Церковный календарь
Новости


2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ Архіерейскому Сѵноду РПЦЗ (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Психіатрія и исповѣдь (1996)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 45-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 44-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архіеп. Аверкій (Таушевъ) († 1976 г.).

Преосвящ. Аверкій (въ мірѣ Александръ Павловичъ Таушевъ), архіеп. Сиракузскій и Троицкій РПЦЗ, одинъ изъ послѣднихъ духовныхъ столповъ Православія въ XX вѣкѣ. Родился 19 октября (1 ноября) 1906 г. въ Казани въ семьѣ чиновника военнаго вѣдомства. Покинулъ Россію въ 1920 г. и жилъ въ Болгаріи. Окончилъ въ 1930 г. богословскій факультетъ Софійскаго университета. Работалъ въ епархіальномъ управленіи Мукачевской епархіи (1930) (Чехословакія). Постриженъ въ монашество въ монастырѣ въ с. Иза (17 мая 1931). Іеродіаконъ (1931), іеромонахъ (1932). Съ 1932 по 1940 гг. велъ просвѣтительную работу въ Подкарпатской Руси. Игуменъ (1937). Въ связи съ венгерской оккупаціей переѣхалъ въ Бѣлградъ (Югославія). Протосинкелъ Архіерейскаго Сѵнода РПЦЗ (1941). Архимандритъ (1944). Переселился вмѣстѣ съ членами Сѵнода РПЦЗ въ Мюнхенъ (1945). Сѵнодальный духовникъ, благочинный монастырей въ Германіи (1947). Переѣхалъ въ США (1950). Предсѣдатель Миссіонерско-просвѣтительской комиссіи при Архіерейскомъ Сѵнодѣ (1950). Профессоръ по каѳедрѣ Священнаго Писанія Новаго Завѣта, литургики (до 1956) и гомилетики Свято-Троицкой семинаріи въ Джорданвиллѣ (США). Редакторъ журнала «Православная Русь» (1950-1976). Ректоръ Свято-Троицкой семинаріи въ Джорданвиллѣ (1952-1976). Епископъ Сиракузскій и Троицкій, викарій Восточно-Американской епархіи (1953). Съ 1954 по 1976 гг. былъ настоятелемъ Джорданвилльской Свято-Троицкой обители (США). Возведенъ въ санъ архіепископа (1961). Правящій архіерей самостоятельной Сиракузской епархіи (1964). Скончался 31 марта (13 апрѣля) 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря.

Сочиненія архіеп. Аверкія (Таушева)

Архіеп. Аверкій (Таушевъ) († 1976 г.).
ИСТИННОЕ ПРАВОСЛАВІЕ И СОВРЕМЕННЫЙ МІРЪ.
Сборникъ статей и рѣчей ко дню сорокалѣтія священнослуженія.

О необходимости усиленной внутренней миссіи въ нашей Русской Зарубежной Церкви.

Мы, православные русскіе люди, разсѣянные нынѣ, подобно ветхому Израилю, по всѣмъ народамъ земли, нерѣдко высказываемъ вполнѣ справедливую мысль объ особой провиденціальности этого нашего разсѣянія: Господь разсѣялъ насъ такъ для того, чтобы всѣ народы земли черезъ насъ познакомились бы съ истинной христіанской вѣрой — святымъ Православіемъ и стали бы православными. И многіе ждутъ и даже требуютъ отъ насъ миссіонерства среди иностранцевъ и иновѣрцевъ.

Все это такъ. Промыселъ Божій въ томъ и состоитъ, что Господь даже явное зло старается обратить къ добрымъ послѣдствіямъ на пользу людямъ — ко спасенію душъ. И потому долгъ такого внѣшняго миссіонерства несомнѣнно на насъ лежитъ. Но при этомъ мы часто забываемъ, въ чемъ залогъ успѣха такого миссіонерства, а главное — забываемъ о страшной опасности, угрожающей въ разсѣяніи намъ самимъ — вполнѣ реальной и все растущей угрозы самимъ потерять свою собственную православную вѣру подъ вліяніемъ постояннаго близкаго общенія съ иновѣрцами. Мы не можемъ не видѣть, какъ легко на нашихъ глазахъ уже теперь денаціонализируется наше молодое поколѣніе, забывая все свое русское, родное, забывая свой языкъ, свои русскіе нравы и обычаи, а вмѣстѣ съ тѣмъ, вполнѣ естественно, и свою вѣру, отходя постепенно все больше и больше отъ Церкви. Особенно велика опасность въ этомъ отношеніи для нашихъ дѣтей, раждающихся уже въ иновѣрныхъ странахъ и лишенныхъ возможности получить воспитаніе и образованіе въ русскихъ школахъ въ православномъ и національномъ русскомъ духѣ.

