Церковный календарь
Новости


2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 13 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Исторія Русской Православной Церкви Заграницей

Второй Всезарубежный Соборъ РПЦЗ 1938 г.

Второй Всезарубежный Соборъ состоялся въ Сремскихъ Карловцахъ въ 1938 г., спустя 17 лѣтъ послѣ Перваго (1921 г.). Этотъ Соборъ, возглавляемый новымъ Первоіерархомъ, Блаж. Митр. Анастасіемъ (Грибановскимъ), продолжилъ созидательную работу по укрѣпленію организаціи РПЦЗ и занялся вопросами духовн. возрожденія русской паствы «въ разсѣяніи сущей», просвѣщенія дѣтей и молодежи, борьбы съ сектантствомъ и уврачеванія церковныхъ ранъ, возникшихъ въ слѣдствіи печальныхъ расколовъ внутри эмиграціи. Среди итоговыхъ документовъ II Всезаруб. Собора основополагающими явились два посланія — «Къ Русскому народу въ отечествѣ страждущему» и «Къ русской паствѣ въ разсѣяніи сущей». Въ 1-мъ посланіи Соборъ выразилъ единство со страждущимъ русскимъ народомъ, призвалъ его къ терпѣнію и упованію на милость Божію и выразилъ увѣренность въ грядущее освобожденіе Россіи отъ ига безбожниковъ. Во 2-мъ посланіи Соборъ призвалъ зарубежную паству стойко держаться св. правосл. вѣры и удаляться отъ пагубныхъ лжеученій — софіанства, теософіи, спиритизма и масонства. Соборное посланіе выразило тревогу по поводу попытокъ католиковъ расхищать чадъ Правосл. Церкви, используя для этихъ цѣлей т. н. «вост. обрядъ». Далѣе русскіе люди призывались къ покаянію въ главномъ грѣхѣ, тяготѣющимъ надъ русскимъ народомъ — въ измѣнѣ Помазаннику Божію, повлекшей за собой мученическую смерть Царской Семьи, что легло на совѣсть не только непосредственныхъ участниковъ этого злодѣянія, но и на совѣсть всѣхъ русскихъ людей... Особо подчеркивался долгъ русскаго зарубежья сохранить духовн. цѣнности Св. Руси и передать ихъ будущимъ поколѣніямъ для службы возрожденной Россіи. Соборъ созывался на территоріи Сербской Правосл. Церкви, подъ покровительствомъ Свят. Патріарха Сербскаго, который являлся почетнымъ Предсѣдателемъ Собора.

«Дѣянія Второго Всезарубежного Собора РПЦЗ 1938 г.»

ДѢЯНІЯ ВТОРОГО ВСЕЗАРУБЕЖНАГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ
съ участіемъ представителей клира и мірянъ, состоявшагося 1/14 — 11/24 августа 1938 года въ Сремскихъ Карловцахъ въ Югославіи.
(Бѣлградъ: Типографія «Меркуръ», 1939 г.).

ПРИЛОЖЕНІЯ.

III.
ВѢРА И НАУКА
Докладъ проф. А. И. Щербакова
[1].

Успѣхи точныхъ наукъ въ XVII и XVIII, а особенно въ первой половинѣ XIX столѣтія, удовлетворительно объяснили цѣлый рядъ непонятныхъ до того времени явленій природы, разрушивши многія ложныя о ней представленія. Появились теоріи и гипотезы, далеко выходившія за предѣлы непосредственно добытыхъ точною наукою результатовъ и стремившіяся найти и объяснить конечную причину существованія видимаго матерьяльнаго міра.

Средина прошлаго [XIX] столѣтія явилась временемъ разцвѣта матеріалистическихъ ученій: гордому человѣческому уму, опьяненному успѣхами науки и огромнымъ, основаннымъ на нихъ, прогрессомъ техники, уже всѣ техническія достиженія казались возможными, и всѣ тайны природы доступными. Матеріалистическія воззрѣнія въ такой мѣрѣ завладѣли такъ наз. образованнымъ обществомъ, что у большинства людей, причисляющихъ себя къ интеллигенціи, сложилось даже убѣжденіе, что наука устранила религію, и что представители точной науки не могутъ быть людьми вѣрующими въ «какую-то» Высшую Надприродную Силу, создавшую міръ и имъ управляющую.

Это противопоставленіе вѣры и науки отчасти, впрочемъ, обязано тому положенію которое, по отношенію къ научнымъ открытіямъ, долгое время, особенно въ средніе вѣка, занимали на Западѣ представители Католической церкви, принимавшіе подъ свое покровительство и защиту старыя, не основанныя на точномъ наблюденіи и опытѣ, объясненія явленій природы, — объясненія, казавшіяся имъ согласными со священными книгами Ветхаго Завѣта. Получалось впечатлѣніе, что представители религіи какъ будто борятся противъ очевидныхъ фактовъ и доказанныхъ наукою положеній [2]. На это извѣстные представители противной стороны отвѣчали, въ свой чередъ, отрицаніемъ всякаго вмѣшательства надприродной /с. 706/ силы не только въ явленія природы, но и во все вообще строительство видимаго міра. Представители матерьялистическихъ воззрѣній совершенно позабывали — намѣренно или ненамѣренно, что изслѣдованіе Конечной причины и Конечныхъ цѣлей мірозданія находится внѣ предѣловъ компетенціи точной науки, методы которой — тщательное наблюденіе и опытъ съ измѣреніемъ мѣры, вѣса, пространства, времени и т. д. — пригодны лишь для изученія причинъ вторичныхъ — законовъ природы, опредѣляющихъ связь между явленіями, доступными нашимъ чувствамъ. Конечная Причина — Творческій Разумъ, установившій эти законы [3], не можетъ быть изучаемъ при помощи указанныхъ методовъ точной науки. Правдивое изображеніе матерьялиста среди нашего Русскаго интеллигентнаго общества 40-50 годовъ прошлаго [XIX] столѣтія далъ намъ нашъ великій бытописатель И. С. Тургеневъ въ своемъ извѣстномъ ромавѣ «Отцы и Дѣти», въ лицѣ молодого врача «нигилиста» Базарова.

Современные матеріалисты-безбожники и теперь, несмотря на то, что именно наука, далеко шагнувшая впередъ за время отъ середины прошлаго столѣтія, въ корнѣ поколебала основныя положенія матеріализма, настойчиво стараются увѣрить всѣхъ и каждаго, что наука отвергаетъ религію, и что представители науки всѣ сплошь люди невѣрующіе. Безбожники очень любятъ приводить, какъ доказательство, извѣстный анекдотъ о Лапласѣ, — отвѣтъ данный знаменитымъ астрономомъ Наполеону во время представленія имъ послѣднему своего труда: «Exposition du système du Monde». На вопросъ Наполеона: «Newton a parlé de Dieu dans ses oeuvres. J'ai déjà parcouru le vôtre Livre et je n'y ai pas trouvé ce nom une seule fois», Лапласъ отвѣчалъ: Citoyen Premier Consul, je n'ai pas eu besoin de cette hypothèse [4]». Безбожники придаютъ этому отвѣту такой смыслъ, что будто бы великій астрономъ считалъ, какъ атеистъ, существованіе Бога лишь ненужной гипотезой. Между тѣмъ смыслъ этого отвѣта совершенно другой: Ньютонъ въ своемъ сочиненіи выразилъ мысль, что пертрубаціи, которыя вызываются дѣйствіемъ планетъ другъ на друга, могутъ повести къ разстройству системы, если Высшая Сила не будетъ ихъ время отъ времени регулировать. Лапласъ, установившій законы стабильности міровой системы, хотѣлъ очевидно сказать, что нѣтъ никакой надобности въ предположеніи о такой интервенціи, ибо законы движенія настолько совершенны, что ихъ однихъ вполнѣ достаточно для поддержанія въ системѣ полнаго равновѣсія.

