Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архіеп. Аверкій (Таушевъ) († 1976 г.).

Преосвящ. Аверкій (въ мірѣ Александръ Павловичъ Таушевъ), архіеп. Сиракузскій и Троицкій РПЦЗ, одинъ изъ послѣднихъ духовныхъ столповъ Православія въ XX вѣкѣ. Родился 19 октября (1 ноября) 1906 г. въ Казани въ семьѣ чиновника военнаго вѣдомства. Покинулъ Россію въ 1920 г. и жилъ въ Болгаріи. Окончилъ въ 1930 г. богословскій факультетъ Софійскаго университета. Работалъ въ епархіальномъ управленіи Мукачевской епархіи (1930) (Чехословакія). Постриженъ въ монашество въ монастырѣ въ с. Иза (17 мая 1931). Іеродіаконъ (1931), іеромонахъ (1932). Съ 1932 по 1940 гг. велъ просвѣтительную работу въ Подкарпатской Руси. Игуменъ (1937). Въ связи съ венгерской оккупаціей переѣхалъ въ Бѣлградъ (Югославія). Протосинкелъ Архіерейскаго Сѵнода РПЦЗ (1941). Архимандритъ (1944). Переселился вмѣстѣ съ членами Сѵнода РПЦЗ въ Мюнхенъ (1945). Сѵнодальный духовникъ, благочинный монастырей въ Германіи (1947). Переѣхалъ въ США (1950). Предсѣдатель Миссіонерско-просвѣтительской комиссіи при Архіерейскомъ Сѵнодѣ (1950). Профессоръ по каѳедрѣ Священнаго Писанія Новаго Завѣта, литургики (до 1956) и гомилетики Свято-Троицкой семинаріи въ Джорданвиллѣ (США). Редакторъ журнала «Православная Русь» (1950-1976). Ректоръ Свято-Троицкой семинаріи въ Джорданвиллѣ (1952-1976). Епископъ Сиракузскій и Троицкій, викарій Восточно-Американской епархіи (1953). Съ 1954 по 1976 гг. былъ настоятелемъ Джорданвилльской Свято-Троицкой обители (США). Возведенъ въ санъ архіепископа (1961). Правящій архіерей самостоятельной Сиракузской епархіи (1964). Скончался 31 марта (13 апрѣля) 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря.

Сочиненія архіеп. Аверкія (Таушева)

Архіеп. Аверкій (Таушевъ) († 1976 г.).
СОВРЕМЕННОСТЬ ВЪ СВѢТѢ СЛОВА БОЖІЯ.
Къ 25-лѣтію служенія въ Америкѣ въ Св. Троицкомъ монастырѣ.

ЧРЕЗЪ ВРЕМЕННЫЯ СТРАДАНІЯ КЪ ВѢЧНОМУ БЛАЖЕНСТВУ.

«Иже хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ свой, и по Мнѣ грядетъ» (Марк. 8, 34).
     «Недостойны страсти нынѣшняго времене къ хотящей славѣ явитися въ насъ» (Рим. 8, 18).

Въ третью недѣлю Великаго Поста св. Церковь прославляетъ Крестъ Господень, а, вмѣстѣ съ тѣмъ, — плоды спасительной для насъ крестной смерти Христа-Спасителя. Крестъ торжественно выносится на середину храма и полагается на особо-уготованномъ аналогіи. Вѣрующіе, при троекратномъ пѣніи: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое воскресеніе Твое славимъ», трижды до земли покланяются ему и любызаютъ его. Это поклоненіе Кресту продолжается затѣмъ въ теченіе всей послѣдующей седмицы, отчего вся она носитъ названіе «крестопоклонной».

Многознаменательно и полно глубокаго смысла это прославленіе Креста Господня какъ разъ въ серединѣ Великаго Поста!

Крестъ въ далекомъ прошломъ — орудіе страшной мучительной казни, а потому онъ и считался всегда сѵмволомъ страданій. Но, съ тѣхъ поръ, какъ «на немъ Христосъ, Царь славы, волею руцѣ распростеръ, вознесе насъ на первое блаженство» (стихира на поклоненіе кресту), Крестъ прославляется Церковью Христовою, какъ «сущія радости знаменіе» (стихира на стиховнѣ), какъ «благочестія непобѣдимая побѣда», какъ «дверь райская, вѣрныхъ утвержденіе, Церкве огражденіе, имже тля (тлѣніе) разорися и упразднися, и попрася смертная держава, и вознесохомся отъ земли къ небеснымъ» (см. стихиру на нед. крестопокл. и на Воздвиженіе).

