Церковный календарь
Новости


2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 1-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 41-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 40-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 39-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Н. А. Соколовъ. Убійство въ Алапаевскѣ Вел. Кн. Елизаветы Ѳедоровны (1925)
2018-07-17 / russportal
С. Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года (1947)
2018-07-16 / russportal
В. К. Абданкъ-Коссовскій. Страшная годовщина 17 іюля 1918 г. (1942)
2018-07-16 / russportal
Поиски отвѣта на вопросъ о судьбѣ останковъ Царской Семьи (1995)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 38-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 37-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 36-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 35-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 16-я (1925)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 15-я (1925)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 4-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 3-й (1962)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 18 iюля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Исторія Русской Церкви

Всероссійскій Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг.

Священный Соборъ Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг. былъ открытъ въ Москвѣ 15 (28) августа 1917 г. Для участія въ его работѣ было избрано и назначено по должности 564 человѣка: 80 архіереевъ, 129 лицъ пресвитерскаго сана и 10 дьяконовъ изъ бѣлаго духовенства, 26 псаломщиковъ, 20 монашествующихъ (архимандритовъ, игуменовъ и іеромонаховъ) и 299 мірянъ. Соборъ работалъ болѣе года. За этотъ періодъ состоялись три его сессіи: первая — съ 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья — въ 1918 г.: съ 20 января (2 февраля) по 7 (20) апрѣля и съ 19 іюня (2 іюля) по 7 (20) сентября. — Основными вопросами, подлежавшими рѣшенію Собора, были: 1) выработка положенія о Высшемъ Церковномъ Управленіи Всероссійской Церкви; 2) возстановленіе патріаршества; 3) возстановленіе праздника Всѣмъ святымъ въ Землѣ Россійской просіявшимъ; 4) канонизація новыхъ святыхъ: Софронія Иркутскаго и Іосифа Астраханскаго. Однако, къ сожалѣнію, многія рѣшенія Соборъ принималъ подъ давленіемъ т. н. «демократической общественности» и въ немъ очень сильно сказывалось наслѣдіе Февральскаго переворота 1917 г., что помѣшало Собору дать народу четкіе критеріи происшедшей въ Россіи національной катастрофы... — Въ 1994-2000 гг. Новоспасскій монастырь (РПЦ) выпустилъ въ свѣтъ изданіе матеріаловъ Собора 1917-1918 гг., которое состояло изъ 12 томовъ, 11 изъ которыхъ — «Соборныя Дѣянія» и одинъ томъ — «Опредѣленія и Постановленія Собора». Часть Соборныхъ Дѣяній (№№ 1-82, тт. 1-6) была выпущена репринтомъ по изданію, предпринятому еще въ 1918 г. самимъ Соборомъ; остальныя (№№83-170, тт. 7-11) — по архивнымъ матеріаламъ, хранящимся въ Государственномъ архивѣ Россійской Федераціи въ Москвѣ.

Дѣянія Всероссійскаго Помѣстнаго Собора 1917-1918 г.г.

СВЯЩЕННЫЙ СОБОРЪ ПРАВОСЛАВНОЙ РОССІЙСКОЙ ЦЕРКВИ.

ДѢЯНІЕ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТОЕ.
23 октября 1917 года.
[1) Принятіе проекта постановленія по поводу правительственнаго законопроекта 28 сентября; 2) По поводу формулы перехода къ очереднымъ дѣламъ, принятой Отдѣломъ о высш. церк. упр. по окончаніи въ немъ преній о высшемъ управленіи].

I. Засѣданіе открыто въ Соборной Палатѣ въ 10 ч. 20 м. утра подъ предсѣдательствомъ Архіепископа Новгородскаго Арсенія, въ присутствіи 376 Членовъ Собора.

На повѣсткѣ засѣданія: 1) Текущія дѣла. 2) Докладъ Редакціоннаго Отдѣла по проекту Соборнаго постановленія по поводу правительственнаго законопроекта о церковно-приходскихъ школахъ. Докладчикъ проф. В. П. Рыбинскій. 3) Докладъ Отдѣла о высшемъ церковномъ управленіи по поводу основныхъ положеній о высшемъ управленіи Церкви. (Продолженіе). Докладчикъ Епископъ Митрофанъ.

II. Секретарь. Согласно Уставу Собора каждый Членъ Собора отмѣчаетъ въ особыхъ спискахъ свое присутствіе на засѣданіяхъ Собора. По провѣркѣ записей оказывается, что многіе Члены Собора не дѣлаютъ записей, быть можетъ, по недосмотру, или забывчивости, или по другимъ причинамъ, — между тѣмъ собственноручныя расписки являются главнымъ документомъ, удостовѣряющимъ прибытіе Членовъ на Соборъ. Неприбытіе же на Соборъ, согласно правиламъ о суточныхъ деньгахъ, влечетъ лишеніе суточныхъ денегъ для Членовъ Собора, не посѣщающихъ соборныхъ засѣданій. Затѣмъ, по Уставу Собора, Члены Собора не могутъ отлучаться безъ отпуска, а отпуски даются Предсѣдателемъ Собора на срокъ до 14-ти дней и Соборнымъ Совѣтомъ на срокъ свыше 14-ти дней. Между тѣмъ оказывается, что нѣкоторые Члены Собора, по какимъ-либо причинамъ отлучающіеся, иногда не испрашиваютъ отпусковъ, и такимъ образомъ должны подвергаться лишенію суточныхъ денегъ. Количество отсутствующихъ записей доходить до довольно высокой цыфры — свыше 350, а количество Членовъ Собора, не отмѣченныхъ въ записяхъ, доходить до 131. /с. 362/ Такимъ образомъ это явленіе принимаетъ размѣры довольное крупные. Соборный Совѣтъ, обсудивъ его, выработалъ слѣдующія правила:

«1) а) Постановить правиломъ, что Членъ Собора, не посѣщающій безъ объясненія причинъ засѣданій Собора, лишается суточныхъ денегъ какъ за день засѣданія, о посѣщеніи котораго не имѣется отмѣтки, такъ и за всѣ послѣдующіе дни, доколѣ подлежащею отмѣткою не будетъ установлено его присутствіе на Соборѣ или въ Отдѣлахъ.

б) Не позднѣе дня, слѣдующаго за засѣданіемъ общаго собранія, выставлять списокъ Членовъ Собора, не отмѣтившихъ распискою на листѣ своего присутствія на данномъ засѣданіи.

в) Предоставить Членамъ Собора, внесеннымъ въ указанный списокъ, въ теченіе семи дней послѣ объявленія его (считая въ томъ числѣ и самый день его объявленія), дѣлать указанія на ошибочность внесенія ихъ именъ въ означенный списокъ или представлять Соборному Совѣту объясненіе причинъ неприбытія въ засѣданіе.

2) Изложенныя правила ввести въ дѣйствіе со дня оглашенія ихъ на Соборѣ.

3) Членамъ Собора, увольняемымъ въ отпуска, сохранять по прежнему суточныя деньги за срокъ не свыше семи дней, но при условіи:

а) Если они пользуются симъ отпускомъ только одинъ разъ въ теченіи сессіи и

б) Если, по окончаніи отпуска, они вновь являются къ участію въ засѣданіяхъ Собора; если же они изъ отпуска въ свое время не возвращаются, выдачи суточныхъ денегъ и за указанные семь дней не прозводить».

Правила эти будутъ вывѣшены для свѣдѣнія.

III. ПОСТАНОВЛЕНО: правила утвердить.

IV. Секретарь. Поступило за подписью 31 Члена Собора (изъ нихъ первымъ подписался В. Градусовъ) предложеніе объ образованіи при Соборѣ особаго Статистикофинансоваго Отдѣла, на обязанности котораго будетъ лежать: а) немедленное и самое тщательное выясненіе всей денежной и имущественной церковной наличности, въ каковыхъ бы видахъ таковая ни заключалась (кромѣ, конечно, цѣнностей, не подлежащихъ по своему существу какой бы то ни было реализаціи), б) опредѣленіе всѣхъ нынѣ получаемыхъ доходовъ, в) возможность упорядоченія различныхъ хозяйственныхъ отраслей и увеличеніе, въ связи съ тѣмъ, доходности, г) изысканіе новыхъ источниковъ доходовъ и д) учтя все это, дать стройную картину общей церковной доходности, которая позволяла бы судить и о проектируемыхъ расходахъ по разнымъ отраслямъ церковной жизни.

Соборный Совѣтъ, признавая это предложеніе имѣющимъ важное значеніе и удовлетворяющимъ моменту, постановилъ: передать заявленіе въ Отдѣлъ о церковномъ имуществѣ и хозяйствѣ, съ порученіемъ ему представить на засѣданіе Собора въ субботу 28 октября свое заключеніе по настоящему дѣлу.

V. ПОСТАНОВЛЕНО: заключеніе Соборнаго Совѣта утвердить.

/с. 363/

VI. Секретарь. Поступило за подписью 50 Членовъ Собора предложеніе о внесеніи на обсужденіе Собора вопроса о продолжительности его занятій. Соборный Совѣтъ, обсудивъ это предложеніе, постановилъ: остаться при прежнемъ рѣшеніи, что занятія Собора должны идти безъ перерыва до того времени, пока не будутъ разрѣшены вопросы объ устройствѣ высшаго и епархіально-церковнаго управленія, о приходѣ и объ отношеніи Церкви къ государству; если указанные вопросы не будутъ разрѣшены до Рождественскихъ праздниковъ, то перерывъ на эти праздники можетъ быть сдѣланъ на срокъ не свыше одного мѣсяца (съ 15 декабря по 15 января).

VII. ПОСТАНОВЛЕНО: заключеніе Соборнаго Совѣта утвердить.

VIII. Секретарь. Поступило за подписью 32 Членовъ Собора (первымъ подписалъ заявленіе проф. В. Н. Бенешевичъ) предложеніе о включеніи въ программу занятій Собора вопроса о памятникахъ церковной старины, съ передачею его для предварительной разработки въ какой-либо существующій или въ спеціально образованный для сего Отдѣлъ.

Соборный Совѣтъ постановилъ передать предложеніе въ Отдѣлъ о богослуженіи, проповѣдничествѣ и храмѣ.

IX. ПОСТАНОВЛЕНО: заключеніе Соборнаго Совѣта утвердить.

X. Секретарь. Поступило предложеніе за подписью 30 Членовъ Собора (первымъ подписалъ свящ. А. І. Вылковъ) о внесеніи на разсмотрѣніе Собора вопроса о возстановленіи митрополичьей каѳедры въ Бессарабіи. Соборный Совѣтъ постановилъ передать заявленіе въ Отдѣлъ о высшемъ церковномъ управленіи.

XI. ПОСТАНОВЛЕНО: заключеніе Соборнаго Совѣта утвердить.

XII. Предсѣдательствующій. Слѣдуетъ докладъ Редакціоннаго Отдѣла по проекту Соборнаго постановленія по поводу правительственнаго законопроекта о церковно-приходскихъ школахъ. Докладчикомъ выступитъ проф. В. П. Рыбинскій.

XIII. В. П. Рыбинскій. Постановленіемъ Священнаго Собора Православной Россійской Церкви 19 октября 1917 г. переданъ въ Редакціонный Отдѣлъ, согласно ст. 138 Уст. Пом. Соб., для установленія окончательной редакціи проектъ «Соборнаго постановленія по поводу правительственнаго законопроекта о церковно-приходскихъ школахъ». Разсмотрѣвъ въ засѣданіи 20 и 21 октября с. г. упомянутый проектъ, Редакціонный Отдѣлъ предлагаетъ Священному Собору Православной Россійской Церкви принять его въ нижеслѣдующемъ изложеніи:

«Священный Соборъ Православной Россійской Церкви, состоящій изъ представителей всего православнаго русскаго народа, епископовъ, клириковъ и мірянъ, считаетъ долгомъ заявить Временному Правительству, что законъ 20 іюня 1917 г. о передачѣ церковно-приходскихъ школъ въ вѣдомство Министерства Народнаго Просвѣщенія причиняетъ большой вредъ Православной Церкви въ ея христіанско-просвѣтительной дѣятельности, внезапно отнимая у православныхъ приходовъ незамѣнимое средство выполнять свое важное /с. 364/ назначеніе. Но опредѣленію Святѣйшаго Сѵнода 8 мая с. г. № 3096 завѣдываніе церковно-приходскими школами предоставлено преобразованнымъ въ строѣ православнымъ приходамъ. Чрезъ эти школы приходамъ предстояло осуществлять одну изъ своихъ важнѣйшихъ обязанностей христіанскаго просвѣщенія и воспитанія народа. Отобраніе церковно-приходскихъ школъ ставитъ приходы въ крайне затруднительное положеніе относительно выполненія указанной ихъ обязанности и сразу же задерживаетъ развитіе ихъ въ ихъ новой жизни.

Въ дополненіе къ закону 20 іюня 1917 г. въ Министерствѣ Народнаго Просвѣщенія выработанъ проектъ новаго закона, имѣющаго вскорѣ быть представленнымъ на обсужденіе Временнаго Правительства. Этотъ законопроектъ обнаруживаетъ очевидное стремленіе къ уничтоженію самаго типа церковно-приходскихъ школъ, поступающихъ нынѣ въ вѣдомство Министерства Народнаго Просвѣщенія. Вмѣстѣ съ этимъ школьныя помѣщенія, принадлежавшія церковнымъ учрежденіямъ и частнымъ лицамъ, законопроектъ принудительнымъ порядкомъ предоставляетъ для школъ министерскихъ. Такимъ образомъ, Церковь, лишенная школъ, получавшихъ пособіе отъ правительства, лишается одновременно возможности имѣть въ своихъ отнимаемыхъ нынѣ школьныхъ помѣщеніяхъ и свои собственныя школы.

Между тѣмъ г. Министръ-Предсѣдатель, при обмѣнѣ сужденій 11 сего октября съ делегатами Священнаго, Собора, заявилъ отъ имени Временнаго Правительства, что Временное Правительство отнюдь не желаетъ лишать Церковь возможности имѣть школы на свои средства и препятствовать въ этомъ Церкви.

Поставляя своимъ долгомъ заявить объ изложенномъ Временному Правительству, Всероссійскій Священный Соборъ вмѣстѣ съ тѣмъ не можетъ не обратить вниманія Правительства на положенія въ проектѣ новаго закона, могущія имѣть своимъ послѣдствіемъ нарушеніе интересовъ Православной Церкви, законопроектомъ въ дѣйствительности не предположенное.

Въ проектѣ новаго закона въ отдѣлѣ I, устанавливающемъ преобразованіе переданныхъ Министерству Народнаго Просвѣщенія церковныхъ начальныхъ школъ въ начальныя народныя училища, не сдѣлано указанія, что преобразованіе это не можетъ быть распространяемо на тѣ уже существующія школы, содержаніе коихъ будетъ обезпечено исключительно средствами приходовъ и другихъ церковныхъ учрежденій иди частныхъ лицъ, хотя бы таковыя школы и были включены въ школьныя сѣти или получали пособіе отъ казны.

Въ отдѣлѣ II законопроекта въ ст. 1 указано, что зданія церковно-приходскихъ школъ, построенныя при пособіи или ссудѣ изъ Государственнаго Казначейства по закону 12 іюня 1913 г., не могутъ быть использованы на иную надобность, кромѣ какъ на помѣщенія для школъ Министерства. Въ законопроектѣ не оговорено, въ теченіе какого именно времени будетъ продолжаться невозможность для Церкви открывать въ этихъ зданіяхъ свои /с. 365/ школы. Школьныя зданія вообще устроены на церковныя или частныя пожертвованія и отъ казны на нихъ истрачены лишь тѣ или другія суммы. Церковныя же учрежденія и частныя лица, созидавшія церковно-школьныя зданія, употребляли на постройку школъ свои средства въ томъ убѣжденіи, что въ этихъ зданіяхъ будутъ именно церковно-приходскія школы.

Такимъ образомъ, законопроектъ даетъ поводъ къ заключенію, что пользованіе Министерствомъ помѣщеніями церковно-приходскихъ школъ, при изложенныхъ выше условіяхъ, нарушаетъ права въ отношеніи пользованія имуществомъ церковныхъ учрежденій и является, явнымъ нарушеніемъ охраняемой закономъ воли жертвователей и завѣщателей.

Вопросъ о зданіяхъ церковно-приходскихъ школъ, построенныхъ частію при пособіи отъ кааны, достаточно ясно разрѣшается закономъ 12 іюня 1913 г., на который въ проектѣ Министерства (въ 1 ст. отдѣла II) сдѣлана ссылка. Заковъ этотъ образуетъ при Святѣйшемъ Сѵнодѣ церковно-школьный строительный фондъ и устанавливаетъ правила о выдачѣ пособій изъ средствъ Государственнаго Казначейства на строительныя нужды церковно-приходскихъ школъ. Этотъ строительный фондъ причисленъ закономъ къ спеціальнымъ средствамъ Святѣйшаго Сѵнода и, слѣдовательно, переданъ на удовлетвореніе церковныхъ потребностей. Въ законѣ нѣтъ никакого указанія, чтобы на построенныя при помощи этого фонда зданія церковно-приходскихъ школъ казна устанавливала свое право собственности, и притомъ полное, тѣмъ болѣе, что въ издержкахъ на постройку этихъ зданій въ большей ихъ части принимали участіе церковныя учрежденія и частныя лица. Напротивъ, законъ имѣетъ въ виду, какъ это ясно изъ 9, 11, 12, 13 и 15 ст. Положенія о церковно-школьномъ фондѣ, лишь обезпечить возвращеніе подушенной отъ казны ссуды съ извѣстными процентами. Это и понятно: если, казна какому-либо учрежденію или частному лицу выдала ссуду на ремонтъ или даже на постройку дома, то право собственности на выстроенный домъ, особенно, если онъ еще только частью устроенъ на ту казенную ссуду, естественно, остается за этимъ учрежденіемъ или лицомъ и казна въ правѣ требовать лишь возврата ссуды, а не присваивать себѣ и домъ.