Не будемъ закрывать глазъ на тотъ совершенно-несомнѣнный печальный фактъ, что мы постепенно теряемъ нашу паству, которая какъ бы растворяется въ окружающей насъ чуждой намъ по языку, по культурѣ и по вѣрѣ средѣ. Пройдетъ еще, быть можетъ, совсѣмъ немного лѣтъ, и отъ нашей православной русской паствы почти ничего не останется. Благоразумно ли, сознавая такую опасность, чрезмѣрно увлекаться идеей внѣшней /с. 198/ миссіи, забывая о гораздо болѣе важномъ — о лежащемъ на насъ святомъ долгѣ миссіи внутренней?

Наша главная и основная задача это — миссія внутренняя, ибо Господь строго взыщетъ съ насъ за каждую безразсудно потерянную душу, за каждую погибшую овцу ввѣреннаго намъ словеснаго стада. Еще въ Ветхомъ Завѣтѣ Самъ Господь черезъ пророковъ указывалъ намъ на эту именно главную и основную задачу внутренней миссіи пастыря, желающаго быть дѣйствительно добрымъ пастыремъ.

«Сыне человѣческій», такъ говорилъ Господь св. пророку Іезекіилю: «изреки пророчество на пастырей израилевыхъ, изреки пророчество и скажи имъ пастырямъ: такъ говоритъ Господь Богъ: горе пастырямъ израилевымъ, которые пасли самихъ себя! не стадо ли должны пасти пастыри? Вы ѣли тукъ и волною одѣвались, откормленныхъ овецъ закалали, а стада не пасли. Слабыхъ не укрѣпляли, и больной овцы не врачевали и пораненной не перевязывали, и угнанной не возвращали, и потерянной не искали, а правили ими съ насиліемъ и жестокостью. И разсѣялись онѣ безъ пастыря и, разсѣявшись, сдѣлались пищею всякому звѣрю полевому. Блуждаютъ овцы Мои по всѣмъ горамъ и по всякому высокому холму, и по всему лицу земли разсѣялись овцы Мои, и никто не развѣдываетъ о нихъ, и никто не ищетъ ихъ. Посему, пастыри, выслушайте слово Господне! Живу Я, говоритъ Господь Богъ: за то, что овцы Мои оставлены были на расхищеніе, и безъ пастыря сдѣлались овцы Мои пищею всякаго звѣря полевого, и пастыри Мои не искали овецъ Моихъ, и пасли пастыри самихъ себя, а овецъ моихъ не пасли... вотъ Я — на пастырей, и взыщу овецъ Моихъ отъ руки ихъ и не дамъ имъ болѣе пасти овецъ»... (Іезек. 34, 2-10).

Какъ страшно звучитъ это строгое прещеніе Божіе, изреченное еще въ Ветхомъ Завѣтѣ!

Но на сколько больше и несомнѣнно строже спросится съ насъ, пастырей, теперь — въ Новомъ Завѣтѣ! Вспомнимъ для того, чтобы это себѣ ясно представить, хотя бы двѣ глубоко-трогательныя притчи Господа Іисуса Христа: одну — о добромъ пастырѣ (Іоан. 10 гл.), а другую — объ овцѣ заблуждшей (Лук. 15, 4-6).

