіепископъ Финлядскій Сергій приравниваетъ его къ епархіальному, такъ какъ тутъ одна община — іерусалимская отвѣчаетъ другой — антіохійской. Во всякомъ случаѣ повѣствованіе Дѣяній апостольскихъ объ апостольскомъ соборѣ не такъ ясно, чтобы на этомъ опираться, когда дѣло идетъ о составѣ областного собора?

[8.] Суворовъ: Въ доказательство необходимости участія пресвитеровъ и мірянъ въ соборѣ выставлены два главныхъ положенія: составъ апостольскаго собора и понятіе о Церкви, какъ о тѣлѣ Христовомъ. Я и обращаю вниманіе на эти два главныхъ положенія. Отчего, если придерживаться книги Дѣяній, не начинать съ первыхъ главъ, гдѣ не полагается различія между епископами, пресвитерами и мірянами, напр., съ повѣствованія священнаго Дѣеписателя о сіонской горницѣ, въ которомъ различаются только апостолы и вѣрующіе?.. Я полагаю, что время, когда составлялся апостольскій соборъ есть чрезвычайная эпоха въ христіанской жизни: епископовъ не было, а были апостолы. Кто были пресвитеры, не ясно. Въ той же книгѣ Дѣяній апостольскихъ и въ посланіи апостола Павла терминъ — епископъ и пресвитеръ употребляются безразлично. Чрезвычайные дары Святаго Духа изливались на всѣхъ вѣрующихъ и даръ управленія, какъ и даръ говорить на разныхъ языкахъ могли принадлежать вѣрующимъ независимо отъ прохожденія ими епископской или пресвитерской должности. Во всякомъ случаѣ рискованно брать примѣръ изъ апостольской исторіи и игнорировать послѣдующее развитіе христіанской Церкви. Этотъ пріемъ неправильный. Что касается общаго разсужденія о тѣлѣ Христовомъ, какъ организмѣ, то что безспорно, Церковь устрояется участіемъ всѣхъ членовъ, по въ чемъ выражается это участіе? Я думаю, что въ каждомъ организмѣ дѣйствуетъ руководящая /с. 18/ воля. Нельзя односторонне выбирать только тѣ мѣста Свящ. Писанія, въ которыхъ говорится объ идеальномъ тѣлѣ Христовомъ, и забывать другія, какъ, напримѣръ, тѣ мѣста, гдѣ апостолъ Павелъ говоритъ (1 Корин. 4, 21 ст.): «Чего вы хотите, съ жезломъ придти къ вамъ или съ любовію»? или: «всѣ ли апостолы, всѣ ли пророки» (1 Кор. XII, 29)..?

Или такія мѣста изъ апостольскихъ постановленій, въ которыхъ строго осуждается извращенный порядокъ жизни, когда ноги оказывались бы вверху, а голова внизу. Во всякомъ случаѣ изъ сравненія Церкви съ тѣломъ Христовымъ нельзя дѣлать никакихъ опредѣленныхъ выводовъ. Предшествующіе ораторы говорили, что клиръ и міряне принимаютъ и одобряютъ соборныя рѣшенія. Но что же соборъ самъ по себѣ? Долженъ ли онъ дожидаться, когда его признáютъ? Напримѣръ, предполагаемый въ ближайшемъ будущемъ всероссійскій соборъ уже ли онъ, самъ по себѣ, не будетъ имѣть никакого авторитета и получитъ таковой лишь тогда, когда его признáютъ? Есть люди, которые вырабатываютъ постановленія, и есть паства, которая принимаетъ и хранитъ эти постановленія. Отсюда не слѣдуетъ, что всѣ руководятъ. И посланіе восточныхъ патріарховъ называетъ самое тѣло Церкви, т. е. самый народъ, хранителемъ, а не устроителемъ благочестія. Ссылаются въ защиту правъ мірянъ на письма Кипріана, но въ нихъ можно найти и такое положеніе, что общество можетъ избрать достойныхъ епископовъ и низложить недостойныхъ, съ чѣмъ едва ли можно согласиться, а скорѣе нужно допустить, что и Кипріанъ могъ ошибиться, нельзя признавать всѣ его слова непогрѣшимыми. Профессоръ Бердниковъ различаетъ соборы епископіи и митрополіи. Примѣровъ перваго рода соборовъ на Востокѣ мы не знаемъ. На Западѣ же ихъ было дѣйствительно много, и у Гефеле можно найти цѣлую рубрику соборовъ діэцезальныхъ (т. е. въ предѣлахъ епископскаго округа), членами которыхъ, подъ предсѣдательствомъ епископа, были исключительно не епископы, но всѣ эти члены только съ совѣщательнымъ голосомъ, въ отличіе отъ соборовъ епископскихъ, членами которыхъ были только епископы, и всѣ съ рѣшительнымъ голосомъ.

[9.] Глубоковскій: Прежде всякихъ своихъ разъясненій относительно такъ называемаго Апостольскаго собора вынуждаюсь ходомъ нашихъ совмѣстныхъ обсужденій сдѣлать нѣсколько предварительныхъ замѣчаній. Въ предшествующемъ собраніи (14 марта) нѣкоторыхъ сочленовъ смутило одно заявленіе, что фактическій строй церковный апостольскаго періода нельзя (—подобно протестантамъ—) воспроизводить отрѣшенно отъ примѣненія, раскрытія и каноническаго истолкованія въ послѣдующей исторіи Церкви Христовой. Я же лично нахожу данную мысль не только правильною по существу, но и глубоко благоговѣйной. 1) Апостольскій строй церковный есть собственно первоисточникъ церковныхъ формъ, а никакъ не совокупность этихъ послѣднихъ. Естественно, что первымъ мы должны лишь соизмѣрять церковныя формы по степени ихъ соотвѣтствія или уклоненія, находя въ нихъ фактически — каноническое разъясненіе къ подробностямъ апостольскаго церковнаго уклада. 2) Съ другой стороны, тѣ формы, въ которыя воплощались христіански-церковныя начала апостольскаго періода, были отраженіемъ чрезвычайныхъ факторовъ въ видѣ преизобильныхъ благодатныхъ дарованій, неограниченныхъ извѣстными рамками и не связанныхъ /с. 19/ съ тѣни или иными состояніями и званіями. Это была эпоха сообщенія всей полноты благодатно-церковныхъ силъ на всѣ послѣдующія времена бытія Церкви Божіей на землѣ. Такое положеніе потомъ уже не повторялось, почему не могутъ быть механически копируемы и обусловленныя ими формы при отсутствіи опредѣляющихъ силъ. Это для меня вѣрно точно такъ же, какъ и то, что нельзя воспроизводить слѣдствія, не имѣя самыхъ причинъ. Иначе получится лицемѣрная каррикатура, а въ разсматриваемомъ случаѣ будетъ прямое кощунство, грустными примѣрами чего служатъ всѣ сектанты этого рода изъ древнѣйшаго и новѣйшаго времени. Посему христіанское благоговѣніе обязываетъ меня видѣть и въ апостольскихъ писаніяхъ именно авторитетныя нормы. Здѣсь я соглашаюсь далѣе и съ другою заявленною мыслію, что κανών въ техническомъ смыслѣ обозначаетъ не только точную концепцію, но и опредѣленную эпоху — послѣапостольскую, ибо въ Новомъ Завѣтѣ это слово указываетъ просто мѣру (2 Кор. X, 13. 15. 16), какая для христіанъ заключается въ общихъ христіанскихъ принципахъ (Гал. VI, 16 и ср. Филипп. III, 16).

Выходя изъ этихъ соображеній, я и въ извѣстіяхъ объ Апостольскомъ соборѣ долженъ искать авторитетно-руководственныхъ нормъ, при чемъ буду строго держаться самаго библейскаго текста въ непосредственно относящихся къ нашему спеціальному вопросу частяхъ, чтобы заранѣе оградить себя отъ подозрѣній въ умышленныхъ упущеніяхъ в чтобы устранить свободныя примышленія, не имѣющія ни малѣйшей экзегетической цѣнности и коренящіяся только въ особливой предзанятости.

1) Нельзя не обратить вниманіе прежде всего на то, что тутъ церковь антіохійская ищетъ разъясненія у іерусалимской, какъ церкви-матери, для рѣшенія спорнаго вопроса и, конечно, заранѣе утверждаетъ этимъ авторитетность для себя ожидаемаго постановленія. Значитъ, хотя соборъ іерусалимскій былъ мѣстный, но ему искони усвоялась болѣе широкая церковная обязательность (ср. Дѣян. XVI, 4). Впрочемъ, не нужно забывать, что тутъ было чрезвычайное явленіе въ жизни іерусалимской церкви, и потому оно не можетъ говорить рѣшительно въ пользу всегдашней формы для соборнаго устройства управленія при обычномъ теченіи, когда этого совсѣмъ не требовалось.

2) Аппеллируя къ церкви іерусалимской, антіохійцы однакоже обращаются фактически лишь къ «Апостоламъ и пресвитерамъ», (Дѣян. XV, 2).

3) Посланные антіохійцами принимаются «церковію, Апостолами и пресвитерами» и съ ними дѣлятся своими сообщеніями (Дѣян. XV, 4), но «для разсмотрѣнія дѣла собираются» только «Апостолы и пресвитеры» (Дѣян. XV, 6).

4) Опредѣляющія мнѣнія и заключенія опять же даются именно Апостолами Петромъ и Іаковомъ, а прочіе соучаствуютъ лишь въ побочныхъ разсужденіяхъ [1], которыя были внѣ хода соборнаго рѣшенія (Дѣян. XV, 7. 12. 13) [2]/с. 20/

5) Самое предопредѣленіе декрета дано было собственно резолюціею Апостола Іакова (Дѣян. XV, 19: ἐγὼ κρίνω не по простому грамматическому смыслу, а по соотношенію съ τὰ κεκριμένα въ Дѣян. XVI, 4), который упоминаетъ въ своей рѣчи только мнѣніе Апостола Петра (Дѣян. XV, 14) [3].