Что смыслъ отвѣта Лапласа былъ именно таковъ, за это /с. 707/ говоритъ слѣдующее: въ другомъ изданіи своего труда Лапласъ цитируетъ мысль Ньютона, выраженную послѣднимъ въ общемъ примѣчаніи къ его «Principia...», именно, что твореніе солнца, планетъ и кометъ можетъ быть дѣломъ только Существа Всемогущаго и Высокоразумнаго; онъ прибавляетъ далѣе, что его собственный трудъ, доказывающій стабильность системы, эту мысль еще болѣе утверждаетъ. Узнавъ незадолго до своей смерти, что анекдотъ объ его отвѣтѣ Наполеону попалъ въ издаваемый въ то время сборникъ біографій, Лапласъ потребовалъ отъ издателя черезъ своего близкаго друга — знаменитаго астронома и физика Араго, исключенія анекдота изъ сборника, что, къ сожалѣнію, не было сдѣлано.

Если мы просмотримъ длинный списокъ ученыхъ — истинныхъ представителей знанія, дѣйствительно обогатившихъ сокровищницу науки и открывшихъ новые пути для познаванія тайнъ природы, то увидимъ, что огромное большинство ихъ были людьми искренно вѣрующими, глубоко убѣжденными, какъ и великій Ньютонъ, въ томъ, что Творцомъ и Промыслителемъ міра можетъ быть лишь Всемогущее Существо, обладающее Высшимъ Разумомъ. Въ молитвенной формѣ выражаетъ свой восторгъ передъ чудесами Божьего міра знаменитый астрономъ Кеплеръ, открывшій законы движенія планетъ, давшіе послѣдующимъ ученымъ возможность находить новыя, еще не извѣстныя свѣтила на небесномъ сводѣ: «Благодарю Тебя, Создатель, за то, что Ты мнѣ далъ такое глубокое внутреннее наслажденіе — изучать Твои творенія и созерцать дѣло Твоихъ рукъ!»... Какъ далеки эти великіе ученые отъ приписываемаго имъ безбожниками атеизма!

Истинный ученый не можетъ быть атеистомъ, не можетъ при современномъ состояніи науки удовлетвориться матеріалистическимъ міропониманіемъ. Прежде всего всякій серьезный ученый, въ какой бы области естествознанія онъ ни работалъ, скоро приходитъ къ убѣжденію, что чѣмъ глубже онъ проникаетъ въ сущность изучаемаго предмета, чѣмъ детальнѣе его познаетъ, тѣмъ дальше отодвигается отъ него граница полнаго познанія, тѣмъ яснѣе для него становится вся ложь утвержденія матерьялистовъ, что наука все уже познала, или можетъ познать. Ясно открывается предъ нимъ и все убожество матерьялистическихъ воззрѣній и теорій, и въ настоящее время проповѣдуемыхъ безбожниками, несмотря на несогласіе этихъ теорій съ данными точной науки.

Матерьялистическое ученіе считаетъ догматомъ вѣчность матеріи, наполняющей все пространство вселенной; согласно этому ученію матерія существуетъ искони и будетъ существовать вѣчно, не измѣняясь по существу, а лишь мѣняя свою форму. Всѣ видимые предметы, отъ звѣздъ до мельчайшихъ инфузорій, суть лишь временныя формы вещества, — аспекты матеріи, которыя произошли «естественнымъ путемъ», однѣ отъ другихъ вслѣдствіе прогрессивнаго трансформизма — /с. 708/ эволюціи. Своимъ догматомъ о вѣчности и неизмѣняемости, матеріи, наполняющей всю вселенную, матеріалисты думаютъ устранить мысль о Конечной Причинѣ, о Творческомъ Разумѣ, создавшемъ міръ и имъ управляющемъ.

Посмотримъ прежде всего, можетъ ли современная наука похвалиться всезнаніемъ.

Геоцентрическое представленіе древнихъ, считавшихъ землю за центръ міра, наука замѣнила сначала представленіемъ геліоцентрическимъ, принявъ послѣ изслѣдованій Коперника и Галилея за неподвижный центръ вселенной — солнце [5]. Дальнѣйшіе успѣхи астрономіи скоро однако показали, что солнце со всѣми своими планетами составляетъ лишь ничтожную частъ вращающейся звѣздной массы Млечнаго Пути, а новѣйшія изслѣдованія астрономовъ съ помощью гигантскихъ усовершенствованныхъ телескоповъ [6] открыли цѣлые архипелаги такихъ Млечныхъ Путей, носящіеся въ пространствѣ Вселенной и отдѣленные другъ отъ друга разстояніями измѣряемыми уже не километрами, а т. н. свѣтовыми годами, т. е. разстояніемъ, которое лучъ свѣта, двигающійся со скоростью 300.000 километровъ въ секунду, проходитъ въ теченіи одного земного года. Ближайшая къ солнцу звѣзда — альфа въ созвѣздіи Центавра, находится отъ насъ на разстояніи 4-хъ свѣтовыхъ годовъ. Такъ какъ свѣтовой годъ равенъ почти 10 билліонамъ километровъ (точнѣе: 86.400 × 300.000 × 365 = 9.460.800.000.000 клм.) то эта ближайшая звѣзда удалена отъ земли почти на 40 билліоновъ километровъ. А разстоянія между отдѣльными туманностями выражаются сотнями тысячъ и милліонами свѣтовыхъ годовъ! И такихъ туманностей открыто съ помощью усовершенствованныхъ телескоповъ до двухъ милліоновъ. Всякое новое усовершенствованіе астрономическихъ приборовъ открываетъ все новые и новые звѣздные міры, и какъ будто не видно конца этимъ открытіямъ. И однако новѣйшая наука — астрофизика и атомистическая физика — учитъ, что матеріальный міръ не можетъ бытъ безконеченъ: вычисленія показываютъ, что число туманностей не можетъ превышать двухъ билліоновъ, и что, такамъ образомъ, современная астрономія, несмотря на всѣ свои успѣхи, всѣ усовершенствованія, можетъ похвалиться нѣкоторымъ знаніемъ едва лишь одной милліонной доли матеріальнаго міра. Смѣетъ ли современный ученый астрономъ сказать, что его наукѣ уже все доступно и все вѣдомо?!

Къ выводу о конечности матеріальнаго міра приходитъ и создатель новѣйшей теоріи относительности — Эйнштейнъ. Но эти выводы и заключенія вовсе, однако, не говорятъ за то, что матерія, нами познаваемая, наполняетъ всю Вселенную; /с. 709/ новѣйшая наука открыла, что матеріальный міръ не заключенъ въ рамкахъ извѣстнаго опредѣленнаго пространства: туманности удаляются другъ отъ друга, при чемъ движенія ихъ совершаются съ огромною, трудно доступной человѣческой мысли скоростью, — матеріальный міръ расширяется (Абб. Леметръ, проф. университета въ Лувенѣ, въ Бельгіи). Зa предѣлами видимаго матеріальнаго міра существуетъ, слѣдовательно, пространство, которое границъ не имѣетъ — Вселенная безгранична!

Опровергая основныя положенія матеріализма о вездѣсущіи матеріи и о наполненіи ею всего пространства Вселенной, наука опровергаетъ и ученіе о ея вѣчности, ея неизмѣняемости по существу.