Продолжая оставаться сѵмволомъ Христовыхъ страданій и сѵмволомъ человѣческихъ страданій вообще, крестъ, съ тѣхъ поръ, пересталъ быть мрачнымъ и зловѣщимъ орудіемъ жестокой казни, а сдѣлался для насъ /с. 349/  «оружіемъ непобѣдимымъ» (см. ту же стихиру) — радостнымъ сѵмволомъ побѣды надъ діаволомъ и, вмѣстѣ съ тѣмъ, сѵмволомъ нашего вѣчнаго спасенія, ибо на крестѣ Христосъ «пригвоздилъ рукописаніе грѣховъ нашихъ» (Колос. 2, 14), крестомъ «смертное жало и адова побѣда прогнася» (кондакъ крест. недѣли) и для падшаго человѣчества вновь отверзлись врата рая, какъ поетъ объ этомъ св. Церковь: «...предсталъ бо еси, Спасе мой, вопія сущимъ во адѣ: внидите паки въ рай» (тамъ же).

Крестъ сталъ для насъ «знаменіемъ радости» потому, что онъ неразрывно связанъ съ Воскресеніемъ. Если-бы не было Креста, то не было бы и Воскресенія. Вкусивъ за насъ смерть на Крестѣ, Господь Іисусъ Христосъ тридневно воскресъ изъ мертвыхъ, «смертью смерть поправъ, и сущимъ во гробѣхъ животъ даровавъ» (тропарь Пасхи), какъ Побѣдитель ада и смерти. Невозможно поэтому торжествовать Воскресеніе минуя Крестъ.

Крестъ — это путь къ славѣ Воскресенія.

Вотъ почему, прославляя Крестъ, мы поемъ: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресеніе Твое славимъ». Вотъ почему и во всѣ воскресные дни и даже на самую Пасху, этотъ радостнѣйшій христіанскій праздникъ, въ Богослуженіяхъ неоднократно вспоминается и прославляется Крестъ, «се бо пріиде Крестомъ радость всему міру...»

Вполнѣ понятно поэтому, что Крестъ сдѣлался сѵмволомъ Христіанства, вожделѣннымъ и любезнымъ для каждаго истиннаго христіанина знаменіемъ, и получилъ такое широкое употребленіе въ весьма древнія времена, какъ свидѣтельствуетъ объ этомъ св. Іоаннъ Златоустъ:

«Смотри, сколь вожделѣннымъ и достолюбезнымъ содѣлался нынѣ крестъ, сіе столь ужасное и поносное въ древности знаменіе жесточайшей казни! И въ царской коронѣ наилучшее украшеніе составляетъ крестъ, драгоцѣннѣйшій всего міра. Изображеніе креста теперь найдешь ты и у властителей, и у подчиненныхъ, и у женъ и мужей, у дѣвъ и замужнихъ, у рабовъ и свободныхъ. Всѣ полагаютъ знаменіе креста на благороднѣйшей части тѣла своего, нося каждодневно сіе знаменіе на челѣ своемъ, какъ на столпѣ изображенное. Оно блистаетъ на священной трапезѣ, на одеждахъ іерейскихъ и вмѣстѣ съ Господнимъ Тѣломъ на Тайной Вечери. Всюду /с. 350/ видишь оное возносящимся: на домахъ, на торжищахъ, въ пустыняхъ, при путяхъ, на горахъ и холмахъ, на морѣ, на корабляхъ, на островахъ, на ложахъ, на одеждахъ, на оружіи, въ чертогахъ, на златыхъ и серебряныхъ сосудахъ, на картинахъ, на тѣлѣ больныхъ животныхъ, на тѣлѣ бѣсноватыхъ, на войнѣ, въ мирѣ, днемъ, ночью, въ пиршественныхъ собраніяхъ и въ келліяхъ подвижниковъ. Уже никто не стыдится, не краснѣетъ при мысли, что крестъ есть знаменіе поноснѣйшей смерти: напротивъ, всѣ мы почитаемъ оный украшеніемъ для себя, превосходнѣйшимъ коронъ и діадимъ и камней драгоцѣнныхъ. Не бѣжимъ, не пугаемся его, но лобызаемъ и чтимъ, какъ сокровище неоцѣненное» (Творенія св. Іоанна Златоуста, т. I, стр. 620).

