Церковный календарь
Новости


2017-05-26 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Миръ и непримиримость (1975)
2017-05-26 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Къ 40-лѣтію паденія русскаго народа (1975)
2017-05-26 / russportal
И. А. Ильинъ. Подвигъ патріотическаго единенія (1925)
2017-05-26 / russportal
И. А. Ильинъ. Самообладаніе и самообузданіе (1925)
2017-05-25 / russportal
И. А. Ильинъ. Идея Корнилова (1925)
2017-05-25 / russportal
И. А. Ильинъ. Кто мы? (1925)
2017-05-25 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 75-е, въ недѣлю 7-ю по Пасхѣ, свв. отецъ, иже въ Никеи (1910)
2017-05-25 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 74-е, въ четвертокъ 6-й седмицы, на Вознесеніе Господне (1910)
2017-05-24 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе въ день свт. Германа Константинопольского (1965)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (3-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (2-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (1-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
2017-05-24 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 7-я (1925)
2017-05-24 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 6-я (1925)
2017-05-23 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Два слова на память свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1965)
2017-05-23 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе на память св. ап. Симона Зилота (1965)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 27 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архіеп. Аверкій (Таушевъ) († 1976 г.).

Преосвящ. Аверкій (въ мірѣ Александръ Павловичъ Таушевъ), архіеп. Сиракузскій и Троицкій РПЦЗ, одинъ изъ послѣднихъ духовныхъ столповъ Православія въ XX вѣкѣ. Родился 19 октября (1 ноября) 1906 г. въ Казани въ семьѣ чиновника военнаго вѣдомства. Покинулъ Россію въ 1920 г. и жилъ въ Болгаріи. Окончилъ въ 1930 г. богословскій факультетъ Софійскаго университета. Работалъ въ епархіальномъ управленіи Мукачевской епархіи (1930) (Чехословакія). Постриженъ въ монашество въ монастырѣ въ с. Иза (17 мая 1931). Іеродіаконъ (1931), іеромонахъ (1932). Съ 1932 по 1940 гг. велъ просвѣтительную работу въ Подкарпатской Руси. Игуменъ (1937). Въ связи съ венгерской оккупаціей переѣхалъ въ Бѣлградъ (Югославія). Протосинкелъ Архіерейскаго Сѵнода РПЦЗ (1941). Архимандритъ (1944). Переселился вмѣстѣ съ членами Сѵнода РПЦЗ въ Мюнхенъ (1945). Сѵнодальный духовникъ, благочинный монастырей въ Германіи (1947). Переѣхалъ въ США (1950). Предсѣдатель Миссіонерско-просвѣтительской комиссіи при Архіерейскомъ Сѵнодѣ (1950). Профессоръ по каѳедрѣ Священнаго Писанія Новаго Завѣта, литургики (до 1956) и гомилетики Свято-Троицкой семинаріи въ Джорданвиллѣ (США). Редакторъ журнала «Православная Русь» (1950-1976). Ректоръ Свято-Троицкой семинаріи въ Джорданвиллѣ (1952-1976). Епископъ Сиракузскій и Троицкій, викарій Восточно-Американской епархіи (1953). Съ 1954 по 1976 гг. былъ настоятелемъ Джорданвилльской Свято-Троицкой обители (США). Возведенъ въ санъ архіепископа (1961). Правящій архіерей самостоятельной Сиракузской епархіи (1964). Скончался 31 марта (13 апрѣля) 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря.

Сочиненія архіеп. Аверкія (Таушева)

Сущность и методы истиннаго пастырствованія и наше время.
Докладъ Архіепископа Аверкія на пастырскомъ совѣщаніи духовенства Сѣверной Америки и Канады 21 августа / 3 сентября 1969 года.

Ничего нѣтъ на свѣтѣ выше пастырскаго служенія, ибо пастырское служеніе есть служеніе самому великому и святому дѣлу — дѣлу спасенія душъ человѣческихъ.

Спасенія отъ чего?

Отъ грѣха — отъ того грѣховнаго устроенія души, съ которымъ послѣ грѣхопаденія нашихъ прародителей раждается въ міръ каждый человѣкъ, — и отъ той вѣчной погибели, къ которой ведетъ человѣка грѣхъ.

Высочайшую цѣль ставитъ себѣ поэтому пастырское служеніе — цѣль, съ которой не можетъ сравниться никакое другое земное дѣланіе. Истинное пастырствованіе такъ опредѣляетъ великій Апостолъ языковъ св. Павелъ въ своемъ посланіи къ Ефесянамъ (4, 12-13): оно есть «дѣло служенія къ совершенію святыхъ, въ созиданіе тѣла Христова, дондеже достигнемъ вси въ соединеніе вѣры и познанія Сына Божія, въ мужа совершенна, въ мѣру возраста исполненія Христова».

Главный залогъ успѣха истиннаго пастырствованія тотъ же св. ап. Павелъ указываетъ въ личности самого пастыря, который долженъ быть примѣромъ для своихъ пасомыхъ въ этой борьбѣ съ грѣхомъ, въ этомъ стремленіи къ христіанскому совершенству. «Образъ буди вѣрнымъ» — говоритъ онъ пастырю: «словомъ, житіемъ, любовію, духомъ, вѣрою, чистотою» (1 Тим. 4, 12). Безплодны будутъ всѣ усилія пастыря вести своихъ пасомыхъ по пути христіанскаго совершенства, если въ немъ самомъ они не будутъ видѣть никакого стремленія къ этому высокому христіанскому идеалу, если, не дай Богъ! онъ будетъ давать имъ обратный, отрицательный примѣръ, — примѣръ всецѣлаго порабощенія себя грѣху, вмѣсто борьбы съ нимъ.