Изслѣдованія тончайшаго строенія матеріи обнаружили не только удивительную, далеко еще не вполнѣ доступную нашему пониманію сложность этого строенія, но и ея измѣняемость. Матерія состоитъ изъ мельчайшихъ частицъ — атомовъ относительно немногочисленныхъ простыхъ тѣлъ или элементовъ. Стройная система этихъ простыхъ тѣлъ была открыта, главнымъ образомъ, трудами нашего знаменитаго русскаго ученаго проф. Д. И. Менделѣева (1869 г.). Размѣры отдѣльныхъ атомовъ представляютъ чрезвычайно малыя величины, измѣряемыя десятимилліонными долями миллиметра. До недавняго времени атомы принимались за конечную форму матеріи и считались недѣлимыми (ἄτομος — недѣлимый). Однако, позднѣйшія изслѣдованія показали, что они представляютъ стройныя системы, состоящія изъ отдѣльныхъ еще болѣе мелкихъ частичекъ — электроновъ, обращающихся вокругъ центральнаго ядра съ космической скоростью. Размѣры этихъ частичекъ ничтожно малы по сравненію даже съ величиной атома, какъ цѣлаго. Приблизительное опредѣленіе ихъ размѣровъ дало трудно представимыя для нашего ума цифры, даже по сравненію съ извѣстными намъ микроскопическими объектами. Такъ, напримѣръ, красные шарики крови, играющіе такую огромную роль въ ея функціяхъ, имѣютъ, какъ извѣстно, діаметръ около 7 тысячныхъ долей миллиметра. Такихъ шариковъ въ объемѣ одного кубическаго миллиметра (т. е. небольшой булавочной головки) можетъ помѣститься до 10 милліоновъ. Если мы представимъ электронъ въ видѣ тѣльца, имѣющаго лишь ⅟₁₀ миллиметра въ діаметрѣ, т. е. въ видѣ едва замѣтной точки, то какую величину надо придать кровяному шарику въ томъ же масштабѣ? Оказывается, что ему надо придать діаметръ болѣе 600 километровъ, т. е. больше разстоянія отъ Бѣлграда до южной границы Югославіи, или отъ Петрограда до Москвы. Здѣсь уже, казалось бы, мы находимся на границѣ безконечно малаго; однако, сложность строенія атома этимъ, повидимому, еще не исчерпывается: существуютъ положительныя указанія, что какъ самыя ядра атомовъ, такъ, вѣроятно, и электроны, имѣютъ, въ /с. 710/ свой чередъ, весьма сложный составъ. И, такимъ образомъ, и въ микрокосмѣ атома, на пространствахъ, измѣряемыхъ билліонными долями миллиметра, какъ равно и въ макрокосмѣ небесныхъ тѣлъ съ ихъ разстояніями, измѣряемыми свѣтовыми годами, наука еще весьма далека отъ границъ познанія.

А открытіе радіоактивныхъ элементовъ, излучающихъ энергію и переходящихъ въ новыя формы простыхъ тѣлъ, разрушаетъ въ корнѣ и ученіе о неизмѣняемости матеріи, а слѣдовательно, о ея вѣчности, ибо вѣчнымъ можетъ быть лишь то, что по существу неизмѣняемо. Изученіе распаденія радіоактивныхъ элементовъ, въ частности — радія, показало притомъ, что въ атомахъ сконцентрированы такіе запасы энергіи, которые трудно представимы нашему уму: одинъ граммъ (четверть золотника) радія, при распаденіи дастъ такое количество тепловой энергіи, которое можетъ нагрѣть до кипѣнія десять тоннъ (т. е. 10 тысячъ килограммовъ) ледяной воды.

Матеріалистическое ученіе о происхожденіи всего видимаго міра изъ бездушной матеріи, наполняющей все пространство вселенной, также не можетъ удовлетворить современнаго естествоиспытателя: оно приводитъ мыслящаго человѣка къ такимъ логическимъ противорѣчіямъ, которыя совершенно уничтожаютъ его значеніе.

Пользуясь гипотезой Кантъ–Лапласа о происхожденіи солнечной планетной системы, матеріалисты пытаются объяснить «естественнымъ путемъ» происхожденіе всего видимаго міра: матерія, наполняющая всю вселенную, начала по какой-то причинѣ концентрироваться въ извѣстной точкѣ, отъ этой концентраціи развилось огромное количество энергіи–теплоты, и масса пришла во вращательное движеніе; вслѣдствіи центробѣжной силы отъ центральнаго скопленія стали отдѣляться кольца метеріи, которыя, разрываясь, образовали, въ свой чередъ, шарообразныя тѣла — планеты, а отъ этихъ послѣднихъ такимъ же путемъ произошли ихъ спутники — луны.

Совершенно непонятнымъ является, что же заставило индифферентную, отъ вѣка существующую, инертную матерію начать концентрироваться въ извѣстномъ пунктѣ? Почему, разъ начавъ концентрироваться въ одномъ пунктѣ, инертная матерія не продолжала и далѣе въ этомъ пунктѣ свою концентрацію, не образовала одного огромнаго скопленія вещества, нагрѣтаго до милліардовъ градусовъ? Почему эта концентрація произошла въ различныхъ, удаленныхъ другъ отъ друга пунктахъ, образуя отдѣльныя звѣздныя системы, представляющія, въ совокупности, стройный звѣздный міръ? Неужели лишь какая то неизвѣстная случайность могла вызвать образованіе этого міра, управляемаго совершеннѣйшими зaконами механики? Вѣдь, случайность, планомѣрно повторяющаяся, уже перестаетъ быть случайностью и заставляетъ предполагать опредѣленный планъ.

/с. 711/ Если даже принять вмѣстѣ съ матеріалистами, что матерія существуетъ отъ вѣка, то толчекъ для концентраціи ея индифферентной массы долженъ былъ быть данъ извнѣ, нѣкоторою Надприродною Силой, какъ извѣстный актъ творчества, и при томъ не въ одномъ лишь пунктѣ, а въ извѣстныхъ, строго опредѣленныхъ точкахъ, имѣвшихъ послужить началомъ стройной системы звѣзднаго міра. Если же матерія, существующая отъ вѣка, уже сама по себѣ, обладаетъ этой способностью концентрироваться, то этотъ процессъ ея концентраціи долженъ былъ бы отъ вѣка уже закончиться. Теорія концентраціи матеріи, такимъ образомъ, требуетъ во всякомъ случаѣ участія Творческой силы. Матеріальный міръ, который намъ сейчасъ извѣстенъ, имѣлъ свое начало.

Если мы обратимся къ новѣйшей теоріи расширенія Вселенной, то и здѣсь наука показываетъ намъ, что такое расширеніе не могло существовать вѣчно. Принимая во вниманіе наблюдаемую быстроту расширенія, оказывается, согласно вычисленіямъ Эддингтона, что размѣры Вселенной въ теченіи 1300 милліоновъ лѣтъ должны увеличиться вдвое, а плотность матеріи въ теченіи полутора милліарда лѣтъ уменьшиться до ⅟₁₀. Если бы расширеніе, которое теперь наблюдается, совершалось постоянно въ теченіи вѣчности, то оно должно было бы окончательно разсѣять всю матерію въ безконечномъ пространствѣ вселенной. И обратно, обращаясь къ прошлому міра, мы имѣли бы всю матерію сконцентрированной на самомъ ничтожномъ пространствѣ; вычисленія показываютъ, что за 15 милліардовъ лѣтъ матерія имѣла бы въ 10 милліоновъ разъ бóльшую плотность, чѣмъ нынѣ, а за 200 милліардовъ лѣтъ — вся матерія вселенной была бы сконцентрирована на пространствѣ нѣсколькихъ кубическихъ миллиметровъ, — выводъ, представляющій собою уже очевидный и явный абсурдъ. Такимъ образомъ, мы неизбѣжно приходимъ къ заключенію, что расшереніе матеріи, которое наблюдается въ настоящее время, не могло существовать отъ вѣка, оно могло начаться лишь послѣ того, какъ сформировались его объекты, и что, слѣдовательно, міръ матеріальный, будучи небезконеченъ въ пространствѣ, не можетъ быть безконеченъ и во времени, что онъ имѣетъ свою первобытную причину и свое начало, что онъ сотворенъ, а не существуетъ самъ собой отъ вѣка.

Итакъ, современная наука говоритъ намъ, что матерія не вѣчна, что она не заполняетъ всего пространства вселенной и что матеріальный міръ долженъ имѣть свое начало. Каково было это начало, наука при помощи методовъ, находящихся въ ея распоряженіи, конечно не можетъ сказать опредѣленно. Она, благодаря особенно успѣхамъ, достигнутымъ при изслѣдованіи тончайшаго строенія матеріи, въ состояніи лишь строить извѣстныя предположенія, гипотезы о порядкѣ творческихъ актовъ, но никакъ не о тѣхъ силахъ, ни о той конечной причинѣ, которая создала міръ.

