Церковный календарь
Новости


2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 13 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Исторія Русской Церкви

Всероссійскій Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг.

Священный Соборъ Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг. былъ открытъ въ Москвѣ 15 (28) августа 1917 г. Для участія въ его работѣ было избрано и назначено по должности 564 человѣка: 80 архіереевъ, 129 лицъ пресвитерскаго сана и 10 дьяконовъ изъ бѣлаго духовенства, 26 псаломщиковъ, 20 монашествующихъ (архимандритовъ, игуменовъ и іеромонаховъ) и 299 мірянъ. Соборъ работалъ болѣе года. За этотъ періодъ состоялись три его сессіи: первая — съ 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья — въ 1918 г.: съ 20 января (2 февраля) по 7 (20) апрѣля и съ 19 іюня (2 іюля) по 7 (20) сентября. — Основными вопросами, подлежавшими рѣшенію Собора, были: 1) выработка положенія о Высшемъ Церковномъ Управленіи Всероссійской Церкви; 2) возстановленіе патріаршества; 3) возстановленіе праздника Всѣмъ святымъ въ Землѣ Россійской просіявшимъ; 4) канонизація новыхъ святыхъ: Софронія Иркутскаго и Іосифа Астраханскаго. Однако, къ сожалѣнію, многія рѣшенія Соборъ принималъ подъ давленіемъ т. н. «демократической общественности» и въ немъ очень сильно сказывалось наслѣдіе Февральскаго переворота 1917 г., что помѣшало Собору дать народу четкіе критеріи происшедшей въ Россіи національной катастрофы... — Въ 1994-2000 гг. Новоспасскій монастырь (РПЦ) выпустилъ въ свѣтъ изданіе матеріаловъ Собора 1917-1918 гг., которое состояло изъ 12 томовъ, 11 изъ которыхъ — «Соборныя Дѣянія» и одинъ томъ — «Опредѣленія и Постановленія Собора». Часть Соборныхъ Дѣяній (№№ 1-82, тт. 1-6) была выпущена репринтомъ по изданію, предпринятому еще въ 1918 г. самимъ Соборомъ; остальныя (№№83-170, тт. 7-11) — по архивнымъ матеріаламъ, хранящимся въ Государственномъ архивѣ Россійской Федераціи въ Москвѣ.

Дѣянія Всероссійскаго Помѣстнаго Собора 1917-1918 г.г.

СВЯЩЕННЫЙ СОБОРЪ ПРАВОСЛАВНОЙ РОССІЙСКОЙ ЦЕРКВИ.

ДѢЯНІЕ ТРИДЦАТОЕ.
25-го октября 1917 года.
[По поводу формулы перехода къ очереднымъ дѣламъ, принятой Отдѣломъ о высш. церк. упр. по окончаніи въ немъ преній о высшемъ управленіи].

I. Засѣданіе открыто въ Соборной Палатѣ въ 10 час. 20 мин. утра подъ предсѣдательствомъ Митрополита Московскаго Тихона, въ присутствіи 402 Членовъ Собора.

На повѣсткѣ засѣданія: докладъ Отдѣла о высшемъ церковномъ управленіи по основнымъ положеніямъ о высшемъ управленіи Церкви (продолженіе). Докладчикъ Епископъ Митрофанъ.

II. Секретарь. Поступило привѣтствіе отъ церковныхъ собраній Кресто-воздвиженской и Ильинской церквей слободы Россоши, Острогожскаго уѣзда, Воронежской губ.: «Привѣтствуемъ Православный Всероссійскій Соборъ, благодаримъ отъ всей души за его воззванія и назначеніе всенародныхъ молебствій и молимъ Господа, чтобы Онъ, Милосердный, помогалъ ему во всѣ дни и часы его многотрудной работы защиты и устроенія Церкви Православной».

III. ПОСТАНОВЛЕНО: благодарить за привѣтствіе.

IV. Прот. И. К. Матиковъ. По порученію Священнаго Собора, я и Членъ Собора П. А. Разумовъ отправились на Сѣверный фронтъ. Мы прибыли сначала въ Псковъ и явились къ Главнокомандующему Сѣвернымъ фронтомъ съ письмомъ отъ Предсѣдателя Собора Митрополита Тихона. Главнокомандующій фронтомъ отправилъ насъ къ начальнику штаба, чтобы переговорить, какъ все устроить. Начальникъ штаба задалъ вопросъ: «Какъ вы желаете устроить?» Я отвѣтилъ: «Моя миссія распространить воззваніе Собора. Желательно отправить воззваніе въ каждый полкъ отдѣльно и самимъ распространить воззваніе. Но выполнимо ли это? Могу ли я пріѣхать въ каждый полкъ?» Начальникъ штаба пришелъ къ заключенію, что я въ каждый полкъ не могу пріѣхать. Желаніе военнаго начальства для полкового свя/с. 402/щенника — законъ. Онъ сказалъ, что надо обратиться въ каждый корпусъ и отсюда чрезъ полковыхъ священниковъ распространить воззваніе по полкамъ. Насъ снабдили пакетами къ начальникамъ штабовъ армій, которыя входили въ составъ Сѣвернаго фронта. Предварительно сдѣлано было распоряженіе по телефону въ штабы по корпусамъ. Мы ѣздили съ 1 по 16 октября. Приходилось ѣздить и по желѣзной дорогѣ и въ автомобилѣ, по дорогѣ узкоколейной и ширококолейной. Приходилось съ билетомъ 1-го класса сидѣть въ телячьемъ вагонѣ и вагонѣ 4-го класса, приходилось по 5 часовъ сидѣть на чугунной печкѣ и дремать до утра. Во время поѣздки мы раздавали солдатамъ посланія и вступали съ ними въ бесѣды. Особенно большую дѣятельность проявилъ П. А. Разумовъ. Его спрашивали: «Какъ обстоитъ дѣло ва Соборѣ? Кто тамъ? О чемъ говорятъ? » и т. д. Дорога на автомобиляхъ была очень плохая, приходилось иногда возвращаться назадъ, приходилось испытывать и морскую болѣзнь. Командный составъ встрѣтилъ насъ очень хорошо, даже съ радостію. Да, говорили, это хорошо и будетъ имѣть большое значеніе. По пріѣздѣ въ штабъ корпуса намъ указывали опредѣленное мѣсто, гдѣ будетъ собраніе, и мы ѣхали туда. Предварительно посылалось извѣщеніе, что въ такомъ-то мѣстѣ Члены Собора прочтутъ воззваніе. Здѣсь собирались благочинные, депутаты отъ всѣхъ воинскихъ частей и желающіе. Пріѣзжая въ указанныя мѣста, мы встрѣчали тамъ группы въ 100, 200 и 500 человѣкъ. Мы держались такой тактики. Я сначала говорилъ слово, гдѣ указывалъ, что Церковь прежде не была свободна, а теперь получила свободу вмѣстѣ со всѣми гражданами. Сейчасъ при свободѣ Церкви у насъ собрался Соборъ; на Соборѣ участвуютъ такія-то лица; Соборъ собрался на благо родинѣ; Соборъ обратилъ вниманіе и на войну и на армію; безъ порядка и закона жить нельзя; армія должна служить опорой порядка; Соборъ дѣлить армію на три части: вѣрные родинѣ, измѣнники и колеблющіеся. Затѣмъ мы читали самое воззваніе и служили молебенъ Господу Богу, чтобы Онъ укрѣпилъ воинство и направилъ сердца на правду, на защиту родины отъ внѣшнихъ враговъ. Нужно было видѣть эти молящіяся лица солдатъ. Они усердно молились, крестились и со вниманіемъ слушали воззваніе. Это особенно наблюдалъ П. А. Разумовъ. Послѣ, когда подходили во кресту, раздавались единичные голоса, что-то солдатамъ говорили, объясняли, — были слышны нѣкоторые негромкіе выпады. Когда я обратился къ солдатамъ съ вопросомъ: «Ребята (я извиняюсь, что называю ихъ ребятами: я человѣкъ старый, для меня всѣ они дѣти), что мнѣ передать Собору отъ васъ? Чѣмъ я могу его обрадовать?» — «Батюшка, говорили они: вотъ вы намъ говорите — защищайте родину. Но, вѣдь, мы отсюда не уходимъ; мы и въ Бога вѣруемъ и любимъ Его. Но вотъ возстаютъ противники родины, въ родѣ Корнилова, все это плохо, мѣшаетъ намъ». Въ другомъ случаѣ были такіе разговоры: «Мы устали, не можемъ больше сидѣть въ окопахъ, давайте миръ!» Я, въ отвѣтъ на это, убѣждалъ и объяснялъ имъ, что мира не можетъ быть, что Соборъ на это не уполномоченъ, что это дѣло Правительства и что разобраться въ дѣлѣ /с. 403/ Корнилова также дѣло Правительства, а наше дѣло защищать родину. Такіе разговоры у насъ были и кончались полюбовно.

Въ одномъ случаѣ кто-то взялъ воззваніе и положилъ въ автомобиль. Я сказалъ: «Что это? Вы назадъ отдаете?» Молчаніе полное. «Стыдно, говорю, тому, кто это сдѣлалъ. Можетъ быть, кто-нибудь хочетъ получить?» Никто не отозвался. Тогда я сказалъ, что отвезу воззваніе къ тѣмъ, кто въ немъ нуждается.

Отъ офицеровъ я слышалъ, что хорошо было бы, если бы почаще былъ слышенъ голосъ Собора. Особенно хорошо, если бы епископы приходили къ намъ и своимъ словомъ возстановляли порядокъ. Командиръ 5-й арміи сказалъ мнѣ, что одинъ изъ викарныхъ епископовъ просилъ у него позволенія сходить въ окопы, но я, говорилъ генералъ, стѣснялся, какъ-бы съ нимъ чего не случилось. Я сказалъ: «Ваше Превосходительство! Что можетъ случиться? Мы на все готовы, чтобы принести пользу. Зачѣмъ препятствовать, если епископы желаютъ посѣтить солдатъ въ окопахъ?». Тогда генералъ хотѣлъ послать письмо. Нѣкоторые изъ офицеровъ говорили, что было бы желательно, чтобы епископы посѣщали армію. Если бы въ Рождественскіе праздники епископы пошли поздравить войско съ праздникомъ, — это было бы очень хорошо и для команднаго состава весьма желательно. Только я бы просилъ не посылать такихъ Членовъ Собора, которые наводятъ тѣнь на Правительство, распространяя слухи, что подвергаются аресту лица только за то, что они русскіе. Старое Правительство питало шовинизмъ, и теперь, если вы хотите воспитывать гражданъ, не говорите, что кто-либо подвергается аресту только потому, что онъ русскій. Намъ нужно нести не плевелы, а сѣять доброе сѣмя.

V. П. А. Маршанъ. Церковному Собору частію уже извѣстно о нѣкоторыхъ поступкахъ нашего православнаго воинства. Человѣческое сердце содрогается, слыша и видя насилія, какія совершали и совершаютъ солдаты, дезертиры и военные транспорты въ одномъ изъ самыхъ цвѣтущихъ и просвѣщенныхъ краевъ Россіи — въ Прибалтійскомъ краѣ, въ Латвіи. Цивилизованный міръ ужасался и возмущался, слыша о звѣрствахъ, произведенныхъ въ несчастной Бельгіи нѣмцами, но что скажетъ и какъ отзовется человѣчество, когда оно услышитъ и узнаетъ о страшныхъ и безчеловѣчныхъ поступкахъ нашего православнаго солдата — «товарища» въ Латвіи? Мирные жители этого края подвергаются участи бельгійцевъ. Особенно выдающимися звѣрскими поступками отличается кавалерія 1-го и 2-го полка Прибалтійской бригады, которая стояла 3 года на взморьѣ Рижскаго залива, между Нейбадомъ и Гайнашъ. Эти солдаты въ сраженіяхъ сей великой міровой войны ни разу не участвовали, но они наводятъ ужасъ на окрестность своими звѣрскими поступками и обращеніемъ съ мирными жителями и изнасилованіемъ не только беззащитныхъ дѣвицъ, вдовъ и женъ, но подчасъ не брезгаютъ и 70-лѣтними старухами-бѣженками; такъ, напр., 24 сентября с. г. солдаты изнасиловали 70-лѣтнюю старуху-бѣженку Марію Краминь изъ Пабажской вол., въ усадьбѣ Клявинь.

/с. 404/ Въ оправданіе своихъ беззаконныхъ поступковъ и безчинствъ солдаты говорятъ: «Это не нашъ, а нѣмецкій край, жители въ немъ живутъ не по нашему и говорятъ на непонятномъ для насъ языкѣ».

VI. Предсѣдатель. Я бы просилъ васъ не читать, а говорить.

VII. П. А. Маршанъ. Солдаты, дезертиры и военные транспорты однимъ своимъ появленіемъ уже наводятъ на мирныхъ жителей ужасъ. Они не только вблизи военныхъ позицій, но и далеко въ тылу фронта грабятъ, жгутъ дома, прогоняютъ силою жителей изъ ихъ домовъ, опустошаютъ поля, топчутъ луга, сжигаютъ на поляхъ хлѣбъ, увозятъ сѣно, клеверъ и солому; воруютъ овецъ, свиней, домашнюю птицу и все, что попадается имъ подъ руки; наворованное продаютъ за полцѣны, а деньги и нѣкоторыя болѣе цѣнныя вещи отсылаютъ своимъ родственникамъ и знакомымъ во внутреннія губерніи Россіи; грабятъ волостныя правленія, взламываютъ денежные шкафы, уничтожаютъ архивы и документы, школы и школьныя библіотеки съ ихъ инвентаремъ и наглядными пособіями; оскверняютъ, загаживаютъ церкви, ходятъ въ священническомъ облаченіи на грабежъ; словомъ, проявляютъ самое неимовѣрное...

Эти люди-звѣри геройски воюютъ и неустанно борются — съ кѣмъ? Съ мирными жителями и беззащитными женщинами Латвіи. Беззащитныя дѣти и несчастныя женщины, коихъ отцы, мужья и братья положили жизнь свою за свободу Россіи, кто же васъ защититъ?

Долженъ прибавить къ этому, что весьма многіе православные жители Латвіи не имѣютъ и духовнаго утѣшенія, такъ какъ нѣкоторые пастыри, подъ давленіемъ тѣхъ же солдатъ, должны были временно оставить свои паствы на произволъ судьбы и эвакуироваться.

Имѣется подъ руками много возмутительныхъ фактовъ изъ 25 волостей Рижскаго и Вольмарскаго уѣздовъ. Эти 25 волостей были обслѣдованы замѣстителемъ комиссара Временнаго Правительства Крѣвинемъ, начальникомъ милиціи Рижскаго уѣзда Веселовскимъ и начальникомъ милиціи Вольмарскаго уѣзда В. Шуманомъ вмѣстѣ съ членомъ Лифляндскаго губернскаго земства Фридрихсономъ и представителемъ комитета Прибалтійскихъ бѣженцевъ присяжнымъ повѣреннымъ Эглитомъ. Они утверждаютъ всѣ эти факты. Аналогичныя явленія бываютъ въ Венденскомъ и другихъ уѣздахъ Латвіи.

Если Священному Собору благоугодно будетъ выслушать, то я оглашу нѣкоторыя сообщенія этихъ должностныхъ лицъ, а равно и поступившее 22 сего октября на мое имя ходатайство изъ Латвіи. Весь свой обширный матеріалъ по сему вопросу имѣю передать на усмотреніе и распоряженіе Соборнаго Совѣта. (Приложеніе къ дѣянію).

VIII. Предсѣдатель. Каково ваше конкретное предложеніе?

IX. П. А. Маршанъ. Убѣдительнѣйше прошу Церковный Соборъ: а) вынести самый энергичный протестъ противъ подобныхъ поступковъ солдатъ, дезертировъ и военныхъ транспортовъ въ Латвіи, и б) чрезъ Высокопреосвященнѣйшаго Предсѣдателя Церковнаго Собора предложить Временному Правительству, чтобы оно немедленно приняло надлежащія мѣры къ огражденію /с. 405/ церквей и школъ отъ оскверненія, къ прекращенію грабежей и опустошенія края незаконными и чрезмѣрными реквизиціями.

X. Архіепископъ Рижскій Іоаннъ. Къ этому заявленію, которое Соборъ только что выслушалъ отъ представителя православныхъ чадъ Прибалтійскаго края, я вполнѣ присоединяюсь. Ко мнѣ поступаютъ заявленія отъ священниковъ нашей Православной Прибалтійской Церкви. Они высказываютъ глубокое сожалѣніе, что воины теперь насилуютъ и грабятъ, грабятъ даже самые храмы. Одинъ священникъ заявилъ, что одинъ изъ православныхъ храмовъ обращенъ воинами въ казармы, и тамъ теперь нѣтъ ни иконъ, ни крестовъ, ни облаченій, и только слышны пляска и гармоника. Печально то, что мы въ Прибалтійскомъ краѣ въ началѣ войны, защищая православіе, указывали на нѣмецкія звѣрства, говорили: вотъ что они дѣлаютъ. Говорили такъ въ надеждѣ, что православные воины ничего подобнаго не допустятъ. А теперь видимъ обратное и при этихъ условіяхъ не можемъ защищать православіе; православіе является посрамленнымъ въ глазахъ лютеранъ. Я вполнѣ присоединяюсь къ пожеланію делегата Прибалтійскаго края — выразить протестъ и просить Правительство, чтобы оно приняло всѣ мѣры къ прекращенію подобныхъ печальныхъ явленій.

(Голоса: Просимъ, просимъ!)

XI. ПОСТАНОВЛЕНО: 1) выразить рѣшительный протестъ противъ преступныхъ дѣйствій солдатъ, дезертировъ и военныхъ транспортовъ въ Латвіи; 2) просить Правительство немедленно принять надлежащія мѣры къ огражденію церквей и школъ отъ оскверненія и въ прекращенію грабежей и опустошенія края.

XII. А. А. Саловъ. Вчера Члены Собора и благочестивая Москва подъ торжественный и мощный звонъ Ивана Великаго горячо молились у раки Святителя Патріарха Ермогена. Эта горячая молитва утишила нашу скорбь, которую мы испытали, узнавъ о кощунствѣ надъ святыми останками нашего молитвенника и заступника. Эта молитва успокоила возмущенное религіозное чувство. Но и вчера и сегодня во мнѣ и въ васъ, Члены Собора, говорило и теперь говоритъ другое чувство: во мнѣ говоритъ чувство юриста, прокурора и судьи. Я здѣсь призываю Священный Соборъ въ тому, чтобы законъ, который запрещаетъ совершеніе кощунственныхъ дѣяній надъ святынями, былъ исполненъ, и чтобы мечъ правосудія опустился надъ главами виновныхъ. Я прошу Преосвященнаго Предсѣдателя сегодня по телеграфу обратиться къ Министру Юстиціи, чтобы тѣ кощунники и богохульники, которые пытались осквернить святыню, понесли скорый и правый судъ въ сердцѣ Россіи въ Москвѣ. (Голоса: Просимъ, просимъ!).

