Церковный календарь
Новости


2017-09-25 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 6-я (1993)
2017-09-25 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 5-я (1993)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 4-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 3-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 2-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 1-я (1961)
2017-09-24 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Разсказъ блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ (1991)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь къ новорукоположенному іерею (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь въ день празднованія 50-лѣтія шт. Калифорнія (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь, сказан. въ каѳедр. соборѣ въ Санъ-Франциско (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе къ новопоставленному іерею (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложеніе Аляскинскому духовному правленію (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Отвѣтъ ген. агенту по народн. образованію (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово въ недѣлю 17-ю по Пятьдесятницѣ (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Бесѣда въ день св. равноап. кн. Владиміра (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь при вступленіи въ Ситхинскій соборъ (1986)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 25 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.

Духовные писатели Русскаго Зарубежья

Е. Е. Алферьевъ († 1986 г.)

Алферьевъ Евгеній Евлампіевичъ († 1986 г.), церковный историкъ, церковно-общественный дѣятель. Родился 2 (15) октября 1908 г. въ Санктъ-Петербургѣ въ дворянской семьѣ. Началъ обученіе въ Царскосельской гимназіи, но изъ-за захвата власти большевиками былъ вынужденъ выѣхать съ семьей на Дальній Востокъ. Въ Харбинѣ (Маньчжурія) духовно окормлялся у прот. Іоанна Сторожева († 1927 г.), отслужившаго послѣднюю обѣдницу въ Ипатьевскомъ домѣ въ Екатеринбургѣ, за которой молились Царственные Мученики (іюль 1918 г.). Окончилъ классическую гимназію въ Харбинѣ (1925), Электромеханическій институтъ въ Парижѣ (1927) и Гренобльскій университетъ (1928). Состоялъ членомъ ряда русскихъ патріотическихъ организацій и объединеній. Работалъ инженеромъ въ Парижѣ, во Французской Гвинеѣ, въ Китаѣ, Испаніи, Швейцаріи, а съ 1964 г. въ США, гдѣ служилъ въ ООН. Въ 1970 г. былъ приглашенъ на должность декана Свято-Троицкой духовной семинаріи въ г. Джорданвилль (США). Занимался педагогической дѣятельностью въ качествѣ профессора семинаріи и совмѣстно со своимъ старшимъ сыномъ Василіемъ строительствомъ зданія семинаріи. Въ 1974 г. въ типографіи преп. Іова Почаевскаго подъ редакціей Алферьева вышла знаменитая книга «Письма Царской Семьи изъ заточенія», включавшая въ свой составъ 227 писемъ, написанныхъ Царственными Мучениками послѣ Ихъ ареста 8 (21) марта 1917 г. Тогда же родилась мысль написать правдивую книгу о Царѣ-Мученикѣ — «Императоръ Николай II какъ человѣкъ сильной воли». Книга увидѣла свѣтъ въ 1983 г. Скончался 17 февраля (2 марта) 1986 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія Е. Е. Алферьева

Е. Е. Алферьевъ († 1986 г.)
Императоръ Николай II какъ человѣкъ сильной воли.
Матеріалы для составленія Житія Св. Благочестивѣйшаго Царя-Мученика Николая, Великаго Страстотерпца.

Глава XIX.
[Катастрофа на фронтѣ въ 1915 году. Самоотверженное принятіе на Себя Императоромъ Николаемъ II Верховнаго Командованія вопреки всеобщему мнѣнію и неоправданнымъ опасеніямъ. Быстрое возстановленіе военнаго положенія. Россія на порогѣ побѣды въ февралѣ 1917 года.]