/с. 712/ Если міръ имѣлъ свое начало, то онъ долженъ имѣть и свой конецъ. Каковъ будетъ этотъ конецъ, наука точно также опредѣленно сказать не можетъ, ибо конечныя цѣли мірозданія, какъ и его Конечная Причина, лежатъ внѣ предѣловъ, доступныхъ изслѣдованію при помощи точныхъ научныхъ методовъ. Быть можетъ, когда сила отталкиванія, зависящая отъ открытаго въ концѣ прошлаго вѣка закона давленія радіаціи, уменьшится вслѣдствіи охлажденія небесныхъ тѣлъ, и возобладаетъ сила притяженія надъ силой отталкиванія, всѣ небесныя тѣла смѣшаются въ общемъ огненномъ хаосѣ, когда по пророчеству св. Евангелиста Іоанна: «звѣзды небесныя падутъ на землю, какъ смоковница, потрясаемая сильнымъ вѣтромъ, роняетъ незрѣлыя смоквы свои» (Апокалипсисъ гл. VI, ст. 13).

Почему же истинные люди науки, передъ которыми постоянно открываются все новые и новые горизонты познанія, которымъ не видно конца, являются въ огромномъ большинствѣ искренно вѣрующими въ то, что Создателемъ міра долженъ быть Высшій Разумъ? Границы познанія удаляются отъ ученаго, чѣмъ ближе онъ, какъ ему кажется, къ нимъ приближается, природа ставитъ изслѣдователю все новые и новые вопросы, задачи и загадки, но въ то же самое время, она даетъ ему, съ каждымъ шагомъ впередъ, все больше и больше уразумѣвать красоту, гармонію и цѣлесообразность творчества, даетъ возможность, если не вполнѣ разгадать, то, во всякомъ случаѣ, убѣждаться на каждомъ шагу въ существованіи великаго общаго плана этого творчества и въ необыкновенномъ, непостижимомъ для человѣческого разумѣнія Божественномъ предвидѣніи, одинаково премудро создавшимъ и звѣздные міры и подобные имъ неизмѣримо малые міры атомовъ. Величественный и безконечно разумный планъ творчества заставляетъ ученаго, если только онъ намѣренно не закрываетъ своихъ глазъ, — не отталкиваетъ отъ себя эту мысль, невольно думать о Творцѣ этого плана. Еще великій вольнодумецъ Вольтеръ сказалъ въ минуту откровенности: «Il ne peut pas y avoir d'horloge sans horloger» (нельзя имѣть часы безъ часовщика). Во всѣхъ областяхъ естествознанія ученый можетъ видѣть величайшую гармонію, красоту и цѣлесообразность творчества, подмѣтить всюду премудрый творческій планъ. Какую безконечную мудрость представляетъ, напримѣръ, круговоротъ органической матеріи, связывающій взаимно міръ животныхъ и міръ растеній. Животныя не могутъ самостоятельно вырабатывать питательныя вещества, ихъ вырабатываютъ растенія, а продуктъ жизнедѣятельности животныхъ организмовъ — углекислота, служитъ для питанія растеній, которыя образуютъ изъ нея, подъ вліяніемъ солнечной энергіи, не только питательныя углеродистыя вещества, но и необходимый для дыханія животныхъ кислородъ.

Поразительную глубину премудрости и превышающаго всякое человѣческое разумѣніе предвидѣнія являютъ намъ но/с. 713/вѣйшія научныя изслѣдованія объ аномаліяхъ состава воды въ ея различныхъ фазахъ (ледъ, жидкость, паръ), дѣлающихъ ее необходимымъ условіемъ всей органической жизни на землѣ. Вода, по своему элементарному составу, должна была бы, по аналогіи съ другими подобными ей соединеніями, представлять газообразное, трудно сгущаемое въ жидкость тѣло — газъ, входящій въ составъ земной атмосферы. Между тѣмъ, вода при температурѣ отъ 0° до 100° представляетъ жидкость, а твердая ея фаза — ледъ, оказывается удѣльно болѣе легкой, чѣмъ жидкая, благодаря чему ледъ образуется на поверхности, а не въ глубинѣ водоемовъ, и скопленія воды въ зимнее время не промерзаютъ до дна. Всѣ эти особенности — аномаліи воды — находятся въ очень простой зависимости отъ способности ея элементарныхъ частицъ связываться другъ съ другомъ, образуя болѣе сложныя, болѣе тяжелыя частицы, что объясняется присутствіемъ нѣкотораго остаточнаго сродства въ атомѣ кислорода, не вполнѣ израсходованнаго на удержаніе въ прочной связи двухъ водородныхъ атомовъ. Послѣдствіемъ этого и является легкая сгущаемость, возможность легкаго перехода газообразнаго состоянія воды, — пара, въ жидкость, а аномалія удѣльнаго вѣса воды и льда зависитъ отъ того, что вода въ ея различныхъ фазахъ состоитъ не изъ гомогенныхъ частицъ, а изъ смѣси различно уплотненныхъ частицъ разнаго удѣльнаго вѣса, процентное содержаніе которыхъ мѣняется при измѣненіи температуры. Эти свойства воды, обусловливающія пышное развитіе органической жизни на землѣ, не пріобрѣтены ею путемъ какой-либо эволюціи, а способность къ такому, именно, соединенію должна была быть вложена въ элементы, образующіе воду, еще до ихъ соединенія въ ея молекулу. Неужели это есть лишь дѣло слѣпого случая, а не Божественной мудрости и превышающаго всякое человѣческое разумѣніе Божественнаго Предвидѣнія? [7] Вѣдь если собрать ученыхъ всѣхъ странъ и народовъ и предложить имъ измыслить что-либо равнозначущее по своимъ грандіознымъ послѣдствіямъ и по удивительной простотѣ достиженія, то сомнительно, чтобы они, проработавъ даже десятки лѣтъ, смогли создать что-либо подобное. Не свидѣтельствуетъ ли современному ученому естествоиспытателю каждая капля воды о безконечной премудрости и безконечной благости Творца Вселенной?

Даже поверхностное изученіе природы, даже незначительное проникновеніе въ глубину ея законовъ заставляетъ естествоиспытателя съ благоговѣніемъ останавливаться передъ /с. 714/ чудесами Божественной Премудрости. Образованнѣйшій для своего времени человѣкъ Св. Ап. Павелъ почти за двѣ тысячи лѣтъ до нашего времени, когда точная современная наука не была даже въ зачаткѣ, съ полнымъ убѣжденіемъ могъ сказать, что невидимыя свойства Творца міра «вѣчная сила Его и Божество, отъ созданія міра видимыя черезъ разсмотрѣніе Его твореній» (Римл. I, 20). Насколько же болѣе это можетъ относиться къ современному ученому, передъ которымъ природа раскрыла уже такъ много своихъ тайнъ. Къ сожалѣнію, гордый разумъ увлекаетъ иногда человѣка далеко за предѣлы точныхъ научныхъ изысканій, и лишь только онъ оставляетъ почву истинной науки, и на основаніи тѣхъ крупицъ знанія, которыя она ему даетъ, начинаетъ создавать смѣлыя и широковѣщательныя теоріи о конечныхъ причинахъ и конечныхъ цѣляхъ мірозданія, онъ попадаетъ въ непроходимыя дебри взаимно исключающихъ другъ друга гипотезъ, произвольныхъ положеній и противорѣчащихъ природнымъ законамъ объясненій.

