Церковный календарь
Новости


2017-05-30 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 11-я (1925)
2017-05-30 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 10-я (1925)
2017-05-29 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 9-я (1925)
2017-05-29 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 8-я (1925)
2017-05-28 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ недѣлю 8-ю. День Святой Троицы. Пятидесятница (1864)
2017-05-28 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ субботу 7-й седмицы. Троицкая поминальная суббота (1864)
2017-05-28 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово (4-е) въ недѣлю свв. отцевъ Никейскаго Собора (1894)
2017-05-28 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово (3-е) въ недѣлю свв. отцевъ Никейскаго Собора (1894)
2017-05-28 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово (2-е) въ недѣлю свв. отцевъ Никейскаго Собора (1894)
2017-05-28 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово (1-е) въ недѣлю свв. отцевъ Никейскаго Собора (1894)
2017-05-27 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Рождественское привѣтствіе (1975)
2017-05-27 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Духовный большевизмъ (1975)
2017-05-27 / russportal
И. А. Ильинъ. О признаніи революціи (1925)
2017-05-27 / russportal
И. А. Ильинъ. Отрицателямъ меча (1925)
2017-05-26 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Миръ и непримиримость (1975)
2017-05-26 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Къ 40-лѣтію паденія русскаго народа (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 30 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Исторія Русской Церкви

Всероссійскій Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг.

Священный Соборъ Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг. былъ открытъ въ Москвѣ 15 (28) августа 1917 г. Для участія въ его работѣ было избрано и назначено по должности 564 человѣка: 80 архіереевъ, 129 лицъ пресвитерскаго сана и 10 дьяконовъ изъ бѣлаго духовенства, 26 псаломщиковъ, 20 монашествующихъ (архимандритовъ, игуменовъ и іеромонаховъ) и 299 мірянъ. Соборъ работалъ болѣе года. За этотъ періодъ состоялись три его сессіи: первая — съ 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья — въ 1918 г.: съ 20 января (2 февраля) по 7 (20) апрѣля и съ 19 іюня (2 іюля) по 7 (20) сентября. — Основными вопросами, подлежавшими рѣшенію Собора, были: 1) выработка положенія о Высшемъ Церковномъ Управленіи Всероссійской Церкви; 2) возстановленіе патріаршества; 3) возстановленіе праздника Всѣмъ святымъ въ Землѣ Россійской просіявшимъ; 4) канонизація новыхъ святыхъ: Софронія Иркутскаго и Іосифа Астраханскаго. Однако, къ сожалѣнію, многія рѣшенія Соборъ принималъ подъ давленіемъ т. н. «демократической общественности» и въ немъ очень сильно сказывалось наслѣдіе Февральскаго переворота 1917 г., что помѣшало Собору дать народу четкіе критеріи происшедшей въ Россіи національной катастрофы... — Въ 1994-2000 гг. Новоспасскій монастырь (РПЦ) выпустилъ въ свѣтъ изданіе матеріаловъ Собора 1917-1918 гг., которое состояло изъ 12 томовъ, 11 изъ которыхъ — «Соборныя Дѣянія» и одинъ томъ — «Опредѣленія и Постановленія Собора». Часть Соборныхъ Дѣяній (№№ 1-82, тт. 1-6) была выпущена репринтомъ по изданію, предпринятому еще въ 1918 г. самимъ Соборомъ; остальныя (№№83-170, тт. 7-11) — по архивнымъ матеріаламъ, хранящимся въ Государственномъ архивѣ Россійской Федераціи въ Москвѣ.

Дѣянія Всероссійскаго Помѣстнаго Собора 1917-1918 г.г.

СВЯЩЕННЫЙ СОБОРЪ ПРАВОСЛАВНОЙ РОССІЙСКОЙ ЦЕРКВИ.

Приложеніе III къ дѣянію XXXI.       

Членъ Собора А. В. Васильевъ:
Патріаршество и соборность.

I.

Православное исповѣданіе вѣры гласитъ о святой, соборной и апостольской Церкви. Святость Церкви обусловливается вѣрностью ея апостольскому преданію и соборности. Существеннѣйшая же часть апостольскаго въ Церкви преданія, это — ея священноначаліе, передаваемое преемственно черезъ рукоположеніе святительское отъ Апостоловъ. Православно понимаемая соборность, по которой всѣ стосковались и возстановленія которой хотятъ, объединяетъ въ себѣ совѣтъ и священноначаліе. Праобразъ соборности — Тріединый Богъ; при равночестности Божественныхъ Лицъ въ Немъ есть и священноначаліе. Отъ Единаго источника Начала-Отца рождается Слово-Сынъ и исходитъ Духъ Святый. Господь нашъ Іисусъ Христосъ говоритъ: «Азъ и Отецъ едино есма»; «видѣвый Мене видѣ и Отца»; но Онъ же сказалъ: «Отецъ Мой болій Мене есть» и — «снидохъ съ небесе да не творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца». Въ предвѣчномъ Божіемъ Совѣтѣ о твореніи міра и человѣка участвуютъ всѣ Божественныя Лица; но Сынъ /с. 29/ покорствуетъ Отцу до самоуничиженія, до сошествія на землю въ образѣ человѣка-раба, до страданій и смерти крестной. И Духъ равенъ Сыну и Отцу; но Сынъ посылаетъ Его отъ Отца и Онъ покоренъ Отцу и Сыну, нисходитъ на нашу грѣшную землю, животворитъ, просвѣщаетъ и святитъ ее. И весь міръ, и всѣ населяющія его Богозданныя твари носятъ въ себѣ, въ мѣру большаго или меньшаго ихъ совершенства, образъ и подобіе своего Творца.