Въ августѣ 1915 года, въ началѣ второго года войны, военное положение Россіи стало почти катастрофическимъ. За этотъ годъ русская армія потеряла свыше 4 милліоновъ убитыми и ранеными и болѣе полутора милліона плѣнными [2]. Эти потери были вызваны преждевременнымъ вторженіемъ русскихъ войскъ въ первые мѣсяцы войны въ Восточную Пруссію, ради спасенія Парижа и Франціи; недостаткомъ снарядовъ и другого боевого снаряженія; огромной убылью перволинейныхъ кадровъ въ первые полгода при наступленіи; и ошибками Верховнаго Командованія. Послѣ блестящихъ первоначальныхъ побѣдъ, въ особенности противъ Австро-Венгріи, началось всеобщее отступленіе. На галиційскомъ фронтѣ, 21 мая была оставлена австрійская крѣпость Перемышль, тріумфальное взятіе которой еще было свѣжо въ памяти у всѣхъ. 9 іюня австро-венгерскія войска заняли Львовъ, Столицу Восточной Галиціи, гдѣ всего за два мѣсяца передъ тѣмъ торжественно праздновали пріѣздъ Государя. Военныя событія какого-нибудь одного мѣсяца уничтожили плоды борьбы, тянувшейся три четверти года. Вѣсти съ фронта, одна трагичнѣе другой, распространялись въ столицахъ. На Сѣверномъ фронтѣ, 22 іюля была оставлена Варшава. Была объявлена спѣшная эвакуація Риги. Австро-венгры угрожали Кіеву. Не было видно рубежа, на которомъ армія могла бы задержаться.

Одновременно съ тяжелымъ кризисомъ на фронтѣ все болѣе и болѣе обострялось положеніе въ тылу. Съ самаго начала войны Ставка Верховнаго Главнокомандующаго Вел. Кн. Николая Николаевича постоянно вмѣшивалась въ дѣла гражданскаго вѣдомства, что вызывало недоразумѣнія съ Совѣтомъ Министровъ и создавало хаосъ въ управленіи страной. Съ распространеніемъ театра военныхъ дѣйствій на всю западную часть Россіи, двоевластіе между Ставкой и Совѣтомъ Министровъ стало совершенно непереносимымъ. Возникли даже толки, что роль Великаго Князя порождаетъ «бонапартовскія настроенія», такъ какъ въ своихъ обращеніяхъ къ арміи и обществу онъ сталъ принимать тонъ, который приличествуетъ только Монарху. Такимъ образомъ, существующее двоевластіе Ставки и Совѣта Министровъ необходимо было срочно устранить, причемъ перемѣны должны были быть произведены въ самой Ставкѣ.

Вотъ при какихъ обстоятельствахъ Государь Императоръ принялъ на Себя Верховное Командованіе. Это чрезвычайно важное рѣшеніе, отъ котораго зависѣли дальнѣйшій ходъ войны и даже судьба Россіи, было Имъ принято не только совершенно самостоятельно, безъ какого-либо давленія или какихъ-либо вліяній, не только безъ всякой поддержки съ чей бы то ни было стороны, но, напротивъ, вопреки всеобщему мнѣнію и многочисленнымъ попыткамъ заставить Его Величество отказаться отъ этого шага. «Среди министровъ въ правительствѣ и "народныхъ избранниковъ" въ Думѣ, — пишетъ одинъ изъ новѣйшихъ изслѣдователей [3], — настало непонятное на первый взглядъ паническое возмущеніе по поводу царскаго рѣшенія. Министры Сазоновъ, Кривошеинъ, Харитоновъ, Щербатовъ, Самаринъ и даже военный министръ ген. Поливановъ подняли настоящій штурмъ, осуждая рѣшеніе Государя стать во главѣ дѣйствующей арміи. На засѣданіяхъ Совѣта Министровъ, послѣдовавшихъ одно за другимъ, царило поистинѣ паническое смятеніе умовъ, предсказывалась катастрофа Россіи, взрывъ ''порохового погреба," революціонный пожаръ и даже гибель монархіи. Генералъ Поливановъ пошелъ такъ далеко, что сталъ открыто выражать свое мнѣніе о неспособности Государя въ военно-стратегической области, въ которую Государь и не вмѣшивался».

Министръ иностранныхъ дѣлъ Сазоновъ назвалъ рѣшеніе Государя «ужасомъ», дѣломъ «опаснымъ» и «пагубнымъ». «Въ какую бездну толкается Россія!» воскликнуть онъ, заканчивая патетически свою рѣчь.

Министръ внутреннихъ дѣлъ кн. Щербатовъ предвидѣлъ даже на фронтѣ настоящій бунтъ... Онъ почти отказывался отъ ответственности за безопасность Царя и Его Семьи въ Царскомъ Селѣ.