Несправедливость разсматриваемаго закона съ особенною ясностью обнаруживается въ изложеніи ст. 2 отд. II, по коей, одновременно съ реквизиціей церковно-школьныхъ помѣщеній для вѣдомства Министерства Народнаго Просвѣщенія, погашеніе ссудъ и уплата процентовъ по ссудамъ, выданнымъ церковнымъ учрежденіямъ изъ церковно-школьнаго фонда, лишь пріостанавливается до 1 января 1920 г., а о возвратѣ истраченныхъ на церковно-школьныя зданія церковными учрежденіями и частными лицами суммъ даже не упоминается.

Статью 3 отдѣла II, оставляющую за переданными Министерству Народнаго Просвѣщенія церковно-приходскими школами пользованіе нынѣ занимаемыми помѣщеніями до 1 іюня 1919 года на прежнихъ условіяхъ въ отношенія безплатности или размѣра платы церквами, монастырями, приходами, /с. 366/ братствами, попечительствами и другими церковными учрежденіями, трудно разсматривать иначе, какъ несправедливую реквизицію помѣщеній, занимаемыхъ церковно-приходскими школами для школъ иного типа, съ явнымъ при этомъ затрудненіемъ для церковныхъ учрежденій возможности продолжать свою просвѣтительную дѣятельность. Отдавъ Министерству безплатно, или за пониженную плату, свои помѣщенія для школъ, церкви, приходы, братства и другія церковныя учрежденія или должны будутъ въ то же время нанимать на свои средства зданія для собственныхъ школъ, неся двойные расходы по содержанію школъ, или же вынуждены будутъ вовсе прекратить свою культурно-просвѣтительную дѣятельность въ народѣ.

Подобный же характеръ носить и ст. 4 отдѣла II. Частныя лица, общества и учрежденія, предоставлявшія доселѣ свои помѣщенія на извѣстныхъ условіяхъ церковно-приходскимъ школамъ, обязываются законопроектомъ на тѣхъ же условіяхъ оставить эти школы и по передачѣ ихъ въ Министерство Народнаго Просвѣщенія, несмотря на то, что школы могутъ быть иного типа и преслѣдовать другія цѣли. Собственники имущества, такимъ образомъ, ограничиваются въ распоряженіи своимъ имуществомъ и, какъ члены Православной Церкви, они лишаются возможности уступить свои помѣщенія для церковныхъ школъ, которыя могли бы быть въ нихъ нынѣ открыты, взамѣнъ отнятыхъ въ Министерство Народнаго Просвѣщенія.

Особое вниманіе слѣдуетъ обратить на примѣчаніе I къ ст. 3 отдѣла II, которое гласитъ, что вопросъ объ использованіи для училищъ помѣщеній церквей-школъ разрѣшается Министромъ Народнаго Просвѣщенія по соглашенію съ Министромъ Исповѣданій.

Церковь-школа представляетъ собою зданіе, въ которомъ есть св. алтарь. Такое зданіе никоимъ образомъ не можетъ служить для цѣлей нерелигіозныхъ. Согласіе на передачу такового зданія Министръ Исповѣданій даже и не имѣетъ права давать. Всероссійскій Соборъ со всею рѣшительностью протестуетъ противъ какого бы то ни было распространенія закона 20 іюня 1917 г. на церкви-школы, какъ ведущаго къ явному нарушенію церковныхъ правилъ.

Въ п. б. примѣчанія къ ст. 3 содержится указаніе, что дѣйствіе ст. 3 не распространяется на школьныя помѣщенія, построенныя на средства, пожертвованныя или завѣщанныя, если въ условіяхъ завѣщанія или пожертвованія оговорено, что средства предназначаются спеціально на церковно-приходскую школу.

Жертвователи или завѣщатели не могли предполагать, чтобы вопреки ихъ волѣ церковно-приходскія школы были обращены въ школы иного типа. Поэтому, указывая, что та или другая сумма назначается на церковно-приходскія школы, жертвователи или завѣщатели считали, что ихъ воля этимъ опредѣлена вполнѣ ясно, и свои распоряженія они не находили нужнымъ сопровождать какими-либо оговорками. Между тѣмъ Министерство Народнаго Просвѣщенія въ настоящее время требуетъ спеціальнаго указанія на наличность такихъ условій, которыя не могли быть извѣстны жертвователямъ и /с. 367/ завѣщателямъ въ моментъ совершенія ими пожертвованій или завѣщаній. Толкованіе смысла завѣщаній и дарственныхъ актовъ должно быть предоставлено закономъ исключительно суду, который въ случаѣ споровъ и выноситъ то или другое рѣшеніе. Отнимать это право у суда и переносить его на другія учрежденія не допустимо. Эти учрежденія не обладаютъ такимъ юридическимъ аппаратомъ, какъ судъ, да и, заинтересованныя въ томъ или другомъ толкованіи акта, они не могутъ быть безпристрастны въ толкованіи духовныхъ завѣщаній или дарственныхъ актовъ въ свою пользу. Оставлять въ законѣ указанныя слова это значитъ пытаться предрѣшать пониманіе воли жертвователей или завѣщателей, подрывать авторитетъ и компетенцію суда, вызывать у многихъ представленіе о насиліи надъ охраняемой закономъ волею жертвователей и завѣщателей и отбивать въ народѣ охоту совершать пожертвованія или завѣщанія на извѣстныя благотворительныя цѣли.

О вышеизложенномъ Священный Соборъ постановляетъ поручить Преосвященному Предсѣдателю Собора сообщить чрезъ Министра Исповѣданій Временному Правительству».

XIV. ПОСТАНОВЛЕНО: утвердить оглашенное Редакціоннымъ Отдѣломъ изложеніе постановленія Собора.

XV. Предсѣдательствующій. Членъ Собора протоіерей С. С. Міи желаетъ сдѣлать заявленіе отъ Японской миссіи.

XVI. Протоіерей С. С. Міи. Я привезъ привѣтъ Священному Собору отъ Японской Православной Церкви, дочери Русской Православной Церкви, и отъ лица Японскаго Епископа Сергія, представителемъ котораго я теперь являюсь. Желаю, чтобы Священный Соборъ благоуспѣшно, согласно волѣ Божіей, исполнилъ свои великія задачи на благо какъ своей Русской Церкви, такъ и нашей Японской. Позвольте мнѣ воспользоваться этимъ случаемъ, чтобы сказать, нѣсколько словъ по вопросу о высшемъ церковномъ управленіи Русской Церкви. Въ прошломъ засѣданіи досточтимый о. протоіерей Туркевичъ изъ С. Америки говорилъ, что тамъ въ Америкѣ часто иновѣрцы нападаютъ на Православную Церковь, называютъ православіе цареславіемъ. И нашей японской миссіи приходилось подвергаться также нападеніямъ протестантовъ и католиковъ. Они старались опозорить славное имя нашей юной Японской Церкви, представить православіе въ темномъ свѣтѣ. Между прочимъ они говорили, что глава Русской Церкви есть царь, и русскій царь по своему произволу управляетъ Церковію. Чтобы доказать это мнѣніе, указывали на то, что Петръ Великій, по своей самодержавной власти, отмѣнилъ патріаршество и учредилъ Святѣйшій Сѵнодъ, который онъ и сдѣлалъ своимъ орудіемъ и т. п. Отсюда дѣлали то заключеніе, что такъ какъ Японская Церковь находится въ зависимости отъ Русской Церкви, а послѣдняя находится въ зависимости отъ царя, слѣдовательно Японская Православная Церковь признаетъ русскаго царя главой, и члены ея — измѣнники. Вотъ какія были нападки! Какъ горько было намъ слушать подобныя клеветы отъ иновѣрцевъ! Какъ приходилось бороться съ ложными превратными мнѣніями и защищать матерь — Православную /с. 368/ Русскую Церковь! Мы обращались къ нашему апостолу, приснопамятному Преосвященному Николаю. Нашъ апостолъ смѣло и безъ колебанія говорилъ: «въ истинной Христовой Церкви, какова Церковь Православная, не можетъ быть ошибки, погрѣшности, противорѣчія ученію Христа. Если Петръ Великій перемѣнилъ образъ управленія, то ничего худого не было. Онъ, какъ представитель Россіи и умный царь, выбралъ самую лучшую форму правленія для Церкви и находилъ, что сѵнодальная форма правленія наиболѣе прилична для блага Церкви». И затѣмъ Преосвященный Николай такъ доказывалъ свой взглядъ. На основаніи Священнаго Писанія Церковію управляетъ Соборъ, и соборная форма правленія болѣе соотвѣтствуетъ церковному духу, чѣмъ самовластное патріаршество. Доказывалъ историческими примѣрами, какъ опасно бываетъ единоличное патріаршество, и какія извращенія папство производило въ католической Церкви. Согласно мудрому разъясненію Преосвященнаго Николая, мы провозглашали, что въ Русской Церкви нѣтъ видимаго главы. Русская Церковь приняла соборную форму правленія, и образовался Святѣйшій Правительствующій Сѵнодъ, состоящій изъ епископовъ, преемниковъ апостоловъ. И мы гордились, что Русская Церковь имѣетъ соборную форму правленія и защищали всегда сѵнодальную форму противъ иновѣрческихъ клеветъ.

Если Собору благоугодно будетъ возстановить патріаршество, я съ благоговѣніемъ принимаю это, какъ рѣшеніе Священнаго Собора, благоугодное Богу, но мы доселѣ защищали сѵнодальную форму правленія, которую и раньше защищали заграничные миссіонеры. Мнѣ пришлось въ «Христіанскомъ Чтеніи» 1870 г. читать прекрасную статью протоіерея Васильева изъ Парижа. Онъ защищаетъ Сѵнодъ отъ нападеній католиковъ. Я перевелъ эту статью, какъ матеріалъ для опроверженія нападеній. Мы, по наставленію Преосвященнаго Николая, относились съ почтеніемъ къ Святѣйшему Сѵноду и молились за него. Но мы здѣсь слышали, что Сѵнодъ — неканоничное учрежденіе. Это чрезвычайно смущаетъ меня. Я 30 лѣтъ былъ поборникомъ за православіе и защищалъ сѵнодальную форму правленія. Но если по окончаніи Собора я явлюсь въ Японію, то что сказать на клеветы иновѣрцевъ, которые нападали на насъ? Какъ сказать: вы дѣйствительно были правы, а мы ошибались, принявъ сѵнодальную форму правленія! Я буду находиться въ неловкомъ затруднительномъ положеніи и я прошу Священный Соборъ вывести меня изъ этого неловкаго положенія и буду ждать руководственныхъ наставленій и совѣтовъ.

XVII. Предсѣдательствующій. Предлагаю Священному Собору въ виду привѣтствія отъ Японской Церкви, послать отъ Собора привѣтствіе Японской Церкви въ лицѣ Преосвященнаго Сергія и пожелать ей дальнѣйшаго процвѣтанія и продолженія дѣятельности.

(Голоса: Просимъ, просимъ!).

XVIII. ПОСТАНОВЛЕНО: послать привѣтствіе Японской Церкви.

XIX. Предсѣдательствующій. Епископъ Камчатскій Несторъ сдѣлаетъ внѣочередное заявленіе.

/с. 369/

XX. Епископъ Камчатскій Несторъ. Долгъ моей совѣсти требуетъ сдѣлать Священному Собору слѣдующее внѣ-очередное заявленіе. Вчерашній день мы слышали отъ Протопресвитера Н. А. Любимова о томъ ужасномъ святотатствѣ, которое проявлено въ Успенскомъ соборѣ надъ ракой со святыми мощами святителя Ермогена. Это начало тѣхъ ужасовъ и святотатствъ, которые ожидаютъ насъ впереди. Въ моихъ рукахъ я держу сейчасъ съ отвращеніемъ брошюру: «Религіозная язва». Такихъ брошюръ въ настоящее время раздается и продается среди простого народа очень много. Я не буду ее всю читать: здѣсь столько хулы на Духа Святаго, на Святую Троицу! Но позвольте сообщить вамъ самый конецъ этой брошюры. Враги Церкви пишутъ: «будемъ надѣяться, что скоро наступитъ тотъ день, когда распятіе и иконы будутъ брошены въ печь, изъ священныхъ сосудовъ и кадильницъ будутъ приготовлять полезные предметы; церкви будутъ обращены въ залы для концертовъ, театральныхъ представленій или собраній, а въ случаѣ, если онѣ не будутъ годиться для этихъ цѣлей, то въ хлѣбные магазины или въ конюшни». За минувшую недѣлю мнѣ пришлось быть въ массѣ народной, и пришлось видѣть и слышать много тяжелаго и назидательнаго. Одни ищутъ вѣры, подкрѣпленія и утѣшенія въ ней, а другіе, пользуясь растерянностію народа, проникаютъ въ массу народную и разлагаютъ русскій православный народъ. Святотатцы проникаютъ и въ храмы. Если бы Члены Собора хоть разъ въ недѣлю стали ближе къ массѣ народной и пошли бы къ народу съ молитвою и проповѣдью, то они лично бы сдѣлали великое дѣло и совершили бы дѣло спасенія Православной Церкви.

XXI. Предсѣдательствующій. Поступило внѣочередное заявленіе, за подписью 32 Членовъ Собора:

«Вчера вечеромъ, въ этой самой Палатѣ мы выслушали отъ Протопресвитера Н. А. Любимова глубоко возмутившее всѣхъ насъ сообщеніе о дерзкомъ кощунствѣ, учиненномъ нѣкими безумцами надъ всечестными мощами Святѣйшаго Патріарха Ермогена. Конечно, ни этой и никакой иной грубой выходкой сама по себѣ высокая святыня не можетъ оскорбиться, но сильно оскорблено наше вѣрующее чувство, и, чувствуя настоятельную необходимость посильно выразить свою любовь къ нашему общему Отцу и Покровителю, мы просимъ въ самомъ же ближайшемъ времени (и притомъ — возможно торжественнымъ образомъ) совершить молебствіе передъ ракой честныхъ мощей Святѣйшаго Патріарха, о чемъ и ходатайствуемъ передъ Вашимъ Высокопреосвященствомъ. Завтра — день «Всѣхъ Скорбящихъ Радости». Да не будетъ и намъ, скорбящимъ, отказано въ этой радости и утѣшеніи».

По этому поводу о. Протопресвитеръ Н. А. Любимовъ желаетъ сдѣлать сообщеніе.

XXII. Протопресвитеръ Н. А. Любимовъ. Вчера на общемъ собраніи Братства охраненія святынь Кремля на меня выпала печальная обязанность повѣдать грустную повѣсть о томъ, какъ въ субботу въ 4 часа вечера, во время совершенія малой вечерни, двое какихъ-то субъектовъ, можетъ быть, /с. 370/ въ несовсѣмъ трезвомъ видѣ, но твердо стоявшіе на ногахъ, облеченные въ солдатскую одежду, подошли къ мощамъ Святителя Ермогена и начали срывать покровы. Когда это было замѣчено, послышался возгласъ священника: «Безумцы, остановитесь!». Священники подбѣжали и оттащили солдатъ отъ мощей. Тогда послышалась площадная ругань, плачъ женщинъ. На этотъ шумъ прибѣжали не только сторожа собора, но и бывшіе въ соборѣ рабочіе. Потребовали, чтобы святотатцевъ связали и отправили въ комиссаріатъ. Это было исполнено. Изъ комиссаріата меня спросили, что я прикажу сдѣлать съ ними. Я отвѣтилъ: «Поступайте такъ, какъ велитъ вашъ долгъ и законъ. Они совершили кощунство». Мнѣ отвѣтили: «Они будутъ арестованы и преданы суду. Они не имѣютъ вида и, вѣроятно, бѣжали съ фронта». Какой оборотъ приметъ дѣло дальше, — Богъ вѣсть. Съ христіанской точки зрѣнія мы можемъ только сказать: «Отче, отпусти имъ, не вѣдятъ бо, что творятъ». Подобныя явленія бывали и раньше, но они еще не проявлялись въ такой грубой формѣ. Это побуждаетъ насъ и весь народъ грудью встать на защиту завѣтныхъ святынь. Я вчера въ церковномъ словѣ къ богомольцамъ призывалъ ихъ къ этому. Теперь я съ удовольствіемъ присоединяюсь къ заявленію, подписанному Членами Собора, и привѣтствую ихъ желаніе совершить торжественное молебствіе предъ мощами Святителя Ермогена, которое послужило бы урокомъ для всѣхъ вѣрующихъ сыновъ Православной Церкви. Я предложилъ бы Священному Собору: не благоугодно ли будетъ, не откладывая дѣла на дальнѣйшіе дни, совершить его завтра въ 4 часа? Мы объ этомъ оповѣстили бы возможными мѣрами народъ сегодня же, сдѣлали бы объявленіе и въ печати. Завтра въ 4 часа ударили бы въ царь-колоколъ на Ивановской колокольнѣ, чтобы по этому благовѣсту собралась вся вѣрующая Москва и совершила слезное покаянное моленіе предъ мощами святителя Ермогена за то, что въ нашей средѣ возможны такія явленія. Вѣдь, на каждомъ изъ насъ лежитъ часть вины, что нанесено такое оскорбленіе мощамъ того святителя, который былъ всегда молитвенникомъ нашимъ, предстателемъ за насъ, который и теперь поможетъ намъ спастись отъ окончательной гибели. Не угодно ли Священному Собору принять мое предложеніе.

(Голоса: Просимъ, просимъ!).

XXIII. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложеніе протопр. Н. А. Любимова.