О человѣкѣ прямо сказано въ книгѣ Бытія: «Сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію». Человѣкъ, какъ и его Творецъ, соборенъ и іерархиченъ въ тѣлесномъ составѣ, а въ душевномъ существѣ — тріединъ. Но человѣкъ въ его отдѣльности еще не вѣнецъ Божественнаго творчества. Правда, сотворивъ его въ 6-й день, Богъ почилъ отъ дѣлъ Своихъ; но Господь нашъ Іисусъ Христосъ говоритъ: «Отецъ Мой доселѣ дѣлаетъ, и Азъ дѣлаю». Но это Божественное дѣланіе уже не непосредственный вызовъ стихій и существъ Божественнымъ Словомъ изъ небытія къ бытію, а зодчество изъ данныхъ въ первые дни стихій и силъ, совершаемое при посредствѣ созданныхъ тогда же разумныхъ тварей, главнымъ образомъ — человѣковъ и ангеловъ. Человѣкъ не только тѣлесно-душевное существо, но и носитель духа, добраго или злого. И мы, ученики Христовы, призваны Имъ, Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ, къ созиданію Церкви — Тѣла Его. «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Гал. 3, 27), «наздани бывше на основаніи Апостолъ и Пророкъ, сущу краеугольну Самому Іисусу Христу, о Немъ же всякое созданіе составляемо растетъ въ Церковь святую о Господѣ, о Немъ же и вы созидаетеся въ жилище Божіе Духомъ» (Ефес. 2, 20-22), «Каждому же изъ насъ дана благодать по мѣрѣ дара Христова» (Еф. 4, 7). «И Онъ поставилъ однихъ Апостолами, другихъ пророками, иныхъ евангелистами, иныхъ пастырями и учителями къ совершенію святыхъ, на дѣло служенія, для созиданія Тѣла Христова, доколѣ всѣ пріидемъ въ единство вѣры и познанія Сына Божія, въ мужа совершеннаго, въ мѣру полнаго возраста Христова» (Еф. 4, 11-13).

Церковное наше священноначаліе идетъ и получаетъ свое освященіе и благодатную силу и власть не отъ избранія снизу, а сверху. «Не вы Меня избрали, — говоритъ Христосъ ученикамъ, — но Я васъ избралъ». И Онъ далъ имъ власть учить и священнодѣйствовать, вязать и рѣшить и пасти Его стадо, и отъ Апостоловъ передается преемственно эта власть чрезъ святительское рукоположеніе донынѣ. По православному нашему пониманію, Церковь не только общество вѣрующихъ, но — тѣло Христово; тѣло же возглавляется единою главою, а всѣ его члены отъ нея получаютъ велѣнія, куда имъ двигаться или что дѣлать. Верховному апостолу Петру трижды повелѣлъ Господь: «паси агнцы (овцы) Моя»; и на этомъ камнѣ воздвигъ Онъ Церковь Свою и обѣщалъ, что врата адова не противостанутъ ей. И Церковь Христова, въ православномъ ея пониманіи, не бездѣятельная и не оборонческая, но воинствующая, наступательная. «Дадеся Мнѣ всяка власть на небеси и на земли. Шедше научите вся языки, крестяще ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще ихъ блюсти вся, елика заповѣдахъ вамъ; и се Азъ съ вами есмь до скончанія вѣка», — таковы послѣднія слова, послѣдній завѣтъ Господа нашего Іисуса Христа Апостоламъ и ихъ преемникамъ, передъ вознесеніемъ Его на небо. И какъ всякому /с. 30/ великому воинству необходимы единый верховный вождь и подчиненные ему вожди-военачальники въ каждомъ самостоятельно дѣйствующемъ отрядѣ, такъ и великое воинство Христово — Святая Вселенская Церковь, возглавляемая Единымъ Верховнымъ Пастыреначальникомъ Господомъ Іисусомъ Христомъ, въ каждой изъ автокефальныхъ, самостоятельныхъ своихъ частей должна имѣть подчиненнаго только Ему своего верховнаго пастыреначальника и вождя, въ лицѣ первоіерарха своего народа, своей области, или страны.