Это особенно ясно выявилось на теоріи эволюціи, которою матеріалисты, принимая за доказанное вѣчность матеріи, стараются объяснить все мірозданіе. Творецъ эволюціонной теоріи — прогрессивнаго трансформизма, т. е. способности живыхъ организмовъ измѣняться, приспособляться и совершенствоваться подъ вліяніемъ окружающихъ условій, Ч. Дарвинъ доказалъ возможность такихъ измѣненій въ предѣлахъ одного и того же вида. Но частью самъ Дарвинъ, а главнымъ образомъ его послѣдователи постарались распространить ученіе объ эволюціонномъ происхожденіи на весь органическій міръ и даже стремились объяснить при помощи эволюціи происхожденіе жизни — появленіе примитивнаго органическаго живого существа изъ неорганическихъ соединеній. И несмотря на то, что наука безусловно отвергаетъ возможность происхожденія живого существа изъ неорганической мертвой матеріи, матерьялисты стремились и стремятся по нынѣ заставить всякаго увѣровать, что жизнь когда-то и и гдѣ-то, при совершенно неизвѣстныхъ еще намъ условіяхъ, зародилась на землѣ сама собою. Никакихъ прямыхъ доказательствъ возможности самозарожденія матерьялистическое ученіе привести не можетъ; оно старается опереться на признанный новѣйшей наукою фактъ, что химическіе процессы и въ органической и въ неорганической природѣ совершаются по одинаковымъ законамъ, и что въ составъ организмовъ входятъ тѣ же самые элементы, изъ которыхъ построена и природа неорганическая, на что, впрочемъ, уже почти за три тысячи лѣтъ указала Библія, и именно относительно организма наисовершеннѣйшей твари — человѣка: «прахъ ты и въ прахъ возвратишься» (Быт. гл. III, ст. 19.).

Наука показываетъ, однако, что не только самая мельчайшая живая клѣтка, или даже самый примитивный живой /с. 715/ организмъ, не могутъ образоваться произвольнымъ путемъ изъ неорганическаго вещества, но что даже образованіе главнаго основного вещества клѣточной протоплазмы — бѣлка, нельзя себѣ представить внѣ живого организма.

Бѣлковое вещество, основаніе котораго составляетъ, согласно новѣйшимъ изслѣдованіямъ, цѣлая цѣпь соединенныхъ между собою остатковъ (или радикаловъ) аминокислотъ, представляетъ настолько сложное строеніе, что для его произвольнаго возникновенія изъ неорганическихъ элементовъ, потребовались бы тысячи тысячъ особенно счастливыхъ случайностей, дѣйствующихъ одновременно, въ одномъ и томъ же мѣстѣ и при совершенно неизвѣстныхъ и даже непредставимыхъ нами условіяхъ; словомъ, потребовалось бы чудо. А природа, по утвержденію самихъ матеріалистовъ, творить, чудесъ не можетъ. Еще большее чудо потребовалось бы для самопроизвольнаго возникновенія живой клѣтки, хотя бы въ формѣ комочка жизнеспособной протоплазмы, ибо для жизненныхъ функцій она должна заключать въ своемъ составѣ и ферменты, способные переваривать пищу, и энергетическія вещества, необходимыя для движенія (хотя бы самаго минимальнаго — сокращенія и расширенія), и, наконецъ, сложнѣйшія химическія соединенія (нуклепротенды), составляющія ядерную субстанцію, необходимую для размноженія. Живое существо, даже самый примитивный микроорганизмъ, представляетъ такую сложную машину, которая далеко оставляетъ за собой самые хитрые механизмы, изобрѣтенные человѣкомъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ такую идеально оборудованную физико-химическую лабораторію, которая превосходитъ самые усовершенствованные институты такого рода, въ которыхъ работаютъ, при помощи сложнѣйшихъ, человѣческой рукою сдѣланныхъ аппаратовъ, десятки физиковъ и химиковъ.

Самопроизвольное зарожденіе живого комочка протоплазмы среди неорганической природы для современнаго химика-біолога было бы, пожалуй, болѣе удивительнымъ явленіемъ, чѣмъ самопроизвольное образованіе какой-либо полезной машины (напримѣръ, швейной или пишущей) въ слояхъ шифера, богатыхъ желѣзомъ, нужнымъ для устройства ея частей. О такомъ самопроизвольномъ зарожденіи машины, надо думать, не мечтаютъ и самые убѣжденные матеріалисты, которые, однако, хотятъ во что бы то ни стало заставить всѣхъ вѣрить въ отвергаемое наукой самопроизвольное зарожденіе живой матеріи безконечно болѣе сложной, чѣмъ всякая машина, придуманная человѣкомъ. Что же заставляетъ ихъ съ такой горячностью настаивать на возможности факта, наукою не признаваемаго?

Признаніе надприроднаго творческаго акта при возникновеніи органической жизни на землѣ совершенно уничтожило бы матеріалистическую эволюціонную теорію, будто бы устраняющую участіе Высшей Творческой Силы въ дѣлѣ созда/с. 716/нія міра. И потому матеріалистическому ученію приходится признавать самопроизвольное зарожденіе жизни, хотя оно противорѣчитъ всѣмъ даннымъ науки.

Въ своемъ ученіи о возникновеніи матеріальнаго міра матеріалисты-безбожники, какъ мы видѣли выше, стремятся устранить участіе Высшее Творческой Силы, утверждая, что матерія существовала и существуетъ вѣчно. Наука, какъ точно также было указано выше, не можетъ при помощи своихъ точныхъ методовъ изслѣдованія опредѣлять конечныя причины и конечныя цѣли мірозданія, и потому непосредственно рѣшать вопросъ о временномъ или вѣчномъ существованіи матеріи она не имѣетъ возможности. Но относительно возникновенія жизни на землѣ матеріалистическое ученіе уже никакъ не можетъ употребить тотъ же самый пріемъ, — оно не можетъ утверждать, что жизнь существовала на землѣ вѣчно, ибо наука даетъ намъ точнѣйшія доказательства, что этого не могло быть: въ первый періодъ своего существованія замля находилась въ раскаленномъ состояяіи, исключающемъ всякую извѣстную намъ органическую жизнь. Это признаютъ и сами матеріалисты. И вотъ для того, чтобы не признать надприроднаго чуда, они настаиваютъ на признаніи чуда противоприроднаго.

Такъ ли, однако, совершенна эволюціонная теорія, что ею дѣйствительно можно объяснить развитіе всего органическаго міра, если даже, вмѣстѣ съ естествоиспытателемъ Гейдергайномъ, принять за данное существованіе живой матеріи на землѣ. Ни палеонтологія, ни сравнительная анатомія, ни эмбріологія, ни біохимія не могутъ объяснить намъ тѣхъ перерывовъ, пропусковъ, невязокъ въ развитіи органическихъ формъ, тѣхъ появленій болѣе сложныхъ, болѣе высоко организованныхъ существъ, предваряющихъ появленіе формъ низшихъ, которые открываютъ намъ детальныя научныя изслѣдованія. Объясненіе происхожденія новыхъ видовъ, родовъ, семействъ, отдѣловъ и, наконецъ, животнаго и растительнаго царствъ вообще лишь однимъ приспособленіемъ къ новымъ условіямъ жизни, борьбою за существованіе, половымъ подборомъ и т. д. оказывается обычно совершенно недостаточнымъ. Разборъ такихъ случаевъ вывелъ бы насъ далеко за предѣлы настоящаго реферата. Ограничимся однимъ лишь примѣромъ, касающимся вопроса о происхожденіи человѣка отъ нѣкоторой низшей животной формы (спеціально отъ обезьяны), каковой вопросъ въ свое время особенно волновалъ не только ученый міръ, но и все образованное общество.

Человѣкъ обладаетъ необычайно развитой центральной нервной системой. Его мозгъ представляетъ аппаратъ изумительной сложности со своими 9,2 милліардами центральныхъ мозговыхъ клѣточекъ, соединенныхъ между собой и съ периферической нервной системой волокнами (проводниками) имѣющими общее протяженіе до 100 тысячъ километровъ (способ/с. 717/ныхъ, значиъ, опутать два съ половиной раза весь земной шаръ по экватору). Это строеніе мозга не только удовлетворяетъ потребностямъ умственной работы современнаго средняго человѣка, но его оказывается достаточнымъ для геніальныхъ, ученыхъ, глубочайшихъ мыслителей и философовъ. Какъ показали изслѣдованія, у доисторическаго человѣка, такъ наз. Кроманьонской расы, обитавшей въ Европѣ въ концѣ ледниковаго періода (т. е. никакъ не меньше, чѣмъ за 25.000 лѣтъ, до нашего времени) объемъ черепа былъ не меньше, а пожалуй даже больше, чѣмъ у современнаго средняго обитателя, нашей части свѣта, причемъ и строеніе черепа было совершенно одинаково со строеніемъ такового у современныхъ людей. Строеніе мозга Кроманьонскаго человѣка должно было быть потому не менѣе совершенно, нежели строеніе мыслительнаго органа человѣка, живущаго въ наше время. Откуда же явился такой высокосовершенный органъ? По ученію матерьялистовъ, развитіе органа, вызывается работою — необходимою потребностью въ усовершенствованіи органа. Остается признать, что человѣку уже гораздо раньше, чѣмъ за 25.000 лѣтъ до нашей еры, приходилось работать головою безконечно больше, чѣмъ современному, а между тѣмъ ни исторія, ни археологія намъ этого не показываютъ, утверждая напротивъ, что кругъ понятій первобытнаго человѣка былъ весьма, ограниченъ.

