Церковный календарь
Новости


2017-03-29 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 49-е, въ пятокъ 5-я седмицы поста (1910)
2017-03-29 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 48-е, въ четвертокъ 5-я седмицы поста (1910)
2017-03-29 / russportal
Славянское житіе преп. Маріи Египетской (изъ Постной Тріоди 1650 г.) (1650)
2017-03-28 / russportal
Славянское житіе преп. Маріи Египетской (изъ кн. житій святыхъ свт. Димитрія) (1875)
2017-03-27 / russportal
"Каноны или Книга Правилъ". Правила 6-го Вселенскаго Собора (1974)
2017-03-27 / russportal
"Каноны или Книга Правилъ". Правила 4-го Вселенскаго Собора (1974)
2017-03-26 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 20-е (1882)
2017-03-26 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 19-е (1882)
2017-03-26 / russportal
Преп. Іоаннъ, иг. Синайскій. «Лѣствица». Слово 29-е (1898)
2017-03-26 / russportal
Преп. Іоаннъ, иг. Синайскій. «Лѣствица». Слово 28-е (1898)
2017-03-26 / russportal
Архіеп. Иннокентій (Борисовъ). Слово (8-е) о грѣхѣ и его послѣдствіяхъ (1908)
2017-03-26 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово въ 4-ю недѣлю Великаго поста (1894)
2017-03-26 / russportal
Свт. Ѳеофанъ Затворникъ. Слово (4-е) въ 4-ю недѣлю Великаго поста (1869)
2017-03-26 / russportal
Свт. Ѳеофанъ Затворникъ. Слово (3-е) въ 4-ю недѣлю Великаго поста (1869)
2017-03-26 / russportal
Свт. Ѳеофанъ Затворникъ. Слово (2-е) въ 4-ю недѣлю Великаго поста (1869)
2017-03-26 / russportal
Свт. Ѳеофанъ Затворникъ. Слово (1-е) въ 4-ю недѣлю Великаго поста (1869)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 29 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.
Исторія Русской Церкви

Всероссійскій Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг.

Священный Соборъ Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг. былъ открытъ въ Москвѣ 15 (28) августа 1917 г. Для участія въ его работѣ было избрано и назначено по должности 564 человѣка: 80 архіереевъ, 129 лицъ пресвитерскаго сана и 10 дьяконовъ изъ бѣлаго духовенства, 26 псаломщиковъ, 20 монашествующихъ (архимандритовъ, игуменовъ и іеромонаховъ) и 299 мірянъ. Соборъ работалъ болѣе года. За этотъ періодъ состоялись три его сессіи: первая — съ 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья — въ 1918 г.: съ 20 января (2 февраля) по 7 (20) апрѣля и съ 19 іюня (2 іюля) по 7 (20) сентября. — Основными вопросами, подлежавшими рѣшенію Собора, были: 1) выработка положенія о Высшемъ Церковномъ Управленіи Всероссійской Церкви; 2) возстановленіе патріаршества; 3) возстановленіе праздника Всѣмъ святымъ въ Землѣ Россійской просіявшимъ; 4) канонизація новыхъ святыхъ: Софронія Иркутскаго и Іосифа Астраханскаго. Однако, къ сожалѣнію, многія рѣшенія Соборъ принималъ подъ давленіемъ т. н. «демократической общественности» и въ немъ очень сильно сказывалось наслѣдіе Февральскаго переворота 1917 г., что помѣшало Собору дать народу четкіе критеріи происшедшей въ Россіи національной катастрофы... — Въ 1994-2000 гг. Новоспасскій монастырь (РПЦ) выпустилъ въ свѣтъ изданіе матеріаловъ Собора 1917-1918 гг., которое состояло изъ 12 томовъ, 11 изъ которыхъ — «Соборныя Дѣянія» и одинъ томъ — «Опредѣленія и Постановленія Собора». Часть Соборныхъ Дѣяній (№№ 1-82, тт. 1-6) была выпущена репринтомъ по изданію, предпринятому еще въ 1918 г. самимъ Соборомъ; остальныя (№№83-170, тт. 7-11) — по архивнымъ матеріаламъ, хранящимся въ Государственномъ архивѣ Россійской Федераціи въ Москвѣ.