Борьба съ грѣхомъ для достиженія христітскаго совершенства — вотъ цѣль христіанской жизни, и сущность пастырскаго служенія состоитъ въ томъ, чтобы содѣйствовать, помогать людямъ въ этой борьбѣ, духовно руководить этой борьбой, указывая правильные пути ея и предостерегая отъ путей ложныхъ. Ясно, что для плодотворнаго успѣха /с. 2/ въ такомъ руководствѣ пастырь долженъ быть самъ хорошо знакомъ съ методами этой спасительной борьбы и, прежде всего, по своему личному опыту.

Чтó еще требуется отъ пастыря, дабы служеніе его было успѣшнымъ и плодотворнымъ?

Отвѣтъ на это мы получимъ, разобравъ филологически самое понятіе «пастырь», какъ оно употребляется въ Ветхозавѣтномъ и Новозавѣтномъ Священномъ Писаніи. Въ Ветхомъ Завѣтѣ наше слово «пастарь» передается древне-еврейскимъ словомъ «роé», причастіемъ отъ «раá», что значитъ: «клонить», «нагибать», а въ общемъ залогѣ «клонить куда-либо», «имѣть склонность къ чему-либо». Въ дальнѣйшемъ значеніи «раá» значитъ: «стремиться куда-либо», «искать», «внимательно слѣдить, ухаживать, особенно за стадомъ», откуда «роé» — пастухъ. Въ отношеніи къ людямъ глаголъ «раá» можетъ значить: «управлять» (Псал. 27, 71), «наставлять» (Еккл. 12, 9).

Если мы соединимъ всѣ эти значенія, то окажется, что «пастырь» — это человѣкъ близкій, сильно занятый своей паствой, внимательно слѣдящій за нею, ухаживающій, руководящій и управляющій ею, причемъ такъ, что въ этомъ сказывается его преданность и душевное расположеніе къ паствѣ.

Не случайно это наименованіе «пастырь» заимствовано изъ пастушескаго быта: это указываетъ на ту черту руководящей пастырской дѣятельности, когда вниманіе пастыря обращено на каждую овцу стада отдѣльно.

Вотъ какъ сильно говоритъ въ Ветхомъ Завѣтѣ св. пророкъ Іезекіиль о сущности пастырскаго служенія, подчеркивая именно эту черту индивидуальной заботы пастыря о каждой отдѣльной душѣ:

«Сыне человѣческій», такъ говорилъ Самъ Господь св. пророку Іезекіилю: «изреки пророчество на пастырей Израилевыхъ и скажи имъ, пастырямъ: такъ говоритъ Господь Богъ: горе пастырямъ Израилевымъ, которые пасли самихъ себя! Не стадо ли должны пасти пастыри? Вы ѣли тукъ и волною одѣвались, откормленныхъ овецъ закалали, а стада не пасли. Слабыхъ не укрѣпляли, и больной овцы не врачевали и пораненой не перевязывали, и угнанной не возвращали, и потерянной не искали, а правили ими съ насиліемъ и жестокостію. И разсѣялись онѣ безъ пастыря и, разсѣявшись, сдѣлались пищею всякому звѣрю полевому. Блуждали овцы Мои по всѣмъ горамъ и по всякому высокому холму, и по всему лицу земли разсѣялись овцы Мои, и никто не развѣдываетъ о /с. 3/ нихъ, и никто не ищетъ ихъ. Посему, пастыри, выслушайте слово Господне! Живу Я, говоритъ Господь Богъ: за то, что овцы Мои оставлены были на расхищеніе, и безъ пастыря сдѣлались овцы Мои пищею всякаго звѣря полевого, и пастыри Мои не искали овецъ Моихъ, и пасли пастыри самихъ себя, а овецъ Моихъ не пасли... вотъ Я — на пастырей, и взыщу овецъ Моихъ отъ руки ихъ и не дамъ имъ болѣе пасти овецъ...» (Іез. 34, 2-10).

Какъ страшно звучитъ это прещеніе Божіе, изреченное на недостойныхъ пастырей, еще въ Ветхомъ Завѣтѣ!

А далѣе Самъ Господь указываетъ на эту сущность пастырскаго служенія, состоящую въ заботѣ пастыря о каждой отдѣльной душѣ:

«Я буду пасти овецъ Моихъ, и Я буду покоить ихъ, говоритъ Господь Богъ. Потерявшуюся отыщу и угнанную возвращу, и пораненую перевяжу и больную укрѣплю, а разжирѣвшую и буйную истреблю; буду пасти ихъ по правдѣ» (Іез. 34, 15-16).

Въ Новомъ Завѣтѣ древне-еврейскому слову «роé» соотвѣтствуетъ греческое слово «пимин», которое обычно производятъ отъ корня «пó» — «питать», родственное слову «поу» — стадо, отъ корня «по» — защищать. Примѣчательно, что слово «пу» означаетъ стадо именно мелкаго скота, которое по слабости и беззащитности особенно нуждается въ заботѣ, тщательномъ уходѣ за нимъ, въ томъ, чтобы кормить и защищать его. Классическимъ мѣстомъ Новаго Завѣта, гдѣ употребляется именно это слово «пимин» является 10-я глава Евангелія отъ Іоанна, излагающая притчу Господа Іисуса Христа о «добромъ пастырѣ». «"Пастырь добрый" зоветъ своихъ овецъ по имени», овцы «за нимъ идутъ, потому что знаютъ голосъ его», «"пастырь добрый" знаетъ своихъ овецъ, и овцы знають его» (Іоан. 10, 1-15) и такъ самоотверженно любитъ ихъ и заботится о нихъ, что готовъ душу свою положить за нихъ. Другое замѣчательное мѣсто Новаго Завѣта, трактующее объ истинномъ пастырствѣ, это — «притча объ овцѣ заблудшей» (Лук. 15, 4-6), которая подчеркиваетъ именно индивидуальную заботу пастыря о каждой отдѣльной овцѣ: потерявъ одну изъ своихъ овецъ, пастырь добрый оставляетъ 99 овецъ въ пустынѣ и идетъ искать заблудшую, пока не найдетъ ее, а нашедши, возьметъ ее на плечи свои и, пришедъ домой, радуется о ней больше, нежели о 99-ти незаблудшихъ.