Такъ было тогда — въ четвертомъ вѣкѣ христіанской эры.

То ли мы видимъ теперь?

Увы! Огромное большинство людей, даже считающихъ себя «христіанами», стыдятся нынѣ этого побѣднаго знаменія Креста Христова и уже нигдѣ не изображаютъ его: не только на себѣ и на жилищахъ своихъ, но и на молитвенныхъ домахъ и собраніяхъ своихъ, ни даже на мѣстахъ погребенія усопшихъ своихъ. Рѣдко-рѣдко гдѣ увидишь теперь изображеніе Креста Господня: отовсюду почти изгнано оно и замѣнено иными сѵмволами и эмблемами. А многіе — страшно сказать! — позволяютъ себѣ произносить отвратительныя и кощунственныя хулы противъ него, совершенно забывая или знать не желая, какъ свято оно было почитаемо издревле, отъ первыхъ временъ христіанства.

Не есть ли и это одинъ изъ весьма яркихъ признаковъ все болѣе и болѣе ширящагося въ наши дни Отступленія?

Но всѣ истинные христіане, хранящіе вѣрность Христу-Спасителю, не могутъ не говорить и теперь, послѣдуя св. Апостолу Павлу: «Мнѣ же да не будетъ хвалитися, токмо о Крестѣ Господа нашего Іисуса Христа, Имже мнѣ міръ распяся и азъ міру» (Галат. 6, 14).

Для такихъ-то христіанъ, остающихся вѣрными Господу и соблюдающихъ уставы св. Церкви, и выносится Крестъ Господень на середину храма въ преполовеніе постнаго подвига. Выносится онъ для того, чтобы живымъ представленіемъ Любви Божіей, предавшей Себя на смерть ради спасенія человѣка, воодушевить насъ, /с. 351/ ободрить нашъ слабѣющій духъ и подкрѣпить наши силы къ дальнѣйшему пощенію. Поэтому онъ и сравнивается въ Богослуженіи этой недѣли съ райскимъ «древомъ жизни», древомъ, усладившимъ горькія воды Мерры въ Ветхомъ Завѣтѣ, съ сѣннолиственнымъ древомъ, подъ тѣнью котораго находятъ прохладу и отдохновеніе утомленные путники, ведомые въ обѣтованную землю вѣчнаго наслѣдія.

Но самое главное — основное поученіе этого дня дается намъ въ евангельскомъ чтеніи, приводящемъ слова Самого Господа Іисуса Христа: «Иже хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ свой и по Мнѣ грядетъ» (Марк. 8, 34).

Что это значитъ?

Это значитъ, что Крестъ Господень выносится съ особымъ торжествомъ на середину храма не только для того, чтобы мы однимъ лишь внѣшнимъ образомъ покланялись ему и лобызали его. Съ этимъ внѣшнимъ почитаніемъ Креста Господня должно быть соединено и внутреннее.

Молитвенно созерцая Крестъ Господень — это дивное знаменіе нашего спасенія — и почерпая изъ этого созерцанія благодатныя силы, мы должны воодушевлять себя на то, чтобы, отвергнувшись себя, то-есть: отказавшись отъ исполненія своей грѣховной воли, взять крестъ свой и послѣдовать за Христомъ. Здѣсь заключается чрезвычайно важная мысль, что послѣдованіе за Христомъ, или, что то же, истинно-христіанская жизнь есть несеніе креста.

Почему такъ?

«Идти за Христомъ» — это значитъ быть искреннимъ и нелицемѣрнымъ исповѣдникомъ Его ученія, любить Его болѣе всего и всѣхъ на свѣтѣ, строить всю жизнь свою сообразно съ Его заповѣдями, ревновать о славѣ Имени Его и стараться и другихъ людей приводить ко Христу. Но такъ какъ душа человѣка отравлена ядомъ грѣха, и зло слишкомъ вкоренилось въ жизнь людей, то такой путь христіанина, какъ показываетъ опытъ, неизбѣжно связанъ со многими искушеніями, скорбями и страданіями, происходящими, какъ отъ собственной грѣховной природы человѣка, такъ и отъ другихъ людей и отъ врага человѣческаго спасенія — діавола. Эти-то многоразличныя искушенія, скорби и страданія и составляютъ тотъ крестъ, который дол/с. 352/женъ смиренно и безропотно нести каждый, желающій быть истиннымъ христіаниномъ.

Истинное христіанство есть крестоношеніе.