Дѣянія Всероссійскаго Помѣстнаго Собора 1917-1918 г.г.

СВЯЩЕННЫЙ СОБОРЪ ПРАВОСЛАВНОЙ РОССІЙСКОЙ ЦЕРКВИ.

Приложеніе къ дѣянію X.       

Рѣчь, произнесенная на Братскомъ кладбищѣ въ Москвѣ 29 августа въ день крестнаго хода туда Членовъ Помѣстнаго Собора Православной Всероссійской Церкви Членомъ Собора протоіереемъ П. А. Миртовымъ.

«Иззуй сапоги отъ ногъ твоихъ, ибо мѣсто, на которомъ ты стоишь, земля святая» (Исх. 3, 5).

Этотъ голосъ Неба изъ извѣстной всѣмъ библейской картины невольно просится въ сердце при входѣ въ тѣнистыя аллеи здѣшняго парка, гдѣ подъ сѣнью деревьевъ мирно почиваютъ тѣла нашихъ родныхъ страстотерпцевъ и борцовъ за благоденствіе Россіи. Безъ сосредоточенной думы на лицѣ, безъ туманящихъ слезъ, безъ сердечнаго трепета, близкаго къ чувству благоговѣнія, нельзя вступать на эту землю, ибо она для насъ дѣйствительно священна: въ ея нѣдрахъ скрыта гордость Россіи, лучшій цвѣтъ ея силъ, высшая жертва русскаго народа на алтарь отечества. И мы пришли сюда не для того, чтобы этотъ тихій пріютъ смерти наполнить шумомъ и гамомъ житейской сутолоки и суеты. Мы пришли сюда будить священныя тѣни уснувшихъ героевъ, великій духъ которыхъ незримо витаетъ здѣсь, надъ этими братскими могилами. Мы пришли, чтобы оросить молитвенной слезой эти зеленые могильные холмики, осѣненные крестами, какъ христіанскимъ символомъ любви и страданія. Мы пришли, какъ Члены Помѣстнаго Собора Русской Церкви, отъ лица всей вѣрующей Россіи земно поклониться подвигу тѣхъ, которые не только жили, но и умерли для родины. Русскій народъ! На колѣни — предъ этими священными могилами! Приникни къ нимъ всѣмъ своимъ сердцемъ, всей своей широкой русской душой... Это — живыя говорящія могилы!!. Онѣ немолчно проповѣдуютъ, что истина жизни не въ безплодномъ прозябаніи, а въ любви и подвигѣ, что смерть иногда красивѣе жизни, что не тѣ мертвецы, которые лежатъ въ могилахъ, но вѣчная память о которыхъ поднимаетъ на подвигъ живыхъ, а мертвецы тѣ, кто растлѣваетъ эту жизнь во /с. 145/ всѣхъ ея видахъ, — будетъ ли то жизнь государственная, общественная или даже семейная. Эти могилы пріобщили погребенныхъ въ нихъ къ подвигу всѣхъ, кто, какъ вспоминаемый сегодня Предтеча Христовъ, «за истину пострадалъ радуяся». И онѣ обязываютъ насъ священной кровью павшихъ за родину быть вѣрными тѣмъ завѣтамъ, которые какъ бы начертаны на этихъ могилахъ кровавыми письменами... И даже не только на этихъ могилахъ, которыя окружаютъ насъ сейчасъ, читаемъ мы кровавые завѣты... Окиньте мысленнымъ взоромъ Россію! Вспомните, что за послѣдніе годы многія мѣста — отъ горныхъ вершинъ и высокихъ холмовъ до мирныхъ долинъ и вязкихъ болотъ — превратились на пространствѣ всей боевой линіи, которая тянется отъ Балтійскаго моря до Чернаго, въ братскія кладбища съ милліонами похороненныхъ въ нихъ жертвъ настоящей войны. И со всѣхъ этихъ кладбищъ несется одинъ общій кличъ къ русскому народу, такъ сильно и красочно выраженный въ предсмертномъ письмѣ одного воина, недавно отдавшаго на далекой чужбинѣ жизнь за свою родину. «Надо мной, — приблизительно такъ пишетъ этотъ павшій герой, — раскинулось голубое, ясное небо... Теплый, ласкающій вѣтеръ обвѣваетъ мое лицо... Южная природа стоитъ во всей своей пышной красѣ... Но изъ союзной Франціи моя мысль несется къ тебѣ, моя милая родина. Мнѣ вспоминаются, какъ что-то близкое, родное, твои вьюги и мятели, тотъ блестящій снѣжный покровъ, которымъ ты бываешь одѣта зимою. Вспоминаю неоглядныя степи широкія; волжскія, безграничныя дали... Вотъ бѣлая стѣна монастыря, взбѣжавшая на крутой горный откосъ нашей великой рѣки... Слышатся звоны церковные, плывущіе по простору разлива и тихо замирающіе въ прибрежныхъ лѣсахъ подъ ихъ таинственный шелестъ. Вспоминается старая Москва и сѣдой Кіевъ съ многодумнымъ Днѣпромъ... А вотъ и ты, величавый, угрюмый Уралъ, съ твоими несчетными ископаемыми богатствами... Неужели не суждено мнѣ увидѣть тебя, моя милая родина? Мнѣ не жаль моей жизни... Я охотно отдамъ ее за то, чтобы стояла ты — могучая и непобѣдимая. Одного хотѣлъ бы я сейчасъ: "хотя безчувственному тѣлу равно повсюду истлѣвать, но ближе къ милому предѣлу мнѣ всежь хотѣлось почивать". Мнѣ хотѣлось бы, чтобы ты, родная, приласкала на своей материнской груди прахъ твоего закинутаго на далекую чужбину сына, чтобы надъ моей могилой стояла, склонясь, раскидистая елка или бѣлостволая береза... Но пусть я буду лишенъ и этого послѣдняго утѣшенія... Пусть мой прахъ приметъ въ свои нѣдра чужая земля... Но отсюда, съ чужбины, мнѣ хотѣлось бы крикнуть всѣмъ моимъ соотечественникамъ: русскіе люди, берегите Россію, всѣмъ жертвуйте для ея блага! Это завѣтъ вамъ умирающихъ за ея мощь, свободу и честь».