XXIV. Предсѣдательствующій. Вы, отецъ Протопресвитеръ, сдѣлаете соотвѣтствующее распоряженіе.

XXV. Архіепископъ Тверской Серафимъ. Прошло всего нѣсколько мѣсяцевъ, какъ съ помощію литературы развратили нашихъ дорогихъ братьевъ, стоящихъ на защитѣ Родины. Мы видѣли начало этихъ плодовъ, мы стоимъ предъ началомъ всяческаго кощунства, къ которому привлекаетъ эта литература. Что намъ дѣлать? Этотъ вопросъ рождается у насъ и не находитъ разрѣшенія. Казалось бы ясно, что если есть литература, которая убиваетъ душу русскаго народа, то неужели нѣтъ другой литературы, которая сказала бы, что народъ обманутъ, народъ ослѣпленъ? Неужели у насъ нѣтъ рукъ и средствъ, /с. 371/ чтобы мобилизовать все, что есть вѣрующаго въ Россіи — въ приходахъ, братствахъ? Надо спасать Родину и свою святую вѣру. Мы должны молиться, но должны и дѣйствовать, а не только плакать и просить. Я предлагаю Священному Собору немедленно отнестись во всѣ епархіи, братства и просвѣтительные центры, что надо объединиться, надо дѣйствовать, чтобы спасти русскую совѣсть, русскаго человѣка и русскую армію. Неужели мы не въ состояніи этого сдѣлать? Мы должны немедленно дѣйствовать.

XXVI. Предсѣдательствующій. Пренія не открываются по данному вопросу. Архимандритъ Матѳей сдѣлаетъ внѣочередное заявленіе.

XXVII. Архимандритъ Матѳей. Въ минувшее лѣто совершено было гнусное оскорбленіе великой святыни народа русскаго, святыхъ мощей угодниковъ Божіихъ Печерскихъ, которое такъ же, какъ и въ Кремлѣ 21 сего октября, было учинено лицами, одѣтыми въ форму солдатъ. Совершено и совершается такимъ образомъ гнусное покушеніе на святыя мощи, кощунствуютъ изувѣры надъ останками тѣхъ, молитвеннымъ предстательствомъ которыхъ Господь не разъ спасалъ нашу страдалицу-родину. Нашъ Соборъ обратился съ посланіемъ къ народу и воинству, онъ взываетъ въ нихъ къ благородному чувству русскаго человѣка; но это чувство уже умерло въ сердцахъ, забывшихъ Бога. Сатанинская дерзость открыто заявляетъ вызовъ небу кощунствомъ надъ святынями православныхъ христіанъ. Нужно рыдать всѣмъ намъ, архипастыри, отцы и братіе, надо всѣмъ принести покаяніе предъ Богомъ, ибо выходъ изувѣровъ изъ среды христіанъ свидѣтельствуетъ, что мы во время не позаботились сохранить отъ узъ сатанинскихъ согрѣшившихъ членовъ ея. Но этого мало! Церковь кромѣ того всегда располагала болѣе рѣшительными мѣрами по отношенію тяжко согрѣшившихъ членовъ ея. Послѣ покаянной молитвы у раки святителя Ермогена, Священный Соборъ долженъ произнести властное слово на всѣхъ враговъ Церкви Христовой, которое всегда примѣняла Церковь, которое и сейчасъ можетъ быть властно произнесено какъ и въ древности: это слово — «анаѳема». Анаѳемѣ должны подвергнуться также и виновники извращенія религіознаго настроенія въ простотѣ вѣрующихъ народныхъ массъ, авторы и издатели кощунственной по отношенію Церкви Христовой и ея святынь литературы всѣхъ видовъ. Пусть знаютъ объ этомъ всѣ члены Церкви. Мое предложеніе: пусть Соборъ теперь же рѣшится совершить важный актъ — произнести анаѳему на всѣхъ враговъ Христовой Церкви.

XXVIII. Предсѣдательствующій. Продолжаются пренія по вопросу о патріаршествѣ.

XXIX. Свящ. П. М. Волковъ. Только что выслышанное нами сообщеніе о святотатственномъ кощунствѣ надъ мощами великаго святигеля Патріарха Ермогена убѣждаетъ меня сказать слово въ защиту патріаршества и просить Священный Соборъ сказать свое твердое авторитетное слово: быть отнынѣ на Святой Руси Святѣйшему Патріарху. Священный Соборъ, возстановляя патріаршество на Святой Руси, ничего не введетъ новаго, а только возвратитъ Русской Церкви то великое достояніе, которое было нечестно отнято Петромъ /с. 372/ Великимъ, уничтожившимъ патріаршество по совѣту еретиковъ-нѣмцевъ, особенно Вильгельма Оранскаго. Съ этой каѳедры мы слышали, что Русская Церковь лишена канонической главы, тогда какъ 34-е Апостольское правило говоритъ, что епископы каждаго народа имѣютъ старшаго и признаютъ его, какъ главу. Уничтоживъ патріаршество, лишивъ Русскую Церковь главы, Петръ Великій себя поставилъ на мѣсто главы. И Петръ дѣйствительно считалъ себя полновластнымъ хозяиномъ и крайнимъ судіею не только въ государствѣ, но и въ Церкви. Яснымъ доказательствомъ этому можетъ служить, между прочимъ, его именной указъ о преданіи вѣчной анаѳемѣ «во всѣхъ россійскихъ церквахъ» Степана Глѣбова «въ безприкладномъ преступленіи и безстрашіи и въ письменномъ противъ его царскаго величества народномъ возмущеніи явившагося» (Л. Тихомировъ, Высшее Церковное Управленіе въ Россіи, 29).

Съ этой точки зрѣнія уничтоженіе патріаршества является неканоничнымъ и, можно сказать, безбожнымъ. Уничтоживъ патріаршество, Петръ замѣнилъ власть Патріарха коллегіальнымъ учрежденіемъ — Святѣйшимъ Сѵнодомъ. Регламентъ, который установилъ коллегіальное управленіе, былъ составленъ епископомъ Ѳеофаномъ Прокоповичемъ, ближайшимъ помощникомъ царя, но не былъ утвержденъ Соборомъ епископовъ Русской Церкви. Епископы, если и подписали его, то сдѣлали это не по убѣжденію, а ради страха іудейска.

Самъ Петръ на одной пирушкѣ спросилъ Ѳеофана: «Ну-ка, скажи, скоро ли поставишь намъ патріарха». Ѳеофанъ отвѣчалъ: «Я дошиваю ему рясу». Петръ дополнилъ: «А у меня и шапка ему готова». Такимъ образомъ, Петровская коллегія должна была замѣнить власть и Собора и патріарха. Но въ дѣйствительности власть Собора и власть патріарха совершенно различны. «Если Сѵнодъ есть Соборъ, то онъ не патріархъ, если Сѵнодъ есть патріархъ, то онъ не Соборъ. Въ дѣйствительности Сѵнодъ не есть ни то, ни другое, и не можетъ исполнять обязанностей ни Собора, ни патріарха» (Высшее Церковное Управленіе въ Россіи, 49). Это совершенно справедливо. Намъ, миссіонерамъ, и раскольники часто говорили, что-де Сѵнодъ вашъ ни то, ни се.

Скажу о томъ, что распоряженіе Петра Великаго поминать Святѣйшій Сѵнодъ на эктеніяхъ и молиться ва него вызвало рядъ протестовъ со стороны народа, монаховъ и самихъ епископовъ. «Священники не хотѣли поминать Сѵнодъ на эктеніяхъ; монахи, іеромонахи и архимандриты то и дѣло ослушались, не принимали его указовъ и подчасъ произносили о немъ «поносительныя слова». «Что-де за Сѵнодъ, и какой Сѵнодъ» — кричалъ въ 1724 г. Троице-Сергіевскій іеромонахъ Викентій съ другими монахами. Монахи Саровской пустыни, прочитавши тетради о монашествѣ, разсуждали: «конечно въ Россіи быть Св. Сѵноду не подобаетъ, а подобаетъ быть Святѣйшему патріарху» (тамъ же, стр. 35).

Епископы въ первое время не желали подчиняться распоряженіямъ Сѵнода, ибо тамъ засѣдали подчиненные имъ попы и архимандриты. Свое недовольство они выражали, когда называли Святѣйшій Сѵнодъ не Сѵнодомъ, а Превосходительствомъ. И это названіе вѣрное, ибо дѣла тамъ рѣшались не /с. 373/ епископами, а его превосходительствомъ Оберъ-Прокуроромъ. Насъ заставляли молиться за Святѣйшій Сѵнодъ и мы молились. «Ежедневно», говорить проф. Заозерскій, «слышитъ русскій народъ молитву о Св. Правительствующемъ Сѵнодѣ. Но что такое Св. Сѵнодъ, гдѣ онъ, изъ кого состоитъ, для народа остается не понятнымъ».

Народъ не представляетъ, что такое Сѵнодъ. Въ 1909 г. мой церковный староста спрашивалъ меня о Сѵнодѣ, какъ о личности: «вѣроятно, Свѣтлѣющій Сѵнодъ», говорилъ онъ, «старенькій, сѣденькій».

Епископъ Несторъ въ своемъ внѣочередномъ заявленіи сдѣлалъ сообщеніе, что нѣкоторые безрелигіозные люди предлагаютъ священные сосуды, кадила и пр. употребить на болѣе пригодныя вещи. Протеста со стороны Св. Сѵнода мы не слышали. А былъ ли сдѣланъ протестъ, когда военный священникъ о. Елашинцевъ на собраніи, снявши крестъ, заявилъ: нужно все отдать, чтобы выиграть войну, и предлагалъ снять золотые и серебрянные оклады съ Евангелій, ободрать и золотую крышу съ главъ Чудова монастыря. Чѣмъ разнится предложеніе Елашинцева отъ посягательства безбожныхъ людей? И мы не слышали протестовъ со стороны Св. Сѵнода. Если бы о. Елашинцевъ былъ въ Петроградѣ, то, быть можетъ, Львовъ назначилъ бы его въ Сѵнодъ, и мы молились бы за него.

Я рѣшительно высказываю, что у насъ долженъ быть Патріархъ. Говорятъ, что Патріарха желаетъ не народъ, а епископы, чтобы освободиться отъ контроля оберъ-прокурорской власти. Да кто же этого не желаетъ? Далѣе, противники патріаршества заявляютъ, что патріаршества желаютъ нѣкоторые честолюбивые іерархи, разсчитывающіе, что на ихъ голову падетъ патріаршій клобукъ. Но если противники патріаршества говорятъ это, то и мы вправѣ сказать: они не желаютъ патріаршества, чтобы взять въ руки церковное управленіе. У меня въ рукахъ «Слово Церкви». Тамъ есть статья «о соборности». Разрѣшите прочитать. «Одинъ изъ участниковъ происходящаго Собора новообрядческой Церкви — проф. Б. Титлиновъ — выступилъ въ газетѣ «Русское Слово» (№ 201) со статьей: «Истоки Соборности», въ которой высказывается весьма оригинально, и для насъ, старообрядцевъ, поучительно, такъ какъ, судя по направленію названной статьи, проф. Б. Титлиновъ принадлежитъ къ типу церковныхъ либераловъ, т. е. къ толку людей, въ руки которыхъ, вѣроятно, на долгое время попадетъ церковное управленіе новообрядческой Церкви»... Петръ извратилъ жизнь Церкви, насиловалъ ея каноническій строй, былъ предателемъ Русской Православной Церкви и всего русскаго народа. За «свойственную» этому реформатору «смѣлость» расплачивается и до сихъ поръ несчастный русскій народъ. А для профессора Титлинова не ясно: «правъ или нѣтъ былъ Петръ, какъ практикъ, сказать трудно».

Такимъ образомъ, повторяю, патріаршества не желаютъ тѣ, которые хотятъ взять церковное управленіе въ свои руки. Моя просьба къ Священному Собору: скажи свое авторитетное слово — отнынѣ быть на Руси Святѣйшему Патріарху и при немъ Священному Сѵноду.

/с. 374/

XXX. Протоіерей Н. Г. Поповъ. Когда обсуждается вопросъ о какомъ-нибудь предпріятіи, то лица, стоящія во главѣ этого предпріятія, его иниціаторы обыкновенно стараются изучить вопросъ всесторонне: они наводятъ справки, какъ развивалось извѣстное предпріятіе раньше, каковъ былъ результатъ. Все дѣлается потому, что иное отношеніе, менѣе бережное, можетъ подорвать всю дѣятельность иниціаторовъ. Мы стоимъ въ положеніи болѣе отвѣтственномъ, чѣмъ всякія житейскія предпріятія, — обсуждаемъ вопросъ о патріаршествѣ. Тутъ больше, чѣмъ гдѣ-нибудь, должно дѣйствовать намъ предусмотрительно, потому что малѣйшая ошибка, неосмотрительность можетъ привесть къ гибельнымъ результатамъ. Но, прислушиваясь къ тому, что здѣсь говорилось о необходимости патріаршества, я, къ сожалѣнію, прихожу къ заключенію, что мы какъ-то спѣшимъ съ этимъ вопросомъ. Мало того, у меня создалось убѣжденіе, что мы заранѣе рѣшили ввести патріаршество, не справляясь съ тѣмъ, что говоритъ исторія церкви. Но мы не можемъ забывать уроковъ исторіи. Намъ не позволяютъ этого совѣсть и тѣ, которые послали насъ на Соборъ и которые потребуютъ отчета. И вотъ по чувству своей отвѣтственности я рѣшаюсь обратить высокое вниманіе Собора на то, каковы были патріархи въ прошломъ, и дѣйствительно ли патріаршество можетъ быть всеисцѣляющимъ средствомъ противъ всякихъ нестроеній церковной жизни.

Мы знаемъ, что патріаршество, патріархи въ специфическомъ значеніи этого слова, явились въ IV вѣкѣ. И дѣйствительно, во времена Вселенскихъ Соборовъ мы знаемъ многихъ высокихъ представителей патріаршества, — святыя имена Анатолія, Геннадія, Іоанна Постника, Германа, Тарасія, Никифора, Меѳодія, Фотія и многихъ другихъ. Хотя за время Вселенскихъ Соборовъ дѣятельность патріарховъ въ лицѣ этихъ Соборовъ во многомъ находила необходимое руководство для себя, однако и въ это время патріаршеству не чужды были недостатки. Наряду съ указанными святыми именами патріарховъ мы знаемъ патріарховъ монофизитовъ: Діоскора, Тимоѳея, Діоскора II Александрійскихъ, Константинопольскаго патріарха Анѳима I; мы знаемъ Константинопольскихъ патріарховъ Сергія, Павла, Іоанна, которые были моноѳелитами. И въ дальнѣйшей исторіи — въ эпоху иконоборчества — патріаршество не оказалось всецѣло на высотѣ призванія. И въ это время люди недостойные носили высокій санъ. Мы знаемъ, что патріархъ Анастасій подчинился эдикту Льва Исаврянина объ отмѣнѣ иконопочитанія. Мы знаемъ, что патріархи Константинъ II, Никита I дѣйствовали въ томъ же направленіи и всячески поддерживали Константина Копронима. Мы знаемъ, правда, патріарха Павла IV, который былъ въ глубинѣ души противникомъ иконоборчества, но и онъ не имѣлъ мужества, когда это нужно было, открыто выступить съ обличеніемъ иконоборческой ереси. И другіе патріархи — Ѳеодотъ, Антоній — были сотрудниками иконоборца Михаила II Косноязычнаго.

О патріархѣ же Іоаннѣ Грамматикѣ извѣстно, что онъ былъ даже лютымъ гонителемъ иконопочитанія и возбудилъ глубокое негодованіе тогдашнихъ представителей иконопочитанія — монаховъ Студійскаго монастыря.

/с. 375/ Такъ было въ періодъ иконоборчества, въ періодъ Вселенскихъ Соборовъ, когда дѣятельность патріарховъ находила для себя руководство во многихъ опредѣленіяхъ и этихъ и помѣстныхъ соборовъ. Къ сожалѣнію, не лучше было и впослѣдствіи. Одинъ изъ виднѣйшихъ патріарховъ — Фотій — создалъ цѣлую идеологію патріаршества. Онъ утверждалъ, что царь является властителемъ тѣлъ своихъ подданныхъ, а патріархъ властителемъ ихъ душъ. Но и Фотій оказался не въ силахъ исправить константинопольскій народъ. Въ его 4 рѣчахъ, обращенныхъ къ константинопольской паствѣ по поводу нашествія Россовъ, дается такая характеристика жителей Констаптинополя и всей имперіи, которая далеко не свидѣтельствуетъ о томъ, чтобы патріаршество высоко поднимало нравственный характеръ членовъ Церкви. Да а чего же можно было ждать отъ константинопольскихъ патріарховъ, когда императоры возводили иногда на патріаршій престолъ несовершеннолѣтнихъ, въ родѣ принца Стефана? Да и патріархи престарѣлые, какъ, напр., Антоній Кавлей, не всегда имѣли силу и мужество остановить нарушеніе каноновъ Церкви. Такъ, Антоній Кавлей ничего не могъ сдѣлать, когда по приказанію Льва VI похоронили въ первый день Пасхи его третью супругу Евдокію, вопреки 68 прав. VI Всел. Собора. При этомъ же императорѣ престарѣлый патріархъ Евѳимій призналъ 4-й бракъ императора, несмотря на то, что этотъ поступокъ послѣдняго вызвалъ глубокое смущеніе и раздѣленіе въ Церкви. Это раздѣленіе, а не единеніе, продолжалось до начала XI вѣка. Несовершеннолѣтніе патріархи бывали и впослѣдствіи. Намъ извѣстенъ 16-лѣтній патріархъ Ѳеофилактъ, сынъ императора Романа I-го. Онъ естественно предавался забавамъ, свойственнымъ его возрасту и юности. Главной страстью его были лошади. Иногда онъ даже прекращалъ богослуженіе, чтобы посѣтить обитателей своей конюшни. И смерть постигла этого патріарха вслѣдствіе паденія его съ лошади, которую онъ объѣзжалъ.