Въ наше время, когда, вслѣдствіе крайняго упадка духовной жизни, многіе чрезмѣрно увлекаются чисто-внѣшнимъ дѣланіемъ въ ущербъ, а иногда и въ отмѣну внутренняго дѣланія, часто приходится слышать, что для успѣшнаго пастырствованія и, слѣдовательно, для успѣха внутренней миссіи, необходимо быть прежде всего хорошимъ администраторомъ. Но Самъ Пастыреначальникъ-Христосъ ровно ничего не говоритъ объ /с. 199/ этомъ. Онъ говоритъ, что истиннымъ пастыремъ, то-есть такимъ, который можетъ имѣть успѣхъ въ дѣлѣ внутренней миссіи, является тотъ, кто «зоветъ своихъ овецъ по имени», и за кѣмъ сами овцы идутъ, «потому что знаютъ голосъ его», что «пастырь добрый душу свою полагаетъ за овцы», что онъ знаетъ своихъ овецъ, и овцы знаютъ его (Іоан. 10, 1-15); что онъ, потерявъ одну изъ своихъ овецъ, оставляетъ 99 овецъ въ пустыни и идетъ искать заблуждшую, пока не найдетъ ее, а нашедши, возьметъ ее на плечи свои и пришедши съ нею домой, радуется о ней больше, чѣмъ о 99-ти незаблуждшихъ (Лук. 15, 4-6). И Св. Апостолъ Павелъ главнымъ дѣланіемъ добраго пастыря поставляетъ не «администрацію», а чисто-духовное дѣланіе: пастырство, по его словамъ, это «дѣло служенія къ совершенію святыхъ, въ созиданіе тѣла Христова, дондеже достигнемъ вси въ соединеніе вѣры и познанія Сына Божія, въ мужа совершенна, въ мѣру возраста исполненія Христова» (Ефес. 4, 11-13). Ставя себя въ примѣръ Ефесскимъ пастырямь, Св. Ап. Павелъ говорилъ: «Бодрствуйте, памятуя, что я три года день и ночь непрестанно со слезами училъ каждаго изъ васъ» (Дѣян. 20, 31). А къ Солунянамъ онъ писалъ: «Вы помните, братіе, трудъ нашъ и изнуреніе: ночью и днемъ работая, чтобы не отяготить кого изъ васъ, мы проповѣдывали у васъ благовѣстіе Божіе. Свидѣтели вы и Богъ, какъ свято и праведно и безукоризненно поступали мы предъ вами вѣрующими, потому что вы знаете, какъ каждаго изъ васъ, какъ отецъ дѣтей своихъ, мы просили и убѣждали и умоляли поступать достойно Бога, призвавшаго васъ въ Свое царство и славу» (1 Солун. 2, 9-12).

Уже изъ этихъ немногихъ мѣстъ новозавѣтнаго Священнаго Писанія ясно видно, что главное дѣланіе пастыря, которое только и можетъ обезпечить успѣхъ его внутренней миссіи, это есть именно внутреннее, духовное дѣланіе со строго - индивидуальнымъ подходомъ къ каждой отдѣльной человѣческой душѣ.

Не администрація, а такъ называемое въ наукѣ Пастырскаго Богословія душепопеченіе — вотъ что самое главное.

Если этого нѣтъ, то, въ сущности, и пастырствованія никакого нѣтъ.

Весьма мало для пастыря, для успѣха ведомой имъ внутренней миссіи, если онъ будетъ только хорошимъ администраторомъ, чиновникомъ съ хорошо налаженной благоустроенной канцеляріей, мало даже, если онъ будетъ хорошо, умно и красиво проповѣдывать и благолѣпно отправлять богослуженіе, хотя это и весьма важно.

/с. 200/ Главное и самое существенное въ подлинномъ пастырскомъ служеніи, единственное, что только и можетъ обезпечить полный успѣхъ внутренней миссіи — это душепопеченіе, движущей силой котораго является любовь пастыря къ своимъ овцамъ, пораждающая пламенную ревность о спасеніи ихъ душъ, — та именно сострадательная любовь, которая каждаго добраго пастыря уподобляетъ Пастыреначальнику-Христу и которая, по ученію Блаженнѣйшаго Митрополита Антонія (Храповицкаго), заимствованному имъ изъ бесѣды Св. Іоанна Златоустаго на Посланіе къ Колоссянамъ (томъ XI, стр. 360), подаетея въ видѣ зачаточнаго дара, каковой надлежитъ постоянно возгрѣвать, развивая его въ себѣ, каждому рукополагаемому въ великомъ Таинствѣ Священства.

Если нѣтъ у пастыря этой сострадательной любви къ своимъ пасомымъ, если онъ погасилъ въ себѣ этотъ великій даръ, вмѣсто того, чтобы развивать и возгрѣвать его, если не горитъ онъ ревностью о спасеніи душъ ввѣренныхъ ему пасомыхъ, если онъ только чиновникъ-формалистъ, хотя бы очень аккуратно и пунктуально исполняющій внѣшнимъ образомъ свои обязанности, у котораго всѣ дѣла находятся въ полномъ порядкѣ, и администрація ведется блестяще, — дѣло внутренней миссіи у него никогда не будетъ идти успѣшно, и онъ легко можетъ растерять всѣхъ своихъ овецъ, которыя постепенно разбѣгутся отъ него въ разныя стороны.

Чтó же, слѣдовательно, нужно для успѣха внутренней миссіи?

