Церковный календарь
Новости


2018-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 2-я (1922)
2018-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 1-я (1922)
2018-06-25 / russportal
И. А. Ильинъ. "О сопротивленіи злу силою". Глава 19-я (1925)
2018-06-25 / russportal
И. А. Ильинъ. "О сопротивленіи злу силою". Глава 18-я (1925)
2018-06-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 39-я (1922)
2018-06-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 38-я (1922)
2018-06-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 37-я (1922)
2018-06-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 36-я (1922)
2018-06-24 / russportal
Блаж. Августинъ Иппонійскій. "Исповѣдь". Книга 10-я (1914)
2018-06-24 / russportal
Блаж. Августинъ Иппонійскій. "Исповѣдь". Книга 9-я (1914)
2018-06-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинный постъ есть "злыхъ отчуждечіе" (1975)
2018-06-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Будемъ ли мы готовиться къ Вел. посту? (1975)
2018-06-23 / russportal
И. А. Ильинъ. "О сопротивленіи злу силою". Глава 17-я (1925)
2018-06-23 / russportal
И. А. Ильинъ. "О сопротивленіи злу силою". Глава 16-я (1925)
2018-06-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 35-я (1922)
2018-06-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 34-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 25 iюня 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архим. Амвросій (Погодинъ) († 2004 г.)
СВЯТОЙ МАРКЪ ЕФЕССКІЙ И ФЛОРЕНТІЙСКАЯ УНІЯ.

ГЛАВА V.
Обсужденіе догмата объ Исхожденіи Святаго Духа на Флорентійскомъ соборѣ. Трудъ св. Марка Ефесскаго, въ которомъ онъ собралъ изреченія изъ Св. Писанія, Дѣяній Вселенскихъ Соборовъ и Свв. Отцевъ, свидѣтельствующія о томъ, что Св. Духъ исходитъ только отъ Отеческой Ѵпостаси.

Со времени перемѣщенія переговоровъ между православными и римо-католиками по вопросу заключенія Уніи изъ Феррары во Флоренцію, наступаетъ рѣзкій переломъ, какъ въ отно/с. 183/шеніи латинянъ къ грекамъ, такъ и въ духовномъ состояніи самихъ грековъ, переломъ, который, несмотря на видимость успѣха, привелъ всѣ переговоры къ трагическому безплодію и сдѣлалъ Флорентійскій Соборъ великимъ кладбищемъ тѣхъ надеждъ, которыя возлагалъ на него весь христіанскій міръ.

Феррара — это было мѣсто оказыванія почестей другъ другу: латинянами — грекамъ и, обратно, греками — латинянамъ; мѣсто общихъ трапезъ и богословскихъ преній, всегда исполненныхъ взаимнаго благожелательства, подчеркнуто уважительныхъ обращеній и искреннихъ надеждъ на достиженіе соглашенія. Флоренція — стала мѣстомъ, гдѣ, по выраженію св. Марка, латиняне сбросили свои маски въ отношеніи и даже въ обращеніи съ православными представителями. Крутой, безпощадный нажимъ со стороны латинянъ для достиженія Уніи, въ ихъ пониманіи этого слова — въ смыслѣ полнаго духовнаго порабощенія Православной Церкви — становится политикой Ватикана по отношенію къ грекамъ на Соборѣ во Флоренціи. Мы далѣе увидимъ, что греческіе представители будутъ предлагать латинянамъ извѣстныя компромиссныя опредѣленія догматическаго характера, содержащія извѣстную недоговоренность и возможность широкаго толкованія, на основаніи которыхъ они готовы будутъ заключить Унію съ Римомъ, но латиняне не желали и не пожелаютъ даже тѣхъ компромиссныхъ подходовъ. Латиняне требовали и будутъ требовать отъ грековъ полнаго принятія латинскаго ученія и полнаго административнаго подчиненія Ватикану (да и не только административнаго!), допуская лишь нѣкоторую самостоятельность въ области богослуженій и обрядовъ, да и то — ограниченную. На Соборѣ во Флоренціи латиняне добивались не соглашенія, а полной сдачи Православной Церкви; не столько возстановленія прежняго единства Церкви, сколько «безусловной капитуляціи» Восточной Церкви. Папа Евгеній IV былъ человѣкомъ исключительно сильнаго характера, умѣвшій подчинять себѣ и ломать оппозицію. Другіе дѣятели Ватикана, имена которыхъ мы встрѣчаемъ на Флорентійскомъ Соборѣ, также должны быть отнесены къ элитѣ церковной дипломатіи и богословія тогдашняго времени на Западѣ: напр., кардиналы Іуліанъ Цезарини и Николай Альбергати, испанскій богословъ — Іоаннъ Торквемада и знаменитый богословъ фра Іоаннъ Рагусскій и др. Говорить, что православные и латиняне вели переговоры на равныхъ началахъ, значитъ отступить отъ истины. Какъ мы уже представили это ранѣе, положеніе /с. 184/ православныхъ было очень тяжелымъ: измученные, страдающіе отъ лишеній, подвергающіеся различнымъ притѣсненіямъ, не имѣющіе средствъ для возвращенія на родину, которая была далеко, а главное — сознающіе, въ какомъ ужасномъ положеніи находится Византія, стоящая на краю гибели, и чувствующіе на себѣ отвѣтственность за Православіе, за свой народъ, за свое государство — они, отнюдь, не были въ равномъ положеніи съ латинянами, которые были у себя на родинѣ, въ полномъ изобиліи и въ политической безопасности и силѣ, и имѣли возможность предложить и, дѣйствительно, предлагали «купить» Православную Церковь за щедрую помощь и Государству Византійскому и самимъ греческимъ делегатамъ на Соборѣ, вплоть, наконецъ, до обѣщанія направить Крестовый походъ противъ турокъ, который пойдетъ черезъ Константинополь.

Подъ вліяніемъ всего этого, видимъ, что среди греческихъ представителей уже нѣтъ того единства, которое было прежде въ Феррарѣ, которое дѣлало ихъ сильными. Если до сего мы видѣли, что св. Маркъ Ефесскій все время пользовался цѣнной поддержкой ученаго Виссаріона, митрополита Никейскаго, а затѣмъ и Исидора, митрополита Кіевскаго и, мы видимъ, что самъ Императоръ всецѣло на сторонѣ борцовъ за Провославіе, такъ что греческая делегація представляетъ изъ себя одно могущественное, въ своемъ богословіи и богатствѣ традицій, цѣлое, — то, теперь, картина рѣзко мѣняется: единственнымъ борцомъ за Православіе остается св. Маркъ Ефесскій. Противъ него выступаютъ имѣющіе скоро стать кардиналами Латинской Церкви и предателями Православія тѣ же Виссаріонъ Никейскій и Исидоръ Кіевскій. Первый выступаетъ силой своей богословской и общей образованности, второй — энергіей и готовностыо идти на что угодно, лишь бы добиться Уніи съ Римомъ. Прежніе друзья и споборники, такимъ образомъ, становятся врагами не только его лично, но и самой драгоцѣнной Православной Вѣры, которая была ему дороже жизни. Императоръ, увидѣвшій, что Унія, въ которой онъ видѣлъ спасеніе для Имперіи, возможна только путемъ безконечныхъ уступокъ Ватикану, и рѣшившійся на этотъ путь, подвергаетъ св. Марка Ефесскаго, не признававшаго уступокъ, никакихъ компромиссовъ въ отношеніи Православной Вѣры, домашнему аресту и угрозамъ; св. Маркъ подвергается суду и постояннымъ оскорбленіямъ; ему не позволяется выступать съ рѣчью въ защиту Православія; въ своей борьбѣ онъ одинокъ; сочувствующіе ему — а такіе были — не смѣ/с. 185/ютъ открыто поддержать его, боясь латинянъ и Императора, который, какъ мы сказали, рѣшается во имя государственныхъ интересовъ пожертвовать Православіемъ и заключить безславную Унію. На поддержку Патріарха св. Маркъ не могъ разсчитывать, скорѣе — наоборотъ.

Можно сказать, что почти всѣ засѣданія на Флорентійскомъ Соборѣ были посвящены одному единственному вопросу: догмату объ исхожденіи Святаго Духа. По православному ученію, основывающемуся на словахъ Евангелія и изреченіяхъ Свв. Отцевъ, Святый Духъ исходитъ превѣчно только отъ Отца, отъ Котораго имѣетъ Свое бытіе, чрезъ Сына же Онъ является міру. По римо-католическому ученію, что и выражается прибавленіемъ въ Сѵмволѣ Вѣры — «Filioque», Св. Духъ исходитъ и имѣетъ Свое бытіе отъ Отца и отъ Сына вмѣстѣ, т. е. изъ двухъ Ѵпостасей, но при этомъ, какъ отъ одного Начала. Въ обсужденіи различія между этими ученіями о Виновникѣ (или Началѣ) Св. Духа — и происходили всѣ засѣданія, какъ между православными и римо-католиками, такъ и внутреннія засѣданія православныхъ и латинянъ въ отдѣльности другъ отъ друга. Можно сказать, что именно нежеланіе латинянъ изъять изъ Сѵмвола Вѣры внесенное ими прибавленіе «Filioque» и послужило, въ основномъ, камнемъ преткновенія для соединенія Церквей въ 1439 году.

Но уже пора возвратиться намъ къ продолженію послѣдовательнаго изложенія исторіи переговоровъ между православными и латинянами.

Когда греки прибыли во Флоренцію въ серединѣ февраля 1439 года, Патріархъ и особенно Императоръ были встрѣчены властями и народомъ съ необыкновенной почестью и необыкновенной помпой. 17-я сессія Собора (или 1-я во Флоренціи), происходившая во дворцѣ Папы, была открыта рѣчью кардинала Цезарини, послѣ которой Императоръ объявилъ, что греки готовы, идя на встрѣчу желанію Папы, не возбуждать въ данный моментъ вопроса о томъ, было ли допустимо или нѣтъ сдѣланное латинянами прибавленіе въ Символѣ, а готовы перейти на догматическую сторону вопроса.

По волѣ Папы, было рѣшено избрать делегатовъ, которые будутъ выступать съ рѣчами передъ прочими отцами Собора. Греки не желали публичныхъ дискуссій сего столь тонкаго догматическаго вопроса, но ихъ желаніе, на которомъ они, впрочемъ, и не настаивали, не было уважено.

/с. 186/ На 18-мъ засѣданіи, 2-го марта, выступали со стороны латинянъ — Іоаннъ Рагусскій, а со стороны грековъ — св. Маркъ Ефесскій. Іоаннъ Рагусскій пытался доказать, что Св. Духъ имѣетъ Свое бытіе отъ Сына, а посему слѣдуетъ говорить, что Онъ исходитъ отъ Сына. И для подтвержденія своего мнѣнія онъ сослался на св. Епифанія («Анкоратъ» гл. 73). Но св. Маркъ не принялъ этого доказательства и далъ иное толкованіе словамъ св. Епифанія, говоря, что выраженіе его, что Св. Духъ «ἐκ τοῦ Yἱοῦ» («отъ Сына») относится не къ понятію бытія Св. Духа, а къ понятію познанія о Св. Духѣ. Что же касается словъ: «Св. Духъ извѣстенъ только черезъ Отца и Сына — «παῤ οὗ ἐκπορεύεται καὶ παῤ οὗ λαμβάνει» («отъ Котораго исходитъ и отъ Котораго подается), то они должны пониматься именно въ томъ смыслѣ, что первое (т. е. исхожденіе) — относится къ Отцу, а второе (подача Св. Духа) — къ Сыну. При этомъ св. Маркъ сослался на слова св. Василія Великаго, говорящаго, что Св. Духъ исходитъ только отъ существа Отца. Но Іоаннъ Рагусскій привелъ мѣсто изъ Василія Великаго, которое онъ растолковалъ въ томъ смыслѣ, что Св. Духъ исходитъ отъ Сына.