Министръ Харитоновъ сомнѣвался въ томъ, что «Вел. Кн. Николай Николаевичъ захочетъ добровольно уступить свое мѣсто Царю». Иными словами, онъ «считалъ возможнымъ бунтъ Его Высочества въ арміи противъ своего Царя».

Министръ Кривошеинъ потерялъ очевидно окончательно интуицію монархиста и вдумчиваго человѣка. «Ставится ребромъ судьба Россіи и всего міра. Надо протестовать, умолять, настаивать, просить..., чтобы удержать Его Величества отъ безповоротнаго шага. Ставится вопросъ о судьбѣ Династіи, о самомъ тронѣ, наносится ударъ монархической идеѣ» — истерично кричалъ министръ, не имѣвшій повидимому уже давно никакого понятія о самой главной сути монархической идеи.

Самаринъ «ждалъ грозныхъ послѣдствій отъ перемѣны верховнаго командованія». «Достаточно одной искры, чтобы вспыхнулъ пожарь. Вступленіе Государя въ предводительство арміей явится уже не искрой, а цѣлой свѣчой, брошенной въ пороховой погребъ».

Не менѣе позорнымъ было поведеніе въ эти историческіе дни председателя Государственной Думы Родзянко — одного изъ главныхъ зачинщиковъ и будущаго возглавителя февральской смуты и бунта въ 1917 году. Узнавъ о предстоящей перемѣнѣ, онъ немедленно отправился въ Царское Село, просилъ срочной аудіенціи, въ ходѣ которой назойливо старался убѣдить Государя отказаться отъ намѣренія стать во главѣ арміи.

«Мое рѣшеніе безповоротно», — подчеркнуто твердо отвѣтилъ Государь.

Жалкое правительство все же рѣшилось послать Государю коллективное письмо, которое заканчивалось словами: «Находясь въ такихъ условіяхъ, мы теряемъ вѣру и возможность съ сознаніемъ пользы служить Вамъ и Родинѣ».

Это письмо-ультиматумъ, содержащее угрозу отказа отъ служенія своему Государю, не подписали только премьеръ-министръ И. Л. Горемыкинъ и министръ юстиціи А. А. Хвостовъ. Горемыкинъ въ своемъ заявленіи сказалъ: «Я человѣкъ старой школы, для меня Высочайшее повелѣніе — законъ. Когда на фронтѣ катастрофа, Его Величество считаетъ священной обязанностью Русскаго Царя быть среди войскъ и съ ними либо побѣдить, либо погибнуть. Вы никакими доводами не уговорите Государя отказаться отъ задуманнаго имъ шага. Въ данномъ рѣшеніи не играютъ никакой роли ни интриги, ни чьи-либо вліянія. Остается склониться передъ волей нашего Царя и помогать Ему» [4].

И далѣе: «Въ моей совѣсти — Государь Императоръ — Помазанникъ Божій, носитель верховной власти. Онъ олицетворяетъ Собою Россію. Ему 47 лѣтъ. Онъ царствуетъ и распоряжается судьбами русскаго народа не со вчерашняго дня. Когда воля такого человѣка опредѣлилась и путь дѣйствій принять, вѣрноподданные должны подчиниться, каковы бы ни были послѣдствія. А тамъ дальше — Божья воля. Такъ я думаю и въ этомъ сознаніи умру» [5].

Изъ сановныхъ людей вокругъ Царскаго Трона остался лишь одинъ монархистъ по уму, сердцу и интуиціи. Только премьеръ-министръ И. Л. Горемыкинъ понималъ высоту отвѣтственности своего Царя, Его мужество и пониманіе тяжести создавшагося положенія на фронтѣ и въ тылу. Принятие Государемъ на Себя Верховнаго Командованія было, дѣйствительно, единственнымъ выходомъ, чтобы вывести Россію на путь спасенія и побѣды.

Стоитъ ли упоминать о томъ, какія рѣчи и выступленія слышались въ Государственной Думѣ (или «говорилкѣ», какъ ее мѣтко прозвали въ народѣ), какъ распоясалась пресса, не только лѣвая, но и «правая», какую позицію заняла интеллигенция и каково было поведеніе пресловутой «общественности».