Въ дѣлѣ прогрессивнаго развитія живой природы, какъ и при ея созданіи, намъ неизбѣжно приходится признать Творческую Высокоразумную силу, направившую и направляющую это развитіе къ извѣстной, вѣдомой лишь этой Высшей Силѣ, цѣли!

Трансформизмъ и эволюція несомнѣнно существуютъ, представляя одинъ изъ законовъ природы, безъ котораго не могъ бы существовать органическій міръ при измѣненіи внѣшнихъ условій существованія организмовъ; но этотъ законъ, еще далеко не вполнѣ для насъ ясенъ: мы знаемъ его, можетъ быть, даже меньше, чѣмъ другіе извѣстные намъ законы природы — «Божественной мысли» Творца міра, всю глубину коихъ двлеко не могли постичь самые великіе, самые геніальные представители науки, которымъ удавалось лишь слегка приподнимать завѣсу, скрывающую тайны природы. Мы видѣли, что нашъ знаменитый русскій ученый Д. И. Менделѣевъ со своею естественною системой элементовъ — недѣлимыхъ атомовъ, лишь въ первомъ, такъ сказать, приближеніи разгадалъ тайны строенія матеріи. Даже теорія всемірнаго тяготѣнія великаго Ньютона, какъ утверждаетъ нынѣ Эйнштейнъ представляетъ лишь частный случай нѣкотораго общаго закона. А эволюціонная система Дарвина, оставаясь на строго научной почвѣ фактовъ, дала возможность уразумѣть лишь происхожденіе разновидностей.

/с. 718/ Въ области науки мы еще весьма далеки отъ познанія всей глубины таинственныхъ мыслей Творца — законовъ природы, равно какъ совершенно безсильны, несмотря на всѣ успѣхи техники, противъ ея «стихійныхъ» проявленій, и несмотря на всѣ успѣхи медицины, противъ удѣла всего живущаго — смерти. И жалкими представляются всѣ попытки человѣческаго ума, на основаніи частично подмѣченнаго природнаго закона, построить всю систему мірозданія.

Когда-то, повѣствуетъ легенда, жилъ въ Индіи могущесгвенный, весьма добрый и человѣколюбивый царь, который, въ заботѣ о своихъ подданныхъ, устроилъ особый пріютъ для слѣпорожденныхъ своей державы. Будучи пытливаго ума, онъ пожелалъ однажды узнать какое представленіе могутъ составить себѣ слѣпцы объ общемъ видѣ совершенно незнакомаго имъ предмета внѣшняго міра и велѣлъ показать имъ слона. Слѣпцы ощупали разныя части тѣла животнаго и когда царь спросилъ ихъ, на что же похожъ слонъ, то первый слѣпецъ, ощупавшій ноги слона, сказалъ, что слонъ похожъ на толстое бревно, другой, ощупавшій уши, нашелъ сходство съ кускомъ грубой ткани; ощупавшій хвостъ, нашелъ, что словъ похожъ на пучекъ хвороста... Несомнѣнно всѣ слѣпцы были въ извѣстной степени правы, но безконечно далеки отъ правильнаго представленія о цѣломъ животномъ. Развѣ матеріалистъ, подмѣтившій въ природѣ явленія трансформизма и строющій на этомъ все мірозданіе, не напоминаетъ слѣпца, который, на основаніи ощупыванія хвоста, стремится создать себѣ представленіе о цѣломъ слонѣ?

Матеріалистическое ученіе о мірозданіи, съ его признаніемъ вѣчности матеріи, произвольнаго зарожденія жизни и эволюціоннаго развитія всѣхъ живыхъ существъ, противопоставляется принятому христіанами ученію Библіи о сотвореніи міра тѣмъ Высшимъ Разумомъ, Творцомъ міра, Λόγος'омъ Евангелія, о которомъ повѣствуетъ св. Іоаннъ Богословъ: «πάντα δι' αὐτοῦ ἐγένετο, καὶ χωρὶς αὐτοῦ ἐγένετο οὐδὲ ἕν ὃ γέγονεν» (Іоаннъ гл. 1, ст. 3). «Вся тѣмъ быша и безъ Него ничтоже бысть, еже бысть».

Библейское сказаніе о сотвореніи міра подвергалось и подвергается донынѣ самой жестокой критикѣ и даже высмѣиванію со стороны матеріалистовъ-безбожниковъ; его называли даже «уродливою космогоніею», заимствованною евреями отъ вавилонянъ во время плѣненія. Но если мы вдумаемся въ это сказаніе и разсмотримъ его съ точки зрѣнія современной науки, замѣняя простыя разговорныя выраженія библейскаго языка соотвѣтствующими научными терминами, то увидимъ, что эта «уродливая космогонія» не только предупредила за три тысячи лѣтъ новѣйшія научныя открытія, но и содержитъ въ себѣ указанія на такіе акты Творчества, о которыхъ современная наука лишь недавно только могла начать мыслить. Каково бы ни было происхожденіе библейскаго по/с. 719/вѣствованія — евреи ли заимствовали его вавилонянъ, или наоборотъ, вавилоняне отъ евреевъ, — для современнаго естествоиспытателя оно является поразительнымъ, неожиданно нося на себѣ несомнѣнную печать откровенія: человѣкъ въ тѣ далекія времена, когда точная наука въ ея теперешнемъ смыслѣ и не существовала, не могъ измыслить самъ, изъ своей головы, того, что сказано въ библейскомъ повѣствованіи.

Читателя первыхъ главъ книги Бытія прежде всего поражаетъ повѣствованіе о послѣдовательности творческихъ актовъ. Писатель Библіи, кто бы онъ ни былъ, долженъ былъ, несомнѣнно, быть человѣкомъ глубоко вѣрующимъ во всемогущество Творца Вселенной, и потому онъ не только могъ, но и долженъ былъ бы, казалось, по своему человѣческому уму написать, что міръ сотворенъ сразу, по мановенію Божественной Десницы. Между тѣмъ процессъ мірозданія распредѣленъ, согласно библейскому повѣствованію, на нѣсколько этаповъ, притомъ съ величайшей послѣдовательностью, которая удивительно согласуется съ новѣйшими научными проникновеніями въ глубину строенія матеріи. Насъ далеко бы завелъ подробный разборъ библейскаго сказанія съ этой точки зрѣнія, но нельзя не отмѣтить нѣкоторыхъ, особенно знаменательныхъ его чертъ. Можно-ли понимать сотвореніе свѣта въ самый первый библейскій день, т. е. въ первый періодъ творчесгаа, иначе, нежели, какъ выраженное обычнымъ разговорнымъ языкомъ откровеніе о первоначальномъ созданіи энергіи, оживившей начатки матеріальнаго міра, что поразительно совпадаетъ съ данными современной науки, пришедшей къ заключенію, что матерія есть лишь продуктъ концентраціи энергіи. Повѣствованіе о творчествѣ второго и третьяго дня (періода) совпадаютъ съ предположеніями науки о предсуществованіи неизвѣстной еще ей праматеріи, изъ которой уже образовалась извѣстная намъ стройная система элементовъ и ихъ соединеній (твердыхъ, жидкихъ и газообразныхъ) — библейскія «земля и вода». Къ этому же раннему періоду творчества (третьему библейскому дню) относится непонятный еще для науки процессъ возникновенія органической жизни въ матерьяльномъ мірѣ, притомъ именно въ ея простѣйшей (растительной) формѣ — библейской «зелени». Для всякаго должно быть ясно, что въ данномъ случаѣ не можетъ быть рѣчи о томъ растительномъ мірѣ, который намъ извѣстенъ на земной корѣ и который для своего существованія нуждается безусловно въ солнечномъ свѣтѣ, ибо солнце сформировалось лишь въ слѣдующемъ, четвертомъ періодѣ. Творчество четвертаго дня, когда изъ элементовъ образовались небесныя тѣла и пятаго и шестого, когда совершалось развитіе органической жизни на землѣ, закончившееся сотвореніемъ человѣка, совершенно совпадаетъ съ данными геологіи и палеонтологіи: человѣкъ и палеонтологически является самымъ младшимъ твореніемъ органиче/с. 720/скаго міра. Непремѣнный секретарь Парижской Академіи Lapparent говоритъ, что если бы ему нужно было въ нѣсколькихъ строчкахъ описать наиболѣе существенныя пріобрѣтенія геологіи, онъ просто скопировалъ бы текстъ первой книги Пятикнижія.