6) Соборное посланіе усвояется только Апостоламъ, для чего есть основаніе въ Дѣян. XV, 23 [4].

7) Если въ Дѣян. XV, 22 говорится объ «Апостолахъ и пресвитерахъ со всею церковію», то здѣсь рѣчь просто о сообщеніи уже ранѣе принятаго постановленія Апостольскаго собора послѣ нѣкотораго перерыва [5], какой (конечно, не въ 14-ть лѣтъ, чего никто и никогда не можетъ допускать въ наукѣ) требуется и соотношеніемъ Дѣеписательскаго разсказа съ Гал. II, 2 (сл.) Это пониманіе a) дается тѣмъ, что «вся церковь» названа при упоминаніи о посыланіи (Дѣян. XV, 22: ἔδοξε πέμψαι въ Антіохію рѣшенія, о постановленіи котораго тутъ совсѣмъ не говорится, почему мы должны считать его формулированнымъ прежде. b) Равно и въ самомъ посланіи мы читаемъ лишь о посольствѣ (Дѣян. XV, 25) [6] и только для объявленія (ср. XV, 27: ἀπαγγέλλοντας τὰ αὐτά) [7] готоваго опредѣленія, при чемъ послѣднее приводится согласно съ резолюціею Апостола Іакова, какъ неизмѣнный текстъ, въ которомъ сохраняются даже грамматическія особенности, не нужныя и, пожалуй, неудобныя по ближайшей связи (см. γάρ въ XV, 28) [8]. c) Опредѣленія іерусалимскаго собора и въ дальнѣйшихъ извѣстіяхъ усвояются исключительно Апостоламъ и пресвитерамъ, поелику въ Дѣян. XVI, 4 они называются τὰ δόγματα τὰ κεκριμένα (ср. ἐγὼ κρίνω въ Дѣян. XV, 19) ὑπὸ τῶν ἀποστόλων καὶ (τῶν) πρεσβυτέρων τῶν ἐν Ἱερουσαλήμ (Ἱερουσολήμοις).

Изъ предшествующаго имѣемъ два /с. 21/ существенные въ нашемъ вопросѣ тезиса:

1) На Апостольскомъ соборѣ «опредѣляли» или имѣли законополагающую силу именно Апостолы и пресвитеры;

2) Они законодательствовали отъ имени церкви и ихъ опредѣленія сообщались и отъ послѣдней потому, что были для нея обязательны, т. е. по самому достоинству своему почитались опредѣленіями церковными.

При указанномъ взаимоотношеніи собора и церкви вполнѣ понятно и необходимо, что принятое первымъ постановленіе усвояется второй, ибо оно при самомъ формулированіи уже было церковнымъ, какъ исходившее отъ законополагающихъ вождей церкви, опредѣлявшихъ отъ лица ея. А эго достоинство имѣютъ всѣ предстоятели церквей апостольскаго преемства (епископы) по самому достоинству, поскольку, напримѣръ, въ Апок. II, 1 сл. III, 1 сл. «ангелы» церквей всецѣло воплощаютъ ихъ въ себѣ.

Другія новозавѣтныя свидѣтельства ничуть не колеблютъ такого пониманія. Ссылаются на дѣло коринѳскаго кровосмѣсника для обоснованія той мысли, яко бы Апостолъ Павелъ не позволялъ себѣ рѣшать что-либо безъ церкви и даже передавалъ ей это. Для подобнаго истолкованія ссылаются на св. Аѳанасія, который пользуется даннымъ эпизодомъ будто бы въ этомъ именно смыслѣ. Однако 1) святой отецъ говоритъ не о законодательствѣ, а просто о судебномъ разбирательствѣ (см. въ Твор. I, 178). 2) И, дѣйствительно, у Апостола рѣчь о случаѣ дисциплинарномъ, но не законодательномъ. 3) Св. Павелъ рѣшаетъ не по мнѣнію коринѳской церкви, потому что опредѣленіе сообщается ей, какъ уже состоявшейся отъ ея имени (1 Кор. V, 3: ἤδη κέκρικα). 4) Во 2 Кор. II, 10 Апостолъ даетъ только свое соизволеніе на приговоръ коринѳской церкви, согласный съ его завѣтами, а самъ удерживаетъ за собою все право рѣшать за коринѳянъ «отъ лица Христова».

Примѣняю добытыя нормы къ фактамъ и соображеніямъ, выдвинутымъ въ теченіи нашихъ разсужденій.

А) Указываютъ, что въ своихъ посланіяхъ епископы сообщаютъ тѣ или иныя постановленія соборныя отъ имени церквей и братьевъ, откуда выводится, что послѣдніе равно соучаствовали въ самыхъ соборныхъ рѣшеніяхъ (см., напр., у Ѳ. И. Мищенко, Къ вопросу о составѣ предстоящаго собора русской Церкви, Кіевъ, 1906, стр. 11). По нормѣ Апостольскаго собора я скорѣе долженъ выводить, что это были епископскія опредѣленія, имѣвшія обязательность для церкви, почему они и выпускались отъ ея лица законными предстоятелями.

Б) На Апостольскомъ соборѣ законополагали Апостолы и «пресвитеры». О послѣднихъ я думаю, что они совмѣщали въ себѣ прерогативы епископскія [9], какъ и вообще — по моему мнѣнію — образованіе чиновъ новозавѣтной іерархіи шло не путемъ эмбріологическаго развитія, а посредствомъ обособленія іерархическихъ /с. 22/ функцій, фактически существовавшихъ уже въ апостольствѣ. Значитъ, на Апостольскомъ соборѣ рѣшали дѣло законодательно носители апостольства и епископства. Отсюда заключаю: если въ каноническихъ памятникахъ говорится о регулярныхъ «соборахъ епископовъ», то и законополагающею силой обладали именно епископы de jure и de facto [10]. Здѣсь возражали по этому предмету, что въ разумѣемыхъ канонахъ не воспрещается прямо участіе на соборахъ и другихъ лицъ кромѣ епископовъ. Но это есть соображеніе только логическое, а не экзегетическое и не каноническое, почему оно и не обладаетъ потребною убѣдительностію. Всѣ древнія извѣстія наука никогда не расширяетъ по содержанію безъ равноправныхъ фактическихъ данныхъ, а лишь комментируетъ по связи со всею фактическою обстановкой. Юридическія опредѣленія должны быть понимаемы по самому непосредственному смыслу и безусловно не допускаютъ матеріальнаго расширенія. Поэтому не воспрещенное нимало не значитъ одинаково дозволенное и скорѣе указываетъ, что все подобное совсѣмъ не изъявляло претензій на юридически утвержденныя прерогативы, — по просту говоря, — совершенно не существовало. Чтобы распространить извѣстную юридическую норму, непремѣнно нужна тоже равнозначущая юридическая же норма, между тѣмъ каноны, полагая прещенія на уклоняющихся отъ явки на соборы епископовъ, какъ обязанныхъ быть тамъ, не дѣлаютъ этого по отношенію къ клирикамъ и мірянамъ и тѣмъ внушаютъ, что присутствіе ихъ канонически не требовалось. Утонченныя соображенія здѣсь не пригодны по крайней спорности и противорѣчатъ основному принципу всякой экзегетики, что не вполнѣ ясное всегда нужно понимать въ смыслѣ ясныхъ указаній даннаго порядка. Отдѣльные же факты не имѣютъ равнозначущей обязательности, и ихъ можно объяснять въ видѣ исключеній или уклоненій. Такого свойства и всѣ приводимые примѣры. Оригенъ, Малхіонъ, св. Аѳанасій, которые справедливо называются въ данномъ случаѣ, на мой взглядъ были достойными апологетами и авторитетными экспертами. Они только предрѣшали опредѣленіе, но послѣднее давалось не ими, какъ это бываетъ и въ нынѣшнихъ судахъ. Окончательное постановленіе принадлежало епископамъ и должно быть ихъ прерогативой по нормѣ Апостольскаго собора.

Говорятъ, что нынѣшній епископатъ, какъ не выборный, отчужденный отъ паствы и проч., не можетъ быть выразителемъ голоса церкви. Но какіе бы ни были фактическіе недочеты, — принципіально за епископатомъ должно быть признаваемо полное церковное «представительство», безъ чего не окажется законной іерархіи, а этимъ будутъ поколеблены церковные устои. Затѣмъ, еслибы такой грѣхъ случился, то невозможно было бы и мечтать о соборѣ, а напередъ нужно устроить вполнѣ соотвѣтственную іерархію. Думаю, что подобной бѣды у насъ нѣтъ, и норма Апостольскаго собора имѣетъ для себя юридическую и фактическую почву.

Выводъ же конечный тотъ, что законоопредѣляющая сила на соборахъ принадлежитъ епископамъ. И разъ они обладаютъ этими преимуществами по самому епископству, то и опредѣленія ихъ получаютъ обязательность сами по себѣ непосредственно послѣ формули/с. 23/ровки. Съ этой стороны я несогласенъ съ тѣмъ мнѣніемъ, будто соборные декреты получали свое каноническое значеніе но фактическому признанію («рецепціи») членовъ церкви. Но это условливало только фактическое дѣйствіе, а не юридическую природу, которая свойственна соборнымъ постановленіямъ по самому ихъ существу. Если оба эти момента не всегда совпадали между собою и фактъ иногда уничтожалъ юридическую притязательность того или другого собора, то это значитъ не болѣе того, что бывали соборы незаконные, даже разбойничьи.

Мы же «предуготовляемъ» соборъ законный, — и по отношенію къ нему я на основаніи всѣхъ соображеній высказываюсь по нормѣ Апостольскаго собора, что на немъ только епископство должно имѣть законополагающую и рѣшающую силу. Внѣ этой компетенціи вполнѣ допустимо въ соборныхъ совѣщаніяхъ и работахъ соучастіе членовъ клира и мірянъ въ достоинствѣ сосвидѣтелей вѣры и жизни данной помѣстной церкви.