Прежде всего — живая душа пастыря-отца, исполненная сострадательной отеческой любви къ своимъ пасомымъ.

Именно съ такой живой душой, отечески настроенной, а не только по-чиновничьи и формально-механически, долженъ осуществлять пастырь свою троякую пастырскую дѣятельность въ приходѣ: учительство, священнодѣйствованіе и душепопеченіе.

Пастырь, желающій имѣть успѣхъ въ дѣлѣ внутренней миссіи, никогда не долженъ забывать, что онъ, по заповѣди Самого Пастыреначальника-Христа (Матѳ. 28, 19), является прежде всего учителемъ Закона Божія для всѣхъ своихъ овецъ, независимо отъ ихъ возраста, пола, состоянія и положенія въ обществѣ. И онъ долженъ оправдывать это свое званіе, постоянно уча свою паству — не только чисто-формально, произнося проповѣди за Богослуженіемъ, но и повсюду, при каждомъ удобномъ случаѣ. И тутъ ему необходимо помнить, что какъ проповѣдь его, такъ и всѣ поученія и наставленія его должны быть не просто механически-выполняемой обязанностью, а живымъ словомъ, исполненнымъ искренняго, а отнюдь не напускного, дѣланнаго (который всегда чувствуется и про/с. 201/изводитъ часто только отталкивающее впечатлѣніе) паѳоса. Все, о чемъ пастырь собирается говорить, чему хочетъ поучать свою паству, должно быть предварительно пропущено, по мѣткому выраженію одного изъ нашихъ выдающихся гомилетовъ (проф. В. Ѳ. Пѣвницкаго), черезъ горнило его ума и переработано въ лабораторіи его сердца, то-есть тщательно продумано и прочувствовано имъ самимъ. Вяло произносимое слово, на подобіе того, какъ ученикъ отвѣчаетъ зазубренный имъ наизусть урокъ, не дойдетъ до сердца слушателей и не произведетъ въ нихъ должнаго дѣйствія. А паѳосъ не искренній, напускной, дѣйствуетъ иногда даже отрицательно, не только не привлекая вниманія къ словамъ пастыря и къ нему самому, какъ любящему отцу, а зачастую и отталкивая, ибо притворство и неискренность, коль скоро они почувствуются, никогда не могутъ внушить довѣрія и расположить къ себѣ.

Вмѣстѣ съ тѣмъ, уча свою паству, пастырь долженъ тщательно слѣдить за тѣмъ, дабы у него самого слово его не расходилось съ дѣломъ: чтобы онъ самъ исполнялъ то, чему учитъ своихъ пасомыхъ. Бѣда, если пасомые начинаютъ подмѣчать, что пастырь самъ не слѣдуетъ въ своей жизни тому, чему онъ учитъ! Иными словами: пастырь, желающій имѣть успѣхъ въ дѣлѣ внутренней миссіи, долженъ учить свою паству не только словомъ, но и примѣромъ своей личной жизни.

Совершенно необходима въ нынѣшнее время, въ нашихъ условіяхъ, болѣе, чѣмъ когда-либо прежде, ибо мы окружены со всѣхъ сторонъ иновѣрцами, катихизація, то-есть постоянное, систематическое наставленіе въ основныхъ истинахъ нашей Православно-Христіанской Вѣры, какъ дѣтей, такъ и взрослыхъ. И дѣти и взрослые должны настолько быть знакомыми съ основными положеніями нашего православно-христіанскаго вѣро- и нравоученія, чтобы быть въ состояніи дать отвѣтъ каждому вопрошающему о Св. Православіи и, если нужно, посрамить иновѣрцевъ и сектантовъ, подходящихъ къ нимъ, какъ это часто бываетъ, съ своимъ лукавымъ совопросничествомъ. Нечего и доказывать, какъ это важно для сохраненія нашей паствы въ оградѣ нашей св. Церкви!

Подобно тому какъ учительство, такъ и священнодѣйствія не должны совершаться пастыремъ только механически, какъ одно формальное выполненіе принятой на себя обязанности. Тутъ отъ пастыря, вступающаго въ таинственное общеніе съ Богомъ и со всѣмъ горнимъ міромъ, особенно требуется духовное горѣніе — искренняя молитвенность — личный подвигъ молитвы, какъ домашней, такъ и общественной. Пастырь — предстатель предъ Богомъ за людей — /с. 202/ за овецъ своихъ, и такимъ онъ долженъ всегда ощущать, сознавать себя, когда онъ молится, а въ особенности, когда совершаетъ общественное Богослуженіе. Тутъ необходимо, чтобы паства чувствовала искреннюю молитву своего пастыря, чтобы его собственное молитвенное настроеніе передавалось ей, и чтобы она вдохновлялась его молитвой, и сама такъ же молилась.