И, дѣйствительно: уже Апостольское 34-е правило предписываетъ «епископамъ каждаго народа знать перваго изъ нихъ, яко главу». Зонара, толкуя это правило, говоритъ: «Какъ тѣла движутся неправильно или даже и совсѣмъ дѣлаются безполезными, если голова не сохраняетъ своей дѣятельности въ здоровомъ состояніи, такъ и тѣло Церкви будетъ двигаться безпорядочно и неправильно, если первенствующій въ немъ членъ, занимающій мѣсто головы, не будетъ пользоваться подобающею ему честью. Посему настоящее правило повелѣваетъ, чтобы первенствующихъ епископовъ въ каждой епархіи, т. е. архіереевъ митрополій, прочіе епископы той же епархіи почитали главою и безъ нихъ ничего не дѣлали такого, что имѣетъ отношеніе къ общему состоянію Церкви». Это правило подтверждено и расширено правилами св. вселенскихъ и помѣстныхъ соборовъ; и если въ Апостольскихъ правилахъ повелѣніе это дается епископамъ каждаго народа, то правило 6-е Никейскаго 1-го собора говоритъ: «Да сохранятся древніе обычаи, принятые въ Египтѣ, Ливіи и въ Пентаполѣ, дабы Александрійскій епископъ имѣлъ власть надъ всѣми сими, понеже и Римскому епископу сіе обычно. Подобно и въ Антіохіи и въ иныхъ областяхъ да сохраняются преимущества церквей». Толкователи же этого правила 1-го Вселенскаго собора говорятъ слѣдующее. Аристинъ: «Каждый патріархъ долженъ довольствоваться своими преимуществами, и никто изъ нихъ не долженъ восхищать иной области, которая прежде и отъ начала не была подъ его властію... Но и епископы каждой области должны знать своего перваго, т. е. епископа, предстоятельствующаго въ митрополіи, и безъ соизволенія его не избирать епископа; если же и изберутъ кого-либо безъ соизволенія его, таковому не быть епископомъ». — И Вальсамонъ: «Настоящее 6-е правило и 7-е опредѣляютъ, чтобы по древнимъ обычаямъ почтены были честію четыре патріарха, т. е. римскій, александрійскій, антіохійскій и іерусалимскій (о константинопольскомъ будетъ изъяснено въ другихъ правилахъ), и чтобы александрійскій имѣлъ преимущество надъ областями Египта, Ливіи и Пентаполя; подобнымъ образомъ антіохійскій надъ областями Сиріи, Келесиріи, Месопотаміи и обѣихъ Киликій, а іерусалимскій надъ областями въ Палестинѣ, Аравіи и Финикіи, потому что, говоритъ, и римскій епископъ имѣетъ преимущество надъ западными областями. Такимъ образомъ правила хотятъ, чтобы патріархи имѣли преимущество надъ митрополитами, имъ подчиненными, а митрополиты въ свою очередь надъ епископами, имъ подчиненными, такъ, чтобы подчиненные имъ епископы безъ нихъ не дѣлали ничего, превышающаго ихъ власть».

Правило 2-е второго Вселенскаго собора подтверждаетъ права и преимущества тѣхъ же церквей, а 3-е правило того же собора постановляетъ: «Константинопольскій епископъ да имѣетъ преимущество чести по Римскомъ епископѣ, потому что градъ оный есть новый Римъ».

/с. 31/

28-е правило 4-го Халкидонскаго собора подтверждаетъ правило 3-го собора 150 отецъ, т. е. 2-го Вселенскаго, о преимуществахъ св. церкви Константинопольской, новаго Рима, опредѣляя ему быть второю по чести послѣ Римской, а правило 9-е того же Халкидонскаго собора опредѣляетъ, чтобы клирики не судились въ свѣтскихъ судилищахъ: «Аще же на митрополита области епископъ или клирикъ имѣетъ неудовольствіе: да обращается или къ экзарху великія области, или къ престолу царствующаго Константинополя и передъ нимъ да судятся».

Наконецъ, 37-е правило Апостольское, 19-е 4-го Халкидонскаго, 8-е — 6-го и 6-е — 7-го Вселенскаго соборовъ указываютъ: первые два не менѣе двухъ разъ, послѣдніе два не менѣе раза въ годъ въ каждой церковной области быть собранію епископовъ, возлагая обязанность созванія соборовъ на областныхъ митрополитовъ (или, что то же, на патріарховъ), предоставляя имъ назначить и мѣсто, гдѣ быть собору, и подвергая отвѣтственности тѣхъ изъ митрополитовъ, которые пренебрегутъ исполнить сіе не по нуждѣ или насилію и не по какой-либо уважительной причинѣ: такой митрополитъ, говоритъ 6-е правило 7-го Вселенскаго собора, подлежитъ епитеміи по правиламъ.