Есть русская поговорка «одинъ въ полѣ не воинъ», и есть мужественный девизъ Виленскаго Военнаго Училища: «и одинъ въ полѣ воинъ». Въ этотъ историческій моментъ Государь послѣдовалъ этому героическому девизу: Онъ, дѣйствительно, выступилъ одинъ противъ всѣхъ.

«Императоръ Николай II, — пишетъ современный историкъ, — долженъ былъ обладать большой силой воли, недюжинной твердостью характера и весьма широкимъ кругозоромъ вождя, чтобы остаться непоколебимымъ въ своемъ судьбоносномъ рѣшеніи и смѣло принять вызовъ и внѣшнихъ враговъ и внутреннихъ, въ томъ числѣ немощныхъ людей своего окруженія» [6].

Какъ показали послѣдующія событія, вопреки всѣмъ предсказаніямъ, опасеніямъ и запугиваніямъ, рѣшеніе Государя было совершенно правильнымъ и привело къ блестящимъ результатамъ причемъ выявилась не только во всей полнотѣ твердость характера Государя, но и Его глубокая умственная проницательность.

Въ арміи принятіе Государемъ Верховнаго Командования было принято восторженно. Трудное наслѣдіе досталось Государю, когда Онъ прибылъ въ Ставку 23-го августа. «Сего числа» — гласилъ Его приказъ — «Я принялъ на Себя предводительство всѣми сухопутными и морскими силами, находящимися на театрѣ военныхъ дѣйствій. Съ твердой вѣрой въ помощь Божію и съ непоколебимой увѣренностью въ конечной побѣдѣ будемъ исполнять нашъ святой долгъ защиты Родины до конца и не посрамимъ Земли Русской» [7].

Своимъ ближайшимъ помощникомъ — начальникомъ штаба — Государь избралъ ген. М. В. Алексѣева [8]; генераломъ-квартирмейстеромъ былъ назначенъ ген. А. Лукомскій, блестяще разработавшій планъ мобилизаціи, проведенный подъ его руководствомъ въ началѣ войны. Великій Князь Николай Николаевичъ и его сотрудники были переведены на Кавказскій фронтъ. Въ Совѣтѣ Министровъ были уволены въ отставку нѣсколько министровъ.

Самъ Государь былъ глубоко военнымъ человѣкомъ, горячо любившимъ армію и принимавшимъ близко къ сердцу ея нужды [9]. Онъ съ дѣтства получилъ прекрасное военное воспитаніе, затѣмъ прошелъ строевую службу во всѣхъ родахъ оружія и, наконецъ, получилъ среднее и широкое высшее военное образованіе. Ежегодно онъ участвовалъ въ военныхъ маневрахъ, всю жизнь интересовался военнымъ дѣломъ и пополнялъ свои знанія. Благодаря частнымъ смотрамъ и посѣщеніямъ всѣхъ частей огромной страны, Онъ отлично зналъ личный составъ арміи. У Государя не было боевого опыта, и Онъ никогда не командовалъ большими воинскими соединениями. Вотъ этотъ пробѣлъ и заполнялъ ген. Алексѣевъ. Но зато у Государя были два цѣннѣйшихъ для военачальника качества, которыхъ не было у Его помощника: Онъ обладалъ необыкновеннымъ самообладаніемъ и огромной способностью быстро и трезво оцѣнивать обстановку при любыхъ обстоятельствахъ. Одинъ изъ чиновъ Ставки свидѣтельствуетъ въ своихъ воспоминаніяхъ [10], что онъ много разъ видѣлъ ген. Алексѣева въ оперативной комнатѣ чрезвычайно растеряннымъ и панически настроеннымъ подъ вліяніемъ полученныхъ тревожныхъ извѣстій съ фронта, но послѣ доклада Его Величеству и непродолжительнаго обмѣна мнѣніями, ген. Алексѣевъ совершенно преображался и быстро принималъ необходимыя мѣры. Такое удачное взаимное дополненіе талантовъ Верховнаго Главнокомандующаго и Его начальника штаба [11] не замедлило привести къ благимъ результатамъ.