Изъ всего вышесказаннаго, на основаніи Священнаго Пи/с. 4/санія, ясно видно, что пастырское служеніе это не есть только чисто-формальное исполненіе совокупности извѣстныхъ правъ и обязанностей, возложенныхъ Церковью на одного человѣка-пастыря, чисто-внѣшное отбываніе ряда повинностей, чисто - административный трудъ, но нѣчто несравненно-большее, недоступное обыкновеннымъ естественнымъ силамъ рядового грѣшнаго человѣка, не освященнаго, не просвѣтленнаго, не укрѣпленнаго на этотъ поистинѣ сверхъестественный, сверхъчеловѣческій трудъ силою благодати Божіей.

Въ своихъ замѣчательныхъ лекціяхъ по Пастырскому Богословію Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній, давшій новое направленіе наукѣ Пастырскаго Богословія у насъ, и подчеркиваетъ именно эту благодатную сторону въ пастырскомъ служеніи. Онъ говоритъ, что пастырское служеніе это не совокупность только извѣстнаго рода правъ и обязанностей, какъ принято было у насъ считать прежде, не голая администрація, въ которой, какъ это ни странно, и до сихъ поръ многіе продолжаютъ видѣть идеалъ пастырскаго служенія, но «единая, цѣльная, внутренняя настроенность избранника Божія, нѣкое весобъемлющее стремленіе облагодатствованнаго духа человѣческаго».

Не «администрація», а «душепопеченіе» — самоотверженная ревностная забота о спасеніи душъ пасомыхъ — вотъ существенный моментъ въ пастырскомъ служеніи.

«Мое сердце всегда болѣзненно сжималось» — такъ сказалъ въ своей рѣчи при хиротоніи нынѣ почившаго Архіепископа Іоанна (Максимовича) въ 1934 г. Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній: «когда о какомъ-либо архіереѣ говорили — онъ не любитъ служить и плохой молитвенникъ, за то хорошій администраторъ. Не нужно такой администраціи архіерею. Если онъ будетъ видѣть свой первѣйшій долгъ въ молитвѣ, то администрація будетъ устраиваться сама по себѣ и все вокругъ него будетъ становиться лучше и лучше».

Итакъ, истинное пастырствованіе — не администрація, но особая «цѣльная, внутренняя настроенность облагодатстваннаго человѣческаго духа», зависящая не отъ его личныхъ чисто-внѣшнихъ способностей, а отъ особаго благодатнаго дара — полученнаго имъ въ таинствѣ Священства. Объ этомъ именно благодатномъ дарѣ, какъ о рѣшающемъ факторѣ въ дѣлѣ пастырскаго служенія, и учитъ, на /с. 5/ основаніи слова Божія и свв. отцовъ Церкви, Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній въ своемъ Пастырскомъ Богословіи.

Что же это за даръ?

Это — даръ «благодатной сострадательной любви къ паствѣ», который обуславливаетъ собою способность переживать въ себѣ скорбь борьбы и радость о нравственномъ совершенствованіи своихъ пасомыхъ, способность «чревоболѣть» о нихъ, какъ ап. Павелъ или Іоаннъ. Это свойство пастарскаго духа, по словамъ Митр. Антонія, и выражаеть самую сущность пастырскаго служенія.

Отсюда, если мы примемъ во вниманіе и все вышесказанное о понятіи «пастарь», какъ оно рисуется намъ въ Ветхомъ и Новомъ Завѣтѣ, само собою вытекаетъ такое опредѣленіе «пастаря»:

«Пастырь — это человѣкъ, весь, всѣмъ своимъ существомъ посвятившій себя попечительной, проникнутой любовью, доходящей до самоотверженія, заботѣ о спасеніи душъ людей, ввѣренныхъ его попеченію, стремящійся духовно возродить ихъ и вести ихъ вѣрно и неуклонно по пути достиженія ими духовнаго совершенства.

Если нѣтъ у пастыря этой сострадательной любви къ своимъ пасомымъ, если онъ погасилъ въ себѣ этотъ великій даръ, вмѣсто того, чтобы развивать и «возгрѣвать» его, по заповѣди Апостола (1 Тим. 4, 14 и 2 Тим. 1, 6), если не горитъ онъ весь святою ревностью о спасеніи душъ ввѣренныхъ ему пасомыхъ, то онъ только чиновникъ — формалистъ и не поможетъ ему ни хорошо налаженная канцелярія, ни блестяще-поставленная администрація: онъ будетъ терять своихъ овецъ, которыя, не чувствуя въ немъ своего любящаго отца, стануть разбѣгаться отъ него въ разныя стороны.

Трудныя времена мы сейчасъ переживаемъ, какихъ, по-видимому, никогда еще не было въ исторіи христіанства, ибо это явно наступившій періодъ «апостасіи» со всѣми своими характерными признаками. И это требуетъ отъ современнаго пастыря особой бдительности и, прежде всего, надъ самимъ собою, дабы не губить своихъ овецъ, вмѣсто того, чтобы спасать ихъ.