Дискуссія объ этомъ продолжалась и на слѣдующемъ засѣданіи, 5-го марта. На этомъ засѣданіи св. Маркъ и Іоаннъ Рагусскій обсуждали два текста изъ св. Василія Великаго; именно — въ одномъ изъ нихъ (Sermo V contra Eunomium cap. 13), который. привелъ св. Маркъ, Василій Великій говоритъ, что — «Духъ Святый — «ἐξ аὐτоὗ» («отъ Отца»), «καὶ οὐχ ἑτέρωθεν» («И не — иначе»). Іоаннъ Рагусскій растолковалъ это мѣсто въ томъ смыслѣ, что св. Василій Великій хотѣлъ этимъ сказать, что Духъ Святый имѣетъ бытіе отъ существа Отца, а не отъ какого-нибудь иного тварнаго существа, но онъ не имѣлъ въ виду сказать, что Онъ имѣетъ бытіе исключительно изъ Ѵпостаси Отца. Со своей стороны, Іоаннъ Рагусскій привелъ иное мѣсто изъ Василія Великаго, говорящаго: «Итакъ, является ли необходимымъ, чтобы Духъ Святый, если Онъ — третіе въ достоинствѣ и по-числу, былъ бы также тождествененъ и естествомъ? — По достоинству Онъ идетъ за Сыномъ, Онъ имѣетъ «εἶναι ἐξ аὐτоῦ» («бытіе отъ Него). Но св. Маркъ Ефесскій растолковалъ это мѣсто въ смыслѣ, что Василій Великій сказалъ, что Св. Духъ — того же естества, что — и Сынъ, т. е. Онъ — «сосуществененъ» Сыну. Обсужденіе этого мѣста между св. Маркомъ Ефесскимъ и Іоанномъ Рагусскимъ заняло еще нѣсколько засѣданій. На одномъ изъ нихъ св. Маркъ выразилъ мысль, что представленный латинянами текстъ твореній св. Васи/с. 187/лія Великаго имѣетъ интерполяцію, внесенную защитниками ученія «Filioque», при этомъ онъ сослался на то, что подобные испорченные злоумышленниками тексты извѣстны — не только на Востокѣ, но и на Западѣ: такъ напр. папа Зосима привелъ африканскихъ епископовъ канонъ, на который онъ сослался, какъ на канонъ, вынесенный Первымъ Вселенскимъ Соборомъ, но который, въ дѣйствительности, не существовалъ. Затѣмъ, св. Маркъ Ефесскій привелъ иной текстъ изъ Василія Великаго, въ которомъ опредѣленно говорится, что св. Духъ исходитъ исключительно отъ Отца. Но Іоаннъ Рагусскій возразилъ на это, что въ томъ же самомъ мѣстѣ Василій Великій говоритъ, что Св. Духъ «зависитъ отъ Сына, что, по его толкованію, указываетъ на Сына, какъ на Виновника бытія Св. Духа. Послѣ сего Іоаннъ Рагусскій привелъ нѣкоторые тексты изъ Аѳанасія Великаго, которые всѣ съ успѣхомъ (по признанію самихъ латинянъ) были опровергнуты св. Маркомъ Ефесскимъ на 21-мъ засѣданіи Собора, 10 марта. Послѣ сего рѣчь вернулась къ уже приведеннымъ цитатамъ изъ св. Василія Великаго и св. Аѳанасія Великаго, подлинность которыхъ св. Маркъ оспаривалъ, ибо св. Маркъ хорошо зналъ, что помянутые свв. Отцы учили, что Св. Духъ исходитъ только отъ Отеческой Ѵпостаси (см. его трудъ, приведенный въ концѣ этой главы).

На 22-мъ засѣданіи Собора обсуждались все тѣ же тексты изъ Василія Великаго. На 23-мъ засѣданіи св. Маркъ привелъ слова Св. Писанія: Іоан. 15, 26; 1 Кор. 2, 12; слова Сѵмвола Вѣры, вынесеннаго на Второмъ Вселенскомъ Соборѣ, слова Кирилла Александрійскаго и блаженнаго Ѳеодорита, свидѣтельствующія, что Св. Духъ исходитъ исключительно отъ Отца. Закончилъ онъ свою рѣчь призывомъ къ латинянамъ — во имя общаго блага изъять изъ своего Сѵмвола прибавленіе «Filioque». Іоаннъ Рагусскій, въ отвѣтной рѣчи, призывалъ вернуться къ обсужденію словъ, взятыхъ изъ Василія Великаго, которыя уже обсуждались, безъ всякаго сдвига, въ теченіе нѣсколькихъ засѣданій. Но св. Маркъ, видя безплодность дальнѣйшаго обсужденія этого текста, отказался продолжать дискуссію по этому вопросу. О всѣхъ этихъ событіяхъ такъ кратко повѣствуетъ самъ Святитель: «Прибывъ туда (т. е. во Флоренцію), мы приступили къ преніямъ о догматѣ, въ которыхъ латиняне представляли изреченія, нѣкоторыя изъ какихъ-то апокрифическихъ и неизвѣстныхъ книгъ, а нѣкоторыя — изъ подложныхъ и испорченныхъ, въ которыя насильно было внесено ихъ собственное ученіе. Итакъ, я опять вступивъ съ ними въ борьбу и совершенно показавъ нелѣпость ихъ ученія и дока/с. 188/завъ, что профанаціоннымъ образомъ книги являются подложными, ничего не достигъ и никого не убѣдилъ, кромѣ того безполезно и безцѣльно потерялъ время. Ибо одни слова смѣнялись другими и рѣчь рождала рѣчь, какъ это — въ ихъ обыкновеніи; и ничѣмъ сколь-нибудь большимъ ихъ истина не доказала свою силу, хотя они много ради себя излили чернилъ и многословіями прикрывали ее, пока, наконецъ, снова потерявъ терпѣніе, какъ отъ того, что былъ измученъ присущей мнѣ немощью, такъ и отъ того, что видѣлъ безплодность (ихъ) словъ, я, какъ могъ, простеръ къ нимъ очень длинное слово, въ которомъ неопровержимыми свидетельствами я представилъ истину нашего догмата: что только отъ Отца, а не отъ Сына, исходитъ Духъ Святый; начавъ отъ евангельскихъ словъ, затѣмъ отъ Апостоловъ и послѣдовавшихъ имъ и дойдя даже до Третьяго Вселенскаго Собора, по порядку обрабатывая все изъ сказаннаго и суммируя и дѣлая выводъ, что находящійся въ распоряженіи матеріалъ доказываетъ, что вездѣ осуждается новшескій догматъ латинянъ. На этомъ я закончилъ къ нимъ рѣчь, рѣшивъ или больше не сходиться съ ними на собраніе или, по крайней мѣрѣ, молчать. Но они вызывали насъ, пріятно это намъ или нѣтъ, на возраженія противъ того, что было сказано (ими). И дѣлая это, въ то время какъ я по немощи отсутствовалъ, два послѣдующихъ засѣданія только они говорили, между тѣмъ какъ никто не взялъ на себя защиту; на первомъ засѣданіи они приводили слова своихъ Учителей, въ которыхъ говорилось, что Духъ Святый исходитъ отъ Сына такъ же, какъ и отъ Отца; на второмъ — то, что было мною сказано, они больше извращали, нежели опровергали нашихъ учителей, приводя противоположныя, какъ это имъ казалось, мнѣнія. Но такъ какъ я молчалъ и не видно было, чтобы кто-нибудь изъ нашихъ возражалъ имъ, какъ потому, что власти судили, что такъ — лучше, такъ и потому, что всѣ не рѣшались на борьбу и боялись, чтобы не впасть въ ссоры и не подвергнуться непріятностямъ, то они, наше молчаніе принимая за удачу, и какъ бы нѣкихъ бѣгущихъ призывая на борьбу, и такъ какъ никто изъ насъ не соглашался, апплодировали себѣ, какъ побѣдителямъ и какъ обладателямъ истины. Это же самое они намѣревались и всегда дѣлать, чтобы, разъ и навсегда приготовившись говорить противоположное на все то, что нами говорилось, затѣмъ приписывать себѣ побѣду» [1].

Созвучное послѣднимъ словамъ св. Марка читаемъ заявленіе Іоанна Рагусскаго въ началѣ 8-го засѣданія Собора во Флоренціи: «Я желалъ, чтобы Маркъ Ефесскій былъ съ нами на этомъ диспу/с. 189/тѣ, чтобы онъ выслушалъ разрѣшеніе своихъ словъ, но, повидимому, будучи побѣжденнымъ (ἡττηθεὶς ἀπέγνω), онъ отчаялся и посему не дерзнулъ говорить Собору» [2]. Этому созвучны и слова папы, который говоритъ Императору: «Намъ извѣстно, что Ефесянинъ отъ диспутовъ уклонялся, не будучи въ состояніи отвѣтить на тѣ вопросы, которые ему ставилъ фра Іоаннъ (Рагусскій)» [3].

Такимъ образомъ, св. Маркъ намъ ясно представилъ ту обстановку, въ которой происходили его пренія съ Іоанномъ Рагусскимъ. Видя безполезность дальнѣйшихъ убѣжденій и изысканій, а также явное попраніе и издѣвательство надъ Истиной, Святитель Маркъ рѣшилъ больше не говорить на явныхъ собраніяхъ. Если до этого момента Акты Собора полны словъ и рѣчей св. Марка Ефесскаго, то теперь его имя исчезаетъ совершенно и уже въ Актахъ Собора стоитъ неопредѣленное и безличное наименованіе — «Греки», какъ бы, съ уходомъ св. Марка, греческая делегація потеряла свое опредѣленное лицо и постепенно сводится на послушную Папѣ сѣрую массу.

Но вернемся къ продолженію нашего изложенія.

Латиняне, увидѣвъ, что греки — будь то даже молчаливая оппозиція — совершенно не пойдутъ на признаніе Бога Сына Началомъ Св. Духа, пошли на другой путь, хотя въ сущности дѣло оставалось тѣмъ же. Именно: Іоаннъ Рагусскій торжественно объявилъ отъ лица латинянъ, что Латинская Церковь признаетъ только одно Начало и только одного Виновника происхожденія Св. Духа. Это заявленіе удовлетворило большое число грековъ, которые увидѣли въ этомъ заявленіи возможность для соединенія съ латинянами. На самомъ же дѣлѣ, въ этомъ заявленіи, какъ увидимъ далѣе, крылась фальшь и не все было сказано. Но въ это время только двое почувствовали это изъ числа греческихъ представителей: св. Маркъ Ефесскій и Антоній Ираклійскій. Что касается Императора, то онъ ухватился за слова Іоанна Рагусскаго, чтобы заключить съ латинянами Унію, ибо въ тѣхъ словахъ — что латиняне признаютъ только одного Виновника бытія Св. Духа — казалась тождественность съ православнымъ пониманіемъ. Сторонники Уніи изъ числа греческихъ представителей представили на внутреннемъ засѣданіи грековъ письмо св. Максима Исповѣдника, который такъ говоритъ о пониманіи современными ему латинянами догмата объ исхожденіи Св. Духа: «Если они говорятъ, что Духъ происходитъ также и отъ Сына, то этимъ они, отнюдь, не претендуютъ сказать, что Сынъ является Причиной (αἰτία) Духа; ибо они признаютъ только одного Виновника Сына и Св. Духа, имен/с. 190/но — Отца». Послѣ оглашенія этого письма св. Максима Исповѣдника, греки рѣшили немедленно заключить съ латинянами Унію, если тѣ признаютъ какъ подлинность сего письма, такъ и то, что оно дѣйствительно выражаетъ ихъ ученіе о Св. Духѣ. Латиняне, не давъ прямого отвѣта грекамъ, потребовали новаго засѣданія, на что Императоръ далъ согласіе, но запретилъ св. Марку Ефесскому и Антонію Ираклійскому присутствовать на немъ, боясь ихъ открытаго противодѣйствія его планамъ осуществленія Уніи. На засѣданіи Іоаннъ Рагусскій не далъ рѣшительнаго отвѣта на вопросъ грековъ касательно письма святаго Максима Исповѣдника, но сказалъ, что, по ученію Латинской Церкви, Отецъ является единственнымъ Виновникомъ и Началомъ Св. Духа, но и Сынъ имѣетъ отъ Отца свойство «изводить» Св. Духа, и изводитъ Св. Духа не отъ Себя, но отъ Отца. Впрочемъ, Писаніе называетъ Св. Духа также и — «Духомъ Сына»; и то, что Онъ также подается чрезъ дуновеніе Сына, обозначаетъ также, что Онъ исходитъ и отъ Сына.