XIII. Предсѣдатель. Продолжаются пренія о патріаршествѣ.

XIV. Л. З. Кунцевичъ. Я слишкомъ дорожу временемъ, которымъ располагаетъ Священный Соборъ. И съ этой каѳедры достаточно сказано о патріаршествѣ за и противъ. Но я считалъ бы себя неисполнившимъ своего долга, если бы, какъ представитель Донской епархіи, не высказалъ своего мнѣнія о /с. 406/ патріаршествѣ. Здѣсь, на Соборѣ, мы часто слышимъ слова, что мы призваны законодательствовать. Я съ этимъ не согласенъ. Спаситель сказалъ: «князья народовъ господствуютъ надъ ними и вельможи властвуютъ ими; но между вами да не будетъ такъ: а кто хочетъ между вами быть большимъ, да будетъ вамъ слугою, и кто хочетъ быть первымъ, да будетъ вамъ рабомъ» (Матѳ. XX, 25-26). Законодатели — князья — приказываютъ властно и обижаются, если дѣло выходитъ не такъ, какъ они желали бы. Мы не законодателями должны быть, а выразителями вѣры. Вѣрующіе люди — великіе люди, ибо величіе человѣка не въ его общественномъ положеніи, а въ его любви и вѣрѣ. Мы должны быть выразителями вѣры народной. А что говоритъ народъ? Я считаю долгомъ передать наказъ, который дали мнѣ сѣдовласые казаки. Одинъ почтенный казакъ сказалъ мнѣ такъ: «Мы желаемъ, чтобы вѣра наша была неизмѣнной, чтобы богослуженіе не измѣнялось, осталось священство и всѣ таинства». Я глубоко раздѣляю и понимаю чувство вѣрующаго казака. И вотъ мы вводимъ что-то новое, — патріаршество, но въ этой новизнѣ видится старина. Возстановленіе патріаршества есть возстановленіе вѣры народной во всей полнотѣ и красотѣ. Говорятъ: «патріаршество не основа, а фасадъ». Но я бы сказалъ: патріаршество — знамя, знамя автокефаліи церковной; оно говоритъ намъ о новомъ состояніи Церкви, о новыхъ временахъ, о новомъ отношеніи Церкви въ государству; оно напоминаетъ намъ то, о чемъ говоритъ Іоаннъ Богословъ въ 12 главѣ своего Откровенія: «явилось на небѣ великое знаменіе — жена, облеченная въ солнце. Она имѣла во чревѣ и кричала отъ боли и мукъ рожденія. И другое знаменіе явилось на небѣ: вотъ большой красный драконъ... драконъ сей сталъ предъ женою, дабы, когда она родитъ, пожрать ея младенца. И родила она младенца мужескаго пола, которому надлежитъ пасти всѣ народы жезломъ желѣзнымъ; и восхищено было дитя ея къ Богу и Престолу Его». Спаситель сказалъ: «кто хочетъ быть первымъ, да будетъ всѣмъ рабъ». Да будетъ всѣмъ рабомъ — не только епископамъ и клирикамъ, но и мірянамъ! И я думаю, что патріархъ у насъ найдется среди всѣхъ клириковъ и мірянъ, которые хотя бы здѣсь и не присутствовали, но вмѣстѣ съ нами духомъ. Соборъ есть вся Русская и Вселенская Церковь, а не здѣсь только присутствующіе. Здѣсь мы слышимъ: «между нами мы не видимъ богатыря». Патріаршество есть должность. Богъ даетъ должность, дастъ и разумъ. Предоставьте новымъ условіямъ выявить богатыря. Сѵнодъ былъ явленіе уродливое и не представлялъ благопріятныхъ условій для появленія богатыря. Выраженіе «нѣтъ богатыря» мнѣ напоминаетъ строгаго цензора временъ Николая I-го. Онъ говорилъ Кольцову: «Ты не дворянинъ, и мы запрещаемъ тебѣ писать; вотъ если бы ты былъ дворянинъ, то могъ бы разное писать и рукою и кулакомъ». Предоставимъ новымъ условіямъ всю возможность для проявленія богатства духа. Я всей душой высказываюсь за патріаршество. Я такъ представляю юридическую конструкцію дѣла: при патріархѣ Высшій Церковный Совѣтъ, а не Сѵнодъ. Пусть навсегда будетъ погребено протестантское слово Сѵнодъ. (Голоса: Греческое). Патріархъ /с. 407/ является предсѣдателемъ Высшаго Церковнаго Совѣта. Какъ первоіерархъ, онъ подчиненъ суду восточныхъ патріарховъ. Въ своей дѣятельности онъ не подотчетенъ, а отвѣтственъ предъ Соборомъ. Я высказываюсь противъ формулы, предложенной В. В. Радзимовскимъ, и подаю свой голосъ за формулу Отдѣла: патріархъ первый между равными и отвѣтственъ предъ Соборомъ.

XV. В. Я. Бахметьевъ. Ни на одну минуту мы не должны выходить изъ того сознанія, что мы находимся на Церковномъ Соборѣ, и что исходнымъ пунктомъ отправленія нашихъ сужденій должно быть церковное пониманіе религіозной жизни, въ соотвѣтствіи съ ученіемъ Іисуса Христа и Апостоловъ. Церковь есть институтъ богоучрежденный, имѣющій главу. Церковь земная должна быть отраженіемъ Церкви небесной. Не строятъ зданіе безъ крыши; тѣмъ болѣе является недоконченнымъ безъ главы зданіе церковной религіозной жизни. Если не будетъ возстановлено патріаршество и зданіе церковной жизни не увѣнчается единою главою, наше самосознаніе не будетъ удовлетворено. Но Церковь и государство по организаціи отличаются между собою, и государство Церкви не указъ. Любовь до самоотверженія, любовная власть, вотъ чего жаждетъ народъ. Вчера, когда мы торжественно совершали молебенъ предъ ракой св. Ермогена, всѣ собравшіеся горячо обсуждали совершившееся событіе и говорили о возстановленіи Соборомъ патріаршества: высказывались надежды, что церковная жизнь будетъ тогда ограждена отъ тѣхъ несчастныхъ явленій, которыя происходятъ въ настоящее время. Но мы здѣсь слышали голоса и противъ патріаршества. Это голоса отдѣльныхъ лицъ, сбитыхъ или сбиваемыхъ съ чисто церковнаго пути на путь политическій. И возстановленіе патріаршества явилось бы самымъ важнымъ дѣломъ, которое совершить Соборъ. Мнѣ хотѣлось бы возрожденія церковной жизни въ тотъ моментъ, когда почти всѣ находятся во враждебномъ отношеніи къ ней. Если же не будетъ единенія, то будетъ не возрожденіе, а разложеніе. Способствовать единенію и будетъ патріархъ. Мы слышали рѣчи противъ патріаршества прот. Добронравова, проф. Титлинова, прот. Попова. Прот. Добронравовъ противъ указанія, что Сѵнодъ не канониченъ, ссылается на то, что признали его восточные патріархи и называли его братомъ; но это были отдѣльныя лица, а если бы былъ созванъ Вселенскій Соборъ и высказалась вся Церковь, то неизвѣстно, признала ли бы она его каноничнымъ или нѣтъ. Проф. Титлиновъ указываетъ, что защитники патріаршества не считаются съ общественной мыслію и новымъ строемъ жизни. Но что для Церкви важнѣе — общественное мнѣніе или каноны? Прот. Попову для оправданія своихъ мыслей понадобилось пересмотрѣть грязное бѣлье патріаршества. Что же лучше, чтобы былъ въ Церкви патріархъ или коллегія? Чтобы показать, какъ дѣйствуетъ коллегія, приведу примѣръ изъ дѣйствительной жизни. Не довѣрили больного врачу и созвали консиліумъ. Врачи пошли совѣщаться и оставили больного одного въ комнатѣ. Они не могли придти къ соглашенію, начали спорить и даже кричать. Но вотъ къ нимъ явился родственникъ больного и сказалъ: «господа, тише: больной скончался»... Говорятъ, что патріархъ можетъ быть плохой. Но если онъ будетъ и плохъ, то всеже, /с. 408/ вѣдь, отецъ родной, который понимаетъ боли а страданія людей лучше, чѣмъ коллегія, состоящая изъ людей, собравшихся изъ различныхъ мѣстъ.

XVI. Архим. Матѳей. Одинъ изъ Членовъ Собора прот. Бекаревичъ талантливо нарисовалъ картину настоящей жизни церковной и государственной и вмѣстѣ съ тѣмъ надвигающуюся грозу для Русскаго государства и Церкви Христовой. Я прочту нѣкоторые стихи изъ книги Пророка Исаіи, которые какъ будто пророчески указываютъ на настоящее время. Исаіи XXIV, 1-7, 10: «Вотъ, Господь опустошаетъ землю и дѣлаетъ ее безплодною; измѣняетъ видъ ея и разсѣваетъ живущихъ на ней. И чтó будетъ съ народомъ, то и со священникомъ; чтó со слугою, то и съ господиномъ его; чтó со служанкою, то и съ госпожею ея; чтó съ покупающимъ, то и съ продающимъ; чтó съ заемщикомъ, то и съ заимодавцемъ; чтó съ ростовщикомъ, то и съ дающимъ ростъ. Земля опустошена въ конецъ и совершенно разграблена; ибо Господь изрекъ слово сіе. Сѣтуетъ, уныла земля; поникла, уныла вселенная; поникли возвышавшіяся надъ народомъ земли. И земля осквернена подъ живущими на ней; ибо они преступили законы, измѣнили уставъ, нарушили вѣчный завѣтъ. Зато проклятіе поѣдаетъ землю, и несутъ наказаніе живущіе на ней; зато сожжены обитатели земли, и немного осталось людей. Плачетъ сокъ грозда; болитъ виноградная лоза; воздыхаютъ всѣ веселившіеся сердцемъ... Разрушенъ опустѣвшій городъ, всѣ домы заперты, нельзя войти». Исаіи X, 16-20: «За то Господь, Господь Саваоѳъ, пошлетъ чахлость на тучныхъ его и между знаменитыми его возжжетъ пламя, какъ пламя огня. Свѣтъ Израиля будетъ огнемъ и Святый его — пламенемъ, которое сожжетъ и пожретъ терны его и волчцы его въ одинъ день; и славный лѣсъ его и садъ его, отъ души до тѣла, истребитъ; и онъ будетъ, какъ чахлый умирающій. И остатокъ деревъ лѣса его такъ будетъ малочисленъ, что дитя въ состояніи будетъ сдѣлать опись. И будетъ въ тотъ день, остатокъ Израиля и спасшіеся изъ дома Іакова не будутъ болѣе полагаться на того, кто поразилъ ихъ, во возложатъ упованіе на Господа, Святаго Израилева, чистосердечно». Здѣсь указывали, между прочимъ, на то, что когда епископы защищаютъ возстановленіе патріаршества, они забываютъ ту архіерейскую присягу, которую даютъ при хиротоніи. Но дѣло въ томъ, что и всѣ мы находимся въ такихъ же условіяхъ забвенія данныхъ нами присягъ и обѣтовъ. Всѣ мы даемъ обѣты при крещеніи, а затѣмъ разные обѣты въ церковной, гражданской и общественной жизни, которые связываютъ нашу совѣсть въ послушаніи вѣрѣ Христовой. Если всѣ мы оказались клятвопреступниками, то ужели слѣдуетъ намъ и впредь продолжать это клятвопреступничество и коснѣть въ этомъ страшномъ грѣхѣ нарушенія обѣщанія при крестномъ цѣлованіи? Да не будетъ сего! Намъ необходимо возвратиться къ тому моменту нашей церковной жизни, когда у насъ былъ тотъ, кто будилъ совѣсть и напоминалъ объ отвѣтственности предъ Богомъ, предъ лицомъ Православной Церкви.

Называютъ печальныя явленія: расколъ, Сѵнодъ. Но еще печальнѣе удаленіе отъ Бога интеллигенціи, да и одной ли интеллигенціи? Послѣднія событія свидѣ/с. 409/тельствуютъ объ удаленія отъ Бога не только интеллигенціи, но и низшихъ слоевъ, боюсь сказать, большинства народа, и нѣтъ вліятельной силы, которая остановила бы это явленіе, нѣтъ страха, совѣсти, нѣтъ перваго епископа во главѣ русскаго народа. Мы наблюдаемъ, какъ безмолвствуетъ власть, имѣющая благодатныя полномочія, и какой вредъ отъ этого происходитъ. Мы ограничиваемся тѣмъ, что отправили нѣсколько посланій. Но посланіе — одно дѣло, это голосъ любви, призывающій къ исправленію; но вмѣстѣ съ тѣмъ необходимы и другія средства. Нужно проводить въ жизнь церковные законы, которые начертаны въ словѣ Божіемъ и св. преданіи и которые систематично забывались власть имущими въ жизни Русской Церкви со временъ Петра I, забываются и теперь. Со времени уничтоженія патріаршества постепенно умолкаетъ авторитетный голосъ Церкви въ жизни чадъ ея, и въ настоящее время мы наблюдаемъ печальныя явленія. За единичными исключеніями, нѣтъ стража совѣсти православно-русскаго народа въ приходѣ, нѣтъ стража Господня въ епископствѣ, нѣтъ его и во главѣ церковнаго управленія. Я убѣжденъ, что никто изъ представителей Святѣйшаго Сѵнода не рѣшится назвать это учрежденіе стражемъ дома Господня. За 200 лѣтъ не было ни одного Патріарха Ермогена въ Святѣйшемъ Сѵнодѣ, а были большею частью ласкосердствующіе исполнители велѣній представителей государственной власти. Но указываютъ, что и въ Сѵнодальный періодъ были угодники Божіи. Конечно, были, но въ какомъ отношеніи они стояли въ Сѵноду? Были ли они въ его президіумѣ, и какъ онъ къ нимъ относился? Они были въ полномъ забвеніи или неблаговоленіи у Сѵнода, когда тамъ разные временщики сводили личные счеты съ неугодными имъ лицами. Здѣсь просили указать факты превосходства патріаршества предъ коллегіальнымъ управленіемъ. Укажу на толковый типиконъ профессора Скабаллановича, въ которомъ, между прочимъ, указанъ одинъ періодъ времени церковной жизни Константинопольской церкви, въ которомъ изъ 57 патріарховъ, преемственно слѣдовавшихъ одинъ за другимъ, 45 причислены къ лику святыхъ. Второй фактъ, — и въ настоящее время существуютъ патріархи на Востокѣ; патріархи эти уже не поддерживаются православными императорами. Однако, съ тѣхъ поръ, какъ православнымъ Востокомъ владѣютъ магометане, патріаршество тамъ не умерло; наоборотъ, оно окрѣпло духомъ. Эту идею тщательно оберегаетъ православный народъ отъ всѣхъ покушеній на нее до сего дня. Среди насъ есть почтенный старецъ архимандритъ Леонидъ, начальникъ Іерусалимской миссіи. Онъ, къ сожалѣнію, не имѣетъ права выступать на этой каѳедрѣ, а онъ могъ бы много сказать намъ о значеніи патріаршества на Востокѣ и объ отношеніи народа къ патріарху. Патріархи, какъ насѣдка, защищаютъ своихъ духовныхъ дѣтей отъ всѣхъ враждебныхъ Церкви явленій, и паства Востока благоговѣетъ передъ своимъ отцомъ отцовъ, какъ хранителемъ ихъ вѣры и стражемъ ихъ совѣсти. Не такъ давно, когда путемъ интригъ, былъ свергнутъ Патріархъ Александрійскій, народъ оплакивалъ его и не успокоился до тѣхъ поръ, пока патріаршій престолъ не былъ замѣщенъ новымъ духовнымъ борцомъ за вѣру православ/с. 410/ную. Ужели намъ закрывать глаза на это, и ужели мы будемъ клятвопреступниками, если будемъ стремиться къ возстановленію патріаршества? Кто боится патріаршества, тотъ боится великой, страшной для силъ ада, божественной силы Христовой, которая сосредоточивается въ Помѣстной Церкви въ одномъ лицѣ, но которая, вмѣстѣ съ тѣмъ, дѣйствуетъ не самоуправно, а по силѣ внутренняго убѣжденія, на почвѣ завѣтовъ Христа и святыхъ каноновъ. Для сихъ Ермогеновъ Христосъ выше всего. И я твердо вѣрю, что возстановленіе въ нашей Церкви патріаршества возродитъ намъ Святыхъ Ермогеновъ, и возражать въ настоящій критическій моментъ церковной и государственной жизни противъ призванія въ жизнь нашей Церкви института, сохранившаго на Востокѣ въ теченіе тысячелѣтія чистоту вѣры и свято оберегающаго до сего дня христіанскую совѣсть народную отъ богоотступничества, нельзя. Противники патріаршества боятся раздѣленія въ нашей Церкви отъ возстановленія его. Но, вѣдь, и въ настоящій моментъ среди православныхъ христіанъ есть много измѣнившихъ ученію Господа нашего Іисуса Христа. Въ отношеніи ихъ высшая церковная власть до сихъ поръ боится примѣнить предусмотрѣнныя святыми Вселенскими Соборами правила. Вотъ эти-то христіане, сущіе среди насъ, но не дышащіе духомъ Христова ученія, они и уйдутъ изъ Церкви при возстановленіи патріаршества въ Русской Православной Церкви.

Возлюбленные Архипастыри, други и братіе. Именно въ этотъ моментъ Церковь должна организовать и привести въ извѣстность силы для борьбы съ сатаною, который сѣетъ въ ней вражду и раздѣленіе. Посему немедля мы должны избрать духоноснаго стража нашей совѣсти, нашего духовнаго вождя — Святѣйшаго Патріарха, за которымъ и пойдемъ ко Христу. Говоря о возможности раздѣленія, нѣкоторые Члены нашего Собора заранѣе нащупываютъ почву раздѣленія на страницахъ печати и тѣмъ самымъ совершаютъ уже преступленіе въ жизни нашей Церкви въ моментъ ея созидательной работы. Здѣсь въ Соборной Палатѣ среди насъ — Христосъ, зачѣмъ же сущіе среди насъ хотятъ сѣять раздоръ, думаютъ разъединить насъ и изгнать благодатный миръ изъ среды нашей? Горе тѣмъ, имиже соблазнъ приходитъ въ міръ. Намъ предлагаютъ здѣсь поклониться міру сему, мы же, слѣдуя Христу, Который не поклонился діаволу для быстраго обладанія царствами міра, отвергнемъ, этотъ сатанинскій соблазнъ и, по указанію жребія, избравъ себѣ отца отцовъ въ семъ Священномъ Соборѣ, самоотверженно послѣдуемъ, окрыляемые вѣрою и благодатію, за нимъ на духовную брань съ сатаною и слугами его.