Уже черезъ три недѣли положеніе кореннымъ образомъ измѣнилось: наступленіе германо-австрійцевъ было остановлено, а черезъ короткое время русскія войска короткими ударами на отдѣльныхъ участкахъ фронта, сами перешли въ наступленіе.

Государь глубоко вѣрилъ въ Свой великій народъ и не ошибся. Своимъ присутствіемъ въ эпицентрѣ грандіозныхъ событій Онъ вернулъ Своей арміи духовную силу для борьбы съ внѣшнимъ врагомъ. Та же духовная сила захватила и народныя массы въ тылу, возродила вѣру въ побѣду и волю къ труду по вооруженію арміи.

Въ своей оцѣнкѣ происшедшихъ въ военномъ положеніи Россіи перемѣнъ, вскорѣ послѣ принятія Государемъ на Себя Верховнаго Командованія, англійскій военный министръ Винстонъ Черчилль пишетъ: «Мало эпизодовъ Великой Войны болѣе поразительныхъ, нежели воскрешеніе, перевооруженіе и возобновленное гигантское усиліе Россіи въ 1916 году. Къ лѣту 1916 г. Россія, которая 18 мѣсяцевъ передъ тѣмъ была почти безоружной [12], которая въ теченіе 1915 года пережила непрерывный рядъ страшныхъ пораженій, дѣйствительно, сумѣла, собственными усиліями и путемъ использованія средствъ союзниковъ, выставить въ полѣ — организовать, вооружить, снабдить — 60 армейскихъ корпусовъ [13], вмѣсто тѣхъ 35, съ которыми она начала войну» [14].

И этотъ необыкновенный успѣхъ принадлежалъ исключительно Императору Николаю II и былъ Его личной заслугой передъ Россіей.

Вотъ какую оцѣнку этой заслуги даетъ самый серьезный историкъ царствованія Царя-Мученика С. С. Ольденбургъ въ своемъ капитальномъ трудѣ, посвященномъ этой эпохѣ русской исторіи:

«Самымъ труднымъ и самымъ забытымъ подвигомъ Императора Николая II-го было то, что Онъ, при невѣроятно тяжелыхъ условіяхъ, довелъ Россію до порога побѣды: Его противники не дали ей переступить черезъ этотъ порогъ.

Борьба, которую Государю пришлось выдержать за самые послѣдніе мѣсяцы Своего царствованія, въ еще большей мѣрѣ, чѣмъ событія въ концѣ японской войны, напоминаютъ слова Посошкова о его державномъ предшественникѣ: «Пособниковъ по его желанію не много: онъ на гору аще и самъ десять тянетъ, а подъ гору милліоны тянуть...» [15].

Въ февралѣ 1917 года численность русской арміи превышала 8 милліоновъ бойцовъ. Военные склады, въ прифронтовой полосѣ и въ тылу, были завалены снарядами, пулеметами, винтовками, боеприпасами и всѣмъ необходимымъ боевымъ и другимъ воинскимъ снаряженіемъ. Армейская артиллерія была полностью укомплектована, а въ артиллерійскихъ паркахъ хранились огромные запасы орудій всѣхъ типовъ, въ томъ числѣ и наиболѣе тяжелыхъ. Въ теченіе зимняго затишья войска на фронтѣ отдохнули, прошли дополнительную подготовку къ наступательнымъ операціямъ для прорыва непріятельскаго фронта. Моральный духъ въ дѣйствующей арміи былъ отличенъ: всѣ сознавали собственную великую мощь, всѣ понимали, что наступаетъ решительный моментъ и близится конецъ войны. Весеннее наступленіе, намѣченное на апрѣль, должно было неминуемо полностью разгромить и раздавить врага, Россія, дѣйствительно, «стояла на порогѣ побѣды, которая должна была обезпечить ей славу, небывалый расцвѣтъ и міровое могущество, а русскому народу — миръ и благоденствіе на многіе годы» [16].

«...Девять лѣтъ понадобилось Петру Великому, чтобы Нарвскихъ побѣжденныхъ обратить въ Полтавскихъ побѣдителей. Послѣдній Верховный Главнокомандующій Императорской Арміи — Императоръ Николай II сдѣлалъ ту же великую работу за полтора года. Но работа Его была оцѣнена и врагами, и между Государемъ и Его Арміей и побѣдой "стала революція"», пишетъ ген. Н. А. Лохвицкій.