Этотъ отказъ латинянъ отвѣтить на прямо поставленный имъ вопросъ грековъ касательно письма св. Максима Исповѣдника, а затѣмъ послѣдующая фразировка ихъ ученія, показали грекамъ, что латиняне отнюдь не отказываются отъ своего ученія, что Св. Духъ по бытію исходитъ и отъ Сына въ томъ же пониманіи, какъ Онъ исходитъ отъ Отца, и что ихъ пониманіе «единаго Виновника» бытія Св. Духа совершенно противорѣчитъ пониманію догмата о Св. Духѣ у православныхъ. Св. Маркъ Ефесскій въ особомъ пространномъ трактатѣ, который будетъ приведенъ въ нашей книгѣ, доказалъ, что ученіе латинянъ объ исхожденіи Св. Духа отъ Отца и отъ Сына, какъ отъ единаго Виновника и единаго Начала, — является абсурдомъ.

Послѣдующая рѣчь Іоанна Рагусскаго послѣдовала на 25-мъ и послѣднемъ открытомъ засѣданіи Собора; она еще больше показала, что ученіе латинянъ объ Исхожденіи Св. Духа совершенно расходится съ ученіемъ о семъ предметѣ у православныхъ, и на лицо не недоговоронность, не выраженіе одного и того же, только въ различныхъ терминахъ, — а именно, глубокое различіе догматическаго ученія. Поскольку эта рѣчь заняла все засѣданіе, то греки и не могли бы ничего на нее сказать, такъ что Исидоръ Кіевскій замѣтилъ: «Если на аренѣ выступаетъ только одинъ борецъ, естественно — что онъ останется побѣдителемъ». Онъ присовокупилъ также, что греки тоже могли бы многое сказать. Увы, это были чуть ли не единственныя слова въ интересахъ Православія, которыя онъ произнесъ на Флорентійскомъ Соборѣ.

/с. 191/ Послѣ сего публичныя засѣданія прекратились, а въ наступившій краткій перерывъ особымъ комиссіямъ было поручено изучить тѣ рукописи, изъ которыхъ черпались цитаты изъ свв. Отцевъ, приводимыя какъ православными, такъ и латинянами, при обсужденіи догмата о Св. Духѣ.

Прежде чѣмъ мы перейдемъ къ дальнѣйшему изложенію исторіи Флорентійской Уніи, мы приведемъ здѣсь твореніе св. Марка Ефесскаго, которое, несомнѣнно, связано съ тѣмъ періодомъ, который мы изложили въ настоящей главѣ. Это твореніе: — «Собраніе цитатъ изъ Св. Писанія, Соборовъ и свв. Отцевъ, свидѣтельствующихъ о томъ, что Св. Духъ исходитъ только отъ Отца. Mgr. L. Petit [4] полагаетъ, что это сочиненіе было написано св. Маркомъ для Императора Іоанна какъ разъ въ тотъ періодъ, когда на засѣданіяхѣ Собора происходило разсмотрѣніе выдержекъ изъ свв. Отцевъ, говорящихъ объ исхожденіи Св. Духа. При этомъ монсиньеръ Пти ссылается на ученаго архимандрита Андроника Demetracopoulos’а, который свидѣтельствуетъ, что среди греческихъ рукописей Московской Сѵнодальной Библіотеки имѣются двѣ рукописи, озаглавленныя: «Собраніе изреченій, свидѣтельствующихъ, что только отъ Отца исходитъ Св. Духъ, но не — и отъ Сына, — данное Самодержцу и Боговѣнчанному Царю Палеологу, какъ это было заповѣдано его святымъ царскимъ саномъ». Это сочиненіе предваряется письмомъ къ Императору, заглавныя строки котораго сообщаетъ архимандритъ Андроникъ. Mgr. L. Petit считаетъ, что помянутое сочиненіе тождественно съ сочиненіемъ св. Марка, Ефесскаго (какъ это значится въ заглавіи рукописи), о которомъ мы сказали выше и которое сохранилось въ Миланской рукописи Codex Ambrosianus 653, fol. 26-33. Между тѣмъ, надо сказать, что монсиньеръ Л. Пти не обратилъ вниманія на тотъ фактъ, что въ заглавіи того сочиненія, о которомъ упоминаетъ архимандритъ Андроникъ Деметракопулосъ, во-первыхъ отсутствуетъ имя автора, лучше сказать — собирателя, сочиненія, а, во-вторыхъ, имя Императора не указано; но, какъ мы видимъ, очень часто при наименованіи императоровъ на нѣкоторыхъ офиціальныхъ документахъ, личное имя Императора не имѣетъ нужды упоминаться въ офиціальныхъ обращеніяхъ. Въ то время какъ имѣющееся общее наименованіе — «Царю Палеологу» — можетъ одинаково относиться къ любому изъ этого рода императоровъ. Однако, прилагаемое при семъ сочиненіи письмо автора Императору, первыя строки котораго намъ сообщаетъ архимандритъ Андроникъ, говоритъ намъ о томъ, которому изъ Палеологовъ это сочиненіе направляетея. Ибо /с. 192/ вначалѣ этого письма находимъ слѣдующія слова: «Богохраниме, Боговѣнчанне, чадо Константине, святый Царю... «Изъ сего явствуетъ, что это сочиненіе направляется, согласно распоряженію, Императору Константину IX, послѣднему Византійскому Василевсу, который вступилъ на престолъ послѣ своего брата — Іоанна VIII въ 1449 г., т. е. спустя 5 лѣтъ послѣ смерти св. Марка Ефесскаго. Кто же, тогда, является авторомъ помянутаго сочиненія, остается гадать. Во всякомъ случаѣ это — лицо духовнаго сана и высоко-почитаемое Императоромъ. Возможно, что это былъ св. Геннадій (въ міру Георгій Схоларій), который во время царствованія Константина Палеолога уже былъ монахомъ и принималъ видное участіе въ Соборѣ, бывшемъ въ храмѣ св. Софіи въ 1450 г., на которомъ было обсуждено ученія латинянъ, и въ первую очередь, ученіе объ исхожденіи Св. Духа отъ Отца и Сына.

Такимъ образомъ, сочиненіе св. Марка Ефесскаго: «Свидѣтельства объ исхожденіи Св. Духа только отъ Отеческой Ѵпостаси», находящееся въ помянутой Миланской рукописи, не слѣдуетъ отождествлять съ помянутыми рукописями Московской Сѵнодальной Библіотеки. Кромѣ того, сочиненіе св. Марка, находящееся въ Миланской рукописи, содержитъ цитаты, не всегда представленныя въ хронологическомъ порядкѣ, иногда онѣ не собраны по авторамъ ихъ (т. е. цитируемымъ свв Отцамъ), а иногда встрѣчаются повторенія одной и той же цитаты въ разныхъ мѣстахъ того же сочиненія. Врядъ ли, если бы это сочиненіе предназначалось для Императора, оно было бы представлено ему въ нѣсколько необработанномъ видѣ, тѣмъ болѣе, что мы имѣли уже возможность видѣть, хотя бы на примѣрѣ приведенныхъ выше трактатовъ св. Марка объ очистительномъ огнѣ, какъ тщателенъ былъ св. Маркъ въ своей работѣ. Скорѣе всего данное сочиненіе являлось трудомъ его, предназначеннымъ для себя и православныхъ представителей. То, что въ этомъ сочиненіи приводится гораздо больше цитатъ, нежели было приведено и изучалось на засѣданіяхъ Собора, быть можетъ, говоритъ за то, что эти цитаты были позднѣе почерпнуты св. Маркомъ; быть можетъ — какъ разъ при разсмотрѣніи въ комиссіи всѣхъ тѣхъ рукописей, которыми пользовались и которыя приводили представители Православной и Латинской Церквей.

Монсиньеръ Луи Пти опубликовалъ эту рукопись въ 17-мъ томѣ «Патрологіа Оріенталисъ», стр. 342-367, съ изданія котораго и дѣлается настоящій переводъ на русскій языкъ.


/с. 193/

СУММА ИЗРЕЧЕНІЙ О СВЯТОМЪ ДУХѢ, КОТОРЫЯ МЫ СОБРАЛИ, КАКЪ ИЗЪ ПРОРОКОВЪ И ЕВАНГЕЛІЙ, ТАКЪ И ИЗЪ АПОСТОЛОВЪ И СВЯТЫХЪ ОТЦЕВЪ, АВТОРИТЕТНО И ИСТИННО СВИДѢТЕЛЬСТВУЮЩИХЪ О ТОМЪ, ЧТО ДУХЪ СВЯТЫЙ ИСХОДИТЪ ТОЛЬКО ОТЪ ОТЦА, А НЕ — И ОТЪ СЫНА.

1. Давидъ говоритъ въ псалмѣ 32, ст. 6: «Словомъ Господнимъ небеса утвердишася и Духомъ устъ Его вся сила ихъ».

2. Въ псалмѣ 142, ст. 10: «Духъ Твой благій наставитъ мя на землю праву».

3. Въ псалмѣ 138, ст. 7: «Камо пойду отъ Духа Твоего, и отъ лица Твоего камо бѣжу?»

4. Въ псалмѣ 50, ст. 13: «И Духа Твоего Святаго не отъими отъ мене».

5. Въ псалмѣ 103, ст. 30: «Послеши Духа Твоего и созиждутся».

6. И Исаія (гл. 61, ст. 1): «Духъ Господень на Мнѣ, Егоже ради помаза Мя, благовѣстити нищимъ посла Мя, исцѣлити сокрушенныя сердцемъ, проповѣдати плѣнникомъ отпущеніе, и слѣпымъ прозрѣніе».

7. Изъ Евангелія отъ Матѳея (гл. 10, ст. 19): «Егда же предаютъ вы, не пецытеся, како или что возглаголете, дастбося вамъ въ той часъ, что возглаголете: не вы бо будете глаголющіи, но Духъ Отца вашего глаголяй въ васъ».

8. И немного далѣе (гл. 12, ст. 28): «Аще ли же Азъ о Дусѣ Божіи изгоню бѣсы, убо постиже на васъ Царствіе Божіе».

9. Изъ Евангелія отъ Луки (гл. 11, ст. 20): «Аще ли же о перстѣ Божіи изгоню бѣсы, убо постиже на васъ Царствіе Божіе».

10. Изъ Евангелія отъ Іоанна (гл. 14, ст. 16): «И Азъ умолю Отца и Иного Утѣшителя дастъ вамъ, да будетъ съ вами въ вѣкъ, Духъ истины».

11. И еще (ст. 26): «Утѣшитель же, Духъ Святый, Егоже послетъ Отецъ во имя Мое, Той вы научитъ всему, яже рѣхъ вамъ».

12. (гл. 15, 26): «Егда же пріидетъ Утѣшитель, Егоже Азъ послю вамъ отъ Отца, Духъ истины, Иже отъ Отца исходитъ, Той свидѣтельствуетъ о Мнѣ».

13. (гл. 16, ст. 7, 8): «Аще бо не иду Азъ, Утѣшитель не пріидетъ къ вамъ: аще ли же иду, послю Его къ вамъ. И пришедъ Онъ обличитъ міръ о грѣсѣ и о правдѣ и о судѣ».

