Церковный календарь
Новости


2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Исторія Русской Церкви

Всероссійскій Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг.

Священный Соборъ Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг. былъ открытъ въ Москвѣ 15 (28) августа 1917 г. Для участія въ его работѣ было избрано и назначено по должности 564 человѣка: 80 архіереевъ, 129 лицъ пресвитерскаго сана и 10 дьяконовъ изъ бѣлаго духовенства, 26 псаломщиковъ, 20 монашествующихъ (архимандритовъ, игуменовъ и іеромонаховъ) и 299 мірянъ. Соборъ работалъ болѣе года. За этотъ періодъ состоялись три его сессіи: первая — съ 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья — въ 1918 г.: съ 20 января (2 февраля) по 7 (20) апрѣля и съ 19 іюня (2 іюля) по 7 (20) сентября. — Основными вопросами, подлежавшими рѣшенію Собора, были: 1) выработка положенія о Высшемъ Церковномъ Управленіи Всероссійской Церкви; 2) возстановленіе патріаршества; 3) возстановленіе праздника Всѣмъ святымъ въ Землѣ Россійской просіявшимъ; 4) канонизація новыхъ святыхъ: Софронія Иркутскаго и Іосифа Астраханскаго. Однако, къ сожалѣнію, многія рѣшенія Соборъ принималъ подъ давленіемъ т. н. «демократической общественности» и въ немъ очень сильно сказывалось наслѣдіе Февральскаго переворота 1917 г., что помѣшало Собору дать народу четкіе критеріи происшедшей въ Россіи національной катастрофы... — Въ 1994-2000 гг. Новоспасскій монастырь (РПЦ) выпустилъ въ свѣтъ изданіе матеріаловъ Собора 1917-1918 гг., которое состояло изъ 12 томовъ, 11 изъ которыхъ — «Соборныя Дѣянія» и одинъ томъ — «Опредѣленія и Постановленія Собора». Часть Соборныхъ Дѣяній (№№ 1-82, тт. 1-6) была выпущена репринтомъ по изданію, предпринятому еще въ 1918 г. самимъ Соборомъ; остальныя (№№83-170, тт. 7-11) — по архивнымъ матеріаламъ, хранящимся въ Государственномъ архивѣ Россійской Федераціи въ Москвѣ.

Дѣянія Всероссійскаго Помѣстнаго Собора 1917-1918 г.г.

СВЯЩЕННЫЙ СОБОРЪ ПРАВОСЛАВНОЙ РОССІЙСКОЙ ЦЕРКВИ.

ДѢЯНІЕ СТО ПЯТОЕ.
16 (29) марта 1918 года.
[1) О поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ. 2) Объ епархіальномъ управленіи].

1. Засѣданіе открыто въ соборной палатѣ въ 9 часовъ 10 минутъ утра подъ предсѣдательствомъ митрополита Новгородскаго Арсенія, въ присутствіи 272 Членовъ Собора, въ томъ числѣ 40 епископовъ.

На повѣсткѣ засѣданія: 1) Текущія дѣла. 2) Докладъ Отдѣла о церковномъ судѣ — «О поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ» (продолженіе). Докладчики: Ѳ. Г. Гавриловъ и Н. Д. Кузнецовъ.

2. Предсѣдательствующій. Будутъ продолжаться пренія по докладу Отдѣла о церковномъ судѣ — «О поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ».

3. Протоіерей Э. И. Бекаревичъ. На брачный разводъ я хотѣлъ бы посмотрѣть со стороны, вложенной Творцомъ въ существо брака. Одинъ изъ Членовъ Собора указалъ на народъ, который имѣлъ одинъ бракъ и въ язычествѣ, и въ іудействѣ, и въ христіанствѣ. Другой ораторъ указалъ, что осуществленіе Богомъ данной всякому живущему силы къ размноженію рода чрезъ сближеніе половъ и есть бракъ. А я скажу, что даже опыленіе растеній тоже тайна великая, заложенная Творцомъ не только въ животныхъ, но и въ растеніяхъ. Цѣли брака вездѣ одинаковы. Господь Богъ сказалъ: «раститеся и множитеся и наполняйте землю» (Быт. 1, 28). Правда, Владыка митрополитъ Антоній подсказалъ мнѣ, что эта заповѣдь была дана до грѣхопаденія первыхъ людей. Да, но тайна брака и дана людямъ затѣмъ, чтобы очищать ихъ отъ грѣха. Бракъ нарушается тогда, когда человѣкъ смотритъ на женщину «ко еже вожделѣти ея» (Мѳ. 5, 28), когда утрачивается истинное значеніе любви. Какія бы ни были причины нарушенія брака, всѣ онѣ сводятся къ одному — «ко еже вожделѣти». Цѣли брака, положенныя Творцомъ, это — продолженіе рода, для человѣка — семья. Между тѣмъ, въ докладѣ о семьѣ ничего не сказано: какъ оградить интересы семьи, лучше ли она будетъ, если бракъ будетъ расторгнутъ и останутся жертвы, не принимавшія никакого, ни пассивнаго, ни активнаго, участія, въ появленіи своемъ на свѣтъ? Объ этомъ въ докладѣ не сказано. Даже въ прежнихъ законахъ были слабыя попытки коснуться этого; напримѣръ, послѣ развода супруговъ дѣвочки оставлялись при матери, а мальчики /с. 75/ при отцѣ; при безнравственномъ поведеніи обоихъ супруговъ дѣти поручались попеченію родственниковъ. На западѣ, гдѣ существуетъ гражданскій бракъ, установлено по кодексу Наполеона, чтобы, въ случаѣ развода, сторона, содержавшая дѣтей, положила на нихъ извѣстное обезпеченіе. Въ нашемъ докладѣ этого нѣтъ. Это важный пробѣлъ. Если разводятся супруги бездѣтные, то Богъ съ ними. А когда у нихъ есть семья, то мы должны озаботиться, чтобы не губить ни въ чемъ не повинныхъ душъ дѣтей и чтобы поставить семью въ лучшія условія, чѣмъ она была до развода. Это тоже недостатокъ доклада. Затѣмъ, бываютъ случаи, когда разведенные супруги пожелаютъ опять сойтись для мирнаго сожитія. Какъ это сдѣлать? Вотъ, является съ войны черезъ годъ пропавшій мужъ, а жена его вышла вновь замужъ. Чья она жена? Этихъ вопросовъ докладъ не касается. Далѣе, какіе пріемы будутъ употребляемы для удостовѣренія факта супружеской невѣрности? Нужны ли будутъ адвокаты, грязныя пренія? Нужны ли будутъ безчестные нарушители клятвы — лжесвидѣтели, которые подъ присягой удостовѣряютъ то, чего они не могли видѣть? Не можетъ быть, чтобы они видѣли то, что могутъ допустить видѣть только люди сумасшедшіе. Будетъ ли существовать бракоразводное дѣлопроизводство въ томъ видѣ, какъ оно было — формальное, грязное? Это одинъ ужасъ... По званію члена Консисторіи я присутствовалъ на бракоразводныхъ процессахъ и послѣ нихъ лишался душевнаго спокойствія на нѣсколько дней: такъ все опутывалось грязью. Нужно все это уничтожить и отбросить. Для насъ экспертиза людей честныхъ должна быть выше и доказательнѣе, чѣмъ показанія подкупаемыхъ безчестныхъ людей. Я сказалъ бы еще о другихъ мелкихъ поводахъ къ разводу. Это — безпробудное пьянство, когда одинъ изъ супруговъ доходитъ до полнаго хулиганства, до полнаго изнеможенія, когда рождаются дѣти истеричныя, идіоты, съ признаками вырожденія. Если у супруговъ нѣтъ дѣторожденія, будетъ ли это считаться причиной для развода? Это очень важная причина. Въ Ветхомъ Завѣтѣ она служила поводомъ къ разводу. Что касается вопроса, нужно ли сократить поводы къ разводу и ограждать таинство брака какими-либо репрессивными мѣрами или сдѣлать послабленія, на это я отвѣчу словами Господа: «всякъ, иже воззритъ на жену ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцы своемъ» (Мѳ. 5, 28). Изъ этого вырастаютъ всѣ причины несогласія супруговъ. Такой широкій взглядъ на бракъ и ограждаетъ таинство брака. Если же супруги ненавидятъ и мучатъ другъ друга, а мы будемъ насильно удерживать ихъ въ сожительствѣ, то это не огражденіе, а попраніе брака. А если предоставимъ широкіе поводы для развода и позаботимся, какъ обезпечить семью, то мы станемъ на тотъ путь, на которомъ исполнимъ волю Божію, и сократимъ поводы «ко еже вожделѣти». Эта основная причина всѣхъ поводовъ къ разводу, которые указаны въ докладѣ.

4. Докладчикъ Ѳ. Г. Гавриловъ. Здѣсь недоразумѣніе. Предшествовавшіе ораторы касались тѣхъ же вопросовъ, но не въ такой мѣрѣ, почему я и не считалъ нужнымъ отвѣчать имъ. Теперь же о. протоіерей Бекаревичъ въ своей прекрасной рѣчи опредѣленно спрашиваетъ, почему въ нашемъ докладѣ не затронуты нѣкоторыя стороны брачнаго развода? Почему въ докладѣ не сказано о послѣдствіяхъ развода? Потому, что этотъ вопросъ разрабатывается въ другомъ Отдѣлѣ. Вопросъ о томъ, какъ разведеннымъ супругамъ снова соединиться для семейной жизни, разрѣшенъ особо Отдѣломъ и подлежитъ утвержденію Священнаго Собора. Что касается бракоразводнаго процесса — какое будетъ дѣлопро/с. 76/изводство по этимъ дѣламъ, будутъ ли требоваться формальныя доказательства супружеской невѣрности съ лжесвидѣтелями и т. п., то это также разрабатывается въ Отдѣлѣ особо, и рѣшеніе по этому вопросу уже подготовлено и ввиду спѣшности будетъ проведено черезъ Священный Сѵнодъ въ видѣ временныхъ правилъ. Потому подобныхъ недочетовъ доклада не слѣдуетъ здѣсь и касаться, ибо въ докладѣ идетъ рѣчь только о матеріальныхъ поводахъ къ расторженію брака. Ввиду требованій Собора и Св. Сѵнода, Отдѣлъ долженъ былъ дать въ спѣшномъ порядкѣ сводъ тѣхъ поводовъ къ разводу, которые указывались въ теченіе многихъ лѣтъ различными комиссіями по пересмотру вопроса о разводѣ, чтобы Соборъ успѣлъ вынести свое рѣшеніе по этимъ сужденіямъ. Нашъ докладъ представляетъ результатъ пересмотра всего того, что было сдѣлано за послѣднія 100 лѣтъ въ области бракоразводнаго процесса. Ввиду спѣшности дѣла, Отдѣлъ представилъ Собору докладъ только о поводахъ къ разводу. Если поводы будутъ установлены Соборомъ, тогда Отдѣлъ представитъ свое заключеніе о послѣдствіяхъ развода. Въ основу своихъ работъ Отдѣлъ положилъ коренное измѣненіе бракоразводнаго процесса, но сперва должны быть приняты Соборомъ поводы къ разводу.

5. Ѳ. Г. Зибаревъ. Разрѣшите и мнѣ сказать, что мнѣ Богъ на душу положитъ. Правильно скажу, благодарите Бога, а неправильно скажу, простите. Я разсуждаю такъ, что я, послѣдній изъ васъ, не могу не сказать того, что у меня есть въ соображеніи и что лежитъ у меня на сердцѣ. Таинство брака я такъ понимаю. Вотъ исходитъ священникъ со Св. Дарами и возглашаетъ: «Со страхомъ Божіимъ и вѣрою приступите». Если я причащаюсь со страхомъ и вѣрою, то я соединяюсь съ Господомъ Іисусомъ Христомъ и долженъ исполнять Его законъ. Когда я такъ причащаюсь и исполняю законъ Христовъ, то я чувствую радость, такъ какъ я съ Нимъ пребываю. Если же я нарушаю законъ, то совѣсть меня мучитъ, что я не хорошо поступаю и разъединяюсь со Христомъ. Случалось часто, что я грѣшилъ и оставлялъ Христа, далеко уходилъ отъ Него, но совѣсть обличала, и я опять приступалъ къ чашѣ Господней и соединялся со Христомъ. Такъ, хотя я и мало пребывалъ въ страхѣ Божіемъ, но Богъ помогъ мнѣ дожить до сего времени и привелъ въ это собраніе. Такъ я думаю и о бракѣ. Когда я вѣнчался, то священникъ далъ испить изъ чаши вина мнѣ и женѣ во имя Святой Троицы — во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Это я понимаю такъ, что Господь сочеталъ насъ воедино. Поэтому я понимаю, что какъ въ таинствѣ причащенія я соединяюсь со Христомъ, такъ и въ таинствѣ брака я соединяюсь съ женою. Всѣ мы собрались сюда, чтобы издать хорошій законъ, чтобы Господь насъ не осудилъ и привелъ всѣхъ людей въ Царство Небесное. Господь печется о нашихъ душахъ и призываетъ насъ во всемъ и всегда искать прежде всего Царствія Божія. Онъ добровольно пошелъ на крестъ ради нашего спасенія. Онъ могъ бы и не пойти. Но Христосъ пошелъ на крестныя муки за наши преступленія, чтобы показать намъ, что Онъ, Богочеловѣкъ, добровольно ради насъ пошелъ на крестъ, чтобы и мы несли свой крестъ. Не безъ причины Господь Богъ сотворилъ и жену Адаму изъ ребра его, чтобы они были не двое, а одна плоть, какъ одинъ человѣкъ. Какъ же мы, законодатели, хотимъ разрушить этотъ законъ? Вотъ о себѣ я, какъ предъ Богомъ, скажу. Жена моя имѣла бы всѣ поводы оставить меня. Она заслуживала всякаго вниманія, а я доводилъ ее до отчаянія, предавался пьянству и однажды избилъ ее. Она могла бы бросить меня, и я погибъ бы отъ пьянства. Меня увели сектанты, сняли съ меня крестъ и не велѣли возвра/с. 77/щаться домой. Жена обратилась къ атаману, онъ словилъ меня, надѣлъ крестъ, возвратилъ къ женѣ и успокоилъ меня. Значитъ, мы дорожили другъ другомъ, не разошлись сразу и, благодаря этому, я воспиталъ дѣтей и былъ на войнѣ. Поэтому мое рѣшительное предложеніе: никакъ нельзя допускать поводовъ къ разводу и новыхъ браковъ: первый бракъ отъ Бога, а второй и третій — отъ людей по немощи человѣческой плоти. Если допустить поводы къ разводу, то кто скажетъ, что онъ можетъ побороть врага? При всемъ усердіи и борьбѣ съ врагомъ иногда онъ такъ броситъ тебя, что думаешь, что совсѣмъ погибъ. Тутъ-то и есть спасеніе, что нѣтъ лишнихъ поводовъ къ разводу. Вотъ все, что я хотѣлъ сказать. Простите.

6. Митрополитъ Харьковскій Антоній. Я считалъ бы необходимымъ поблагодарить нашего собрата Члена Собора Ѳ. Г. Зибарева за его открытое искреннее слово. Ни одинъ человѣкъ, кромѣ русскаго, не можетъ такъ распинать себя, какъ это сдѣлалъ онъ. Поэтому прошу поблагодарить его.