Сейчасъ время переоцѣнки цѣнностей — изощренной и обостренной критики «всѣхъ и вся». Авторитетовъ почти не признается. Внѣшній авторитетъ положенія, сана, въ глазахъ многихъ, едва ли не большинства, уже не имѣетъ /с. 6/ никакого значенія. А потому плохо дѣлаетъ тотъ пастырь, который любитъ все время ссылаться только на авторитетъ своего званія, думая, что этимъ онъ принудитъ своихъ пасомыхъ его слушать и ему повиноваться. Въ нынѣшнее время больше, чѣмъ когда-либо прежде, смотрятъ не на званіе, не на санъ, а на самого человѣка, каковъ онъ, что онъ собою представляетъ и насколько онъ отвѣчаетъ носимому имъ званію или сану, можно ли ему вѣрить или нельзя.

О, какъ слѣдитъ современная паства за своимъ пастыремъ, прохода ему иногда не давая и выискивая у него даже тѣ грѣхи, которыхъ у него и въ поминѣ нѣтъ, или представляя въ мрачномъ и преувеличенномъ видѣ малѣйшія его дѣйствительныя слабости и душевные недуги!

Все это долженъ очень учитывать и съ этимъ всегда долженъ считаться современный пастырь, слѣдя за самимъ собою, за своимъ собственнымъ поведеніемъ, дабы чѣмъ-либо не соблазнить свою паству.

Сейчасъ время особаго расцвѣта діавольскаго недуга гордости — матери всѣхъ грѣховныхъ страстей — и всѣхъ проистекающихъ изъ нея пороковъ: самолюбія, самомнѣнія, обидчивости, злопамятства, мстительности, тщеславія, славолюбія, самопревозношенія.

Успѣшно бороться съ проявленіями этихъ страстей въ своихъ пасомыхъ пастырь сможетъ только въ томъ случаѣ, если пасомые не будутъ замѣчать этихъ же самыхъ страстей въ своемъ пастырѣ: иначе получится, какъ говоритъ поговорка, «нашла коса на камень», и если пастырь свою собственную гордыню будетъ противопоставлять гордости своихъ пасомыхъ, то все его пастырское дѣланіе будетъ сведено «на нѣтъ».

Истинный пастырь долженъ быть «образомъ кротости и смиренія» для своей паствы. Въ его ушахъ и сердцѣ должно постоянно звучать наставленіе Господа: «научитесь отъ Мене, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ» (Матѳ. 11, 29). Для этого онъ не долженъ ставить знака равенства между собою и Церковью. Пастырь — это не Церковь, а только служитель Церкви, болѣе или менѣе достойный, а въ своихъ собственныхъ очахъ всегда недостойный. Множество примѣровъ дивнаго Христова смиренія показали намъ извѣстные въ исторіи Церкви пастыри. Особенно разителенъ примѣръ великаго россійскаго святителя Тихона Задонскаго, который упалъ въ ноги ударившему его въ щеку дворянину-вольтерьянцу, прося у него прощенія за то, что ввелъ его въ /с. 7/ раздраженіе. Другой примѣръ относится къ нашему времени. Покойный Владыка Архіепископъ Іоаннъ Санъ-Францисскій посѣтилъ передъ смертью и даже напутствовалъ Св. Тайнами своего лютаго врага, который долгое время самымъ ужаснымъ образомъ поносилъ его въ своей газетѣ.

Для того, чтобы стяжать такое спасительное и для себя и для паствы смиреніе, пастырь долженъ помнить, что, по ученію Слова Божія, пастырское служеніе это не начальствованіе въ мірскомъ смыслѣ, а именно служеніе. Пастырь никогда не смѣетъ, не долженъ забывать словъ Христовыхъ, сказанныхъ Его ближайшимъ ученикамъ Іакову и Іоанну Заведеевымъ по этому поводу, когда они просили у Него первыхъ мѣстъ для себя въ Его Царствіи:

«Вѣсте, яко князи языкъ господствуютъ ими, и велицыи обладаютъ ими: не тако же будетъ въ васъ: но иже аще хощетъ въ васъ вящшій быти, да будетъ вамъ слуга: и иже аще хощетъ въ васъ быти первый, буди вамъ рабъ: якоже Сынъ Человѣческій не пріиде, да послужатъ Ему, но послужити и дати душу Свою избавленіе за многихъ» (Матѳ. 20, 25-28).

И каноны церковные рѣшительно осуждаютъ въ пастыряхъ «дымное надменіе власти мірскія» (III Всел. соб. пр. 8 и др.).

Пастырь долженъ призывать къ послушанію Церкви, а не къ послушанію себѣ. Только Церковь непогрѣшима, а всѣ мы люди можемъ ошибаться и заблуждаться. А потому надо умѣть честно признавать свои ошибки и исправлять ихъ, что можетъ послужить лишь къ возвышенію нашего авторитета, а не приписывать себѣ непогрѣшимости, принадлежащей лишь всей Церкви въ цѣломъ. Весьма опасенъ для пастыря и вреденъ для его служенія соблазнъ папизма: «Грѣши, какъ хочешь и сколько хочешь, — только меня признавай и слушайся!»

Нѣтъ ничего губительнѣе для пастырскаго дѣланія, какъ если пастырь безмѣрно снисходителенъ ко всѣмъ, даже самымъ тяжкимъ грѣхамъ своихъ пасомыхъ, и безгранично строгъ и взыскателенъ только къ одному — грѣху непослушанія себѣ.