Какова же космогонія матерьялистовъ? Откуда явился матерьяльный міръ — неизвѣстно: матерія существуетъ вѣчно, лишь мѣняя свою форму; измѣненіями управляетъ не разумное Творчество, а слѣпой случай; всѣ формы бытія суть преходящіе аспекты матеріи, неизвѣстно для чего появляющіеся; эти формы развиваются послѣдовательно одна за другой «естественнымъ путемъ» по законамъ неизвѣстно откуда появившимся въ средѣ инертной бездушной матеріи.

Матерьялистъ-безбожникъ уподобляется человѣку остановившемуся около переѣзда черезъ желѣзнодорожный путъ и наблюдающему въ теченіе короткаго времени проходящій передъ нимъ длинный рядъ вагоновъ пустого товарнаго поѣзда. Не видя прошедшаго раньше локомотива и не дождавшись конца поѣзда, онъ, замѣтивъ, что одинъ вагонъ тащитъ другой, приходитъ къ заключенію, что вагоны движутся именно потому, что каждый вагонъ влечетъ другой, послѣдующій, и что движеніе это не имѣетъ ни начала, ни конца...

Признать премудрый планъ мірозданія, признать Творца этого плана матерьялисты не могутъ и не хотятъ. Но неистребимая потребность въ Разумной Силѣ, создавшей міръ и имъ управляющей, заставляютъ ихъ прибѣгать къ совершенно фантастическимъ гипотезамъ, никакихъ основаній въ точной наукѣ не имѣющимъ, на которыя они тщетно пытаются опереться. Они готовы были, напр., вмѣстѣ съ Геккелемъ, размѣнять «метафизическій», по ихъ мнѣнію, Высшій Творческій Разумъ на «рудиментарныя» души атомовъ, въ которые, будто-бы вложены (кѣмъ?) понятія истины, добра и красоты. Новѣйшіе безбожники (Марксъ–Ленинъ) признаютъ, какъ движущую силу развитія, заключенныя въ самой матеріи внутреннія противорѣчія и не доказанное точной наукой положеніе о переходѣ количественныхъ измѣненій въ качественныя и обратно...

Сравните убогую матерьялистическую картину мірозданія изъ бездушной матеріи, по волѣ слѣпого случая, съ величественною картиною сотворенія міра Высшимъ Міровымъ Разумомъ — христіанскимъ Λόγος'омъ, и вы невольно воскликните вмѣстѣ съ поэтомъ-псалмопѣвцемъ Давидомъ: «яко возвеличишася дѣла Твоя Господи: вся премудростію сотворилъ еси (Псал. 103, ст. 24).

Выводы и заключенія.

1. Изслѣдованіе Конечной Причины и конечныхъ цѣлей мірозданія находится внѣ области точной науки, методы которой — тщательное наблюденіе и опытъ, съ точными измѣ/с. 721/реніями мѣры, вѣса, объема, пространства, времени и т. д. — пригодны лишь для изученія причинъ вторичныхъ — законовъ природы, опредѣляющихъ связь между явленіями, познаваемыми нашими чувствами. Поэтому утвержденіе матерьялистовъ-безбожниковъ, что наука, будто-бы, устранила понятіе о Богѣ, какъ о Конечной Причинѣ, создавшей міръ и имъ управляющей, проистекаетъ или отъ ихъ недостаточнаго знакомства съ методами точной науки, или, прямо, отъ ихъ недобросовѣстности.

2. Наука не уничтожила Вѣру и не устранила понятіе о Богѣ, какъ о Творцѣ и Промыслителѣ міра. Огромное большинство великихъ ученыхъ естествоиспытателей были людьми искренно варующими и глубоко убѣжденными въ томъ, что міръ могъ быть сотворенъ лишь Существомъ Всемогущимъ и обладающимъ Высшимъ Разумомъ (Ньютонъ, Кепплеръ, Лапласъ).

3. Кажущемуся конфликту между Вѣрою и Наукою способствовала отчасти позиція, занятая въ свое время (особенно въ средніе вѣка) представителями католической Церкви на Западѣ, взявшими на себя неблагодарную роль защитниковъ устарѣлыхъ научныхъ воззрѣній, не основанныхъ на тщательномъ наблюденіи и опытѣ. Представители Русской Православной Церкви никогда не занимали такой непримиримой позиціи по отношенію къ научнымъ открытіямъ и изслѣдованіямъ.

4. Современный представитель точной науки не можетъ быть атеистомъ, ибо прежде всего, онъ, въ противность утвержденіямъ матерьялистовъ-безбожниковъ, убѣждается во всѣхъ ея областяхъ въ томъ, что мы еще очень далеки отъ познанія абсолютной истины. Какъ при изслѣдованіи міровыхъ тѣлъ въ безконечномъ пространствѣ вселенной, съ ихъ разстояніями въ сотни и тысячи билліоновъ километровъ, такъ и при изученіи тончайшаго строенія матеріи — атомовъ элементарныхъ тѣлъ, на пространствахъ билліоныхъ долей милиметра, для естествоиспытателя, по мѣрѣ углубленія знанія, открываются все новые и новые горизонты, возникаютъ все новыя и новыя загадки и проблемы.

5. Современный представитель точной науки не можетъ быть атеистомъ, ибо матерьялистическія теоріи безбожниковъ о строеніи и происхожденіи (матерьяльнаго) міра не могутъ удовлетворить современнаго ученаго-естествоиспытателя. Ученіе матерьялистовъ-безбожниковъ о вѣчности матеріи, наполняющей все пространство вселенной, не находитъ себѣ подтвержденіи въ данныхъ современной науки: констатируемый наукою фактъ расширенія матерьяльнаго міра говоритъ безспорно о существованіи безконечнаго пространства Вселенной внѣ границъ этого (матерьяльнаго) міра; а съ другой стороны, астрофизика и атомистическая физика указываютъ на конечность матерьяльнаго міра: математическія вычисленія /с. 722/ показываютъ, что количество небесныхъ свѣтилъ не можетъ быть безконечно велико. Къ заключенію о конечности матерьяльнаго міра приходить и творецъ новѣйшей теоріи относительности Эйнштейнъ. И, наконецъ, изслѣдованія радіоактивныхъ элементовъ заставляютъ признать, что атомы простыхъ тѣлъ считавшіеся недавно конечною формою вещества (уже не подлежащаго дальнѣйшему дробленію) представляютъ весьма сложное строеніе, состоя изъ отдѣльныхъ мельчайшихъ частичекъ, и могутъ измѣняться по существу, излучая энергію и превращаясь въ другія формы матеріи (напр., радій въ радонъ — эманацію радія и т. д.); вѣчнымъ же можетъ быть лишь то, что, по существу, неизмѣняемо.