7. И. К. Орловъ. Меня побудило выступить на эту каѳедру желаніе дать объясненія не отъ науки, а на основаніи фактовъ собственной моей жизни. Меня въ ужасъ привело то, что нѣкоторыя лица, даже изъ среды образованныхъ людей, касаются нарушенія церковныхъ уставовъ о бракѣ. Мы совершенно не даемъ отчета въ своей жизни. Если бы мы отдавали отчетъ, принимали бы всѣ уставы церковные и исполняли ихъ, то они не казались бы намъ чуждыми. Но мы не выполняемъ уставовъ по долгу совѣсти и потому заблудились. Мучитъ насъ совѣсть, истязуетъ, а мы вмѣсто того, чтобы возвратиться къ тѣмъ предѣламъ, къ которымъ зоветъ насъ совѣсть, ищемъ другихъ путей, чтобы прикрыть свои проступки. Но я до крайности убѣжденъ, что если мы не будемъ забывать церковныхъ уставовъ, то мы не пойдемъ по тѣмъ путямъ, а будемъ давать отчетъ въ своихъ поступкахъ, будемъ призывать Бога на помощь и просить Его, чтобы Онъ сжегъ грѣховные элементы въ нашей жизни и укрѣпилъ насъ. Нѣкоторые говорили, что поводы къ разводу нужно облегчить, такъ какъ несоотвѣтствующая закону и несогласная супружеская жизнь наноситъ вредъ и дѣтямъ. Такое объясненіе съ соболѣзнованіемъ о дѣтяхъ давалось отъ науки. А если сказать на основаніи жизненной практики, то еще больше будутъ плакать дѣти послѣ того, какъ разведутся ихъ родители. Они всю жизнь будутъ плакать. До сихъ поръ я воздерживался отъ рѣчей, но теперь я не могъ стерпѣть. Нѣкоторые касались незыблемыхъ церковныхъ уставовъ. Я просилъ бы, чтобы никто не касался ихъ. Я желалъ бы, чтобы въ особомъ посланіи было объяснено, какой вредъ причиняетъ Церкви нарушеніе церковныхъ уставовъ. Какъ не заботиться объ огражденіи этихъ главныхъ устоевъ Церкви, подъ которые всюду подкапываются враги Церкви? Нужно осторожно говорить о нихъ. Теперь и безъ того много крикуновъ и болтуновъ, которые соблазняютъ простой народъ. За ними идутъ всѣ. Будемъ изо всѣхъ силъ бороться съ нашими грѣхами и заблужденіями. Всѣмъ, свободно разсуждающимъ о церковныхъ уставахъ, слѣдовало бы, подобно блудному сыну, растратившему свое имущество, сказать: «Прости, отецъ, я заблудился». Но ясно, что они не хотятъ сознаться: учились, учились, но ничему не научились. Я самъ былъ такой. Я былъ молоканинъ. Могъ бы 25 невѣстъ взять. Но былъ у меня родитель, хотя и молоканинъ, но до того религіозный и такъ наставлялъ меня въ религіозныхъ правилахъ, что никогда не смогу забыть ихъ. Теперь жалуются, что мало просвѣщенія въ народѣ, а какое это просвѣщеніе, если потеряли вѣру, безъ которой невозможно жить? Какой это ученый, если онъ уклонился отъ уставовъ Церк/с. 78/ви? Онъ долженъ сознаться и сказать: «Прости, отче, я заблудился и потерялъ вѣру». Какъ можно невѣрующему касаться церковныхъ уставовъ? Больше всего меня возмущаетъ русская интеллигенція. Каждый долженъ дать отчетъ въ своей жизни, а ученый не долженъ гордиться своею наукою.

Мое заключеніе, что если мы вынесемъ постановленія, то нарушимъ уставы. Я хотѣлъ бы, чтобы въ посланіи Соборъ изложилъ болѣе жгуче и горячо доводы въ защиту церковныхъ уставовъ. Извините, что я побезпокоилъ васъ.

8. Графъ П. Н. Апраксинъ. Мнѣ приходится говорить о томъ опытѣ, который я вынесъ по службѣ сначала вице-губернаторомъ, а потомъ губернаторомъ. Нельзя безъ содроганія вспомнить ни о количествѣ дѣлъ, которыя прошли за 6 лѣтъ моей службы, ни о содержаніи ихъ. Ужасомъ вѣетъ отъ настоящей семейной жизни. Оставить ее такъ или поддерживать ее въ прежнемъ порядкѣ — не христіанское дѣло. Ко мнѣ шли тѣ, кто отчаивался во всемъ, кому некуда было идти, чтобы получить разводъ и начать новую жизнь. Хорошіе люди обрекались или на страданіе, или на грѣховную жизнь и соблазны. Сегодня, собираясь идти на Соборъ, я открылъ Новый Завѣтъ и въ Посланіи къ Евреямъ читаю, что и отмѣненіе прежней заповѣди бываетъ — «Отмѣненіе же прежде бывшей заповѣди бываетъ по причинѣ ея немощи и безполезности. Ибо законъ ничего не довелъ до совершенства: но вводится лучшая надежда, посредствомъ которой мы приближаемся къ Богу» (7, 18-19). Не отнимите же и вы этой лучшей надежды у многихъ тысячъ людей. Когда я слышалъ вчера проникновенную рѣчь Высокопреосвященнаго Сергія, я думалъ, что онъ говоритъ о практикѣ жизни и приноситъ форму въ жертву духу и любви. Но это одно теченіе мысли церковной. Есть и другое теченіе, которое говоритъ иначе. Я вспомнилъ другого Владыку, котораго чту и уважаю и для котораго каноны церковные не пустое слово. Я вспоминаю, что онъ говорилъ: «Приходятъ ко мнѣ молодые люди, кандидаты священства, и говорятъ, что не могутъ принять санъ, ибо согрѣшили. А я отвѣчаю имъ, принимая во вниманіе при какихъ условіяхъ даны каноны, что грѣхъ ихъ я принимаю на себя, а ихъ посвящу въ священники». Этотъ Владыка — митрополитъ Антоній. Я не сравниваю себя съ іерархическими лицами. Но, призванный волею Божіей разрѣшить этотъ вопросъ, чувствую, что отвѣтственность за такое или иное рѣшеніе вопроса ложится въ нѣкоторой долѣ и на меня. Я и говорю: пусть на меня ляжетъ отвѣтственность за новый законъ, но лишь бы онъ избавилъ многія тысячи людей отъ тяжкихъ грѣховъ.

9. А. В. Васильевъ. Вчера было уже сказано на Соборѣ, что таинство брака установлено вмѣстѣ съ созданіемъ человѣка. Творчество Божественное въ созданіи человѣка сказалось въ двухъ пріемахъ: сначала сотворенъ былъ Адамъ, а потомъ — помощница ему — жена Ева, и не изъ персти земной, а изъ ребра Адамова, дабы и далѣе были они въ плоть едину; и поведено имъ: «плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю, и обладайте ею». Въ этой заповѣди и было установленіе таинства брака. Первозданные люди были совершенны, и бракъ ихъ, если бы они не впали въ ослушаніе воли Божіей, былъ бы совершеннымъ. Послѣ грѣхопаденія и послѣ сошествія на землю нашего ради спасенія Сына Божія, установлены Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ благодатныя таинства, возстанавливающія въ человѣкѣ образъ и подобіе Божіе. Таково — крещеніе, совершаемое у насъ, православныхъ, одновременно съ мѵропомазаніемъ. Они возстанавливаютъ въ /с. 79/ крещаемомъ первозданнаго совершеннаго человѣка, возстанавливаютъ въ немъ образъ и подобіе Божіе. Но какъ первоначально человѣкъ былъ созданъ со свободною волей, и уклонился отъ заповѣди Божіей, и впалъ въ грѣхъ, такъ и всѣ таинства, возстанавливающія въ человѣкѣ образъ и подобіе Божіе и дарующія ему благодатныя силы, не отнимаютъ у человѣка свободы и не дѣлаютъ исполненіе имъ воли Божіей необходимостью, и человѣкъ не лишенъ возможности грѣшить. Таинства не имѣютъ принудительной силы. Существенная принадлежность таинства и условіе дѣйственности его — собственное непринужденное и искреннее изволеніе принять таинство и потомъ слѣдовать даннымъ при его совершеніи обѣтамъ. Таковы таинства покаянія и причащенія, таково же и таинство брака. Таинства эти не магическія средства и не гипнозъ. Свободная водя человѣка по принятіи ихъ остается. И если человѣкъ недостойно принимаетъ ихъ, то принимаетъ себѣ въ судъ и осужденіе. Въ таинствѣ брака, какъ и во всякомъ другомъ, есть священнодѣйствіе и молитвословія, чрезъ которыя оно совершается.

Но какое необходимое существеннѣйшее условіе для совершенія брака? Произнесенію священникомъ словъ «вѣнчается рабъ Божій такой-то рабѣ Божіей такой-то» предшествуютъ вопросы жениху и невѣстѣ «имѣютъ ли непринужденное произволеніе пояти себѣ въ жену такую-то и стать женою такого-то». Только послѣ отвѣтовъ на этотъ вопросъ совершается таинство бракосочетанія. Безъ этого существеннѣйшаго условія бракъ не можетъ быть совершенъ и, конечно, отвѣты жениха и невѣсты должны быть искренними. И если во многихъ случаяхъ наши браки не отвѣчаютъ тому высокому образцу, какой созданъ Господомъ и Церковью, то это потому, что вступающіе въ бракъ часто поступаютъ неосмотрительно, а иногда и по принужденію, а совершающіе его «творятъ дѣло Божіе съ небреженіемъ». Если св. Игнатій Богоносецъ говоритъ, что «надлежитъ желающимъ жениться и выходящимъ замужъ творить бракъ съ вѣдома епископа, чтобы бракъ былъ о Господѣ», то, конечно, эти слова св. отца вызваны не столько заботливостью объ освѣдомленности епископа, сколько о готовящейся вступить въ брачный союзъ четѣ, чтобы бракъ ихъ былъ о Господѣ, слѣдовательно, для пастырскаго наставленія и руководства въ этомъ опредѣляющемъ всю ихъ дальнѣйшую жизнь дѣлѣ. И въ ветхозавѣтной Церкви, и у язычниковъ раввины и жрецы исполняли этотъ свой долгъ въ отношеніи вновь образуемой четы. Всѣ ли, осмѣлюсь сказать, многіе ли изъ православныхъ нашихъ пастырей тщательно исполняютъ этотъ свой пастырскій долгъ? Не относятся ли они къ дѣлу вѣнчанія слишкомъ формально, сосредоточивая все свое вниманіе на письменныхъ документахъ и слишкомъ мало удѣляя его тѣмъ живымъ людямъ, надъ которыми они совершаютъ таинство?

Я прошу позволенія представить въ письменномъ видѣ свое мнѣніе и приложить это мнѣніе къ Дѣянію.

10. Предсѣдательствующій. Это Вы можете сдѣлать.

11. Епископъ Уральскій Тихонъ. Дѣло касается увеличенія поводовъ къ разводу, дѣло очень серьезное, и каждому отдѣльному человѣку дѣлать предложенія здѣсь опасно, это дѣло всего Собора, и какъ Богъ положитъ ему на душу. Поэтому, хотя въ душѣ я нахожу, что въ докладѣ указывается много и очень много поводовъ къ разводу, но всѣ они обдуманы. Безъ нужды увеличивать поводовъ къ разводу не нужно, но есть обстоятельства въ числѣ поводовъ къ разводу, которыя побуждаютъ меня высказаться. Я коснусь, напримѣръ, /с. 80/ проказы. Въ сущности проказа является поводомъ къ разводу. Еще въ Ветхомъ Завѣтѣ разводились изъ-за проказы. Теперь проказой является сифилисъ, и мнѣ, какъ врачу, приходилось видѣть по этому случаю много тяжелыхъ картинъ. Какъ оставить жену въ обладаніи мужа сифилитика? Что можетъ быть отъ ихъ брака? Жена тутъ мученица великая! Дѣти рождаются больными, золотушными. Сифилисъ — такая язва, что добросовѣстный человѣкъ, страдающій имъ, долженъ добровольно обречь себя на безбрачіе; тѣмъ болѣе, что эта болѣзнь не можетъ быть излѣчена окончательно. И этотъ поводъ къ разводу серьезный. Теперь о другой сторонѣ дѣла. Съ увеличеніемъ поводовъ къ разводу увеличится и желаніе развестись, увеличатся и разводы. Многіе теперь съ терпѣніемъ несутъ свой тяжелый семейный крестъ и своимъ терпѣніемъ возбуждаютъ удивленіе, въ особенности женщины крестьянки. Теперь будетъ больше поводовъ къ разводу, и развестись легче; раньше нужно было искать подставныхъ свидѣтелей, а теперь поднялъ руку на жену, и поводъ къ разводу уже готовъ.

Потомъ, одинъ изъ супруговъ душевнобольной. Это тоже тяжелый крестъ, и возлагать его на другого супруга — дѣло отвѣтственное, и мы должны обсудить такіе случаи съ большимъ вниманіемъ и серьезностью. Я предлагаю только по маловажнымъ случаямъ не расторгать браковъ, а серьезные поводы къ разводу хорошенько обсудить. Слѣдуетъ обсудить вопросъ и со стороны ускоренія разводовъ, это дѣло очень важное. У меня въ памяти случай, когда человѣкъ 9 лѣтъ плачетъ, а развестись не можетъ.

12. Н. Н. Фіолетовъ. Докладъ, который нами обсуждается, въ значительной степени носитъ характеръ казуистики. Въ немъ нѣтъ ни общей идеи, ни общаго принципа, ни систематизаціи по общимъ положеніямъ, которыя выражали бы его сущность. Въ немъ данъ только простой казуистическій перечень обстоятельствъ, которыя могли бы служить поводомъ къ разводу. Этимъ и объясняется та расплывчатость, неясность и неопредѣленность, которыя замѣчаются въ преніяхъ по данному вопросу. Какъ при обсужденіи доклада о приходѣ, такъ и теперь, такая точка зрѣнія на предметъ ведетъ только къ напрасной тратѣ времени. Здѣсь уже говорилось, что возникаютъ сомнѣнія: слѣдуетъ ли обсуждать этотъ докладъ. И такія сомнѣнія вполнѣ понятны и законны, разъ въ докладѣ нѣтъ руководящаго принципа, который можно бы вывести изъ существа церковнаго права. Въ нашемъ вопросѣ нужно разграничить двѣ плоскости: моральную и юридическую. Иначе мы не избѣжимъ тѣхъ недоразумѣній и сомнѣній, которыя возникаютъ теперь при смѣшеніи указанныхъ точекъ зрѣнія. Необходимо сдѣлать такое разграниченіе и для того, чтобы устранить несоотвѣтствіе нашего законопроекта догматико-каноническимъ требованіямъ.