XVII. Предсѣдатель. Поступило слѣдующее предложеніе за подписью 31 Члена Собора (Архіепископа Сергія и др.): «признавая вопросъ о возстановленіи патріаршества выясненнымъ съ достаточною полнотою, просимъ прекратить пренія».

XVIII. ПОСТАНОВЛЕНО: отклонить предложеніе.

XIX. Предсѣдатель. Итакъ, будемъ продолжать пренія. Поступило предложеніе ограничить рѣчи слѣдующихъ ораторовъ каждую срокомъ до 15 минутъ.

/с. 411/

XX. ПОСТАНОВЛЕНО: ограничить время рѣчи каждаго оратора пятнадцатью минутами.

XXI. Н. И. Знамировскій. Вчитываясь въ 34-е Апостольское правило, мы не можемъ не замѣтить одной выдающейся черты въ предписываемомъ имъ образѣ высшаго управленія Церкви, гармоническаго сочетанія двухъ принциповъ: доминированія единой іерархической личности надъ другими и соборности, при помощи чего и должно достигаться церковное единомысліе, «да прославится Богъ о Господѣ во Святомъ Духѣ, Отецъ, Сынъ и Святый Духъ». Вглядываясь въ глубь вѣковъ, мы видимъ тамъ одну великую личность, которая имѣла громадное вліяніе на цѣлый сонмъ Церквей, которая въ полномъ смыслѣ была для нихъ связующимъ звеномъ. Это — святой Апостолъ Іоаннъ. Живя въ Ефесѣ, онъ своимъ словомъ, своею самоотверженною дѣятельностью обнимаетъ всѣ малоазійскія Церкви, онъ посѣщаетъ ихъ лично, пишетъ отъ своего имени посланія, назначенныя не для отдѣльной какой-либо Церкви, а для цѣлаго округа вѣрующихъ, цѣлаго собора Церквей, — отъ имени самого Христа онъ даетъ наставленія ангеламъ — епископамъ Церквей Ефесской, Смирнской, Пергамской, Ѳіатирской, Сардикійской, Филадельфійской и Лаодикійской. О характерѣ взаимныхъ отношеній, существовавшихъ между наперсникомъ Христовымъ и его самой многочисленной и разнообразной паствой, достаточно свидѣтельствуетъ его завѣтъ, безпрестанно имъ повторяемый до самой его смерти: «чадца (дѣточки), любите другъ друга». Здѣсь нѣтъ и тѣни гордости, которою въ то время страдалъ какой то безвѣстный «первенстволюбецъ Діотрефъ». Здѣсь, напротивъ, царство согласія, духовной свободы, евангельской любви, царство «святой соборности»... И въ памяти церковной «возлюбленный ученикъ» сохраняется со славою Первосвященника со златой дщицей на своемъ священномъ челѣ. Если бы мы не знали, кому принадлежатъ всѣ эти дивныя черты этой исключительной пастырской дѣятельности, и если бы совершенно отрѣшились отъ настоящихъ преній по вопросу о высшемъ управленіи въ нашей Церкви, мы бы съ полной справедливостью приписали этому верховному пастырю древней Асіи вполнѣ имъ заслуженныя наименованія отца отцовъ, главы Церквей Асійскихъ или выражая эти понятія языкомъ церковно-исторической терминологіи, приписали бы ему наименованіе патріарха. Но пойдемъ далѣе. Игнатій Богоносецъ, Поликарпъ Смирнскій — ученики Іоанновы, имѣвшіе великій авторитетъ среди современныхъ имъ христіанскихъ Церквей и, подобно своему учителю, писавшіе имъ свои назидательныя посланія, развѣ они фактически не были патріархами христіанской древности, хотя ни тотъ ни другой изъ нихъ и не носили этого титула?

Эти указанные нами три примѣра изъ первенствующей исторіи церкви ясно говорятъ о томъ, что сѣдой христіанской древности не чужда была идея патріаршества, какъ идея верховнаго первоіерарха, своимъ высшимъ пастырскимъ вліяніемъ возвышающагося надъ предстоятелями другихъ помѣстныхъ Церквей и союзомъ любви объединяющаго возлѣ себя безчисленные /с. 412/ сонмы вѣрующихъ въ Господа Іисуса. Пусть это будетъ свойственно и не всѣмъ временамъ въ исторіи Церкви, но важно то, что всеже это было въ исторіи, что духу Церкви Христовой не противорѣчитъ это вполнѣ естественное и съ точки зрѣнія человѣческаго разума выдѣленіе единой главы въ цѣлостномъ организмѣ помѣстной Церкви, главы, находящейся въ органической духовной связи съ другими членами послѣдняго: пастырями и пасомыми, подъ единой невидимой Божественной и непогрѣшимой Главою Церкви Вселенской — Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ.

Далѣе слѣдуетъ рядъ свѣтлыхъ именъ первостоятелей Церквей Востока — носителей титула святѣйшихъ патріарховъ, предстающихъ предъ нами въ позднѣйшей исторіи Церкви Христіанской. Я говорю: свѣтлыхъ именъ, хотя съ высоты этой каѳедры и сыпались искры обвиненій по адресу восточныхъ патріарховъ. Здѣсь говорилось, напримѣръ, что Константинопольскіе патріархи турецкой эпохи дозволяли себѣ подкупать мусульманское правительство. Но нужно помнить, что хараджъ — это печальная повинность, лежащая не на однихъ только патріархахъ, но и на всѣхъ вообще православныхъ христіанахъ Турецкой имперіи, повинность, которою ими покупается право быть православными, — этотъ хараджъ является лишь живымъ укоромъ Европѣ, до сихъ поръ равнодушно смотрѣвшей на положеніе чадъ Православной Церкви въ Турціи. Необходимо признать, что всеже большинство Константинопольскихъ патріарховъ были истинными осуществителями завѣтовъ Христовыхъ, добрыми пастырями, готовыми положить свои души за овцы своя. Эти свѣтлыя имена патріарховъ Востока, а также и безсмертное имя священномученика Ермогена изъ патріарховъ всероссійскихъ не говорятъ ли намъ о томъ, что лицо, горящее вѣрою и одушевленное святою идеею служенія Господу, на этомъ священнѣйшемъ посту можетъ принести несомнѣнную и для всѣхъ ощутительную пользу Церкви, что оно можетъ сплотить возлѣ себя все множество своихъ духовныхъ дѣтей, что въ часы историческихъ испытаній оно можетъ славно и мужественно выносить на своихъ плечахъ удары судьбы, а для своей паствы и для всего міра быть свѣтлымъ лучемъ правды, добра, терпѣнія и крестоносной Христовой любви? Пусть въ исторіи византійскаго или русскаго патріархатовъ имѣли мѣсто и крупные недостатки... Но частные промахи и ошибки, или личныя даже и глубокія нравственныя паденія нисколько не могутъ набрасывать тѣни на самый принципъ главы Помѣстной Церкви, отца отцовъ, святѣйшаго патріарха, какъ и отреченіе первоверховнаго Апостола или предательство одного изъ двѣнадцати нисколько не унижаютъ самой идеи апостольства. И эти ошибки и промахи въ исторіи патріаршества, уже давно отошедшія въ область преданій, не могутъ затмить собою единой великой исторической заслуги православныхъ восточныхъ патріарховъ. Несмотря на самые разнообразные, самые страшные удары судьбы, они своими трудами, своимъ терпѣніемъ до настоящаго времени въ цѣлости и неповрежденности сохранили намъ то, что должно быть для насъ всего дороже: сохранили святое православіе — это драгоцѣнное достояніе времени святыхъ /с. 413/ отецъ и Вселенскихъ Соборовъ, сохранили и великія святыни Палестины, а вмѣстѣ и всего христіанскаго міра: священную пещеру Виѳлеема, трепетную Голгоѳу, Живоносный Гробъ Господень, Гробницу Богоматери... За этотъ уже одинъ свой безсмертный историческій подвигъ патріархи Церквей восточныхъ заслуживаютъ величайшей славы. Въ Палестинѣ есть извѣстіе, что Гробъ Господень спасенъ именно патріархомъ. Омаръ, взявъ Іерусалимъ, хотѣлъ помолиться на Гробѣ Господнемъ. Но, по обычаю мусульманъ, то мѣсто, гдѣ молился халифъ, должно быть превращено въ мечеть. Тогда патріархъ умоляетъ халифа не совершать молитвы у Гроба Господня. Омаръ исполняетъ его просьбу и молится вдали отъ Храма Воскресенія, и такимъ образомъ этотъ святой храмъ сохраняется въ рукахъ христіанъ до настоящаго времени.

Затѣмъ уже сама живая личность патріарха, предстоятеля Церкви, преемника Апостоловъ, крѣпкимъ благодатнымъ звеномъ соединяетъ ее со священной стариной исторіи. Для православныхъ народовъ, возглавляемыхъ святѣйшими патріархами, а не духовными коллегіями, ярче, ощутительнѣе эти невидимыя нити, привязывающія ихъ ко временамъ великихъ отцовъ и учителей Церкви. Патріархи, независимо отъ своихъ личныхъ качествъ, въ очахъ своихъ духовныхъ дѣтей являются именно живыми воплотителями святыхъ завѣтовъ церковной древности, а при такой неразрывной связи со славнымъ прошедшимъ, вѣдь, такъ естественно и терпѣливо переносить ниспосылаемыя свыше испытанія и свѣтлымъ окомъ вѣры смотрѣть и на будущее. Но такимъ живымъ органическимъ звеномъ между прошедшимъ и будущимъ своей Церкви патріархи являются не только въ очахъ своей собственной паствы, но и въ очахъ христіанъ всего православнаго міра. Въ доказательство этого намъ не лишне сослаться на современные образцы патріаршества. Въ 1910 году мнѣ пришлось видѣть двухъ восточныхъ патріарховъ. Я помню, съ какимъ благоговѣніемъ на моихъ глазахъ въ Константинополѣ подходили въ патріарху Іоакиму III представители нашей учащейся духовной молодежи, воспитанники Пермской духовной семинаріи, ѣздившіе тогда въ Палестину, а также и вообще представители нашего православнаго народа — благочестивые паломники, какъ простые крестьяне, такъ и интеллигенты. И именно, какъ глава Священнаго Востока, какъ преемникъ великихъ вселенскихъ отцовъ и учителей Церкви, какъ предстоятель Церкви Византійской, самымъ своимъ положеніемъ возвышающійся надъ другими ея іерархами, могъ онъ сказать любвеобильно, но вмѣстѣ и властно и внушительно, то, что сказалъ намъ въ отвѣтъ на наши привѣтствія и просьбу молиться о нашемъ отечествѣ: «Не нужно сомнѣваться въ томъ, что Великая Церковь Греческая всегда молилась и будетъ молиться о благоденствія своей дочери — Церкви Русской. Великая Церковь смѣетъ надѣяться, что русскій народъ, и прежде процвѣтавшій благочестіемъ, будетъ отличаться имъ и впредь... Пусть онъ помнитъ, что будетъ счастливъ лишь тогда, когда будетъ вѣренъ завѣтамъ святого православія»... И — далѣе — какая простота!.. Обращаясь къ семинаристамъ, онъ сказалъ, что читать русской молодежи: «Много произведеній человѣческаго ума на книжномъ рынкѣ, но должно /с. 414/ брать лишь тѣ книги, содержаніе которыхъ вполнѣ согласно съ началами святой православной вѣры». Эти немногія слова произвели особенно сильное впечатлѣніе еще и потому, что они произнесены были великимъ исповѣдникомъ Православія, неоднократно терпѣвшимъ и скорби и изгнанія, но всегда съ замѣчательнымъ мужествомъ отстаивавшимъ предъ турецкимъ правительствомъ интересы Церкви. Нужно сказать, что наша бесѣда со святѣйшимъ вселенскимъ патріархомъ совпала съ знаменательнымъ моментомъ въ жизни Церкви Константинопольской. Тогда, какъ намъ сообщили, въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ имперіи султаномъ были насильно отняты церкви у православныхъ грековъ и переданы болгарамъ, чѣмъ патріархъ былъ очень огорченъ, и за дверями пріемной залы его уже ожидали члены Священнаго Сѵнода предъ началомъ экстреннаго засѣданія. Намъ стало ясно, въ какой натянутой боевой атмосферѣ приходится жить византійскому патріарху. И намъ невольно вспомнился тотъ печальный памятникъ, который прежде всего приходится видѣть путешественникамъ, посѣщающимъ патріархіи: это — страшныя ворота, окрашенныя въ коричневый цвѣтъ, стоящія совершенно одиноко — чуть ли не посрединѣ открытаго двора патріархіи, ворота съ висящимъ на нихъ небольшимъ загадочнымъ портретомъ монаха среднихъ лѣтъ съ бѣлокурыми волосами. На нашъ вопросъ: что это за строеніе? намъ сказали: «Это ворота, на которыхъ въ 1821 году въ первый день Пасхи по приказанію турецкаго султана былъ повѣшенъ константинопольскій патріархъ Григорій V». И для насъ стало очевиднымъ, что этотъ памятникъ мученической кончины одного изъ патріарховъ по капризу турецкаго правительства является прекраснымъ и постояннымъ напоминаніемъ о смерти для византійскаго первоіерарха. Таковы были нравственныя и политическія условія, при которыхъ жилъ и дѣйствовалъ патріархъ Іоакимъ. Нелишне будетъ упомянуть здѣсь и о томъ, съ какой горячей беззавѣтной любовью относился этотъ представитель Церкви Византійской къ ввѣренной ему отъ Бога паствѣ. Въ дни ужасовъ войны турокъ съ болгарами предъ своей кончиной, слыша шумъ на улицѣ, онъ, обезсиленный уже, истомленный своимъ тяжкимъ недугомъ, неоднократно вскакиваетъ со своего одра, подбѣгаетъ къ окну и тревожно спрашиваетъ: «А что тамъ? Что съ моимъ народомъ, все ди хорошо?» Чѣмъ былъ Вселенскій Патріархъ Іоакимъ III для своей Церкви, своей паствы, объ этомъ краснорѣчиво свидѣтельствуетъ великій плачъ, разлившійся по всему патріархату въ день его благостной кончины...

XXII. Предсѣдатель. Вашъ срокъ истекъ.

XXIII. Н. И. Знамировскій. Я просилъ бы позволенія докончить свою рѣчь. — Другой изъ восточныхъ патріарховъ, донынѣ здравствующій блаженнѣйшій Даміанъ Іерусалимскій, развѣ не можетъ онъ считаться яркимъ выразителемъ и архипастырской мудрости и апостольской простоты и въ то же время прекраснымъ живымъ примѣромъ самоотверженнаго исполненія обязанности первоіерарха своей разноплеменной паствы? А это его глубокое смиреніе, столь присущее первостоятелю священнѣйшей каѳедры Матери Церквей, /с. 415/ развѣ не является истиннымъ украшеніемъ его святительскаго облика? Когда мы, русскіе паломники, хотѣли въ знакъ почтенія предъ его саномъ склониться предъ нимъ до земли, онъ, своимъ величественнымъ и въ то же время кроткимъ жестомъ останавливая и указывая на небо, говорить: «Остановитесь, такъ кланяться подобаетъ Единому Богу». А его всегдашнее отеческое вниманіе, его трогательная любовь къ русскимъ православнымъ поклонникамъ Святой Земли, особенно проявившіяся при началѣ настоящей войны. Такъ, по просьбѣ здѣсь присутствующаго начальника русской духовной миссіи въ Іерусалимѣ о. архимандрита Леонида, блаженнѣйшій Даміанъ за счетъ патріархіи надѣляетъ хлѣбомъ около 600 голодавшихъ нашихъ соотечественниковъ, не имѣвшихъ возможности выѣхать въ Россію.

(На мѣстахъ шумъ. Голоса: Довольно... Громче!)

Всѣ эти приведенныя нами данныя изъ исторіи и современнаго состоянія восточнаго патріаршества, какъ и многія другія, являются свидѣтельствомъ того, что съ исторической точки зрѣнія институтъ патріаршества дозволителенъ. Теперь спрашивается: эта историческая дозволительность патріаршества для нашей Россійской Церкви, для нашего современнаго русскаго общества такъ и должна остаться, быть можетъ, неосуществимою дозволительностью или она должна перейти въ историческую необходимость?

Отвѣтомъ должна служить та общая разрyха, въ которой томится теперь нашъ народъ, и которая заставляетъ насъ немедленно найти спасительный выходъ. А такимъ вѣрнымъ и цѣлесообразнымъ выходомъ и можетъ явиться прежде всего учрежденіе на Руси института патріаршества. Заключаю свою рѣчь пророческими словами проф. Глубоковскаго, сказанными имъ еще 17 мая 1906 года въ засѣданіи Предсоборнаго Присутствія [1]: «Надвигаются тяжелыя времена, когда, можетъ быть, потребуется отстаивать даже права на особое бытіе наше. Нужно будетъ собраться вокругъ священнаго знамени нашего, которое долженъ же кто-нибудь поднять, держать и нести впереди насъ! И я лично боюсь не папоцезаризма русскаго, а того, что при отсутствіи главы и предстоятеля Русской Церкви — у насъ въ самую роковую минуту не найдется немедленно готоваго мужа, кому бы всѣ мы едиными устами сказали: началовождь намъ буди! Обязательно помнить, что и нынѣ и всегда возможна жгучая необходимость, чтобы главенствующій архипастырь собралъ расточенное стадо Церкви Русской и вмѣстѣ съ нею воскликнулъ гласомъ крѣпкой вѣры и непостыдной надежды: да воскреснетъ Богъ и расточатся врази Его».