Преемникъ этого патріарха, извѣстный, какъ второй Златоустъ, патр. Поліевктъ помазалъ на царство Іоанна Цимисхія, убійцу Никифора Фоки. Онъ даже подвелъ и основаніе для этого коронованія: какъ мѵропомазаніе при св. крещеніи освобождаетъ людей отъ грѣха, такъ и помазаніе на царство сняло грѣхъ цареубійства. Нѣчто подобное, и далеко не лучшее, позволилъ себѣ патріархъ Алексій, главный организаторъ Студійскаго устава, который, отпѣвъ Романа Аргира III, въ великій пятокъ 1034 г. обвѣнчалъ его супругу Зою въ великую пятницу съ ея избранникомъ Михаиломъ Пафлагономъ. Константинопольскіе патріархи иногда не находили въ себѣ мужества защитить и личное свое достоинство. Въ такомъ положеніи оказался, напр., Ѳеодосій I, когда императоръ Мануилъ Комнинъ обозвалъ его и другихъ духовныхъ лицъ глупцами. Протеста со стороны патріарха не послѣдовало.

Патріархъ Исаія однажды въѣхалъ въ столицу въ сопровожденіи танцовщицъ, а патріарха Исидора хронистъ Никифоръ Григора сравниваетъ съ однимъ домашнимъ нечистоплотнымъ животнымъ, любящимъ барахтаться въ грязи. Относительно же патр. Іосифа II извѣстно, что онъ не задумался въ угоду /с. 376/ императору Іоанну Палеологу подписаться даже подъ опредѣленіемъ Флорентійскаго Собора.

Мы могли бы привести многія и многія другія имена изъ числа тѣхъ 130 (приблизительно) патріарховъ, которые были въ Константинополѣ отъ учрежденія патріаршества и до паденія, имперіи, въ доказательство того, что патріаршество само по себѣ не предохраняетъ самихъ носителей этого высокаго сана отъ паденія и заблужденій. Патріаршество не спасло и имперіи отъ паденія и покоренія турками. Поэтому, едва ли можно надѣяться, что патріаршество и въ настоящее время можетъ спасти насъ отъ чрезвычайныхъ нестроеній какъ въ церковной, такъ и въ политической жизни. Правда, бывали среди патріарховъ достойные носители сана, но гораздо больше такихъ, которыхъ лучше скорѣе забыть, чѣмъ вспоминать. Въ оправданіе этихъ послѣднихъ намъ указываютъ на тѣ неблагопріятныя условія, въ которыя патріархи были поставлены императорами и обращаютъ вниманіе на слѣдующій — турецкій — періодъ, когда патріаршество освободилось-де отъ гнета императорской власти; говорятъ, что патріаршество въ это время имѣло громадное вліяніе на народъ и являло примѣръ высокой дѣятельности. Послѣдуемъ за этимъ указаніемъ и посмотримъ, дѣйствительно ли было такъ.

Когда въ 1453 пала Византія, тамъ не было налицо патріарха. Народъ константинопольскій вскорѣ избралъ въ патріархи монаха Георгія, который и сталъ извѣстенъ подъ именемъ Геннадія Схоларія. И что же? Онъ правилъ недолго и долженъ былъ оставить патріаршій престолъ вслѣдствіе интригъ. Онъ не нашелъ нигдѣ поддержки въ тотъ моментъ, когда самъ былъ особенно нуженъ и Церкви и народу и могъ принести имъ пользу, тѣмъ болѣе, что султанъ Магометъ II-й относился къ нему весьма доброжелательно, надѣлилъ его титуломъ милетъ-баши и призналъ національнымъ руководителемъ всего греческаго народа. И даже такой патріархъ не въ силахъ былъ преодолѣть враждебныя ему вліянія. Но и его ближайшій преемникъ Іосифъ правилъ недолго. Онъ такъ изстрадался отъ интригъ, что въ одинъ несчастный день бросился въ колодезь. Слѣдующій патріархъ Маркъ былъ свергнутъ съ престола, когда желавшіе его удаленія предложили султану значительную сумму денегъ. На его мѣсто былъ поставленъ Симеонъ, впервые внесшій султану «пескезій» въ 1000 золотыхъ, но и онъ былъ свергнутъ, когда одна изъ султаншъ (христіанка Марія) пожелала, чтобы патріархомъ былъ Діонисій, внесшій султану 2000 пескезій (золотыхъ), и патріархъ Симеонъ былъ удаленъ, а на его мѣсто поставленъ Діонисій. И съ этихъ поръ патріаршество за деньги переходитъ къ тому, кто больше дастъ за него. Близость ко двору однако была причиной паденія и Діонисія. Онъ былъ заподозрѣнъ въ томъ, что принялъ обрѣзаніе, и долженъ былъ отказаться отъ престола, а патріархомъ сдѣлался опять Симеонъ, который снова внесъ 2000 золотыхъ. Такъ часто бывало и послѣ. При султанѣ Баязетѣ Пахомій I-й внесъ уже 3000 золотыхъ...

XXXI. Предсѣдательствующій. Вашъ срокъ истекъ.

XXXII. Прот. Н. Г. Поповъ. Мнѣ о. Зыковъ уступилъ и свое время.

/с. 377/

XXXIII. Предсѣдательствующій. Такая уступка Уставомъ не предусмотрѣна. (Голоса: А 156-я статья?). Въ 156 ст. говорится: лица, подавшія заявленія о предоставленіи слова, могутъ, по взаимному соглашенію, мѣняться очередями и уступать право слова не подавшимъ такого заявленія.

Тутъ говорится о правѣ мѣняться очередями, но не о правѣ уступки своего времени тѣмъ, которые воспользовались уже своимъ правомъ слова. (Голоса: Подразумѣвается и такое право!). Имѣлось въ виду предоставить возможность высказаться возможно большему количеству членовъ. Вопросъ во всякомъ случаѣ спорный, который слѣдуетъ обсудить въ соотвѣтствующемъ порядкѣ. А теперь предоставляю оратору еще пятиминутный срокъ.

XXXIV. Прот. Н. Г. Поповъ. Тогда я вынужденъ быть краткимъ. Скажу, что патріаршество и въ турецкій періодъ дало очень немного тѣхъ высокихъ образцовъ вліятельнаго служенія Церкви, какіе хотѣли бы видѣть тамъ защитники патріаршества. Мнѣ, можетъ быть, укажутъ, что наше патріаршество будетъ исключительнымъ; но гдѣ основанія для такой надежды? А я могу сослаться на корифеевъ исторической науки — епископа Порфирія Успенскаго (Книга бытія моего, I, 203) и Евгенія Ев. Голубинскаго (О реформѣ Русск. Церкви, стр. 77, 82, 90, 104), которые самымъ рѣшительнымъ образомъ отвлекаютъ насъ отъ патріаршества; и факты исторіи говорятъ намъ, что патріаршество далеко не всегда сіяло благочестіемъ и рѣшительнымъ дерзновеніемъ протеста противъ нестроеній въ церковно-общественной жизни. Поэтому, если бы у насъ было возстановлено патріаршество въ томъ видѣ, въ какомъ наблюдаемъ его на Востокѣ, то оно было бы ненужною фольгой и мишурой, наростомъ на живомъ тѣлѣ соборной Церкви. Я могъ бы согласиться въ настоящій моментъ только на титулярное патріаршество, въ томъ смыслѣ, въ какомъ напр. св. Григорій Богословъ называетъ патріархомъ своего отца, а св. Григорій Нисскій Мелетія Антіохійскаго. Заканчивая рѣчь, еще разъ рѣшаюсь указать, что исторія патріаршества въ общемъ совсѣмъ не даетъ намъ твердыхъ основаній для надежды на наше исправленіе и обновленіе именно чрезъ возстановленіе и этого института въ Русской Церкви.

XXXV. Архим. Иларіонъ. Уже много рѣчей мы слышали о патріаршествѣ. Большинство говорившихъ здѣсь о патріаршествѣ — и за и противъ — разсматривали патріаршество со стороны его цѣлесообразности и своевременности. Одни возлагали на патріаршество, можетъ быть, и преувеличенныя надежды церковнаго и даже политическаго характера; другіе спѣшили предсказать едва ли не полное разочарованіе тѣмъ, кто эти надежды на патріаршество возлагалъ. При этомъ въ рѣчахъ той и другой стороны одинаково слышалась одна и та же нотка: можно патріаршество возстановлять, а можно и не возстановлять, смотря по тому, что полезнѣе и что современнѣе. Для меня вопросъ о возстановленіи патріаршества стоитъ совершенно иначе. Мы не можемъ не возстановить патріаршества; мы должны его непремѣнно возстановить, потому что патріаршество есть основной законъ высшаго управленія каждой помѣстной Церкви. Эту истину а патріаршествѣ я и кладу въ основу своей рѣчи.

/с. 378/ Мы собрались сюда вовсе не затѣмъ, чтобы произвести въ Русской Церкви реформацію. Наша цѣль — освободить наше церковное управленіе отъ тѣхъ язвъ, которыя явились печальнымъ плодомъ двухвѣкового плѣненія Русской Церкви властью государственной. Эти язвы нашего церковнаго управленія состоятъ въ его уклоненіи отъ строгаго соотвѣтствія строго каноническому. Церковь Божія не первый годъ живетъ на землѣ. Въ теченіе цѣлыхъ вѣковъ своей исторіи она создала каноническія нормы высшаго управленія помѣстныхъ Церквей, и эти нормы отлились въ опредѣленное церковное законодательство. По церковнымъ законамъ и по церковной исторіи намъ слѣдуетъ выразумѣть церковное сознаніе и опредѣлить, чего требуетъ это церковное сознаніе отъ высшаго управленія помѣстной Церкви.

Патріаршество въ исторіи было разнообразно; его историческія формы мѣнялись, въ зависимости отъ условій мѣста и времени. Высшее управленіе помѣстныхъ Церквей въ своихъ подробностяхъ тоже было разнообразно, и церковные законы не требуютъ въ этомъ дѣлѣ полнѣйшаго однообразія. Но при всемъ историческомъ разнообразіи сохраняется одно неизмѣнное основное правило: во главѣ высшаго управленія каждой помѣстной Церкви стоитъ первоіерархъ. Это и есть основная идея патріаршества. Отрѣшимся на минуту отъ всякихъ историческихъ формъ и спросимъ: что есть патріаршество? Оно по существу есть возглавленіе епископовъ помѣстной Церкви первоіерархомъ. Вотъ это положеніе и есть основной законъ высшаго управленія каждой помѣстной Церкви. Здѣсь мы слышали недоумѣніе: мы не знаемъ, какой и съ какой властью будетъ патріархъ, а потому и не можемъ пока желать возстановленія патріаршества. На это недоумѣніе я отвѣчу: патріархъ будетъ такой, какимъ сдѣлаетъ его Соборъ, и власть у него будетъ такая, какую ему дастъ Соборъ. Въ этомъ мы вольны; въ опредѣленіи подробностей патріаршаго управленія мы свободны. Но не возстановить самаго патріаршества мы не можемъ, мы не имѣемъ на это права, если не желаемъ сомнительной славы рѣшительныхъ реформаторовъ Церкви, если не желаемъ порвать съ вѣковѣчнымъ преданіемъ вселенской Христовой Церкви.

Въ прошломъ собраніи прот. Н. И. Добронравовъ сказалъ, что каноны ничего не говорятъ за патріаршество. Проф. Титлиновъ пошелъ дальше и заявилъ, будто идея патріаршаго единовластительства чужда православной восточной византійской традиціи. Когда я услышалъ эти заявленія, то, признаюсь, широко раскрылъ глаза отъ изумленія и недоумѣнія. Какова на самомъ дѣлѣ православная церковная традиція касательно высшаго управленія помѣстныхъ церквей? Обратимся къ исторіи и къ церковнымъ канонамъ.

Если мы приведемъ себѣ на память самое первое время исторической жизни Церкви, то тамъ для организаціи высшаго управленія помѣстной Церкви мы ничего не найдемъ. Почему? А потому, что тогда еще не было помѣстныхъ Церквей. Разсѣянныя по всему міру церкви, епархіи — приходы находились, конечно, всегда въ тѣсномъ общеніи другъ съ другомъ, но въ первое время были самостоятельны въ управленіи и не были объединены въ /с. 379/ помѣстныя Церкви какой-либо опредѣленной церковно-административной организаціей. Поэтому напрасно стали бы мы искать въ первые два вѣка опредѣленнаго образца для организаціи высшаго управленія въ Русской помѣстной Церкви... Такого образца тамъ нѣтъ. Если бы кто теперь рѣшилъ возстановлять церковное управленіе первыхъ двухъ вѣковъ, то онъ долженъ бы требовать уничтоженія всякаго высшаго управленія помѣстныхъ Церквей и предоставленія полной самостоятельности каждой епархіи, возглавляемой епископомъ.

Но безъ организаціи помѣстныхъ Церквей Церковь Христова жила не долго. Христіане, жившіе въ той или другой провинціи Римской имперіи и такъ или иначе объединенные въ отношеніи гражданскомъ, естественно, скоро объединились и въ церковномъ отношеніи вокругъ главнаго города провинціи — митрополіи. Этотъ процессъ организаціи помѣстныхъ Церквей по провинціямъ, несомнѣнно, начался еще во второмъ вѣкѣ, а въ третьемъ вѣкѣ этотъ процессъ уже привелъ къ образованію опредѣленныхъ провинціальныхъ митрополичьихъ Церквей. Порядокъ управленія въ такихъ помѣстныхъ Церквахъ уже сложился и уже для перваго Вселенскаго Собора онъ былъ «древнимъ обычаемъ». «Да хранятся древніе обычаи, принятые въ Египтѣ, и въ Ливіи, и въ Пентанолѣ, дабы Александрійскій епископъ имѣлъ власть надъ всѣми сими. Понеже и римскому епископу сіе обычно. Подобно и въ Антіохіи, и въ иныхъ областяхъ да сохраняются преимущества Церквей» (Правило 6). Объ управленіи въ такихъ древнихъ, первыхъ по времени, помѣстныхъ Церквахъ товоритъ и 34 Апостольское правило. «Епископамъ всякаго народа (разумѣется народъ, живущій въ той или иной провинціи, такъ какъ дѣленіе на провинціи въ Римской имперіи имѣло основу, между прочимъ, и этнографическую) подобаетъ знати перваго въ нихъ и признавати его яко главу, и ничего превышающаго ихъ власть не творити безъ его разсужденія; творити же каждому только то, что касается до его епархіи и до мѣстъ, къ ней принадлежащихъ. Но и первый ничего да не творитъ безъ разсужденія всѣхъ. Ибо тако будетъ единомысліе и прославится Богъ о Господѣ во Святомъ Духѣ, Отецъ и Сынъ и Святый Духъ». Здѣсь указаны два начала высшаго управленія помѣстной Церковью: Соборъ и первоіерархъ. Какъ Соборы, такъ и первоіерархи въ помѣстныхъ Церквахъ равно получили начало еще во второмъ вѣкѣ. Ни Соборъ не исключаетъ первоіерарха, ни наоборотъ. Напротивъ, по мысли Апостольскаго правила, сочетаніемъ первоіерарха и Собора въ помѣстной Церкви и обусловливается церковное единомысліе и въ этомъ единомысліи прославленіе Пресвятой Троицы.

Объ управленіи помѣстныхъ митрополичьихъ Церквей есть цѣлый рядъ правилъ, опредѣленныхъ соборами IV вѣка: Антіохійскимъ (прав. 16, 17, 18, 19, 20 и 9), Сардикійскимъ или Сердикскимъ (прав. 14). Всѣ эти правила устанавливаютъ, что во главѣ управленія помѣстной Церковью стоитъ Соборъ и митрополитъ съ особыми, лично ему принадлежащими, правами первоіерарха.

И никто тогда не полагалъ, будто существованіе первоіерарха противо/с. 380/рѣчитъ началу соборности. Напротивъ, возглавленіе помѣстной Церкви первоіерархомъ-митрополитомъ считали необходимымъ дополненіемъ и какъ бы усовершеніемъ самой соборности управленія. Въ правилахъ собора Антіохійскаго (прав. 16, 17 и 18) есть понятіе «совершеннаго собора». Что же такое совершенный соборъ?» «Совершенный же соборъ есть тотъ, на которомъ присутствуетъ съ прочими и митрополитъ» — отвѣчаетъ 16 правило Антіохійскаго собора.

Такъ мы видимъ, что вдали вѣковъ, какъ только начали образовываться первыя помѣстныя Церкви, онѣ были въ управленіи возглавлены первоіерархами-митрополитами по имени главныхъ городовъ провинцій — митрополій.

На митрополичьихъ помѣстныхъ церквахъ организація Церкви не закончилась. Она продолжалась въ соотвѣтствіи съ административными дѣленіями римской имперіи, въ этой имперіи были административныя области большія, нежели провинціи, — діоцезы. Помѣстныя Церкви, находившіяся въ предѣлахъ одного діоцеза, скоро объединились между собой, такъ что помѣстной Церковью стала церковь всего діоцеза. Какъ только совершилось это объединеніе церквей діоцеза, тотчасъ во главѣ помѣстной Церкви новаго типа, надъ всѣми митрополитами, становится опять первоіерархъ. О такихъ помѣстныхъ Церквахъ говоритъ второй Вселенскій Соборъ въ правилахъ 2 и 6, называя первоіерарховъ — епископами діоцеза и разграничивая предѣлы ихъ церковныхъ областей. Четвертый Вселенскій Соборъ именуетъ тѣхъ же самыхъ первоіерарховъ экзархами діоцеза (прав. 9 и 17), а константинопольскаго епископа называетъ и архіепископомъ (прав. 28).

Такъ и при новой формѣ помѣстныхъ Церквей сохраняется неизмѣнно законъ о возглавленіи ихъ высшаго управленія первоіерархомъ.