14. (гл. 16, ст. 12, 13): «Еще много имамъ глаголати вамъ, но не можете носити нынѣ: егда же пріидетъ Онъ, Духъ истины, наставитъ вы на всяку истину: не отъ Себе бо глаголати имать, но елика аще услышитъ, глаголати имать, и грядущая возвѣститъ /с. 194/ вамъ. Онъ Мя прославитъ, яко отъ Моего пріиметь, и возвѣститъ вамъ».

15. (гл. 16): «Вся, елика имать Отецъ, Моя суть: сего ради рѣхъ, яко отъ Моего пріиметъ, и возвѣститъ вамъ».

16. Изъ Дѣяній, слова Апостола Петра (гл. 2, ст. 33): «Десницею убо Божіею вознесеся, и обѣтованіе Святаго Духа пріемъ отъ Отца, излія сіе, еже вы нынѣ видите и слышите».

17. Его же изъ Огласительнаго Слова къ его ученику Клименту: «Дабы ясно узрѣвъ, люди увѣровали во единаго Бога Отца, Вседержителя, и во Единороднаго Сына Его, прежде вѣковъ отъ Него неизреченно рожденнаго, и въ Духа Святаго, Который отъ Того же Отца несказанно исходитъ, — во единаго Бога, познаваемаго въ Тріехъ Ѵпостасяхъ, безначальнаго, нескончаемаго, вѣчнаго, присносущнаго [5].

18. Изъ Перваго Посланія къ Коринѳянамъ (гл. 2, ст. 10-12): «Намъ же Богъ открылъ есть Духомъ Своимъ: Духъ бо вся испытуетъ, и глубины Божія. Кто бо вѣсть отъ человѣкъ, яже въ человѣцѣ, точію духъ человѣка живущій въ немъ; такожде и Божія никтоже вѣсть, точію Духъ Божій. Мы же не духа міра сего пріяхомъ, но Духа Иже отъ Бога, да вѣмы яже отъ Бога дарованная намъ».

19. Изъ Посланія къ Римлянамъ (гл. 8, ст. 9-11): «Вы же нѣсте во плоти, но въ дусѣ, понеже Духъ Божій живетъ въ васъ. Аще же кто Духа Христова не имать, сей нѣсть Еговъ. Аще же Христосъ въ васъ, плоть убо мертва грѣха ради: духъ же живетъ правды ради. Аще ли же Духъ воскресившаго Іисуса отъ мертвыхъ живетъ въ васъ, воздвигій Христа изъ мертвыхъ, оживотворитъ и мертвенная тѣлеса ваша, живущимъ Духомъ Его въ васъ».

20. Изъ Посланія къ Галатамъ (гл. 4, ст. 6): «И понеже есте сынове, посла Богъ Духа Сына Своего въ сердца ваша, вопіюща: Авва Отче».

21. Изъ Посланія къ Титу (гл. 3, ст. 5, 6): «Спасе насъ банею пакибытія, и обновленія Духа Святаго, Егоже излія на насъ обильно Іисусомъ Христомъ Спасителемъ нашимъ».

22. Святаго Діонисія, изъ второй книги: «О Божествешыхъ именахъ»: «...и Духъ Истины, Который отъ Отца исходитъ» [6].

23. Изъ той же книги: «Но и Тѣ, Которые — пресущественнаго Божественнаго рода, не обращаются Другъ въ Друга; единый же Источникъ пресущественнаго Божества — Отецъ; такъ что ни Отецъ не станетъ Сыномъ, ни Сынъ — Отцемъ» [7].

/с. 195/

24. Изъ той же книги: «Затѣмъ изъ Священныхъ Писаній мы приняли, что Отецъ — Источникъ Божества; Сынъ же и Духъ — Божественнаго рода; Они, если такъ нужда сказать, — Отрасли богонасажденныя и какъ Цвѣты и пресущественные Свѣты. Какимъ же образомъ это имѣетъ мѣсто, — невозможно ни сказать, ни разумѣть» [8].

25. Его же, изъ книги: «О таинственномъ Богословіи», глава 3: «Какъ изъ невещественнаго и нераздѣльнаго Блага раждаются, происходящіе отъ сердца, Свѣты Благостыни» [9].

26. Святаго Аѳанасія, изъ перваго посланія къ Серапіону: « Ибо, какъ и Рожденное Единородное — Сынъ, такимъ же образомъ — и Духъ, Сыномъ даемый и посылаемый, и Онъ — одинъ, а не много, и не изъ многихъ одинъ, но — единственный Тотъ Духъ. Ибо, какъ одинъ — Сынъ, Живое Слово, такъ долженствуетъ быть и единая совершенная и полная, освящающая и просвѣщающая Жизнь, Которая является дѣйствіемъ Его и Даромъ, Который, говорится, отъ Отца исходитъ, поскольку отъ Слова, Которое исповѣдуется быть отъ Отца, Онъ возсіяваетъ и посылается и дается» [10].

27. Его же, изъ книги о Святомъ Духѣ: «Если бы они здраво мыслили о Сынѣ, здраво бы мыслили и о Духѣ, Который отъ Отца исходитъ, и, будучи свойственъ Сыну, отъ Него дается Ученикамъ и всѣмъ вѣрующимъ въ Него» [11].

28. Его же, изъ слова, котораго начало: «Вѣруемъ во Единаго Бога»: «Духъ Святый, будучи исходнымъ отъ Отца, всегда — въ рукахъ посылающаго Отца и носящаго — Сына» [12].

29. Его же, изъ 46-й главы трактата: «Объ общемъ естествѣ Отца и Сына и Святаго Духа»: — «Богъ — Начало всего, согласно Апостолу, говорящему: «Богъ Отецъ, отъ Негоже — вся»; ибо и Слово — отъ Него образомъ рожденія, и Духъ — отъ Него образомъ исхожденія» [13].

30. Перваго Вселенскаго Собора: «Первый Святый и Вселенскій Соборъ сіе отвѣтилъ сомнѣвающемуся философу, устами блаженнаго Леонтія Кесарійскаго: «Пріими единое Божество Отца, не-сказанно родившаго Сына, и Сына — рожденнаго отъ Него, и Святаго Духа — исходящаго отъ Того же Отца, свойственнаго же и Сыну, какъ говоритъ божественный Апостолъ: «Аще кто Духа Христова не имать, сей нѣсть Еговъ» [14].

31. Второго Вселенскаго Собора: «Но и Второй Соборъ, божественно вѣщая, догматизировалъ: «И въ Духа Святаго, Госпо/с. 196/да, Животворящаго, Иже отъ Отца исходящаго, Иже со Отцемъ и Сыномъ споклоняема, и сславима».

32. Святаго Василія, изъ книги противъ аріанъ и савелліанъ и евноміанъ: «Борется Іудейство съ Елленизмомъ»: «Итакъ, то, что мы сказали относительно Сына, что долженствуетъ исповѣдывать Его Лице, это же мы имѣемъ сказать и относительно Духа Святаго: ибо — не одно и то же Отецъ и Духъ на основаніи написаннаго: «Духъ есть Богъ», и, въ свою очередь, не одно — Лице Сына и Духа, на основаніи того, что говорится: «Аще же кто Духа Христова не имать, сей нѣсть Еговъ» [15].

33. И еще: «Ибо здѣсь (т. е. относительно пониманія Рим. 8. 9) нѣкоторые ошиблись, считая что Духъ и Христосъ — одно. Но что мы говоримъ (по поводу сего мѣста) ? — Что здѣсь является родственность естества, а не — смѣшеніе Лицъ; ибо Отецъ, имѣющій совершенное и самодовлѣющее бытіе, — Корень и Источникъ Сына и Духа» [16].

34. И еще: «Ибо только одинъ — истинно Духъ. Ибо, какъ многіе сыны (Божіи), единъ же — истинный Сынъ, такимь же образомъ, хотя и говорится, что все — отъ Бога, однако, собственно говоря, Сынъ — отъ Бога и Духъ — отъ Бога, поскольку и Сынъ отъ Отца исшелъ (ἐξῆλθε) и Духъ отъ Отца исхо-дитъ (ἐκπορεύεται); но Сынъ — отъ Отца образомъ рожденія, Духъ же — отъ Бога неизреченнымъ образомъ» [17].

35. И еще: «Съ Отцемъ я знаю Духа (и знаю), что Онъ не — Отецъ; и чрезъ Сына я принялъ (Его), но (не принялъ), что Онъ называется Сыномъ. Но разумѣю свойственность въ отношеніи Отца, поскольку Онъ отъ Отца исходитъ; свойственность же въ отношеніи Сына, поскольку слышу: «Аще кто Духа Христова не имать, сей нѣсть Еговъ» [18].

36. Егоже, къ брату его Григорію о различіи между существомъ и ѵпостасію: «Ибо Сынъ, чрезъ Котораго — все, и съ Которымъ Духъ Святый нераздѣльно разумѣется, есть отъ Отца. Ибо невозможно никому познать Сына, если онъ прежде не былъ просвѣщенъ Духомъ. Ибо, вотъ, Святый Духъ, отъ Котораго всякое подаяніе благъ истекаетъ, какъ изъ источника, на тварь, связанъ съ Сыномъ, и съ Нимъ неразрывно разумѣется и отъ Отца имѣетъ вину Своего бытія, отъ Котораго и исходитъ; Онъ имѣетъ сей отличительный знакъ личнаго ѵпостаснаго свойства: — познаваться послѣ Сына и вмѣстѣ съ Сыномъ и отъ Отца имѣть бытіе; Сынъ же, — являющій Духа, чрезъ Него и вмѣстѣ съ Нимъ происходящаго отъ Отца, — единый /с. 197/ единородный отъ Нерожденнаго Свѣта, насколько это относится къ личному ѵпостасному свойству знаковъ, не имѣетъ ничего общаго ни съ Отцемъ, ни съ Духомъ Святымъ, но единственный Онъ познается реченными знаками. Но Богъ (Отецъ), Который — надъ всѣмъ, единый имѣетъ особый нѣкій знакъ Своей Ѵпостаси: — быть Отцемъ и никого не имѣть Виновникомъ Своего бытія» [19].

37. Его же, изъ изложенія Вѣры, посланнаго для подписанія къ Евстафію Севастійскому: «Мы не говоримъ, что Духъ Святый — нерожденъ: ибо мы знаемъ одного только Нерожденнаго и единое Начало — Отца Господа нашего Іисуса Христа; не (говоримъ мы, что Духъ Святый) — рожденъ (ибо въ преданіи вѣры мы научены, что есть только Одинъ Рожденный); но мы научены, что Духъ Истины исходитъ отъ Отца, исповѣдуемъ, что Онъ имѣетъ бытіе отъ Бога, но не такимъ же образомъ, какъ тварь получила свое бытіе (ἀκτίστως)» [20].

38. Его же, изъ толкованія 32-го псалма: «Итакъ, какъ творческое Слово утвердило небеса, такъ это же относится и къ Духу, Который — отъ Бога, Который отъ Отца исходитъ, то есть Который — «изъ устъ Его», дабы ты не счелъ, что Онъ — нѣчто внѣшнее и изъ числа тварей, но дабы прославилъ (Его), какъ имущаго Ѵпостась отъ Бога» [21].

39. И немного далѣе: «Найдемъ же и другія мѣста, гдѣ говорится: «Слово устъ Его», дабы было понятно, что Спаситель и Святой Духъ — отъ Отца. Итакъ, поскольку Спаситель (здѣсь именуется): «Слово Господне», и Святый Духъ — «Духъ устъ Его»; Оба же содѣйствовали въ твореніи небесъ и силъ, въ нихъ находящихся, посему говорится: «Словомъ Господнимъ небеса утвердишася и Духомъ устъ Его вся сила ихъ» [22].