И здѣсь, какъ и въ дѣлѣ учительства, столь же зловредны и механическое «отбываніе» богослужебнаго чинопослѣдованія и искусственный, дѣланный паѳосъ — «театральность» въ жестахъ, движеніяхъ, произнесеніи возгласовъ и чтеніи молитвъ.

Чрезвычайно важно для успѣха внутренней миссіи привлеченіе, по возможности, всѣхъ молящихся къ тому или иному дѣятельному участію въ Богослуженіи, дабы они не чувствовали себя только праздными зрителями или слушателями, приходя въ церковь, какъ въ театръ, «для того лишь, чтобы послушать красивое пѣніе хора», исполняющаго, какъ это теперь часто бываетъ, совершенно нецерковныя, бравурныя, театральныя композиціи. Совершенно необходимо возстанавливать древній, требуемый самимъ нашимъ уставомъ, обычай всенароднаго пѣнія за Богослуженіемъ. Вѣдь общеизвѣстно, что болѣе всего увлекаетъ нашихъ вѣрующихъ въ сектантство именно это общее пѣніе, которое является столь характернымъ для сектантскихъ собраній. Стыдно православнымъ вѣрующимъ не знать своего дивнаго, ни съ чѣмъ не сравнимаго, православнаго Богослуженія, а потому святой долгъ пастыря — знакомить своихъ пасомыхъ съ Богослуженіемъ, что легче всего и можетъ быть достигнуто путемъ привлеченія къ практическому участію въ немъ.

Это практическое знаніе Богослуженія въ нашихъ условіяхъ чрезвычайно важно еще и вотъ по какой причинѣ. Все меньше и меньше остается у насъ въ нашей Русской Зарубежной Церкви и священниковъ и опытныхъ, прошедшихъ прежнюю хорошую школу псаломщиковъ. Передъ многими, если не передъ всѣми, нашими приходами встаетъ весьма реальная опасность — остаться со временемъ совсѣмъ безъ псаломщиковъ и даже быть можетъ, безъ священниковъ, по крайней мѣрѣ, постоянно и регулярно совершающихъ Богослуженія.

Что же тогда дѣлать? Неужели закрывать приходы или допускать, чтобы они уходили въ какую-нибудь другую юрисдикцію?

Да не будетъ!

Вѣдь по нашему уставу всѣ богослужебныя чинопослѣдованія суточнаго круга, кромѣ, само собой разумѣется, Божественной литургіи и прочихъ таинствъ церковныхъ, могутъ совершать и лица, не посвященныя въ іерейскій санъ. Это широко исполь/с. 203/зовали въ своей молитвенной практикѣ всѣ иноческія обители, скиты и пустынножители, среди которыхъ не было иноковъ, облеченныхъ въ санъ іерея. И до послѣдняго времени наблюдалось это, напримѣръ, на отличавшейся своимъ высокимъ народнымъ благочестіемъ Карпатской Руси, гдѣ въ случаѣ болѣзни или отлучки священника, сами вѣрующіе, безъ священника, читали и пѣли и полунощницу, и утреню, и часы, и вечерню, и повечеріе, а вмѣсто Божественной литургіи — обѣдницу.

Въ этомъ никакъ нельзя видѣть ничего предосудительнаго, ибо сами наши богослужебныя книги предусматриваютъ такую возможность, въ такого рода, напримѣръ, часто встрѣчающемся указаніи: «Аще іерей, глаголетъ: Благословенъ Богъ нашъ»... Аще ли ни, глаголи умиленно: «Молитвами святыхъ отецъ нашихъ, Господи Іисусе Христе Боже нашъ, помилуй насъ, аминь». И дальше слѣдуетъ все богослужебное чинопослѣдованіе полностью, кромѣ, конечно, ектеній и священническихъ возгласовъ. Великая, сугубая и просительная ектеніи замѣняются при этомъ чтеніемъ 12 разъ «Господи, помилуй!», а малая ектенія — троекратнымъ чтеніемъ «Господи, помилуй!»