[10.] Аксаковъ: Мнѣ предстоитъ подробно и обстоятельно возразить на теоретическія соображенія, изложенныя съ подтвержденіемъ ихъ отдѣльными фактами въ рѣчахъ профессоровъ Бердникова и Глубоковскаго. Слѣдуя хронологіи церковной, начинаю съ возраженія послѣднему.

Профессоръ Глубоковскій представилъ намъ обстоятельную и снабженную научнымъ аппаратомъ, но вполнѣ одностороннюю и совершенно невѣрную картину апостольскаго собора, къ коей присоединены личныя соображенія оратора. Въ ней преднамѣренно или случайно пропущены существенно важныя подробности, прямо отмѣченныя дѣеписателемъ; кромѣ того дѣятельность собора разсмотрѣна эпизодически безъ связи съ предшествующимъ. Возстановимъ же картину церковныхъ дѣяній, не учиняя въ ней пропусковъ. Въ Антіохію приходятъ нѣкоторые изъ Іерусалима и смущаютъ братьевъ, т. е. церковь и вѣроятно всю, кромѣ Павла и Варнавы. И вотъ происходятъ состязанія съ Павломъ и Варнавою, и смущенные братья, т. е. опять та же Церковь, постановили (ἔταξαν) послать Павла и Варнаву и нѣкоторыхъ другихъ изъ своей среды къ апостоламъ и пресвитерамъ въ Іерусалимъ. Итакъ, уже съ Антіохійскаго собранія, постановляющаго и избирающаго, открывается соборная дѣятельность нераздѣлимой Церкви. Но посылаютъ дѣйствительно не къ іерусалимской церкви въ ея полнотѣ, а къ апостоламъ и пресвитерамъ въ Іерусалимъ. Если подъ пресвитерами подразумѣвать пресвитеровъ въ позднѣйшемъ значеніи этого слова, то оправдывать апостольскимъ примѣромъ обязательный составъ соборовъ изъ однихъ только епископовъ было бы вполнѣ невозможно; необходимо было бы заключить, что соборъ, по исконному преданію, долженъ состоять изъ епископовъ и пресвитеровъ и только допущеніе на него мірянъ могло бы еще представляться спорнымъ вопросомъ. Но кто же были эти пресвитеры, къ которымъ наряду съ апостолами направленъ былъ изъ Антіохіи вопросъ? Въ апостольской Церкви были двѣ, а не три степени, при чемъ подъ пресвитерами всегда для обозначенія степени подразумѣвались только тѣ же епископы. Но предположить въ Іерусалимѣ существованіе на ряду съ сонмомъ апостоловъ еще цѣлаго и притомъ очевидно многочисленнаго ряда епископовъ значило бы всецѣло отступать отъ историческихъ данныхъ. И послѣ собора мы встрѣчаемъ въ Іерусалимѣ не многихъ, а одного только епископа въ лицѣ Іакова, а по смерти его опять одпого только епископа въ /с. 24/ лицѣ избраннаго всѣми Симона Клеопина. Явно, что подъ пресвитерами подразумѣваются въ данномъ случаѣ отнюдь не носители той или другой церковной степени, а только старшіе члены церкви въ противуположность младшимъ, позднѣе обращеннымъ. Въ этомъ же смыслѣ о старшихъ и младшихъ — πρεσβύτεροι и νεώτεροι, говоритъ Апостолъ Петръ (1 Петр. V, 1-5. Cp. 1 Тимоѳ. V, 1. Евр. XI, 2. Дѣян. II, 17. Матѳ. XV, 2. Марк. VII, 3. 5 и пр.). Даже при полученіи техническаго примѣненія къ обозначенію сана, слово πρεσβύτεροι не утратило общаго, нарицательнаго значенія «старшихъ». Этимъ и объясняется, почему въ составѣ собора не говорится о діаконахъ; они подразумѣваются въ числѣ старшихъ и братьевъ въ зависимости отъ возраста и времени принятія въ Церковь. Совершенно понятно, почему изъ Антіохіи посылаютъ за справкою не ко всѣмъ братьямъ, не ко всей Церкви, а только къ апостоламъ и старшимъ. Свидѣтельство сверстниковъ по вѣрѣ и обращенію, изъ вторыхъ уже рукъ получавшихъ преданіе, не представляется достаточно сильнымъ, тѣмъ болѣе, что таковыми же были и смутившіе ихъ. Важенъ только отзывъ свидѣтелей и современниковъ. Слова, изъ самыхъ устъ Его воспріявшихъ преданное, т. е. апостоловъ и старшихъ. Оттого-то и посылаютъ они только къ нимъ. Посланные приняты, однако, въ Іерусалимѣ совокупною церковью — «церковью, апостолами и старшими», и всей церкви сообщаютъ они, «какъ Богъ отверзъ дверь язычникамъ». Но въ этомъ первомъ собраніи церкви происходитъ расколъ: выступаютъ, выдѣляются (ἐξανέστησαν) увѣровавшіе изъ фарисеевъ, т. е., очевидно нѣкоторые изъ младшихъ. И вотъ передъ вами возобновленное собраніе. «Собрались какъ апостолы, такъ и старшіе» (τε—καὶ) или «собрались и апостолы и старшіе разсмотрѣть о словеси семъ». Собрались именно тѣ, кого вопрошали изъ Антіохіи. Одни ли собрались они? Отгородились ли они отъ младшихъ, отъ народа, отъ всей церкви? Нѣтъ! ибо присутствуетъ все множество (12). Молчаливо ли присутствуетъ все множество на соборѣ? Нѣтъ! Прямо сказано, что оно умолкло только послѣ рѣчи Петра и стало слушать Варнаву и Павла. Явно, что до рѣчи Петра оно говорило, высказывалось. И дѣйствительно Петръ начинаетъ говорить только: «многу же взысканію бывшу». И Златоустъ въ своемъ толкованіи обращаетъ особое вниманіе на это обстоятельство. «Замѣть, говорить онъ, что Петръ даетъ сначала произойти разсужденію въ церкви, а потомъ и говоритъ» (Русск. пер. X, 291). Профессоръ Глубоковскій упускаетъ изъ вида (въ журналѣ его рѣчь включаетъ и сдѣланныя послѣ моей рѣчи возраженія) то, что въ огромномъ большинствѣ списковъ (хотя и не въ трехъ древнѣйшихъ: Синайскомъ, Ватиканскомъ и Александрійскомъ) стоитъ даже не «изысканіе» (ζήτησις), чего было бы вполнѣ достаточно, а «соизысканіе» или «совмѣстное изысканіе» (συζήτησις) и (συνζήτησις). Не отдѣльные голоса раздавались, а производилось обсужденіе, совмѣстная, а потому и соборная, работа. Сокращенная форма трехъ древнѣйшихъ списковъ (ζήτησις) уравновѣшивается наличностью συζήτησις въ огромномъ большинствѣ списковъ, въ томъ числѣ и древнѣйшихъ, какъ Кембриджскій и палимпсестъ Ефрема Сирина, равно какъ обоими сирскими переводами и чтеніемъ Златоуста. Профессоръ Глубоковскій, опираясь на перепечатку Минемъ Монтфоконовскаго изданія Златоуста, говоритъ, что «ссылка Тишендорфа неубѣдительна». Но Миневскія изданія вообще признаются не авторитетными, /с. 25/ по вкравшимся при перепечатываніи опечаткамъ и неточностямъ. Кому же вѣрить: Тишендорфу, опирающемуся на подлинникъ, т. е. на строго научное изданіе Монтфокона (п. IX, 274), или г. Глубоковскому, ссылающемуся на перепечатку. «Критически болѣе принятымъ, по словамъ г. Глубоковскаго, слѣдуетъ считать во всякомъ случаѣ чтеніе ζήτησις. Но это невѣрно. Укажу только на имѣющіяся у меня изданія: συζήτησις читаютъ textus receptus, І. Сев. Фатеръ (1824 г.), Лахманъ, Бутманъ, Муральтъ, Тишендорфъ (ed 7 critica minor). Только въ 8 ed. minor Тишендорфъ, слѣдуя древнѣйшимъ спискамъ, ставитъ сокращенную форму ζήτησις. Самое опредѣленіе, по словамъ профессора Глубоковскаго, принадлежало собственно апостолу Іакову: ἐγὼ δε κρίνω — азъ сужду. Спрашивается, какъ же иначе долженъ былъ бы выразиться Іаковъ, если бы хотѣлъ высказать только собственный, ни для кого не обязательный взглядъ? Глаголъ κρίνω только въ рѣдкихъ случаяхъ и при особыхъ обстоятельствахъ выражаетъ рѣшеніе осужденіе и приговоръ — ἐπικρίνω; въ громадномъ же большинствѣ случаевъ κρίνω значитъ только: различаю, думаю, сужу, разсуждаю. Въ чемъ же состоитъ, однако, опредѣленіе Іакова? Въ томъ ли, что на язычниковъ не надо возлагать все бремя закона? Но это было уже ранѣе высказано Петромъ (10) и Іаковъ является только его повторителемъ (19). Въ предъявленіи ли минимальныхъ требованій? Но эти минимальныя требованія въ томъ именно составѣ, въ какомъ предъявляетъ ихъ Іаковъ, давно уже опредѣлены были практикою самихъ іудеевъ по отношенію къ ихъ прозелитамъ. Отъ того-то и сопровождаетъ Іаковъ предъявленіе этихъ требованій указаніемъ на то, что законъ Моисеевъ издавна по всѣмъ городамъ имѣетъ проповѣдующихъ его и т. п. (21). Можно ли предполагать, что за словами или опредѣленіемъ Іакова въ собраніи воцарилось молчаніе и никто не сказалъ уже ни слова? Одно выраженіе посланія вполнѣ устраняетъ это предположеніе. «Изволилось намъ ставшимъ единодушными — γενομένοις ὁμοθυμαδόν». Какъ же можно было бы узнать объ этомъ единодушіи послѣ сказавшагося уже разлада и многаго состязанія, если бы собраніе ограничивалось только молчаніемъ, не переставало молчать? Но дѣеписатель устраняетъ это молчаніе словами: «Тогда изволилось апостоламъ и пресвитерамъ съ цѣлою церковью, избравъ... послать и т. д.». Неужели же и это изволеніе выразилось только молчаніемъ, молчаливымъ производствомъ избранія и т. п.? Здѣсь, по мнѣнію профессора Глубоковскаго, рѣчь идетъ только о сообщеніи уже ранѣе принятаго апостольскимъ соборомъ рѣшенія послѣ нѣкотораго перерыва, какой, якобы требуется и соотношеніемъ разсказа съ Галат. I, 1. Но, если это такъ, то перерывъ длился 14 лѣтъ, ибо о такомъ только перерывѣ говоритъ Галат. I, 1. Допустимъ, что перерывъ, хотя и не такой длинный, существовалъ. Что же выигрываетъ отъ этого теорія профессора Глубоковскаго? Посланіе всетаки отправлено въ Антіохію «по изволенію апостоловъ и пресвитеровъ и всей (или цѣлой Церкви)», чрезъ избранныхъ «апостолами и пресвитерами и цѣлою Церковью», отъ имени «апостоловъ и пресвитеровъ и братій». Профессоръ Глубоковскій наводитъ на мысль, что «цѣлая церковь» только послала въ Антіохію готовое уже рѣшеніе апостоловъ и пресвитеровъ на соборѣ, такъ какъ о постановленіи собора въ посланіи совсѣмъ не говорится, почему мы и должны считать его формулированнымъ /с. 26/ прежде. Допустимъ, что между соборомъ и рѣшеніемъ избрать пословъ и отправить посланіе прошло нѣсколько часовъ или нѣсколько дней перерыва. Когда же состоялось постановленіе? О соборномъ постановленіи не говорится и при описаніи собора, если онъ оканчивается рѣчью Іакова. По теоріи профессора Глубоковскаго, слѣдовало бы заключать, что оно состоялось не на соборѣ и не при отправленіи, а въ промежутокъ между ними, но произведено всетаки тѣмъ же составомъ, который обозначенъ въ посланіи. Разницы не получалось бы никакой. Но въ посланіи говорится: изводилось намъ, ставшимъ единодушными — γενομένοις ὁμοθυμαδόν, т. е. когда мы стали единодушными. Этотъ приходъ къ единодушію послѣ разлада и состязаній и есть уже свидѣтельство о состоявшемся постановленіи всей церкви. Для отправки посланія не надо было единодушія; оно требовалось только для постановленія или признанія постановленія со стороны церкви. Но отъ кого исходитъ самое постановленіе, когда бы ни было формулировано оно? «Изволися Духу Святому и намъ», говорится въ посланіи. Кому намъ? Очевидно тѣмъ, отъ кого исходитъ посланіе, т. е. апостоламъ и пресвитерамъ и братіи, о которыхъ въ возглавіи сказано. Итакъ, «трудно прати противу рожна». Намъ говорятъ, что апостольскій соборъ не можетъ быть образцомъ соборной и церковной вообще жизнедѣятельности, такъ какъ происходилъ онъ при исключительномъ положеніи Церкви, когда преизобиловала благодать, вѣрующіе обладали харизматическими дарами и пр. и пр. Не будемъ отрицать, что церковный уровень понизился вообще; но развѣ понизился онъ односторонне? Если современные клирики и міряне ниже пресвитеровъ и братьевъ апостольскаго періода, то развѣ епископы нашихъ дней стоятъ на одномъ уровнѣ съ апостолами? Развѣ, при общемъ пониженіи церковномъ, ихъ однихъ не коснулось пониженіе, и они одни неизмѣнно пребываютъ на высотѣ и чистотѣ, свойственной апостоламъ? Полагазмъ, что ни одинъ изъ современныхъ епископовъ не рѣшится утверждать этого. Если же всѣхъ равно коснулось пониженіе, то и совмѣстная соборная жизнь остается, какъ прежде, возможною и необходимою и не имѣется основанія возлагать всю надежду на исцѣленіе въ руки одной, недугомъ же охваченной части тѣла. Не надо также придавать излишній ореолъ мірянамъ и пресвитерамъ апостольскаго времени. На каждомъ шагу проповѣднической дѣятельности Павла они искали ни болѣе ни менѣе, какъ превратить, по словамъ его, благовѣствованіе Христово, смущали антіохійскую и всѣ вообще нововозникающія церкви, возставали въ самомъ Іерусалимѣ... Не вопросы одной только антіохійской церкви или внутренній раздоръ самой іерусалимской церкви занимали апостольскій соборъ; но міровой вопросъ о томъ, быть ли христіанству только сектою іудейства, какъ и представляли его іудеи, усовершенствованнымъ и дополненнымъ іудействомъ, или новою вѣрой и новою тварью, въ которыхъ законъ упраздненъ благодатью. Такой вопросъ, по крайней мѣрѣ равносильный всѣмъ, когда либо обсуждавшимся на соборахъ, будучи, по счастью предрѣшенъ уже свидѣтельствомъ Духа Святаго, обсуждался на скромномъ соборѣ «апостоловъ, пресвитеровъ и братьевъ» въ Іерусалимѣ.