40. Его же, изъ книги о Святомъ Духѣ, глава 16-я: «Пусть никто не подумаетъ, что я говорю, что есть Три начальныя Ѵпостаси: — ибо есть Одно Начало всего, чрезъ Сына дѣйствующее и совершающее въ Духѣ: «Словомъ Господнимъ небеса утвердишася и Духомъ устъ Его вся сила ихъ». Итакъ, ни Слово не является обозначающимъ только волну звука въ воздухѣ, рожденную органами рѣчи, ни Духъ устъ Его не является вѣяніемъ, выдохнутымъ органами дыханія; но Слово это — «Иже въ началѣ бѣ къ Богу и Богъ бѣ»; Духъ же устъ Божіихъ — «Духъ истины, Иже отъ Отца исходитъ» [23].

41. Его же, изъ книги противъ аріанъ: «Въ Немъ нѣтъ ничего того, что бы Онъ пріобрѣлъ нѣкогда позднѣе, но Онъ /с. 198/ присно обладаетъ всѣмъ, какъ Духъ Бога и отъ Него являемый, имѣя Его Виновникомъ Своимъ, какъ бы Источникомъ Себя, изъ Котораго Онъ проистекаетъ. Но и Самъ Онъ — Источникъ вышереченныхъ благъ, а проистекая отъ Отца, Онъ является воѵпостаснымъ. Этого Святаго Духа Богъ богато излилъ на насъ Іисусомъ Христомъ» [24].

42. Святаго Григорія Нисскаго, изъ первой книги Антирретика, гл. 22: «Отца исповѣдуемъ несотвореннымъ и нерожденнымъ: ибо Онъ не былъ ни созданъ, ни рожденъ. Итакъ, эта несотворенность является общимъ свойствомъ у Него вмѣстѣ съ Сыномъ и Духомъ Святымъ; но нерожденность и отечество являются Его личными свойствами, а не общими: ибо эти свойства не разумѣются въ отношеніи ни одного изъ остальныхъ Лицъ. Сынъ же, въ понятіи несотворенности, сочетается съ Отцемъ и Духомъ; но тѣмъ, что Онъ есть и именуется Сыномъ, Онъ обладаетъ этимъ личнымъ свойствомъ, которое не — присуще ни Богу всего, ни Духу Святому. Духъ же Святый, имѣющій общность съ Сыномъ и Отцемъ въ понятіи несотворенности естества, опять же, Своими личными знаками, различается отъ Нихъ: ибо знакъ и знаменіе Его являются особеннѣйшими, именно — не обладать ничѣмъ тѣмъ, что мы видимъ, какъ являющіяся личными свойствами какъ Отца, такъ и, Сына; ибо Онъ имѣетъ бытіе не рожденно, не единородно, но просто имѣетъ бытіе — и это-то является особымъ свойствомъ Его въ отношеніи Отца и Сына; ибо Онъ — одно съ Отцемъ по понятію несотворенности, но въ то же время Онъ различается отъ Него тѣмъ, что Онъ не — «Отецъ», какъ — Тотъ. Соединенный съ Сыномъ, по связи несотворенности и по воспріятію Своего бытія отъ Бога всего, Онъ въ то же время отстоитъ отъ Него Своимъ личнымъ свойствомъ, именно — происходитъ отъ Отца не единородно (какъ Сынъ происходитъ отъ Отца) и тѣмъ, что Онъ является чрезъ Сына» [25].

43. Его же, изъ той же книги, глава 26: «Въ этомъ (естествѣ) Отецъ безначальный и нерожденный и всегда Отецъ мыслится; отъ Него же, неразрывно по ближайшему отношенію, Единородный Сынъ вмѣстѣ съ Отцемъ разумѣется: чрезъ Него и вмѣстѣ съ Нимъ, прежде нежели пустая и не отвѣчающая существу какая мысль вошла бы между Ними, непосредственно и Духъ Святый въ тѣснѣйшемъ единеніи познается, — не позже Сына по бытію, такъ что можно было бы представить себѣ Сына когда-либо безъ Духа, — но отъ Бога всего и Самъ Онъ имѣетъ /с. 199/ вину бытія, какъ и Единородный Свѣтъ; просіявъ же чрезъ Истинный Свѣтъ, Онъ ни промежуткомъ (времени) ни различіемъ естества не отдѣляется ни отъ Отца, ни отъ Сына» [26].

44. Его же, изъ той же книги, глава 36: «Лучше же мы мысленно представимъ себѣ не лучи, исходящіе отъ солнца, но — отъ Нерожденнаго Солнца — Иное Солнце, Которое рожденіемъ просіяваетъ вмѣстѣ съ Первымъ Солнцемъ и во всемъ является Ему равнымъ: въ красотѣ, силѣ, сіяніи, величіи, свѣтѣ и, кратко сказать, во всемъ, что наблюдается въ отношеніи солнца. И затѣмъ (представимъ себѣ мысленно) Иной, подобнаго рода Свѣтъ; тѣмъ же образомъ, не раздѣленный никакимъ промежуткомъ времени отъ Рожденнаго Свѣта, но чрезъ Него просіявающій, но имѣющій вину Ѵпостаси отъ Первообразнаго Свѣта; хотя и Самъ Онъ является Свѣтомъ, и согласно подобію съ прежде представленнымъ Свѣтомъ, и свѣтитъ и совершаетъ все иное, свойственное Свѣту» [27].

45. И въ концѣ этой же книги: «Ибо, какъ соединенный съ Отцемъ и отъ Него имѣя бытіе, Сынъ, однако, не есть позже Отца по бытію, такимъ же образомъ, въ свою очередь, и Духъ Святый — въ отношеніи Сына; ибо только понятіемъ вины Сынъ представляется ранѣе Ѵпостаси Духа; протяженіе времени не имѣетъ мѣста въ отношеніи Превѣчной Жизни, такъ что когда отстранимъ понятіе вины, Святая Троица (представится намъ) не имѣющей ни въ чемъ несогласованности въ отношеніи Себя Самой» [28].

46. Его же, изъ Катихическаго его слова: «Какъ мы слышимъ, что Слово Божіе — произволяющее и дѣйствующее и всемогущее, такъ мы научены и относительно Духа Божіяго: мы себѣ представляемъ Его, какъ существующаго со Словомъ и являющаго Его дѣйствіе; не какъ не имѣющее бытіе дыханіе, но какъ Силу по существу саму по себѣ, въ личной Ѵпостаси представляемую, отъ Отца исходящую и въ Сынѣ почивающую [29].

47. Его же, изъ слова «О Святой Троицѣ»: «Мы говоримъ, что Божество — единосущно и тріипостасно, ибо Ветхій и Новый Завѣты знали возвѣщать единаго Бога съ Словомъ и Духомъ. Итакъ, такъ необходимо разсуждать касательно Божественнаго Существа: Отецъ пребываетъ Отцемъ, и не становится Сыномъ; и Сынъ пребываетъ Сыномъ, и не есть Отецъ; и Духъ пребываетъ быть Духомъ, и не становится ни Сыномъ, ни Отцемъ, но пребываетъ быть Духомъ Святымъ. Ибо Отецъ раждаетъ Сына и есть Отецъ, и Сынъ есть рожденное Слово и /с. 200/ пребываетъ быть Сыномъ; также и Духъ Святый, Который отъ Отца исходитъ, пребываетъ быть Духомъ Святымъ и исходитъ отъ Отца» [30].

48. И немного далѣе: «Личное свойство Отца заключается въ томъ, что Онъ не имѣетъ бытіе отъ вины, а сіе не возможно сказать относительно Сына и Духа: ибо и Сынъ отъ Отца исшелъ, какъ говоритъ Писаніе, и Духъ отъ Бога и Отца исходитъ».

49. Егоже изъ толкованія: «Въ началѣ бѣ Слово»: «Слово знало единое Начало, а не два, какъ говорятъ Манихеи; и нѣтъ того, чтобы былъ первый виновникъ и второй виновникъ и третій виновникъ, какъ говорятъ Платонъ и Василидъ и Маркіонъ и Арій и Евномій, но — согласно Православной Вѣрѣ — Отецъ именуется Началомъ, и Сынъ именуется Началомъ, и Духъ именуется Началомъ, — по причинѣ соприсносущности, а не по причинѣ того, чтобы было три Начала; ибо и Отца именуемъ Богомъ, и Сына — Богомъ и Духа — Богомъ, — не потому, чтобы, якобы, мы стремились къ трехбожію, но по причинѣ единосущія единаго Божества и Трехъ Ѵпостасей. Ибо не по иной какой причинѣ Отецъ называется Началомъ Сына и Духа, какъ именно только потому, что Онъ — Тотъ, отъ Котораго Они происходятъ; ибо понятіемъ вины Отецъ представляется прежде (Сына и Духа), но не понятіемъ бытія» [31].

50. Его же, изъ слова его къ Авлалію: «Исповѣдуя неизмѣнность естества (Божества), мы не отрицаемъ различія въ отношеніи Виновника и происхожденія отъ Виновника, принимая, что только тѣмъ мы можемъ различить Одного отъ Другого, что вѣримъ, что Одно Лицо является Виновникомъ, а Другія — происходящими отъ Виновника; и, затѣмъ, иное различіе мы разумѣемъ между Тѣми, Которые происходятъ отъ Виновника, ибо Одинъ — происходитъ ближайшимъ образомъ отъ Перваго, а Второй — происходитъ отъ Перваго чрезъ Того, Кто — ближайшій, такъ что личное свойство быть Единороднымъ, несомнѣнно, пребываетъ въ отношеніи Сына, какъ и не должно имѣть сомнѣнія въ томъ, что Духъ происходитъ отъ Отца, ибо серединное положеніе Сына (въ Лицахъ Св. Троицы) и Ему Самому сохраняетъ Единородность, и Духа не исключаетъ отъ отношенія — по естеству — къ Отцу» [32].

51. Его же, изъ книги, называемой «Богопознаніе»: «Духъ — Исходящій отъ Отеческой Ѵпостаси; тѣмъ что (Писаніе) ска/с. 201/зало: — «Духъ устъ (Его)», а не Слово устъ (Его)», изъ этого слѣдуетъ разумѣть, что свойство изводить Духа является свойственнымъ только Отцу» [33].

52. Святаго Григорія Богослова, изъ перваго слова на Свѣты: «Духъ Святый, воистину, — Духъ, исходящій отъ Отца, но не тѣмъ образомъ — какъ Сынъ (т. е. не рожденіемъ), а — чрезъ исхожденіе» [34].

53. Его же, изъ прощальнаго слова: Имя же Безначальному — Отецъ, Началу же — Сынъ; Тому, Который (вмѣстѣ) — съ Началомъ — Духъ Святый; естество же у Трехъ — едино; соединеніе же — Отецъ, отъ Котораго и къ Которому относятся Послѣдующіе (т. е. Сынъ и Духъ)» [35].

54. Его же, изъ перваго слова о Сынѣ: «Посему Единица, отъ начала движеніемъ ставъ Двоицей, остановилась на Троицѣ. И это — для насъ: Отецъ и Сынъ и Святый Духъ; Первый — Родитель (Сына) и Изводитель (Προβολεύς Духа), говорю же въ понятіи безстрастія, внѣвременности и безтѣлесности; Второй — Рожденіе (т. е. Сынъ); Третій же — Исхожденіе (т. е. Святый Духъ)» [36].

55. И немного далѣе: «Посему, ограничиваясь нашими границами, мы вводимъ Нерожденное, Рожденное и отъ Отца Исходящее, какъ въ одномъ мѣстѣ говоритъ Самъ Богъ и Слово» [37].

56. Изъ слова о Святомъ Духѣ: «Онъ — или совершенно нерожденный или же рожденный; и если Онъ — нерожденный, то тогда будутъ два Нерожденныхъ; если же Онъ — рожденный, — опять вносится подраздѣленіе; (ибо поставится вопросъ:) отъ Отца ли Онъ или отъ Сына Рожденъ; и — если отъ Отца, то тогда — два будутъ Сына и Они будутъ Братьями; если же Онъ рожденъ отъ Сына, то, вотъ, скажутъ, явился намъ и Богъ Внукъ, а что можетъ быть абсурднѣе сего?» [38].