Пастырь долженъ быть безусловно строгъ и непреклоненъ во всемъ, что касается вѣковыхъ устоевъ Церкви, Ея вѣро- и нравоученія, Ея священныхъ каноновъ, установленій и обычаевъ, но строгость эта должна проистекать исключи/с. 8/ тельно изъ подлинной ревности о славѣ Божіей и спасеніи душъ своихъ пасомыхъ, а отнюдь не изъ какихъ-либо иныхъ побужденій, и тѣмъ болѣе — не изъ личныхъ интересовъ, или самолюбія и уязвленной гордости. Совершенно недопустимо, пренебрегая церковными канонами въ чисто-принципіальныхъ случаяхъ, прибѣгать къ нимъ лишь тамъ, гдѣ начинаетъ страдать нашъ личный авторитетъ и гдѣ это намъ лично выгодно.

Личное превозношеніе пастыря — главное препятствіе на пути успѣха въ его пастырскомъ служеніи. И если и въ прежнія времена паства все прощала своему пастырю, кромѣ гордости, то теперешняя гордая паства особенно чувствительна къ проявленіямъ гордости въ своемъ пастырѣ и не прощаетъ ему, если онъ хочетъ быть «начальникомъ», «командиромъ», вмѣсто того, чтобы быть «батюшкой», «отцомъ» для своихъ пасомыхъ. Именно на этой почвѣ возникаетъ огромное большинство всѣхъ приходскихъ нестроеній.

Второе, крайне-необходимое качество, которое требуется отъ пастыря для плодотворности его пастырскаго служенія, — качество, которое все рѣже и рѣже встрѣчается въ современномъ мірѣ, а потому и имѣетъ особенное значеніе, болѣе чѣмъ когда-либо прежде, это — искренность.

Въ 1901 г. Преосвященный Назарій, епископъ Нижегородскій, воспользовавшись кратковременнымъ пріѣздомъ св. прав. о. Іоанна Кронштадтскаго, собралъ городскихъ священниковъ въ своихъ покояхъ и просилъ о. Іоанна побесѣдовать съ ними. Когда св. прав. Іоанну задали вопросъ, чѣмъ онъ достигаетъ такого благотворнаго дѣйствія на сердца людей, онъ отвѣчалъ:

«Досточтимые отцы и братіе, сопастыри! Вы сами — какъ вижу — люди, украшенные сѣдинами, значитъ, сами богаты опытомъ жизни. Мнѣ васъ нечему учить. Но такъ какъ вы спрашиваете меня, какъ я достигаю благотворнаго дѣйствія на сердца людей, то я вамъ скажу. Я стараюсь быть искреннимъ пастыремъ, не только на словахъ, но и на дѣлѣ, — въ жизни. Поэтому я строго слѣжу за собою, за своимъ душевнымъ міромъ, за своимъ внутреннимъ дѣланіемъ. Я даже веду дневникъ, гдѣ записываю свои уклоненія отъ Закона Божія; повѣряю себя и стараюсь исправляться».

Нѣтъ ничего хуже, какъ если пасомые — а теперь они особенно внимательно слѣдятъ за жизнью своего пастыря и дѣлаютъ свои заключенія и выводы — замѣчаютъ у своего /с. 9/ пастыря расхожденіе между словомъ и дѣломъ, когда онъ учитъ одному, а самъ дѣлаеть другое. Еще хуже, когда они замѣчаютъ въ немъ неискренность, фальшь, притворство: когда онъ что-нибудь говоритъ не потому, чтобы самъ вѣрилъ въ то, что говоритъ, а потому, что находитъ въ данный моментъ выгоднымъ для себя говорить такъ, а не иначе, по какимъ-либо чисто личнымъ, эгоистическимъ соображеніямъ, подлаживаясь къ своимъ слушателямъ, или когда однимъ говорить одно, а другимъ — совсѣмъ другое, даже противоположное.

А особенно роняетъ пастырь свой авторитетъ въ глазахъ своей паствы и роняетъ часто безвозвратно и безнадежно, когда онъ стремится угождать сильнымъ и славнымъ и богатымъ міра сего, льститъ имъ въ надеждѣ что-то получить отъ нихъ, или имѣть отъ нихъ ту или иную выгоду. Этого паства никогда не прощаетъ, даже если у нея зародится хотя бы только тѣнь такого подозрѣнія, можетъ быть, даже и недостаточно основательнаго. Вотъ почему пастырь долженъ быть въ этомъ отношеніи особенно осторожнымъ и не давать повода къ такимъ подозрѣніямъ.

Наше время, когда, по большей части, никому не вѣрятъ, требуетъ отъ пастыря особенной искренности, честности, прямолинейности, безъ тѣни какого бы то ни было лукавства, фальши или подхалимства и человѣкоугодничества.

Въ ушахъ пастыря постоянно должны звучать слова Писанія: «Аще бо быхъ еще человѣкомъ угождалъ, Христовъ рабъ не быхъ убо былъ» (Гал. 1, 10) и: «Богъ разсыпа кости человѣкоугодниковъ», а также: «Проклятъ человѣкъ, иже надѣется на человѣка, и утвердитъ плоть мышцы своея на немъ» (Іер. 17, 5) и еще: «Не надѣйтеся на князи, на сыны человѣческія, въ нихже нѣсть спасенія» (Псал. 145, 3).