Съ точки зрѣнія религіозно-моральной развода быть не можетъ. Бракъ съ этой точки зрѣнія нерасторжимъ. Таинство брака накладываетъ на принявшихъ его неизгладимый слѣдъ, который ничѣмъ и никогда не можетъ быть устраненъ. Въ немъ стоитъ идея вѣрности вѣчной, и даже по смерти. И вопросъ о разводѣ возникаетъ тогда, когда мы имѣемъ дѣло не съ нормальнымъ бракомъ, а съ такимъ, въ которомъ идеальный смыслъ и заповѣдь уже нарушены и идеальная задача не выполнена. Здѣсь мы имѣемъ дѣло съ вопросомъ не съ догматической стороны, не съ нерасторжимымъ бракомъ, а съ устроеніемъ супруговъ, уже утратившихъ бракъ, съ воздѣйствіемъ на ихъ дальнѣйшую жизнь. Мы стоимъ тутъ передъ вопросомъ уже церковной /с. 81/ дисциплины: какъ Церковь должна въ этомъ случаѣ поступать? Принципъ нерасторжимости брака этимъ не затрагивается. Церковная же дисциплина, по условіямъ мѣста и времени, была разнообразна. Такимъ образомъ, мы и переходимъ къ Византійскому законодательству, въ которомъ указываются самые разнообразные поводы къ разводамъ. Мы вступаемъ тутъ въ область цѣлесообразности: можно ли возстановить идеальное настроеніе между супругами или нѣтъ, или расторженіе брака является меньшимъ зломъ, чѣмъ продолженіе брака. Въ силу этого нельзя отрицать увеличенія поводовъ къ разводу: но нельзя и разъ навсегда опредѣлять конкретныхъ поводовъ къ разводу: тутъ нужно сообразоваться съ требованіемъ церковной экономіи. Однако, предѣлы въ данномъ случаѣ должны быть очерчены: должно быть указано, гдѣ нельзя ихъ переступать безъ нарушенія существа брака. И вотъ, если мы обратимъ вниманіе на Византійское законодательство, то можемъ установить по нашему вопросу 2 категоріи, 2 принципа, которые существенно объединяются въ одномъ положеніи: это — фактическое прекращеніе христіанскаго брака въ смерти и прелюбодѣяніи не въ узко-физическомъ только ихъ смыслѣ, а въ смыслѣ вообще условій, аналогичныхъ имъ, при коихъ утрачивается возможность выполнить идеальную задачу брака или сохранить его христіанскій характеръ.

13. Архіепископъ Кишиневскій Анастасій. Чтобы оцѣнить по достоинству содержаніе каждаго законопроекта, нужно проникнуть въ его сокровенный духъ и цѣль, къ которой онъ стремится. Основная цѣль настоящаго законопроекта ясно указывается въ его краткой вводной части: «Признавая необходимымъ увеличить число поводовъ къ разводу, по сравненію съ нынѣ дѣйствующимъ законодательствомъ, и по возможности исчерпывающимъ образомъ указать причины, влекущія за собою внутреннее и дѣйствительное распаденіе брака и полную невозможность его осуществленія, Отдѣлъ о церковномъ судѣ предлагаетъ Священному Собору, въ измѣненіе и дополненіе прежнихъ узаконеній, принимать слѣдующія положенія о поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ». Итакъ, основная цѣль законопроекта — исчерпать, по возможности, всѣ поводы, ведущіе къ расторженію брака. Если бы предъ нами былъ не церковный законопроектъ, а гражданскій, выработанный органами государственной власти, то и въ такомъ случаѣ онъ не могъ бы не вызывать въ насъ чувства удивленія, ибо всякая разумная государственная власть должна стремиться къ тому, чтобы по возможности укрѣплять, а не ослаблять искусственно брачныя узы, дабы не распасться семьѣ, этой основной ячейкѣ государства. Тѣмъ труднѣе, казалось бы, встать на эту точку зрѣнія церковному законодательству, ибо гдѣ же тогда святость и чистота брака, какія всегда должна блюсти Церковь, гдѣ нравственныя основы семьи какъ домашней Церкви, которая всегда должна охранять церковное законодательство? Въ оправданіе настоящаго доклада творцы и защитники его говорятъ, что въ основу законопроекта положены ими соображенія такъ называемой церковной экономіи. Человѣкъ слабъ и немощенъ, а законъ Евангельскій высокъ и часто не по силамъ для рода человѣческаго, и потому Церковь снисходитъ къ немощи человѣческой, стремясь соблюсти не столько букву закона, сколько духъ ученія Евангельскаго.

Мы рѣшительно не можемъ принять эту точку зрѣнія, которая столь же не соотвѣтствуетъ исторической и канонической правдѣ, сколько представляется опасной по /с. 82/ своимъ нравственнымъ послѣдствіямъ для христіанскаго общества. Церковь твердо стояла и за букву, если отъ этого зависѣла чистота ея догматическаго ученія. Вспомнимъ времена аріанскихъ споровъ, когда защитники православія дѣйствительно за одну букву шли на страданія. Бракъ есть Божественное установленіе, неразрывность его утверждена самимъ Господомъ Іисусомъ Христомъ. Отсюда понятно, что и въ вопросѣ о расторженіи брака есть сторона не каноническая только, но и догматическая. Это непремѣнно надо имѣть въ виду при разсмотрѣніи вопроса о новыхъ поводахъ къ расторженію брака. Но если посмотрѣть на дѣло съ точки зрѣнія церковной экономіи, то и въ такомъ случаѣ нельзя оправдать стремленіе умножить поводы къ расторженію церковныхъ браковъ. Что такое церковная экономія? Содержаніе этого понятія очень обстоятельно раскрылъ мой предшественникъ на этой каѳедрѣ профессоръ Н. Н. Фіолетовъ. Экономія — это домостроительство церковное, или благоустроеніе жизни церковной, когда Церковь поступается строгостью своихъ дисциплинарныхъ, но отнюдь не догматическихъ или нравственныхъ требованій ради спасенія бóльшаго числа вѣрующихъ, какъ краснорѣчиво говорилъ намъ митрополитъ Владимірскій Сергій. Но какая же польза для спасенія вѣрующихъ будетъ отъ утвержденія Соборомъ настоящаго доклада Отдѣла? Не поведетъ ли, напротивъ, это къ тому, что откроется широкое поприще для торжества похоти плоти, которая чаще всего ищетъ искусственныхъ поводовъ къ разводу? Не послужитъ ли сама Церковь въ такомъ случаѣ источникомъ того соблазна, отъ котораго она тщательно должна охранять вѣрующихъ? «Христосъ убо грѣху ли служитель?» — спрашиваетъ Апостолъ Павелъ и отвѣчаетъ — «Да не будетъ» (Гал. 2, 17). Если бы Церковь, слѣдуя за человѣкомъ по всѣмъ степенямъ его паденія, покрывала бы ихъ своимъ авторитетомъ и даже сообщала бы имъ религіозное освященіе, то она уничтожила бы достоинство христіанскаго брака и уподобилась бы той неразумной матери, которая своимъ потворствомъ слабостямъ сына доводитъ его до нравственной гибели. Но въ этомъ и состоитъ мудрость Церкви, что въ ней милость всегда сочеталась съ истиною. Ея снисхожденіе къ немощамъ человѣческимъ никогда не переходитъ въ слабость. Она снисходитъ къ людямъ только для того, чтобы возвести ихъ на высоту Евангельскаго совершенства. Она требуетъ отъ супруговъ подвига въ самомъ бракѣ, когда учитъ насъ словами Апостола «жена...спасется чрезъ чадородіе, если пребудетъ въ вѣрѣ» (1 Тим. 2, 15). Она ставитъ свободу христіанскаго духа выше златыхъ узъ супружества. «Соединенъ ли ты съ женою? не ищи развода. Остался ли безъ жены? не ищи жены» (1 Кор. 7, 27). Намъ указываютъ страницу Евангелія, гдѣ Христосъ на вопросъ фарисеевъ «что бо Моисей заповѣда дати книгу распустную и отпустити ю?» отвѣтилъ: «Яко Моисей по жестосердію вашему повелѣ вамъ пустити жены ваша», и тѣмъ косвенно какъ бы уполномочилъ и насъ умножать поводы къ разводу примѣнительно къ слабости человѣческой. Но тѣ, кто даютъ такое толкованіе настоящему тексту (Мѳ. 19, 7-8), опускаютъ изъ вниманія послѣдующія слова Спасителя: «изначала же не бысть тако»; и далѣе Господь, какъ бы противопоставляя Себя Моисею, присовокупилъ — «глаголю же вамъ, яко иже аще пуститъ жену свою, развѣ словесе прелюбодѣйна, и оженится иною, прелюбы творитъ, и женяйся пущеницею, прелюбы дѣетъ» (Мѳ. 19, 9). Когда засимъ ученики, изумленные высотою нравственной отвѣтственности, соединенной съ брачнымъ состояніемъ, спросили Христа: «аще тако... лучше есть не женитися»? Господь, не ослабляя значенія Своихъ /с. 83/ словъ, отвѣтилъ: «не вси вмѣщаютъ словесе сего... Могій вмѣстите, да вмѣститъ» (Мѳ. 19, 11-12). Смыслъ этихъ словъ Спасителя очень очевиденъ, чтобы они нуждались въ толкованіяхъ. Говорятъ, что одни герои вѣры могутъ вмѣстить эту Евангельскую заповѣдь о высотѣ христіанскаго брака, но мы слышали здѣсь этихъ героевъ вѣры. Ихъ гораздо болѣе, чѣмъ это можетъ казаться съ перваго взгляда. Ими полна русская деревня, гдѣ сохранились здоровыя семейныя отношенія и непоколебленное православно-религіозное воззрѣніе на бракъ.

Ужели мы не можемъ подняться на высоту старообрядцевъ, ревность которыхъ о сохраненіи чистоты брака намъ ставили здѣсь въ образецъ для подражанія? Указываютъ на греко-римское брачное законодательство, открывающее широкую возможность для развода, но мы не должны забывать, что оно сложилось подъ вліяніемъ гражданскаго законодательства.

Нынѣ же, когда Церковь отдѣлена отъ государства, она должна позаботиться объ укрѣпленіи семейной жизни, а не объ увеличеніи поводовъ къ разводу. Поэтому мы должны отнестись къ законопроекту, открывающему широкій просторъ къ разводу, особенно въ статьяхъ 19 и 27, съ особою осторожностью.

14. Н. И. Знамировскій. Въ законопроектѣ Отдѣла о поводахъ расторженія брака меня удивляетъ оторванность законопроекта отъ ученія о бракѣ и разводѣ Св. Писанія — этого непогрѣшимаго источника при рѣшеніи даннаго вопроса. Постановленіе Священнаго Собора по вопросу о разводѣ не должно быть только сухимъ перечнемъ параграфовъ, заключающихъ въ себѣ извѣстныя положенія, но оно должно быть также и любвеобильнымъ голосомъ Матери-Церкви, ревнующей о спасеніи своихъ чадъ. Но таковымъ оно можетъ быть только тогда, когда будетъ основываться на Словѣ Божіемъ.

Священное Писаніе учитъ о бракѣ, какъ союзѣ двухъ взаимно другъ друга любящихъ личностей, какъ союзѣ прежде всего духовномъ, союзѣ облагодатствованныхъ въ таинствѣ брака двухъ разумно свободныхъ и безсмертныхъ душъ христіанскихъ. Физическое общеніе супруговъ является лишь выраженіемъ этого духовнаго союза. Поэтому достаточнымъ поводомъ къ расторженію брачнаго союза можетъ быть только такой фактъ, который подрываетъ собою духовную сторону союза. Такимъ фактомъ и является прежде всего прелюбодѣяніе, при которомъ уничтожается нравственное единеніе супруговъ, ихъ взаимное довѣріе. Затѣмъ, такъ какъ христіанскій бракъ есть союзъ сердецъ, имѣющихъ въ себѣ вѣру въ Господа Іисуса Христа какъ Сына Божія, то достаточнымъ поводомъ къ разводу можетъ служить также и уклоненіе одного изъ супруговъ въ невѣріе, уклоненіе, соединенное съ насиліемъ для стороны, остающейся вѣрной православію, съ нарушеніемъ порядка въ жизни семейной, а, можетъ быть, и опасностью для жизни дѣтей. Первый поводъ — прелюбодѣяніе — указывается въ Евангеліи, второй — въ 1 Посланіи Апостола Павла къ Коринѳянамъ. Наконецъ, по ученію Св. Писанія, смерть одного изъ супруговъ является законнымъ основаніемъ для вступленія остающейся въ живыхъ стороны брачнаго союза въ новый бракъ. Впрочемъ, нужно сказать, что упоминаніе о смерти супруга въ указанномъ смыслѣ Апостолъ Павелъ въ Посланіи къ Римлянамъ употребляетъ лишь мимоходомъ, какъ сравненіе для доказательства другой мысли — о свободѣ христіанъ отъ закона Моисеева, а въ Посланіи къ Коринѳянамъ соединяетъ его съ добавленіемъ «она (вдова) блаженнѣе, /с. 84/ если остается такъ, по моему совѣту» (1 Кор. 7, 40), т. е. не вступая въ новый брачный союзъ. Это наводитъ на мысль, что Апостолъ въ данномъ случаѣ поступаетъ лишь по любвеобильному снисхожденію къ немощнымъ членамъ Церкви и что духовная сторона христіанскаго брачнаго союза даже и по смерти одного изъ супруговъ остается въ существѣ дѣла неразрушимой.

Итакъ, если въ Св. Писаніи Новаго Завѣта указываются только три вышеупомянутыхъ повода къ расторженію брака, то очевидно, что указаніе въ законопроектѣ еще и другихъ поводовъ можетъ быть объяснено лишь снисхожденіемъ Церкви къ немощамъ своихъ дѣтей. Это снисхожденіе понятно: оно объясняется стремленіемъ Церкви къ духовной пользѣ своихъ чадъ, чтобы, по Апостолу Павлу, спасти, по крайней мѣрѣ, нѣкоторыхъ. Оно объясняется духомъ христіанской любви къ погибающимъ. Но эта святая любовь должна быть просвѣщена свѣтомъ разума Евангелія Христова и святыхъ Отецъ. Вотъ эту-то мысль о проявленномъ здѣсь снисхожденіи Церкви къ грѣшникамъ, являющемся нѣкоторымъ отступленіемъ отъ прямыхъ и опредѣленныхъ заповѣдей Господа и Его Апостола, и нужно оттѣнить въ постановленіи Собора. Постановленіе Собора, перечисляя различные поводы къ разводу, должно вмѣстѣ съ тѣмъ указать и идеалъ, представленный намъ ученіемъ Слова Божія о поводахъ расторженія брака, чтобы христіанскіе супруги, заинтересованные въ рѣшеніи даннаго вопроса, не забывали этого идеала и по силамъ стремились къ нему. Примѣромъ можетъ служить 9-е правило св. Василія Великаго. Оно читается такъ: «Господне изрѣченіе, яко не позволительно разрѣшатися отъ брака, развѣ словесе прелюбодѣйна, по разуму онаго, равно приличествуетъ и мужамъ и женамъ. Но не то въ обычаѣ». Здѣсь св. Василій Великій ясно различаетъ ученіе Св. Писанія и практику церковнаго обычая и излагаетъ свои правила примѣнительно къ послѣднему. Я предлагаю перейти къ постатейному чтенію законопроекта, а послѣ статьи 29 присоединить слѣдующее добавленіе, въ видѣ заключенія къ законопроекту:

«Признавая указанные поводы къ разводу, по обстоятельствамъ семейной жизни, достаточно оправдывающими послѣдній, Священный Соборъ, однако же, обращается къ ищущимъ развода православнымъ супругамъ съ напоминаніемъ: 1) что, по ученію Слова Божія, расторженіе брака возможно только по тремъ причинамъ: прелюбодѣянію (Мѳ. 5, 32; 19, 9), религіозному раздору въ семьѣ (1 Кор. 7, 15) и смерти одного изъ супруговъ (Рим. 7, 2-3; 1 Кор. 7, 39); 2) что упоминаніе въ постановленіи еще и другихъ поводовъ къ разводу объясняется лишь любвеобильнымъ снисхожденіемъ Матери-Церкви къ ихъ немощамъ и 3) что наилучшимъ исходомъ при семейныхъ нестроеніяхъ, согласнымъ съ христіанскимъ достоинствомъ супруговъ, является указанное Апостоломъ Павломъ (1 Кор. 7, 11) сердечное примиреніе о Господѣ враждующихъ сторонъ брачнаго союза».