Слѣдующая ступень церковной организаціи — патріархаты, образовавшіеся отъ соединенія въ церковномъ отношеніи нѣсколькихъ діоцезовъ. Такъ, діоцезы Ѳракійскій, Асійскій и Понтійскій составили константинопольскій патріархатъ. Во главѣ патріархатовъ, этихъ помѣстныхъ Церквей позднѣйшаго типа, стали патріархи. Византійская имперія никогда не совпадала съ одной помѣстной Церковью: въ ея предѣлахъ было нѣсколько отдѣльныхъ Церквей съ патріархами во главѣ. Послѣ помѣстныя Церкви создавались по принципу, между прочимъ, и національному. Въ моменты подъема національнаго могущества и самосознанія народы устраивали себѣ автокефальную Церковь и возглавляли ее первоіерархомъ. Такъ было, напр., въ Сербіи въ 14-мъ вѣкѣ при Стефанѣ Душанѣ, когда была объявлена автокефалія Сербской Церкви и поставленъ сербскій патріархъ. Наша Русская Церковь получила начало, какъ митрополія константинопольскаго патріархата; со средины 15-го вѣка она стала автокефальной, подъ главенствомъ московскаго митрополита, а съ 1589 года сама стала патріархатомъ. Въ настоящее время Православная Церковь состоитъ изъ 16 автокефальныхъ Церквей и всѣ эти Церкви — греческія, славянскія, арабскія, румынскія — имѣютъ во главѣ первоіерарховъ; съ разными именами и съ различной властью, но первоіерархи есть вездѣ. То же и въ отпавшихъ отъ Церкви обществахъ, напр., у армянъ, яковитовъ и др.

/с. 381/ Таково свидѣтельство исторіи. Вездѣ и всегда мѣняются формы высшаго управленія помѣстныхъ Церквей, мѣняются самыя помѣстныя Церкви, но неизмѣнно сохраняется тотъ законъ высшаго управленія, по которому оно возглавляется первоіерархомъ. Имена и объемъ власти первоіерарха измѣняются, но непоколебимо стоитъ самый принципъ первоіерарха въ каждой помѣстной Церкви.

Печальнымъ исключеніемъ является наша несчастная Русская Церковь со своимъ Сѵнодомъ. Вся вселенская Церковь Христова до 1721 года не знала ни одной помѣстной Церкви, управляемой коллегіально, безъ первоіерарха. Никогда и Русская Церковь не была безъ первоіерарха. Наше патріаршество уничтожено было Петромъ I. Кому оно помѣшало? Соборности Церкви? Но не во время ли патріарховъ было особенно много у насъ соборовъ? Нѣтъ, не соборности и не Церкви помѣшало у насъ патріаршество. Кому же? Вотъ предо мной два великихъ друга, двѣ красы XVII вѣка — патріархъ Никонъ и царь Алексѣй Михайловичъ. Чтобы поссорить друзей, злые бояре нашептываютъ царю: «изъ-за патріарха тебя, государя, не видно стало». И Никонъ, когда ушелъ съ московскаго престола, между прочимъ, писалъ: «пусть ему — государю — безъ меня просторнѣе будетъ». Эту мысль Никона и воплотилъ Петръ, уничтоживъ патріаршество: «Пусть мнѣ — государю — безъ патріарха просторнѣе будетъ». Московскому единодержавію, преобразованному Петромъ въ неограниченное самодержавіе, помѣшало русское патріаршество. Въ столкновеніи съ государственной властью угасло на время русское патріаршество, и во главѣ Русской Церкви стала невѣдомая всей Христовой Церкви коллегія, въ которой скоро воцарился духъ монарха, потому что приставленный къ ней оберъ-прокуроромъ какой-нибудь гусаръ «сонмомъ архіерейскимъ, какъ эскадрономъ на ученьи, командовалъ». Учрежденіе коллегіи было, во всякомъ случаѣ, новостью въ Церкви Христовой; новость же эта создана была по голландско-нѣмецкимъ образцамъ и вовсе не ради пользы церковной.

Спросимъ мы теперь: что же это за постоянное, всегда и всюду неизмѣнное явленіе въ Церкви Христовой, что во главѣ высшаго управленія помѣстной Церковью становится первоіерархъ? Неужели это ошибка всѣхъ вѣковъ, всѣхъ помѣстныхъ Церквей, которую мы призваны исправить? Неужели всѣ заблуждались, а истина открыта, наконецъ, только намъ однимъ? Неужели всѣ помѣстныя Церкви, устанавливая главенство первоіерарховъ, отталкивали отъ себя Христа, желали, чтобы не Христосъ былъ посреди ихъ, а патріархъ, какъ представлялъ дѣло учрежденія патріаршества въ одномъ изъ прошлыхъ нашихъ собраній протоіерей Н. В. Цвѣтковъ? Не слишкомъ ли это горделивое и высокомѣрное отношеніе къ преданію всей поднебесной Церкви Христовой? Не лучше ли и намъ смиренно склониться предъ основнымъ закономъ высшаго управленія помѣстной Церкви? Такъ ясенъ этотъ законъ изъ исторіи и изъ каноновъ.

Раздавалось возраженіе въ прошломъ засѣданіи изъ устъ проф. Титли/с. 382/нова, будто патріаршество есть идея западная, папистическая. Ничего подобнаго. Папство желаетъ главенства надъ всею Церковью, а патріархъ — глава Церкви помѣстной. Неужели кто-нибудь здѣсь мечтаетъ, что московскій патріархъ покоритъ подъ свою власть всѣ 16 помѣстныхъ Церквей? Въ современной намъ Православной Церкви идея папизма не можетъ имѣть никакой почвы. Съ другой стороны, папа управляетъ Церковью самовластно, безъ согласія Церкви. Православный же первоіерархъ помѣстной Церкви ничего не творитъ безъ разсужденія всѣхъ ея епископовъ. Поскольку 34 Апостольское правило повелительно требуетъ въ каждой помѣстной Церкви патріаршества, постольку оно обличаетъ заблужденіе папистовъ. Въ полемикѣ съ латинянами слѣдуетъ, между прочимъ, пользоваться и 34-мъ Апостольскимъ правиломъ. Среди насъ нѣтъ еретиковъ папистовъ, а есть много православныхъ патріархистовъ. Нѣтъ ничего общаго между папизмомъ и патріаршествомъ, и всякія упоминанія о папизмѣ на нашемъ православномъ Соборѣ совершенно излишни и вовсе не нужны. Не папистическія тенденціи требуютъ возстановленія патріаршества, а православное церковное сознаніе.

Я обращусь къ 1917 году. Повидимому, мы пріѣхали на Соборъ не въ такое время, чтобы говорить о патріаршествѣ. Предсоборный Совѣтъ отвѣтилъ на вопросъ о патріаршествѣ очень быстро и рѣшительно: патріаршество будто бы противорѣчитъ началу соборности, а потому его и не слѣдуетъ возстановлять. «Всероссійскій Церковно-Общественный Вѣстникъ» едва не въ каждомъ номерѣ печаталъ фельетоны и статьи противъ патріаршества. Даже одно изъ сѵнодальныхъ учрежденій (Издательскій Совѣтъ) напечатало недобросовѣстный листокъ подъ заглавіемъ: «Нуженъ ли намъ патріархъ». Листокъ отвѣчаетъ на этотъ вопросъ отрицательно, а послѣдній Сѵнодъ, созванный послѣднимъ оберъ-прокуроромъ, по обычаю безмолвно «принялъ къ свѣдѣнію» это непозволительное издѣвательство надъ священной идеей патріаршества. Наконецъ, у насъ господствуетъ «революціонная» охлократія, которой всегда можно сдѣлать доносъ на мнимую контръ-революціонность патріаршества. И что же? Несмотря ни на что, мы говоримъ о патріаршествѣ. Первый большой вопросъ, который мы обсуждаемъ, есть вопросъ о патріаршествѣ. Мы не могли и въ Отдѣлѣ о высшемъ церковномъ управленіи удержаться, чтобы не говорить о патріаршествѣ прежде всего. Не удержались отъ этого и здѣсь, на общемъ собраніи нашего Собора. Сердце радостно уже переживаетъ предпразднество великаго церковно-народнаго торжества возстановленія патріаршества. Тѣ, кто въ нашихъ собраніяхъ возражаютъ противъ патріаршества, сами въ прошлый разъ признались, что они берутъ на себя неблагодарную задачу и говорятъ безнадежныя рѣчи. Почему это? Откуда это? Не значитъ ли это, что церковное сознаніе, какъ въ 34-мъ Апостольскомъ правилѣ, такъ и на Московскомъ Соборѣ 1917 года, говоритъ неизмѣнно одно: «епископамъ всякаго народа, въ томъ числѣ и русскаго, подобаетъ знати перваго въ нихъ и признавать его, яко главу».

И хочется мнѣ обратиться ко всѣмъ тѣмъ, кто почему-то считаетъ еще /с. 383/ нужнымъ возражать противъ патріаршества. Отцы и братіе! Не нарушайте радости нашего единомыслія. Зачѣмъ вы берете на себя неблагодарную задачу? Зачѣмъ говорите безнадежныя рѣчи? Вѣдь противъ церковнаго сознанія боретесь вы. Бойтесь, какъ бы не оказаться вамъ богоборцами (Дѣян. V, 39). Мы и такъ уже согрѣшили, согрѣшили тѣмъ, что не возстановили патріаршества два мѣсяца назадъ, когда пріѣхали въ Москву и въ первый разъ встрѣтились другъ съ другомъ въ Большомъ Успенскомъ соборѣ. Развѣ не было кому тогда больно до слезъ видѣть пустое патріаршее мѣсто? Развѣ не обидно было видѣть, что московскій митрополитъ за всенощной подъ Успенье стоялъ гдѣ-то подъ подмостками? Развѣ не горько было видѣть на историческомъ патріаршемъ мѣстѣ грязную доску, а не патріарха? А когда мы прикладывались въ святымъ мощамъ чудотворцевъ московскихъ и первопрестольниковъ россійскихъ, не слышали ли мы тогда ихъ упрека за то, что двѣсти лѣтъ у насъ вдовствуетъ ихъ первосвятитедьская каѳедра?

Есть въ Іерусалимѣ «стѣна плача». Приходятъ къ ней старые правовѣрные евреи и плачутъ, проливая слезы о погибшей національной свободѣ и о бывшей національной славѣ. Въ Москвѣ въ Успенскомъ соборѣ тоже есть русская стѣна плача — пустое патріаршее мѣсто. Двѣсти лѣтъ приходятъ сюда православные русскіе люди и плачутъ горькими слезами о погубленной Петромъ церковной свободѣ и о былой церковной славѣ. Какое будетъ горе, если и впредь навѣки останется эта наша русская стѣна плача! Да не будетъ!

Зовутъ Москву сердцемъ Россіи. Но гдѣ же въ Москвѣ бьется русское сердце? На биржѣ? Въ торговыхъ рядахъ? На Кузнецкомъ мосту? Оно бьется, конечно, въ Кремлѣ. Но гдѣ въ Кремлѣ? Въ Окружномъ Судѣ? Или въ солдатскихъ казармахъ? Нѣтъ, въ Успенскомъ соборѣ. Тамъ у передняго праваго столпа должно биться русское православное сердце. Орелъ Петровскаго, на западный образецъ устроеннаго, самодержавія выклевалъ это русское православное сердце. Святотатственная рука нечестиваго Петра свела первосвятителя россійскаго съ его вѣкового мѣста въ Успенскомъ соборѣ. Помѣстный Соборъ Церкви Россійской отъ Бога данной ему властью постановитъ снова Московскаго Патріарха на его законное неотъемлемое мѣсто. И когда подъ звонъ московскихъ колоколовъ пойдетъ Святѣйшій Патріархъ на свое историческое священное мѣсто въ Успенскомъ соборѣ, — будетъ тогда великая радость на землѣ и на небѣ.

XXXVI. Въ 12 час. 20 мин. объявляется перерывъ.



XXXVII. Засѣданіе возобновляется въ 12 час. 35 мин.

XXXVIII. Проф. И. И. Соколовъ. Въ своей рѣчи о патріаршествѣ буду касаться только тѣхъ сторонъ этого сложнаго института, которыя намѣчаются данною постановкою вопроса. Обращаясь, прежде всего, къ канонической сторонѣ, необходимо сказать, что патріаршество соотвѣтствуетъ духу и требованіямъ каноновъ относительно высшаго церковнаго управленія и въ этомъ смыслѣ является установленіемъ каноническимъ. Именно, церковные каноны знаютъ /с. 384/ и признаютъ патріаршество, какъ одну изъ нормъ высшаго церковнаго управленія, и устанавливаютъ церковно-административный строй въ согласіи и соотвѣтствіи съ назначеніемъ и положеніемъ этого института. Обычно полагаютъ, что впервые о Патріархѣ упоминаетъ 15 правило двукратнаго Собора довольно поздняго (861) въ составѣ Соборовъ Вселенской Церкви («Аще который пресвитеръ или епископъ или митрополитъ дерзнетъ отступить отъ общенія съ своимъ патріархомъ и не будетъ возносити имя его... въ Божественномъ тайнодѣйствіи, но прежде соборнаго оглашенія и совершеннаго осужденія его учинитъ расколъ..., таковому святый Соборъ опредѣлилъ быти совершенно чужду всякаго священства»). Но есть другое, болѣе раннее свидѣтельство, находящееся въ 7-мъ пр. Трулльскаго Собора 692 г.: «поелику мы увѣдали, — говорится здѣсь, — что въ нѣкоторыхъ церквахъ діаконы имѣютъ церковныя должности, и посему нѣкоторые изъ нихъ, попустивъ себѣ дерзость и своеволіе, предсѣдятъ пресвитерамъ, того ради опредѣляемъ: діакону, аще бы имѣлъ и достоинство, т. е. какую либо церковную должность, не занинати мѣсто выше пресвитеровъ, развѣ когда, представляя лицо своего патріарха, или митрополита, прибудетъ въ иной градъ для нѣкоего дѣла, ибо тогда, яко занимающій его мѣсто, будетъ почтенъ»... Это свидѣтельство весьма важно, такъ какъ принадлежитъ знаменитому Трулльскому Собору, о которомъ канонисты должны знать, что его правила выражаютъ каноническое самоопредѣленіе Вселенской Церкви, какъ оно было засвидѣтельствовано въ правилахъ предшествующихъ Соборовъ и унаслѣдовано Церковью отъ прежнихъ вѣковъ. Итакъ, Вселенская Церковь, выражая одну изъ нормъ каноническаго управленія, въ указанномъ правилѣ Трулльскаго Собора признаетъ патріаршество, какъ институтъ древній и вполнѣ установившійся. Что такъ именно надлежитъ оцѣнивать 7 пр. Трулльскаго Собора, на это есть авторитетное свидѣтельство въ Номоканонѣ патріарха Фотія. Въ 5-й главѣ 1-го титула Номоканона рѣчь идетъ «о патріархѣ и митрополитахъ и такъ называемыхъ примасахъ въ Африкѣ», при чемъ Фотій ссылается на рядъ церковныхъ правилъ, въ томъ числѣ 34 Апост., 6 перваго Всел. Соб., 3 второго Всел. Соб. и т. д. Если обратиться къ тексту этихъ правилъ, то въ нихъ не содержится буквальнаго упоминанія о патріархахъ; между тѣмъ знаменитый византійскій канонистъ въ своемъ Номоканонѣ, имѣющемъ значеніе памятника дѣйствующаго права во всей греко-восточной церкви, ссылается на правила, какъ основаніе для своей рѣчи о патріархахъ. Ясно, что здѣсь воспринята та подлинная древняя традиція о патріаршествѣ, которая засвидѣтельствована и въ 7-мъ пр. Трулльскаго Собора и которая соотвѣтствуетъ духу прежнихъ каноновъ. Да и другіе канонисты греко-восточной Церкви признаютъ патріаршество вполнѣ согласнымъ съ предписаніями церковныхъ правилъ. Такъ, Ѳеодоръ Вальсамонъ разъясняетъ, что 6 (и 7) пр. I Всел. Соб. говоритъ и даже «опредѣляетъ» (διορίζονται) именно патріарховъ, согласно древнимъ обычаямъ, а І. Зонара относитъ къ патріархамъ и 3 пр. II Всел. Соб. и т. д. Ясно, что церковное сознаніе относительно патріар/с. 385/шества восходитъ къ IV вѣку христіанства и опирается на каноны, которые не только знаютъ его, но и «опредѣляютъ» (διορίζονται). Это сознаніе проходитъ и черезъ все позднѣйшее (съ IX вѣка) законодательство, какъ церковное, такъ и гражданское (Номоканонъ Фотія, Синтагма Матѳея Властаря, Эпанагога, Василики, новеллы византійскихъ императоровъ, соборныя и сѵнодальныя постановленія). Патріаршество срослось со всѣмъ законодательствомъ греко-восточной Церкви, признано и гражданскимъ законодательствомъ, какъ институтъ законный и правомочный, — засвидѣтельствовано въ значеніи нормы церковнаго управленія всѣмъ правомъ православнаго Востока, перешло, наконецъ, въ правовое сознаніе всего тѣла Церкви и въ новѣйшій (послѣ паденія Византіи) періодъ ея исторіи. Тогда о какой же неканоничности патріаршества можетъ быть рѣчь? Нѣтъ, правовое самоопредѣленіе всей Православной греко-восточной Церкви свидѣтельствуетъ въ пользу патріаршества, какъ института каноническаго, законнаго, оправдываемаго преемственною традиціею законодательства. Обращаясь затѣмъ къ вопросу объ отношеніи патріаршества къ соборности, которая должна возглавлять и пронизывать все управленіе Русской Церкви, необходимо вновь констатировать, что эти два начала нимало не противорѣчатъ одно другому въ своемъ назначеніи и осуществленіи и вполнѣ примиримы. Принципіальное оправданіе этого заключается въ 34 Апост. пр., которое предписываетъ «епископамъ всякаго народа ничего превышающаго ихъ власть не творити безъ разсужденія перваго въ нихъ», а съ другой стороны повелѣваетъ, что «и первый ничего да не творитъ безъ разсужденія всѣхъ, ибо тако будетъ единомысліе».