«Пастырское примѣненіе», о которомъ говорить св. ап. Павелъ (1 Кор. 9, 22: «Всѣмъ быхъ вся, да всяко нѣкія спасу») не должно идти такъ далеко чтобы снижались самые принципы нашей вѣры. Пастырь не долженъ приноравливаться къ понизившемуся нравственному уровню современной жизни, а наоборотъ — долженъ стараться поднять эту жизнь на ту высоту, которую проповѣдуетъ Евангеліе и которая требуется Церковью. Недопустимо безпредѣльное снисхожденіе къ грѣхамъ и беззаконіямъ своихъ пасомыхъ — изъ человѣкоугодничества или изъ боязни потерять свою популярность или по какимъ бы то ни было другимъ соображеніямъ: не къ лицу истинному пастырю столь похваляемая современными людьми /с. 10/ «эластичность». Патырь — не дипломатъ, а служитель Истины. Совершенно непріемлема для здороваго христіанскаго сознанія іезуитская казуистика, и въ Православіи она вовсе нетерпима.

Въ частности, чрезвычайно губительно нерѣдко проявляющееся въ наше время снисходительное отношеніе къ явнымъ грѣхамъ противъ нравственности: незаконному сожительству, поблажки разводамъ, которые теперь, къ несчастію, даются очень легко, чтó все ведетъ къ развалу семейной жизни, который теперь и наблюдается все въ болѣе и болѣе ужасающихъ размѣрахъ. Не менѣе губительно безразличіе пастырей къ дошедшимъ въ наши дни до полнаго неприличія женскимъ модамъ-нарядамъ, къ устройству неприличныхъ, недостойныхъ имени христіанина увеселеній, да еще зачастую въ кануны воскресныхъ и праздничныхъ дней и въ дни постовъ.

Но если недопустимо для пастыря какое бы то ни было проявленіе человѣкоугодничества и попраніе во имя этого угожденія людямъ церковныхъ правилъ, то надо бояться и противоположной крайности — пренебреженія къ «малымъ симъ», къ тѣмъ, кого Господь называеть «братіями Своими меньшими» (Матѳ. 25, 40), — къ людямъ отъ которыхъ мы ничего не ждемъ лично для себя, не разсчитываемъ ничего получить. Недопустимо презрѣніе и отношеніе «свысока» къ своимъ пасомымъ, каковы бы они ни были. Всякое такое пренебреженіе, презрѣніе и отношеніе свысока свойственно римо-католичеству, въ которомъ духовенство представляетъ собою какъ бы высшее, привиллегированное сословіе по сравненію съ «низшимъ» сословіемъ — паствою. Хорошо объясняетъ это нашъ выдающійся профессоръ С.-Петербургской Духовной Академіи А. П. Лопухинъ въ своихъ замѣчательныхъ лекціяхъ на тему: «Современный Западъ въ религіозно-нравственномъ отношеніи». Онъ тамъ проводитъ весьма оригинальную, но несомнѣнно вѣрную мысль, что римскій католицизмъ есть какъ бы продолженіе древняго языческаго Рима, духъ котораго онъ себѣ и усвоилъ, лишь внѣшнимъ образомъ облекшись въ христіанскія одежды. Въ древнемъ Римѣ было два сословія: высшее привиллегированное  — «патриціи» и низшее — «плебсъ», «плебеи». Это дѣленіе было перенесено и въ христіанизированный Римъ: духовенство — это тѣ же «патриціи», высшее привиллегированное сословіе, а рядовые вѣрующіе міряне — это «плебсъ», «плебеи», сословіе низшее, безправное, которое обязано только /с. 11/ слушаться, во всемъ безоговорочно повиноваться, никакъ и ни въ чемъ не смѣя проявлять себя.

Надо ли говорить, насколько такая латинская концепція противна духу истиннаго Православія?

Достаточно вспомнить замѣчательное мѣсто изъ «Окружного Посланія» Восточныхъ Патріарховъ 1848 г., которое гласитъ: «У насъ ни патріархи, ни соборы, никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестія у насъ есть самое тѣло Церкви, то-есть самый народъ, который всегда желаетъ сохранить вѣру свою неизмѣнною и согласною съ вѣрою отцевъ его».

Никогда въ исторіи нашей Православно-Христіаиской Церкви рядовые вѣрующіе не были безправнымъ и безгласнымъ «плебсомъ», но весьма часто возвышали свой голосъ противъ еретиковъ, какъ и на нашей еще памяти, у насъ на Родинѣ, рядовые вѣрующіе, часто простыя женщины, отстояли православную вѣру отъ современныхъ еретиковъ — «живоцерковниковъ» и «обновленцевъ», уже захватившихъ въ свои руки и церковную власть и большинство храмовъ при покровительствѣ безбожной коммунистической власти.

Исключительно тяжелое наступило теперь время: быстрыми шагами развивается «апостасія», о которой говоритъ св. Апостолъ Павелъ въ своемъ 2 Посланіи къ Солунянамъ: буквально чуть не каждый день приноситъ намъ что-то новое, порою просто сенсаціонное, что еще совсѣмъ недавно казалось немыслимымъ, невозможнымъ. Неудивительно, что и паства у насъ теперь очень трудная, весьма трудно поддающаяся христіанскому наставленію и вразумленію, своенравная, самонадѣянная, часто безнадежно-невѣжественная во всемъ, что касается нашей святой вѣры и Церкви. Но вѣдь это не снимаетъ съ насъ отвѣтственности за нее, коль скоро мы приняли на себя бремя пастырскаго служенія. Мы призваны не разорять, а созидать, какъ ясно учитъ объ этомъ св. Ап. Павелъ въ своемъ 2 Посланіи къ Коринѳянамъ 10 гл., 8 ст. Господь строго взыщетъ съ насъ за каждую погибшую овцу, если мы прямо или косвенно были виновниками ея гибели. Наше нерадѣніе, небреженіе, наши личныя слабости и пороки, нашъ соблазнительный для паствы образъ жизни — все это можетъ явиться причиной, можетъ послужить поводомъ гибели ввѣренныхъ намъ овецъ словесной паствы нашей, врученной намъ Пастыреначальникомъ-Христомъ.