57. И немного далѣе: «Ибо, гдѣ ты помѣстишь Исходящаго, скажи мнѣ, поставленнаго среднимъ между двумя частями твоего раздѣленія и введеннаго лучшимъ богословомъ, чѣмъ ты, именно — Самимъ Спасителемъ нашимъ? — Развѣ лишь ради твоего «третьяго Завѣта» ты хочешь изъять изъ твоихъ Евангелій то изреченіе: — «Духъ Святый, Иже отъ Отца исходитъ», — Который, насколько оттуда исходитъ, не есть тварь; насколько же — нерожденъ, не есть Сынъ; и насколько между Нерожденнымъ и Рожденнымъ находится, Онъ — Богъ!» [39].

/с. 202/

58. Изъ того же слова: «Когда мы воззримъ на Божество и на Первую Вину и на единоначаліе, тогда созерцаемое нами представляется Одно; когда же воззримъ на Тѣ Лица, въ Которыхъ — Божество, и на Тѣхъ, Которыя происходятъ отъ Первой Вины внѣ времени, въ единой славѣ, тогда имѣемъ Три Покланяемыхъ» [40].

59. Изъ слова на прибытіе Египетскихъ епископовъ: «Именуется же оно (естество) Богомъ и существуетъ въ Трехъ Величайшихъ: Виновникѣ, Творцѣ и Совершителѣ (Освятителѣ); имѣю въ виду — въ Отцѣ и Сынѣ и Святомъ Духѣ, Которые не настолько отдѣлены Другъ отъ Друга, чтобы быть раздѣленными въ три различныя и чуждыя (Другъ Другу естества), и не настолько сочетанны, чтобы заключаться въ одномъ Лицѣ» [41].

60. И немного далѣе: «Но если все то, что имѣетъ Отецъ — принадлежитъ Сыну, кромѣ Вины; то и все то, что имѣетъ Сынъ — принадлежитъ Духу, кромѣ Сыновства» [42].

61. Изъ слова о догматѣ и поставленіи Епископовъ: «Ибо чьимъ будетъ Сынъ, если не относится къ Отцу, какъ Виновнику? Не должно въ Отцѣ умалять достоинства — быть Началомъ, принадлежащаго Ему — какъ Отцу и Родителю. Ибо будетъ Началомъ чего-то малаго и недостойнаго, если Онъ не Виновникъ Божества, созерцаемаго въ Сынѣ и Духѣ, ибо необходимо и соблюсти вѣру въ единаго Бога, и исповѣдывать Три Ѵпостаси, или Три Лица, притомъ Каждое съ личнымъ Его свойствомъ. Соблюдается же, по моему разсужденію, вѣра въ единаго Бога, когда и Сына и Духа будемъ относить къ единому Виновнику, не слагая и не смѣшивая (съ Нимъ), согласно единому и тому же (понятію) Божества» [43].

62. Изъ того же слова: «(Соблюдаются и) личныя свойства, когда будемъ представлять и нарицать Отца Безначальнымъ и Началомъ, Началомъ же — какъ Виновника и какъ Источникъ и какъ присносущный Свѣтъ» [44].

63. И еще изъ этого же слова: «Ты слышишь о рожденіи? Не допытывайся знать, каковъ образъ рожденія. Слышишь, что Духъ исходитъ отъ Отца? — Не любопытствуй знать, какъ исходитъ» [45].

64. Его же, изъ слова на Пятидесятницу: «Если къ Первой Винѣ относится все то, что принадлежитъ Сыну, то такимъ же образомъ — и все то, что принадлежитъ Духу» [46].

65. И немного далѣе: «Все то, что имѣетъ Отецъ, принадлежитъ Сыну, кромѣ нерожденности; все то, что имѣетъ Сынъ, принадлежитъ Духу, кромѣ рожденности» [47].

/с. 203/

66. Его же, изъ слова объ умѣренности въ спорахъ: «Долженствуетъ вѣдать единаго Отца — безначальнаго и нерожденнаго, и единаго Сына — рожденнаго отъ Отца, и единаго Духа — имѣющаго отъ Бога бытіе; долженствуетъ приписывать Отцу личное свойство — не быть рожденнымъ, Сыну же — быть рожденнымъ, а все иное у Нихъ — одного естества и сопрестольно и единославно и единочестно; сіе долженствуетъ вѣдать, сіе — исповѣдывать, здѣсь полагать предѣлъ, многую же безсмыслицу и невѣжественныя новшества разсужденій надо отсылать къ людямъ ведущимъ праздную жизнь» [48].

67. Его же изъ слова къ Ирону философу: «(Учи исповѣдывать) Единаго Духа Святаго, исшедшаго или исходящаго отъ Отца» [49].

68. И немного далѣе: «(Учи насъ) не дѣлать Отца подначальнымъ, дабы не ввести намъ чего-то такого, что первоначальнѣе Первоначальнаго, чѣмъ извратится бытіе Первоначальнаго, а Сына или Духа Святаго не дѣлать безначальнымъ, дабы не отъять у Отца свойство Его. Ибо Они — не безначальны, и вмѣстѣ въ нѣкоторомъ отношеніи — безначальны, что и удивительно! Они не безначальны — въ отношеніи къ Виновнику; потому что, какъ свѣтъ изъ солнца, такъ Они изъ Бога, хотя и не послѣ Него. Безначальны же Они въ отношеніи ко времени» [50].

69. И немного далѣе: «И Отцу, и Сыну и Святому Духу суть общи неначинаемость бытія и Божественность; но Сыну и Духу принадлежитъ имѣть бытіе отъ Отца. И отличительное свойство Отца есть нерожденность, а Сына — рожденность, и Духа Святаго — исходность» [51].

70. Изъ слова къ Евагрію: «И какъ бы нѣкіе лучи Отца, посылаемые къ намъ — свѣтлый Іисусъ и Духъ Святый. Ибо какъ лучи свѣта, имѣющіе нераздѣлимое по естеству состояніе въ отношеніи другъ друга и не отдѣляются отъ свѣта и не раздѣляются между собой, и приносятъ къ намъ благодать свѣта, такимъ же образомъ и Спаситель нашъ и Духъ Святый суть двойной Лучъ Отца, Который подаетъ намъ свѣтъ истины и съ Отцемъ пребываетъ въ единеніи» [52].

71. Его же, изъ перваго слова о Сынѣ: «Какимъ же образомъ Сынъ и Духъ Святый могутъ быть не собезначальными, если Они соприсносущны (съ Отцемъ)? — По той причинѣ, что Они изъ Него, хотя и не послѣ Него. Ибо то, что безначально — присносущно, но то, что присносущно не является по необходимости безначальнымъ до тѣхъ поръ, пока относится къ Отцу, какъ къ Своему /с. 204/ Виновнику. Посему въ отношеніи Виновника Они — не безначальны; является же очевиднымъ, что вина не всегда — древнѣе, чѣмъ то, чего она является виной: ибо, напр., солнце не — древнѣе свѣта. А въ нѣкоторомъ отношеніи Они — безначальны, именно — въ отношеніи времени» [53].

72. Дамаса папы Римскаго: изъ Дѣяній Второго Вселенскаго Собора: «Если бы кто не говорилъ, что Духъ Святый — отъ Отца свойственно и истинно, какъ и Сынъ — отъ Божественнаго естества и Бога Богъ Слово, — анаѳема» [54].

73. Святаго Кирилла, изъ 3-яго посланія къ Несторію: «Ибо Духъ, хотя и имѣетъ Свою отдѣльную Ѵпостась и, дѣйствительно, разумѣвается Самъ по Себѣ какъ Духъ, а не какъ Сынъ, но Онъ, однако, не чуждъ Ему, ибо именуется «Духомъ Истины», а Истина — Христосъ, и Онъ изливается Имъ (Христомъ), какъ, конечно, — и отъ Отца» [55].

74. Его же, изъ слова къ императору Ѳеодосію: «Ибо разрѣшая грѣхи того, кто — близокъ Ему, Онъ затѣмъ помазываетъ Своимъ Духомъ, Котораго Самъ посылаетъ, какъ Слово Бога Отца, и изъ собственнаго естества изливаетъ на насъ какъ изъ источника; явивъ же какъ бы общее обыкновеніе въ домосторительствѣ единенія съ плотію, Онъ и какъ человѣкъ дунулъ на нихъ тѣлеснымъ образомъ; ибо Онъ дунулъ на Святыхъ Апостоловъ, говоря: «Пріимите Духа Свята», и «не въ мѣру даетъ Духа», по изреченію Іоанна, но Самъ посылаетъ отъ Себя, именно, какъ и — Отецъ» [56].

75. И немного далѣе: «(Христосъ) посылаетъ Духа въ крестящихся, не какъ нѣчто чуждое, какъ раба и слугу, но какъ Бога естествомъ съ властью высочайшею, Который — отъ Него и свойственъ Ему, чрезъ Котораго и печатлѣется въ насъ божественная черта (χαρακτήρ)» [57].

76. Его же, изъ толкованія Святаго Сѵмвола Вѣры: «Закончивъ же слово относительно Христа, святые и треблаженные Отцы упоминаютъ о Святомъ Духѣ. Ибо сказали, что вѣруютъ въ Него въ тѣхъ же терминахъ, которыми говорятъ касательно Отца и Сына, ибо Онъ — единосущенъ Имъ, и изливается, или исходитъ, какъ отъ Источника — от Бога и Отца; подается же твари чрезъ Сына; посему-то Онъ дунулъ на Своихъ Апостоловъ, говоря: «Пріимите Духа Свята». Итакъ, Духъ — отъ Бога и Самъ — Богъ» [58].

77. Его же, изъ посланія къ Іоанну Антіохійскому: «Никоимъ образомъ мы не допускаемъ нарушать Вѣру, изложенную Отцами нашими, то есть Сѵмвола Вѣры; ни намъ самимъ, ни инымъ мы не допускаемъ измѣнять ни единаго слова изъ находящагося /с. 205/ тамъ, ни единаго даже слога нарушить, памятуя говорящаго: «Не предлагай предѣлъ вѣчныхъ, яже положиша Отцы твои», — ибо это не они говорили, но чрезъ нихъ говорилъ Духъ Бога и Отца, Который исходитъ отъ Него, не чуждъ же — Сыну, согласно понятію естества» [59].

78. Его же, изъ книги: «О Святѣй Троицѣ»: «Познаются и вѣруются быть Три покланяемыя Ѵпостаси Сей Святой и покланяемой Единицы: Отецъ — безначальный, безвиновный, нерожденный, присносущный; и Сынъ — единородный, рожденный неизреченно и безстрастно и несказанно прежде всѣхъ вѣковъ изъ существа Самого Отца, и посему — единосущный и сопрестольный и во всемъ подобный и равный Отцу, за исключеніемъ лишь Отечества, Начало же и Вину имѣющій въ рожденіи Своемъ — Отца; и Духъ Святый — животворящій, покланяемый, исходящій отъ Отца, то есть изъ существа Отца, но не образомъ рожденія (какъ Сынъ), дабы тѣмъ самымъ не явилось два Сына въ Троицѣ, а — исходящій, какъ было сказано, отъ единаго Отца, какъ бы изъ устъ, явленный же чрезъ Сына и говорившій во всѣхъ святыхъ Пророкахъ и Апостолахъ; кромѣ того, какъ я сказалъ, — сущій отъ существа Самого Отца и Сына, и имѣющій единосущіе въ отношеніи Отца и Сына, Онъ и Самъ также, какъ Отецъ и Сынъ, не имѣетъ ничего общаго понятіемъ Своего существа ни съ какой тварью» [60].