Вотъ идеалъ, къ которому нужно стремиться въ области высшаго церковнаго управленія. Органическое сочетаніе началъ единоличнаго или патріаршаго и соборнаго, единодушіе и согласіе во всемъ, — вотъ основа всего церковнаго строя. Патріаршество есть цѣль соборности и въ то же время ея органъ, а соборность есть основа патріаршества. И такое органическое сочетаніе патріаршества и соборности дѣйствительно существовало въ греко-восточной Церкви. Тамъ патріаршество представляетъ многовѣковый историческій и правовой институтъ. Съ IV-V вѣка и донынѣ патріаршество возглавляетъ древнія восточныя Церкви Константинопольскую, Александрійскую, Антіохійскую и Іерусалимскую. Со времени своего образованія патріаршество тѣсно и неразрывно объединилось съ соборностью и составляетъ въ этомъ единствѣ одно цѣлое. Были въ греческихъ патріархатахъ періоды междупатріаршества, когда, по тѣмъ или инымъ обстоятельствамъ, патріаршія каѳедры оставались вакантными, въ теченіе нѣсколькихъ мѣсяцевъ, иногда даже лѣтъ, при чемъ въ эти періоды дѣйствовало патріаршее мѣстоблюстительство, но затѣмъ соборность и патріаршество вновь объединялись и совмѣстно и единодушно осуществляли свое назначеніе. Именно, съ IV вѣка при Константинопольскомъ патріархѣ непрерывно существуетъ Сѵнодъ, какъ Соборъ іерарховъ, дѣйствующій подъ предсѣдательствомъ патріарха. Константинопольскій Сѵнодъ и по составу своему выражалъ представительство всей Церкви, такъ /с. 386/ какъ былъ многочисленъ (до тридцати и болѣе іерарховъ) и выражалъ голосъ различныхъ областей Церкви. Патріархъ и Сѵнодъ совмѣстно и рѣшали всѣ текущія церковныя дѣла, причемъ патріархъ былъ предсѣдателемъ Сѵнода и его исполнительнымъ органомъ, а Сѵнодъ въ отсутствіе патріарха не могъ рѣшить ни одного важнаго дѣла. Сѵнодъ также представлялъ непрерывный историческій фактъ. Не было въ судьбѣ Константинопольской Церкви такого періода, когда Сѵнодъ прекратилъ бы свою дѣятельность, иначе сказать въ органическомъ сочетаніи началъ патріаршаго и соборнаго не было въ Византіи такого періода или даже момента, когда начало единоличное упразднило бы и подавило начало соборно-сѵнодальное. Напротивъ, въ этомъ отношеніи наблюдается большая согласованность и стройность, съ наклономъ въ пользу преимущественнаго значенія именно соборности. Вѣдь, кромѣ постояннаго Собора или Сѵнода, въ Константинопольской Церкви существовали и созывались Соборы то чрезвычайные — при участіи и другихъ восточныхъ Патріарховъ, то помѣстные — въ составѣ іерарховъ одной лишь Константинопольской Церкви. Цѣпь этихъ Соборовъ можно прослѣдить на протяженіи всей ея исторіи. Нѣтъ нужды исчислять ихъ, достаточно лишь отмѣтить, что въ IX вѣкѣ былъ рядъ Соборовъ по дѣлу патріарха Фотія, въ X — по поводу столкновенія между патріархомъ Николаемъ Мистикомъ и императоромъ Львомъ VI-мъ Мудрымъ, въ XI вѣкѣ Соборы созывались въ связи съ раздѣленіемъ церквей, въ XII вѣкѣ — въ связи съ внутренними богословскими движеніями въ Византіи, въ XIII вѣкѣ былъ рядъ Соборовъ уніатскаго характера, въ XIV вѣкѣ Соборы созывались вслѣдствіе столкновенія между паламитами и варлаамитами и т. д. Послѣ уже паденія Византіи и до конца XIX вѣка въ одномъ Константинополѣ было созвано болѣе 50 Соборовъ. Вообще соборное начало было на Востокѣ вполнѣ живымъ и дѣйственнымъ и органически и естественно объединялось патріаршею властью. При этомъ наблюдалось равновѣсіе между патріаршествомъ и соборностью, которая и процвѣтала при содѣйствіи патріарховъ.

Иногда заявляютъ, что Византійское патріаршество выродилось въ папство, а Константинопольскій патріархъ будто бы былъ «папою» для всего Востока. Иные ограничиваютъ восточный папизмъ добавленіемъ, что Вселенскій патріархъ былъ «почти папою». Характерно это «почти», свидѣтельствующее о шаткости и неопредѣленности всей аргументаціи сторонниковъ восточнаго папизма. Мы же утверждаемъ, что ни право, ни исторія православнаго Востока не даютъ никакого научнаго оправданія для гипотезы о восточномъ папизмѣ, которая въ цѣломъ является плодомъ недоразумѣнія и тенденціозности. Прежде всего, право Византіи проводитъ рѣзкій дуализмъ властей гражданской и церковной, принадлежащихъ царю и патріарху, устанавливая симфонію взаимныхъ между ними отношеній, такъ что о притязаніяхъ церковной власти на полномочія власти гражданской и рѣчи быть не могло. Съ другой стороны на ряду съ патріархами непрерывно дѣйствовалъ постоянный Сѵнодъ, и въ извѣстной исторической послѣдовательности созы/с. 387/вались чрезвычайные періодическіе Соборы іерарховъ, въ отношеніяхъ къ которымъ патріархъ дѣйствовалъ по началамъ любви и братства. Не было папистическихъ притязаній со стороны Константинопольскихъ патріарховъ и въ отношеніи къ прочимъ восточнымъ патріархамъ. Напротивъ, на основаніи тщательнаго изученія источниковъ этого вопроса необходимо заключить, что Константинопольскіе патріархи весьма энергично и послѣдовательно защищали автокефальное достоинство всѣхъ восточныхъ Церквей, охраняли автономію мѣстной церковной власти, оказывали патріархамъ всякую свою помощь и содѣйствіе и вообще поддерживали братскія, а не начальственныя къ нимъ отношенія, соблюдая ученіе о церковной пентархіи. Такъ было въ Византіи, такъ было на Востокѣ и до самаго послѣдняго времени. И вообще съ точки зрѣнія права какъ гражданскаго, такъ и церковнаго теорія такъ называемаго восточнаго папизма оказывается несостоятельною. Да и исторія не оправдываетъ взгляда, будто Константинопольскіе патріархи были и папами. Кто же изъ патріарховъ въ частности заявилъ себя папистическими притязаніями? Обыкновенно изъ всего сонма Константинопольскихъ патріарховъ (ихъ было свыше 250) наши ученые, вслѣдъ за западными, указываютъ на Фотія и Михаила Керулларія. Но пора уже намъ быть самостоятельными въ церковной византологіи и не слѣдовать тенденціознымъ западнымъ трудамъ (Гергенретера, Брейе и др.); теперь уже доказано въ одномъ русскомъ ученомъ изслѣдованіи, что патріаріъ Фогій въ своей дѣятельности вовсе не руководился папистическими стремленіями, совершенно отвергъ папистическій путь и стоялъ въ борьбѣ съ Римомъ на традиціонной для Востока почвѣ охраненія православія и защиты церковной пентархіи отъ властолюбивыхъ притязашй Рима. И о патріархѣ Михаилѣ Керулларіи теперь хорошо извѣстно, что въ отношеніи церковной власти онъ держался принципа симфоніи, при строго установленномъ правовомъ дуализмѣ власти въ единой политіи, а восточныхъ патріарховъ онъ приглашалъ къ совмѣстной борьбѣ съ властолюбіемъ римскихъ папъ и объединялъ ихъ въ автономной церковной коалиціи. Да и прочіе Константинопольскіе патріархи какъ до паденія, такъ и послѣ паденія Византіи совершенно были свободны отъ папистическихъ стремленій и домогательствъ, потому что папизмъ по самой своей природѣ чуждъ восточному православію и не совмѣстимъ съ господствующими на Востокѣ правовыми воззрѣніями и историческими задачами. И намъ при возстановленіи патріаршества нѣтъ никакого основанія опасаться папизма. Обращаясь къ моральному облику и личнымъ качествамъ Византійско-Константинопольскихъ патріарховъ необходимо опять сказать, что и въ этомъ отношеніи высказывается много одностороннихъ, тенденціозныхъ и ненаучныхъ сужденій, безъ анализа и критики историческихъ источниковъ, съ игнорированіемъ необходимыхъ научныхъ требованій и съ явной тенденціей умалить и даже обезславить восточное патріаршество. Въ такихъ сужденіяхъ много содержится неправды, сознательной или безсознательной. Между прочимъ, приводится и статистика недостойныхъ по своимъ нравственнымъ качествамъ /с. 388/ патріарховъ, составленная совершенно ненаучно и не оправдываемая историческими памятниками. Представимъ два-три примѣра, оставляя за собою неотложную задачу раскрыть въ печати неправду о Византійско-Константинопольскихъ патріархахъ, какъ она уже опредѣлилась въ нѣкоторыхъ русскихъ печатныхъ работахъ. Начнемъ со времени патріарха Фотія, такъ какъ эпоха IX-XV вѣковъ преимущественно и извращается нашими историками. Заслуи патріарха Фотія для Восточной Церкви колоссальны и разъяснять ихъ не приходится. Патріархъ Игнатій причисленъ Восточною Церковью къ лику святыхъ (23 октября), какъ прославляется святымъ въ Греческой Церкви и Фотій (6 февраля). Патріархъ Стефанъ († 893 г.) причисленъ Восточною Церковью къ лику святыхъ (18 мая). Его преемникъ Антоній II-й Килей (895), порицаемый однимъ русскимъ историкомъ за малообразованность, отличался высотою нравственной жизни и также принадлежитъ къ сонму святыхъ греческой Церкви (12 февраля). Николай I-й Мистикъ — крупная личность по дѣятельности, уму и нравственнымъ качествамъ и прославляется Церковью, какъ святой (16 мая). Его современникъ патріархъ Евѳимій также въ нѣкоторыхъ мѣсяцесловахъ указанъ въ сонмѣ святыхъ. Стефанъ II-й, преемникъ Николая Мистика, не заявилъ себя выдающейся дѣятельностью (былъ патріархомъ лишь 2½ года), но его преемникъ Трифонъ (931) прославляется Восточною Церковью, какъ святой (19 апрѣля). Ѳеофилактъ, дѣйствительно, былъ очень невысокъ въ нравственномъ отношеніи, но его дѣятельность еще не достаточно раскрыта по недостатку источниковъ. Его преемникъ Поліевктъ († 970) прославляется въ сонмѣ святыхъ (5 февраля), а Василій I-й Скамандринъ былъ выдающимся аскетомъ. Антоній III-й († 980) былъ подобенъ Поліевкту по праведной и святой жизни. Николай II и Сисиній II были извѣстны своимъ образованіемъ и высокою нравственностью и т. д. Въ XI вѣкѣ было нѣсколько образованныхъ и весьма авторитетныхъ патріарховъ, каковы: Алексій, Михаилъ Керулларій, Константинъ III Лихудъ и др. Невѣрно освѣщается въ русской литературѣ и дѣятельность патріарховъ XII вѣка Евстратія, Николая Грамматика и Іоанна Агапита, которые, какъ теперь установлено новыми историческими данными, принадлежали къ лучшимъ патріархамъ Византіи. Тенденціозныя и фальшивыя свѣдѣнія сообщаются у того же автора и о патріархахъ Исаіи, Нифонтѣ и особенно Исидорѣ (XIV вѣкъ). Напротивъ, Византійскіе патріархи, за весьма немногими исключеніями, стояли на высотѣ того идеала, который начертанъ въ правовыхъ памятникахъ, и отличались то святостью жизни (Церковью прославлены въ сонмѣ святыхъ и патріархи: Косьма I (2 января), Іоаннъ IX (1134 † 18 іюля), Іосифъ II (1283 † 30 октября), Аѳанасій I (1311 † 28 октября), Каллистъ I (20 іюня), Филоѳей, Каллистъ II (1397 г. 28 ноября) и др.), то образованіемъ, то выдающейся архипастырской дѣятельностью. Заслуги патріарховъ для Церкви весьма велики. Исторію ея надлежитъ писать именно по патріархамъ, а не по императорамъ, какъ это у насъ дѣлается по подражанію западнымъ образцамъ.

/с. 389/ Обращаясь къ исторіи Константинопольской Церкви, надлежитъ сказать, что патріархи были главными дѣятелями и совмѣстно съ духовенствомъ и народомъ спасли и Церковь и православную вѣру. Въ турецкую эпоху Константинопольская патріархія была центромъ церковно-народной жизни христіанъ. Здѣсь пребывалъ предстоятель Церкви и представитель народа, главный и отвѣтственный руководитель въ области религіовно-нравственныхъ отношеній. Патріархія составляла великую духовную силу, объединяющую всѣхъ союзомъ вѣры, моральнаго единства, братства и солидарности въ осуществленіи церковныхъ задачъ. Въ патріархіи укрѣплялась свобода Церкви, совершалась защита ея самостоятельности, охранялись ея права и прономіи. Всѣ несли сюда свои нужды, желанія и стремленія, отсюда народъ ожидалъ правды и милости, авторитетнаго руководительства, покровительства и защиты. Взоры всего народа были обращены къ патріарху, какъ первоіерарху, духовному отцу, носителю и выразителю народныхъ идеаловъ, передовому дѣятелю церковной жизни. Дѣятельность патріарховъ была изумительна. Это были лучшіе люди отъ народа, просвѣщенные, морально-авторитетные, самоотверженные, понимавшіе задачи и потребности времени и энергично направлявшіе всѣхъ къ опредѣленной цѣли. Точное соблюденіе догматовъ вѣры и церковныхъ правилъ, охраненіе православія отъ замысловъ католичества и протестантства, защита свободы Церкви, утвержденіе народа въ правилахъ нравственности, попеченіе о просвѣщеніи клира и народа, благоустройство приходовъ и монастырей и пр.: все это составляло постоянный предметъ заботъ и попеченій патріарховъ. Патріархамъ греки преимущественно обязаны сохраненіемъ чистоты вѣры и независимости церковной. Служеніе патріарховъ было непрерывнымъ подвигомъ борьбы и непрестаннымъ страданіемъ за вѣру и Церковь, а по временамъ ихъ исторія представляетъ сплошной мартирологъ. Многіе изъ нихъ скончались мученически, принеся и жизнь свою на благо Церкви и народа (патріархи Кириллъ Лукарисъ, Парѳеній, Григорій V, Кириллъ VI). Конечно, не всѣ патріархи стояли на высотѣ назначенія, но необходимо при оцѣнкѣ ихъ дѣятельности принять во вниманіе историческія условія, при которыхъ протекало ихъ патріаршее служеніе. Но въ большинствѣ своемъ патріархи оказали великія услуги Православной Церкви. Укажемъ примѣры изъ одного лишь XIX вѣка. Вотъ подлинно вселенскій патріархъ Іоакимъ III, энергичный защитникъ свободы Церкви, ревнитель вселенской правды, стремившійся объединить всѣ помѣстныя Церкви Востока общими задачами дѣятельности. Вотъ Германъ V, современный Константинопольскій патріархъ, не убоявшійся и кроваваго султана Абдула-Гамида, которому онъ смѣло заявилъ, что готовъ подвергнуться участи повѣшеннаго патріарха Григорія V, лишь бы спасти свободу Церкви. Вотъ великій свѣтильникъ церкви Григорій VI, пользовавшійся громаднымъ авторитетомъ во всемъ православномъ мірѣ за свои моральныя доблести. Вотъ ученый, мудрый патріархъ Констанцій I, любвеобильный Софроній III, потомъ патріархъ Александрійскій, обаяніе личности котораго было громадно, патріархъ мученикъ Григорій V и т. д. Вообще, /с. 390/ патріаршество оправдало свое назначеніе и при тяжелыхъ условіяхъ мусульманскаго ига въ положеніи Православной Церкви. По сознанію грековъ, оно безусловно необходимо и спасительно для Церкви и народа.

Не буду говорить о прежнемъ русскомъ патріаршествѣ и о цѣлесообразности его возстановленія въ настоящее время, — объ этомъ уже достаточно сказано другими ораторами. Въ послѣднемъ вопросѣ — о цѣлесообразности — мнѣ хотѣлось бы указать на то, что другими не отмѣчено. Изслѣдуя общую судьбу Православной Церкви, нельзя не замѣтить одного весьма тревожнаго признака въ положеніи всего восточнаго православія. Еще въ VII вѣкѣ православныя церкви Антіохійская, Іерусалимская и Александрійская подпали мусульманскому игу, подъ которымъ изнемогаютъ и въ настоящее время. Въ половинѣ XV вѣка та же судьба постигла первенствующую по чести Константинопольскую Церковь. Въ серединѣ XIX вѣка наступило улучшеніе въ судьбѣ нѣкоторыхъ автокефальныхъ Церквей, восточно-элладской, сербской, румынской, кипрской, черногорской. Но XX вѣкъ вновь принесъ православному Востоку тяжкія испытанія. Гдѣ теперь церкви сербская и черногорская? Какова будетъ судьба румынской церкви и православной зарубежныхъ славянъ? Избавится ли Константинопольскій и прочіе патріархаты отъ невыносимаго турецкаго ига, составляющаго позорнѣйшій фактъ въ исторіи всего христіанства? Вотъ вопросъ, разрѣшеніе котораго волнуетъ и мучитъ... Наконецъ, великая Русская Церковь стоитъ сейчасъ на распутіи предъ мучительнымъ, жгучимъ вопросомъ о своей будущей судьбѣ. Назрѣваетъ отдѣленіе церкви отъ государства. Значитъ, положеніе Русской Церкви будетъ приблизительно таково, въ какомъ находится, напримѣръ, Константинопольская церковь. Правда, тамъ — иновѣрное правительство, но вѣдь хорошо уже извѣстно, что намъ ждать особыхъ милостей отъ нашего правительства не приходится. Между тѣмъ всему восточному православію предстоятъ общія задачи предъ лицомъ всего инославнаго міра, особенно латинскаго. Вѣдь, католичество едва ли не гигантскими шагами движется впередъ и развивается на счетъ и въ ущербъ Православной Церкви. Абсолютно необходима всеобщая коалиція Православныхъ Церквей, необходимо мобилизовать всѣ силы для противодѣйствія завоевательному замыслу инославія, чтобы выяснить и установить наше отношеніе къ католичеству, протестантству, англиканству, старокатоличеству. До послѣдняго времени мы стояли какъ-то изолированно въ отношеніи къ прочимъ автокефальнымъ Церквамъ, съ которыми Святѣйшій Сѵнодъ имѣлъ лишь случайныя и непостоянныя сношенія. Новое положеніе Русской Церкви въ государствѣ и общая судьба православія повелительно требуютъ, чтобы у насъ былъ свой духовный началовождь — патріархъ, который долженъ объединять все церковное наше общество, защищать независимость Церкви, достойно представительствовать отъ ея имени предъ прочими автокефальными Церквами, руководить церковнымъ управленіемъ и совмѣстно съ Соборомъ выполнять многосложное свое назначеніе. Итакъ, патріаршество согласно съ канонами вполнѣ примиряется съ соборностью, чуждо папизма по самой своей природѣ, исторически /с. 391/ оправдало свое назначеніе съ полнымъ успѣхомъ и требуется въ нашей Церкви по мотивамъ современной цѣлесообразности.