XXIV. П. П. Кудрявцевъ. Полагаю, что въ процессѣ обсужденія вопроса объ установленіи у насъ патріаршества мы дошли до того предѣла, когда было бы безполезно намъ, Членамъ Собора, раздѣлившимся въ рѣшеніи этого вопроса на двѣ группы, убѣждать другъ друга въ правотѣ своихъ мыслей, а что касается возбужденія нервной системы у себя и у другихъ, то полагаю, что это и никогда не должно бы имѣть мѣста на нашемъ Соборѣ. Другое /с. 416/ дѣло — выясненіе тѣхъ ожиданій съ одной стороны и опасеній — съ другой, какія связываются въ сознаніи Членовъ Собора съ мыслью объ установленія у насъ патріаршества. Необходимо напередъ выяснитъ тѣ и другія, чтобы предотвратить допущеніе непоправимыхъ ошибокъ въ образованіи исполнительнаго органа церковной власти у насъ въ Россіи, причемъ, думается мнѣ, большинству вашего Собора, явно склоняющемуся на сторону установленія патріаршества, гораздо полезнѣе прислушиваться въ мыслямъ своихъ противниковъ, чѣмъ единомышленниковъ. Принадлежа къ противникамъ установленія у насъ патріаршества, считаю своимъ долгомъ изложитъ соображенія, мѣшающія мнѣ стать на сторону большинства.

Вопросъ объ установленіи патріаршества представляетъ собою часть, и притомъ въ порядкѣ логическаго взаимоотношенія послѣдняго, болѣе широкаго и сложнаго вопроса объ устройствѣ Православной Россійской Церкви. Съ моей точки зрѣнія, основоположеніемъ при рѣшеніи этого вопроса должна служитъ слѣдующая мысль: церковная жизнь, въ частности, церковное управленіе должны быть построены на ясно, послѣдовательно и полно проведенномъ началѣ соборности. Это — главное. Выраженіемъ начала соборности служатъ періодически собирающіеся помѣстные Соборы Православной Россійской Церкви въ составѣ епископовъ, клириковъ и мірянъ съ тѣмъ взаимоотношеніемъ между составными частями, какое угодно будетъ принять Собору. Но, вѣдь, Соборы собираются періодически — чрезъ болѣе или менѣе длительные промежутки, черезъ три, а можетъ быть, и больше, чѣмъ черезъ три года. Въ промежуткахъ между Соборами, да и во время дѣятельности Соборовъ, долженъ дѣйствовать уполномоченный Соборомъ исполнительный органъ. Спрашивается: какъ построить такой органъ? Здѣсь представляются три возможности: исполнительный органъ можетъ быть или 1) единоличнымъ, или 2) соборнымъ (коллегіальнымъ), или 3) сочетающимъ единоличное начало съ соборнымъ (коллективнымъ). Предполагая, что первыя двѣ возможности, взятыя въ чистомъ видѣ, едва ли встрѣтятъ много защитниковъ среди насъ, остановлюсь на послѣдней (третьей) возможности.

Легко сказать: сочетаніе единоличнаго начала съ соборнымъ, но не такъ легко осуществить это на дѣлѣ. Думаю, что среди насъ мало найдется такихъ, кои рѣшились бы отрицать эту формулу, но, вѣдь, одну и ту же формулу разныя лица могутъ наполнить разнымъ содержаніемъ, что, на мой взглядъ, и имѣетъ мѣсто въ данномъ случаѣ. Мы расходимся въ опредѣленіи взаимоотношенія между началомъ соборнымъ и единоличнымъ, въ составѣ и исполнительнаго органа. Въ то время какъ вы, подчеркивая значеніе единоличнаго начала, про начало соборности говорите лишь въ уступительной формѣ, мы, наоборотъ, на первый планъ выдвигаемъ начало соборности. И мы, и вы одинаково признаемъ, что наша Церковь разстроена и ослаблена; но въ то время, какъ вы хотите ее лѣчить сверху, съ головы, мы средствомъ къ уврачеванію считаемъ установленіе живой связи между пастырями и пасомыми, вовлеченіе въ дѣло церковнаго строительства всѣхъ живыхъ эле/с. 417/ментовъ церковнаго тѣла, какое бы мѣсто они ни занимали въ составѣ тѣла. Ваше предначертаніе разсчитано на то, чтобы наверху создать такое мѣсто, какое могло бы быть использовано во благо Церкви поставленнымъ на это мѣсто живымъ лицомъ; наше — на то, чтобы создать такую форму церковнаго устройства, которая бы на всѣхъ ступеняхъ церковной лѣстницы способствовала проявленію живыхъ церковныхъ силъ. Вы всю силу своихъ упованій возлагаете на одно лицо, именно на то, какое займетъ возстанавливаемый вами патріаршій престолъ. Въ лицѣ будущаго патріарха вы надѣетесь найти и молитвенника, и печальника за Церковь и страну, и подвижника, и вождя въ борьбѣ съ антицерковными силами, и администратора, и проч., и проч., и проч. Мы не меньше васъ цѣнимъ значеніе личнаго начала въ церковной жизни и не меньше васъ жаждемъ молитвенниковъ, подвижниковъ и печальниковъ за землю Русскую; но мы думаемъ, что самъ по себѣ патріаршій престолъ не обезпечиваетъ совмѣщенія въ лицѣ, его занимающемъ, столь многихъ и — притомъ — разнородныхъ качествъ, точно такъ же, какъ помѣщеніе на иныхъ ступеняхъ церковной лѣстницы не препятствуетъ проявленію духа молитвенности, подвижничества и т. д. Сокровища у насъ съ вами, если хотите, тѣ же самыя: молитва, подвигъ, сердце, способное болѣть за другихъ, и т. д.; но локализація этихъ сокровищъ, ихъ размѣщеніе — далеко не одинаковое: мы не имѣемъ увѣренности, что найдемъ эти сокровища тамъ, куда вы насъ столь настойчиво направляете. Разница между нами не такая маленькая, какъ это можетъ показаться съ перваго взгляда: тутъ разница не въ пониманіи только предмета, а въ его воспріятіи, ощущеніи. Вотъ почему намъ трудно переубѣдить другъ друга. Гдѣ дѣло въ различіи самого предметоощущенія, тамъ логическіе доводы безсильны. Чтобы мнѣ убѣдить васъ, что эта доска — желтая, а не зеленая, у меня одно средство: предложить вамъ внимательнѣе посмотрѣть на эту доску, и если это средство не подѣйствуетъ, намъ ничего не остается, какъ прекратитъ дальнѣйшій споръ о цвѣтѣ доски. Не предпринимая поэтому дальнѣйшихъ попытокъ переубѣдить васъ, перехожу къ указанію тѣхъ опасеній, какія связаны въ моемъ сознаніи съ мыслью объ установленіи у насъ патріаршества.

Первое. Такъ какъ, на мой взглядъ, патріаршество не въ состояніи оправдать тѣхъ слишкомъ широкихъ ожиданій, какія на него возлагаются, то въ недалекомъ будущемъ намъ предстоитъ пережить крушеніе этихъ надеждъ, которое будетъ тѣмъ тягостнѣе, чѣмъ обширнѣй и напряженнѣй были надежды. Крушеніе церковныхъ надеждъ едва ли послужитъ ко благу Церкви.

Во-вторыхъ, исторія показываетъ, что въ области управленія, церковнаго такъ же, какъ и гражданскаго, единоличное начало имѣетъ тенденцію къ оттѣсненію и даже къ поглощенію начала коллективнаго, соборнаго. Только тогда, когда равновѣсіе между двумя началами обезпечено точными опредѣленіями закона, можно надѣяться, что оно не будетъ слишкомъ колебаться ни въ ту, ни въ другую сторону. Къ сожалѣнію, та обстановка, въ какой у насъ зрѣетъ мысль о патріаршествѣ, не даетъ основаній для такой надежды. Вспом/с. 418/ните, съ какимъ паѳосомъ говорятъ у насъ про патріаршество, а когда рѣчь заходитъ о соборности, паѳосъ остываетъ. Говорю про большинство ораторовъ. Про то, чтобы прежде учрежденія института оградить законами равновѣсіе между двумя началами, у насъ и рѣчи нѣтъ. Мы спѣшимъ рѣшить вопросъ окончательно тогда, когда вопросъ о составѣ, срокѣ созыва и полномочіяхъ помѣстныхъ Соборовъ еще не рѣшенъ, а вопросъ о созданіи исполнительнаго органа на началѣ соборности еще и не подымался. При такой обстановкѣ нельзя не испытывать тревоги за то, что съ учрежденіемъ патріаршества соборное начало будетъ мало-по-малу ослаблено и даже совсѣмъ подавлено, что — въ свою очередь — можетъ вызвать противъ себя реакцію въ видѣ церковной революціи.

Въ-третьихъ, вы хотите учреждать патріаршество въ то время, когда въ составѣ церковнаго народа много такихъ лицъ, политическія чувства которыхъ вмѣстѣ съ политическимъ переворотомъ потеряли для себя точку приложенія и какъ бы повисли въ воздухѣ. А такъ какъ такое положеніе удобствомъ не отличается, они ищутъ для себя точки приложенія и, не находя таковой въ политической области, съ громадной силой напряженія устремятся въ область церковную, какъ только будетъ тамъ установлено патріаршество, во многомъ, безъ сомнѣнія, аналогичное съ кесарствомъ, по крайней мѣрѣ съ перваго взгляда. Съ психологическою неизбѣжностью патріарха окружатъ люди, потерпѣвшіе крушеніе своихъ политическихъ идеаловъ. Прошу понять мою мысль такъ, какъ я хочу, чтобы она была понята. Дѣло не въ томъ, что это можетъ вызвать подозрительное отношеніе въ Церкви на сторонѣ, а въ томъ, что въ предѣлахъ самой Церкви разслоеніе церковнаго народа будетъ происходить по признаку, въ церковномъ смыслѣ не существующему. Это — большая опасность, опасность возвращенія къ недавнему прошлому, когда церковныя двери особенно гостепріимно распахивались для лицъ съ опредѣленной политической окраской.

Но это не все. 4) Вы вводите патріаршество въ то время, когда готова начаться борьба Церкви съ государствомъ. Въ лицѣ патріарха вы хотите имѣть предводителя, въ этой борьбѣ. Но, вѣдь, если будущій патріархъ приметъ вашу программу, ему ничего не остается, какъ сдѣлаться вождемъ опредѣленной политической партіи, чего-то въ родѣ католическаго центра въ Германіи. Другими словами: учрежденіе патріаршества можетъ повести за собою ростъ того явленія, какое называется клерикализмомъ. Не знаю, какъ вы, но мы считаемъ это явленіе столь же вреднымъ для Церкви, какъ и для государства, а потому опасаемся вводить институтъ, чреватый такими послѣдствіями.

Но и это не все. 5) Вы учреждаете патріаршество въ такой моментъ нашей исторіи, когда новыя формы нашей государственной жизни еще не опредѣлились. Во всякомъ случаѣ центробѣжныя теченія у насъ теперь неизмѣримо сильнѣе центростремительныхъ, и возможность превращенія нашего государства въ федеративную республику или, по крайней мѣрѣ, въ республику, состоящую изъ ряда автономныхъ областей, не исключается. Вы думаете, что /с. 419/ патріаршество послужитъ къ объединенію Россіи не только въ церковномъ, но и въ политическомъ отношеніи, а мы думаемъ совсѣмъ наоборотъ: мы думаемъ, что патріаршество только усилитъ дѣйствіе силъ центробѣжныхъ. Мы слишкомъ пренебрежительно относимся къ урокамъ исторіи. Между тѣмъ исторія показываетъ, что какъ только какая-нибудь область получала политическую самостоятельность (автономію), она неудержимо стремилась и къ церковной самостоятельности (автокефаліи). Это мы знаемъ изъ исторіи нашей же Русской Церкви. Вы не можете поручиться, что тотъ же самый процессъ не будетъ повторяться и въ различныхъ областяхъ Русскаго государства по мѣрѣ того, какъ онѣ будутъ получать автономное устройство, и вотъ тутъ-то патріаршество можетъ оказаться, вопреки вашимъ ожиданіямъ, факторомъ не объединяющимъ, а разъединяющимъ. Мнѣ легко представить, что представители, скажемъ, украинской областной Церкви войдутъ въ составъ соборнаго (коллективнаго) исполнительнаго органа на равныхъ правахъ съ представителями другихъ церковныхъ областей, но я боюсь, что Церковь области, достигшей политической автономіи, не захочетъ встать въ подчиненное отношеніе къ Московскому патріарху, и — представьте — въ канонахъ, на которые вы, въ извѣстныхъ случаяхъ, такъ охотно ссылаетесь, она найдетъ для своихъ притязаній извѣстное основаніе. Вѣдь, болѣе ранніе каноны говорятъ не о патріархѣ, а объ епископѣ перваго престола, или первоіерархѣ, какого подобаетъ почитати, яко главу, епископамъ каждаго народа. Если мы приложимъ къ Русской Церкви этотъ канонъ, то на основаніи его каждый изъ православныхъ народовъ, живущихъ въ предѣлахъ Россійскаго государства, можетъ притязать на особаго первоіерарха: сколько народовъ — столько и первоіерарховъ. Позднѣйшіе же каноны, трактующіе не о первоіерархѣ, а о патріархѣ, не знаютъ одного патріарха для Церкви, территоріально совпадающей съ предѣлами такого обширнаго государства, какъ наша Россія. Во всякомъ случаѣ для Церкви, находящейся въ предѣлахъ Византійскаго государства, каноны утверждаютъ четыре независимыхъ другъ отъ друга патріархата. О какомъ-либо органѣ, объединяющемъ патріархаты, находящіеся въ предѣлахъ одного государства, каноны ничего не говорятъ; такого патріарха, какого вы учреждаете, — не для одной области, а для цѣлаго государства, — каноны не знаютъ, и, въ случаѣ притязанія какой либо области Россійскаго государства на учрежденіе въ ней самостоятельнаго патріаршества, каноны окажутся не на вашей сторонѣ. Между тѣмъ, не будь въ Москвѣ патріарха, простирающаго свою власть на всѣ епархіи, находящіяся въ предѣлахъ Россійскаго государства, у Кіева или Сибири не было бы побужденій въ церковному обособленію отъ Москвы: вѣдь, въ составъ соборнаго (коллективнаго) органа представители митрополій входятъ на равныхъ основаніяхъ. Борьба начинается тамъ, гдѣ имѣетъ мѣсто субординація. Средства къ предупрежденію борьбы въ даннымъ случаѣ — не субординація, а координація.

Я могъ бы продолжить перечень тѣхъ опасностей, какія можетъ повлечь за собою установленіе патріаршества, но, кажется, и сказаннаго довольно, /с. 420/ чтобы понять, почему мы не можемъ послѣдовать за тѣми, кто съ такою упорною настойчивостью твердятъ о спасительности патріаршества для Русской Церкви. Я не настолько наивенъ, чтобы расчитывать, что мои соображенія могутъ поколебать сторонниковъ патріаршества, но я въ правѣ желать, чтобы при проведеніи реформы они считались съ опасеніями, волнующими противниковъ реформы. Разъ вы не раздѣляете нашихъ опасеній, разъ вы готовы взять на себя отвѣтственность за такой шагъ, отъ котораго зависятъ дальнѣйшія судьбы Церкви въ Россіи, — дѣлайте свое дѣло, устанавливайте патріаршество, но ни въ какомъ случаѣ не забывайте трехъ положеній. Во-первыхъ, исполнительный органъ церковной власти долженъ получить свое бытіе и свои полномочія отъ цѣлокупнаго (въ составѣ епископовъ, клира и мірянъ) Собора Православной Россійской Церкви, почему и отвѣтственнымъ онъ долженъ быть предъ такимъ же, т. е. цѣлокупнымъ же Соборомъ. Во-вторыхъ, органъ этотъ долженъ быть построенъ на такомъ совмѣщеніи начала соборнаго съ единоличнымъ, чтобы первое не поглощалось вторымъ: исполнительный органъ церковной власти долженъ быть не инымъ чѣмъ, какъ непрерывно дѣйствующимъ малымъ Соборомъ, отражающимъ въ своей конструкціи породившій его большой Соборъ, т. е. такъ же, какъ и этотъ послѣдній, онъ долженъ состоять изъ епископовъ, пресвитеровъ и мірянъ, избираемыхъ на цѣлокупномъ Помѣстномъ Соборѣ и входящихъ въ составъ исполнительнаго органа въ той же пропорціи и съ тѣмъ же объемомъ полномочій, какія будутъ приняты для составныхъ частей цѣлокупнаго Собора. Въ-третьихъ, какъ бы вы ни конструировали исполнительный органъ высшей церковной власти, онъ долженъ быть надѣленъ со стороны порождающаго его Собора исполнительной и судебной властью въ такомъ объемѣ, чтобы могъ служить апелляціонной инстанціей по строго опредѣленному кругу дѣлъ для лицъ и учрежденій, подчиненныхъ епархіальной власти. Иначе, гдѣ же, напримѣръ, приходскому священнику, въ случаѣ нарушенія его правъ епархіальною властью, искать управы и защиты?

XXV. Прот. А. П. Рождественскій (по личному вопросу). Я прошу Священный Соборъ извинить меня, но о. Матиковъ совершенно неожиданно почему-то затронулъ меня, приписавъ мнѣ слова, что въ Тифлисѣ посаженъ въ тюрьму русскій только потому, что онъ русскій. Въ дѣйствительности я указалъ только на то, что и я не знаю и никто не знаетъ ни одного факта, объясняющаго, почему протоіерей Городцовъ посаженъ въ тюрьму. И то, что о. Матиковъ позволилъ себѣ выступить противъ меня, для меня является неожиданнымъ.

XXVI. Въ 12 часовъ дня объявляется перерывъ.



XXVII. Засѣданіе возобновляется въ 12 часовъ 15 мин.

XXVIII. И. Ѳ. Іорданскій. Возстановленіе патріаршества въ Русской Церкви нѣкоторыми изъ Членовъ Собора считается не отвѣчающимъ требованіямъ времени, непрогрессивнымъ и непрактичнымъ. Такую точку зрѣнія слѣдуетъ признать совершенно непріемлемою для Собора. Великій членъ I-го Вселенскаго Собора Аѳанасій Александрійскій напоминаетъ вѣрнымъ сынамъ /с. 421/ Церкви: «знайте, что вы служите не времени, а Господу», но временнымъ, случайнымъ теченіямъ и направленіямъ мысли, а указаніямъ единой, вѣчной и живой истины. Съ этой точки зрѣнія я и попытаюсь разсмотрѣть вопросъ о соборности Церкви и вытекающей изъ нея идеѣ патріархата.

Исходнымъ пунктомъ для меня служитъ основное положеніе, что у насъ «единъ Богъ-Отецъ» (1 Кор. VII, 6), и что «все изъ Него, Имъ и къ Нему» (Римл. XI, 36). Изъ итого основного положенія вытекаетъ мысль о единствѣ общаго плана строительства Божія, единства строенія космическихъ міровъ и мельчайшихъ частичекъ вещества, единства внутренней архитектоники величайшихъ человѣческихъ обществъ и отдѣльной человѣческой личности съ ея сложной и разнообразной психикой.