15. В. И. Зеленцовъ. Послѣ своей вчерашней рѣчи мнѣ пришлось услышать съ этой каѳедры много неправильныхъ богословскихъ мыслей, отвѣтить на которыя не хватило бы не только 10, но и 50 минутъ.

Въ рѣчи архіепископа Анастасія я замѣтилъ одну неправильность. Слова Христа «могій вмѣстити да вмѣститъ» (Мѳ. 19, 12) относятся къ скопцамъ ради Царствія Небеснаго — монахамъ, а онъ примѣнилъ ихъ къ брачному состоянію. Въ остальномъ я вполнѣ согласенъ съ архіепископомъ Анастасіей.

/с. 85/ Въ рѣчи высокочтимаго Высокопреосвященнаго предсѣдателя Отдѣла о церковномъ судѣ я услышалъ, что нравы людей улучшаются не законами. Конечно, и законами. Для того и даны были людямъ законъ Моисеевъ и законъ Христовъ, чтобы измѣнить къ лучшему, нравственно воспитать и облагородить ихъ нравы и обычаи. Даже и государственное законодательство, если оно хорошо, воспитываетъ людей, охраняетъ устои нравственности, внушаетъ имъ начала правды и добра. Указывалось, что Церковь принимаетъ человѣка въ свое лоно такимъ, каковъ онъ есть. Это вѣрно. Но, принимая человѣка-грѣшника, Церковь говоритъ ему: омойся, очистись отъ грѣха своего», какъ и Христосъ, простивъ грѣшницу, сказалъ ей: «иди и впредь не грѣши» (Ін. 8, 11). Церковь никогда не попустительствовала грѣху, и экономія церковная состоитъ въ томъ, чтобы возводить людей къ святости и нравственному совершенству, а не въ ослабленіи церковныхъ нравовъ.

Перехожу къ Н. Д. Кузнецову. Его рѣчь особенно богата неправильными мыслями. Между прочимъ, онъ говоритъ, что нѣтъ надобности охранять таинства отъ недостойно приступающихъ. Зачѣмъ это нужно? Вѣдь сказано: «ядый и піяй недостойно судъ себѣ ястъ и піетъ» (1 Кор. 11, 29), зачѣмъ же Церкви защищать таинства, когда Самъ Богъ защищаетъ? А Господь сказалъ: «не дадите святая псомъ, ни пометайте бисеръ вашихъ предъ свиніями, да не поперутъ ихъ ногами своими» (Мѳ. 7, 6). Если мы дадимъ бисеръ таинствъ на попраніе и оскорбленіе духовнымъ свиньямъ, они, потоптавши этотъ бисеръ, обратятся и расшатаютъ устои церковные.

Н. Д. Кузнецовъ говоритъ, что таинство брака было и въ Ветхомъ Завѣтѣ. Это его недоразумѣніе. Въ догматическомъ богословіи читаемъ, напримѣръ, слова блаженнаго Августина: «Въ нашемъ (христіанскомъ) бракѣ болѣе имѣетъ силы святость таинства, нежели плодородіе матери. Въ Церкви предлагается не только союзъ брачный (какъ въ Ветхомъ Завѣтѣ), но и таинство». То же можемъ читать и въ другихъ выдержкахъ изъ святыхъ Отцовъ, приводимыхъ въ догматическомъ богословіи, которыя я для сбереженія времени сейчасъ читать не буду («Догматическое богословіе» митрополита Макарія, т. 2, с. 481-483).

Итакъ, таинствъ церковныхъ въ Ветхомъ Завѣтѣ не было. Ужели можно вмѣстѣ съ Н. Д. Кузнецовымъ понимать какъ установленіе таинства благословеніе Бога, данное первымъ людямъ — «раститеся и множитеся»? Вѣдь точно такое же благословеніе дано было тогда и животнымъ.

Н. Д. Кузнецовъ и другіе говорили, что церковное таинство брака совершаютъ не только Богъ, но и сами мужъ и жена брачными отношеніями между собою. Эта мысль не новая, но дикая. Странно, что здѣсь договорились до этой мысли. Такъ какъ церковное таинство брака должно совершаться въ храмѣ, то, стоя на этой точкѣ зрѣнія, придется сказать и то, что печатно говорилъ въ свое время извѣстный защитникъ этой мысли В. В. Розановъ, что мужъ и жена должны совершить свое общеніе въ Божіемъ храмѣ!

Указываютъ, что въ Византіи поводовъ къ разводу было много, и разводъ былъ легокъ. Напомню слова Высокопреосвященнаго Сергія, что, когда поводовъ къ разводу въ Византіи было много, нравы падали и трудно сказать, когда они были чище: въ христіанской ли Византіи того времени, или во времена языческія. Зачѣмъ же мы будемъ становиться на эту дорогу? Намъ нужно стоять на почвѣ церковнаго ученія о бракѣ и на точномъ пониманіи церковной экономіи.

/с. 86/ У римлянъ браки разводились очень легко. Римскія женщины считали свои годы по числу своихъ мужей, а мужчины относились къ браку еще легче. И вотъ, принимая въ Церковь такихъ людей, Апостолъ Павелъ даетъ наставленіе — «женѣ не разводиться съ мужемъ» (1 Кор. 7, 3) и прибавляетъ, что заповѣдь не его, а Господня (1 Кор. 7, 10). На такой же точкѣ зрѣнія должны стоять и мы въ вопросѣ о бракѣ. Господомъ дано повелѣніе не разводиться. Поэтому, переходя къ постатейному разсмотрѣнію настоящаго законопроекта, мы должны его сильно исправить. Тогда это будетъ дѣйствительно законъ церковный, а не узаконеніе разврата. Въ противномъ случаѣ, если останутся статья 6 и нѣкоторыя другія, онъ будетъ мало чѣмъ отличаться отъ большевистскаго декрета о бракѣ и разводѣ.

16. Архіепископъ Кишиневскій Анастасій. Я не утверждалъ, что слова Господни «могій вмѣстити да вмѣститъ» (Мѳ. 19, 12) обращены къ лицамъ, состоящимъ въ бракѣ. Если я далъ поводъ такъ думать, то прощу извинить меня.

17. Архимандритъ Матѳей. Однимъ изъ предшествующихъ ораторовъ было предложено отклонить настоящій законопроектъ, ибо теперь, съ изданіемъ декрета народныхъ комиссаровъ о гражданскомъ бракѣ, мы имѣемъ Богомъ данную намъ возможность охранить чистоту православнаго брака. Къ великому счастію, Соборъ высказался иначе и не призналъ гражданскій бракъ недопустимымъ для христіанина. Въ первые вѣка христіанства такой бракъ существовалъ, но онъ былъ только терпимъ.

Указываютъ на Византійское законодательство, увеличившее поводы къ разводу. Но здѣсь уже сказано, какова была тамъ семейная жизнь, каковы были нравы, а я прибавлю — гдѣ же Византія теперь? Процвѣтаетъ ли она? Ея нѣтъ какъ христіанскаго государства.

Здѣсь указывали, что строгость церковныхъ правилъ — это фарисейство, а одинъ изъ Высокопреосвященныхъ сказалъ, что увеличеніе поводовъ къ разводу будетъ выраженіемъ любви христіанской и снисхожденія къ немощамъ человѣческимъ. Но это точка зрѣнія субъективная.

Говорятъ, что строгость христіанскихъ требованій была умѣстна въ первые вѣка христіанства, когда нравы были строже. Но здѣсь недоразумѣніе. Апостолъ Павелъ писалъ къ Коринѳянамъ о бракѣ и поводѣ къ разводу. Коринѳъ былъ разгульный городъ, гдѣ процвѣталъ культъ Венеры. И вотъ жителямъ этого города Апостолъ Павелъ даетъ наставленія: «Соединенъ ли ты съ женою? не ищи развода. Остался ли безъ жены? не ищи жены» (1 Кор. 7, 27). Гдѣ же тутъ попустительство? Нѣтъ! Здѣсь строгость христіанскихъ требованій, сдерживающая разгулъ страстей. Апостолъ Павелъ, во имя любви Христовой, въ опредѣленіи нормы брака не пошелъ по тому пути, на который зовутъ насъ современные истолкователи любви христіанской.

Указывали на единовѣрцевъ и старообрядцевъ. Они, якобы, особые люди и строгое отношеніе къ браку возможно для нихъ, но не для насъ. Но зачѣмъ такое пренебрежительное недостойное отношеніе къ себѣ? Если для нихъ возможно строгое отношеніе къ требованіямъ христіанской нравственности и церковной дисциплины, то почему то же самое невозможно и для насъ — чадъ Греко-Россійской Православной Церкви? Капитуляціи передъ высотою христіанскихъ требованій въ брачномъ вопросѣ со стороны Собо/с. 87/ра не должно быть. Соборъ долженъ объявить борьбу страстямъ и поставить крестъ надъ всякими послабленіями. Изъ всѣхъ причинъ, вліяющихъ на неупорядоченность и разстройство современнаго брака, особливое значеніе имѣетъ легкомысленное отношеніе юныхъ душъ къ принимаемымъ на себя обязательствамъ супружеской жизни, шаткость и неустойчивость ихъ обѣщаній при вступленіи въ бракъ. Сюда-то и должно быть обращено вниманіе Собора, и разумъ соборный долженъ изыскать способы и средства, чтобы предупредить легкомысленные несчастные браки. Хорошій врачъ всегда стремится предупреждать болѣзни. Такъ долженъ поступить и Соборъ. Строгость требованій при заключеніи браковъ должна имѣть мѣсто въ особенности нынѣ, когда съ такою силою проповѣдуется и распространяется въ жизни культъ Венеры. Я обращаю вниманіе Священнаго Собора на голосъ Церкви, какъ онъ сказался въ святцахъ. Святцы свидѣтельствуютъ о томъ, какъ Церковь смотритъ на людей, отошедшихъ въ вѣчность — ко Господу. Кто изъ разведенныхъ по прелюбодѣянію внесенъ въ святцы? Пусть отвѣтятъ на этотъ вопросъ канонисты и церковные историки.

18. Н. Д. Кузнецовъ (съ мѣста). А блудницы?

19. Архимандритъ Матѳей. Онѣ не то же, что разведенныя. Онѣ не имѣли мужей, которымъ давали обѣтъ вѣрности. Это — падшія женщины.

(Голоса: А самарянка?)

20. Предсѣдательствующій. Прошу съ мѣста не переговариваться.

21. Архимандритъ Матѳей. Христосъ былъ другомъ мытарей и грѣшниковъ, но Онъ призывалъ ихъ къ покаянію и никогда не послаблялъ ихъ страстямъ. Мое предложеніе: перейти къ постатейному разсмотрѣнію законопроекта въ строгомъ соотвѣтствіи со Словомъ Божіимъ и Преданіемъ Церкви.

22. Архимандритъ Веніаминъ. Съ точки зрѣнія Слова Божія вопросъ ясенъ и опредѣлененъ. Какъ мы слышали изъ устъ Преосвященнаго Анастасія, Евангеліе — противъ расширенія поводовъ къ разводу. Историческія традиціи всей Церкви относились къ этому также строго. Въ исторіи христіанства замѣтны три теченія. Католическое — очень строгое, у католиковъ почти совсѣмъ нѣтъ развода. Другое теченіе лютеранское. Это теченіе допускаетъ много поводовъ къ разводу: лютеранство признало принципъ послабленія. Православіе стоитъ на срединной точкѣ зрѣнія, на почвѣ истинной разсудительности. Соблюдая строгость, оно даетъ въ то же время снисхожденіе, когда нужно. Принципъ экономіи, поставленный здѣсь митрополитомъ Сергіемъ, пріемлемъ, но онъ теоретиченъ, его можно раздвигать въ разныя стороны, смотря по тому, для кого и кѣмъ строится законъ. Теоретически данный принципъ пріемлемъ, но практически онъ можетъ ввести въ соблазнъ. Рѣчь Высокопреосвященнаго Сергія, сказанная горячо, можетъ увлечь Соборъ на путь расширенія поводовъ къ разводу, я стою на другой точкѣ зрѣнія. Митрополитъ Сергій говоритъ, что принципъ экономіи необходимо понимать въ смыслѣ расширенія; это нужно для спасенія людей, но противъ него возражаютъ. В. И. Зеленцовъ и 30 съ нимъ понимаютъ экономію иначе. Но это, можетъ быть, не такъ страшно: миссіонеры всегда имѣютъ наклонъ къ строгости. Но митрополитъ Сергій разошелся не съ В. И. Зеленцовымъ только, съ крестьянами Г. Г. Сергѣевымъ, Ѳ. Г. Зибаревымъ и А. И. Іюдинымъ. Это уже огромный фактъ. Почему это случилось? Точку зрѣнія митрополита Сергія поддерживаютъ /с. 88/ Н. Д. Кузнецовъ и В. В. Радзимовскій, и это не удивительно. Гдѣ же истинный голосъ Церкви? Почему такое двоякое и притомъ то и другое искреннее? Здѣсь два церковныхъ круга: одинъ за расширеніе поводовъ къ разводу, другой противъ этого. Кто же за расширеніе поводовъ? Епископъ, занимавшійся брачными дѣлами и видѣвшій по преимуществу темныя стороны брачной жизни, присяжный повѣренный Н. Д. Кузнецовъ и юрисконсультъ Сѵнода В. В. Радзимовскій, для нихъ вопросы брака въ силу ихъ профессіи освѣщаются также по преимуществу съ мрачной точки зрѣнія, почему и бываютъ нерѣдко тоже мучительны. Кромѣ того, послѣдніе несутъ свои взгляды изъ опредѣленныхъ круговъ: отъ интеллигентовъ. Тамъ дѣйствительно положеніе тяжелое. Почему у интеллигентовъ бракъ плохъ? Одинъ сельскій священникъ высказалъ мнѣніе, что иногда браки гражданскіе, быть можетъ, лучше. Для нѣкоторыхъ лучше не вступать въ церковный бракъ, такъ какъ, если они не вѣрятъ въ таинство, то принимаютъ его въ судъ и осужденіе. Господь поругаемъ не бываетъ. Второй церковный кругъ — кругъ крестьянъ. Ихъ здѣсь на Соборѣ мало; нашъ Соборъ интеллигентный, но съ ними (крестьянами) надо считаться, они представители отъ многомилліонной массы. Если бы мы были послѣдовательны, то надо бы имѣть два законодательства: одно для интеллигенціи, другое для народа. Но это невозможно. Что же дѣлать? Приспособляться къ немощной интеллигенціи? Говорятъ «спасай падающаго», но я припоминаю другое слово — выраженіе Ницше «падающаго подтолкни». Чтобы не толкнуть народъ въ искушеніе къ разводамъ, мы должны быть особенно осторожны. Я боюсь, какъ бы послабленіемъ слабости Собора не толкнуть народъ на путь грѣха. Необходимо считаться хотя бы съ тѣмъ, кого больше — съ народомъ. Если Соборъ пойдетъ по пути послабленія, то онъ можетъ посодѣйствовать разложенію народа, такъ какъ прежде у народа поводовъ къ разложенію было очень мало. Особенно повинны будутъ епископы. Когда разсматривался кругъ дѣлъ, подлежащихъ вѣдѣнію Сѵнода, къ вѣдѣнію епископовъ отнесены дѣла чисто церковныя, въ числѣ ихъ брачныя. Я отказываюсь рѣшать подобныя дѣла, я только подаю свое мнѣніе, рѣшать же должны епископы, и они отвѣтственны предъ Богомъ. Заканчивая свою рѣчь, скажу, чтобы, рѣшая подобныя дѣла, «спасая падающихъ», мы помнили слова молитвы Господней — «не введи насъ во искушеніе».