Но всего ярче о томъ же свидѣтельствуетъ Черчилль (бывшій въ моментъ революціи англійскимъ военнымъ министромъ), въ своей книгѣ о міровой войнѣ.

«Ни къ одной странѣ судьба не была такъ жестока, какъ къ Россіи. Ея корабль пошелъ ко дну, когда гавань была на виду. Она уже перетерпѣла бурю, когда все обрушилось, всѣ жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяніе и измѣна овладѣли властью, когда задача была уже выполнена. Долгія отступленія окончились; снарядный голодъ побѣжденъ; вооруженіе притекало широкимъ потокомъ; болѣе сильная, болѣе многочисленная, лучше снабженная армія сторожила огромный фронтъ; тыловые сборные пункты были переполнены людьми. Алексѣевъ руководилъ арміей и Колчакъ — флотомъ [17]. Кромѣ того, — никакихъ трудныхъ дѣйствій больше не требовалось: оставаться на посту; тяжелымъ грузомъ давить на широко растянувшіяся германскія линіи; удерживать, не проявляя особой активности, слабѣющія силы противника на своемъ фронтѣ; иными словами — держаться; вотъ все, что стояло между Россіей и плодами общей побѣды».

«...Въ мартѣ Царь былъ на престолѣ; Россійская имперія и русская армія держались, фронтъ былъ обезпеченъ и побѣда безспорна».

«Согласно поверхностной модѣ нашего времени, Царскій строй принято трактовать, какъ слѣпую, прогнившую, ни на что не способную тиранію. Но разборъ тридцати мѣсяцевъ войны съ Германіей и Австріей долженъ бы исправить эти легковѣсныя представленія. Силу Россійской имперіи мы можемъ измѣрить по ударамъ, которые она вытерпела, по бѣдствіямъ, которыя она пережила, по неисчерпаемымъ силамъ, которыя она развила, и по возстановленію силъ, на которое она оказалась способна».

«Въ управленіи государствами, когда творятся великія событія, вождь націи, кто бы онъ ни былъ, осуждается за неудачи и прославляется за успѣхи. Дѣло не въ томъ, кто продѣлываетъ работу, кто начертываетъ планъ борьбы; порицаніе или хвала за исходъ довлѣютъ тому, на комъ авторитетъ верховной отвѣтственности. Почему отказывать Николаю II-му въ этомъ суровомъ испытаніи?.. Бремя послѣднихъ рѣшеній лежало на Немъ. На вершинѣ, гдѣ событія превосходятъ разумѣніе человѣка, гдѣ все неисповѣдимо, давать отвѣты приходилось   Е м у.   Стрѣлкою компаса былъ Онъ. Воевать или не воевать? Наступать или отступать? Идти вправо или влѣво? Согласиться на демократизацію или держаться твердо? Уйти или устоять? Вотъ — поля сраженій Николая II-го. Почему не воздать Ему за это честь? Самоотверженный порывъ русскихъ армій, спасшій Парижъ въ 1914 году; преодолѣніе мучительнаго безснаряднаго отступленія; медленное возстановленіе силъ; брусиловскія побѣды; вступленіе Россіи въ кампанію 1917 года непобѣдимой, болѣе сильной, чѣмъ когда-либо; развѣ во всемъ этомъ не было Его доли? Несмотря на ошибки большія и страшныя [18], — тотъ строй, который въ немъ воплощался, которымъ Онъ руководилъ, которому Своими личными свойствами Онъ придавалъ жизненную искру — къ этому моменту выигралъ войну для Россіи».

«Вотъ Его сейчасъ сразятъ. Вмѣшивается темная рука, сначала облеченная безуміемъ. Царь сходить со сцены. Его и всѣхъ Его любящихъ предаютъ на страданіе и смерть. Его усилія преуменьшаютъ; Его дѣйствія осуждаютъ; Его память порочатъ... Остановитесь и скажите: кто же другой оказался пригоднымъ? Въ людяхъ талантливыхъ и смѣлыхъ; людяхъ честолюбивыхъ и гордыхъ духомъ; отважныхъ и властныхъ — недостатка не было. Но никто не сумѣлъ отвѣтить на тѣ нѣсколько простыхъ вопросовъ, отъ которыхъ зависѣла жизнь и слава Россіи. Держа побѣду уже въ рукахъ, она пала на землю, заживо, какъ древле Иродъ, пожираемая червями» [19].