Эту именно мысль выражаетъ апостолъ Павелъ въ своемъ ученіи о Церкви Христовой. Какъ извѣстно, онъ нѣсколько разъ возвращается къ мысли, что «Христосъ есть глава тѣла Церкви» (Колос. I, 18), что «всѣ вѣрующіе — тѣло Христово, а порознь — члены» (1 Кор. XII, 27), что «мы — члены тѣла Его отъ плоти Его и отъ костей Его» (Ефес. V, 30), что «какъ въ одномъ тѣлѣ у насъ много членовъ, но не у всѣхъ у нихъ одно и то же дѣло; такъ мы многіе составляемъ одно тѣло въ Христѣ, а порознь одинъ для другого члены и, по данной намъ благодати, имѣемъ различныя дарованія» (Римл. XII, 4-6).

Уже та настойчивость, съ которою Апостолъ возвращается къ этой мысли, показываетъ, что мы здѣсь имѣемъ дѣло не съ простымъ сравненіемъ, какъ логическимъ пріемомъ, — а съ положительнымъ утвержденіемъ, что Церковь Христова дѣйствительно построена или организована по тому же образцу, какъ я живое человѣческое тѣло, какъ живой человѣческій организмъ. Поэтому, изучая устройство и жизнь тѣла, мы можемъ найти цѣнныя указанія на внутреннюю организацію Церкви Христовой и на сущность одного изъ существенныхъ свойствъ ея, а именно соборности.

Организмъ, какъ извѣстно, слагается изъ органовъ, органы изъ клѣтокъ, клѣтки изъ молекулъ и молекулы изъ атомовъ. Атомы, будучи связаны другъ съ другомъ центростремительной силой, аналогичной съ силой тяготѣнія, образуютъ молекулу, объединяясь въ которой выполняютъ новыя функціи, но при этомъ сохраняютъ и свои индивидуальныя особенности. Между собою атомы связаны, какъ равный, съ равнымъ, но въ то же время соподчинены молекулѣ въ цѣломъ, содѣйствуя выполненію ея спеціальныхъ функцій и, кромѣ того, въ извѣстной степени субординированы или одному центральному атому или группѣ такихъ атомовъ. Такимъ образомъ мы здѣсь встрѣчаемся съ явленіями сочетанія и соподчиненія — съ одной стороны, автономіи и централизаціи — съ другой.

Такое же соотношеніе, какъ между атомомъ и молекулой, мы находимъ я на высшихъ ступеняхъ между молекулой и клѣткой, между клѣткой и органомъ. Въ свою очередь, органы тоже соподчиняются центральной нервной системѣ. Эта послѣдняя, состоя изъ симпатическаго, спинного, продолговатаго, /с. 422/ малаго и большого мозговъ, представляетъ такое же соотношеніе составляющихъ ее частей, какъ и другіе органы. Большой головной мозгъ является главенствующимъ органомъ какъ потому, что его отправленія связаны съ душевною жизнью человѣка, такъ и потому, что онъ вліяетъ на работу всѣхъ остальныхъ мозговъ. Напримѣръ, сложныя, сочетанныя сознательныя движенія (напримѣръ, письмо), будучи сначала выполняемы при непосредственномъ участіи головного мозга, дѣлаясь привычными, выполняются уже малымъ мозгомъ.

Подобно всѣмъ другимъ мозгамъ и большой головной мозгъ состоитъ изъ такъ называемыхъ нервныхъ центровъ, т. е. тѣсно связанныхъ между собою болѣе или менѣе значительныхъ группъ нервныхъ клѣтокъ, въ свою очередь подчиненныхъ общему для всѣхъ ихъ единому центру, которому въ психической жизни соотвѣтствуетъ единство сознанія, единство мысли, чувства и воли, единство личности, единство нашего «я».

Съ разстройствомъ дѣятельности этихъ центральныхъ органовъ нервной системы, т. е., головного и другихъ мозговъ, съ нарушеніемъ связи ихъ между собою и со всѣми частями тѣла — разстраивается сначала сознательная, затѣмъ животная, а наконецъ, и растительная жизнь человѣка, т. е. происходитъ полная дезорганизація.

XXIX. Предсѣдатель. Прошу васъ не читать рѣчь. Говорите ближе къ дѣлу.

XXX. И. Ѳ. Іорданскій. Основной задачей живого организма является, прежде всего, сохраненіе и поддержаніе жизни, а затѣмъ выполненіе того плана, который присущъ данному организму. Въ сущности жизни мы не знаемъ, но мы хорошо знаемъ, что жизнь есть противоположность смерти. Смерть же есть разрушеніе, разладъ, дезорганизація, потеря связи. Значитъ, жизнь, какъ начало, противоположное смерти, есть связанность, организованность, цѣлостность. Сила, придающая жизнь тѣлу, есть сила, связующая всѣ безчисленные элементы его въ одну стройность, организованное цѣлое. Если эта сила оставляетъ организмъ, онъ перестаетъ быть живымъ тѣломъ, становится трупомъ, хотя физически все органы на прежнихъ мѣстахъ и, по внѣшности, въ прежнемъ видѣ.

XXXI. Предсѣдатель. Снова говорю вамъ, что по 118 статьѣ нашего Устава рѣчей здѣсь читать нельзя.

XXXII: И. Ѳ. Іорданскій. Хорошо. Перенося это ученіе о строеніи и жизни тѣла въ наше понятіе о Церкви Христовой, мы приходимъ къ слѣдующимъ сопоставленіямъ.

Какъ тѣло слагается изъ атомовъ, такъ и Церковь состоитъ изъ отдѣльныхъ индивидуумовъ, изъ отдѣльныхъ вѣрующихъ. Какъ атомы образуютъ прежде всего молекулу, такъ группа вѣрующихъ, связанныхъ между собою узами крови и единствомъ вѣры и любви, образуютъ первую церковную ячейку — домашнюю церковь. Всѣ отдѣльные члены этой домашней церкви связаны между собою жизненно, связующею силой — любви, всѣ они объединены въ одно цѣлое любовнымъ соподчиненіемъ главѣ семьи. Далѣе, какъ молекулы /с. 423/ входятъ въ составъ клѣтки, такъ семьи, домашнія церкви, вмѣстѣ взятыя, образуютъ приходъ, или такъ называемую малую церковь, которая входитъ, какъ составная часть, въ епархію, а всѣ епархіи данной страны образуютъ помѣстную Церковь. Какъ въ организмѣ управляющимъ органомъ является нервная система во всей своей совокупности съ единымъ объединяющимъ нервнымъ центромъ, такъ я въ Церкви всѣ вѣрующіе объединяются общимъ для всѣхъ священноначаліемъ — въ лицѣ архипастырей и пастырей съ первоіерархомъ во главѣ. Но, какъ въ организмѣ правильная работа нервныхъ центровъ обезпечивается живою, тѣсною и непрерывною связью со всѣми органами тѣла, такъ и въ Церкви верховный органъ священноначалія — Соборъ — долженъ состоять изъ епископовъ, клириковъ и мірянъ.

Далѣе, какъ въ тѣлѣ жизнь сохраняется лишь до тѣхъ поръ, пока въ немъ дѣйствуетъ связующая всѣ его части и выполняющая планомѣрную работу сила, — такъ и Церковь Христова жива и истинна только тогда, когда въ ней невидимо присутствуетъ Глава ея Господь нашъ Іисусъ Христосъ.

Это главенство Христа надъ Церковью нельзя понимать въ смыслѣ внѣшняго, такъ сказать, пространственнаго возглавленіи тѣла головою. Въ своемъ сравненіи Церкви съ тѣломъ Апостолъ мыслитъ Церковь полнымъ тѣломъ, имѣющимъ и голову, такъ какъ говоритъ о такихъ органахъ головы, какъ голова и уши (1 Кор. XIII, 16, 17, 21). Значитъ, и Церковь земная должна имѣть свою главу, и, какъ главными органами головы являются нервные центры, такъ и главою земной Церкви служатъ Соборы, возглавляемые первоіерархомъ. Но какъ эта глава Церкви, такъ и всѣ члены тѣла ея, «напоенные однимъ Духомъ» (1 Кор. XII, 13), оживаютъ лишь подъ благодатнымъ воздѣйствіемъ присутствующаго въ Церкви Христа.

Это благодатное Воздѣйствіе, связующее всѣ части Церкви Христовой въ одно цѣлое, въ одинъ организмъ, есть любовь (1 Іоанна IV, 8). Въ этомъ именно смыслѣ Спаситель говоритъ: «идѣже бо еста два или тріе собрани во имя Мое, ту есмь посредѣ ихъ» (Мѳ. XVIII, 20). Проникая собою все тѣло Церкви, эта Божественная любовь, а равно и всю Церковь «наполняющій» Духъ Святой преимущественно проявляются въ архипастыряхъ и пастыряхъ, въ силу особыхъ благодатныхъ даровъ, присущихъ имъ по сану священства (1 Кор. XII, 28).

Подкрѣпляемые благодатію Святого Духа, эти избранные служители Христа «истинною любовію все возращаютъ въ Того, Который есть глава Христосъ, изъ Котораго все тѣло, составляемое и совокупляемое посредствомъ всякихъ, взаимно скрѣпляющихъ связей, при дѣйствіи въ свою мѣру каждаго члена», получаетъ приращеніе для созиданія самого себя въ любви (Ефес. IV, 16).

XXXIII. Предсѣдатель. Я нѣсколько разъ просилъ васъ не читать рѣчь. (Шумъ, голосá: Довольно!).

XXXIV. И. Ѳ. Іорданскій. Такимъ образомъ соборность Церкви это — живая организованная связь ея отдѣльныхъ членовъ, благодаря которой всѣ они вмѣстѣ составляютъ одинъ живой организмъ, подучающій свое бытіе /с. 424/ волею Отца, оживотворяемой любовію Сына и просвѣщаемой истиннымъ свѣтомъ Духа.

Понимаемая въ такомъ смыслѣ, соборность не только не исключаетъ, а, напротивъ, содержитъ въ себѣ идею патріархата, какъ начала централизующаго и объединяющаго, начала, являющагося и символомъ и живымъ личнымъ воплощеніемъ единства церковнаго сознанія.

Съ этой точки зрѣнія первоіерархъ является единоличнымъ выразителемъ и исполнителемъ мысли и воли всей Церкви, поскольку она выразилась въ опредѣленіяхъ и постановленіяхъ Собора.

Именно такое сочетаніе идеи соборности и идеи патріархата мы встрѣчаемъ и въ 34-омъ Апостольскомъ правилѣ, которымъ предписывается епископамъ каждаго народа, а, слѣдовательно, и всей помѣстной Церкви «признавати перваго изъ нихъ, яко главу», и въ то же время этому первому между епископами совѣтуется «ничего не творити безъ разсужденія всѣхъ».

Замѣчательно окончаніе этого правилѣ: «ибо тако будетъ единомысліе, и прославится Богъ о Господѣ во Святомъ Духѣ, Отецъ и Сынъ и Святый Духъ». Изъ всѣхъ Апостольскихъ правилъ только въ этомъ производится прославленіе Святой Троицы, причемъ это прославленіе обнаруживается «единомысліемъ единаго со всѣми».

Это согласіе идеи первоіерарха съ истиннымъ понятіемъ о Церкви подтверждается и практикою церковною съ первыхъ вѣковъ христіанства. Такъ, уже въ сонмѣ Апостоловъ явственными чертами обрисовывается образъ первоіерарха въ лицѣ Апостола Петра. Святый Іоаннъ Златоустъ называетъ его «избраннымъ изъ Апостоловъ», «начальникомъ ихъ хора», «началомъ православія» и, наконецъ, «великимъ первосвященникомъ Церкви».

Ко времени Вселенскихъ Соборовъ первоіерархи Церкви Александрійской уже носили особое названіе «папы», названіе, которое позднѣе (въ концѣ IV вѣка) присвоялось, по преимуществу, архіепископамъ Римскимъ. Въ канонахъ Никейскаго Собора употребляется титулъ «митрополитъ». Титулъ «патріархъ» впервыѣ употребляется въ твореніяхъ Василія Великаго и обоихъ Григоріевъ.

Григорій Назіанзинъ, называя святаго Аѳанасія Великаго «главою» Александрійской Церкви, видитъ въ лицѣ его какъ бы идеалъ первоіерарха и перечисляетъ тѣ качества, которыми послѣдній долженъ обладать. Онъ долженъ быть, по примѣру святаго Аѳанасія, «нѣжнымъ для слабыхъ, добрымъ для просящихъ, доступнымъ для всѣхъ, медленнымъ на гнѣвъ, ревностнымъ въ дѣлахъ благочестія, готовымъ помогать христіанамъ всякаго класса и возраста; утѣшителемъ для огорченныхъ, посохомъ для престарелыхъ, руководителемъ для юныхъ».

Обладая такими качествами, будучи въ то же время твердымъ, какъ скала, въ дѣлѣ защиты Православной Церкви, святый Аѳанасій съ успѣхомъ выдерживалъ борьбу съ властелиномъ міра и злѣйшимъ врагомъ Церкви Христовой, императоромъ Констанціемъ. Такимъ долженъ быть и тотъ патріархъ, /с. 425/ котораго ждетъ наша Церковь; и которому, быть можетъ, Проведеніемъ суждено спасти и нашу настрадавшуюся Родину отъ той всеобщей разрухи, которой свидѣтелями мы являемся въ эти скорбные дни.

Итакъ я прихожу къ слѣдующимъ выводамъ:

1) Церковь Православная является соборною, т. е., органически связанною во всѣхъ своихъ частяхъ;

2) Во главѣ ея стоятъ Соборы, составляемые изъ всѣхъ трехъ элементовъ церковнаго организма; и

3) Живымъ носителемъ и выразителемъ органическаго единства Церкви служить патріархъ, Соборами избираемый и передъ Соборами отвѣтственный.

Первое изъ этихъ положеній имѣетъ характеръ догмата, не подлежащей доказательству аксіомы, а второе и третье — являются строго логическими выводами изъ этой аксіомы.

XXXV. В. Я. Малаховъ. Мое убѣжденіе по вопросу о патріаршествѣ сложилось подъ вліяніемъ изученія исторической жизни Церкви Христовой, знакомства съ памятниками церковной письменности (разумѣю: дѣянія Святыхъ Соборовъ, житія Святыхъ, церковно-историческія хроники и т. п.). Убѣжденіе мое слѣдующее: патріаршество есть неоспоримое явленіе исторической жизни Церкви, явленіе, засвидѣтельствованное съ такою обязательностью его въ жизни Церкви, съ такою очевидностью, какъ рѣдко какое другое явленіе. Вотъ эта сторона въ вопросѣ о патріаршествѣ — историчность явленія, его необходимость, обязательность — всегда останавливала и останавливаетъ на себѣ мое вниманіе, когда я слышалъ и слышу возраженія противъ патріаршества.

Въ рѣчахъ предшествующихъ ораторовъ, которые вопроса о патріаршествѣ касались съ исторической точки зрѣнія, особенно въ рѣчахъ архимандрита Иларіона и профессора Соколова, представлены были наиболѣе характерные аргументы въ пользу патріаршества.

Я позволю себѣ привести по данному вопросу лишь два-три аргумента, которые, съ моей точки зрѣнія, или не получили надлежащаго освѣщенія, или совершенно были обойдены молчаніемъ въ рѣчахъ предшествующихъ ораторовъ.

За точку отправленія возьму извѣстную формулу св. Викентія Лиринскаго (V вѣка). Св. Викентій Лиринскій устанавливаетъ такой критерій истины: за истину слѣдуетъ признавать то, во что вѣрили всегда, вездѣ и всѣ (quod semper, quod ubique, quod ab omnibus creditum est). Этотъ критерій истины, установленный св. Викентіемъ Лиринскимъ, пользуется большимъ авторитетомъ у богослововъ не только православныхъ, но и инославныхъ, особенно англиканъ и старокатоликовъ. Правда, вышеприведенная формула примѣняется св. Викентіемъ къ вопросамъ вѣры, къ вопросамъ характера догматическаго, но ее съ большимъ удобствомъ и съ полнымъ правомъ можно примѣнить и въ вопросамъ характера историческаго, каноническаго, литургическаго. Въ самомъ дѣлѣ, то, что въ Церкви всегда, вездѣ и всѣми принималось, невольно заслуживаетъ нашего вниманія и подражанія.

/с. 426/ Итакъ, quod semper — что всегда... Всегда въ Церкви примѣнялась патріаршая форма управленія, всегда, не исключая и первыхъ трехъ вѣковъ. Мнѣ кажется, въ этомъ отношеніи, какъ аргументъ, не вполнѣ достаточно исчерпано 6-ое правило I-го Вселенскаго Собора: «Да хранятся древніе обычаи, принятые въ Египтѣ, и въ Ливіи, и въ Пентаполѣ, дабы Александрійскій епископъ имѣлъ власть надъ всѣми сими»... Повторяю: древніе обычаи. Не могли такъ святые отцы 325 года выразиться объ обычаяхъ, которые имѣли 50-ти, даже 100-лѣтнюю давность: давность эта была болѣе древняя. Значитъ, во всякомъ случаѣ, въ III и II вѣкахъ власть Александрійскаго епископа простиралась на епископовъ всей сѣверо-восточной христіанской Африки. Правда, епископъ Александрійскій тогда не назывался патріархомъ, а архіепископомъ или, обычнѣе, папой Александрійскимъ, но не въ названіи суть, а въ его полномочіяхъ, въ его власти. Продолжаемъ: «понеже и Римскому епископу сіе обычно». Это значитъ, что и Римскій епископъ пользовался властью въ отношеніи къ епископамъ Запада. Далѣе: «подобно и въ Антіохіи, и въ иныхъ областяхъ да сохраняются преимущества Церквей»; тамъ тоже одни епископы преимуществовали во власти, другіе имъ подчинялись. Касательно существованія въ Церкви патріаршей власти въ IV, V и послѣдующихъ вѣкахъ не буду распространяться: этого не отрицаютъ и противники патріаршества.

Quod ubique — что вездѣ... Вездѣ въ христіанской Церкви примѣнялась форма патріаршаго управленія. Тамъ же, гдѣ по мѣстнымъ условіямъ или въ силу какихъ-нибудь историческихъ обстоятельствъ нельзя было учредить автокефальной Церкви съ архіепископомъ во главѣ, тѣ епархіи, тѣ Церкви, говорю, подчинялись верховной юрисдикціи ближайшаго патріарха или архіепископа. Такъ, 28-е правило IV Вселенскаго Собора верховной юрисдикціи патріарха Константинопольскаго подчиняетъ «епископовъ у иноплеменниковъ». Въ силу этого правила, вѣроятно, и наша Русская Церковь въ первыя столѣтія ея существованія была подчинена верховной власти Константинопольскаго патріарха.