23. Митрополитъ Владимірскій Сергій. Я вполнѣ присоединяюсь къ ораторамъ, говорившимъ о святости брака. Бракъ — святыня, которой рука скверныхъ не должна касаться. Выводъ изъ этого получается какъ будто такой, что совсѣмъ не должно быть развода. Католичество такъ и поступаетъ, и англиканство. Но мы, православные, вообще не отрицаемъ развода, допускаемъ его. Значитъ, въ разсужденіяхъ возражателей нужна какая-то поправка. Говорили также, что въ дѣлѣ этомъ должна быть осторожность, надо подумать: польза будетъ отъ новаго закона или вредъ? Конечно, все это и было обдумано; поводы нами не придуманы, а взяты изъ жизни. Архимандритъ Веніаминъ говоритъ, что мнѣ долго приходилось имѣть дѣло съ лицами, ищущими развода, и потому я сужу односторонне. Да, мнѣ приходилось сталкиваться съ этой стороною жизни, но это и даетъ мнѣ смѣлость и сознаніе правоты; мнѣ приходилось слышать крикъ страданій живыхъ людей, и я не могу этого крика замолчать: крикъ слышится не только въ высшемъ классѣ общества, но и въ деревнѣ, и тамъ много трагедій. Отрицать это, значитъ закрывать глаза. Говорятъ, что законъ нужно строить на почвѣ Евангелія и каноновъ церковныхъ. Указыва/с. 89/ютъ, между прочимъ, правило 9-е св. Василія Великаго, но я и ссылаюсь на него въ доказательство, что Церковь для спасенія своихъ чадъ не боялась противорѣчить даже буквѣ Евангелія. Для нея важно сохранить не букву, а духъ Христова ученія, цѣль всего служенія Христова. Въ правилѣ говорится (я буквально не приведу на память), что «Господне изрѣченіе, яко не позволительно разрѣшатися отъ брака, развѣ словесе прелюбодѣйна, по разуму онаго, равно приличествуетъ и мужамъ и женамъ. Но не то въ обычаѣ. О женахъ находимъ много строгихъ изрѣченій... Женамъ же обычай повелѣваетъ удерживати мужей своихъ, хотя они прелюбодѣйствуютъ и въ блудѣ суть». (Кстати, насъ упрекаютъ за введеніе якобы небывалаго повода — злостное оставленіе одного супруга другимъ, а въ 9-мъ правилѣ св. Василій Великій этотъ поводъ и разумѣетъ, когда говоритъ, что мужъ, оставленный женою, достоинъ снисхожденія, если онъ возьметъ другую жену.) Что же оказывается? Если мужъ, по прелюбодѣянію жены, требуетъ развода, то это возможно, а жена должна терпѣть. Какъ же такъ? Христосъ говоритъ одно, а св. Василій Великій иное? Почему такая разница? Что же, св. Василій Великій боялся гражданской власти? Или льстилъ страстямъ? Потакалъ слабостямъ людскимъ? Но мы знаемъ, кто былъ св. Василій Великій и какое это было время. Это было въ пору господства еретиковъ, власть была на ихъ сторонѣ, православныхъ епископовъ гнали, но они были мужественны, все терпѣли и не уступали ни одной іоты. Если Церковь тогда допускала послабленіе, то, конечно, не изъ слабости, не изъ какого-либо потакательства, а потому, что, лучше зная Христа, она знаетъ, что для Него угодно. Она, какъ столпъ и утвержденіе истины, знала своего Жениха — Христа и понимала Его ученіе совершенно, понимала Евангеліе не какъ какой-то талмудъ, не какъ сборникъ отдѣльныхъ предписаній, которыя нужно вгонять въ человѣка, какъ гвозди, а какъ жизнь, которая начинается изъ зерна и возрастаетъ въ дерево, но и въ томъ и въ другомъ случаѣ есть по существу тоже Христова новая жизнь. Въ своихъ дисциплинарныхъ требованіяхъ Церковь исходила изъ того, что усвоеніе жизни Христовой разными людьми можетъ быть различно, но что и зачаточное усвоеніе христіанства спасительно. Стоя на этой точкѣ зрѣнія, Церковь и утверждала это въ своихъ законахъ, которые всегда сообразовались съ силами и духовнымъ развитіемъ церковнаго общества, а не только были логическими выводами изъ извѣстныхъ Евангельскихъ положеній. Это относится и къ другимъ вопросамъ, напримѣръ, о войнѣ, о собственности. Какъ можно говорить о допустимости войны съ точки зрѣнія христіанскаго идеала? Какая собственность, когда сказано: «отдай и рубашку»? Но это идеалъ, это цѣль христіанскаго совершенства. Если этотъ идеалъ сдѣлать принудительною обязанностью каждаго, какъ это пытался сдѣлать, напримѣръ, Толстой, то мы не будемъ способствовать утвержденію дѣла Христова, а его разрушенію, отторженію отъ Христа и спасенія многихъ. Мы видѣли, къ чему привела у насъ проповѣдь противъ войны... И во времена св. Василія Великаго провозглашеніе полнаго равноправія женщинъ къ чему бы привело? Поэтому Святая Церковь и допускала такія якобы отступленія отъ каноновъ и словъ Христа ради главной цѣли христіанства — вѣчнаго спасенія людей. Для нея важна была эта цѣль, а не вѣрность буквѣ ученія Христа, не логическая стройность и послѣдовательность теоріи. Не даромъ Господь сказалъ: «Лицемѣръ, не отвязываетъ ли каждый изъ васъ вола своего или осла отъ яслей въ субботу, и не ведетъ ли поить? сію же дочь Авраамову, которую связалъ сатана вотъ уже /с. 90/ 18 лѣтъ, не надлежало ли освободить отъ узъ сихъ въ день субботній?» (Лк. 13, 15-16) Это сказано о субботѣ. Но развѣ нельзя примѣнить это и къ вопросу о бракѣ? Господь говоритъ, что когда вамъ самимъ жизненный крестъ тяжелъ, развѣ вы не допускаете для себя послабленій и развѣ, несмотря на это, не надѣетесь (и справедливо) на милость Божію и Его прощеніе, развѣ не надѣетесь спастись? Какъ же у васъ не хватаетъ милосердія оказать помощь своему ближнему, для котораго крестъ этотъ невыносимъ?! Когда пишете законъ, говорятъ, укажите Номоканонъ. Номоканонъ-то и доказываетъ именно мою основную мысль, что Церковь не боялась примѣняться въ своей дисциплинѣ къ степени духовнаго развитія и силамъ церковнаго общества данной эпохи. Въ первыя героическія времена церковная дисциплина была не только строга, но и сурова (тогда возникалъ вопросъ даже о возможности простить согрѣшившаго послѣ крещенія). Правила св. Василія Великаго — это уже послабленіе. Іоаннъ же Постникъ пошелъ еще дальше: тогдашніе ревнители тоже называли его правила пагубными, составленными для погибели многихъ. Но Іоаннъ Постникъ говорилъ: «Я желалъ бы лучше быть наказаннымъ за милосердіе, чѣмъ получить похвалу за неразумную строгость». Главное же, Церковь стала не на сторону ревнителей, а Номоканонъ Іоанна Постника теперь для насъ общее руководство. Точно также и теперь требовать, чтобы Номоканонъ соблюдался во всей строгости, могутъ только тѣ, которые вправѣ сказать, что мы вообще живемъ по Номоканону; но это лицемѣріе: мы его нарушаемъ. О чемъ же и говорить? Повторяю, Святая Церковь можетъ ввести даже новое, если это нужно для спасенія ея чадъ, особенно если новое не такъ ново, какъ это думаютъ; напримѣръ, обоюдное прелюбодѣяніе супруговъ, какъ поводъ къ разводу, было въ Церкви и перестало существовать съ XIX вѣка. Нужно, вообще, тщательно разобраться въ вопросѣ, и вы будете снисходительнѣе къ нашему проекту. Онъ не представляетъ собою ничего чудовищнаго, онъ гораздо ближе къ православію, чѣмъ противоположное мнѣніе. Онъ стоитъ на почвѣ, на которой всегда стояла Церковь, вопреки обществамъ, отдѣлившимся отъ нея — католикамъ, протестантамъ и различнаго рода сектантамъ.

24. Предсѣдательствующій. Списокъ ораторовъ исчерпанъ. Профессоръ И. И. Соколовъ дастъ маленькую справку изъ исторіи Греко-Восточной Церкви о поводахъ къ расторженію браковъ. Угодно Собору выслушать? Это займетъ не болѣе 10 минутъ.

25. Профессоръ И. И. Соколовъ. Вопросъ о поводахъ къ разводу въ постановкѣ Отдѣла едва ли не впервые въ новѣйшей исторіи всей Греко-Восточной Церкви ставится на обсужденіе и рѣшеніе Собора. Это обязываетъ насъ къ осторожности и осмотрительности. При рѣшеніи вопроса надлежитъ не только основываться на ученіи Христа, святыхъ Апостоловъ и Отцевъ Церкви и держаться каноновъ церковныхъ, но и имѣть въ виду, что вопросъ имѣетъ общецерковный характеръ. Конечно, Русская Церковь автокефальна и имѣетъ право автономно устроить церковную жизнь, но и для другихъ Православныхъ Церквей далеко не безразлично, какъ Русская Церковь рѣшитъ вопросъ о поводахъ къ разводу. Между Русскою и Восточною Церквами были сношенія по вопросу о разводѣ и въ прошломъ, будутъ они, конечно, и въ будущемъ, и въ интересахъ общецерковнаго единенія весьма важно взаимное соглашеніе. Но если для Православнаго Востока не безразлично наше рѣшеніе, то и для Собора важно знать, какъ Православный Востокъ относится къ вопросу о поводахъ къ разводу. Обращаясь къ праву и практикѣ Восточной Церкви, надо /с. 91/ признать, что въ Византіи основнымъ и господствующимъ поводомъ къ разводу, согласно ученію Христа (Мѳ. 5, 32; 19, 9), святыхъ Отцевъ (Аѳинагоръ, Климентъ Александрійскій, Оригенъ, Тертулліанъ, блаженный Августинъ, Іоаннъ Златоустъ, Амвросій Медіоланскій и Ѳеодоръ Студитъ) и каноновъ Церкви (Карѳ. 102-113; св. Василій Великій 9, 48, 77; Трулл. 87) признавалось прелюбодѣяніе. Но наряду съ этимъ основнымъ поводомъ были и иные. Такіе поводы сначала были регламентированы въ гражданскомъ законодательствѣ, а потомъ приняла ихъ и Церковь, причемъ Церковь признавала ихъ какъ leges canonisatae, какъ дополнительный законъ, съ цѣлью христіанизаціи общества, его оцерковленія, во избѣжаніе большихъ золъ. Ссылаясь на мою книгу, одинъ изъ докладчиковъ говорилъ, что въ Византіи было до 26 поводовъ къ разводу. Но для точности надлежитъ добавить, что эти поводы признавались не въ одинъ какой-либо періодъ времени, а въ теченіе шести вѣковъ. Въ каждый же данный періодъ количество поводовъ было ограничено. Чѣмъ руководилась Византійско-Восточная Церковь, принимая различные поводы къ разводу, кромѣ прелюбодѣянія? Основаніемъ для нея служитъ принципъ экономіи, о которой уже достаточно говорилось. Но надо имѣть въ виду, что въ Греко-Восточной Церкви, кромѣ принципа экономіи, примѣнялся и осуществлялся въ жизни и дѣятельности и другой принципъ акривіи, т. е. строгость и точность въ исполненіи церковныхъ правилъ, соблюденіе ихъ во всей чистотѣ. Исторически было и такъ, что по временамъ предпочитался и господствовалъ принципъ акривіи и не только въ Византійскую эпоху, но и въ новѣйшее время, такъ что въ отношеніи къ разводу признавался только одинъ и единственный поводъ — прелюбодѣяніе, хотя законодательство допускаетъ и другіе поводы, заимствованные изъ гражданскихъ законовъ. Для примѣра нужно указать на Патріарховъ Григорія VI и Іоакима III, которые держались въ отношеніи къ поводамъ для развода именно принципа акривіи. Это обусловливалось не только существеннымъ значеніемъ этого принципа, но и надлежащимъ пониманіемъ экономіи. Экономія, съ точки зрѣнія Византійско-Восточнаго православія, есть спасительное снисхожденіе, содѣйствіе спасенію грѣшника, подражаніе Божественному человѣколюбію, исторгающее грѣшника изъ сѣтей, избавляющее его отъ гибели. Но кто исторгаетъ? Не тотъ, кто совершаетъ грѣхъ, а тотъ, кто по Божественному изволенію стоитъ далеко отъ грѣха, кто выше грѣха, т. е. Церковь. Въ силу этого, нѣкоторые Патріархи, сторонники акривіи, и не придавали безусловнаго значенія всѣмъ поводамъ къ разводу, а признавали только одинъ поводъ, именно прелюбодѣяніе. И вотъ современная практика Греко-Восточной Церкви въ области развода опредѣляется двумя принципами — экономіи и акривіи, причемъ господствуетъ то одинъ изъ нихъ, то другой. Вообще, въ каждомъ отдѣльномъ случаѣ сама Церковь должна оцѣнивать степень экономіи и необходимость ея примѣненія. Иначе сказать, состоятельность того или иного повода къ разводу должна опредѣляться предстоятелями Церкви. Посему нельзя говорить о правѣ субъекта на разводъ. Церкви должно принадлежать право оцѣнивать каждый отдѣльный случай. Затѣмъ, нашему Собору, конечно, надлежитъ имѣть въ виду требованія экономіи, но не надо забывать и принципа акривіи. Становясь далѣе на точку зрѣнія экономіи, надлежитъ ограждать ея подлинное спасительное значеніе, и это должна рѣшать церковная власть. Поэтому нѣтъ необходимости со всею подробностью регламентировать въ законѣ поводы къ разводу. Это не возвыситъ бракъ, а лишь ум/с. 92/ножитъ разводъ. Зачѣмъ же широко открывать дверь? Это поведетъ къ злоупотребленіямъ. Вообще, разсматриваемый докладъ подлежитъ сокращенію, въ частности, надо изъять статьи 28 и 29.

26. Предсѣдательствующій. Пренія закончены. Предстоитъ постатейное чтеніе доклада о поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ, но это будетъ послѣ перерыва, а сейчасъ Членъ Собора С. Г. Рункевичъ предложитъ вниманію Собора докладъ Редакціоннаго Отдѣла объ епархіальномъ управленіи.

27. С. Г. Рункевичъ. Ввиду принятаго Священнымъ Соборомъ въ Положеніи о приходѣ постановленія о томъ, что священно-церковно-служители не избираются приходомъ, а назначаются епископомъ, является необходимость въ согласованіи съ таковымъ постановленіемъ принятаго уже Священнымъ Соборомъ опредѣленія объ епархіальномъ управленіи въ тѣхъ его статьяхъ, гдѣ упоминается о выборахъ членовъ причта въ приходахъ. Указанное редакціонное исправленіе необходимо сдѣлать немедля, ввиду постановленія Высшаго Церковнаго Управленія о разсылкѣ соборнаго опредѣленія объ епархіальномъ управленіи для введенія его въ дѣйствіе. Вслѣдствіе этого Редакціонный Отдѣлъ въ засѣданіи 16 (29) марта постановилъ предложить Священному Собору исключить изъ подлежащихъ статей Положенія объ епархіальномъ управленіи (статьи 22 и 83) упоминаніе о выборахъ членовъ причта въ приходахъ и статью 22, читающуюся нынѣ такъ — «Епархіальному архіерею принадлежитъ право каноническаго одобренія кандидатовъ на священно- и церковно-служительскія мѣста — ихъ утвержденіе или опредѣленіе», изложить въ слѣдующей редакціи — «Епархіальному архіерею принадлежитъ право каноническаго одобренія кандидатовъ на священно- и церковно-служительскія мѣста, ихъ избранія и назначенія», а изъ статьи 83 исключить пунктъ «е», коимъ на благочиннаго возлагается «подготовка и наблюденіе за производствомъ выборовъ членовъ причтовъ въ приходахъ округа», и засимъ соотвѣтственно исправить обозначеніе порядка слѣдующихъ за пунктомъ «е» пунктовъ.