Примѣчанія:
[1] Кромѣ того, это рѣшеніе Государя выявило цѣлый рядъ другихъ, чрезвычанно рѣдкихъ по своей духовной высотѣ, качествъ Его личности, о которыхъ будеть сказано ниже.
[2] С. С. Ольденбургъ, op. cit., стр. 561.
[3] В. Криворотовъ. «На страшномъ пути до Уральской Голгоѳы». Мадридъ, 1975. Стр. 8 и послѣд.
[4] Ibidem, стр. 7-12.
[5] С. С. Ольденбургъ, op. cit., стр. 560.
[6] В. Криворотовъ, op. cit., стр. 10-11.
[7] С. С. Ольденбургъ, op. cit., стр. 562.
[8] Бывшій начальникъ штаба Командующаго Западнымъ фронтомъ. Талантливый стратегъ, отличавшійся исключительной трудоспособностью. Пользовался полнымъ довѣріемъ Государя, но, будучи человѣкомъ лѣвыхъ убѣжденій, въ дни февральской смуты 1917 года предательски измѣнилъ Государю.
[9] Такъ, напримѣръ, послѣ Русско-японской войны, когда въ арміи было введено новое солдатское обмундированіе, Государь, находясь на отдыхѣ въ Крыму, самъ въ полномъ боевомъ солдатскомъ снаряжении новаго образца продѣлалъ въ пѣшемъ порядкѣ 20-верстный походъ, чтобы лично провѣрить, насколько оно удобно и не перетруждаетъ ли солдата средней физической силы.
[10] «Русская Лѣтопись», кн. I. Парижъ, 1921 г.
[11] Небезынтересно отмѣтить, что когда, послѣ революціи, ген. Алексѣевъ былъ назначенъ Временнымъ Правительствомъ на постъ Верховнаго Главнокомандующаго, онъ оказался совершенно неспособнымъ къ этой должности и черезъ два мѣсяца былъ смѣненъ. Точно такъ же, ген. Куропаткинъ, бывшій незамѣнимымъ начальникомъ штаба при знаменитомъ ген. Скобелевѣ («бѣломъ генералѣ») при покореніи Туркестана, проявилъ полную бездарность въ должности Главнокомандующаго въ Русско-японскую войну.
[12] Принеся, въ началѣ войны, цвѣтъ своей арміи въ жертву ради спасенія своей союзницы — Франціи.
[13] Т. е. 240 дивизій.
[14] Winston Churchill. The World Crisis. 1916-1918. Vol. 1. London, 1927.
[15] С. С. Ольденбургъ, op. cit., стр. 642.
[16] Е. Е. Алферьевъ, op. cit., стр. 29.
[17] Эта формулировка англійскаго автора совершенно не соотвѣтствуетъ дѣйствительности. Верховнымъ Главнокомандующимъ всѣми сухопутными и морскими вооруженньіми силами Россійской Имперіи былъ, начиная съ 23-го августа 1915 года, — какъ и сказано выше, — самъ Государь Императоръ; ген. Алексѣевъ занималъ должность Его Начальника Штаба, а адм. Колчакъ былъ командующимъ Черноморскимъ Флотомъ, составлявшимъ лишь незначительную часть Россіискихъ военно-морскихъ силъ.
[18] Какія ошибки? Иностранные авторы постоянно твердятъ объ «ошибкахъ большихъ и страшныхъ» императорскаго строя и его возглавителя — Носителя Верховной власти въ Императорской Россіи, но никто изъ нихъ никогда не указалъ, въ чемъ собственно состояли эти «ошибки» и «грѣхи».
[19] Wiston Churchill. op. cit., рр. 223-225.

Источникъ: Е. Е. Алферьевъ. Императоръ Николай II какъ человѣкъ сильной воли. Матеріалы для составленія Житія Св. Благочестивѣйшаго Царя-Мученика Николая, Великаго Страстотерпца. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій Монастырь, 1983. — С. 102-113.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.