Quod ab omnibus — что всѣми... Всѣми въ Церкви признавалась, какъ обязательная, патріаршая форма управленія. Не говорю о православныхъ христіанахъ; даже еретики, которые искажали догматы вѣры, оть Церкви отпадали или самою Церковью отъ общенія съ нею были отсѣваемы, эти еретики въ вопросѣ церковнаго управленія съ Церковью были согласны. Приведу нѣсколько примѣровъ.

Во II-III вѣкахъ полуеретики-полураскольники монтанисты поставили у себя патріарха въ г. Пепузѣ.

Въ IV вѣкѣ аріане, по мѣрѣ усиленія, захватывая православныя патріаршія каѳедры, не упраздняли ихъ, а лишь на мѣсто патріарховъ православныхъ поставляли патріарховъ аріанскихъ.

Когда въ самомъ концѣ V вѣка отъ Церкви Православной обособились еретики несторіане, они возглавили свою церковь католикосомъ.

Въ VI вѣкѣ появились монофизитскія общества коптовъ въ Египтѣ и /с. 427/ яковитовъ въ Сиріи — появились и патріархи коптскій и яковитскій. Тогда же, какъ отдѣльная оть Вселенской, стала существовать армянская Церковь, во главѣ этой Церкви стоитъ католикосъ.

Наконецъ, въ наше время, на нашихъ глазахъ обособились отъ Церкви Русской (не скажу еретики: св. Василій Великій назвалъ бы ихъ «самочиннымъ сборищемъ», по прав. 1) грузины. Они первымъ дѣломъ избрали и поставили у себя католикоса. И правильно поступили: такъ и должны были они поступить, слѣдуя древнему преданію, исконному строю церковнаго управленія.

Теперь скажу нѣсколько словъ касательно двухъ возраженій противъ патріаршества, опять подходя къ вопросу съ исторической точки зрѣнія.

Я слышалъ нѣсколько разъ повторенное съ этой каѳедры заявленіе, что «единовластіе и соборность несовмѣстимы» (проф. Титлиновъ). Когда я слушалъ подобное утвержденіе, моя мысль невольно обращалась въ исторіи Церкви IV-V вѣковъ Это были «золотые вѣка» въ жизни Церкви. Церковная жизнь тогда проявлялась во всей полнотѣ, била ключемъ. Что же мы видимъ въ жизни Церкви IV-V вѣковъ по интересующему насъ вопросу? Видимъ, съ одной стороны, что въ это время процвѣтала патріаршая форма управленія: тогда сорганизовались окончательно пять патріархатовъ (римскій, константинопольскій, александрійскій, антіохійскій, іерусалимскій); четвертый Вселенскій Соборъ санкціонировалъ ихъ предѣлы. Съ другой стороны, никогда не было столько большихъ соборовъ, какъ въ IV-V вв.: тогда въ одинъ годъ собирались иногда по два большіе Собора. Однако, тогда права власти патріаршей не устранялись, не поглощались правами власти соборной и наоборотъ. Патріархи чрезъ императоровъ созываютъ Соборы, предсѣдательствуютъ на нихъ, руководятъ ихъ дѣятельностью. Соборы, въ свою очередь, устанавливая извѣстныя нормы церковной жизни, если то требовалось обстоятельствами, судили патріарховъ, низлагали ихъ и на ихъ мѣсто поставляли другихъ.

Второе возраженіе. Одинъ изъ ораторовъ высказался такъ приблизительно: «Я ни за, ни противъ патріаршей власти, ибо мнѣ неизвѣстны полномочія будущаго патріарха». Другіе ораторы много критиковали формулу, вынесенную Отдѣломъ Собора по вопросу о патріаршествѣ. Они находили, что въ формулѣ не установлены точно отношенія патріарха къ Собору, Собора къ патріарху, патріарха къ подчиненнымъ ему епископамъ и т. п.

Напрасны эти опасенія и недоразумѣнія! Исторія говоритъ намъ, что патріаршая власть въ разное время, въ разныхъ мѣстахъ и юридически конструировалась и фактически осуществлялась различно.

Папство первыхъ трехъ вѣковъ и, скажемъ, VIII-IX вѣковъ — двѣ вещи разныя. Восточные патріархи IV-V вѣковъ юридически (по канонамъ церковнымъ) всѣ пользовались одинаковыми правами, фактически же патріархи Константинопольскій и Александрійскій въ отношеніи къ своимъ округамъ проявляли большую власть, чѣмъ патріархи Антіохійскій и Іерусалимскій. Возь/с. 428/мемъ, далѣе, одного патріарха Константинопольскаго въ византійскую и турецкую эпохи. Какъ въ разное время разнообразились его административныя права и полномочія! Юридически, напримѣръ, султанскими фирманами и бератами власть патріарха ставилась на недосягаемую высоту, фактически часто она сводилась къ нулю. Въ шестидесятыхъ годахъ прошлаго столѣтія церковно-народное собраніе въ патріархатѣ Константинопольскомъ выработало опредѣленные канонисмы, которыми опредѣлила отношенія патріарха къ Сѵноду, народному смѣшанному совѣту и епархіальнымъ архіереямъ. Канонисмы эти и нынѣ имѣютъ тамъ силу. Въ послѣднее десятилѣтіе по образцу патріархата Константинопольскаго организовано церковное управленіе и въ остальныхъ патріархатахъ Востока — Александрійскомъ, Антіохійскомъ и Іерусалимскомъ.

Такимъ образомъ формы патріаршаго управленія въ разныхъ мѣстахъ, въ разное время были различны. Однако это то сокращеніе, то расширеніе правъ патріаршей власти никогда не устраняло самаго института патріаршества. Всегда въ Церкви Христовой были патріархи, были то блистающіе во всемъ величіи своего сана и служенія, то унижаемые, озлобляемые, гонимые, то сіяющіе вѣрою и благочестіемъ, то погрѣшающіе и въ личной жизни и въ вѣрѣ... Чрезъ нихъ именно Церкви восточныя устанавливаютъ свою связь съ Церковью вѣка апостольскаго, и малая Церковь александрійская, напримѣръ, съ гордостью своего патріарха Фотія считаетъ 123-мъ отъ св. апостола и евангелиста Марка.

Изъ сказаннаго я дѣлаю выводъ: если патріаршество — исконная форма церковнаго управленія, если оно въ Церкви Христовой было всегда, вездѣ и всѣми признавалось, то и наша Русская Церковь, какъ часть Церкви вселенской, должна имѣть своего патріарха.

XXXVI. Прот. А. П. Рождественскій. Моя православная совѣсть обязываетъ меня повѣдать Священному Собору тѣ мысли, которыя побуждаютъ меня возражать противъ возстановленія патріаршества въ Русской Церкви. Эти мысли особенно укрѣпились во мнѣ послѣ талантливой рѣчи на прошломъ засѣданіи о. архимандрита Иларіона. Онъ ярко изобразилъ ту центростремительную силу, которая въ исторіи Церкви Православной объединяла и спаивала отдѣльныя части церковнаго тѣла. Сначала епархіи объединились въ митрополичьи округа, потомъ изъ нѣсколькихъ митрополій создались діоцезы, а наконецъ и діоцезы подѣлились на патріаршія области, и каждое дѣленіе возглавлялось единымъ лицомъ. Но тутъ, какъ въ рѣчи о. Иларіона, такъ и въ рѣчи проф. П. Д. Лапина (въ Отдѣлѣ), поставлена точка, тогда какъ въ исторіи сила центростремительная продолжала дѣйствовать и далѣе. На Западѣ образовывался единый центръ для всей Церкви, въ лицѣ Римскаго патріарха; этотъ центръ признавался не только на Западѣ, но и на Востокѣ было немало голосовъ, принадлежавшихъ даже святымъ мужамъ, которые гласили о Римскомъ патріархѣ, какъ о хранителѣ и главѣ всей Церкви. То же самое центростремительное движеніе, какое привело къ патріаршеству, завершилось и Римскимъ папствомъ. И что же, неужели на /с. 429/ Востокѣ движеніе къ объединенію всей Церкви въ единой земной главѣ остановилось только потому, что оно направлялось тамъ къ другому центру — къ «вселенскому» патріарху новаго Рима, что главою Церкви хотѣли почитать не Римскаго папу, а Константинопольскаго патріарха? Я думаю, что нѣтъ, что на Востокѣ выдвинулось иное, исконное церковное начало — соборность, которое и остановило дальнѣйшее движеніе къ единой главѣ. Я думаю, что Русской Православной Церкви суждено провести это соборное начало снизу до верху, безъ малѣйшихъ отступленій, и тѣмъ ясно показать ложность римскаго папства. Въ самомъ дѣлѣ, вѣдь если стоять на точкѣ зрѣнія личнаго единоначалія въ помѣстной Церкви, то логика требуетъ, чтобы и надъ всею Церковью Православной былъ единый глава на землѣ, и всѣ доводы въ пользу патріаршества, указывающія на красоту церковную, на требованія времени и проч., — все это еще въ бóльшей мѣрѣ приложимо ко всей Православной Церкви и говоритъ какъ будто, — хотя и несправедливо, — въ пользу Церкви Римской. Говорятъ, что возглавленіе всей Церкви земнымъ первосвященникомъ невозможно потому, что влечетъ за собою признаніе его непогрѣшимымъ: вся въ совокупности Церковь непогрѣшима, слѣдовательно, непогрѣшимъ и ея представитель. Логика совершенно правильная, но латиняне по ней и поступаютъ, ссылаясь на то, что если Каіафа, какъ «архіерей сый лѣту тому», могъ пророчествовать, по свидѣтельству евангелиста (Іоанна гл. XI ст. 51), то можетъ пророчествовать и земной глава Церкви, хотя бы и недостойный, и его пророчество, или ученіе можетъ быть непогрѣшимо. Не эта ли логика церковной исторіи, въ связи съ могуществомъ и внѣшнимъ величіемъ папизма, привела и нашего извѣстнаго философа В. С. Соловьева въ вратамъ Римской Церкви, заставила его поклониться искусителю Христа, по легендѣ Достоевскаго о великомъ инквизиторѣ? И вотъ я и опасаюсь, какъ бы установленіе патріаршества не заставило нѣкоторыя слабыя души пойти дальше по наклонной плоскости и впасть въ бездну папизма.

Въ заключеніе я долженъ заявить, что безъ всякаго опасенія церковнаго раздѣленія, о чемъ здѣсь говорилось, ожидаю рѣшенія Священнаго Собора, съ любовію подчинюсь этому рѣшенію, а пока рѣшеніе не вынесено, считаю своею христіанскою обязанностью высказать тѣ мысли, какія у меня имѣются, и радъ буду услышать убѣдительное разъясненіе моихъ недоумѣній.

XXXVII. Архіепископъ Таврическій Димитрій. Много славныхъ и сильныхъ ораторовъ высказалось и будетъ высказываться съ этой священный каѳедры за и противъ возстановленія патріаршества въ Россіи. А я, слабѣйшій изъ нихъ, спрошу васъ: не напрасно ли вы трудитесь? Не напрасно ли говорите объ учрежденіи патріаршества въ Россіи? Да развѣ его не существовало? О существованіи патріаршества въ Россіи была высказана мысль, но она мелькомъ проскользнула въ рѣчи одного изъ ораторовъ. Въ моемъ же сердцѣ она сверкнула еще на зарѣ моей молодости, когда я слушалъ отъ своего учителя объ устройствѣ Русской Церкви, и эта мысль запала въ мое сердце, и я молилъ Господа, чтобы Онъ далъ мнѣ дожить до того времени, когда соберется Соборная /с. 430/ Русская Церковь изъ представителей всего тѣла Христова, чтобы этотъ Соборъ исправилъ все испорченное, на время пріостановленное великимъ геніальнымъ Петромъ. Но и геній лишь оправдалъ на себѣ извѣстное римское изреченіе: errare humanum est, или другое выраженіе изъ Свящ. Писанія: «нѣсть человѣкъ, иже поживетъ и не согрѣшитъ». И согрѣшилъ Петръ Великій, когда послѣ смерти патріарха Адріана запретилъ избирать патріарха, и преемство вѣры, преемство іерарховъ прекратилось въ Русской Церкви. Но коллегія никогда не могла оставаться безъ предсѣдателя, никакая власть не могла остаться незанятой. И схватили эту власть цѣпкія руки. Явилось преемство власти не въ рясахъ, а во фракахъ и мундирахъ. Преемство людей невѣрующихъ, явныхъ отступниковъ отъ вѣры, по рожденію и воспитанію не принадлежащихъ къ русскому народу. Таковы князь Голицынъ, Мелиссино и другіе. Были и вѣрующіе, но они были незаконными патріархами Русской Церкви, потому что, ужасно сказать, они были не патріархами русскими, а папами римскими на патріаршемъ престолѣ. Не подчинялись они никакимъ законамъ и даже Регламента не признавали и нарушали его. Такъ было съ первыхъ дней и до послѣдняго. Новые патріархи были не отцы, а насильники въ полномъ смыслѣ этого слова. Патріаршество это не превратилось и тогда, когда преемники Петра сошли съ престола, и насильникомъ въ послѣднее время явился В. Н. Львовъ. Его преемникъ А. В. Карташевъ, и тотъ не спрашивалъ Св. Сѵнода о томъ, слѣдуетъ ли вводить временныя правила, по которымъ русское духовенство въ Закавказье ставилось въ зависимость отъ новаго патріарха-католикоса Киріона II, какъ это прямо вытекаетъ изъ временныхъ правилъ. И вотъ когда собрался Соборъ, законодатель и судья надъ всѣмъ, что сдѣлано за 200 лѣтъ, не наступилъ ли въ настоящее время моментъ, чтобы возстановить возглавленіе русскихъ епископовъ и изречь свое властное слово, чтобы надѣть на патріарха рясу, а не мундиръ, чтобы у нашей Церкви былъ первоіерархъ? Мы патріарха короновать не будемъ, а надѣнемъ на него вѣнецъ Христа, обагренный кровью, чтобы онъ предстательствовалъ предъ Господомъ Богомъ, Божіей Матерью и св. угодниками, и дни и ночи умолялъ ихъ спасти погибающую Россію. Отцы и братья! Вы слышали здѣсь ученыя рѣчи, въ которыхъ говорилось, чтобы наша Православная Церковь не возглавлялась патріархомъ. Неужели же русскій народъ, а я состою епископомъ русскаго народа, неужели онъ настолько убогъ, что Русская Церковь не достойна имѣть такого главу, который есть у грековъ, сирійцевъ, армянъ, у несторіанъ и грузинъ? Неужели двухмилліонный грузинскій народъ выше насъ? У него возведенъ патріархъ, а у насъ на Руси патріарха не будетъ. Да не будетъ такъ! 200 лѣтъ ждала Русская вдовствующая Церковь, чтобы вы дали ей главу, но не вмѣсто Господа Іисуса Христа, сохрани насъ отъ этого Господь: Господь Іисусъ Христосъ есть глава всякой — и семейной, и областной, и вселенской — Церкви. Мы просимъ васъ возстановить законное священноначальство, чтобы наши патріархи не были во фракѣ, а въ рясѣ, и были смиренными іереями Божіими и выполняли ввѣренныя имъ дѣла вмѣстѣ съ Сѵнодомъ, чтобы они были подотчетными /с. 431/ Священному Собору. Вотъ какимъ долженъ быть предстоятель Русской Церкви. Въ Церкви Божіей нѣтъ различія: и епископы и клирики и міряне должны принимать участіе въ строеніи Церкви Божіей. Пусть первый нашъ Соборъ скажетъ властное слово и дастъ намъ отца, молитвенника и предстателя за насъ предъ престоломъ Божіимъ.

XXXVIII. Проф. П. Д. Лапинъ. Помѣстныя Церкви существуютъ съ глубочайшей древности, и съ глубочайшей же древности въ нихъ были предстоятели, первоіерархи. Институтъ первоіерарховъ, какъ лицъ, объединяющихъ и руководящихъ помѣстнымъ епископатомъ, былъ присущъ въ древней Церкви всѣмъ формамъ помѣстнаго управленія, о которыхъ говорятъ каноны. Древнѣйшія помѣстныя Церкви раздѣлялись по народностямъ, и во главѣ каждой изъ нихъ стоялъ первоіерархъ. 34 правило Апостольское гласитъ: «епископамъ всякаго народа подобаетъ знати перваго въ нихъ, и признавати его, яко главу, и ничего превышающаго ихъ власть не творити безъ его разсужденія; творити же каждому только то, что касается до его епархіи и до мѣстъ, къ ней принадлежащихъ. Но и первый ничего да не творитъ безъ разсужденія всѣхъ». Эти первенствующіе епископы древнѣйшихъ помѣстныхъ Церквей сравнительно съ другими епископами владѣли нѣкоторыми преимуществами. Такими преимуществами были: право созванія соборовъ, право предсѣдательства на соборахъ, право надзора за всей помѣстной Церковью, право представлять всю помѣстную церковь въ сношеніи съ другими помѣстными церквами, право рукоположенія избранныхъ во епископы.

Никейскій, первый вселенскій, Соборъ установилъ митрополичью форму церковнаго правленія, обведя предѣлы помѣстныхъ Церквей границами гражданскихъ провинцій. И здѣсь мы въ церковныхъ провинціяхъ также видимъ предстоятелей, первоіерарховъ. Ими были епископы главныхъ городовъ провинцій — митрополиты. 9-е правило Антіохійскаго Собора гласитъ: «въ каждой области епископамъ должно вѣдати епископа, въ митрополіи начальствующаго и имѣющаго попеченіе о всей области, такъ какъ въ митрополію отовсюду стекаются всѣ, имѣющіе дѣла». Митрополиты сравнительно съ другими провинціальными епископами имѣли значительныя преимущества. Такъ, митрополитъ созывалъ Соборы, предсѣдательствовалъ на Соборахъ, и безъ его присутствія не могло быть законнаго Собора, онъ наблюдалъ за ходомъ церковныхъ дѣлъ во всей провинціи, утверждалъ избранныхъ во епископы, принималъ жалобы на епископовъ, давалъ отпускныя грамоты епископамъ; имя митрополита возносилось за богослуженіемъ во всѣхъ церквахъ провинціи. Впослѣдствіи являются болѣе обширныя помѣстныя Церкви, образовавшіяся путемъ соединенія между собою нѣсколькихъ церковныхъ провинцій: это діоцезы, или экзархаты. Ихъ установленіе относится во времени второго Вселенскаго Собора; во 2-мъ и 6-мъ правилахъ этого Собора въ первый разъ упоминается терминъ «діоцезъ». И въ этихъ Церквахъ были лица, объединявшія епископатъ и руководившія имъ. Этими лицами были митрополиты, жившіе въ главныхъ городахъ діоцезовъ. Глухое указаніе на существованіе /с. 432/ такихъ первенствующихъ митрополитовъ въ діоцезахъ можно найти во 2-мъ правилѣ II-го Вселенскаго Собора. Здѣсь относительно восточнаго діоцеза говорится слѣдующее: «Епископы восточные да начальствуютъ токмо на Востокѣ, съ сохраненіемъ преимуществъ Антіохійской церкви». Другія церковно-историческія данныя не оставляютъ уже никакого сомнѣнія въ существованіи такихъ первенствующихъ митрополитовъ въ церковныхъ діоцезахъ. Послѣ II-го Вселенскаго Собора является опредѣленный терминъ — экзархъ діоцеза, и этотъ терминъ наряду съ названіемъ «архіепископъ» усвояется именно митрополитамъ главныхъ городовъ діоцезовъ. Первенствующіе митрополиты діоцезовъ или экзархи сравнительно съ другими митрополитами и епископами діоцезовъ имѣли нѣкоторыя преимущества, какъ это можно видѣть изъ системы управленія, существовавшей въ Африканскомъ діоцезѣ. Главнѣйшими изъ этихъ преимуществъ были: право созывать діоцезанскіе соборы и право предсѣдательства на этихъ соборахъ.