Таковъ издревле установившійся, утвержденный канонами, порядокъ управленія христіанскими автокефальными Церквами, соблюдаемый на всемъ православномъ Востокѣ и донынѣ: каждая самостоятельная православная Церковь возглавляется первоіерархомъ, котораго остальные епископы церковной области признаютъ «яко главу», и между этими главами автокефальныхъ Церквей первенство чести принадлежало прежде римскому епископу, а по уклоненіи послѣдняго въ ересь, это первенство принадлежитъ константинопольскому патріарху, отъ котораго и первоіерархи-митрополиты Русской Церкви получали свое посвященіе и находились въ нѣкоторой зависимости, пока эта Церковь не стала вполнѣ автокефальной, получивъ своего патріарха, въ лицѣ Іова. И русскіе патріархи были достойными преемниками святителей-митрополитовъ кіевскихъ и московскихъ, продолжая ихъ дѣло благоустроенія церкви и государственнаго строительства. Между ними были такія могучія и свѣтлыя личности, какъ Филаретъ, Никонъ и Ермогенъ. Они совершали свое великое дѣло окормленія русской церковной жизни не единолично, а съ соборами подвластныхъ имъ епископовъ и другихъ клириковъ, въ согласіи съ царской властью и въ живомъ общеніи съ первоіерархами другихъ автокефальныхъ православныхъ церквей. Деспотизмъ Петра I-го, упразднившій въ Русской Церкви соборность, упразднилъ и патріаршество, подмѣнивъ ихъ коллегіей — Сѵнодомъ. И по учрежденіи Сѵнода Русская Церковь до нашихъ дней не оскудѣвала богато одаренными и облагодатствованными святителями: Димитрій Ростовскій, Митрофанъ Воронежскій, Тихонъ Задонскій; Филареты, Платоны, Иннокентіи и Ѳеофаны и множество другихъ угодниковъ, подвижниковъ и свѣтильниковъ. Но коллегіальное устройство и порядокъ высшаго управленія церковнаго не давали этимъ богатырямъ духа развернуть во всю ширь ихъ обильныя дарованія и принести всю ту пользу русской Церкви, русской общественности и государственности, въ дѣлѣ просвѣщенія и охристіаненія послѣднихъ, какъ это могло бы быть при иныхъ условіяхъ и укладѣ русской церковной жизни.

По всѣмъ приведеннымъ выше основаніямъ: догматическимъ, каноническимъ /с. 32/ и историческимъ, возстанавливаемая нынѣ въ русской Церкви соборность должна быть увѣнчана и возстановленнымъ патріаршествомъ.

Избранный Соборомъ, возведенный на вдовствующій два вѣка патріаршій престолъ, первосвятитель Всероссійской Церкви возглавитъ собою весь сонмъ ея епископовъ, являя собою «конечное исполненіе церковное», т. е. завершеніе строительства церковнаго. Безъ этого возглавленія перестраиваемое нынѣ заново, но въ духѣ святой старины, на соборномъ основаніи зданіе Всероссійской Церкви оставалось бы незавершеннымъ и неустойчивымъ, какъ неустойчивы бываютъ и порою рушатся выведенныя хотя бы и на прочномъ основаніи стѣны, не увѣнчанныя объединяющимъ и связующимъ ихъ сводомъ.

Да совершитъ же, съ Божіею помощью, Священный Соборъ, безъ дальнѣйшихъ колебаній и отлагательствъ это, быть можетъ, важнѣйшее изъ ожидаемыхъ отъ него всѣмъ вѣрующимъ русскимъ народомъ дѣяніе, и Богъ благословитъ и дальнѣйшее соборное дѣланіе.

II.