XXXIX. Предсѣдательствующій. Кн. Г. Н. Трубецкой, въ виду своего предположеннаго отъѣзда за границу, проситъ слова ранѣе срока, указываемаго порядкомъ записи ораторовъ.

XL. Князь Г. П. Трубецкой. Сегодня исполнилась годовщина кончины человѣка, который былъ ревностнымъ членомъ св. Православной Церкви, — Ѳеодора Димитріевича Самарина. Памятуя, что Церковь есть живой единый союзъ христіанъ, принадлежащихъ къ Церкви земной, и тѣхъ, которые перешли въ вѣчность, прошу разрѣшенія сказать объ этомъ человѣкѣ нѣсколько словъ прежде, нежели приступлю къ нашему главному вопросу, и въ связи съ нашимъ большимъ соборнымъ дѣломъ. Самаринъ былъ цѣльной христіанской личностью. О немъ съ полной справедливостью можно повторить то, что сказалъ дядя его Юрій Ѳеодоровичъ о Хомяковѣ, именно: Ѳеодоръ Димитріевичъ весь жилъ Церковью: онъ радовался ея радостями, онъ скорбѣлъ ея печалями. Онъ глубоко чувствовалъ недостатки церковнаго строя какъ низшаго, такъ и высшаго. Онъ поэтому вполнѣ сознавалъ необходимость церковныхъ преобразованій, властнаго Соборнаго слова о тѣхъ путяхъ, по которымъ должна пойти обновленная церковная жизнь. Но вмѣстѣ съ тѣмъ онъ ставилъ эти преобразованія на ихъ надлежащее мѣсто и предостерегалъ отъ излишняго увлеченія тѣми или иными формами церковной организаціи. Онъ возражалъ тѣмъ мыслителямъ, которые придавали этимъ формамъ преувеличенное значеніе, и указывалъ на необходимость развитія и укрѣпленія въ Церкви внутренне-организаціоннаго дѣла. Дѣло Собора ему предносилось во всей его самобытности. Онъ былъ однимъ изъ основателей Братства святителей московскихъ Петра, Алексія, Іоны и Филиппа. Краеугольной задачей этого братства, какъ и преобразованій въ Церкви, онъ ставилъ единеніе, живое общеніе епископовъ, клириковъ и мірянъ, т. е. то, чему свидѣтелями являемся мы здѣсь, на Соборѣ. Онъ всѣмъ сердцемъ привѣтствовалъ бы это общеніе, если бы дожилъ до нашихъ дней. Для установленія живого общенія между церковными людьми ему представлялось, между прочимъ, необходимымъ привлекать мірянъ къ чтенію и пѣнію за богослуженіемъ. Онъ считалъ это участіе мірянъ въ богослуженіи однимъ изъ основныхъ моментовъ соборнаго начала. Вѣдь, за богослуженіемъ мы едиными усты и единымъ сердцемъ славимъ и воспѣваемъ пречестное и великолѣпое имя Божіе. Но мы за службой исповѣдуемъ и другую мысль: возлюбимъ другъ друга, да единомысліемъ исповѣмы. Это — мысль, въ которой выражается вся сущность соборнаго начала. Необходимо, говорилъ Ѳеодоръ Димитріевичъ, проникнуться духомъ соборности, мыслью о Соборѣ, заботой, направленной къ созыву Собора. Я просилъ бы разрѣшенія и хотѣлъ бы прочитать одну страничку изъ его рѣчи при открытіи упомянутаго Братства, въ общемъ собраніи послѣдняго 27 декабря 1909 г., чтобы выслушать его мысль о соборности. Вотъ что онъ здѣсь говоритъ: «Духъ соборности вовсе не требуетъ, конечно, /с. 392/ чтобы всѣ вѣрующіе занимали въ Церкви совершенно равное положеніе, и чтобы ни на комъ изъ нихъ не лежали какія-либо особыя обязанности, соединенныя съ нѣкоторыми исключительными полномочіями. Но, провозглашая и стараясь провести въ жизнь принципъ соборности, мы должны помнить, что въ силу этого принципа никто изъ членовъ Церкви не имѣетъ права относиться къ церковному дѣлу безучастно, полагаясь на то, что тѣ, кому это дѣло вѣдать надлежитъ, сами знаютъ, какъ распорядиться, и ни въ чьемъ содѣйствіи или совѣтѣ не нуждаются. Поэтому мы, міряне, должны придти къ сознанію, что и мы несемъ свою долю отвѣтственности за тѣ непорядки и нестроенія въ церковной жизни, которые мы такъ охотно обличаемъ. Но да позволено будетъ мнѣ сказать, что и церковная власть, съ своей стороны, проникшись духомъ соборности, не должна бы полагаться исключительно на себя и относиться равнодушно къ мнѣнію прочихъ вѣрующихъ, помня, что и они не лишены благодати Духа Святаго. Всѣ, кто стоить за соборность, должны бы убѣдиться, что слышать свободный голосъ всѣхъ членовъ Церкви необходимо для самой церковной іерархіи, ибо ея дѣятельность будетъ успѣшна только при сознательномъ участіи всего народа церковнаго.

При такомъ пониманіи соборности, очевидно не можетъ быть рѣчи о томъ, чтобы провести этотъ принципъ въ жизнь одними дѣйствіями церковной власти. Требуется нѣкоторая внутренняя перемѣна во взаимныхъ отношеніяхъ между пастырями и пасомыми и во взглядѣ тѣхъ и другихъ на церковное дѣло. Безъ этого всѣ самыя необходимыя и цѣлесообразныя преобразованія церковнаго строя останутся безплодными; безъ этого самый Соборъ легко можетъ обратиться въ чисто внѣшнее учрежденіе и его созывъ пройдетъ безслѣдно для нашей церковной жизни. Поэтому всѣ, кто дѣйствительно желаетъ, чтобы возможно скорѣе исчезли всѣ препятствія къ совыву Собора и къ его плодотворному дѣйствію, всѣ, кто ждетъ отъ церковной іерархіи властнаго слова и рѣшительнаго дѣла для борьбы съ прискорбными явленіями современной нашей дѣйствительности, — словомъ, всѣ, кто молится вмѣстѣ съ Церковью: «да утолятся церковные соблазны», всѣ — міряне и духовные безразлично, — должны дружно приняться за работу, чтобы подготовлять постепенно ту внутреннюю перемѣну, о которой сейчасъ была рѣчь. Можно съ увѣренностью сказать, что въ этомъ святомъ дѣлѣ не встрѣтится со стороны церковной власти никакихъ препятствій, и что существующія церковныя учрежденія не послужатъ въ этомъ случаѣ помѣхою, лишь бы только мы всѣ — и міряне и духовные — дѣйствовали въ духѣ любви, той любви, которая, по слову Апостола, «не превозносится, не гордится, не безчинствуетъ, не ищетъ своего, не раздражается, не мыслитъ зла, не радуется неправдѣ, а сорадуется истинѣ, все покрываетъ, всему вѣритъ, всего надѣется, все переноситъ». На этихъ словахъ я оканчиваю характеристику Ѳ. Д. Самарина, какъ церковнаго человѣка, и приглашаю васъ въ настоящій день годовщины смерти его къ церковно-молитвенному воспоминанію о немъ.

XLI. Всѣ Члены Собора встаютъ и поютъ: Со святыми упокой.

/с. 393/

XLII. Кн. Гр. Н. Трубецкой. Теперь перехожу къ предмету нашихъ соборныхъ сужденій. Въ прошломъ засѣданіи я выслушалъ съ глубокимъ уваженіемъ и вниманіемъ рѣчи противниковъ учрежденія у насъ патріаршества: протоіерея Добронравова и проф. Титлинова. Выслушавъ ихъ, я подучилъ впечатлѣніе весьма отрадное: споръ о патріаршествѣ между его защитниками и противниками ведется настолько добросовѣстно, что намъ нечего бояться разногласій, бояться того, чтобы послѣднія тяжело повліяли на самый ходъ вашего дѣла. Въ этомъ голосѣ противниковъ патріаршества слышалось указаніе на относительность формъ церковной организаціи, какое бы значеніе имъ ни придавали. Съ этой точки зрѣнія и должно разсуждать по нашему вопросу и можно, не порывая въ то же время общенія. Въ своей длинной рѣчи о. Добронравовъ разсматривалъ вопросъ о патріаршествѣ съ канонической и исторической точекъ зрѣній. Онъ пытался установить, что каноны не говорятъ ни за ни противъ патріаршества, и что сѵнодальную форму церковнаго управленія нужно считать исключительно правильной. Я не послѣдую за нимъ въ эту область: болѣе меня свѣдущіе канонисты будутъ приводить да и сегодня уже приводили именно каноническія основанія въ пользу патріаршества. Но я не могу вполнѣ согласиться и съ тѣми, которые говорятъ, что наше сѵнодальное управленіе неканонично. Это положеніе я принимаю съ оговоркой. Въ числѣ аргументовъ о. Добронравова, направленныхъ противъ утвержденія, что нашъ Св. Сѵнодъ неканониченъ, стоитъ то справедливое указаніе, что и въ періодъ сѵнодальнаго у насъ управленія въ нашей Церкви было много святыхъ, прославленныхъ самой Церковью, которая, значитъ, не была лишена своей благодатной силы. Съ этимъ нельзя не согласиться. Но что же о. Добронравовъ можетъ этимъ доказать? Можно ли сказать, что приведенный имъ фактъ говоритъ противъ патріаршества и въ пользу сѵнодальнаго устройства? Вѣдь, и въ Римско-католической Церкви не все отрѣшено отъ благодати, вѣдь, и въ ней нѣкоторыя таинства мы признаемъ благодатными. Но мы въ то же время говоримъ, что ея строй чуждъ Православію, онъ не тотъ, какой намъ нуженъ и который мы приняли бы. Что же далѣе, касается епископскихъ клятвъ, которыя архіерей, по о. Добронравову, не долженъ былъ бы произносить, при рукоположеніи, какъ несогласныя съ достоинствомъ неканоничнаго, по взгляду нѣкоторыхъ, Св. Сѵнода, то Преосвященный докладчикъ сдѣлалъ справедливое возраженіе на это, что епископъ повинуется Сѵноду дотолѣ, пока онъ является высшимъ органомъ церковнаго управленія, что, однако, не мѣшаетъ реорганизаціи этого управленія, ибо въ послѣднемъ надо рѣзко отличать существо его отъ формы, которая можетъ оказаться и неправильной. Прот. Добронравовъ предостерегалъ затѣмъ отъ чрезмѣрнаго увлеченія патріаршествомъ, какъ своего рода, по мнѣнію его защитниковъ, панацеей отъ всѣхъ золъ, которыя проявляются въ жизни Церкви и народа. Да, если бы на постъ патріарха мы избрали молитвенника, вождя, подобающаго и нужнаго намъ предстоятеля, а сами бы отошли въ сторону, тогда мы поступили бы неправильно: мы тѣмъ самымъ высказали бы невѣрную мысль, что патріархъ /с. 394/ въ нашемъ управленіи все и всѣхъ замѣнитъ. Но едва-ли среди насъ есть много сторонниковъ такого управленія Церковью и такого упрощеннаго пониманія дѣла. Переходя къ историческимъ аргументамъ о. Добронравова, я долженъ сказать, что въ нихъ есть такіе, которые подлежать отводу, ибо о. Добронравовъ касается такого времени, когда не было патріарха, а былъ митрополитъ. Но стоитъ ли во главѣ церковнаго управленія патріархъ или митрополитъ, — это не одно и то же. Нельзя сказать, чтобы тѣ или иныя организаціи церковныхъ управленій были совершенны. Онѣ имѣютъ недостатки. Но нельзя эти недочеты пріурочивать къ патріарху. Были у о. Добронравова и другія историческія доказательства. Я обращу вниманіе на одно, мнѣ близко знакомое, это то, которое приводится относительно Грузинской Церкви. Говоря о ней, о. Добронравовъ сказалъ, что едва-ли не было бы Грузинской смуты, если бы былъ патріархъ, какъ и Констатинопольскій патріархъ не могъ оградить Церковь отъ болгарской схизмы. Это создаетъ впечатлѣніе, что болгарская схизма создалась несмотря на то, что было патріаршество. Патріархъ Григорій былъ самымъ достойнымъ патріархомъ и сдѣлалъ все возможное для примиренія болгаръ и грековъ. На это я отвѣчу, что я изучилъ этотъ вопросъ и убѣдился, что схизма создалась потому, что въ исторіи отдѣленія Болгарской церкви отъ Греческой возобладалъ принципъ филетизма, чрезмѣрная любовь къ національному началу. Я не знаю, какъ было бы съ грузинскимъ вопросомъ при русскомъ патріархѣ, но я знаю, что вмѣсто патріарха у насъ тогда былъ неудачный Оберъ-Прокуроръ, съ которымъ я лично велъ бесѣду по этому поводу. Онъ плохо разбирался въ этомъ дѣлѣ, обнаружилъ незнаніе каноновъ и исторіи болгарской схизмы. Касаясь далѣе вопроса о цѣлесообразности учрежденія патріаршества, о. Добронравовъ проситъ указать человѣка, на котораго можно было возложить бремя патріаршества. Но можно ли ставить этотъ вопросъ? Можно ли создавать учрежденіе для лица? Учрежденія долговѣчнѣе лицъ: учрежденія остаются, а лица проходятъ. Да кромѣ того, патріарха мы можемъ избрать и изъ лицъ епископскаго сана, и изъ церковнаго клира, и изъ мірянъ. Въ исторіи дано не мало примѣровъ, когда изъ этихъ трехъ стихій Церкви выходили очень хорошіе патріархи.

Перейдемъ къ возраженіямъ профессора Б. В. Титлинова по тому же вопросу. Онъ находитъ формулу, представленную Отдѣломъ, недостаточно выясняющею вопросъ. Я авторъ этой формулы и первый признаю ее недостаточною; я думаю, что задача Отдѣла и Собора не въ томъ, чтобы Отдѣлъ разрѣшилъ всѣ вопросы, соприкасающіеся съ вопросомъ о патріаршествѣ. Конечно, нужно говорить и о Соборѣ и о составѣ его, о Соборѣ, который является органомъ высшей церковной власти. Является вопросъ и о томъ, какъ опредѣлить отношенія патріарха къ другимъ органамъ высшаго церковнаго управленія, въ какомъ составѣ кромѣ Сѵнода нужно намѣтить будущій Смѣшанный Совѣтъ.

В. В. Радзимовскій представилъ намъ другую формулу для разсмотрѣнія на Соборѣ. Онъ желалъ бы ближе опредѣлить эти отношенія Патріарха къ /с. 395/ Собору и другимъ учрежденіямъ. Но всякая попытка составить такую формулу, когда еще не обсужденъ вопросъ и пренія продолжатся, представляется нежелательной. Въ одной части своей формулы Радзимовскій говоритъ, что Церковный Соборъ осуществляетъ свои права чрезъ Сѵнодъ, возглавляемый патріархомъ, а въ концѣ говоритъ, что патріархъ является блюстителемъ соборныхъ постановленій. Значитъ, патріархъ остается въ дѣйствительности подотчетнымъ Собору, какъ хранитель силы соборныхъ постановленій. Здѣсь мы встрѣчаемся съ несоотвѣтствіемъ двухъ положеній: а) вся власть принадлежитъ Сѵноду, возглавляемому патріархомъ, б) патріархъ является блюстителемъ соборныхъ постановленій. Въ послѣднемъ случаѣ патріарху предоставляется нѣчто большее, чѣмъ только предсѣдательство въ Сѵнодѣ. Эти вопросы подлежатъ еще рѣшенію. Нужно опредѣлить послѣ тщательной работы компетентность каждаго изъ высшихъ церковныхъ учрежденій — Сѵнода и Смѣшаннаго Совѣта.