Общественная молитва, какъ ничто другое, крѣпко объединяетъ вѣрующихъ. И вотъ во всѣхъ тѣхъ приходахъ, гдѣ нѣтъ постояннаго священника, совершенно необходимо не только допустить, но и рекомендовать вѣрующимъ сходиться въ воскресные и праздничные дни въ храмъ или даже на дому, гдѣ нѣтъ храма, для того, чтобы совмѣстно совершать такую общественную молитву по установленному богослужебному чину. Этимъ мы сохранимъ наши приходы, оставшіеся безъ священника, отъ распыленія и отъ ухода въ другія юрисдикціи. А время отъ времени въ нихъ можетъ пріѣзжать спеціально посылаемый туда Епархіальной Властью священникъ для совершенія Божественной литургіи и необходимыхъ таинствъ и требъ.

Но самое главное и самое важное въ дѣлѣ внутренней миссіи это исполненная искренней любви сердечная забота пастыря о каждой отдѣльной душѣ, или такъ называемое душепопеченіе, составляющее собою самое существо пастырства, въ собственномъ смыслѣ.

Какъ это видно изъ словъ св. Апостола Павла, обращенныхъ къ Солунянамъ (1 Сол. 2, 11), пастырское душепопеченіе это есть постоянное горѣніе любяшаго пастырскаго духа, постоянная печаль пастыря, какъ отца и матери о своихъ духовныхъ чадахъ — постоянное стояніе на стражѣ и постоянный откликъ на нужды своихъ пасомыхъ. Пастырь долженъ быть въ курсѣ всего того чѣмъ живутъ и дышутъ его пасомые. Сущность тако/с. 204/го пастырскаго душепопеченія прекрасно выражена въ словахъ Господа, сказанныхъ св. пророку Іереміи: «Смотри, Я поставилъ тебя... чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать» (Іерем. 1, 10). Это значитъ, что пастырь все злое, что находитъ въ душахъ своихъ пасомыхъ, долженъ мудро и съ отеческой любовью искоренять и уничтожать, а все доброе — насаждать и укрѣплять.

Для этого, само собой разумѣется, пастырь долженъ хорошо знать своихъ пасомыхъ («знаю Моя» — Іоан. 10, 14), чего можно достигнуть только путемъ постояннаго близкаго взаимообщенія съ ними. Отсюда вытекаетъ необходимость для пастыря не только принимать всѣхъ своихъ пасомыхъ у себя на дому, когда они этого пожелаютъ и попросятъ, но и самому возможно чаще посѣшать ихъ, знакомясь съ ихъ жизнью, съ ихъ мыслями, чувствами, желаніями и переживаніями. Истинный пастырь никѣмъ изъ своихъ пасомыхъ не долженъ пренебрегать, но долженъ ко всѣмъ ходить въ домы: не для того, однако, чтобы только «попить чайку» и «поболтать о томъ о семъ», а для того, чтобы познакомившись ближе съ ними, принести имъ духовную пользу. Вотъ какъ замѣчательно хорошо говоритъ о такомъ посѣщеніи домовъ величайшій пастырь нашего времени приснопамятный о. Іоаннъ Кронштадтскій:

«Сладчайшій мой Спасителю! Ты, исшедъ на служеніе роду человѣческому, не въ храмѣ только проповѣдывалъ слово небесной истины, но обтекалъ города и селенія, никого не чуждался, ко всѣмъ ходилъ въ домы, особенно къ тѣмъ, которыхъ теплое покаяніе Ты предвидѣлъ Божественнымъ взоромъ Своимъ. Такъ Ты не сидѣлъ дома, но имѣлъ общеніе любви со всѣми. Даруй и намъ имѣть это общеніе съ людьми Твоими, да не заключаемся Мы, пастыри, отъ овецъ Твоихъ въ домахъ нашихъ, какъ въ замкахъ или темницахъ, выходя только для службы въ церкви или для требы въ домахъ, по одной обязанности, однѣми заученными молитвами. Да раскрываются уста наши для свободной въ духѣ вѣры и любви рѣчи съ нашими прихожанами. Да раскрывается и укрѣпляется христіанская любовь наша къ духовнымъ чадамъ чрезъ живое, свободное, отеческое собесѣдованіе съ ними. О, какую сладость сокрылъ Ты, Владыко, Любовь наша безпредѣльная, въ духовной, согрѣтой любовью бесѣдѣ духовнаго отца со своими духовными чадами, какое блаженство! И какъ Мнѣ не подвизаться на землѣ всѣми силами за такое блаженство? И оно еще только слабые начатки, только нѣкоторое слабое подобіе небеснаго блаженства любви! Люби особенно общеніе благотворенія, какъ вещественнаго, такъ и духовнаго. «Благотворенія же и общенія не забывайте» (Евр. 13, 16). («Моя жизнь во Христѣ», томъ II, стр. 146).