Основная задача Священнаго Собора, это — положить начало возстановленію въ жизни нашей Церкви и нашего Отечества исповѣдуемой нами въ 9-мъ членѣ Символа вѣры, но въ жизни пренебреженной и подавленной соборности. Если мы исповѣдуемъ Церковь соборною и апостольскою, а Апостолъ опредѣляетъ ее какъ тѣло Христово, какъ живой организмъ, въ которомъ всѣ члены находятся во взаимообщеніи и соподчинены другъ другу, то, значитъ, такая соподчиненность не чужда началу соборности, и соборность не есть полное равенство одинаковыхъ членовъ или частицъ, а содержитъ въ себѣ признаніе личнаго и іерархическаго началъ. Въ одномъ изъ засѣданій Отдѣла о высшемъ церковномъ управленіи Членъ Собора естествовѣдъ И. Ѳ. Іорданскій въ подтвержденіе вѣрности только-что высказаннаго мною положенія далъ намъ картину человѣческаго тѣла, въ которомъ изъ атомовъ слагаются ткани, изъ тканей органы, органы образуютъ системы органовъ, и все это обслуживаетъ другъ друга, соподчинено одно другому, въ концѣ концовъ управляется единымъ жизненнымъ центромъ. Такимъ образомъ, и подъ соборностью нельзя понимать безусловнаго равенства одинаковыхъ человѣческихъ особей, управляемыхъ численнымъ большинствомъ. Въ соборности находитъ себѣ признаніе и утвержденіе личность съ присущими ей особенностями, ставящими ее въ опредѣленное соотношеніе къ другимъ личностямъ и къ цѣлому, котораго онѣ являются частями. Соборность не отрицаетъ власти, но требуетъ отъ нея самоопредѣленія къ служенію подвластнымъ, а от последнихъ самоопредѣленія къ добровольному ей повиновенію. Итакъ, власть, опредѣляющая себя какъ служеніе, по слову Іисуса Христа: первый изъ васъ да будетъ всѣмъ слуга, — и подвластные, добровольно покорствующіе признаваемому ими авторитету, — согласіе, единомысліе и единодушіе, въ основѣ которыхъ лежатъ взаимныя, общія другъ къ другу довѣріе и любовь, — такова соборность. И только при ней возможно осуществленіе истинной хри/с. 33/стіанской свободы и равенства и братства людей и народовъ. По такому началу соборности строилась въ допетровскія времена на Руси вся не только церковная, но и гражданская и государственная жизнь. Но настала темная въ нашей русской жизни полоса, когда мы оторвались отъ корней нашей святой старины и стали искать и кланяться чужимъ богамъ. И единственно прочное творческое начало жизни, соборность была подмѣнена коллегіальностью. Подмѣна эта въ церковной жизни совершена Петромъ I и его сподвижникомъ и вдохновителемъ Ѳеофаномъ Прокоповичемъ чрезъ учрежденіе Духовнаго Коллегіума, получившаго названіе Св. Правительствующаго Сѵнода. Скажу вкратцѣ о томъ, какъ показала себя эта вновь заведенная коллегіальная соборность въ первомъ же засѣданіи Св. Сѵнода. На всеподданнѣйшемъ докладѣ съ вопросомъ о томъ, какъ поминать на литургіи вмѣсто упраздненнаго патріарха замѣнившій его Коллегіумъ, Петръ написалъ: «Святѣйшій Правительствующій Сѵнодъ». Вице-президенты Сѵнода Ѳеодосій Яновскій, архіепископъ Новгородскій, и Ѳеофанъ Прокоповичъ, архіепископъ Псковскій, изъ угодливости Петру дали распространительное толкованіе его помѣткѣ, — въ томъ смыслѣ, что-де православныхъ восточныхъ патріарховъ поминать на литургіи не слѣдуетъ. Когда же первенствующій въ Сѵнодѣ членъ, бывшій мѣстоблюститель патріаршаго престола, митрополитъ Рязанскій Стефанъ Яворскій остался по этому дѣлу при особомъ мнѣніи, то Сѵнодъ запретилъ своему президенту не только напечатать его мнѣніе, но и въ рукописи кому бы то ни было его показывать подъ страхомъ тяжкой передъ царемъ отвѣтственности — «какъ неполезное и зѣло вредное, и явно лживое, и именному указу противное, и миръ церковный къ смятенію возбуждающее!» — Вотъ какіе миръ и согласіе съ самаго начала установились въ рѣшающей дѣла большинствомъ голосовъ Сѵнодальной коллегіи, замѣнившей собою патріарха и соборы. Внесенные на нынѣшній Соборъ законопроекты Предсоборнаго Совѣта весь порядокъ церковнаго управленія строятъ не на соборномъ основаніи, какъ утверждаютъ объяснительныя къ этимъ законопроектамъ записки и защищающіе ихъ здѣсь на Соборѣ нѣкоторые профессора, а на чисто формальномъ началѣ коллегіальности, или парламентаризма. Поэтому въ проектахъ Предсоборнаго Совѣта патріарху вовсе не дано мѣста; епископамъ оставлено только предсѣдательствованіе въ разнаго рода собраніяхъ и совѣтахъ, составленныхъ главнымъ образомъ изъ младшихъ клириковъ и мірянъ, дѣйствительная же власть управлять паствою и дѣлами церковными у нихъ отнята. Принятіе этихъ законопроектовъ было бы не освобожденіемъ Русской Церкви отъ того порабощенія власти князя вѣка сего, начало которому положено Духовнымъ Регламентомъ Петра и Ѳеофана, а углубленіемъ и распространеніемъ этого сатанинскаго дѣла на всю церковную жизнь.

Неудивительно поэтому, что нѣсколько засѣданій Отдѣла о высшемъ церковномъ управленіи да и другихъ Отдѣловъ были посвящены выясненію сущности соборности. Необходимо столковаться и твердо установить это понятіе, иначе мы постоянно будемъ сбиваться на коллегіальность, защитники которой продолжаютъ прикрывать ее именемъ соборности.