Но вотъ вопросъ переходитъ на почву цѣлесообразности: насколько сейчасъ цѣлесообразно возстановленіе патріаршества? Съ этой точки зрѣнія и происходятъ возраженія противъ патріаршества. Проф. Титливовъ указываетъ на то, съ какой страстностью Члены Собора относятся къ разрѣшенію вопроса о патріаршествѣ, и это, по его мнѣнію, должно послужить отводомъ къ обсужденію вопроса на общемъ собраніи Собора. Но я думаю, что это неравнодушіе къ вопросу и страстность служатъ побужденіемъ къ тому, чтобы этотъ вопросъ поставить на Соборѣ и разрѣшить его. Бояться разъединенія по этому вопросу не приходится, если мы согласимся на глубокое обсужденіе этого дѣла по существу. Сторонники патріаршества, къ числу коихъ принадлежу и я, не желаютъ, чтобы Церковь возглавлялась самодержавнымъ и самовластнымъ первоіерархомъ, а высшая церковная власть должна быть предоставлена Собору, которому патріархъ является подотчетнымъ. И въ Отдѣлѣ были сужденія о томъ, чтобы Соборы собирались какъ можно чаще — чрезъ 3 года, чрезъ 5 лѣтъ. Разумѣется это дѣло техники — 3 или 5 лѣтъ, — но общее желаніе — частый созывъ Соборовъ.

Проф. Титлиновъ возразилъ противъ положенія формулы, что патріархъ является первымъ между равными ему епископами. Но это положеніе формулы ограждаетъ насъ отъ подозрѣнія въ папизмѣ. Въ области благодатной патріархъ является такимъ же епископомъ, какъ и другіе епископы, но въ управленіи ему предоставляются извѣстныя прерогативы, которыя не ограничиваются однимъ только предсѣдательствованіемъ на Соборѣ и въ Сѵнодѣ. При сужденіяхъ необходимо принять во вниманіе и практику восточныхъ Церквей, чтобы избѣжать недостатковъ въ управленіи этихъ Церквей. Для меня цѣлесообразность возстановленія патріаршества опредѣляется живымъ, охватывающимъ значительную часть Членовъ Собора сознаніемъ того, что патріархъ нуженъ. Это одинъ изъ результатовъ нашихъ Соборныхъ работъ. Сначала это было неяснымъ, затѣмъ, по мѣрѣ хода работъ, все болѣе и болѣе выяснялась необходимость возстановленія патріаршества. Чтобы подойти ближе другъ къ другу /с. 396/ сторонникамъ патріаршества, надо было узнать, что для каждаго дороже всего и отнестись къ этому съ надлежащимъ вниманіемъ. Противникамъ патріаршества я отвѣчу словами 8 правила III Вселенскаго Собора: «да не вкрадывается, подъ видомъ священнодѣйствія, надменность власти мірскія и да не утратимъ помалу, непримѣтно, тоя свободы, которую даровалъ намъ Кровію Своею, Господь нашъ Іисусъ Христосъ, освободитель всѣхъ человѣкъ». Противники патріаршества боятся надменности власти мірскія. Я хочу, чтобы они поняли, что дорого для сторонниковъ патріаршества. Я сошлюсь на часто приводимое здѣсь 34 Апостольское правило: «Епископамъ всякаго народа подобаетъ знати перваго изъ нихъ и признавати его, яко главу... Но первый ничего не творитъ безъ разсужденія всѣхъ, о тако будетъ единомысліе...» Такимъ образомъ, если будутъ установлены эти два положенія: возглавленіе и братское единеніе, тогда намъ нечего бояться патріарха. Бояться нужно того, что окружаетъ насъ. Положеніе Церкви по отношенію къ государству теперь измѣнилось. Церкви необходимо вступить на борьбу за охрану своихъ правъ, а для этого намъ нуженъ живой представитель. Здѣсь уже говорили, что любить коллегію нельзя, любить можно только живое лицо, намъ нужно средоточіе, намъ нуженъ отецъ, — какъ сказалъ здѣсь крестьянинъ, — отвѣтственный стражъ и охранитель церкви и православія. Кромѣ того, здѣсь въ Отдѣлѣ профессоръ И. И. Соколовъ указалъ намъ на отношеніе православія къ автокефаліи Грузинской церкви. Мнѣ также пришлось коснуться этого вопроса въ Отдѣлѣ. Я указывалъ тамъ, что съ паденіемъ императорской власти происходитъ измѣненіе идеологіи. Императоръ являлся защитникомъ Церкви. Цѣлыхъ двѣсти лѣтъ продолжалось это. 200 лѣтъ мы вели борьбу за православіе на Востокѣ. Кто же будетъ хранителемъ этого вѣкового наслѣдія въ Русской Церкви послѣ паденія царской власти? Такимъ хранителемъ можетъ быть только патріархъ. Тогда наша Церковь будетъ равночестною другимъ Церквамъ.

Мнѣ скоро придется покинуть васъ, я буду причастенъ къ дѣлу, гдѣ будутъ защищаться интересы Россіи. И я хотѣлъ бы имѣть увѣренность, что то, что намъ дорого, не будетъ расточено, что будетъ достойный наслѣдникъ великаго прошлаго Русской Церкви, что не порвется прежняя связь между тѣмъ, за что мы боролись въ старину, и тѣмъ, за что мы должны будемъ бороться въ будущемъ. За что же мы боролись? Нельзя бороться за отрицательныя величины. Я хотѣлъ бы уйти съ этой каѳедры съ надеждою, что мы переживемъ это время распада, что можно еще бороться за то, что еще воскреснетъ. Наступитъ время, когда тѣ задачи, за которыя мы боремся, станутъ стимуломъ лучшаго будущаго. Намъ нужно не внѣшнее только возрожденіе, а внутреннее возрожденіе, къ которому призывалъ почившій Ѳ. Д. Самаринъ. Не желаемъ мы быть идолопоклонниками предъ формами, но я придаю серьезное значеніе и формѣ, потому что она представляется существенною для того, что бы чрезъ нее выразились религіозныя желанія 115-милліоннаго православнаго русскаго народа. Это такъ или иначе можетъ отразиться и на нашихъ государственныхъ дѣлахъ. Прошу помнить, что мы будемъ отвѣчать /с. 397/ предъ исторіей за то или иное рѣшеніе поставленнаго вопроса. Я думаю, что положеніе о патріархѣ будетъ принято большинствомъ (но я желалъ бы, чтобы къ этому присоединились всѣ), что у насъ будетъ и первоіерархъ, и что соборныя начала не потерпятъ ущерба, такъ какъ патріархъ будетъ оберегать эти начала.

XLIII. Графъ П. Н. Апраксинъ. Здѣсь въ блестящей рѣчи П. И. Астрова и въ словахъ кн. Г. Н. Трубецкого былъ уже данъ анализъ той формулы, которая представлена, какъ замѣна формулы Отдѣла. Я не буду повторять доказательствъ несоотвѣтствія ея своей цѣли и туманности ея значенія. Я укажу лишь, что формула В. В. Радзимовскаго явилась результатомъ желанія единолично улучшить то дѣло, которое произведено Членами Собора въ количествѣ до 100 человѣкъ. И какъ бы напряженно ни работала единоличная мысль, это рѣдко удается. Въ ней — этой формулѣ — замѣчается органическій недостатокъ, который можетъ повториться: это — желаніе обставить формулу о возстановленіи патріаршества подробностями въ обозначеніи его правъ и обязанностей. Сторонниковъ патріаршества, — и я принадлежу къ числу ихъ недавно, — упрекали въ томъ, что мы недостаточно поработали надъ вопросомъ. Но я напомню вамъ, чѣмъ недавно оговорился одинъ изъ противниковъ патріаршества: «прошу выслушать меня, сказалъ онъ, — я васъ два мѣсяца слушалъ». Дѣйствительно, о патріаршествѣ на Соборѣ говорятъ давно. Желаніе обставить вопросъ о патріаршествѣ подробностями чревато опасностями. Настоящій Соборъ не создастъ такого патріарха, который осуществлялъ бы всѣ стороны нашего идеала. Припомнимъ, что и на Востокѣ институтъ патріаршества сложился не сразу. Напр., еще на IV Вселенскомъ Соборѣ возникъ вопросъ о необходимости для управленія имуществомъ епископа имѣть особаго эконома изъ клира епископіи, который бы завѣдывалъ церковнымъ имуществомъ съ соизволенія епископа (прав. 26), но вопросъ этотъ получилъ разрѣшеніе только на VII Вселенскомъ Соборѣ, который 2 правиломъ опредѣлилъ, чтобы въ случаѣ, если архіереи не имѣютъ въ своихъ епархіяхъ экономовъ, въ епископіяхъ назначали ихъ митрополиты, которымъ онѣ подчинены, а въ митрополіяхъ патріархъ. И вотъ въ такой менѣе существенной области опредѣленное правило выработано лишь черезъ два съ половиною вѣка. Мы же въ настоящее время только закладываемъ краеугольный камень зданія патріаршества, и было бы неразумною гордостію думать, что мы сразу можемъ исправить то, что вѣками портилось и искажалось. Мы полагаемъ только начало дѣлу, но безъ начала нѣтъ и не можетъ быть и продолженія.

Говорятъ, что патріаршество приносило не всегда Церкви пользу, но и вредъ. Конечно, историческихъ фактовъ такого рода можно привести много. Но нужно разсматривать эти факты въ связи съ историческимъ ходомъ событій. Всего больше такихъ фактовъ приведено въ рѣчи прот. Добронравова. Но онъ приводилъ эти факты по своему, не освѣщая событій, не дѣлая вывода, съ оговоркой: «Я не говорю, чтобы приводимый фактъ непремѣнно повліялъ на событіе». Думаю, что такой пріемъ не вполнѣ умѣстенъ. Напримѣръ, о. Добро/с. 398/нравовъ указалъ, что при митрополитѣ Іонѣ юго-западная Церковь отдѣлилась отъ единства съ Русской Церковью, и прибавилъ: «я не говорю, что отдѣлилась вслѣдствіе того, что Русская Церковь стала самостоятельною»... А я, съ своей стороны, скажу, что отдѣлилась по причинамъ политическимъ. Въ исторіи это выяснено съ несомнѣнностью. Достаточно прочесть Соловьева, чтобы убѣдиться въ этомъ. Польскій король Казиміръ, желая заключить союзъ съ Москвою, призналъ Іону митрополитомъ и надъ юго-западной Русью. Но скоро сказались послѣдствія Флорентійской уніи. Не могли же одинаково отнестись къ этому событію и католикъ-король польскій Казиміръ и Московскій князь Василій Іоавновичъ. Соловьевъ пишетъ: папа не любилъ выпускать изъ своить рукъ то, что успѣлъ захватить. И въ 1458 г., по его настоянію, Константинопольскій патріархъ Григорій Майма поставилъ юго-западнымъ русскимъ митрополитомъ ученика Исидорова — Григорія. И о. прот. Добронравову не было надобности занимать этимъ фактомъ вниманіе Собора.

Но прот. Добронравовымъ было сказано страшное слово — цезарепапизмъ. Изъ исторіи можно было привести въ доказательство этого болѣе крупные факты, чѣмъ насиліе князей и царей русскихъ надъ митрополитами. Но какъ назвать недавніе факты насилія оберъ-прокурора Львова надъ Св. Сѵнодомъ — львопапизмъ? Или запрещеніе крестныхъ ходовъ Временнымъ Правительствомъ — можетъ быть: «республико-папизмъ»? И самъ прот. Добронравовъ, поставивъ вопросъ: «что же это, не цезарепапизмъ?», далъ на этотъ вопросъ отвѣтъ: «нѣтъ, это — стремленіе мести полъ бородами».

Я не буду говорить о грузинской автокефаліи и не скажу, что она можетъ быть поставлена въ плюсъ патріаршества и въ минусъ Св. Сѵноду. На это достаточно полно отвѣтилъ князь Г. Н. Трубецкой.

Но есть въ вопросѣ о возстановленіи патріаршества сторона, которую нельзя обойти молчаніемъ. Противники патріаршества заявляютъ, будто бы сторонники его говорятъ: «если будетъ возстановлено патріаршество, все будетъ спасено». Но я не слыхалъ слова «все». Никто не говорилъ этого. И еще говорятъ: «намъ нуженъ патріархъ, намъ нуженъ богатырь». Конечно, богатыри нужны всюду, но чтобы кто-нибудь изъ сторонниковъ патріаршества сказалъ, что тотъ, кого мы выберемъ въ патріархи, — богатырь, этого никто не говорилъ. Намъ приписываютъ преувеличенныя надежды, которыхъ мы не имѣемъ. Говорятъ, что мы все обновленіе Церкви полагаемъ въ патріархѣ, но это, вѣдь, не такъ. Не всего мы ожидаемъ отъ патріарха, но многаго. Говорятъ: гдѣ тотъ богатырь, котораго вы надѣетесь выбрать? Но мы и не убѣждены, что первый патріархъ будетъ богатыремъ. Но если избранникъ нашъ не будетъ богатыремъ, то значитъ ли это, что патріарха не надо. Вѣдь, не всякій же полководецъ — Суворовъ, но значитъ ли это, что полководца не надо? Суворовъ-генералиссимусъ явился не сразу: онъ былъ командиромъ корпуса и арміи. И патріархъ явится въ полнотѣ своей силы и значенія, когда встанетъ на патріаршее мѣсто въ Успенскомъ Московскомъ соборѣ.

Когда поставили перваго Русскаго патріарха, развѣ считали его бога/с. 399/тыремъ и развѣ былъ онъ богатырь? Но Господь послалъ богатыря, когда онъ понадобился, и когда наступила историческая минута, и вотъ немедленно явился патріархъ богатырь — Ермогенъ. Можетъ быть, и тотъ немощный, котораго мы изберемъ въ патріархи, явится богатыремъ, когда настанетъ минута и когда то будетъ угодно Промыслу Божію.

Одинъ изъ говорившихъ здѣсь допустилъ существенную обмолвку, чрезвычайно естественную и на видъ невинную, но подхваченную чутьемъ соборянъ: «если судьбѣ угодно, сказалъ онъ, послать намъ патріарха». Въ отвѣтъ послышались голоса: «Не судьбѣ, а Богу». Дѣйствительно, по языческому міровоззрѣнію надъ всѣмъ господствуетъ судьба, рокъ, и самъ Зевсъ безсиленъ передъ судьбою. Но по христіанскому міровоззрѣнію Богъ сильнѣе судьбы, выше ея и силенъ сдѣлать изъ немощнаго богатыря. Онъ можетъ въ русскую интеллигенцію, которая отъ Него отпала и пожинаетъ нынѣ плоды рукъ своихъ, влить ту вѣру, которую она постепенно теряла со времени Петра и Сѵнода.

Спорили о самой печальной страницѣ въ исторіи Русской Церкви. Конечно, такихъ страницъ можно указать много, и каждый укажетъ ту, которая причиняетъ ему бóльшую боль. Но я отвѣчу: эта страница не возникновеніе раскола, ибо расколы были вездѣ и всегда, и не учрежденіе Св. Сѵнода, ибо, что бы ни говорили, учрежденіе Сѵнода не было строго анти-канонично. Нѣтъ. По моему самая печальная страница это — отпаденіе интеллигенціи, высшаго образованнаго класса, руководящаго судьбами народа, отъ церковно-народныхъ вѣрованій, отъ народныхъ чаяній. Вотъ это дѣйствительно печальная страница въ исторіи Русской Церкви. И мы должны сознаться, что Сѵнодъ своею дѣятельностью не мало способствовалъ этому отпаденію. Русская интеллигенція отошла отъ Церкви и увлекла за собою полуинтеллигентную, брошенную въ народъ массу. И мы видимъ, къ чему привело такое отторженіе отъ завѣтныхъ святынь народныхъ. Быть можетъ, съ учрежденіемъ патріаршества мы укажемъ для интеллигенціи настоящую дорогу къ Церкви. Дорога эта одна — вселенская Церковь. Только на ея груди, въ ея ученіи, русская интеллигенція можетъ найти тотъ источникъ живой воды, который можетъ ее обновить.

Одинъ изъ учредителей Сѵнода, умирая, сказалъ: «главо, главо! Разума упившись, куда ся приклонишь?» Это былъ Ѳеофанъ Прокоповичъ. Да, некуда главѣ, упившейся разумомъ, приклониться, какъ только подъ крыло вселенской Церкви. Повѣримъ ея мудрости, опыту, испытанному вѣками, и дай Богъ, чтобы противники патріаршества услышали голосъ, который прозвучалъ 2000 лѣтъ тому назадъ: «Савле, Савле, трудно тебѣ прать противъ рожна». (Дѣян. IX, 4-5).

XLIV. Предсѣдательствующій. Оглашаю составленное отъ имени Священнаго Собора привѣтствіе Японской Православной Церкви слѣдующаго содержанія: «Священный Соборъ, съ любовію и радостію выслушавъ привѣтствіе малой числомъ своихъ членовъ, но великой въ своей вѣрѣ Японской Православной Церкви, этой похвалы и силы Православной Миссіи, шлетъ ей /с. 400/ свое благословеніе и свои молитвенныя пожеланія твердо стоять въ принятомъ исповѣданіи и высоко нести знамя Православія до того свѣтлаго дня, когда малая закваска Христова закваситъ собою весь Японскій народъ, о чемъ молился и мечталъ и съ вѣрой во что скончался апостолъ Японіи приснопамятный Архіепископъ Николай». Угодно Священному Собору принять означенную телеграмму?

XLV. ПОСТАНОВЛЕНО: текстъ означенной телеграммы одобрить.

XLVI. Предсѣдательствующій. Считаю долгомъ заявить Священному Собору, что завтра — 24 сего октября въ 4 часа дня въ Успенскомъ соборѣ совершено будетъ молебствіе предъ гробницею святителя Ермогена. Поэтому занятія Отдѣловъ начнутся, вмѣсто 5, въ 6 часовъ вечера.

XLVII. Засѣданіе закрыто въ 2 час. 20 мин. дня.

Источникъ: Священный Соборъ Православной Россійской Церкви. Дѣянія. Книга II, Выпускъ 2: Дѣянія XX-XXX. — Пг.: Изданіе Соборнаго Совѣта, 1918. — С. 361-400.

Дѣяніе 28-е // Къ оглавленію всѣхъ Дѣяній Собора // Дѣяніе 30-е


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.