/с. 205/ А въ нашихъ условіяхъ, когда наши пасомые живутъ такъ разбросанно, отдѣленные, большей частью, другъ отъ друга, окруженные со всѣхъ сторонъ иновѣрцами, такое общеніе любви и благотворенія пастыря съ ними особенно важно, особенно необходимо. Только при такомъ живомъ контактѣ пастыря съ своими пасомыми и великое Таинство Исповѣди, этотъ важнѣйшій актъ душепопеченія, не будетъ простой формальностью, къ которой — увы! — она часто сводится въ нынѣшнее время, а будетъ дѣйствительно животворнымъ Таинствомъ, возраждающимъ къ новой жизни человѣческія души.

Таковъ путь истинно-добраго пастырствованія!

И только такой путь можетъ обезпечить намъ успѣхъ нашей внутренней миссіи — той миссіи, безъ которой намъ грозитъ опасность потерять всю нашу зарубежную русскую паству. Никакія внѣшнія мѣры, никакая самая образцовая и блестящая администрація и организація, каковымъ склонны нѣкоторые придавать почему-то слишкомъ преувеличенное значеніе въ такомъ чисто-духовномъ дѣланіи, какъ пастырское служеніе, не спасутъ насъ, если нѣтъ этого самаго главнаго, ибо одна форма безъ содержанія, одна оболочка безъ души — ничто.

Вѣдь задача пастыря — стремиться сдѣлать своихъ пасомыхъ, при помощи благодати Божіей, истинными христіанами. А существо христіанства — духовное обновленіе, къ которому ведетъ правильно-руководимая духовная жизнь.

Совершенно законно поэтому вѣрующіе и хотятъ видѣть въ своемъ пастырѣ духовнаго руководителя-наставника духовной жизни, а не чиновника-администратора, пусть даже и очень исправно, но лишь формально «отбывающаго» свои пастырскія обязанности. Такой типъ пастыря-чиновника способенъ только разочаровывать и отталкивать.

«Образъ буди вѣрнымъ словомъ, житіемъ, любовію, духомъ, вѣрою, чистотою» — наставляетъ св. Ап. Павелъ пастырей (1 Тим. 4, 12). Если пастырь будетъ дѣйствительно со всѣмъ усердіемъ стараться слѣдовать этому наставленію, онъ какъ бы автоматически пріобрѣтетъ и довѣріе, и уваженіе, и авторитетъ, и послушаніе себѣ со стороны паствы. А создать себѣ пастырскій авторитетъ, добиться послушанія себѣ искусственнымъ путемъ — путемъ моральнаго давленія или какого-либо внѣшняго принужденія невозможно. Такимъ путемъ можно достичь только обратнаго результата — вызвать неудовольствіе и ропотъ и даже оттолкнуть отъ себя всѣхъ. Въ наше время крайней обостренности самолюбія, мнительности и обидчивости такой образъ дѣйствія пастыря сугубо-опасенъ и для пастырскаго дѣла просто губителенъ.

/с. 206/ Пастырь долженъ призывать къ послушанію Церкви, а не къ послушанію себѣ. Только Церковь непогрѣшима, а всѣ мы, люди, можемъ ошибаться и заблуждаться. И надо умѣть честно признавать свои ошибки и исправлять ихъ, что можетъ послужить лишь къ возвышенію нашего авторитета, а не приписывать себѣ непогрѣшимости, принадлежащей одной только Церкви. Весьма опасенъ для пастыря соблазнъ папизма: «Грѣши, какъ хочешь и сколько хочешь, — только меня слушайся!». Нѣтъ ничего губительнѣе для дѣла внутренней миссіи, когда пастырь безмѣрно снисходителенъ ко всѣмъ, даже самымъ тяжелымъ грѣхамъ своихъ пасомыхъ, и безгранично строгъ и взыскателенъ только къ одному — грѣху непослушанія себѣ.

Въ дѣлѣ нашей внутренней миссіи чрезвычайно важно еще то, чтобы лицо нашей Русской Зарубежной Церкви въ представленіи всѣхъ нашихъ пасомыхъ было совершенно ясно и четко очерчено. Всѣ вѣрныя чада нашей Церкви должны прекрасно понимать и отдавать себѣ ясный отчетъ въ томъ, почему они принадлежатъ именно къ Русской Зарубежной Церкви, а не къ какой-либо другой «церкви» или «юрисдикціи», должны цѣнить эту свою принадлежность и дорожить ею. Въ этомъ вопросѣ не можетъ и не должно быть никакихъ двусмысленностей, никакихъ компромиссовъ или послабленій, никакого «сидѣнія между двухъ стульевъ».