79. Его же, изъ перваго слова противъ Іуліана: «Сынъ родился отъ Отца и есть въ Немъ и отъ Него — по-естеству; исходитъ также (отъ Отца) и Духъ, свойственный Богу и Отцу и, подобнымъ же образомъ, свойственный — Сыну: ибо Богъ Отецъ чрезъ Него освящаетъ то, что подлежитъ освященію» [61].

80. И въ концѣ этого слова: «Ибо Духъ по естеству происходитъ отъ Отца; чрезъ Сына же подается твари» [62].

81. Его же, изъ второго слова противъ Іуліана: «Что и самое естество стихій само по себѣ и отъ себя не имѣло бы силы избѣжать тлѣнности, но нуждается, такъ сказать, въ поддерживающей ее для благобытія рукѣ, явилъ Пророкъ, говоря: «Духъ Божій ношашеся верху воды»: ибо Онъ все приводитъ къ жизни, являясь по естеству Духомъ Божіимъ, какъ отъ жизни Отца сущій и отъ Него происходящій» [63].

82. Его же, изъ книги «Сокровищница»: «Бесѣдуя съ Іудеями, Христосъ говоритъ въ одномъ мѣстѣ: «Аще же о перстѣ Божіи изгоню бѣсы, убо постиже на васъ Царствіе Божіе». «Перстомъ» Онъ здѣсь называетъ Духа Святаго, нѣкимъ образомъ про/с. 206/исходящаго отъ Божественнаго Существа, и по естеству оть Него зависящаго, какъ и перстъ зависитъ отъ человѣческой руки. Ибо, вотъ, Божественныя Писанія именуютъ Сына рукой и десницей Божіей, какъ это говорится: «Спасе его десница Его, и мышца святая Его»; и еще: «Господи, высока мышца Твоя, и не вѣдѣша, познавше же, постыдятся». Итакъ, какъ рука соотвѣтствуетъ естеству цѣлаго тѣла, дѣлая все то, что — угодно разуму, помазуетъ же, обыкновенно употребляя для сего перстъ, такъ и Слово Божіе, сущее отъ Него и соотвѣтствующее Ему по естеству, скажу такъ, дабы мы и Давшаго Начало приняли во вниманіе, и въ Сынѣ разумѣли происходящаго естествомъ и существомъ отъ Отца Святаго Духа, Которымъ помазуя, Онъ все освящаетъ. Итакъ, Духъ Святый является не чуждымъ и не постороннимъ Божественному естеству, но — отъ Него и въ Немъ по естеству именно, подобно тому, какъ и тѣлесный перстъ является того же естества, что и — рука, и, въ свою очередь, рука въ тѣлѣ не является различнаго естества отъ самаго тѣла» [64].

83. И немного далѣе: «Ясно является, что Духъ Святый не чуждъ — существу Сына, но въ немъ (существѣ) — и отъ Него (Сына), и какъ нѣкая — естественна сила, могущая исполнить все то, что пожелаетъ» [65].

84. Его же, изъ слова къ монахамъ: «Духъ изливается, т. е. исходитъ какъ отъ Источника, отъ Бога и Отца, подается же твари чрезъ Сына» [66].

85. Его же, къ Палладію: «Духъ, отнюдь, не является измѣняемымъ, но если (скажутъ, что) Онъ страждаетъ измѣненіе, то тогда эта немощь непосредственно принадлежала бы самому Божественному естеству, ибо Онъ — Духъ Бога Отца и Бога Сына, по естеству отъ Того и Другого, т. е. — отъ Отца чрезъ Сына произливающійся Духъ» [67].

86. Въ девятомъ отвѣтѣ онъ говоритъ такъ: «Духъ Святый исходитъ отъ Бога и Отца, согласно слову Спасителя, но не чуждъ — Онъ и Сыну, ибо Онъ имѣетъ все вмѣстѣ съ Отцемъ. И сіе Онъ Самъ научилъ, говоря о Святомъ Духѣ: «Вся елика имать Отецъ, Моя суть: сего ради рѣхъ, яко отъ Моего пріиметъ, и возвѣститъ вамъ». Итакъ, Духъ Святый, творяй чудеса, прославилъ Іисуса, тѣмъ не менѣе, какъ Духъ Его, а не какъ чуждая и болѣе сильная, чѣмъ Онъ, сила, согласно чему познается, что Онъ — Богъ» [68].

87. Это говорилъ божественный Кириллъ, борясь противъ Несторія, говорящаго: не собственной силой Христосъ творилъ чуде/с. 207/са, но — какъ нѣкій простой человѣкъ и одинъ изъ Пророковъ. — Но, когда Ѳеодоритъ, слыша и видя, что въ писаніяхъ Кирилла Духъ называется свойственнымъ Сыну, онъ заявилъ: «Если Кириллъ, говоря, что «Духъ — свойствененъ Сыну» [69], хотѣлъ сказать этимъ, что Онъ свойствененъ Ему, какъ сущій одного съ Нимъ естества и какъ исходящій отъ Отца, — то и мы вмѣстѣ съ нимъ будемъ исповѣдывать сіе и примемъ это изреченіе, какъ благочестивое (православное); если же онъ этимъ хотѣлъ сказать, что — «Духъ — свойствененъ Сыну», какъ отъ Сына или чрезъ Сына имѣющій бытіе, то мы это изреченіе отвергнемъ, какъ хулу и какъ нечестіе. Ибо мы вѣруемъ Господу, Который говоритъ: «Духъ истины, Иже отъ Отца исходитъ», и — божественнѣйшему Павлу, говорящему подобное: «Мы же не духа міра сего пріяхомъ, но Духа, Иже отъ Бога». — Услышавъ это и тщательно обдумавъ, Кириллъ не далъ на это отвѣта, но написавъ книгу о Святой Троицѣ, онъ возвѣстилъ въ ней, что Духъ Святый исходитъ только отъ Отца».

88. Святаго Іоанна Златоустаго изъ перваго трактата противъ Аноміанъ, которий находится въ «Маргаритахъ»: «Что Богъ находится вездѣ — знаю; и что Онъ — цѣлостный вездѣ — знаю; какимъ же образомъ — не знаю. Знаю, что Онъ родилъ Сына; какимъ же образомъ — не вѣдаю. Знаю, что Духъ происходитъ отъ Него; какимъ же образомъ — отъ Него — не знаю» [70].

89. Его же, изъ слова о Святой Троицѣ: «Вѣрую во единаго Бога Отца, Вседержителя; вѣрую — не изслѣдую; вѣрую — не преслѣдую Непостижимаго; вѣрую — не измѣряю Неизмѣримаго; вѣрую во единаго и единственнаго истиннаго Вседержителя» [71].

90. И немного далѣе: «Вѣрую и въ Господа нашего Іисуса Христа, Сына Его Единороднаго, рожденнаго отъ Него прежде всѣхъ вѣковъ, какимъ образомъ — это извѣстно только Ему — Рожденному» [72].

91. И затѣмъ: «Вѣрую и въ Духа Святаго, Духа Истины, отъ Отца исходящаго, — Исполненіе Троицы; Ему ввѣряю мое освященіе; Ему ввѣряю воскресеніе изъ мертвыхъ» [73].

92. Его же, изъ второго слова на Благовѣщеніе и противъ Арія: «Я же, наставленный Священными Писаніями, воспѣваю Отца, всегда являющагося Отцемъ; воспѣваю Сына, возсіявшаго внѣ времени отъ Отеческаго существа; воспѣваю Духа Святаго, отъ Отца исходящаго и въ Сынѣ почивающаго» [74].

93. Его же, изъ омиліи о Святомъ Духѣ: «Итакъ, какъ я сказалъ, дабы кто-нибудь, услышавъ «Духъ Бога», не подумалъ, что /с. 208/ этимъ обозначается извѣстная родственность, а не — общность (Божественнаго) естества, Павелъ сказалъ: «Намъ же данъ не духъ міра, но Духъ, Иже отъ Бога». Еще говорится «Духъ Отца», какъ Спаситель говоритъ Апостоламъ: «Не пецытеся, како или что возглаголете: не вы бо будете глаголющіи, но Духъ Отца вашего глаголяй въ васъ». Но какъ Писаніе сказало — «Духъ Бога», и присовокупило — «Иже отъ Бога», такъ, опять же, говорится и — «Духъ Отца». И дабы ты не подумалъ, что говорится только въ отношеніи извѣстной родственности, Спаситель утверждаетъ, говоря: «Егда же пріидетъ Утѣшитель, Духъ истины, Иже отъ Отца исходитъ». Тамъ — «отъ Бога»; здѣсь — «отъ Отца». То, что Онъ привелъ въ отношеніи Себя Самого: «Азъ отъ Бога изыдохъ», это же — и въ отношеніи Святаго Духа: «Иже отъ Отца исходитъ». Итакъ, говорится: «Духъ Бога», «Духъ отъ Бога Отца» и «отъ Отца исходитъ». Что означаетъ — «исходитъ»? — Не сказалъ: «рождается»; а то, что не написано (въ Священномъ Писаніи), того и не надо мыслить. Сынъ — отъ Отца рожденный; Духъ — отъ Отца исходитъ. Ищешь, конечно, узнать отъ меня, въ чемъ — различіе: какъ Сей родился, какъ Тотъ исшелъ? Въ чемъ же заключается дѣло? — Узнавъ, что Сынъ родился, позналъ ли ты и понялъ: какимъ образомъ Онъ родился? — Такъ что, когда слышишь имя Сына, разумѣлъ ли ты и образъ рожденія? — Это — наименованія, возлюбленный, которыя должны быть почтены вѣрой и сохранены благочестивымъ размышленіемъ» [75].

94. Святаго Епифанія Кипрскаго, изъ книги, называемой «Анкоратъ»: «Такимъ образомъ, мы вѣримъ, что есть Духъ Святый, Духъ Божій, Духъ совершенный, Утѣшитель, несотворенный, отъ Отца исходящій и чрезъ Сына воспріемлемый» [76].

95. Изъ посланія папы Целестина къ Несторію: «Не должны богохульныя слова смущать чистоту древней вѣры. Кто когда не былъ судимъ достойнымъ подлежать анаѳемѣ изъ числа тѣхъ, кто или отъемлютъ или прибавляютъ нѣчто къ Вѣрѣ? Ибо что полно и ясно предано намъ Святыми Апостолами, не допускается ни прибавлять къ сему ни убавлять отъ сего. Ибо мы читаемъ въ нашихъ книгахъ, что не должно ни прибавлять, ни измѣнять сего, такъ что прибавляющій или изымающій подлежитъ величайшему наказанію» [77].

96. Святаго Максима, глава 63 изъ толкованія на пророка Захарію: «Ибо Духъ Святый, насколько является по Своему существу естествомъ Бога и Отца, настолько Онъ по Своему существу является естествомъ и Сына: ибо имѣя отъ Отца есте/с. 209/ство, Онъ неизреченнымъ образомъ исходитъ чрезъ рожденнаго Сына» [78].

97. Его же, изъ собесѣдованія съ македоніаниномъ: «Ибо Сынъ родился изъ существа Отца (посему Онъ — Единородный), и Духъ Святый исходитъ изъ существа Отца» [79].

98. Его же: «Единый Богъ, единаго Сына Родитель и Отецъ, и Духа Святаго Изводитель (Προβολεύς); Единица не смѣшанная и Троица нераздѣльная; Умъ безначальный, Единый единаго по существу безначальнаго Слова Родитель и Единый Присносущной Жизни, т. е. Духа Святаго — Источникъ» [80].

99. Его же изъ комментарій на книгу Святаго Діонисія: «О Божественныхъ именахъ»: «Богъ и Отецъ, двигнувшись внѣ времени и по любви, пришелъ въ раздѣленіе Ѵпостасей, нераздѣльно и неумаленно пребывая въ Своей полнотѣ, сверхполный единства и сверхпростый, несмотря на то, что Его Сіяніе пришло въ бытіе, какъ живой Образъ (Его), и несмотря на то, что Всесвятый Духъ божественно и превѣчно исходитъ отъ Отца, какъ этому научаетъ Господь» [81].