Между тѣмъ тутъ только наружное сходство въ томъ, что и той и другой присуща совѣщательность. Но соборность есть начало нравственное, духовное; коллегія же построена на началѣ формальномъ. Въ соборности человѣческая лич/с. 34/ность и авторитетъ власти находятъ себѣ признаніе и утвержденіе; въ коллегіи авторитетъ упраздняется и личность исчезаетъ. Рѣшенія выносятся безликимъ и безразличнымъ большинствомъ. Соборность призываетъ къ взаимной любви и благоволенію, къ согласію и миру, къ единодушію и единомыслію: «Возлюбимъ другъ друга, да единомысліемъ исповѣмы!» Соборность призываетъ къ пожертвованію своимъ частнымъ правомъ, если это необходимо для пользы другихъ, для общаго блага и мира, для пользы цѣлаго. При господствѣ коллегіальности или — что то же — парламентаризма, каждая партія настаиваетъ на своемъ частномъ правѣ, и большинство топчетъ нужды, желанія и волю меньшинства. Это начало партійности и раздѣленія — общее зло всего западнаго парламентаризма; пересаженное къ намъ, оно неизбѣжно ведетъ къ разладу и распаду, что мы и видимъ теперь въ нашемъ несчастномъ отечествѣ, въ нашемъ войскѣ, и не дай Богъ увидѣть то же въ Церкви.

Въ соборности стройно согласуются личноіерархическое и общественное начала. Православное пониманіе соборности содержитъ въ себѣ понятіе вселенскости, но оно — глубже, указываетъ на внутреннюю собранность, цѣльность, какъ въ отдѣльномъ человѣкѣ его душевныхъ силъ: воли, разума и чувства, такъ и въ цѣломъ обществѣ и народѣ — на согласованность составляющихъ его организмовъ-членовъ. Какъ отдѣльный человѣкъ, такъ и цѣлый народъ — цѣленъ, здоровъ, когда между его частями и членами, между управляющими и управляемыми господствуютъ миръ и взаимное благоволеніе и довѣріе, достигаемыя готовностью къ самоограниченію и самопожертвованію.

Съ точки зрѣнія истинной соборности непонятны эти споры о рѣшающемъ и совѣщательныхъ голосахъ. Каждый, взятый въ отдѣльности голосъ — совѣщательный; но если въ немъ прозвучала истина, вѣрность апостольскому и святительскому преданію, то онъ принимается и, слѣдовательно, становится рѣшающимъ, и даже получаетъ значеніе исповѣданія вселенской истины. А если бы 99 изъ ста высказали мнѣніе и даже вынесли рѣшающее опредѣленіе, погрѣшающія противъ истины и вселенскаго преданія, и только одинъ голосъ остался имъ вѣренъ, то съ этимъ однимъ будетъ Церковь, а всѣ остальные будутъ уклонившимися въ ересь. Примѣры этому знаетъ церковная исторія (соборы Ефесскій, Флорентійскій).

Патріархъ, возглавляющій Помѣстные Соборы, и постоянно дѣйствующій ихъ исполнительный органъ — Сѵнодъ, — не противорѣчитъ соборности, а восполняетъ ее. И мы видимъ, что всюду, гдѣ патріархи — тамъ и соборы. А у насъ, на Руси, болѣе 200 лѣтъ не было ни патріарха, ни соборовъ. Всѣ возражающіе противъ возстановленія патріаршества, въ сущности повторяютъ другъ друга, противопоставляя патріарха соборности. Но мы знаемъ, что не только въ древности, но и въ настоящее время въ православныхъ восточныхъ Церквахъ есть патріархи, и Церкви эти — каѳолическія и соборныя. И 34-е Апостольское правило требуетъ, чтобы епископы каждаго народа или каждой церковной области знали перваго ихъ нихъ. Это же правило повторено въ 9-мъ правилѣ Антіохійскаго собора и въ правилахъ вселенскихъ (7-е 1-го, 2-е 2-го, 28-е 4-го). Тутъ идетъ рѣчь уже не о епископахъ только, какъ въ Апостольскомъ правилѣ, но и о митрополитахъ, а толкователи Аристинъ и Вальсамонъ называютъ этихъ епископовъ митрополичь/с. 35/ихъ областей патріархами, причемъ Вальсамонъ заканчиваетъ свое толкованіе выводомъ: «Такимъ образомъ, правила хотятъ, чтобы патріархи имѣли преимущество надъ митрополитами, а митрополиты въ свою очередь надъ епископами, имъ подчиненными такъ, чтобы подчиненные имъ епископы безъ нихъ не дѣлали ничего, превышающаго ихъ власть».

Этотъ порядокъ епископскаго священноначалія сохраняетъ силу каноническаго и до сего дня.