Но самая большая опасность въ наше время, какъ для современнаго пастыря, такъ и для его паствы, грозитъ со сторо/с. 12/ны почти уже торжествующаго сейчасъ въ мірѣ сатанизма, который весьма хитро облекается въ ризы свѣтлы подъ лукавыми обликами «гуманизма», или у насъ — «толстовства», служенія благу человѣчества, всеобщаго единенія, «мира» и даже «христіанской любви».

Увы! весьма многіе православные пастыри уже такъ или иначе, въ большей или меньшей степени, запутались въ сѣтяхъ этого искусно-закамуфлированнаго сатанизма, который, какъ двуликій Янусъ, является сейчасъ въ двухъ образахъ: въ видѣ «марксо-коммунизма» въ странахъ, порабощенныхъ его богоборческой властью, и въ видѣ «экуменизма» въ странахъ такъ называемаго «свободнаго міра», въ дѣйствительности вовсе не свободнаго. Отецъ у нихъ общій — это самъ сатана, который усиленно готовитъ сейчасъ къ воцаренію въ мірѣ своего вѣрнаго слугу — Антихриста.

Надо знать и помнить: у истиннаго пастыря истинной Христовой Церкви не можетъ быть никакого контакта, никакихъ взаимоотношеній, прямыхъ или косвенныхъ, съ обоими этими видами мірового зла.

А прельщаетъ оно многихъ пастырей и пасомыхъ всякими подачками и обѣщаніями земныхъ благъ, на которыя такъ падки люди, и особенно въ наши дни.

Истинный пастырь долженъ всячески беречь себя и свою паству отъ этого очень опаснаго искушенія, которое обычно прикрывается «благотворительностью». Тутъ надо постоянно помнить хорошую русскую поговорку. «Коготокъ завязъ — всей птичкѣ пропасть». Многіе очень уже запутались въ тѣхъ или другихъ сѣтяхъ, и хотѣли бы иной разъ выпутаться, но уже не могутъ. Сатана цѣпко и крѣпко держитъ свою добычу.

Мы, русскіе люди въ эмиграціи, хорошо болѣе или менѣе знаемъ, что такое коммунизмъ, и отъ него, въ значительной мѣрѣ, какъ-то застрахованы. Но далеко не всѣ ясно осознали, что «міровое зло» — не въ одномъ коммунизмѣ, что онъ — только производное зло, только — «чадо», а страшнѣе всего его родитель, породившій не менѣе, а можетъ быть, даже болѣе опасное и губительное зло — такъ называемый «экуменизмъ», возглавляемый «Міровымъ Совѣтомъ Церквей». Далеко не случайно «Міровой Совѣтъ Церквей», заманивавшій къ себѣ православныхъ прежде подъ предлогомъ необходимости общаго объединенія въ борьбѣ противъ наступающаго безбожія, такъ примирительно относится теперь къ богоборческому коммунизму и даже не заикается на своихъ конференціяхъ о какой-либо борьбѣ съ нимъ, охотно включивъ въ свои ряды представителей право/с. 13/славныхъ церквей, являющихся послушными орудіями коммунизма.

Въ настоящее время мы, пастыри Русской Зарубежной Церкви, существованіе коей осмысливается и оправдывается только рѣшительнымъ непріятіемъ «мірового зла», находимся какъ бы на распутіи. До сего времени мы, по большей части, скромно молчали, не объявляя во всеуслышаніе полностью всей нашей идеологіи, во имя которой мы существуемъ. Одна только наша «Православная Русь» писала всегда весьма рѣшительно и недвусмысленно, что нѣкоторымъ даже не нравилось. Но теперь дѣло зашло уже слишкомъ далеко, и «экуменизмъ» настолько раскрылъ себя, что мы имѣемъ теперь цѣлый рядъ оффиціальныхъ документовъ, ко многому насъ обязывающихъ. Это прежде всего: 1) Три посланія нашего Первоіерарха Высокопреосвященнаго Митрополита Филарета, обращенныя къ Контантинопольскому Патріарху Аѳинагору, къ Греческому Архіепископу Сѣверной и Южной Америки Іакову и «Скорбное Посланіе», адресованное всѣмъ Главамъ Автокефальныхъ Православныхъ Церквей и всѣмъ Епископамъ Православной Церкви; 2) Посланіе 9-го Епархіальнаго Съѣзда Западно-Европейской Епархіи, подписанное Высокопреосв. Архіепископомъ Антоніемъ и Еп. Іаковомъ; и 3) Отчетъ о послѣдней конференціи Мірового Совѣта Церквей подъ заглавіемъ: «Упсала и Православіе» завѣдывающаго внѣшними сношеніями Архіерейскаго Сѵнода протопресвитера о. Георгія Граббе. Къ этому необходимо добавить еще 4) Докладъ Высокопреосв. Архіепископа Виталія на Архіерейскомъ Соборѣ 1967 года подъ заглавіемъ «Экуменизмъ», напечатанный въ журналѣ Канадской Епархіи «Православное Обозрѣніе» № 40 за іюнь 1969 года.

Эти чрезвычайной важности документы показываютъ, что у насъ уже достаточно осознана вся недоброкачественность и зловредность экуменизма, какъ движенія, ведущаго человѣчество къ Антихристу.

Такъ вотъ теперь мы должны показать, что мы не довольствуемся одними словами, только голыми утвержденіями, но что за этими словами у насъ идутъ и соотвѣтствующія имъ дѣла, подтверждающія истинность ихъ.