28. Предсѣдательствующій. Докладъ объ епархіальномъ управленіи разсматривался Соборомъ раньше доклада о приходѣ, разсматривался съ точки зрѣнія выборовъ членовъ причта и, такимъ образомъ, въ него вошли статьи, одобренныя вами, въ предположеніи, что будутъ выборы; между тѣмъ, при разсмотрѣніи Положенія о приходѣ принято, что члены причтовъ не избираются, а назначаются епископомъ, причемъ принимается во вниманіе рекомендація со стороны прихода, почему и явилась необходимость согласовать съ таковымъ постановленіемъ опредѣленіе объ епархіальномъ управленіи въ тѣхъ его статьяхъ, гдѣ говорится о выборахъ членовъ причта.

29. ПОСТАНОВЛЕНО: предложеніе Редакціоннаго Отдѣла принять.

30. Въ 11 часовъ 50 минутъ дня объявляется перерывъ.



31. Засѣданіе возобновляется въ 1 часъ 40 минутъ дня.

32. Предсѣдательствующій. Общія пренія по докладу о поводахъ къ разводу исчерпаны. Слово принадлежитъ докладчикамъ.

33. Докладчикъ Ѳ. Г. Гавриловъ. Не безъ намѣренія въ своей вступительной рѣчи я коснулся лишь того общаго принципа, на которомъ стоялъ Отдѣлъ при выработкѣ нашего доклада, именно для того, чтобы ознакомиться съ тѣмъ умонастроеніемъ, съ кото/с. 93/рымъ Соборъ отнесется къ докладу. Въ преніяхъ выяснились двѣ основныя точки зрѣнія. Первая лежитъ въ томъ же направленіи, въ которомъ разработанъ и докладъ; на ней, поэтому, я не буду останавливаться. Для меня важенъ взглядъ тѣхъ ораторовъ, которые увидѣли въ проектѣ нарушеніе завѣтовъ Св. Писанія, Апостольскаго ученія и каноновъ церковныхъ. Для меня важны тѣ заявленія, которыя сдѣлали люди живой вѣры, относящіеся къ проекту съ сердечной простотой. Таковы Члены Собора Іюдинъ, Зибаревъ, Орловъ, Сергѣевъ и нѣкоторые другіе. Они увидѣли въ проектѣ что-то нецерковное, чуждое религіознаго взгляда на бракъ какъ на священное таинство. Такое мнѣніе основано на недоразумѣніи. Совершенно напрасно и глубоко ошибочно видѣть въ проектѣ какое-то разрѣшеніе на распущенность въ бракѣ. Нѣтъ, единственная цѣль проекта — устранить тѣ ужасныя узы и оковы, которыя несутъ люди, утратившіе существо брака, но не могущіе по существующимъ условіямъ расторгнуть тотъ бракъ, котораго по существу уже давно нѣтъ. Я стою на Евангельской точкѣ зрѣнія, я утверждаю, что идеально бракъ нерасторжимъ, но одновременно совершенно убѣжденъ въ томъ, что Евангелію чуждо стремленіе насильно мучить людей брачными узами въ томъ случаѣ, когда по причинамъ отъ нихъ не зависящимъ, или по ихъ собственной немощи, бракъ фактически уже распался. Вотъ почему я, стоя на Евангельской точкѣ зрѣнія, отношусь съ недовѣріемъ къ тому проекту, по которому допускается временное раздѣльное жительство супруговъ. Супруги должны жить вмѣстѣ. Замѣчательныя разъясненія по этому вопросу можно находить у митрополита Филарета, у К. П. Побѣдоносцева, эти мыслители показали, что къ проекту о временномъ разлученіи супруговъ нельзя отнестись иначе, какъ отрицательно. Но въ тѣхъ случаяхъ, когда бракъ фактически распался, Церковь должна сказать супругамъ: вы свободны.

Существующіе законы о разводѣ крайне неудовлетворительны. Чтобы видѣть это, достаточно обратить вниманіе на статистику бракоразводныхъ процессовъ. Оказывается, что громадное большинство бракоразводныхъ процессовъ возникаетъ изъ-за прелюбодѣянія. И ни для кого не составляетъ секрета, что въ массѣ случаевъ прелюбодѣяніе является искусственно подстроеннымъ и инсценированнымъ. Отсюда возникаетъ то зло и язвы, о которомъ мы всѣ хорошо знаемъ — бракоразводная адвокатура. Объ одномъ изъ такихъ «спеціалистовъ» — бракоразводныхъ адвокатовъ, именно объ Арцыбашевѣ, многое стало извѣстнымъ. И вотъ, не далѣе какъ въ прошедшемъ перерывѣ засѣданія ко мнѣ подходилъ одинъ мученикъ бракоразводнаго процесса и сказалъ мнѣ слѣдующее: «Если бы введены были ваши поводы къ разводу, это могло бы составить счастье моей жизни. Тогда мнѣ не нужно было бы обращаться къ бракоразводнымъ адвокатамъ, которые просятъ съ меня 6000 рублей за веденіе дѣлъ, а этихъ денегъ я заплатить не могу». Неужели же можно оставить неприкосновеннымъ это ужасное явленіе, эту грязную инсценировку, которой занимались, привлекая ложныхъ свидѣтелей, эти «спеціалисты», чтобы расторгнуть бракъ тамъ, гдѣ его фактически уже нѣтъ? Ясно и очевидно, что именно во имя правды, во имя уничтоженія лжи и обмана, необходимо увеличить число поводовъ къ разводу. Я скажу два слова тѣмъ изъ мірянъ, которые боятся, что введеніе проекта расшатаетъ семейные устои въ деревнѣ; здѣсь я имѣю въ виду, главнымъ образомъ, заявленіе А. И. Іюдина. Я знакомъ съ той губерніей, представителемъ которой является А. И. Іюдинъ. Это сѣверная губернія. Нашъ сѣверный край, дѣйствительно, является неиспорченнымъ въ отношеніи /с. 94/ цѣломудрія. Но нѣтъ никакихъ основаній опасаться, что увеличеніе поводовъ къ разводу повредитъ ему въ этомъ отношеніи. Вѣдь этотъ законъ издается не для того, чтобы изучать его въ школахъ. Къ нему люди будутъ обращаться только въ случаѣ крайности, только тогда, когда осознаютъ, что ихъ бракъ фактически уже прекратился.

Нѣсколько словъ изъ исторіи законодательства о поводахъ къ расторженію брака. Требованіе тщательно, свидѣтельскими показаніями удостовѣрить фактъ прелюбодѣянія имѣетъ свою основу въ Византіи. Тамъ оно было связано съ тѣмъ закономъ, по которому прелюбодѣяніе каралось ужасной карой — тѣлеснымъ наказаніемъ и пожизненнымъ заключеніемъ въ монастырь. Вотъ изъ снисхожденія къ преступнику, которому угрожаетъ такое страшное наказаніе, законъ требовалъ удостовѣренія совершенія прелюбодѣянія свидѣтельствомъ очевидцевъ. Если мы обратимся къ исторіи Россіи, то увидимъ, что до Петра I поводовъ къ разводу было больше. Въ 1809 году изготовленъ былъ проектъ увеличенія числа поводовъ къ разводу и даже получено было согласіе на него со стороны Св. Сѵнода, но властью оберъ-прокурора, князя Голицына, проектъ былъ отвергнутъ. При этомъ Голицынъ руководился не православной, а католической точкой зрѣнія, а въ католичествѣ, какъ извѣстно, легко получить, вмѣсто развода, разлученіе отъ ложа и стола. Но мы не можемъ допустить раздѣльнаго жительства супруговъ. И вотъ, для того, чтобы не создавать для нихъ ужаснаго положенія, намъ необходимо увеличить число поводовъ къ разводу. Я не буду говорить о тѣхъ издѣвательствахъ, побояхъ, которымъ подвергается иногда женщина въ деревнѣ; я не буду говорить объ ужасномъ злѣ — снохачествѣ: вамъ это, конечно, хорошо извѣстно. Я не буду рисовать вамъ страшныя картины семейныхъ неурядицъ.

Я закончу вторичнымъ указаніемъ на то, что проектъ нисколько не противорѣчитъ духу Евангелія. Вѣдь главный догматъ нашей вѣры — есть догматъ о любви. Эта-то любовь и руководитъ нами. Необходимо пойти навстрѣчу страданіямъ человѣческимъ, необходимо уничтожить зло и обманъ; въ настоящее время увеличеніе числа поводовъ къ разводу необходимо.

34. Докладчикъ В. В. Радзимовскій. Я хочу обратить вниманіе на два главныхъ положенія, которыми руководился Отдѣлъ, составляя отдѣльныя статьи доклада. Какъ видите, поводы къ разводу дѣлятся на двѣ группы. Первая группа предусматриваетъ тѣ случаи, когда брачный союзъ распадается или не осуществляется по причинамъ, не зависящимъ отъ супруговъ. Вторая группа имѣетъ въ виду тѣ случаи, когда въ этомъ такъ или иначе виноваты сами супруги.

Далѣе я долженъ сказать, что въ нашу задачу не входило разрабатывать ни условія, ни нормы заключенія брака, ни вопросовъ о послѣдствіяхъ развода. Я замѣтилъ, что нѣкоторые Члены Собора желали бы найти въ нашемъ докладѣ разрѣшеніе нѣкоторыхъ вопросовъ и такого рода. Но наши задачи скромнѣе, мы говоримъ лишь о поводахъ къ расторженію брака. А о другихъ вопросахъ нужно будетъ говорить особо, въ другихъ законопроектахъ.

Предвижу, что по поводу статьи 19 будетъ особенно много преній. Заранѣе поэтому обращаю вниманіе на примѣчаніе къ ней, которое говоритъ, что въ случаяхъ, предусматриваемыхъ этой статьей, рѣшающее значеніе принадлежитъ убѣжденію духовнаго /с. 95/ суда, который, конечно, будетъ руководиться канонами церковными и церковно-общественнымъ сознаніемъ. Такимъ образомъ, здѣсь будетъ имѣться въ виду не одинъ только голый фактъ наличности, напримѣръ, нравственнаго истязанія; нѣтъ — этотъ фактъ будетъ считаться достаточнымъ поводомъ къ разводу только въ томъ случаѣ, если руководящійся канонами церковными и церковнымъ сознаніемъ судъ установитъ, что въ этомъ случаѣ подлинно нарушается существо брачнаго союза и цѣли его осуществляться больше не могутъ.

Теперь я долженъ сказать нѣсколько словъ о себѣ лично. Съ удивленіемъ узналъ я мнѣніе нѣкоторыхъ Членовъ Собора, которые полагаютъ, будто бы проектъ измѣненія закона о поводахъ къ расторженію брака является творчествомъ какого-то опредѣленнаго круга лицъ, къ которому причисляютъ и меня, а не широкихъ слоевъ церковнаго общества. Это невѣрно; мы всѣ, Члены Собора, стремимся къ одной только цѣли — усовершенствовать церковное законодательство, а если на нѣкоторые вопросы смотримъ различно, то это объясняется различіемъ жизненнаго опыта и различіемъ обстановки, въ которыхъ этотъ опытъ получаемъ.

35. Предсѣдательствующій. Согласно параграфу 131 Устава Помѣстнаго Собора Православной Россійской Церкви, по окончаніи общаго обсужденія предначертанія, Соборъ постановляетъ или объ отклоненіи его, или о передачѣ его въ Отдѣлъ для дополнительнаго обсужденія, или о переходѣ къ постатейному его разсмотрѣнію. Итакъ, угодно ли Священному Собору принять настоящій докладъ о поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ въ его цѣломъ и перейти къ постатейному разсмотрѣнію?

36. ПОСТАНОВЛЕНО: перейти къ постатейному разсмотрѣнію доклада.

37. Предсѣдательствующій. Въ предисловіи къ статьямъ въ докладѣ Отдѣла о церковномъ судѣ — «О поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ», говорится: «По дѣйствующимъ законамъ бракъ расторгается въ случаѣ: 1) прелюбодѣянія одного изъ супруговъ; 2) безвѣстнаго отсутствія, длящагося не менѣе пяти лѣтъ; 3) ссылки по приговору уголовнаго суда и 4) добрачной неспособности другого супруга. Признавая необходимымъ увеличить число поводовъ къ разводу, по сравненію съ нынѣ дѣйствующимъ законодательствомъ, и по возможности исчерпывающимъ образомъ указать причины, влекущія за собою внутреннее и дѣйствительное распаденіе брака и полную невозможность его осуществленія, Отдѣлъ о церковномъ судѣ предлагаетъ Священному Собору, въ измѣненіе и дополненіе прежнихъ узаконеній, принять слѣдующія положенія о поводахъ къ расторженію церковныхъ браковъ».

Къ этому предисловію есть поправка В. И. Зеленцова и 30 Членовъ Собора, которые предлагаютъ измѣнить вторую половину предисловія со словъ «признавая необходимымъ увеличить число поводовъ къ разводу». Вмѣсто этихъ словъ они предлагаютъ включить слѣдующія: «а измѣненіе и дополненіе прежнихъ узаконеній предлагается, въ согласіи съ догматическимъ ученіемъ о православно-христіанскомъ бракѣ, принять слѣдующія положенія о поводахъ къ расторженію законныхъ церковныхъ браковъ».

38. А. В. Васильевъ. Нѣкоторые Члены Собора уже высказывали и я также долженъ сказать, что церковный законъ о поводахъ къ разводу долженъ утверждаться на словахъ Спасителя «что Богъ сочеталъ, человѣкъ да не разлучаетъ». Итакъ, если бы бракъ былъ со/с. 96/вершеннымъ, то былъ бы нерасторгаемъ. И Моисей только по жестокосердію нашему сдѣлалъ исключенія — «развѣ словесе прелюбодѣйна» (Мѳ. 19, 8-9).

39. Предсѣдательствующій. Я долженъ сказать, что если Ваша рѣчь коснется только редакціонной стороны, то по ней преній не должно быть.

40. А. В. Васильевъ. Предлагается поправка В. И. Зеленцова. Я теперь и говорю по поводу введенія, гдѣ предлагается оставить прежній формализмъ и казуистику съ подробнымъ перечисленіемъ поводовъ, что по-прежнему поставитъ церковныхъ судей въ необходимость копаться въ разныхъ мерзостяхъ. Поэтому я полагаю, что этого предисловія не должно быть, а нужно начать прямо со статьи 1 и при постатейномъ чтеніи оставить то, что необходимо.