Установивъ значеніе апостольскаго собора, какъ прототипа соборности, я перейду къ возраженіямъ проф. Бердникова, равно какъ и другихъ оппоннентовъ, опиравшихся на каноны. Съ самаго начала совѣщаній нашихъ я просилъ, /с. 27/ чтобы были указаны каноны, которыми точно опредѣлялся бы требуемый составъ соборовъ, равно какъ и каноны, прямо возбраняющіе участвовать на соборахъ клирикамъ и мірянамъ. Указанія, какъ и ожидалъ я, разумѣется, не послѣдовало. Между тѣмъ этому участію противуполагаютъ именно каноническій строй. Говорятъ, что не было повода возбранять, такъ какъ ни міряне, ни клирики и безъ того не входили въ соборную жизнь, и вопросы о допущеніи или недопущеніи ихъ не могли подниматься. Это не вѣрно. Даже профессоръ Бердниковъ на сотню соборовъ насчитываетъ десятокъ, въ которыхъ участвовали клирики и міряне. При всей скудости историческихъ данныхъ можно насчитать и значительно болѣе. Ergo, еслибы такое участіе признавалось незакономѣрнымъ, соборныя постановленія не обходили бы его молчаніемъ, а воспрещали бъ его, какъ и другіе вкравшіеся вопреки апостольскому и церковному правилу обычаи. Если же они молчатъ, то, значитъ, не возбраняютъ, а допускаютъ. Говорятъ, что правила всегда или преимущественно называютъ соборы «соборами епископовъ». Это совершенно не вѣрно. Весьма многое число разъ упоминается въ правилахъ о соборахъ, при чемъ соборъ упоминается безъ всякаго эпитета, называется святымъ, областнымъ, совершеннымъ соборомъ и т. д.; но только три раза говорится о «соборѣ епископовъ». Изъ этихъ трехъ разъ упоминанія о соборѣ епископовъ въ греческомъ подлинникѣ въ одномъ случаѣ (Трульск. 8) повторяется только 19-ое правило Халкидонскаго собора. Слѣдовательно остаются только два случая, если не одинъ, въ виду, того, что 38 апостольское правило представляетъ, какъ доказано учеными, только сокращеніе 20-го Антіохійскаго, въ которомъ, говорится въ подлинникѣ объ областяхъ епископовъ, а не о соборахъ епископовъ. На одномъ или двухъ случаяхъ сокращеннаго наименованія общаго правила о составѣ соборовъ основывать, конечно, нельзя. Говорятъ, что о составѣ соборовъ свидѣтельствуютъ подписи. Но вселенскіе соборы, подписи которыхъ, начиная съ 3-го, для насъ цѣликомъ сохранились, состояли только изъ лицъ, призываемыхъ императоромъ, по его усмотрѣнію: епископовъ и сановниковъ. Подписи очередныхъ, областныхъ соборовъ, о которыхъ идетъ рѣчь, для насъ не сохранились, какъ и ихъ акты, если не считать списковъ епископовъ, приложенныхъ позднѣйшими собирателями, преимущественно Діонисіемъ Малымъ, и несогласныхъ между собою. Намъ говорили, что подписи Никейскаго собора найдены и что между ними нѣтъ ни подписи Аѳанасія, ни вообще чьихъ либо подписей, кромѣ епископовъ. Это опять не вѣрно. Найдены не подписи, которые вообще могли бы быть найдены только съ актами, а разнствующіе и притомъ сравнительно поздніе списки епископовъ, участвовавшихъ на соборѣ. Само собою разумѣется, что въ спискѣ епископовъ никто, кромѣ епископовъ, поименованъ быть и не можетъ. Вообще въ правилахъ или соборныхъ постановленіяхъ о соборахъ говорится всегда только мимоходомъ, безъ указанія ихъ состава, который предполагается уже опредѣленнымъ и хорошо извѣстнымъ, такъ какъ соборы предполагаются издавна дѣйствовавшимъ учрежденіемъ. Правила опредѣляютъ сроки ежегодныхъ соборовъ, напоминаютъ о необходимости созывать ихъ, налагаютъ кары на несозывающихъ митрополитовъ и на неприходящихъ на соборъ епископовъ, причисляютъ тѣ или иныя дѣла къ предметамъ вѣдѣнія соборовъ; но о составѣ соборовъ не говорятъ они ни слова, предполагая его /с. 28/ извѣстнымъ. Итакъ, канонъ о составѣ соборовъ либо не сохранился для насъ, либо мы должны искать его внѣ книги правилъ, гдѣ его нѣтъ. Мы и находимъ его въ окружномъ посланіи Аѳанасія Александрійскаго (341 г.) тотчасъ послѣ указанія на то, «что не теперь даны каноны, но прекрасно и твердо преданы отцами нашими», — тотчасъ послѣ воззванія подвигнуться всѣмъ на защиту вѣры и древнихъ каноновъ, которымъ грозитъ опасность. «Если бы и была принесена на меня какая-либо жалоба, говоритъ онъ, то не аріанину (т. е. не Констанцію и не префекту Египта) и не преданнымъ аріанскому мудрованію (т. е. не епископамъ Тирскаго и Антіохійскаго соборовъ), но, по церковнымъ канонамъ и слову Павлову, собравшемуся народу и тѣмъ, которые пріяли власть отъ Духа съ силою Господа нашего Іисуса Христа (1 Кор. V, 4), надлежало законно все изслѣдовать и произвести въ присутствіи изъявляющихъ свое требованіе мірянъ и клириковъ» (Творен. I, 279). Таковъ древній церковный канонъ, очевидно не измѣненный Никейскимъ соборомъ, — ибо иначе не могъ бы не упомянуть объ этомъ приводящій канонъ ближайшій его участникъ, — но подразумеваемый въ его постановленіи, опредѣляющемъ только сроки соборовъ и передающемъ на судъ ихъ вопросъ о правильности или неправильности совершаемаго епископомъ отлученія. Итакъ, по церковному канону, который сохранилъ Аѳанасій и «на который ссылается» онъ, какъ на подлежащій точному соблюденію, соборъ состоитъ изъ собравшагося народа и «пріявшихъ власть отъ Духа», т. е. епископовъ, или епископовъ и пресвитеровъ. Передъ нами тотъ же, свято сохраненный преданіемъ, составъ апостольскаго собора, въ коемъ только апостолы замѣнены епископами — ихъ преемниками. Взгляните на возглавіе посланія Антіохійскаго собора, низложившаго въ 267 г. Павла Самосатскаго; оно вполнѣ соотвѣтствуетъ формулѣ Аѳанасія Великаго или передаваемаго имъ древняго церковнаго канона. Въ немъ опять выступаютъ, какъ и въ апостольскомъ постановленіи, тѣ же «епископы, пресвитеры и церкви Божіи», увѣдомляющіе, что мы низложили Павла, какъ еретика, мы поставили на его мѣсто другого и т. д. Не буду безъ надобности перечислять отдѣльныхъ соборовъ; остановлюсь только на общихъ указаніяхъ писателей. Евсевій говоритъ намъ о многочисленныхъ соборахъ «вѣрующихъ», отлучившихъ послѣдователей Монтана. На нихъ несомнѣнно присутствовали епископы, ибо иначе не могло бы состояться отлученіе; но несомнѣнно, что не одни епископы подразумѣваются подъ наименованіемъ «вѣрующихъ». Тертулліанъ говоритъ намъ объ обычныхъ per Frecias соборахъ церквей, а не епископовъ, подразумѣвая участіе на каждомъ соборѣ не одной, а нѣсколькихъ церквей. Особенно важнымъ почитаю я свидѣтельство Фирмилліана Каппадокійскаго о ежегодныхъ соборахъ, на которые сходятся seniores et praepositi. Если бы въ греческомъ переводѣ стояло πρεσβύτεροι καὶ προιστάμενοι, то африканскій переводчикъ несомнѣнно перевелъ бы presbyteri et praepositi, ибо у африканскихъ писателей пресвитеры всегда именуются только пресвитерами же или sacerdotes вмѣстѣ съ епископами, но никогда не называются seniores. Итакъ, необходимо опредѣлить значеніе seniores въ латинско-африканской термологіи. Seniores или seniores plebis въ актахъ и у писателей называются «мужи церковные», ecclesiastici viri, не входящіе въ составъ клира и не принадлежащіе къ нему. Августинъ пишетъ: Dillectissimis fratribus, clero, senioribus et universae plebi ecclesiae /с. 29/ Hipponensis, cui servio etc. Въ документѣ 304 г. говорится: Fratribus et filiis, clericis et senioribus Fortis (имя епископа) in Domino aeternam salutem. Въ другомъ документѣ того же года по дѣлу епископа Сильвана говорится: Omnes vos, episcopi, presbyteri, diacones, seniores, scitis etc. Въ томъ же дѣлѣ одинъ изъ seniores на вопросъ: cujus es condtibonis? отвѣчаетъ Professor sum romanarum litterarum, grammaticus latinus. (Весьма полный подборъ свидѣтельствъ см. Rothe Anfänge d. chr. Kirche 1837 p. 231-239. Только у Тертулліана въ Апологіи пресвитеры названы seniores; но Тертулліанъ писалъ для язычниковъ, а потому долженъ былъ вмѣсто техническаго термина употребить описательное выраженіе. Кромѣ Pote относительно seniores см. Bingham Origines I. 294 p.).