Но церковная жизнь и законодательство не могли остановиться на томъ неполномъ соединеніи между собою отдѣльныхъ провинцій, соединеніи, какое было въ экзаршеской формѣ церковнаго управленія. Провинціи стремились тѣснѣе объединиться между собою, и права экзарховъ на практикѣ постепенно расширились. И все это должно было повести къ установленію патріархатовъ. Это установленіе и было сдѣлано IV-мъ Вселенскимъ Соборомъ въ 28-мъ его правилѣ. По смыслу 28 правила IV-го Вселенскаго Собора патріархъ пользуется въ отношеніи провинцій такими же правами, какія имѣлъ митрополитъ въ отношеніи епископій, и патріархъ такимъ образомъ есть какъ бы митрополитъ надъ митрополитами. Существовали первоіерархи во всѣхъ православныхъ помѣстныхъ Церквахъ и во все послѣдующее время. Существуютъ они въ Православныхъ Церквахъ и въ настоящее время. И нѣкоторые изъ предстоятелей, изъ первоіерарховъ современныхъ автокефальныхъ Православныхъ Церквей, пользуются сравнительно съ другими епископами значительными преимуществами. Такъ, предстоятель, первоіерархъ Сербской Церкви, архіепископъ Бѣлградскій и митрополитъ Сербскій поддерживаетъ единеніе въ іерархіи, наблюдая, чтобы между епископами царили миръ и согласіе въ дѣлахъ церковнаго управленія, осуществляетъ чрезъ епархіальныхъ архіереевъ постановленія архіерейскаго сербскаго Собора, наблюдаетъ за состояніемъ дѣлъ въ епархіяхъ, даетъ отпуски епископамъ, рукополагаетъ избранныхъ во епископы, его имя возносится за богослуженіемъ во всѣхъ храмахъ Сербской помѣстной Церкви.

Изъ всѣхъ православныхъ автокефальныхъ Церквей въ настоящее время нѣтъ первоіерарха только въ Русской Церкви. Институтъ первоіераршества здѣсь, какъ извѣстно, насильственно былъ упраздненъ властною рукою царя-преобразователя. И упраздненъ онъ былъ не во имя интересовъ Церкви, а во имя интересовъ государства, въ цѣляхъ подчиненія Церкви государству, власти церковной — власти государственной. Послѣднее не подлежитъ сомнѣнію, хотя авторъ Регламента и старается всячески доказать преимущества коллегіаль/с. 433/наго, якобы соборнаго, образа управленія предъ патріаршимъ, якобы единоличнымъ. Это, вопреки волѣ автора Регламента, видно изъ самого Регламента. Одна изъ «винъ» Регламента гласитъ: «Велико и сіе, что отъ соборнаго правленія не опасатися мятежей и смущенія, каковые происходятъ отъ единаго собственнаго правителя духовнаго». Какъ совершенное не во имя церковныхъ, а во имя государственныхъ интересовъ, упраздненіе патріаршества не встрѣтило сочувствія среди іерархіи и народа. И въ послѣднее время многіе наши іерархи и другіе представители русскаго церковнаго общества неоднократно высказывали мысль о необходимости возстановленія у насъ института первоіераршества. Вотъ нѣкоторые факты. Послѣ Петра, среди нашихъ архіереевъ образовалась цѣлая партія, стремившаяся возстановить патріаршество. И стремленія этой партіи одно время у насъ были настолько популярны, что отъ правительства Петра II былъ даже запросъ Св. Сѵноду: «можно ли въ нынѣшнее время быть въ Россійской церкви патріарху?». Въ началѣ царствованія Елисаветы Петровны архіепископъ Амвросій Юшкевичъ и митрополитъ Арсеній Маціевичъ въ своемъ докладѣ, представленномъ государынѣ, требовали возстановленія патріаршества, какъ идеальной, по ихъ мнѣнію, формы церковнаго управленія. Созванное въ 1906-мъ году и состоявшее изъ лучшихъ духовныхъ силъ Россіи Предсоборное Присутствіе высказалось за необходимость возстановленія института предстоятеля въ Русской Церкви. Итакъ, сознаніе, выразившееся въ канонахъ и въ практикѣ церковной, признавало необходимымъ въ системѣ церковнаго управленія институтъ предстоятельства, и, мнѣ кажется, намъ нужно прислушаться въ голосу этого сознанія, тѣмъ болѣе, что основная причина, вызвавшая въ Церкви установленіе института предстоятельства, первоіераршества, — нужда въ лицѣ, которое объединяло бы и руководило бы помѣстнымъ епископатомъ и было бы живымъ выразителемъ помѣстнаго единства, — всегда будетъ у насъ ощущаться; въ настоящее же время, при общей разрухѣ, царящей въ Россіи, она ощущается болѣе, чѣмъ когда-либо. Намъ нуженъ предстоятель, или первоіерархъ и, само собою разумѣется, первоіерархъ постоянный, пожизненный; а не на время избираемый, не временный. Временныхъ первоіерарховъ каноны и исторія Церкви не знаютъ.

Многіе высказываютъ опасеніе, что возстановленіе у насъ института первоіерарха вредно отразится на началѣ соборности, которымъ должно быть проникнуто церковное управленіе. Напрасное опасеніе. Идея первоіераршества нисколько не противорѣчитъ началу соборности, и соборность легко и хорошо можетъ процвѣтать и при первоіерархахъ. Посмотрите, какъ глубоко былъ проникнутъ соборнымъ началомъ тотъ строй управленія, который рельефно вырисовывается предъ нами на основаніи каноновъ и древней церковной практики, не смотря на то, что и каноны и практика Церкви знали институтъ первоіерарховъ и, какъ мы видѣли, предоставляли первоіерархамъ значительныя преимущества. Вотъ этотъ строй. Основной церковною единицей является епархія — парикія. Во главѣ ея стоитъ, какъ Богомъ поставленное /с. 434/ лицо, епископъ, который и управляетъ ею при содѣйствіи всей своей паствы, особенно же при содѣйствіи клириковъ, какъ ближайшихъ своихъ помощниковъ. Но епархіи не живутъ отдѣльною, разрозненною жизнью: ближайшія изъ нихъ другъ къ другу вступаютъ между собою въ тѣсную связь и образуютъ церковныя провинціи. Высшая власть въ нихъ принадлежитъ Собору епископовъ, который собирается дважды, или по крайней мѣрѣ однажды въ году. На этихъ Соборахъ разсматриваются и рѣшаются всѣ дѣла, касающіяся всей провинціи, а во второй инстанціи и дѣла епархіальныя. Центромъ, объединяющихъ провинціальный епископатъ, является епископъ главнаго города провинціи — митрополитъ. Провинціи (митрополіи) въ свою очередь объединяются въ болѣе обширныя Церкви — въ діоцезы и патріархаты. Высшая власть здѣсь также принадлежитъ Соборамъ, которые собираются одинъ разъ въ годъ или же по требованію нужды. На этихъ Соборахъ разсматриваются и рѣшаются всѣ важнѣйшія дѣла, касающіяся всего діоцеза и патріархата, а въ высшей инстанціи и дѣла провинцій и даже дѣла епархій. Центрами, около которыхъ объединялся весь епископатъ діоцезовъ и патріархатовъ, были экзархи и патріархи. Но и экзархаты и патріархаты не живутъ совершенно отдѣльною, замкнутою жизнью: предстоятели діоцезовъ и патріархатовъ сносятся между собою посредствомъ посланій, а въ случаѣ появленія какихъ либо вопросовъ, затрагивающихъ интересы всей Вселенской Церкви, они вмѣстѣ съ другими епископами собираются на Вселенскіе Соборы. Не лучшій ли это образецъ проведенія соборнаго начала черезъ все тѣло Церкви — отъ провинцій до вселенной? И не лучшій ли это образецъ согласованія идеи первоіераршества съ соборнымъ началомъ?

У нѣкоторыхъ есть и другое опасеніе, что у нашего первоіерарха, въ случаѣ возстановленія у насъ этого института, не будетъ мирнаго сотрудничества съ Сѵнодомъ, какъ постоянно дѣйствующимъ высшимъ церковнымъ учрежденіемъ. Но и это опасеніе напрасно. Эти учрежденія легко могутъ быть примирены и права ихъ могутъ быть ясно и точно разграничены. Примиреніе это можетъ быть совершено или въ томъ направленіи, что Сѵнодъ существуетъ при первоіерархѣ, какъ его Совѣтъ, или же въ томъ направленіи, что первоіерархъ существуетъ при Сѵнодѣ, какъ его предсѣдатель. Этотъ вопросъ въ свое время будетъ разсмотрѣнъ въ Отдѣлѣ о высшемъ церковномъ управленіи, который и внесетъ свои заключенія на обсужденіе и рѣшеніе Священнаго Собора. Но какъ бы ни былъ рѣшенъ этотъ вопросъ, если бы онъ былъ рѣшенъ даже въ томъ смыслѣ, что первоіерархъ существуетъ при Сѵнодѣ, — какъ только его предсѣдатель, однако и въ такомъ случаѣ, кромѣ предсѣдательствованія въ Сѵнодѣ и связанныхъ съ этимъ предсѣдательствомъ правъ, нашему первоіерарху принадлежали бы неизбѣжно и другія преимущества: онъ былъ бы предсѣдателемъ Собора, имя его возносилось бы за богослуженіемъ во всѣхъ храмахъ Русской Церкви. Ему можно было бы предоставить и нѣкоторыя другія преимущества, напр., право рукоположенія избранныхъ въ митрополиты, право быть почетнымъ третейскимъ судьею по спорамъ между епископами.

/с. 435/ Итакъ, по нашему мнѣнію, нѣтъ серьезныхъ основаній возражать противъ возстановленія у насъ института первоіераршества, — возстановленія, указуемаго канонами и исторіею церкви и настоятельно диктуемаго потребностями переживаемаго времени.

(Голоса: Довольно, вашъ срокъ истекъ!)

Какой же титулъ должно усвоить первоіерарху Русской Церкви? Не имѣя возможности, за истеченіемъ срока предоставленнаго мнѣ времени, подробно остановиться на этомъ вопросѣ, ограничусь лишь слѣдующимъ краткимъ замѣчаніемъ. Весьма желательно, чтобы нашему первоіерарху былъ усвоенъ титулъ патріарха, дабы Русскую Церковь, отличающуюся многолюдствомъ своихъ членовъ и богатствомъ богословскихъ силъ, уравнять, сдѣлать равночестной съ восточными патріархатами.

XXXIX. А. Ѳ. Гораинъ. При обоснованіи положенія о необходимости возстановленія патріаршества Преосвященный докладчикъ, между прочимъ, сказалъ, что въ Россіи патріаршество не успѣло раскрыться, такъ какъ разнаго рода политическія вліянія тормозили естественное развитіе патріаршества. Я полагаю, что патріаршество, насильственно прекращенное въ нашей Церкви недоброю волею Петра В., въ силу, главнымъ образомъ, политическихъ соображеній, всеже въ исторіи Русской Православной Церкви выразилось опредѣленно и проявилось съ такою полнотою, которая даетъ намъ право, не погрѣшая не только передъ несомнѣнными указаніями церковныхъ каноновъ, повелѣвающихъ почитать перваго епископа, яко главу (34 пр. Апост.), во и передъ исторіею нашей Церкви, сказать: «уничтоженное насиліемъ одного лица, должно быть возстановлено вѣрою и любовію представителей Церкви». Я утверждаю, что патріаршество у насъ достаточно опредѣлилось, потому что патріаршее управленіе Русскою Церковью считаю не съ 1589 года, когда первый епископъ получилъ титулъ патріарха, а съ 989-го года, когда, съ принятіемъ христіанства, Русская Церковь канонически стала управляться Константинопольскимъ патріархомъ, осуществлявшимъ свою власть черезъ первыхъ ея епископовъ-митрополитовъ кіевскихъ и московскихъ. За отсутствіемъ времени я не буду говорить, какъ проявлялась у насъ власть патріарха, не буду касаться и біографій отдѣльныхъ патріарховъ и первоіерарховъ Русской Церкви; замѣчу лишь, что при желаніи въ ихъ дѣятельности можно найти и отрицательныя стороны, о чемъ и было сказано съ этой каѳедры. Я укажу лишь безспорные факты, относящіеся къ періоду патріаршаго управленія Русскою Церковью, свидѣтельствующіе о великомъ значеніи этого управленія въ судьбахъ Православія на Руси. Распространеніе Христовой вѣры, ростъ духовнаго просвѣщенія и письменности, развитіе христіанскаго искусства, созданіе особой христіанской государственности — вотъ главнѣйшіе моменты исторіи Русской Церкви въ до-петровскій періодъ, обходить которые мы не въ правѣ, если не желаемъ оказаться въ исторія нашей Церкви непомнящими родства. Съ этими моментами связаны имена многихъ нашихъ первосвятителей и патріарховъ. Послѣдніе всегда твердо /с. 436/ стояли на стражѣ интересовъ церковныхъ негосударственныхъ, особенно въ тѣ эпохи, когда государство подвергалось тяжелымъ испытаніямъ. Въ эпоху татарскаго владычества святители московскіе Петръ, Алексій, Іона, благодаря своему великому нравственному авторитету, вымаливали у хановъ ярлыки на неприкосновенность церковныхъ правъ и имуществъ, ярлыки, которыхъ въ наше время, кстати сказать, не получило отъ нашего благовѣрнаго правительства посольство Священнаго Собора. Всѣмъ извѣстна дѣятельность свят. Филиппа въ эпоху разрушительной для государства дѣятельности Ивана Грознаго и Святѣйшаго патріарха Ермогена въ эпоху великой разрухи Московскаго государства. Патріархи принимали непосредственное участіе въ государственномъ строительствѣ послѣ смутнаго времени. Патріархъ и члены Священнаго Собора участвовали въ земскихъ соборахъ, постановленія коихъ начинались словами: «По благословенію отца нашего патріарха...» Въ допетровской Руси патріархъ былъ проповѣдникомъ и носителемъ идеи церковности, той церковности, которая проникала всю русскую жизнь. Это не была обрядовая церковность, какъ ложно представляютъ ее авторы многихъ учебниковъ исторіи. По отзыву проф. В. О. Ключевскаго «древне-русское общество, подъ руководствомъ Церкви, въ продолженіе вѣковъ прилежно училось исполнять вторую изъ двухъ основныхъ заповѣдей, въ которыхъ заключается весь законъ и пророки — заповѣдь о любви къ ближнему». Патріархъ, какъ носитель церковнаго уклада русской жизни, не умѣющій по разнымъ постороннимъ соображеніямъ смѣшивать Божіе и кесарево, болѣе всего былъ ненавистенъ Петру В. Ему нуженъ былъ патріархъ «потаковникъ», проповѣдникъ правды воли монаршей, а не правды воли Божіей; нужна была молчащая и благословляющая всѣ его дѣянія Церковь, и Петръ, хорошо зная великое значеніе патріаршества на Руси, отмѣняетъ патріаршество и превращаетъ Православную Церковь со стороны управленія въ оффиціальное вѣдомство православнаго исповѣданія подъ руководствомъ и наблюденіемъ «своего ока» — изъ «офицеровъ человѣка добраго и смѣлаго». Но и послѣ отмѣны патріаршества православное церковное сознаніе всегда было на сторонѣ патріаршества, находя свое выраженіе, даже при самыхъ неблагопріятныхъ условіяхъ, въ жизни и литературѣ. Въ царствованіе Петра В. и его преемниковъ первый «цейхъ-директоръ» Сѵнодальной типографіи М. П. Аврамовъ, окончившій свою многострадальную жизнь въ застѣнкѣ Тайной канцеляріи, въ рядѣ проектовъ, замѣнявшихъ тогда періодическую прессу, предлагая церковныя реформы, писалъ: «Во главѣ Церкви долженъ стоять полномочный патріархъ, мужъ въ православной вѣрѣ, надеждѣ и любви по всему разуму Святыя Соборныя Каѳолическія Церкви живущій, который, по данной ему отъ Христа власти и силѣ, долженъ смѣло, право и истинно содержать и управлять Св. Церковь и собирать къ себѣ повсегодно помѣстный Соборъ». Заслуживаетъ вниманія и то обстоятельство, что въ XX вѣкѣ мы слышимъ тѣ же возраженія противъ патріаршества, которыя раздавались еще въ XVIII вѣкѣ. Авторъ сочиненія «Молотокъ на камень вѣры» пишетъ: «Смертію /с. 437/ Петровою воскресоша паки Яворскаго единомышленники, яко Лопатинскій, Дашковъ и епископъ Коломенскій Игнатій; по своимъ прихотямъ они прилежно о тиранствѣ папежскомъ трудились». О тиранствѣ папежскомъ намъ говорили и съ этой каѳедры. Мысль о патріаршествѣ начала затемняться въ сознаніи общества по мѣрѣ того, какъ оно все дальше и дальше уходило отъ церковнаго уклада жизни. Не забудемъ, что именно послѣ уничтоженія патріаршества въ эпоху Петра В. русскіе люди постепенно отвыкали мыслить и жить по церковному, такъ какъ съ уничтоженіемъ патріаршества былъ разрушенъ старый, церковный, почти монастырскій укладъ ихъ жизни. Церковность — жизнь и душа христіанства — оказалась утерянной въ сознаніи общества. Вотъ почему и въ вопросѣ о возстановленіи патріаршества наше общество было или совершенно безразличнымъ, или же выражало опасеніе какого-то невозможнаго въ русской православно-церковной жизни клерикализма, несмотря на то, что патріаршество и соборность никто не выставляетъ, какъ понятія другъ друга исключающія. Только страшный ударъ, разрушившій нашу государственность и оказавшій сильное вліяніе на судьбы православія въ Россіи, заставляетъ насъ снова говорить о необходимости возстановленія Патріаршества въ Русской Церкви. Въ то время, когда въ Русскомъ государствѣ не находится подобающаго мѣста православной вѣрѣ, приходится думать не столько уже о конституціонномъ патріархѣ — предсѣдателѣ Сѵнода, — о которомъ здѣсь много говорили, сколько о созданіи такой церковной организаціи съ патріархомъ во главѣ, при которой бы мы всегда чувствовали себя въ Россіи православно-русскими людьми. Намъ нуженъ патріархъ — носитель началъ церковности, представитель Церкви, въ авторитетному голосу котораго прислушивались бы православные русскіе люди. Нашей Церкви нуженъ опытный кормчій среди страшныхъ волнъ бушующаго житейскаго моря.