И этотъ завѣтъ намъ нашихъ братскихъ могилъ звучитъ особенно повелительнымъ призывомъ въ настоящіе, тяжкіе для родины, дни. Кажется, всѣ силы ада подвиглись на то, чтобы сокрушить величіе Россіи, стереть ея славу, сковать ея свободу. Истерзанная внутреннимъ междоусобіемъ и неустройствомъ, уже четвертый годъ несетъ она на себѣ крестъ жестокой войны. /с. 146/ Измѣна и предательство уже повили ея многострадальное чело клеветой и поруганіемъ, а гордая пята побѣдоносныхъ завоевателей надменно попираетъ отторгнутую часть нашей земли, гдѣ каждая пядь напоена кровью нашихъ предковъ, легшихъ своими костьми за ея свободу и независимость. Безпощадный врагъ стучится въ двери нашей сѣверной столицы и готовится наложить рабскія цѣпи на всю державу Россійскую.

Но, о, если бы только въ этомъ было великое несчастье наше! Не страшны были бы намъ всѣ политическія бури и крушенія, если бы онѣ не были показателемъ нашего крушенія духовнаго. Не пугало бы насъ и наше государственное обнищаніе, нашъ денежный крахъ, если бы не обнаруживалось здѣсь обнищаніе вѣрующаго духа, ослабленіе патріотическихъ чувствъ и гражданскаго долга передъ родиной. Не страшилъ бы насъ и голодъ, если бы онъ былъ плодомъ истощенія одной только почвы земной, а не истощенія сердецъ человѣческихъ, не оскудѣнія христіанской любви къ меньшему брату. Не ужасала бы насъ и общественная разруха, если бы она громко не вопіяла о томъ, какъ мы неустроены въ путяхъ своихъ, какъ неупорядочена наша духовная жизнь, приведенная грѣхомъ въ полное разстройство. Не приводили бы насъ въ такой трепетъ и ужасъ даже пораженія на поляхъ брани, если бы здѣсь было одно торжество внѣшней силы и военнаго искусства, а не торжество измѣны и предательства. И радовала бы насъ достигнутая свобода, ибо, по Апостолу, «къ свободѣ призваны всѣ мы, только бы эта свобода не сдѣлалась поводомъ къ угожденію плоти» (Гал. 5, 13).