Указаніе проф. А. И. Покровскаго на то, что митрополичьи и патріаршескіе округа возникали параллельно съ политическимъ разростаніемъ и дѣленіями Римской Имперіи — вѣрно; но не вѣренъ дѣлаемый имъ отсюда выводъ, что, будто бы, этотъ параллелизмъ былъ для Церкви явленіемъ случайнымъ и вызывался не церковной нуждой, а политическими соображеніями. Нѣтъ: такого совпаденія церковныхъ областей съ политическими дѣленіями требовала сама жизнь, требовала общая польза. Какъ руководить паствою въ чужой области, внѣ границъ того государства, гдѣ живетъ самъ пастырь? Сопоставленіе Іерусалимской и Константинопольской Церквей свидѣтельствуетъ лишь о томъ, что санъ патріарха и первенство между патріархами обусловливается не церковно-историческими только воспоминаніями, а и нуждами церковнаго управленія и современнымъ значеніемъ той или другой церковной области. Тѣми же требованіями церковной дисциплины и необходимостью сохраненія единства въ каждой изъ автокефальныхъ Церквей вызывалось, по мѣрѣ разростанія границъ этихъ Церквей и умноженія въ нихъ приходовъ, а затѣмъ и епископій, — разрастаніе церковнаго священноначалія вверхъ.

Въ первоначальной Церкви епархіи и парикіи совпадали. По мѣрѣ расширенія церковныхъ областей и роста въ нихъ числа парикій явилась необходимость, съ одной стороны, дать большую самостоятельность пресвитерамъ, а съ другой — создать наблюдающую за ними и объединяющую ихъ власть епископовъ. Когда размножилось число епископій, явилась необходимость создать митрополичьи округа, архіепископіи, а затѣмъ и патріархаты‚ съ установленіемъ въ каждомъ изъ этихъ церковныхъ дѣленій первенства одного изъ іерарховъ надъ остальными. При одинаковости благодатныхъ даровъ первосвященническаго достоинства, первому изъ іерарховъ каждой области принадлежитъ нѣкоторая дисциплинарно-распорядительная власть, право и обязанность созывать соборы и возглавлять сѵноды. Наши древніе русскіе митрополиты, хотя и были въ нѣкоторой, въ сущности номинальной только, зависимости отъ Константинопольской Церкви, пользовались властью не меньшей, чѣмъ замѣнившіе ихъ потомъ патріархи. Весь сонмъ нашихъ святыхъ первоіерарховъ, святители Петръ, Алексѣй, Іона и Филиппъ были въ сущности — патріархи.

Противники возстановленія патріаршества въ Россіи ссылаются обычно, съ одной стороны, на крутость и самовластіе Никона, грозившія будто бы господствомъ духовной власти надъ свѣтскою; а съ другой — на незначительность личности послѣдняго патріарха Адріана, вмѣшивавшагося якобы не въ свое дѣло, какъ-то: осуждавшаго бритье бородъ Петромъ и т. п. мелочи. Но разсуждающіе такъ забываютъ, что, сбривая бороды и рядя русскихъ людей въ нѣмецкіе парики и камзолы, Петръ вторгался въ область частнаго быта и вкуса, куда не слѣдъ вторгаться государственной власти; забываютъ, что этимъ оскорблялось чело/с. 36/вѣческое достоинство русскихъ людей, смущалась ихъ совѣсть и вызывалось съ ихъ стороны сопротивленіе, а со стороны царя кровавыя расправы. А какія неистовства продѣлывались при Петрѣ и послѣ него чуть не до нашихъ дней надъ христолюбивымъ русскимъ воинствомъ: какое издѣвательство надъ личнымъ достоинствомъ русскаго человѣка въ видѣ этихъ заимствованныхъ у нѣмцевъ муштровокъ, нелѣпыхъ причесокъ и формъ; сколько напрасныхъ человѣческихъ жертвъ принесено этому извращенному вкусу, этому поклоненію Петра и его преемниковъ чужимъ образцамъ и формамъ! Развѣ это беззаконное посягательство власти на человѣческую личность и народный нравъ такая мелочь, что противодѣйствіе и осужденіе его патріархомъ Адріаномъ заслуживаютъ порицанія? Но этотъ патріархъ не за бороды только вступался. Онъ вышелъ съ иконою къ Петру, купавшемуся въ крови, со словомъ увѣщанія. Этотъ подвигъ патріарха Адріана равенъ по мужественной доблести подвигу св. митрополита Филиппа. Но современники этого митрополита и ближайшіе ихъ потомки лучше умѣли цѣнить нравственную доблесть, нежели выученики Петра и Ѳеофана.

Съ замѣной патріарха Сѵнодомъ за все время существованія послѣдняго такого мужественнаго выступленія за народъ, какимъ ознаменовали себя патріархи Ермогенъ и Адріанъ, со стороны Сѵнода мы не видѣли. И не потому, чтобы между сѵнодальными святителями не было людей доблестныхъ и стойкихъ, а потому, что отдѣльное, облеченное властью лицо сознаетъ себя отвѣтственнымъ за ввѣренное ему дѣло, и предъ своей совѣстью, и передъ Богомъ, и передъ судомъ современниковъ и потомства; въ коллегіи же эта отвѣтственность ложится на все учрежденіе и ни на кого въ частности; вѣрнѣе же сказать, ея вовсе не существуетъ.