Здѣсь говорили, что возстанавливая патріаршество, мы встрѣтимъ неудовольствіе со стороны нашихъ избирателей. Не говорю за другихъ, но за себя долженъ съ спокойною совѣстью заявить, что въ докладѣ избирательному собранію, напечатанномъ въ мѣстномъ епархіальномъ органѣ, я, отстаивая начало соборности въ управленіи Церковью, говорилъ о патріархѣ и возраженій не встрѣчалъ. Наши избиратели послали насъ сюда устроить и защитить Церковь Божію. Возстанавливая патріаршество въ Русской Церкви, мы воодушевлены одною мыслью и однимъ желаніемъ: защитить Церковь Божію отъ тѣхъ опасностей, которыя могутъ обрушиться на нее въ переживаемое нами безпримѣрно тяжелое въ исторіи Россіи время.

XL. Свящ. Л. Е. Иваницкій. Соборный разумъ и благоговѣйная мысль вѣрующаго сердца побуждаетъ меня по волнующему всѣхъ насъ вопросу о патріаршествѣ высказаться путемъ маленькаго сопоставленія на чисто догматической почвѣ. Но для того, чтобы мое слово носило опредѣленный характеръ, я позволю себѣ привести нѣсколько мыслей просвѣщеннѣйшаго отца и великаго учителя Православной Церкви Св. Іоанна Златоуста.

Изъясняя IV гл. 4 ст. посланія Ап. Павла къ Ефесянамъ, сей св. мужъ /с. 438/ пишетъ, между прочимъ: «чтобы ты, услышавъ слово главу, не принялъ его въ значеніи только власти, но въ смыслѣ собственномъ, не счелъ его только начальникомъ, но видѣлъ въ немъ какъ бы тѣлесную (дѣйствительную) главу (апостолъ) прибавляетъ: исполненіе исполняющаго всяческая во всѣхъ» (Твор. т. XI, ст. 26-27); и въ другомъ мѣстѣ: «Глава Церкви Господь Іисусъ Христосъ естественно соединяетъ всѣхъ ея членовъ, съ точностью направляетъ ихъ другъ во другу и связываетъ между собою» (т. I, ст. 650).

Какъ видите, по самобытному православно-христіанскому ученію въ освѣщеніи св. Іоанна Златоуста, Господь Іисусъ Христосъ есть не только духовная, но и тѣлесная дѣйствительная Глава Церкви.

Сказанное не есть частное, необязательное для насъ мнѣніе одного изъ св. отцовъ, потому что другой не менѣе знаменитый св. отецъ Григорій Богословъ отзывается объ Іоаннѣ Златоустѣ такъ: «его ученіе — законъ для жизни, его мнѣніе — догматы для православія».

Ничѣмъ инымъ, какъ чудомъ Божіимъ, можно объяснить то безспорное явленіе, что въ практической жизни нашей Православной Церкви въ сѵнодальный періодъ ея исторіи довольно безболѣзненно разрѣшился, животрепещущій вопросъ о тѣсной проникновенной связи ея организма съ ея извѣчною Главою Господомъ Іисусомъ Христомъ. Святѣйшій Сѵнодъ съ сонмомъ богомудрыхъ іерарховъ, присутствующихъ здѣсь, одушевляемый всегда единою заботою о благѣ дома Божія и всѣхъ благоговѣйно живущихъ въ немъ, посильно поддерживалъ духовное взаимообщеніе какъ между собою, такъ и съ Основателемъ Церкви Господомъ Спасителемъ.

Нынѣ же, когда предъ Соборомъ стоитъ задача о возстановленіи на Руси патріаршества, въ мою душу невольно закрадывается чувство страха и тягчайшей отвѣтственности за тотъ шагъ, который мы имѣемъ совершить. Мнѣ представляется, что лишь только Соборъ постановитъ (это уже, какъ видимъ, окончательно предрѣшено большинствомъ его Членовъ), что патріаршество, какъ главенство въ Православной Церкви, — совершившійся фактъ, какъ послѣдуетъ умаленіе святѣйшаго достоинства духовной Церковной Первоглавы — Господа Іисуса Христа? А особливо, когда возстановленный патріархъ окажется не чуждъ общечеловѣческихъ болѣзней и страстей, могущихъ неблагопріятно повліять на весь составъ и безъ того находящагося въ тяжелой агоніи церковнаго организма. Предъ суровымъ судомъ русской церковной исторіи мы, соборяне, окажемся злостными несостоятельными должниками. Нынѣ вашему Собору, этому духовному колоколу Св. Руси въ настоящіе скорбные дни, слѣдуетъ напрячь всѣ свои силы, все свое разумѣніе исключительно на то, чтобы сохранить церковное тѣло достойнымъ нетлѣнной и блаженной его Главы (т. е. Господа Іисуса Христа), по мѣрѣ силъ человѣческихъ. Всего этого можно достигнуть не внѣшними мѣрами, не поставленіемъ патріарха во что бы то ни стало, ибо патріархъ не волшебная палочка, по мановенію которой все должно будетъ преобразиться, а только путемъ насажденія въ широкомъ размѣрѣ /с. 439/ истинной соборности, связующей чадъ Церкви, безъ всякаго внѣшняго посредства, узами начало-созидательной, взаимнопроникновенной христіанской любви — этой вѣковѣчной основы Царства Божія.

XLI. Проф. И. М. Громогласовъ. Сокращеніе преній, внутренне ничѣмъ не оправданное, внѣшне налагаетъ на насъ обязанность думать не о научныхъ данныхъ, а принципіально обращаетъ мысль на то, чтобы разобраться въ томъ, что введено въ нашъ оборотъ. Мнѣ кажется, что для цѣлесообразности какого бы то ни было спора, необходимо условіе, чтобы онъ привелъ къ какому-нибудь результату, къ опредѣленности предмета спора. Этой опредѣленности у насъ не замѣчается. О чемъ мы говоримъ? Съ особымъ подъемомъ, одушевляющимъ многихъ, говорится: дайте намъ отца, молитвенника, духовнаго вождя. Это — жажда нравственнаго руководства, и то, что говорилось въ защиту необходимости такого вождя, идетъ мимо обсуждаемаго вопроса. Мы говоримъ объ извѣстной формѣ церковнаго устройства, а не разсуждаемъ о моральныхъ вопросахъ. Что духовный вождь нуженъ, что молитвенникъ нуженъ, въ этомъ убѣждать намъ другъ друга не приходится, въ этомъ никого убѣждать не нужно. Но духовнаго пастыря каждый ищетъ по голосу своей совѣсти и часто находитъ его не тамъ, гдѣ находятся центры церковной организаціи. Молитвенника, отца, духовника мундиромъ не создать, какого бы онъ покроя ни былъ, духовнаго или свѣтскаго. И потому всѣ наши разсужденія идутъ мимо цѣли, къ которой должны быть направлены наши разговоры. Мы говоримъ о возстановленіи патріаршества или иначе о формѣ организаціи высшаго церковнаго управленія. Главнымъ предметомъ сужденій является патріархъ. Намъ нужно условиться, о чемъ говорить. Здѣсь слышалось: «Развѣ мы говоримъ о такомъ патріархѣ, который извѣстенъ исторіи? Мы говоримъ о другомъ. Вы боитесь власти патріарха? Мы дадимъ ему власти столько, сколько захотимъ». Я думаю, такъ разсуждать нельзя. Слова имѣютъ силу надъ мыслями и дѣятельностью человѣка, и съ словами, если они употреблялись въ теченіе ряда вѣковъ, срастаются извѣстныя представленія, которыхъ не оторвать отъ нихъ. Патріаршество есть опредѣленный церковно-правовой институтъ, опирающійся на церковныхъ правилахъ и церковной практикѣ, а пренебрегать этимъ нельзя. Когда мы говоримъ, что патріархъ — первый между равными, иногда при этомъ имѣютъ въ виду патріарха безъ всякой власти. Я такого патріарха въ церковной исторіи и церковныхъ правилахъ не знаю. Патріархъ — первый между равными, что это за изреченіе? Оно и само-то по себѣ выражаетъ смутную мысль, въ которой едва ли могутъ дать отчетъ тѣ, которые его усердно употребляютъ. Если есть первый между равными, значить есть и второй и третій между равными. Это и въ Византіи вызывало недоумѣнія. Одни писатели комментируютъ эти слова такъ. Признать кого-либо равнымъ и въ то же время первымъ — это дѣло неподходящее и нелѣпое. По моему воззрѣнію, говорить о первомъ и равномъ нельзя. Самое названіе первымъ уже вводитъ неравенство. Въ области церковной исторіи это неравенство есть неравенство власти. И въ цер/с. 440/ковной исторіи, и въ церковной практикѣ патріархъ никогда не являлся равнымъ другимъ іерархамъ. Не разъ выставлялось положеніе, какъ будто бы противъ этого. Но по существу и тѣ, которые старались стерѣть извѣстнымъ образомъ различіе между патріархомъ и другими епископами, въ концѣ концовъ должны были признать, что патріархъ не рядовой митрополитъ, а митрополитъ надъ митрополитами. Извѣстно, что патріархъ имѣлъ свою опредѣленную власть и преимущества надъ другими іерархами. Эта власть выражалась не только въ томъ, что онъ созывалъ Соборы. При нежеланіи его созвать Соборъ, Соборъ являлся самочиннымъ. Онъ — предсѣдатель Собора, а развѣ предсѣдательствованіе на Соборѣ ничтожно, развѣ это не есть полнота власти? Патріархъ имѣлъ право визитаціи, контроля. Это право доходило до того, что, въ случаѣ неисправности епископа, патріархъ могъ сдѣлать свое распоряженіе, напр., назначить эконома. Это только одинъ пріемъ. По аналогіи съ этимъ онъ не допускаетъ бездѣйствія власти и распоряжался тамъ, гдѣ бездѣйствовалъ епархіальный архіерей. Затѣмъ патріархъ имѣлъ право ставропигіи. Это значитъ, что патріархъ имѣлъ право устроить монастырь въ другой епархіи. Это также не малое преимущество. До какой степени было чуждо церковному сознанію низведеніе патріарха на одинъ уровень съ епископами, это видно и изъ внѣшней обстановки, въ которой являлся патріархъ среди другихъ іерарховъ. При соборномъ богослуженіи съ архіереями патріархъ одинъ облачался среди храма на возвышеніи съ 12 ступенями, прочіе облачались въ алтарѣ; когда онъ садился на горнемъ мѣстѣ, прочіе архіереи должны были стоять; изъ своихъ рукъ онъ пріобщалъ архіереевъ. По постановленію Собора 1675 года, архіереи при патріаршемъ богослуженіи должны были снимать крестъ и оставлять жезлъ, и все это дѣлалось съ опредѣленной цѣлью, чтобы не получилось впечатлѣнія, что епископъ равенъ патріарху. Слѣдуетъ вспомнить и о томъ, что, когда возникъ вопросъ, какъ судить патріарха, и когда епископы выразили свое желаніе произвести судъ надъ нимъ, патріархъ заявилъ, что они не компетентны судить его, такъ какъ они его ставленники, его дѣти, а дѣти отца судить не могутъ. Тогда понадобилось для суда надъ патріархомъ пригласить двухъ восточныхъ патріарховъ. Стало быть, патріархъ не пустое мѣсто. Если мы будемъ стоять на точкѣ зрѣнія правилъ, то мы должны знать, что въ патріархѣ мы имѣемъ лицо съ опредѣленными обширными церковными полномочіями. Когда мы условимся ясно, то увидимъ, что всѣ аргументы, которыми обосновывается необходимость патріарха, относятся не къ патріарху, а къ первоіерарху, тогда мы столкуемся легче. Первоіерархъ не то же, что патріархъ. Права первоіерарховъ различныхъ областей мы знаемъ: они не имѣли преимуществъ власти и не рукополагались вторымъ рукоположеніемъ, какъ дѣлалось у насъ по богословской безграмотности, а выбирались, напр., по возрасту. Первоіерархъ — это еще не патріархъ.

XLII. Предсѣдатель. Срокъ вашей рѣчи истекъ. (Голоса: Просимъ, просимъ!) Угодно Собору продлить срокъ рѣчи И. М. Громогласову?

/с. 441/

СXLIII. ПОСТАНОВЛЕНО: разрѣшить проф. Громогласову продолжать свою рѣчь.

XLIV. Проф. И. М. Громогласовъ. Итакъ, нужно внести опредѣленность въ понятіе о патріаршествѣ. Если мы говоримъ о патріархѣ, то съ тѣмъ содержаніемъ власти, которое установлено практикой Церкви. Къ возстановленію такого патріарха не указано принудительныхъ основаній въ тѣхъ рѣчахъ, которыя предъ нами проходили. Догматическихъ основаній за себя патріаршество не имѣетъ. Равнымъ образомъ оно не представляетъ и канонической необходимости. Тѣ правила церковныя, которыя здѣсь указывались, и 34 правило Апостольское въ частности, говорятъ о первоіерархѣ Церкви, причемъ полномочія его въ равныя времена были различны. 34-е Апостольское правило не могло имѣть и не имѣло въ виду патріарха, какимъ онъ заявилъ себя въ исторіи Русской Церкви.

Здѣсь было затрачено много рѣчей для параллельнаго освѣщенія неканоничности Сѵнода. Я думаю, что намъ надо воздержаться отъ поносительныхъ рѣчей по отношенію къ учрежденію, которое еще стоитъ во главѣ Русской Церкви. Какова бы ни была его историческая основа, при сужденіи о немъ нужно встать на точку зрѣнія Митрополита Московскаго Филарета, который выразился, что императоръ Петръ создалъ коллегію, но промыслъ Божій и милость Божія превратили ее въ Святѣйшій Сѵнодъ. И намъ нужно помнить, что Сѵнодъ есть высшій органъ церковнаго управленія, и имѣть больше уваженія къ своей Церкви.

Въ спорахъ о патріархѣ мы аргументировали историческими фактами, причемъ во всѣхъ этихъ аргументахъ обнаруживалось нѣкоторое непониманіе существа доказательствъ. Изъ исторіи намъ извѣстно, что на патріаршихъ престолахъ являлись нерѣдко великіе свѣтильники мысли и вѣры христіанской, великіе церковные дѣятели, но являлись и ничтожные администраторы, впадавшіе въ жестокія заблужденія и люди нравственно порочные. Факты въ ту и другую сторону безконечны. Какой же отсюда выводъ? Само по себѣ мѣсто патріарха не дѣлаетъ людей ни мудрыми, ни святыми, ни талантливыми администраторами. Слѣдовательно, и историческая справка (были патріархи хорошіе, были и дурные) не докажетъ, что при патріархѣ будетъ хорошо или дурно, а докажетъ только то, что эта форма церковнаго управленія для существа дѣла безразлична. И вопросъ исключительно долженъ касаться цѣлесообразности. Говорятъ, что возстановленіе патріаршества цѣлесообразно, что при немъ возможно церковное единство, а я думаю наоборотъ: церковное единство, церковная сплоченность будетъ достигнута только тогда, когда во главѣ русской церкви будетъ стоять Церковный Совѣтъ, который будетъ заключать въ себѣ живыхъ представителей различныхъ церковныхъ областей. Говорятъ, что патріархъ будетъ органомъ импонирующимъ; онъ можетъ послать телеграммы по всей Россіи, назначить крестные ходы, что возможно только при единой власти. Но почему же этого не можетъ сдѣлать Церковный Совѣтъ, въ которомъ есть избранники народные? Поэтому я и призываю васъ отложить во/с. 442/просъ о патріаршествѣ, которое не вызывается ни каноническими, ни историческими основаніями.

XLV. Протоіерей И. К. Матиковъ (по личному вопросу). Въ своемъ докладѣ о поѣздкѣ на Сѣверный фронтъ я умолчалъ о фамиліи извѣстнаго делегата и мѣстѣ, куда онъ ѣздилъ. Я заявилъ только, что онъ испугался собственной тѣни и вернулся назадъ. По скромности я умолчалъ о тѣхъ невзгодахъ, которыя я перенесъ на Сѣверномъ фронтѣ, такъ что вызвалъ даже недоумѣніе своего спутника. Я былъ и подъ обстрѣломъ, былъ и въ передовыхъ окопахъ, но считалъ нехорошимъ хвалиться этимъ. Три года я испытывалъ невзгоды на фронтѣ, но не рисовался этимъ. Но такъ какъ протоіерей А. П. Рождественскій самъ заявилъ о себѣ, то я называю его. Какъ только онъ проѣхалъ Грозный, онъ былъ смущенъ тѣмъ, что ингуши напали на поѣздъ по этой дорогѣ, а затѣмъ побывалъ въ Тифлисѣ, испугался собственной тѣни и вернулся назадъ. Онъ хотѣлъ сказать, что я — грузинъ. Я не отрицаю, что я грузинъ, и, моя подлинная фамилія — Матикашвили, которую семинарское начальство передѣлало въ фамилію Матиковъ; въ этомъ я не виноватъ. Я настаиваю на томъ, что нельзя посылать на фронтъ людей, которые боятся собственной тѣни.

XLVI. Засѣданіе закрыто въ 2 часа 10 м. дня.

Примѣчаніе:
[1] Журналы и протоколы засѣданій, т. I, стр. 260.

Источникъ: Священный Соборъ Православной Россійской Церкви. Дѣянія. Книга II, Выпускъ 2: Дѣянія XX-XXX. — Пг.: Изданіе Соборнаго Совѣта, 1918. — С. 401-442.

Дѣяніе 29-е // Къ оглавленію всѣхъ Дѣяній Собора // Приложеніе


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.