Съ такимъ взглядомъ не хотятъ согласиться многіе современные «христіане»! Они находятъ его «пессимистическимъ» и выдумываютъ свое собственное — «оптимистическое» христіанство, въ которомъ не желаютъ видѣть ничего, кромѣ «радости и любви». Они не хотятъ, по заповѣди Господа, «нести креста», а желаютъ жить безъ скорбей — беззаботно и весело, наслаждаясь всѣми благами земной жизни, ни въ чемъ себѣ не отказывая, ни въ чемъ себя не стѣсняя и не ограничивая и, подобно богачу евангельской притчи, «веселяся на вся дни свѣтло» (Лук. 16, 19).

Это — такъ называемое «розовое христіанство».

Слащавое и сентиментальное, исполненное духа мнимой «всепрощающей любви», лицемѣрно прикрывающей собою страсти сластолюбія или славолюбія, крѣпко привязанное къ удовольствіямъ и наслажденіямъ вѣка сего, къ радостямъ душевнымъ, выдаваемымъ за духовныя, оно появилось въ эпоху отступническаго гуманизма, какъ его родное дѣтище, и пышнымъ цвѣтомъ расцвѣло въ протестантизмѣ и сектантствѣ, а нынѣ и въ модернистическомъ «православіи», не желающемъ знать подвига, а стремящемся праздновать Воскресеніе, минуя Крестъ.

Это — самое опасное явленіе нашего времени, въ корнѣ подрывающее истинное христіанство, — явленіе едва ли не гораздо болѣе опасное, чѣмъ всѣ ереси древнихъ и новыхъ временъ, ибо ложь его часто искусно прикрыта, тонка и неуловима и не для всѣхъ ясна и очевидна. А въ то же время, какъ льститъ она испорченному сердцу человѣка, внушая ему легкость спасенія безъ всякихъ трудовъ и подвиговъ!

Это «розовое христіанство», легко уживающееся съ духомъ вѣка сего, съ міромъ симъ, во злѣ лежащимъ, особенно ярко выявляетъ себя въ столь модномъ теперь, такъ называемомъ «экуменическомъ движеніи», которое, не скрывая уже нынѣ, какъ раньше, своихъ истинныхъ цѣлей, стремится «стереть границы» между всѣми существующими въ настоящее время религіями и создать одну новую, общую для всѣхъ религію.

/с. 353/ Страшно сказать! На этотъ путь ниспроверженія истиннаго христіанства становятся въ наше время многіе весьма видные представители всѣхъ почти помѣстныхъ православныхъ церквей, тѣмъ самымъ ярко обнаруживая духъ Отступленія, начинающій въ нихъ господствовать.

Да! скажутъ нѣкоторые, не дающіе себѣ труда вникать, какъ слѣдуетъ, въ подлинное евангельское ученіе, не считающіеся съ авторитетомъ великихъ Отцевъ Церкви, исполнителей и истолкователей Божественнаго слова, — но развѣ христіанство не есть религія самой возвышенной любви, самой высокой и чистой радости? зачѣмъ же представлять христіанство въ такомъ мрачномъ видѣ, какъ несеніе креста? зачѣмъ говорить все время о скорбяхъ и страданіяхъ?

Несомнѣнно: высшая евангельская заповѣдь — это заповѣдь о любви — о любви къ Богу и о любви къ ближнимъ (Матѳ. 22, 36-40). И тотъ, кто дѣйствительно, а не лицемѣрно, всѣмъ своимъ сердцемъ, исполняетъ эту заповѣдь, тотъ вкушаетъ самую высокую и чистую радость, съ которой не могутъ сравниться никакія земныя, тлѣнныя радости. И эта радость будетъ продолжаться — вѣчно — нескончаемые вѣки, по слову Господа: «Возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возметъ отъ васъ» (Іоан. 16, 22).

Въ этой совершенной радости (Іоан. 17, 13) и будетъ состоять то вѣчное блаженство, котораго удостоятся всѣ истинные послѣдователи Христовы въ будущей жизни.

Это — радость Воскресенія.