Намъ говорятъ, что клирики и міряне присутствовали на соборахъ, но не участвовали въ нихъ, а если и участвовали, то только въ качествѣ совѣщательнаго элемента, а не рѣшающаго, съ совѣщательнымъ голосомъ, а не рѣшающимъ. Не знаю, какъ примирить первое изъ этихъ завѣреній съ неоднократнымъ свидѣтельствомъ Кипріана, что дѣла были обсуждены или что ихъ надлежало обсудить и рѣшить общимъ совѣтомъ съ епископами и пресвитерами, при чемъ иногда имъ же упоминается въ качествѣ соучастника въ совѣтѣ и вѣрный народъ. Не знаю также, какъ помирить вторую часть указанныхъ выше завѣреній съ свидѣтельствами римскаго клира, папы Корнилія и самого же Капріана, что состоявшіяся постановленія соборовъ были объявлены, «какъ и надлежало», т. е. какъ того требовали обычай или каноны, народу, который выражалъ имъ въ данныхъ случаяхъ свое одобреніе, но въ другихъ случаяхъ могъ выразить или выражалъ и неодобреніе. Я не придаю никакого значенія различію между рѣшающимъ и совѣщательнымъ голосомъ на соборѣ, ибо и самъ соборъ можетъ быть признанъ или не признанъ, принятъ Церковью или отвергнутъ. На соборѣ производится подготовительная только работа, раздаются только подготовительные голоса. Тѣло Церкви т. е. прежде всего церковный народъ — охранитель благочестія, можетъ, если надо, принять или отвергнуть соборъ, а потому въ его рѣшающемъ голосѣ сомнѣваться нельзя и одна уже предусмотрительность требуетъ предоставленія членамъ его полноправнаго голоса на соборѣ. На семь вселенскихъ соборовъ, безспорно епископскихъ по составу, принятыхъ Церковью, имѣется по крайней мѣрѣ равное имъ число вселенскихъ же по созыву и по составу соборовъ, отвергнутыхъ или не принятыхъ. Былъ напримѣръ въ Миланѣ соборъ полуаріанствующихъ епископовъ. Собрался онъ въ храмѣ въ присутствіи народа, но не рѣшался, боясь народа, провозгласить свое неправое исповѣданіе, а потому и перенесъ свое засѣданіе во дворецъ императорскій, откуда и выслалъ свое исповѣданіе народу, но уже въ формѣ императорскаго посланія въ надеждѣ при такихъ условіяхъ заполучить народное одобреніе. Посланіе было прочитано народу — и народъ съ негодованіемъ отвергъ его. Такъ и исчезъ соборъ для Церкви и ея исторіи (Сульпицій Сѣверъ).

Собраться собору, произвести совѣщанія, постановить рѣшенія не значитъ еще быть. Быть собору — значитъ быть принятымъ Церковью, стать въ ней живою силою. За попытками такъ или иначе опредѣлить каноническія формы и составъ соборовъ, не надо позабывать опредѣленной канонами же цѣли соборовъ. «Ради церковныхъ нуждъ» подобаетъ быть соборамъ (Антіох. 20). А чтобы нужды были удовлетворены, со/с. 30/боръ долженъ быть принятъ. Потому необходимо обезпечить собору его принятіе Церковью; иначе вмѣсто церковнаго объединенія возникнетъ только вящій церковный разладъ. Среди представленныхъ преосвященными мнѣній одно содержитъ въ себѣ прямое, практическое указаніе, съ которымъ, становясь на точку зрѣнія автора, безспорно нельзя не согласиться. «Соборъ, говоритъ преосвященный, будетъ имѣть подобающій авторитетъ, а опредѣленія его — силу, только при условіи, если за соборомъ будетъ стоять сильная государственная власть». Практичности этого взгляда нельзя отрицать, хотя и допустимо сомнѣніе въ его церковности. Дѣйствительность не допускаетъ, однако, становиться на точку зрѣнія автора и побуждаетъ скорѣе сойдти съ нея. Государственная власть, если и станетъ она сильной, представляется нынѣ еще болѣе или менѣе таинственною для насъ. Какъ отнесется она къ собору и къ Церкви — вполнѣ неизвѣстно. Будетъ ли она охранять соборъ отъ недовольныхъ, протестующихъ и отвергающихъ или приметъ ихъ сторону противъ собора? Послѣднее представляется даже болѣе вѣроятнымъ. Отъ всякихъ надеждъ на внѣшнее подкрѣпленіе надо теперь отказаться всецѣло. Соборъ можетъ разсчитывать только на Церковь и на самого себя, а для того онъ долженъ быть въ самомъ широкомъ значеніи церковнымъ, по своему составу, долженъ свободно включить въ себя возможную полноту членовъ Церкви, обезпечить церковный характеръ своихъ рѣшеній. Но, чтобы достигнуть всего этого собору, надо имѣть почву подъ собою и приготовленную уже почву. Средство же къ этому только одно. Намѣченное къ собору должно быть предварительно свободно обсуждено на соборахъ, на мѣстныхъ соборикахъ или на дополненныхъ выборными мірянами епархіальныхъ съѣздахъ. Иначе и выборы будутъ случайными, и выбранные не будутъ имѣть подъ собою церковной почвы, и рѣшенія будутъ носить случайный характеръ, и самый соборъ Церковью принятъ не будетъ. Что же тогда? Тогда вмѣсто церковнаго мира возгорится церковная распря, вмѣсто церковнаго объединенія — церковный разладъ и расколъ, которыхъ, во что бы то ни стало надо, избѣгнуть.