Но предъ нами бѣдствіе самое грозное и роковое, колеблющее глубочайшія основы всей нашей жизни. Это — разложеніе и гибель души народной. Это — утрата многими страха Божія и стыда человѣческаго. Это — потемнѣніе совѣсти въ людяхъ, это — расхищеніе достоянія Божія. Измалодушествовались русскіе люди и отступили отъ путей долга и совѣсти. «Беззаконія наши поистинѣ превзошли главу нашу» и вопіютъ на самое Небо.

Не на крестѣ ли, не въ мукахъ ли родина наша?! И въ это-то время многіе изъ сыновъ ея сняли съ себя крестъ и ругаются надъ его священными завѣтами. Не на ихъ ли голову падаютъ грозныя слова пророка: «два зла сотворили люди Мои: Меня, источникъ воды живой, оставили и выкопали себѣ водоемы разбитые, которые не могутъ удержать воды» (Іереміи 2, 13).

Мы, дѣйствительно, отвратились отъ Господа Бога... Мы забыли завѣтъ священной старины, чуть не съ дѣтства внушаемый русскому православному народу: «безъ Бога ни до порога». И вотъ «всуе трудятся зиждущіи». И изсякли родники народнаго воодушевленія. И не пылаетъ въ нашей груди священное пламя любви къ родинѣ. И «запустѣетъ, ожестѣетъ и изсохнетъ» по выраженію Псалмопѣвца, и превратится въ пустыню земля наша...

Но среди тяжкихъ испытаній Господь послалъ вѣрующимъ и великое утѣшеніе. Въ праздникъ Успенія Божіей Матери, здѣсь, въ сердцѣ земли русской, въ древлеправославной Москвѣ, подъ сѣнью вѣковыхъ святынь крем/с. 147/левскихъ Всероссійскій Освященный Соборъ приступилъ къ обсужденію соборнымъ разумомъ назрѣвшихъ нуждъ церковныхъ. Поистинѣ, это — священное торжество, давно небывалое въ лѣтописяхъ отечественной Церкви! Въ тяжкую годину общаго шатанія умовъ и повсемѣстной разрухи да укрѣпитъ оно сердца малодушныхъ, да исполнитъ радости и христіанскихъ упованій сердца вѣрующихъ! Да соберетъ оно «растоящаяся» воедино, да пробудитъ къ дѣйствительному покаянію всѣ живыя силы русскаго народа!

Предъ настоящей кровавой Голгоѳой своей родины покайся, русскій православный народъ, и «сотвори плоды, достойные покаянія». Сокрушенными слезами смой съ себя всякую скверну, да обновится лицо земли. Родина ждетъ нашего покаяннаго подвига. Вы, власть имущіе, преклонитесь предъ властью Владыки неба и земли, управляющаго судьбами человѣческими. Вы, пастыри Церкви, будьте не только верстовыми столбами, которые показываютъ путь, но сами не двигаются съ мѣста, а будьте столпомъ облачнымъ днемъ и огненнымъ ночью — который шелъ впереди народа еврейскаго. Вы, пахари и землевладѣльцы, не скрывайте, а износите изъ своихъ закромъ хлѣбные запасы, дабы, по завѣту Спасителя, «напитать алчущихъ». Вы, воины, не пятнайте себя трусостью и предательствомъ, а мужественно и твердо стойте на рубежахъ русской земли, кровью и желѣзомъ ограждая ея свободу. Все это — плоды, достойные покаянія. И они отвратятъ отъ насъ гнѣвъ Божій, возродятъ жизненныя силы страны и возстановятъ ея внѣшнюю мощь.

Къ подвигу вѣры, любви и молитвы, къ подвигу самоотверженія влекутъ насъ эти и другія многочисленныя братскія могилы, голосъ которыхъ постоянно долженъ тревожить нашу русскую православную совѣсть, властно призывая всѣхъ русскихъ людей жить для православной Россіи, а, если надо, то и умереть за нее. Аминь.

Источникъ: Священный Соборъ Православной Россійской Церкви. Дѣянія. Книга I, Выпускъ 3: Дѣянія VI-XVI. — Пг.: Изданіе Соборнаго Совѣта, 1918. — С. 144-147.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.