Но эта радость, какъ объ этомъ ясно свидѣтельствуетъ слово Божіе, невозможна безъ креста. Всѣ мы, «людіе обновленія», сыны и дщери обновленнаго во Христѣ человѣчества, если хотимъ себѣ вѣчнаго блаженства, должны идти путемъ нашего новаго родоначальника — «Новаго Адама» (1 Коринѳ. 15, 22-45) — путемъ креста. Какъ Христу надлежало «много пострадать» (Марк. 9, 12; Лук. 17, 25), прежде чѣмъ «внити въ славу Свою» (Лук. 24, 26), такъ и намъ надо брать примѣръ съ Него, ибо «Христосъ пострада по насъ, намъ оставль образъ, да послѣдуемъ стопамъ Его» (1 Петр. 2, 21). И мы должны страдать, идя путемъ «узкимъ и тѣснымъ» (Матѳ. 7, 13-14), если желаемъ войти въ славу Его. Какъ Христосъ несъ /с. 354/ крестъ, ради насъ, такъ и мы, каждый изъ насъ долженъ нести «крестъ свой», ради Него и во Имя Его.

Къ такому «сшествію» со Христомъ и «сораспятію» съ Нимъ и призываетъ насъ св. Церковь: «Пріидите убо и мы, очищенными смыслы, сшествуимъ Ему, и сраспнемся, и умертвимся Его ради житейскимъ сластемъ, да и оживемъ съ Нимъ», дабы наслѣдовать «Горній Іерусалимъ — Царство Небесное» (стихира Вел. Понед. на хвалитехъ).

Нигдѣ въ Словѣ Божіемъ мы не находимъ ученія о томъ, что христіане будутъ наслаждаться благоденственнымъ и мирнымъ житіемъ здѣсь на землѣ, а наоборотъ: вездѣ и постоянно говорится объ ожидающихъ христіанъ на землѣ скорбяхъ и страданіяхъ. Земля эта, обреченная, по ученію Слова Божія, на сожженіе огнемъ (2 Петр. 3, 10), есть мѣсто нашего временнаго пребыванія, гдѣ мы несемъ епитимію за грѣхи наши, а потому не къ лицу намъ здѣсь предаваться утѣхамъ и наслажденіямъ. Утѣхи и радости, если и бываютъ у насъ здѣсь, то только мимолетныя, посылаемыя намъ Богомъ для того, чтобы мы не унывали и не падали духомъ.

Самъ Христосъ-Спаситель, какъ мы это видимъ въ Евангеліи, ничего въ этой жизни не обѣщалъ Своимъ послѣдователямъ, кромѣ скорбей и страданій, увѣщевая быть мужественными въ терпѣніи и перенесеніи ихъ и обѣщая за это великую награду въ будущей жизни — «на небесѣхъ».

«Мните ли, яко миръ пріидохъ дати на землю?» — говорилъ Онъ: «Ни, глаголю вамъ, но раздѣленіе» (Лук. 12, 51). «Не мните, яко пріидохъ воврещи миръ на землю: не пріидохъ воврещи миръ, но мечъ» (Матѳ. 10, 34).

«Въ мірѣ скорбни будете», предрекъ Господь Своимъ ученикамъ на Тайной Вечери: «но дерзайте, яко Азъ побѣдихъ міръ» (Іоан. 16, 33).

То же самое проповѣдывали и вѣрные ученики Господа — Апостолы Христовы, уча «яко многими скорбьми подобаетъ намъ внити въ Царствіе Божіе» (Дѣян. 14, 22) и что «вси хотящіи благочестно жити о Христѣ Іисусѣ, гоними будутъ» (2 Тим. 3, 12).

И замѣчательно, что именно въ этихъ скорбяхъ и гоненіяхъ и указана Самимъ Господомъ высшая степень ожидающаго христіанъ блаженства: «Блажени /с. 355/ изгнани правды ради, яко тѣхъ есть Царствіе Небесное. Блажени есте, егда поносятъ вамъ и ижденутъ, и рекуть всякъ золъ глаголъ на вы лжуще Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесѣхъ» (Матѳ 5, 10-12).

И наоборотъ: рѣшительно осудилъ Господь тѣхъ, которые въ этой жизни будутъ избѣгать скорбей и искать однѣхъ радостей и утѣшеній:

«Горе вамъ богатымъ, яко отстоите утѣшенія вашего. Горе вамъ, насыщенніи нынѣ, яко взалчете. Горе вамъ смѣющимся нынѣ, яко возрыдаете и восплачете. Горе, егда добрѣ рекутъ вамъ вси человѣцы» (Лук. 6, 24-26).