41. Докладчикъ В. В. Радзимовскій. Я долженъ выяснить, въ какомъ порядкѣ должно разсматриваться заявленіе 30 Членовъ Собора. Если это поправки, то и нужно вносить ихъ при разсмотрѣніи тѣхъ или другихъ пунктовъ, причемъ если это поправки редакціоннаго характера, то онѣ не подлежатъ голосованію. Благодаря исключительной любезности В. И. Зеленцова, я ознакомился съ этимъ заявленіемъ и могу установить, что оно сплошь и рядомъ говоритъ только о редакціонныхъ измѣненіяхъ. Но есть нѣкоторыя положенія, которыя отрицаютъ положеніе статей нашего доклада, вносятъ новыя статьи, такъ что соотвѣтствія статей и по нумераціи нѣтъ. Если разсматривать теперь эту сплошную поправку, то выйдетъ недоразумѣніе: окажется, что поправка дѣлается какъ разъ не къ той статьѣ, какъ можно было предположить сначала. Необходимо сохранить при разсмотрѣніи порядокъ статей Отдѣла. Если же это новый проектъ, тогда слѣдуетъ пріостановить разсмотрѣніе вопроса и проектъ направить въ Соборный Совѣтъ. Я хотѣлъ бы, чтобы подписавшійся первымъ подъ заявленіемъ В. И. Зеленцовъ объяснилъ, что желательно подписавшимъ заявленіе, но разсмотрѣніе теперь всего заявленія будетъ неправильно.

42. В. И. Зеленцовъ. Въ дополненіе къ прежнему сообщенію, я отъ имени 30 подписавшихъ заявленіе долженъ сказать, что это заявленіе есть систематическое изложеніе поправокъ, которыя будутъ предлагаться при разсмотрѣніи той или другой статьи. Такимъ образомъ, не вносится какой-нибудь новый проектъ. Тогда бы, на основаніи 99 статьи Устава Помѣстнаго Собора, этотъ новый проектъ долженъ былъ быть направленъ въ Соборный Совѣтъ. Представлены же всѣ эти поправки сразу въ цѣляхъ освѣдомительныхъ. В. В. Радзимовскій заявилъ, что поправки преимущественно редакціоннаго характера. Это не вполнѣ правильный взглядъ. Въ частности, поправка относительно введенія, которое огласилъ Предсѣдательствующій, во всякомъ случаѣ не редакціоннаго характера. Введеніе касается принципа, которымъ слѣдуетъ руководиться при разсмотрѣніи этого вопроса, указываетъ основоположеніе, что докладъ долженъ быть въ согласіи съ догматическимъ ученіемъ о бракѣ. Я не знаю, почему нужно пугаться этого догматическаго ученія, почему отступаютъ и стыдливо замалчиваютъ его. Я уже высказывалъ, почему необходимо на это указать, повторять здѣсь не буду.

43. Предсѣдательствующій. Я и буду предлагать изложенные въ заявленіи пункты въ качествѣ поправокъ. Итакъ, по отношенію къ введенію существуетъ прочитанная мною поправка.

/с. 97/

44. Докладчикъ Ѳ. Г. Гавриловъ. По отношенію къ первой поправкѣ кроется недоразумѣніе. Введеніе — это препроводительное заявленіе и голосованію не подлежитъ. Можно сказать, что оно неудачно, неграмотно, но пренія и голосованіе должны начинаться со статьи 1.

45. Предсѣдательствующій. Итакъ, введеніе можно зачеркнуть. Если вы согласны зачеркнуть, его не будемъ обсуждать.

46. Докладчикъ Ѳ. Г. Гавриловъ. Слѣдуетъ обсуждать прямо статьи.

47. Предсѣдательствующій. Но во введеніи указываются основанія.

48. Митрополитъ Владимірскій Сергій. Если угодно, зачеркните введеніе. Мы написали его для поясненія воззрѣнія Отдѣла, Соборъ же долженъ разсматривать только самый законопроектъ.

49. Предсѣдательствующій. Но дѣло въ томъ, что многихъ смущаетъ мотивировка Отдѣломъ своихъ положеній.

50. А. Д. Самаринъ. Соборъ не является отвѣтственнымъ за текстъ доклада, за исключеніемъ положеній законопроекта, такъ что основаній для смущенія нѣтъ. Мотивы, изложенные въ началѣ доклада, не подлежатъ обсужденію Собора, а только самыя положенія законопроекта.

51. Предсѣдательствующій. Угодно Собору согласиться съ разъясненіемъ А. Д. Самарина?

52. ПОСТАНОВЛЕНО: согласиться съ разъясненіемъ А. Д. Самарина.

53. Предсѣдательствующій. Итакъ, переходимъ къ разсмотрѣнію статьи 1. (Голоса: Предлагалось сразу разсматривать первыя четыре статьи.) У меня этого предложенія еще нѣтъ.

54. С. А. Котляревскій. Я подаю предложеніе объ этомъ въ письменной формѣ.

55. Предсѣдательствующій. Итакъ, поступило предложеніе разсматривать сразу первыя 4 статьи доклада.

56. Докладчикъ Ѳ. Г. Гавриловъ. Мы, докладчики, ничего противъ этого не имѣемъ.

57. Предсѣдательствующій. Угодно ли Собору разсматривать вмѣстѣ первыя 4 статьи доклада?

58. ПОСТАНОВЛЕНО: приступить къ обсужденію первыхъ четырехъ статей доклада одновременно.

59. Предсѣдательствующій. Статья 1: «Православный супругъ вправѣ просить о расторженіи брака въ случаѣ уклоненія другого супруга въ иновѣріе» [1].

Статья 2: «Православный супругъ вправѣ просить о расторженіи брака въ случаѣ уклоненія другого супруга изъ православія въ иновѣріе или во внѣвѣроисповѣдное состояніе, если таковое уклоненіе сопровождается насиліемъ уклонившагося супруга надъ религіозною совѣстью оставшагося вѣрнымъ православію супруга или его дѣтей».

Статья 3: «Православный супругъ вправѣ просить о расторженіи брака въ случаѣ уклоненія другого супруга изъ православія въ старообрядческое согласіе или секты, которыя не исповѣдуютъ Господа Іисуса Христа Истиннымъ Сыномъ Божіимъ, Искупите/с. 98/лемъ міра, или не принимаютъ воднаго крещенія, правильно совершеннаго и неповторяемаго, или отвергаютъ союзъ брачный».

Статья 4: «Православный супругъ вправѣ просить о расторженіи брака въ случаѣ уклоненія другого супруга и въ иныя, кромѣ указанныхъ въ предшествующей статьѣ, старообрядческія согласія или секты, если таковое уклоненіе сопровождается насиліемъ уклонившагося супруга надъ религіозною совѣстью оставшагося вѣрнымъ православію супруга или его дѣтей».

60. С. Л. Котляревскій. Въ этихъ четырехъ статьяхъ говорится о поводахъ къ разводу, который допускается вслѣдствіе перемѣны религіозныхъ убѣжденій. Здѣсь устанавливаются двоякаго рода случаи. Въ случаѣ, если одинъ изъ супруговъ переходитъ въ инославіе, т. е. по принятой терминологіи, въ одно изъ христіанскихъ исповѣданій, другой супругъ можетъ просить о разводѣ лишь въ случаѣ насилія уклонившагося супруга надъ религіозною совѣстью оставшагося вѣрнымъ православію супруга или его дѣтей. При переходѣ же въ иновѣріе и разныя секты, которыя въ сущности не могутъ быть названы христіанскими, и безъ этого насилія предоставляется право начать дѣло о разводѣ. Долженъ еще обратить вниманіе на то, что внѣвѣроисповѣдное состояніе, которое сдѣлалось возможнымъ послѣ закона 14 мая 1917 года о свободѣ совѣсти, поставлено здѣсь въ статьѣ 2 наряду съ христіанскими исповѣданіями. Я не знаю, насколько это логично. Вѣдь внѣвѣроисповѣдное состояніе нельзя признать христіанскимъ.

Затѣмъ, въ статьѣ 3 упоминается «старообрядческое согласіе и секты, которыя не исповѣдуютъ Господа Іисуса Христа Истиннымъ Сыномъ Божіимъ, Искупителемъ міра, или не принимаютъ воднаго крещенія, правильно совершеннаго и неповторяемаго, или отвергаютъ союзъ брачный». Я не думаю, что какое-либо старообрядческое согласіе отвергало союзъ брачный. Можно оспаривать взглядъ этихъ старообрядческихъ согласій на іерархію и совершаемыя ею таинства, но говорить, что они отрицаютъ брачный союзъ, невозможно. Вѣдь если стоять на этой точкѣ зрѣнія, то и протестантовъ можно считать отвергающими брачный союзъ. Все это показываетъ, насколько трудна попытка опредѣлить различіе вѣроученій, изъ которыхъ одни даютъ право непосредственно возбуждать дѣло о разводѣ, а другія только въ случаѣ насилія «уклонившагося супруга надъ религіозною совѣстью оставшагося вѣрнымъ православію супруга или его дѣтей».

Вотъ почему нужно вычеркнуть изъ статьи 3 слова «старообрядческое согласіе». Слѣдуетъ съ чуткостью относиться къ старообрядцамъ и не употреблять такихъ выраженій, которыя для нихъ оскорбительны. Затѣмъ, секты, «которыя не исповѣдуютъ Господа Іисуса Христа Истиннымъ Сыномъ Божіимъ, Искупителемъ міра», являются уже не инославными, а иновѣрными. Лучше поэтому сократить эти статьи. Я предлагаю въ статьѣ 3 вычеркнуть слова «въ старообрядческое согласіе», а въ статьѣ 4 — «и въ иныя, кромѣ указанныхъ», замѣнить другими «и во всякое другое вѣроученіе».

62 [61]. Епископъ Барнаульскій Гавріилъ. Статьи 1-4 даннаго законопроекта не точны по существу и многословны по изложенію. Св. Церковь отвергаетъ смѣшанные браки православныхъ съ еретиками. Каноническое ученіе о бракѣ выразилось въ правилахъ Вселенскихъ и Помѣстныхъ Соборовъ — 14-е правило IV Вселенскаго, 72-е правило VI Вселенскаго, 10-е, 31-е правила Лаодикійскаго, 21-е правило Карѳагенскаго Собора /с. 99/ и др. Со всею ясностью и категоричностью вытекаетъ изъ сихъ правилъ слѣдующее: 1) православный христіанинъ можетъ вступить въ бракъ только съ православною христіанкою; 2) браки православныхъ съ язычниками, іудеями и еретиками строго воспрещаются; 3) смѣшанные браки допустимы, на основаніи 72-го правила VI Вселенскаго Собора, лишь въ томъ случаѣ, когда въ бракѣ, заключенномъ еще въ «невѣріи», т. е. внѣ Православной Церкви, одинъ изъ супруговъ приметъ православную вѣру, а другой выразитъ желаніе остаться въ бракѣ съ нимъ. Если мы теперь обратимся къ нашимъ гражданскимъ законамъ, то увидимъ, что они идутъ вразрѣзъ съ приведеннымъ каноническимъ ученіемъ Церкви о бракѣ. Гражданскіе законы допускаютъ смѣшанные браки съ католиками и протестантами, т. е. еретиками. Такіе смѣшанные браки, анаѳематствованные св. Отцами Соборовъ, появились у насъ на Руси съ Петра I. Онъ прорубилъ «окно въ Европу» и чрезъ это «окно» пошло все дурное на Руси, начавшись разгромомъ Церкви чрезъ уничтоженіе Патріаршества и утвержденіе протестантской Духовной Коллегіи, сирѣчь Сѵнода, и смѣшанныхъ браковъ. Съ Петра I начался развалъ церковной жизни и не подлежитъ сомнѣнію, что величайшее зло для Церкви и государства принесли и приносятъ смѣшанные браки. Ибо, что связываетъ мужа и жену? Ужели только одна физическая любовь? Конечно, нѣтъ. Едина вѣра, едино крещеніе — вотъ существенное въ бракѣ, въ семьѣ, а слѣдовательно, и въ жизни государства. Мужъ и жена должны молиться одному Богу, ходить въ одну церковь, жить одними религіозными упованіями, стремиться къ одной цѣли своей супружеской жизни — наслѣдованію Царства Небеснаго. Къ этому же они должны вести и дѣтей, которыхъ даетъ имъ Богъ. Но что будетъ, если мужъ и жена различныхъ вѣръ: одинъ идетъ въ православную церковь, а другая въ кирку или костелъ? А дѣти? У нихъ является безразличіе въ вѣрѣ, дескать, все равно, что православіе, что католичество, что протестантство. Но истина одна — въ Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Церковь есть христіанство, а католичество есть ересь, ложь, протестантство же сугубѣйшая ложь! И такой-то очевидной истины государство не хотѣло и не хочетъ знать, допуская смѣшанные браки. Но наши гражданскіе законы идутъ дальше и допускаютъ пошлое издѣвательство надъ Церковью. Статья 65 т. X Гражданскихъ Законовъ гласитъ: «Въ случаѣ крайней нужды, именно, за неимѣніемъ въ извѣстной мѣстности иновѣрнаго священника или пастора, православный священникъ можетъ повѣнчать и обоихъ лицъ неправославнаго исповѣданія, но въ этомъ случаѣ совершеніе и расторженіе такихъ браковъ производится уже по правиламъ и обрядамъ Православной Церкви». К. П. Побѣдоносцевъ въ своемъ курсѣ гражданскаго права съ особеннымъ вниманіемъ и любовью отмѣчаетъ эту статью. И вотъ въ 1915 году, когда я былъ викаріемъ Челябинскимъ, священникъ, на основаніи этой статьи, съ благословенія правящаго епископа Оренбургскаго, совершилъ вѣнчаніе лютеранина и лютеранки въ православномъ храмѣ. Представьте теперь это каноническое нарушеніе элементарныхъ правилъ церковной дисциплины! Поистинѣ это надругательство надъ Св. Церковью!

На основаніи изложеннаго, предлагаю замѣнить статьи 1-4 одною статьею такого содержанія съ примѣчаніемъ: «Бракъ расторгается, если одинъ изъ супруговъ отпадаетъ отъ Православной Церкви. Примѣчаніе. Статья 65 т. X Гражданскихъ законовъ отмѣняется».

63 [62]. В. И. Зеленцовъ. Статья первая читается въ проектѣ такъ: «Православный супругъ вправѣ просить о расторженіи брака въ случаѣ уклоненія другого супруга въ /с. 100/ иновѣріе». Какое иновѣріе здѣсь имѣется въ виду? Во-первыхъ, татары — магометане, допускающіе многоженство. Съ христіанской точки зрѣнія у каждаго мужа должна быть одна жена. Всякое уклоненіе къ многоженству является уклоненіемъ къ принципіальному прелюбодѣянію, поэтому и отпаденіе въ такое именно иновѣріе есть достаточный поводъ къ расторженію брака.

Другое иновѣрное ученіе есть у насъ еврейство. Правда, евреи въ настоящее время имѣютъ одну жену, ихъ законъ допускаетъ возможность имѣть и двѣ жены, и болѣе, и это не считается предосудительнымъ. Такимъ образомъ, и уклоненіе въ еврейство есть принципіальное нарушеніе христіанскаго брака. Вотъ почему статья 1 въ редакціи проекта доклада «О поводахъ къ расторженію церковнаго брака» заслуживаетъ быть принятою Соборомъ, но съ прибавленіемъ словъ «во внѣвѣроисповѣдное состояніе». Отношеніе этого состоянія къ православному браку выражено въ декретѣ, освобождающемъ разводъ отъ всякихъ стѣсненій. Это внѣвѣроисповѣдное состояніе тоже принципіально разрушаетъ нашъ православный бракъ. Поэтому въ первой статьѣ и надо сдѣлать такое добавленіе. А во второй статьѣ эти слова тогда, конечно, надо исключить. Что касается отношенія къ инославію, то инославіе — это обломокъ Христіанской Церкви, но хотя и обломокъ, а все же церковный. Во всякомъ случаѣ, нельзя равнять инославіе съ магометанствомъ или еврействомъ.