6. Современный представитель точной науки не можетъ быть атеистомъ, ибо изслѣдованіе природы открываетъ ему, съ каждымъ шагомъ впередъ, все большую и большую гармонію, красоту и цѣлесообразность творчества давая ему всюду возможность убѣждаться въ существованіи величественнаго общаго плана мірозданія, что заставляетъ его невольно мыслить о Творцѣ этого плана. Этотъ общій планъ и глубочайшее, превышающее всякое человѣческое разумѣніе Предвидѣніе онъ усматриваетъ всюду, во всѣхъ рѣшительно областяхъ естествознанія. Поразительную аналогію представляетъ строеніе небесныхъ тѣлъ и строеніе мельчайшихъ атомовъ. Стройную систему химическихъ элементовъ (такъ наз. простыхъ тѣлъ, составляющихъ матерію) наука констатируетъ во всемъ доступномъ нашему изслѣдованію матеріальномъ мірѣ; въ органической природѣ она констатируетъ изумительный круговоротъ матеріи, дѣлающій возможнымъ жизнь на земномъ шарѣ животныхъ и растительныхъ организмовъ; она объясняетъ удивительныя аномальныя свойства воды, дѣлающія ее необходимымъ элементомъ для развитія на землѣ органической жизни и т. д. и т. д. Изумительный по своей грандіозности и цѣлесообразности планъ Творчества безусловно исключаетъ мысль о какомъ-либо случайномъ происхожденіи міра изъ бездушной, инертной матеріи. Лишь намѣренно закрывая свои умственныя очи, естествоиспытатель не усмотритъ этого плана.

7. Въ вопросѣ о происхожденіи органическаго міра стремленіе матерьялистовъ-безбожниковъ доказать возможность самозарожденія жизни на землѣ основывается не на какихъ-либо положительныхъ научныхъ данныхъ (такихъ данныхъ нѣтъ!), а лишь на нежеланіи ихъ признать надприродное чудо происхожденія жизни, какъ извѣстный актъ мірового Творчества; безъ признанія же самопроизвольнаго зарожденія всѣ разсужденія эволюціонной теоріи «о естественномъ происхожденіи живыхъ существъ» теряютъ всякое значеніе.

8. Для признанія не только самопроизвольнаго зарожденія живой органической клѣтки, но и для спонтаннаго образованія изъ неорганической матеріи неодушевленнаго /с. 723/ бѣлкового вещества, составляющаго главную ея основу, въ наукѣ нѣтъ никакихъ данныхъ. Бѣлковое вещество обладаетъ столь сложнымъ химическимъ составомъ, что для его возникновенія потребовались бы тысячи тысячъ особенно благопріятныхъ случайностей, долженствовавшихъ имѣть мѣсто одновременно и въ одномъ и томъ же пунктѣ, при совершенно непредставимыхъ на землѣ условіяхъ, — словомъ, потребовалось бы противное законамъ природы противоприродное чудо.

9. Если даже допустить возможность самопроизвольнаго образованія бѣлковаго тѣла при какихъ-тo совершенно неизвѣстныхъ и непредставимыхъ нами условіяхъ, то и это вовсе еще не рѣшаетъ вопроса о самопроизвольномъ зарожденіи живого существа, которое нуждается для поддержанія своего существованія и въ ферментахъ, переваривающихъ пищу, и въ энергетическихъ веществахъ для совершенія необходимыхъ (хотя бы и самыхъ минимальныхъ) движеній, и въ сложнѣйшихъ веществахъ ядерной субстанціи, необходимыхъ для размноженія. Мертвый бѣлокъ всѣхъ этихъ веществъ вырабатывать не можетъ. Образованіе живого организма, хотя бы въ самой простѣйшей, примитивной формѣ, представило бы еще большее противоприродное чудо, чѣмъ образованіе бѣлковаго вещества.

10. Если даже принять, какъ данное, существованіе на землѣ зачатка органической жизни, то и тогда, съ помощью прогрессивнаго трансформизма — эволюціи, нельзя объяснить развитіе всѣхъ живыхъ существъ «естественнымъ путемъ», однихъ ихъ другихъ. Доказательства приводимыя матерьялистами-безбожниками изъ палеонтологіи, сравнительной анатоміи, эмбріологіи, біохиміи и т. д. совершенно недостаточны для объясненія многочисленныхъ перерывовъ въ образованіи новыхъ формъ живыхъ существъ, появленія высшихъ (болѣе высоко организованныхъ) формъ, раньше низшихъ и т. д. Совершенно непонятно, напр., откуда и какимъ образомъ могла явиться у человѣка та высокоразвитая центральная нервная система — его мыслительный органъ, которымъ человѣческія существа обладали, несомнѣнно, уже въ концѣ ледниковаго періода.

11. Трансформизмъ и эволюція живыхъ существъ есть законъ природы; но законъ еще слишкомъ мало наукою изученный. Всѣ законы природы наукою познаются лишь весьма постепенно, и самые великіе ученые могли до сихъ поръ только слегка приподнимать завѣсу, скрывающую тайны природы: никому изъ нихъ не удавалось проникнуть до самой глубины, до самой сущности «Божественныхъ мыслей» — законовъ природы (Ньютонъ, Дарвинъ, Менделѣевъ). Трансформизмъ и эволюція, какъ и другіе природные законы — Божественныя мысли Творца Вселенной — направляются Высшею Силою и Высшею Премудростью къ лишь Ей одной /с. 724/ извѣстнымъ цѣлямъ. Попытка создать всю картину мірозданія на основаніи лишь одного закона, притомъ только частично подмѣченнаго, сама собою осуждена на неуспѣхъ.

12. Такъ называемое «естественное» происхожденіе міра матерьялистами-безбожниками противопоставляется принятому вѣрующими библейскому сказанію о мірозданіи. Библейское сказаніе, откуда бы оно ни явилось, носитъ на себѣ несомнѣнную печать Откровенія: человѣкъ, въ тѣ далекія времена, когда точной науки еще и не существовало, не могъ самъ, изъ своей головы, измыслить написанное въ книгѣ Бытія; библейское сказаніе о сотвореніи міра не только поразительно предвосхищаетъ новѣйшія достиженія точной науки, но содержитъ указанія на акты Творчества, о которыхъ наука, осмѣлилась начать мыслить лишь въ самое недавнее время, благодаря особенно успѣхамъ, достигнутымъ въ области изслѣдованія тончайшаго строенія матеріи.

Примѣчанія:
[1] Настоящій докладъ прочитанъ былъ въ качествѣ лекціи во время Собора и печатается по постанавленію послѣдняго.
[2] Къ чести и славѣ Россійской Православной Церкви, ея представители никогда не занимали той непримиримой позиціи, на которой стояли западные католики.
[3] Названные однимъ ученымъ-естествоиспытателемъ Божественными мыслями — «Die Naturgesetze die Gottesgedanken sind».
[4] Наполеонъ: «Ньютонъ говорилъ о Богѣ въ своихъ работахъ. Я просмотрѣлъ уже Вашу книгу, и я не нашелъ тамъ этого имени ни разу». Лапласъ: «Гражданинъ Первый Консулъ, я не имѣлъ нужды въ этой гипотезѣ».
[5] «Sta sol, ne movearis» (стой солнце, нe движися) начертаны на памятникѣ Галилею слова Іисуса Навина.
[6] Зеркало телескопа на Mount Wilson въ Америкѣ имѣетъ 2 съ половиной метра въ діаметрѣ и вѣситъ 5000 килограммовъ.
[7] Эти и другія мысли, вкратцѣ изложенныя въ настоящемъ рефератѣ, развиты болѣе подробно въ циклѣ лекцій проф. А. И. Щербакова, прочитанныхъ на миссіонерскихъ курсахъ по борьбѣ съ безбожіемъ въ 1937 г. (литографированное изданіе Русскаго Трудового Христіанскаго Движенія. Женева, 1938 г.).

Источникъ: Дѣянія Второго Всезарубежнаго Собора Русской Православной Церкви заграницей съ участіемъ представителей клира и мірянъ, состоявшагося 1/14 – 11/24 августа 1938 года въ Сремскихъ Карловцахъ въ Югославіи. — Бѣлградъ: Типографія «Меркуръ», 1938. — С. 705-724.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.