По свидѣтельству Голикова, Петръ еще въ 1714 году, созвавъ духовныхъ и свѣтскихъ сановниковъ, торжественно объявилъ имъ, что онъ хочетъ быть одинъ начальникомъ Россійской Церкви и предоставляетъ учредить духовное собраніе, подъ именемъ Св. Сѵнода. Это и осуществлено имъ изданіемъ Духовнаго Регламента. Въ установленной имъ для членовъ Духовной Коллегіи присягѣ сказано: «Исповѣдую же съ клятвою крайняго судію духовныя сія коллегіи быти самого Всероссійскаго монарха, государя нашего всемилостивѣйшаго». И Петръ грубо вмѣшивался въ церковную жизнь. Въ Полномъ собраніи постановленій и распоряженій по вѣдомству православнаго исповѣданія содержится такая запись:

Въ день празднованія Успенія Пресв. Богородицы, стоя въ церкви Успенія (нынѣшній соборъ Св. Равноап. князя Владиміра у Тучкова моста на Петроградской сторонѣ), Петръ посылаетъ Св. Сѵноду указъ — анаѳематствовать замученнаго имъ Глѣбова за то, что тотъ, будто бы, во время казни не пожелалъ причаститься св. Таинъ. У историковъ есть свидѣтельство, что сидя на колу, Глѣбовъ причастился отъ случившагося тамъ іеромонаха. Но дѣло не въ томъ — отвергъ онъ или нѣтъ св. Тайны, а въ томъ, что Петръ считалъ себя вправѣ предать его анаѳемѣ указомъ, переданнымъ Сѵноду только для исполненія. Такимъ образомъ, съ упраздненіемъ у насъ патріаршества и замѣной его Сѵнодомъ у насъ въ Церкви водворился порядокъ, дававшій основаніе видѣть въ ней цезарепапизмъ, и даже хуже того: царская власть переуступила свою власть и вліяніе въ Церкви Оберъ-Прокурору, поставленному ею между Сѵнодомъ и собою. У всѣхъ насъ /с. 37/ живо стоитъ въ памяти послѣдній носитель оберъ-прокурорской власти В. Н. Львовъ. Каковы были его отношенія къ Сѵноду и вліяніе на его опредѣленія — объ этомъ можно судить по самовольному увольненію и назначенію его членовъ, и по передачѣ редактированія «Церковно-Общественнаго Вѣстника» въ руки, якобы, Петроградской Духовной Академіи, а въ дѣйствительности отдѣльному лицу, состоявшейся посредствомъ такъ называемаго «походнаго» журнала Сѵнода, подписаннаго двумя только членами.

При раздѣленіи Русской Церкви на митрополичьи округа нуженъ одинъ первоіерархъ, который бы ихъ объединялъ, на комъ лежала бы забота объ обще-церковныхъ дѣлахъ и обязанность созывать въ установленные сроки Помѣстные Соборы, а по нуждѣ и внѣочередной чрезвычайный Помѣстный Соборъ. Коллегія — Сѵнодъ такимъ объединяющимъ центромъ, съ такимъ авторитетомъ всѣмъ вѣдомой, всѣми признаваемой власти, какъ живая личность патріарха, — никогда не будетъ. Не въ названіи, конечно, сущность дѣла; но по примѣру другихъ автокефальныхъ восточныхъ Церквей Русскому первосвятителю, въ отличіе отъ другихъ митрополитовъ и архіепископовъ, наиболѣе приличествуетъ носить именованіе патріарха.

Въ настоящее время при угрожающемъ намъ распадѣ нашей родины, при отдѣленіи отъ нея, чего не дай, конечно, Богъ, но, что можетъ быть по грѣхамъ нашимъ, — цѣлыхъ областей, — тѣмъ необходимѣе имѣть одинъ связующій центръ, живое лицо, — то, по выраженію архіепископа Антонія, любящее сердце, которое болѣло бы за всю землю Русскую и за все Православное Христіанство.

Опасаться какихъ-либо излишествъ власти будущаго патріарха въ наше время общаго безчинія и безначалія — нѣтъ ни малѣйшихъ основаній. Патріархъ будетъ избираться Помѣстнымъ Соборомъ, и Соборъ сумѣетъ выбрать священноначальника по мысли и по сердцу всему Православному народу. И весь устрояемый нынѣ порядокъ церковнаго управленія и жизни проявленію излишествъ власти не даетъ мѣста. Въ дѣла отдѣльныхъ епархій патріархъ вмѣшиваться не будетъ. Въ кругъ его вѣдѣнія войдутъ дѣла, касающіяся многихъ церковныхъ областей, и всей Русской Церкви и всего Православія.

Патріарха, какъ и оживленія соборности, ждетъ отъ Священнаго Собора весь вѣрующій Православный народъ и благословитъ за нихъ этотъ Соборъ.

Источникъ: Священный Соборъ Православной Россійской Церкви. Дѣянія. Книга III: Дѣянія XXXI-XL. — Пг.: Изданіе Соборнаго Совѣта, 1918. — С. 28-37.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.