Отъ имени 30 Членовъ Собора, возложившихъ на меня обязанность защищать ихъ голосъ, предлагаю текстъ проекта измѣнить и вторую статью дополнить словами «или соблазномъ для религіозной совѣсти дѣтей». Дѣтей-то ужъ во всякомъ случаѣ не надо забывать. Господь Іисусъ Христосъ, призвавъ дитя, поставилъ среди учениковъ и сказалъ: смотрите, не презирайте ни одного изъ малыхъ сихъ. И за соблазненіе ихъ угрожаетъ страшными карами. Надо вступиться за положеніе дѣтей. (Голоса: Объ этомъ есть въ докладѣ.) Въ докладѣ говорится только о насиліи надъ религіозной совѣстью дѣтей, а наша поправка говоритъ не только о насиліи, но и о соблазнѣ. Затѣмъ, въ статьѣ 3 есть выраженіе «въ случаѣ уклоненія другого супруга изъ православія въ старообрядческое согласіе или секты». Въ нашей же поправкѣ другое выраженіе — «въ расколъ», какъ болѣе точное. Вообще статья 3 неясно изложена. Сказано въ проектѣ «старообрядческое согласіе, не признающее Господа Іисуса Христа Истиннымъ Сыномъ Божіимъ». Но такого согласія нѣтъ. Вообще же, уклоненіе въ расколъ — достаточная причина для развода. Разъ супругъ уклоняется отъ православія, то онъ уже становится обломкомъ отъ Православной Церкви, принципіально оторваннымъ отъ нея, и таинство православнаго брака нарушено.

Далѣе, здѣсь Н. Д. Кузнецовъ читалъ слова Апостола Павла (1 Кор. 7, 13), но не точно истолковалъ ихъ. Что значитъ мужъ невѣрный соглашается жить съ женой-христіанкой? Это значитъ: не возбуждаетъ раздоровъ по религіознымъ вопросамъ. Тогда возможно супругамъ жить совмѣстно и тогда имѣютъ мѣсто слова Апостола «почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа?» Такой же смыслъ имѣютъ и правила Трулльскаго Собора. Затѣмъ, соединяя 2 и 3 статьи въ одну, мы изъ нихъ выдѣляемъ случаи уклоненія въ секты. При этомъ мы не различаемъ: русскія или протестантскія секты. Русское сектантство — плоть отъ плоти сектантства протестантскаго. Что же касается бракоразводнаго /с. 101/ судопроизводства, то здѣсь нужны эксперты, должны вызываться свѣдущіе люди. И не нужно уничтожать этотъ порядокъ судопроизводства.

64 [63]. Д. И. Боголюбовъ. Разсматривая четыре предлагаемыя статьи доклада, я прихожу къ другому заключенію, чѣмъ предшествовавшій ораторъ. Я предлагаю статьи 1 и 3 исключить, потому что онѣ противны по духу и буквѣ Апостольскому ученію о бракѣ (1 Кор. 7, 14 и др.). Въ статьѣ 4 выбросить слова «и въ иныя, кромѣ указанныхъ въ предшествующей».

65 [64]. П. И. Астровъ. Высказываясь за переходъ къ постатейному чтенію законопроекта и привѣтствуя его, я долженъ съ особой тщательностью и строгостью отнестись къ отдѣльнымъ статьямъ этого проекта. Дѣло въ томъ, что Апостолъ Павелъ, дѣйствительно, училъ всему тому, на что здѣсь указывалось, но въ той же 7 главѣ 1-го Посланія къ Коринѳянамъ есть слова: «Почему ты знаешь жена, не спасешь ли мужа? Или ты, мужъ, почему знаешь, не спасешь ли жены?» Все у Апостола Павла основано на этомъ. Примѣняя эти слова Апостола Павла къ намъ, я долженъ спросить, неужели мы будемъ болѣе строгими, чѣмъ Апостолъ Павелъ? Неужели мы уклоненіе одного изъ супруговъ въ иновѣріе признаемъ достаточнымъ поводомъ для развода, когда Апостолъ Павелъ допускаетъ возможность сожитія мужа вѣрнаго съ женой невѣрной и жены вѣрной съ мужемъ невѣрнымъ? Все это заставляетъ призадуматься, можно ли вводить въ проектъ первую статью? Да и въ исторіи Русской Церкви этого не было. Это большой и серьезный вопросъ, и онъ долженъ быть рѣшенъ не такъ, какъ въ Отдѣлѣ, а совершенно въ обратномъ смыслѣ. Я потомъ скажу, въ какомъ именно смыслѣ, а теперь замѣчу, что въ жизни эта статья приведетъ къ результатамъ обратнымъ тѣмъ, какіе предполагаетъ статья. Здѣсь немало говорили о томъ, что статьи законопроекта о разводѣ слишкомъ широки и что ихъ нужно сократить. Я согласенъ, что ихъ нужно сократить, но только до извѣстнаго предѣла. Если принять статью 1, то предъ ней поблѣднѣютъ всѣ другія статьи: и статья 19, и другія. Вѣдь статья первая имѣетъ тотъ смыслъ, что надо только отстать отъ православія, чтобы церковная власть лишилась возможности войти въ критику дѣйствительныхъ поводовъ къ разводу. Что же изъ этого выйдетъ на практикѣ? Возьмемъ городскую часть нашего общества. Вѣдь для этой части, чтобы совершить разводъ, не нужно прибѣгать даже къ той инсценировкѣ поводовъ, какую допускаетъ современная практика развода. Достаточно человѣку выйти во внѣвѣроисповѣдное состояніе, что сведется къ одной перепискѣ бумагъ, и разводъ будетъ гарантированъ. При такомъ условіи создается возможность обхода всѣхъ правилъ развода и подрывается авторитетъ церковной власти. Открывается возможность совершенія развода открыто, безапелляціонно, безъ контроля, въ обходъ всѣхъ правилъ, путемъ одной формальной переписки бумагъ. Такимъ образомъ, въ предлагаемой намъ редакціи статья принята быть не можетъ. Можно было бы говорить о возможности въ этомъ случаѣ для одного изъ супруговъ ходатайствовать о расторженіи брака, съ тѣмъ, чтобы въ рѣшеніи вопроса объ удовлетвореніи этого ходатайства ничѣмъ не связывать церковную власть. Но и въ этой формѣ эту статью нельзя было бы принять. Проектъ старается предусмотрѣть всѣ случаи и всѣ серьезныя основанія для развода. Случай, подразумѣваемый статьей 1, въ сущности предусмотрѣнъ въ статьѣ 19. Выдѣлять его въ особую статью опасно. Если выразить его въ болѣе мягкой редакціи, указавъ, что переходъ одного изъ супруговъ въ иновѣріе можетъ служить поводомъ /с. 102/ для ходатайства о разводѣ, причемъ церковная власть не обязывается непремѣнно совершать разводъ, то въ жизни легко можетъ совершиться перемѣщеніе центра тяжести на возможность перехода въ иновѣріе и на возможность на этомъ основаніи развода. Итакъ, я хочу сказать, что случай статьи первой предусмотрѣнъ статьями 19-20. И если уже говорить о немъ отдѣльно, то лишь въ смыслѣ возможности возбуждать ходатайства о разводѣ, а не въ смыслѣ обязательства для церковной власти совершать по означенному поводу разводъ.

66 [65]. Митрополитъ Харьковскій Антоній. За всѣ шесть мѣсяцевъ нашей работы на Соборѣ я въ первый разъ радикально долженъ разойтись по этому вопросу съ П. И. Астровымъ на основаніи и ученія Св. Писанія, и каноновъ, и словъ Самого Христа. Я прочитаю вамъ 72-е правило VI Вселенскаго (Трулльскаго) Собора, гдѣ приводятся и слова Апостола Павла, на которыя здѣсь ссылаются; вѣдь эти слова мы должны понимать и толковать въ духѣ и смыслѣ пониманія и толкованія святыхъ Отцевъ Церкви. «Недостоитъ мужу православному съ женою еретическою бракомъ совокуплятися, ни православной женѣ съ мужемъ еретикомъ сочетаватися. Аще же усмотрѣно будетъ нѣчто таковое, содѣланное кѣмъ-либо, бракъ почитати не твердымъ, и незаконное сожитіе расторгати. Ибо не подобаетъ смѣшивати несмѣшаемое, ниже совокупляти съ овцею волка, и съ частію Христовою жребій грѣшниковъ. Аще же кто постановленное нами преступитъ, да будетъ отлученъ. Но аще нѣкоторые, будучи еще въ невѣріи, и не бывъ причтены къ стаду православныхъ, сочеталися между собою законнымъ бракомъ, потомъ единъ изъ нихъ, избравъ благое, прибѣгнулъ къ свѣту истины, а другій остался во узахъ заблужденія, не желая воззрѣти на Божественные лучи, и аще притомъ невѣрной женѣ угодно сожительствовати съ мужемъ вѣрнымъ, или напротивъ мужу невѣрному съ женою вѣрною, то да не разлучаются по Божественному Апостолу: святится бо мужъ невѣренъ о женѣ, и святится жена невѣрна о мужѣ». Апостолъ Павелъ говоритъ о бракахъ, заключенныхъ между язычниками, слѣдовательно, если могутъ быть расторгаемы браки, заключенные между язычниками, въ случаѣ вступленія одного изъ супруговъ въ Церковь Христову, то тѣмъ болѣе долженъ подлежать расторженію бракъ между православнымъ и впавшимъ въ ересь. Вѣдь православный можетъ сказать: мы заключили съ тобой бракъ въ Церкви и если ты не останешься вѣрной Церкви, я не хочу быть съ тобой въ бракѣ. Уклоненіе отъ Церкви — поводъ для развода даже болѣе серьезный, чѣмъ прелюбодѣяніе. Вѣдь въ случаѣ прелюбодѣянія человѣкъ можетъ покаяться, и поводъ къ разводу будетъ устраненъ. Даже священнику, которому церковными правилами воспрещается сожительствовать съ женой, впавшей въ грѣхъ прелюбодѣянія, я разрѣшаю сожительствовать, если только узнаю, что его жена принесла раскаяніе въ совершенномъ ею грѣхѣ. Считать же отпаденіе отъ Церкви, когда отпадшій подвергается анаѳемѣ, недостаточнымъ поводомъ къ разводу, это значитъ допускать недопустимое. Практика Русской Церкви, можетъ быть, и не имѣла дѣла съ отпаденіемъ отъ Церкви, какъ поводомъ къ разводу, но это потому, что отпаденіе отъ Церкви у насъ до 1905 года строго каралось гражданскими законами и о немъ, какъ поводѣ къ разводу, не могло быть и рѣчи. Итакъ, церковный бракъ заключается на извѣстныхъ условіяхъ: во-первыхъ, на обѣщаніи вступающихъ въ бракъ во взаимной вѣрности другъ другу и, во-вторыхъ, на вѣрности ихъ Церкви: будь мнѣ вѣренъ и я буду тебѣ вѣренъ; ты состоишь чадомъ Церкви и я. Моя мысль /с. 103/ такова, и другой быть не можетъ: отпаденіе отъ Церкви необходимо влечетъ за собой расторженіе брака, и никто этому не можетъ воспрепятствовать. Другое дѣло, если супругъ остается равнодушнымъ къ вѣроисповѣдному состоянію другой половины. Евангеліе, православіе, христіанство учатъ насъ, что дѣло не въ догматахъ, а въ томъ, принадлежитъ ли человѣкъ къ кораблю Христову, т. е. Церкви. Вспомните, братіе, что и Христосъ сказалъ: «Аще преслушаетъ Церковь, буди тебѣ, яко же язычникъ и мытарь». То же говорятъ намъ 95-е правило Лаодикійскаго Собора и 72-е правило VI Вселенскаго Собора. И вообще до послѣдняго времени, еретики христіанами не назывались. Язычники и еретики приравнивались другъ къ другу. Понятія «инославія» до XIX столѣтія въ Христіанской Церкви не было. Итакъ, по словамъ Христа, по канонамъ и по существу дѣла статью слѣдуетъ формулировать въ томъ смыслѣ, что отпаденіе одного изъ супруговъ отъ Православной Церкви является поводомъ для расторженія брака. Если ты отпалъ отъ Церкви, ты не можешь быть въ православномъ бракѣ. Говорятъ, что въ этомъ случаѣ будутъ отпадать отъ Церкви притворно, чтобы достигнуть развода. Но вѣдь злоупотребленія возможны и теперь. Если человѣкъ хочетъ жениться на племянницѣ, онъ можетъ перейти въ лютеранство, жениться, а потомъ опять возвратиться въ православіе. Не нужно забывать и того, что дѣти родителей, разныхъ по вѣрѣ, вырастаютъ въ религіозномъ безразличіи. Правда, бываютъ и у родителей-язычниковъ дѣти высокой святости, примѣромъ чему можетъ служить великомученица Варвара, но это исключеніе. Спасеніе же человѣка зависитъ не отъ догматовъ, а отъ того, принадлежитъ ли онъ къ Церкви. Мое предложеніе: отпаденіе отъ Церкви нужно включить, какъ вполнѣ достаточный поводъ для расторженія брака. Срокъ для начала развода — одинъ годъ, а если отпаденіе связано было съ истязаніемъ православной стороны, то немедленно.

67 [66]. Т. М. Гаранинъ. Я прошу у Священнаго Собора вниманія на 5 минутъ, тѣмъ болѣе, что я выступаю рѣдко. Я хочу привести изъ своей миссіонерской практики нѣкоторые случаи. Бываетъ, что въ православныхъ семьяхъ одинъ изъ супруговъ переходитъ или въ штундизмъ, или баптизмъ, или толстовство. Начинается гоненіе, а иногда и побои. Если переходитъ въ секту жена, то дѣло доходитъ до курьеза: напримѣръ, она не хочетъ стряпать мужу. А если мужъ, то онъ выкидываетъ изъ дома иконы, а если жена его не слушаетъ, начинаетъ бить ее. Въ одной семьѣ члены ея принадлежали къ 5 разнымъ вѣроисповѣданіямъ. Въ семьѣ водворился не ладъ, а настоящій адъ. Я просилъ бы, хотя бы не въ видѣ закона, дать возможность въ этомъ случаѣ супругамъ разводиться, особенно если дѣло у нихъ доходитъ до побоевъ. Словомъ, я присоединяюсь къ тому, что высказалъ Высокопреосвященный Антоній. А потомъ я, со своей стороны, предложилъ бы исключить выраженіе «старообрядческія согласія». Вмѣсто «старообрядческія» правильнѣе было бы употреблять выраженіе «изувѣрскія». Старообрядцевъ же я считаю лучше многихъ другихъ. Мое предложеніе: хотя не въ видѣ закона, но нужно дать возможность разводиться тѣмъ супругамъ, изъ которыхъ одинъ уклонился отъ православія, и которые живутъ не въ согласіи.

68 [67]. Графъ П. Н. Апраксинъ. Я хотѣлъ высказать то, что такъ убѣдительно раскрылъ Высокопреосвященный Антоній. По-моему, всѣ четыре первыя статьи слѣдуетъ соединить въ одну статью.

69 [68]. Засѣданіе закрыто въ 2 часа 30 минутъ дня.

Примѣчаніе:
[1] Въ текстѣ ошибочно «единовѣріе».

Источникъ: Дѣянія Священнаго Собора Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг. Томъ 8-й: Дѣянія 102-117. — М.: Новоспасскій монастырь, 1999. — С. 74-103.

Дѣяніе 104-е // Къ оглавленію всѣхъ Дѣяній Собора // Дѣяніе 106-е


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.