Въ заключеніе позволю себѣ сдѣлать нѣсколько частныхъ возраженій:

Профессоръ Бердниковъ указываетъ, что у Кипріана разумѣются епархіальные соборы. Но это не совсѣмъ вѣрно. Римскій клиръ пишетъ, что «въ вопросѣ о падшихъ прежде нужно дождаться мира церкви, а потомъ уже, составивъ общій совѣтъ съ епископами, пресвитерами, діаконами, исповѣдниками и твердыми въ вѣрѣ мірянами, разсудить о дѣлѣ падшихъ». Разъ были епископы, а они упоминаются, — то это областные, а не епархіальные соборы. Слѣдовательно и на областныхъ соборахъ принимали участіе клиръ и міряне. Ап. правила 34 и 39 никакого отношенія къ участію клира и мірянъ не имѣютъ. 34 правило допускаетъ составлять соборы изъ какихъ угодно элементовъ. 39 правило показываетъ только, что пресвитеры ничего не могли дѣлать безъ разрѣшенія епископа. Въ древней церкви еще не существовало приходской жизни, а потому пресвитеры, состоя только при епископѣ, не могли ни крестить, ни вообще совершать таинства, ни проповѣдывать иначе, какъ по его порученію и указанію. Но это ни къ управленію, ни къ соборамъ никакого отношенія не имѣетъ. Выраженіе о мірянахъ на соборахъ — stantes не означаетъ степени ихъ участія на соборахъ. Не отрицаю, что adstantes говорится о діаконахъ, ибо имъ и сидѣть въ присутствіи пресвитеровъ не подобало, «ибо то бываетъ не по пра/с. 31/вилу и не въ порядкѣ» (Ник. 18). Но въ посланіи Кипріана подъ stantes подразумѣваются устоявшіе въ вѣрѣ. Въ правилахъ Сардикійскаго и Карѳагенскаго собора есть выраженія: епископы сказали, и т. д. Но эти соборныя правила по характеру изложенія отличаются отъ другихъ. Здѣсь краткая запись происходившаго на соборахъ. Но между правиломъ общепризнаннымъ и самымъ способомъ изложенія есть разница.

Притомъ если епископы подали свои голоса, сказали, что предлагаемое имъ «угодно», то это вовсе не доказываетъ, что они рѣшили. Они только выразили свое согласіе, а рѣшилъ тотъ, кто призналъ соборъ, кому «какъ надлежало» (свидѣтельство Римскаго клира) было объявлено его постановленіе т. е. народъ или церковь.

Что касается Сардикійскаго собора, то это внѣканоническій соборъ и не относится къ типу соборовъ, которые должны были собираться дважды въ годъ.

[11.] Предсѣдатель замѣтилъ, что означенныя разсужденія будутъ неизлишни при дальнѣйшемъ сужденіи о преобразованіи церковнаго управленія, теперь же обсуждается вопросъ объ участіи клира и мірянъ въ предстоящемъ чрезвычайномъ соборѣ.

[12.] О. Свѣтловъ: Центръ тяжести вопроса — опредѣлить значеніе апостольскаго собора для рѣшенія нашего вопроса. Значеніе этого собора здѣсь нѣкоторыми умалялось путемъ соотвѣтственнаго экгегесиса и освѣщенія апостольской эпохи. Что касается экзегесиса, то часть возраженій снята г. Аксаковымъ. Экзегесисъ является одностороннимъ и неожиданнымъ. Глава XV книги Дѣяній до сихъ поръ была ясна и выводы H. Н. Глубоковскаго являются совсѣмъ неясными и неубѣдительными.

Жаль, что не было обращено вниманія на мое замѣчаніе, почему на апостольскомъ соборѣ выдвигаются на первый планъ апостолы и пресвитеры. Выдѣляются они по ихъ значенію въ церкви. Экзегесисъ выкинулъ братію, хотя въ 22 и 23 стихахъ ясно указано, что въ разсужденіяхъ принимали участіе апостолы, пресвитеры и братія. Акты собора экзегесисомъ превращены въ простое извѣщеніе, препроводительную бумагу. Но въ дѣйствительности это соборный актъ, который постановили апостолы, пресвитеры и вся церковная братія. Обращеніе пресвитеровъ въ епископовъ не убѣдительно, такъ какъ съ одинаковымъ правомъ можно выраженіе епископъ въ древности считать равнозначущимъ пресвитеру. И, по моему, вся Церковь, во всей полнотѣ, и епископы, и пресвитеры, и братія принимали участіе въ рѣшеніяхъ апостольскаго собора. Главное значеніе имѣетъ не то, чтобы мы скопировали апостольскій соборъ, а усвоили тотъ принципъ, какой выразился въ апостольскомъ соборѣ. Принципъ этотъ — любовь. Канонисты отрицаютъ понятіе о Церкви какъ о тѣлѣ Христовомъ. Но разъ такое понятіе въ богословской наукѣ есть, почему не сдѣлать изъ него и выводовъ?

Говорятъ, что это ученіе ни къ чему не обязываетъ, что это простое сравненіе, что апостолъ Павелъ въ силу своего положенія является во всеоружіи власти. Но это не значитъ, что народъ занималъ слишкомъ пассивное мѣсто въ организмѣ Церкви. Объясненіе посланія восточныхъ патріарховъ въ томъ смыслѣ, что народъ въ Церкви имѣетъ только охранительное значеніе, основано на неправильномъ различеніи понятій объ охраненіи догматовъ и ихъ выработкѣ одно изъ другого невозможно и часто здѣсь охранять значитъ разъяснять, опредѣлять (вспо/с. 32/мните исторію аріанскихъ споровъ)... Говорятъ, что на одного Кипріана нельзя ссылаться, но я и основываюсь не на одномъ Кипріанѣ, а имѣю его свидѣтельство лишь въ ряду другихъ ссылокъ. Въ основѣ церковной жизни должно лежать соборное начало. Указаніе на это находимъ и у Кипріана. Говорятъ: апостольская эпоха не имѣетъ нормативнаго значенія въ виду обилія въ то время чудесныхъ даровъ. Но соборъ стоитъ вдали отъ чудесныхъ даровъ. Для насъ нуженъ одинъ только даръ, — это любовь, созидающій принципъ церковной жизни.

[13.] Бердниковъ: Вопросъ идетъ о составѣ собора. Я утверждаю, что, по древнимъ канонамъ, соборъ есть соборъ епископовъ, и нигдѣ нѣтъ намека, чтобы соборъ былъ съ другимъ составомъ. Въ Номоканонѣ (8 тит. 8 глава) ясно разрѣшенъ вопросъ о составѣ собора. Если обратиться къ церковнымъ правиламъ, то по 37 ап. пр. «дважды въ году да бываетъ соборъ епископовъ», по 5 пр. 1 всел. «на соборъ собираются епископы области». Для насъ достаточно этихъ двухъ правилъ, чтобы установить положеніе о составѣ соборовъ изъ однихъ епископовъ. Фактъ присутствія клира и мірянъ на соборахъ II-III вѣковъ и послѣдующихъ также нельзя отвергать, но съ какимъ значеніемъ они присутствовали? Выраженія дѣяній соборовъ въ IV и послѣдущихъ вѣкахъ, considentes episcopi, residentes praesbiteri, adstantes diaconi, особенно въ дѣяніяхъ IV Толедскаго собора 633 г., гдѣ посрединѣ сидѣли епископы, ниже ихъ пресвитеры, а діаконы и міряне стояли, указываютъ на оттѣнки того значенія, какимъ пользовались находившіяся на соборѣ лица. Не можетъ быть сомнѣнія, что, не смотря на присутствіе на соборахъ клира и мірянъ, рѣшающій голосъ принадлежалъ епископамъ. Слѣды этого имѣются во всѣхъ дѣяніяхъ соборовъ III в. На Карѳагенскомъ соборѣ 256 года говорили только епископы. Голосованіе принадлежало исключительно епископамъ. Тоже на соборѣ Эльвирскомъ 306 года клиръ и міряне были, но рѣшающій голосъ принадлежалъ епископамъ. 39 ап. правило указываетъ каноническія отношенія пресвитеровъ къ епископамъ по ихъ сану. Это не случай. Поворотить эти отношенія на новый ладъ невозможно. Это значило бы перевернуть всѣ основныя іерархическія понятія.

[14.] Свящ. Рождественскій: Здѣсь мы слышали нѣкоторый укоръ экзегетикѣ, но онъ заслуженъ ею постольку, поскольку она уклонилась отъ своей прямой цѣли: изъяснить истинный смыслъ Писаній. Предложенный намъ экзегетическій опытъ руководился другою цѣлью: найти въ св. Писаніи заранѣе поставленную себѣ экзегетомъ мысль, именно, мысль объ исключительномъ правѣ епископовъ на рѣшающій голосъ на соборѣ. Признавъ, что на апостольскомъ соборѣ рѣшающій голосъ принадлежалъ апостоламъ и пресвитерамъ, экзегетъ не остановился передъ утвержденіемъ, что пресвитеры апостольскаго времени были тѣ же епископы (тогда какую же степень носили апостолы и почему такъ много было епископовъ въ іерусалимской Церкви)? Мы не будемъ останавливаться на разсмотрѣніи этой мысли, высказанной безъ доказательствъ, замѣтимъ только, что она обоюдуострая, такъ какъ пресвитеріанство выходитъ изъ подобныхъ же основаній. Обратимъ вниманіе на самый текстъ Дѣяній Апостольскихъ: достаточно безпристрастно разсмотрѣть его, чтобы видѣть, что рѣшающее значеніе на апостольскомъ соборѣ имѣли не только апостолы и пресвитеры, по и вся церковь. Говорятъ, что въ Дѣян. XV, 22 и дал. содержится только «сообщеніе о ранѣе сдѣланномъ постановленіи собора, а не актъ этого /с. 33/ собора». Но при этомъ умалчиваютъ, что въ стихахъ 28-29 содержится именно самый текстъ такого постановленія. И вотъ въ началѣ этого постановленія читаемъ знаменательную формулу, ставшую обычной для послѣдующихъ церковныхъ соборовъ: ἔδοξεν τῷ Πνεύματι τῷ Ἁγίῳ καὶ ἡμῖν. Кому же «намъ» изволися и чье рѣшеніе присваивается и Самому Духу Святому, дѣйствующему въ Церкви? Никому иному, какъ тѣмъ лицамъ, о которыхъ говорится въ предыдущемъ текстѣ посланія (ст. 22), т. е. τοῖς ἀποστόλοις καὶ τοῖς πρεσβυτέροις σὺν ὅλῃ τῇ ἐκκλησίᾳ «апостоламъ и пресвитерамъ со всею Церковью», у съ цѣлою (ὅλῃ) Церковью: никакое иное пониманіе здѣсь невозможно. Значитъ, Духъ Святый дѣйствуетъ въ Церкви не исключительно черезъ епископовъ, каковыми были апостолы, но и черезъ пресвитеровъ и всѣхъ членовъ Церкви, собранныхъ во Имя Христово на Церковный Соборъ. Проф. Бердниковъ нарисовалъ прекрасную картину Церковныхъ Соборовъ, когда сравнилъ ихъ съ богослужебными собраніями. Но и на богослужебныхъ собраніяхъ народъ, не говоря уже о пресвитерахъ, принимаетъ живое участіе, отвѣчая на молитвы священнодѣйствующихъ: «аминь», «Господи помилуй» и проч. Какое же будетъ богослужебное собраніе безъ народа? Такъ же точно и церковный соборъ немыслимъ безъ пресвитеровъ и мірянъ, и отсутствіе ихъ на соборѣ или «безгласіе» можетъ отразиться неблагопріятно на нашей церковной жизни.