Самая исторія Церкви краснорѣчиво свидѣтельствуетъ намъ, что вѣра Христова распространилась на землѣ лишь благодаря скорбямъ и злостраданіямъ первыхъ послѣдователей Христовыхъ, ибо на чемъ основана Св. Церковь, какъ не на крови св. мучениковъ? Ибо кровь мученическая и была, по выраженію одного изъ христіанскихъ апологетовъ, «сѣменемъ христіанства».

И всѣ, желавшіе стать истинными христіанами, всегда избирали для себя путь скорбей и страданій — путь «добровольнаго мученичества», каковы, напримѣръ, «преподобные», прославляемые св. Церковью.

«Невозможно приблизиться къ Богу безъ скорби», говоритъ одинъ изъ нихъ — преподобный Исаакъ Сиріанинъ: «Путь Божій есть ежедневный крестъ. Никто не восходить на небо, живя прохладно» (Твор. стр. 90, 158). «Тѣмъ и отличаются сыны Божіи отъ прочихъ, что живутъ они въ скорбяхъ, а міръ гордится роскошью и покоемъ» (стр. 161).

Итакъ, ясно, что христіанство есть крестоношеніе. Кто думаетъ иначе, кто желаетъ жить на землѣ весело и привольно, тотъ идетъ путемъ не Христовымъ, а Антихристовымъ, ибо, по ученію св. Церкви, не Христосъ, а Антихристъ обѣщаетъ людямъ «благоденственное и мирное житіе» здѣсь на землѣ и будетъ прельщать ихъ, привлекая къ себѣ всевозможными земными благами.

Но такое понятіе о христіанствѣ отнюдь не есть «пессимизмъ». Какъ Крестъ Христовъ привелъ къ великой, неизреченной, свѣтлой радости Воскресенія, такъ и несеніе «креста своего» каждымъ изъ насъ приводитъ туда же — къ воскресенію изъ мертвыхъ и вѣчной нескончаемой радости въ Царствѣ Славы, уготованномъ /с. 356/ намъ Воскресшимъ Господомъ — къ вѣчному блаженству.

«Око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша, яже уготова Богъ любящимъ Его» (1 Коринѳ. 2, 9).

Развѣ можетъ быть на свѣтѣ что-нибудь выше, прекраснѣе и вожделѣннѣе этого? А главное, какъ свидѣтельствуетъ опытъ святыхъ, предначатки этого блаженства начинаетъ испытывать человѣкъ еще въ этой земной жизни, въ самыхъ скорбяхъ и злостраданіяхъ своихъ, когда благодушно и безропотно переноситъ ихъ за Христа.

Переживаемый нами нынѣ Великій Постъ, который приводитъ насъ къ свѣтлому празднованію Воскресенія Христова, когда какъ бы нѣкая завѣса пріоткрываетъ отчасти намъ эту дивную тайну ожидающаго насъ вѣчнаго блаженства, и есть не что иное, какъ сѵмволъ всего теченія истинно-христіанской жизни. Вмѣстѣ съ тѣмъ, онъ есть и ежегодное упражненіе въ подвигѣ воздержанія и несенія связанныхъ съ этимъ подвигомъ скорбей и злостраданій, безъ какового подвига нѣтъ и истинно-христіанской жизни. Этотъ постъ есть и живое каждогоднее напоминаніе намъ, какъ долженъ жить и подвизаться истинный христіанинъ и какова конечная цѣль его жизни, къ коей долженъ онъ стремиться.

А Крестъ Господень, выносимый для поклоненія въ серединѣ этого постнаго подвига, долженъ напоминать намъ о неразрывно связанной съ нимъ радости Воскресенія и утѣшать насъ въ переживаемыхъ нами скорбяхъ столь обнадеживающей насъ мыслью св. Апостола, что «нынѣшнія временныя страданія ничего не стóятъ въ сравненіи съ тою славою, которая откроется въ насъ» (Римл. 8, 18) — съ тѣмъ вѣчнымъ нескончаемымъ блаженствомъ, съ той вѣчной нетлѣнной Пасхой, которую мы сподобимся праздновать въ «невечернѣмъ дни Царствія Христова», если не будемъ искать въ этой земной жизни утѣхъ и наслажденій, а станемъ смиренно нести «крестъ свой» по заповѣди Христовой.

Источникъ: Архіепископъ Аверкій. Современность въ свѣтѣ слова Божія. — Къ 25-лѣтію служенія въ Америкѣ въ Св. Троицкомъ монастырѣ. — Слова и рѣчи. Томъ I. 1951-1960 г.г.. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1975. — С. 348-356.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.