Вообще — пастырь долженъ быть безусловно строгъ и непреклоненъ во всемъ, что касается вѣковѣчныхъ устоевъ св. Церкви, ея вѣро- и нравоученія, ея священныхъ правилъ, установленій и обычаевъ, но строгость эта должна проистекать исключительно изъ подлинной ревности о славѣ Божіей и изъ отеческой любви къ своимъ пасомымъ и ревности о ихъ спасеніи, а отнюдь не изъ какихъ-либо иныхъ побочныхъ побужденій, и тѣмъ болѣе — не изъ личныхъ интересовъ или самолюбія и уязвленной гордости. Недопустимо, пренебрегая церковными канонами въ чисто-принципіальныхъ случаяхъ, прибѣгать къ нимъ лишь тамъ, гдѣ начинаетъ страдать нашъ личный авторитетъ и гдѣ это намъ лично выгодно.

Чисто-духовное дѣланіе, великое служеніе дѣлу спасенія душъ нашихъ пасомыхъ — вотъ нашъ удѣлъ, вотъ нашъ священный долгъ, вотъ наше святое призваніе, въ успѣшномъ выполненіи котораго мы должны будемъ дать отвѣтъ Богу! И болѣе всего надо опасаться намъ, современнымъ пастырямъ, какъ бы мы не дали повода къ намъ отнести зловѣщія слова мрачнаго пророчества святителя Нифонта Цареградскаго о пастырствѣ послѣднихъ временъ: «занимающіе престолы священства во всемъ мірѣ будутъ вовсе неискусны и не будутъ знать художества /с. 207/ добродѣтели. Таковы же будутъ и предстоятели монашествующихъ, ибо всѣ будутъ низложены чревоугодіемъ и тщеславіемъ, и будутъ служить для людей болѣе соблазномъ, чѣмъ образцомъ... сребролюбіе же будетъ царствовать тогда... посему многіе падутъ въ пропасть, заблуждаясь въ широтѣ широкаго и пространнаго пути» (Изъ жизни св. Нифонта, стр. 496).

Дабы не случилось этого съ нами и дабы внутренняя миссія наша имѣла успѣхъ, намъ необходимо постоянно держать передъ своимъ мысленнымъ взоромъ высокіе образцы пастырскаго служенія Православно-Христіанской Церкви всѣхъ вѣковъ, а въ особенности — столь близкій и дорогой намъ, русскимъ, возвышенный образъ величайшаго пастыря нашего времени приснопамятнаго отца Іоанна Кронштадтскаго.

Двѣ замѣчательныя бесѣды его съ сопастырями въ г. Сарапулѣ, по приглашенію Преосвященнаго Назарія, Епископа Нижегородскаго, открываютъ намъ тайну его дивнаго благодатнаго вліянія на души человѣческія — того именно вліянія, которое долженъ стараться пріобрѣсти каждый пастырь, желающій имѣть успѣхъ въ дѣлѣ внутренней миссіи. Когда отца Іоанна спросили, чѣмъ онъ достигаетъ благотворнаго дѣйствія на сердца людей, онъ отвѣчалъ:

«Я стараюсь быть искреннимъ пастыремъ, не только на словахъ, но и на дѣлѣ — въ жизни. Поэтому я строго слѣжу за собою, за своимъ душевнымъ міромъ, за своимъ внутреннимъ дѣланіемъ. Я даже веду дневникъ, гдѣ записываю свои уклоненія отъ Закона Божія, повѣряю себя и стараюсь исправляться...»

А на вопросъ, чѣмъ о. Іоаннъ заполняетъ все свободное отъ пастырскихъ трудовъ время, особенно во время его постоянныхъ разъѣздовъ, онъ отвѣчалъ:

«Я молюсь, я постоянно молюсь; я даже не понимаю, какъ можно проводить время безъ молитвы. Воистину — молитва есть дыханіе души».

Вотъ — простой и краткій отвѣтъ на вопросъ, чтó самое главное для успѣха столь необходимой намъ въ нашей Русской Зарубежной Церкви внутренней миссіи.

Источникъ: Архіепископъ Аверкій. Истинное Православіе и современный міръ: Сборникъ статей и рѣчей ко дню сорокалѣтія священнослуженія. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Russian Orthodox Monastery, 1971. — С. 197-207.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.