[15.] Бердниковъ: Я указалъ на сходство соборовъ съ богослужебными собраніями, чтобы выяснить сравнительное значеніе всего церковнаго общества въ церковномъ управленіи, а вы обратили вниманіе только на фактъ присутствованія...

[16.] Суворовъ: Говорятъ, не было рѣзкаго различія между апостольскимъ временемъ и позднѣйшимъ: и въ то, и въ другое время были раздоры. Никто и не говорилъ о безгрѣшности апостольскаго времени; но это не даетъ основанія отрицать громадную разницу между тѣмъ временемъ и настоящимъ.

Что касается присутствія клира и мірянъ на соборахъ, то оно несомнѣнно и не оспоримо, но выводить отсюда необходимость «представительства» отъ клира и мірянъ нельзя, тѣмъ болѣе трудно дѣлать выводъ о представительствѣ изъ апостольскаго собора. Указаніе на то, что будто бы желаніе отстоять за епископами право рѣшающаго голоса объясняется только и единственно соображеніями о власти и о правахъ несправедливо и односторонне, такъ какъ еще съ бóльшимъ правомъ можно утверждать, что и защитники противоположнаго взгляда хотятъ отстоять чьи-то права. Такими мѣстами изъ священнаго Писанія, какъ рѣшеніе Апостола о Коринѳскомъ кровосмѣсникѣ, не возможно подтверждать нельзя подтверждать права клира и мірянъ на участіе въ соборахъ. Изъ него можно было бы скорѣе выводить лишь участіе прихода въ дисциплинѣ. Попытка найти въ первыхъ трехъ вѣкахъ подтвержденіе мысли объ участіи клира и мірянъ въ соборѣ подтверждаема была, между прочимъ, сомнительнымъ выраженіемъ Фирмилліана — seniores и praepositi, но подлиннаго греческаго текста посланія Фирмилліана Кесарійскаго къ Кипріану не сохранилось, слѣдовательно, какое греческое слово было употреблено Фирмиліаномъ неизвѣстно. Не безъ основанія полагаютъ, что тутъ стояли слова: πρεσβύτεροι οἰ προϊστάμενοι, т. е. тѣ же епископы. Когда дѣлается попытка въ правилахъ Антіохійскаго собора и другихъ найти указаніе на участіе и не епископовъ въ соборахъ, то какъ будто забывается, что сохранились /с. 34/ историческія свѣдѣнія объ этихъ соборахъ съ именами епископовъ, изъ которыхъ они составлялись, при полномъ отсутствіи именъ какихъ-либо другихъ членовъ.

Въ 8 дѣяніи VII вселенскаго собора описывается засѣданіе, состоявшееся въ присутствіи императрицы съ сыномъ во дворцѣ Магнаврѣ. Патріархъ, по повелѣнію императрицы, держитъ рѣчь къ собору. Затѣмъ императрица обращается въ собору съ рѣчью, предлагаетъ прочитать составленное на соборѣ опредѣленіе. Послѣ утвердительнаго отвѣта, провозглашенія многолѣтія императорамъ и анаѳематствованія еретиковъ, патріархъ поднесъ императорамъ прочитанный τόμος вѣроопредѣленія и, вмѣстѣ со всѣмъ соборомъ, просилъ ихъ запечатлѣть его своими благочестивыми подписями, что и было сдѣлано. Засѣданіе закончилось общимъ ликованіемъ, такъ какъ дворецъ Магнавра былъ полонъ народа; весь городъ и воинскіе чины присутствовали здѣсь и встали съ своихъ мѣстъ, славословя Бога. Въ этомъ описаніи для насъ со всею ясностью воспроизводится картина общецерковнаго участія въ соборѣ, безъ какого-либо права голоса для клириковъ и мірянъ, и если на этомъ соборѣ возникалъ вопросъ о предоставленіи кому-либо голоса, кромѣ епископовъ, то только и единственно въ пользу монаховъ.

[17.] Предсѣдатель, считая вопросъ исчерпаннымъ, предложилъ голосовать: съ какимъ голосомъ — рѣшающимъ или совѣщательнымъ, могутъ присутствовать клиръ и міряне на соборѣ.

[18.] Бердниковъ: Пресвитеры и міряне могутъ участвовать только съ совѣщательнымъ голосомъ.

[19.] Самаринъ: Изъ преній выяснилось, что сущность вопроса заключается въ томъ, допускать ли на Соборъ отдѣльное отъ епископа представительство клира и мірянъ. Въ этой формѣ и слѣдовало бы, кажется, поставить вопросъ на разрѣшеніе, ибо противъ участія въ Соборѣ клира и мірянъ вообще никто не споритъ, разногласіе же относительно совѣщательнаго или рѣшающаго голоса ихъ утратитъ въ значительной степени свою остроту, коль скоро будетъ разрѣшенъ вопросъ о представительствѣ ихъ.

[20.] Предсѣдатель разъясняетъ, что вопросъ о порядкѣ избранія епископомъ или клиромъ и мірянами представителей отъ нихъ будетъ разсматриваться особо.

[21.] Кирѣевъ: Вопросъ о совѣщательномъ и рѣшающемъ голосѣ въ древнее время не существовалъ. Клирики и міряне имѣютъ право на то, чтобы голосъ ихъ былъ оглашенъ, чтобы о томъ знали всѣ заинтересованные. Голосъ ихъ можетъ быть совѣщательнымъ лишь при условіи полнѣйшей гласности.

[22.] Аксаковъ: Не признавая вообще различія между совѣщательнымъ и рѣшающимъ голосомъ въ Церкви и соборѣ церковномъ, признаю выраженіе «рѣшающій голосъ» терминомъ допускаемымъ только для установленія равенства голосовъ на предстоящемъ соборѣ.

[23.] Протоіерей о. Титовъ: Священное Писаніе, церковные каноны и другіе источники дѣйствующаго церковнаго права не даютъ прямаго и категорическаго отвѣта на поставленный вопросъ объ участіи клириковъ и мірянъ въ соборѣ съ рѣшающимъ или совѣщательнымъ голосомъ. Исторія же вселенской Христовой Церкви (святой Аѳанасій Александрійскій на первомъ вселенскомъ соборѣ) и нашей русской Церкви (святой Іосифъ Волоцкій, Георгій Скрипица) свидѣтельствуетъ, что клирики и міряне принимали участіе въ совѣщаніяхъ соборныхъ, причемъ совѣщательный голосъ ихъ имѣлъ иногда рѣшающее вліяніе на постановленія /с. 35/ соборовъ. Поэтому, я высказываюсь за участіе клириковъ и мірявъ въ предстоящемъ помѣстномъ соборѣ русской Церкви съ правомъ совѣщательнаго голоса.

[24.] Брилліантовъ: Хотя обоснованіе права рѣшающаго голоса, въ точномъ новѣйшемъ смыслѣ этого слова, по отношенію къ клирикамъ и мірянамъ и является затруднительнымъ съ точки зрѣнія каноновъ и исторіи, именно въ виду отсутствія различенія въ древности рѣшающаго или совѣщательнаго голоса для различныхъ присутствовавшихъ на соборахъ лицъ (при предположеніи, однако, въ то же время, по возможности полнаго ихъ единогласія), но на будущемъ соборѣ стоящіе во главѣ его епископы сами могли бы предоставить прочимъ членамъ указанное право въ той или иной формѣ и это нужно, невидимому, признать при условіяхъ настоящаго времени вполнѣ цѣлесообразнымъ и весьма желательнымъ.

[25.] Несмѣловъ: Я полагаю, что такіе вопросы, какъ вопросъ о сокращеніи богослуженія, объ ослабленіи постовъ, о второмъ бракѣ священнослужителей, должны быть рѣшены не одними только епископами, а вмѣстѣ съ ними и на одинаковыхъ правахъ съ ними также и клириками и мірянами, особо уполномоченными на соборное рѣшеніе церковныхъ вопросовъ отъ всего православнаго русскаго населенія. Я полагаю такъ на томъ основаніи, что, какъ бы соборъ епископовъ ни рѣшилъ эти и подобные этимъ вопросы, все равно явится болѣе или менѣе значительное количество лицъ недовольныхъ соборнымъ рѣшеніемъ, и потому можетъ возникнуть церковный расколъ. Вотъ именно, въ предупрежденіе возможной опасности этого церковнаго раскола, я и считаю необходимымъ, чтобы всѣ рѣшенія предстоящаго церковнаго собора были не просто лишь епископскими, а непремѣнно всецерковными, т. е. чтобы на предстоящемъ церковномъ соборѣ всѣ наиболѣе важные вопросы были единодушно рѣшены какъ всѣми русскими епископами, такъ и всѣми уполномоченными на соборное дѣло клириками и мірянами.