Съ экуменизмомъ мы должны рѣшительно разорвать, и съ попутчиками его не должны имѣть ничего общаго.

Намъ — не по пути съ ними. Это мы должны рѣшительно сказать и показать на дѣлѣ. Наступаетъ для насъ время подлиннаго исповѣдничества, когда мы, быть можетъ, останемся /с. 14/ одни и окажемся въ положеніи гонимыхъ. Поскольку сейчасъ всѣ православныя помѣстныя церкви вошли въ составъ «Мірового Совѣта Церквей», и тѣмъ самымъ измѣнили Православію и поклонились сатанѣ, наступило время нашей полной обособленности. Мы не можемъ и не должны имѣть съ отступниками отъ истиннаго православія никакого общенія, и должны быть готовы, если потребуется, къ уходу въ "катакомбы", какъ "истинно-православные христіане" у насъ на родинѣ.

Наше положеніе поборниковъ и исповѣдниковъ чистой и неповрежденной Христовой истины очень насъ обязываетъ, больше чѣмъ когда-нибудь въ прошломъ.

Мы должны всегда помнить, что истинный пастырь истинной Христовой Церкви не можетъ и не долженъ имѣть никакихъ другихъ интересовъ кромѣ чистой ревности о славѣ Божіей и о спасеніи душъ своихъ пасомыхъ къ этому и только къ этому должны быть всегда направлены всѣ его мысли, всѣ его чувства, вся его дѣятельность.

Не можетъ быть въ истинной Христовой Церкви болѣе уродливаго, болѣе безобразнаго явленія, какъ пастырь, имѣющій какіе-либо иные интересы, какъ пастырь, увлекающійся посторонними, чисто-мірскими дѣлами, къ славѣ Божіей и ко спасенію душъ прямого отношенія не имѣющими, какъ напримѣръ, — политической дѣятельностью, всегда людей только разъединяющей и озлобляющей, столь модной теперь такъ называемой «культурно-просвѣтительной дѣятельностью», которая сводится обычно къ устройству свѣтскихъ развлеченій и увеселеній, танцамъ и тому подобному времяпрепровожденію, неприличному и непристойному для христіанина, не говоря уже о разнаго рода коммерческихъ операціяхъ и разныхъ финансовыхъ махинаціяхъ и денежныхъ оборотахъ, что особенно роняетъ авторитетъ пастыря, унижая его высокое званіе, и т. д., и т. д.

Закончимъ нашъ докладъ словами св. праведнаго о. Іоанна Кронштадтскаго изъ его замѣчательной бесѣды, которую онъ провелъ съ сопастырями-священниками въ 1904 году въ г. Сарапулѣ.

Св. прав. Іоаннъ говорилъ еще тогда — 65 лѣтъ тому назадъ, — что дѣло пастырства въ наше время затрудняется все болѣе и болѣе: борьба пастыря постепенно становится все болѣе утонченною, и тѣмъ болѣе пастыри должны быть на высотѣ своего призванія. «Пастырь въ своемъ настроеніи» — говорить св. Іоаннъ, — долженъ всецѣло отрѣшиться отъ всякихъ себялюбивыхъ настроеній, долженъ уподобиться библей/с. 15/скимъ пастырямъ въ ихъ «стояніи въ духѣ». Для этого пастырямъ необходима полная осторожность и сосредоточенность, всегдашнее распятіе себя ради своей паствы.

Если такъ говорилъ св. прав. Іоаннъ 65 лѣтъ тому назадъ у насъ, въ Православной Царской Россіи, то что бы сказалъ онъ теперь, въ наше время?!

Бесѣда коснулась дальше язвъ современной жизни. Св. прав. Іоаннъ обратилъ вниманіе на настроеніе современнаго ему общества, которое такъ близко и нынѣшнему, современному намъ настроенію.

«Удивительная болѣзнь явилась нынче — это страсть къ развлеченіямъ» — сказалъ онъ: «никогда не было такой потребности къ развлеченіямъ, какъ нынче. Это прямой показатель того, что людямъ нечѣмъ стало жить, что они разучились жить серьезной жизнью — трудомъ на пользу нуждающихся и внутреннею духовною жизнью и начали скучать! И мѣняютъ глубину и содержаніе духовной жизни на развлеченія. Какое безуміе! Точно дѣти, лишенныя разума! А, между тѣмъ, развлеченія — это уже общественный порокъ, уже общественная страсть. Вотъ куда должно направить пастырямъ свои силы: они должны внести въ жизнь утраченное ею содержаніе, возвратить людямъ смыслъ жизни. Но, конечно, пастыри должны сами себя къ тому подготовить.

«Пастыри должны быть на высотѣ своего призванія».

А что для этого болѣе всего нужно?

Чѣмъ пастырь лучше всего можетъ себя подготовить, чтобы быть на высотѣ своего призванія?

И на этотъ вопросъ св. прав. Іоаннъ даетъ ясный и исчерпывающій отвѣтъ.

«Я молюсь, я постоянно молюсь. Я даже не понимаю, какъ можно проводить время безъ молитвы. Воистину — молитва есть дыханіе души».

Что еще къ этому прибавить?

Этимъ сказано все — по крайней мѣрѣ,— все самое главное, безъ чего все остальное — ничто.

† Архіепископъ Аверкій.       

21 августа / 3 сентября 1969 года.

Источникъ: Сущность и методы истиннаго пастырствованія и наше время. Докладъ Архіепископа Аверкія на пастырскомъ совѣщаніи духовенства Сѣверной Америки и Канады 21 августа / 3 сентября 1969 года. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1969. — 15 с.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.