[26.] Вопросъ объ участіи пресвитеровъ и мірянъ на соборѣ разрѣшенъ всѣми членами отдѣла въ положительномъ смыслѣ.

[27.] При голосованіи же вопроса, съ какими правами допускаются клирики и міряне на соборъ, высказались за допущеніе съ совѣщательнымъ голосомъ:

1. Предсѣдатель архіепископъ Херсонскій Димитрій.
     2. Протоіерей Ѳ. И. Титовъ.
     3. Профессоръ H. С. Суворовъ.
     4. Профессоръ В. Ѳ. Пѣвницкій.
     5. Профессоръ С. Т. Голубевъ.
     6. Профессоръ И. С. Бердниковъ.
     7. Профессоръ Н. И. Ивановскій.
     8. Профессоръ Н. А. Заозерскій.
     9. Профессоръ H. Н. Глубоковскій.
     10. Профессоръ И. И. Соколовъ.
     11. Генералъ-лейтенантъ А. А. Кирѣевъ.
     12. Дворянинъ Ѳ. Д. Самаринъ.

[28.] При этомъ Ѳ. Д. Самаринъ заявилъ, что, присоединяясь по существу дѣла къ тѣмъ Членамъ Отдѣла которые высказались за допущеніе клириковъ и мірянъ на Соборъ лишь съ совѣщательнымъ голосомъ, онъ не можетъ принять самыхъ этихъ выраженій «совѣщательный» и «рѣшающій» голосъ, ибо они даютъ поводъ къ неправильному по его мнѣнію толкованію, будто рѣшенія, принятыя соборомъ по всѣмъ вопросамъ, не исключая и вопросовъ вѣры, имѣютъ сами по себѣ внѣшнюю обязательность для всѣхъ членовъ Церкви.

[29.] За допущеніе клира и мірянъ на со/с. 36/боръ cъ рѣшающимъ голосомъ подали голоса:

1. Протоіерей П. Я Свѣтловъ.
     2. Священникъ А. П. Рождественскій.
     3. Профессоръ В. З. Завитневичъ.
     4. Профессоръ В. И. Несмѣловъ.
     5. Профессоръ М. А. Машановъ.
     6. Профессоръ А. И. Брилліантовъ.
     7. Профессоръ Н. П. Аксаковъ.

[30.] При этомъ г. Завитневичъ и Несмѣловъ заявили, что такой порядокъ они допускаютъ лишь для предстоящаго чрезвычайнаго собора.

[31.] Брилліантовъ заявилъ, что онъ высказывается за рѣшающій голосъ клириковъ и мірянъ въ указанномъ выше смыслѣ, т. е. въ смыслѣ желательности предоставленія имъ этого голоса въ томъ или иномъ видѣ самими епископами на будущемъ соборѣ.

[32.] Засѣданіе кончилось въ 3 часа дня.

Примѣчанія:
[1] При этомъ я вполнѣ принимаю, что неизвѣстно, въ какомъ отношеніи πᾶν πλῆθος (Дѣян. XV, 12) стояло къ «церкви» (XV, 4) іерусалимской, а потому отсюда никакъ невозможно выводить съ рѣшительностію идею о «представительствѣ» мірянами той или другой церкви для присутствованія на соборѣ.
[2] Прибавлю въ устраненіе нѣкоторыхъ перетолкованій, что ссылка Тишендорфа (N. T. II, по edit. 8 major, p. 129) на Златоуста въ пользу συνζητήσεως для Дѣян. XV, 7 совершенно не убѣдительна и по научной экзегетической техникѣ должна говорить противъ сего (ср. Aligne gr. LX, 235 и 236 по самой точной перепечаткѣ изд. Montfaucon'а IX, Parisiis 1731, р. 248 и 250; Venetiis 1741, р. 248 и 250; editio Parisina altera 1837, р. 274 и 276), а критически болѣе принятымъ (у TTr text. WH Revis. Nestle Wey/с. 20/month Baljon по א A B противъ Rec. Ln Ті по C D E H L P; min. mss. по простому численному, — даже огромному, — большинству никогда и нигдѣ не имѣютъ въ наукѣ критической цѣнности: — иначе всякіе тексты возстановлялись бы по минускуламъ, а это есть нѣчто неслыханное и невиданное) является во всякомъ случаѣ чтеніе ζητήσεως, которое окончательно усвоено самимъ же Тишендорфомъ и въ пользу котораго для Дѣян. XV, 2 обычно приводится (среди другихъ) именно Златоустъ.
[3] Ср. Гавденцій (ум. около 420 г.) въ Sermo XV de his beatis martyribus (у Migne lat. XX, 950): et idcirco beatas Jacobus cum caeteris apostolis decretum tale constituit in ecclesiis observandum.
[4] Для Дѣян. XV, 23 [вмѣсто... οἱ πρεσβύτεροι καὶ οἱ ἀδελφοί Rec. Ti и слав. съ אc E H L P al. сир. копт. арм. эѳіоп. Пост. апост. VI, 12: 6. Злат. IX, 281] вѣроятнѣе чтеніе... οἱ πρεσβύτεροι ἀδελφοί [т. е. Апостолы и пресвитеры, какъ братья братьямъ] у L T T r W H R Nestle Weymouth Baljon Felten Page Hort Knowling Chase Knabenbauer Wendt и др. по א* А В С D 13, 61 Vulg. Ирин. Аѳан., а по Blass... οἱ πρεσβύτεροι ἀδελφοί (см. Прим. 8).
[5] Коль скоро и вдѣсь ссылаются на Златоуста, то необходимо засвидѣтельствовать, что 1) его объясненія не отличаются совершенною отчетливостію по разматриваемому вопросу и 2) частію даютъ основаніе для защищаемаго нами рѣшенія. См. на Дѣян, бесѣд. XXXII, § 2. XXXIII, §§ 1, 2, 3 у Migne gr. LX, 236, 239, 240, 241, 242 и по русск. перев. IX, Спб. 1903, стр. 292, 295, 296, 297, 298, 299.
[6] Значитъ: относится ли «единодушіе» (Дѣян. XV, 25) къ факту собранія (слав. пер.), или сужденія (русск. пер.), — оно ничего не говоритъ о составѣ лицъ, давшихъ соборное опредѣленіе, ибо всецѣло принадлежитъ позднѣйшему моменту — по вопросу объ отправленіи въ Антіохію посольства, да и въ самомъ посланіи обнимаетъ Апостоловъ и пресвитеровъ (см. прим. 4 и 8).
[7] Формулы, которыми въ Дѣян. XV, 22 сл. опредѣляется цѣль разумѣемаго здѣсь собранія, особенно знаменательны своимъ рѣзкимъ отличіемъ отъ категорическаго выраженія Дѣян. XV, 6, гдѣ прямо сказано, что «Апостолы и пресвитеры собрались для разсмотрѣнія сего дѣла» (ἰδεῖν περὶ τοῦ λόγου τούτου).
[8] Уже отсюда понятно, что посланіе, какъ только сообщающее готовое опредѣленіе, по этой существенной части своего содержанія справедливо могло усвояться именно Апостоламъ и пресвитерамъ, для чего есть достаточныя основанія въ Дѣян. XV, 23 (см. прим. 8) и ср. XXI, 25 при снесеніи со ст. 18. См. также у Оригена in Matth. 23 (по изданію Delarue II, 837): testatur epistula apostolorum in Actibus и ср. у блаж. Іеронима in Galat. V, 2 (Migne lat. XXVI, 395): seniores qui Jerosolymis erant et apostolos pariter congregatos statuisse per litteras. Здѣсь объ однихъ только Апостолахъ говорятъ св. Ириней, Климентъ алекс. (дважды), Кириллъ алекс. и др.
[9] См. особенно Дѣян. XX, 17 τοὺς πρεσβυτέρους τῆς ἐκκλησίας, коихъ см. и Іак. V, 14) по сравненію со ст. 28 (ἔθετο ἐπισκόπους), 1 Петр. V, 1-3 (πρεσβυτέρους... ἐπισκοποῦντες), Тит. I, 5-7 по сравненію съ 1 Тимоѳ. III, V, 17 и 19, а для сужденія о древнемъ «пресвитерствѣ» ср. Дѣян. XI, 30 и XXI, 18. Замѣтимъ еще, что приниженіе этихъ «пресвитеровъ» исключительно до степени позднѣйшихъ іереевъ можетъ быть обосновано развѣ лишь на почвѣ теорій обособленнаго происхожденія — сначала пресвитерства (съ административными прерогативами), а потомъ епископства (съ финансовыми функціями) — изъ аналогическихъ іудейско-эллинскихъ институтовъ, какъ это развито, напр., у † Edw. Hatch'а и Ad. Harnack'а. Никто, признающій апостольское происхожденіе новозавѣтной іерархіи (даже изъ самыхъ крайнихъ протестантовъ), не пытался еще въ наукѣ превращать новозавѣтно-библейскихъ «пресвитеровъ» просто въ старѣйшихъ годами лицъ, разумѣется, что о подобныхъ догадкахъ рѣшительно нельзя говорить научно.
[10] Частныя доказательства этой мысли см., напр., у проф. Ал. П. Лебедева Объ участіи мірянъ на соборахъ въ «Душеполезномъ Чтеніи» 1906 г., № 3, стр. 350-394.

Источникъ: Журналы и протоколы засѣданій ВЫСОЧАЙШЕ учрежденнаго Предсоборнаго Присутствія. Томъ I. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1906. — С. 11-36.

Отдѣла I-го Журналъ №1 // Къ матеріаламъ Предсоборнаго Присутствія // Отдѣла I-го Журналъ №3


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.