100. Его же, изъ толкованія «Отче нашъ»: «Сынъ и Духъ Святый естествомъ одно суть съ Отцемъ; отъ Него — сущіе и въ Немъ — по естеству выше вины и слова» [82].

101. Іустина Философа и мученика, О вѣрѣ, глава 2-я: «Ибо поскольку изъ Своего существа Отецъ родилъ Сына, и изъ того же существа извелъ Духа, то — естественно, что участвующіе въ томъ же самомъ существѣ, и являются участниками Того же и единаго Божества» [83].

102. И немного далѣе: «Какъ Сынъ — отъ Отца, такъ и Духъ; развѣ лишь въ образѣ бытія будетъ нѣкое различіе. Ибо Оный Свѣтъ (т. е. Сынъ) просіялъ отъ Свѣта (т. е. Отца), а Этотъ Свѣтъ (т. е. Духъ Святый) и Онъ также отъ Свѣта произшелъ, но не рожденіемъ, а исхожденіемъ: такимъ образомъ, являясь совѣчнымъ Отцу, такимъ образомъ — того же существа, такимъ образомъ — безстрастно оттуда исшедшій; такимъ образомъ — во Единицѣ разумѣемъ Троицу и Троицу во Единицѣ» [84].

103. Дамаскина, изъ седьмой книги, говорящей о Духѣ: «Такимъ же образомъ будучи наученными о Духѣ Божіемъ, сшествующемъ со Словомъ и являющемъ Его дѣйствованіе (энергію), мы не считаемъ Его за неимѣющее субсіанцію дыханіе, но (мыслимъ о Немъ) какъ о Силѣ по естеству, которая сама по себѣ видится /с. 210/ въ личной Ѵпостаси, которая отъ Отца исходить и въ Словѣ почиваетъ и являетъ Его» [85].

104. Его же, изъ 8-й книги: «Вѣруемъ во единаго Отца, Начало всего и Виновника, ни отъ кого не родившагося, безвиновнаго же и нерожденнаго единаго Сущаго, естествомъ же Отца единаго только Единороднаго Сына Его, Господа же нашего Іисуса Христа, и Изводителя Святаго Духа» [86].

105. Изъ этого же слова: «Ибо если и Духъ Святый отъ Отца исходитъ, но не образомъ рожденія, а — исхожденія, то, слѣдовательно, имѣется иной образъ бытія, также непостижимый и неразумѣваемый, какъ и рожденіе Сына» [87].

106. Изъ этого же слова: «Единый нерожденный — Отецъ (ибо Его бытіе не происходитъ отъ иной Ѵпостаси): и единый рожденный — Сынъ (ибо Онъ — рожденъ безначально и внѣ времени отъ Отеческаго существа), и единый — Святый Духъ, исходящій изъ существа Отца, не — рожденный, но — исходящій» [88].

107. Также мы вѣруемъ и во единаго Духа Святаго, Господа и Животворящаго, отъ Отца исходящаго и въ Сынѣ почивающаго, со Отцемъ и Сыномъ спокланяемаго и сславимаго» [89].

108. Изъ того же слова: «Во всемъ (Духъ Святый) подобенъ — Отцу и Сыну; отъ Отца исходитъ, чрезъ Сына подается и воспринимается всей тварью» [90].

109. Изъ того же слова: «(Духъ Святый — ) неотдѣлимый и нераздѣляемый отъ Отца и Сына, и все имѣющій, что имѣютъ Отецъ и Сынъ, кромѣ нерожденности и рожденности» [91].

110. Духъ Святый и Самъ происходитъ отъ Отца, но не образомъ рожденія, а образомъ исхожденія. И что есть различіе между рожденіемъ и исхожденіемъ — это мы знаемъ; но въ чемъ заключается это различіе — отнюдь, не вѣдаемъ. Одновременно происходятъ и рожденіе Сына отъ Отца и исхожденіе Духа. Все, что имѣетъ Сынъ, имѣетъ и Святый Духъ отъ Отца, какъ и самое бытіе Свое; и если не было бы Отца, не было бы ни Сына, ни Духа; и если чѣмъ-нибудь не обладалъ Отецъ, не имѣли бы сего также ни Сынъ, ни Духъ; и по той-то причинѣ, что Отецъ обладаетъ, имѣютъ все это Сынъ и Духъ, т. е. чрезъ Отца Они имѣютъ это, не обладая только ѵпостасными свойствами Отца: — нерожденностью, рожденіемъ (Сына) и изведеніемъ (Св. Духа); ибо только сими ѵпостасными свойствами различаются между Собою Три Святыя Ѵпостаси [92].

111. И еще: «Должно вѣдать, что мы не говоримъ, что Отецъ происходитъ отъ кого-то, но мы говоримъ, что Онъ — Отецъ Сына; /с. 211/ и мы не говоримъ, что Сынъ — Виновникъ или Отецъ, но мы говоримъ, что Онъ происходитъ отъ Отца и — Сынъ Отца; Духа же Святаго мы возвѣщаемъ — отъ Отца и именуемъ Духомъ Отца; мы не говоримъ, что Духъ происходитъ отъ Сына, но именуемъ — «Духомъ Сына» и исповѣдуемъ, что Онъ чрезъ Сына является и подается намъ; но мы не говоримъ, что Сынъ — отъ Духа и не именуемъ «Сыномъ Духа» [93].

112. Его же, изъ 13-й главы: «И когда я думаю о взаимномъ соотношеніи Трехъ Ѵпостасей, я представляю себѣ, что Отецъ — сверхсущественное Солнце, Источникъ благостыни, Бездна существа, разума, премудрости, силы, свѣта, Божества, Источникъ рождающій и изводящій сокровенныя въ Немъ Блага. Итакъ, Онъ — Умъ, Бездна разума, Родитель Слова и чрезъ Слово изводящій являющагося Духа» [94].

113. И еще оттуда: «Отецъ есть Источникъ и Виновникъ Сына и Духа: Отецъ же — единаго Сына и Изводитель Духа. Сынъ есть Сынъ, Слово, Премудрость и Сила, Образъ, Сіяніе, Начертаніе Отца и сущій Отца. Но Духъ Святый не есть Сынъ Отца, но — Духъ Отца, какъ отъ Отца исходитъ: ибо, отнюдь, нѣтъ перваго движенія (οὐδεμία ἡ ὁρμὴ) безъ Духа; и (говорится) «Духъ Сына» не въ томъ смыслѣ, что Духъ происходитъ отъ Сына, но что чрезъ Него Духъ исходитъ отъ Отца» [95].

114. Изъ 14-й главы: «Духъ Святый есть Богъ, освящающая Сила, воѵпостасная, отъ Отца непосредственно происходящая и въ Сынѣ почивающая, единосущная Отцу и Сыну» [96].

115. Его же, изъ посланія къ Іордану: «Для насъ Одинъ — Богъ: Отецъ и Слово Его и Духъ Его. Слово же воѵпостасное — Результатъ Рожденія, почему и является Оно — Сыномъ; и Духъ воѵпостасный — Результатъ Исхожденія и Изведенія отъ Отца чрезъ Сына, но не — отъ Сына, ибо Духъ, возвѣщающій Слово, есть Духъ «устъ Божіихъ». Но, конечно, какъ тѣ уста (о которыхъ говорится въ псалмѣ) не — тѣлесный органъ, такъ и Духъ не есть исчезающее и растворяющееся дыханіе» [97].

116. Его же, изъ слова его на погребеніе божественной плоти Господней: «Сіе является Предметомъ нашего служенія: — Отецъ — нерожденный Родитель Сына, ибо Самъ Онъ ни отъ кого (не происходитъ), Сынъ — Результатъ Рожденія Отца, какъ отъ Него рожденный, Духъ Святый Бога и Отца, какъ отъ Него исходящій, Который, говорится, и — отъ Сына, какъ чрезъ Него являемый и подаемый твари, но не отъ Него имѣющій бытіе» [98].

117. Святаго Григорія Нисскаго, изъ толкованія «Отче нашъ»: «Если же для Сына и Духа было бы общимъ имѣть бытіе /с. 212/ не образомъ рожденія, то какъ бы не явилось и нѣкое смѣшеніе въ предметѣ; затѣмъ долженствуетъ сохранять несмѣшеннымъ различіе въ личныхъ свойствахъ, дабы и то, что — общее сохранилось, и личное свойство не стало смѣшеннымъ (съ личными свойствами Иныхъ Ѵпостасей). Ибо въ Писаніи возвѣщается Единородный Сынъ отъ Отца, а прежде сего — именованіе «Слово» говоритъ о Его личномъ свойствѣ. Относительно же Духа Святаго, свидѣтельствуется (въ Писаніи), что Онъ — и отъ Отца и отъ Сына». — «Аще кто Духа Христова не имать», говорится, «сей нѣсть Еговъ». Итакъ, Духъ — сущій отъ Бога (Отца), также есть и Духъ Христовъ. Сынъ же — сущій отъ Бога (Отца), отнюдь, не является и не именуется Сыномъ Духа; и это послѣдованіе отношеній (между Лицами Св. Троицы) не идетъ въ обратномъ порядкѣ, такъ чтобы возможно было въ равной мѣрѣ чрезъ регрессъ взаимно помѣнять мѣста словъ, и какъ говорится «Духъ Христовъ», такимъ же образомъ сказать и «Христосъ Духовъ» [99].

118. Уподобленія Перваго Святаго и Вселенскаго Собора: «Какъ уподобленіе Отцу здѣсь принимается нашъ умъ, огонь, источникъ; какъ уподобленіе Сыну — слово, сіяніе, рѣка; какъ уподобленіе Духу Святому — исходящее изъ насъ дыханіе, свѣтъ, вода. И какъ вторыя проистекаютъ изъ первыхъ, такъ и третіи — проистекаютъ изъ первыхъ; такъ и говорится, такъ и на дѣлѣ есть. Ибо слово и духъ происходятъ изъ ума, сіяніе и свѣтъ — отъ огня, рѣка же и вода — отъ источника; такъ и говорится, такъ и на дѣлѣ есть. Но, отнюдь, невозможно, чтобы третіи происходили изъ вторыхъ или вторыя изъ третьихъ. И, однако, — въ словѣ есть духъ, и въ сіяніи — свѣтъ, и въ рѣкѣ — вода. Но поскольку одно вытекаетъ изъ другого, то очевидно, что говорится, что третіи происходятъ изъ вторыхъ и, въ свою очередь, первые и вторыя именуются именами третьихъ. Итакъ, если отнесешь это уподобленіе въ отношеніи Святой Троицы, то оно сохранится тебѣ во всемъ неизмѣнно. Ибо Сынъ и Духъ — отъ Отца, и никоимъ образомъ не Другъ отъ Друга. И Духъ — въ Сынѣ (ибо Онъ не отдѣлимъ отъ Отца и Сына), но Онъ — Духъ и Сына и Отца; въ свою очередь, какъ Сынъ, такъ и Отецъ — Духъ. Это ты имѣешь сказаннымъ Первымъ (Вселенскимъ) Соборомъ» [100].

119. Но и Второй (Вселенскій) Соборъ, божественно вѣщая, догматизировалъ: «И въ Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже отъ Отца исходящаго, Иже со Отцемъ и Сыномъ спокланяемаго и сславимаго».

/с. 213/

120. Святаго Григорія Чудотворца, изъ откровенія (бывшаго ему) отъ Евангелиста и Богослова Іоанна: «Единый — Богъ Отецъ Слова Живаго, Премудрости сущей и Силы и Начертанія вѣчнаго, совершенный совершеннаго Родитель, Отецъ — Сына Единороднаго. Единый — Господь, Единый отъ Единаго, Богъ отъ Бога, Начертаніе и Образъ Божества. Единый — Духъ Святый, отъ Бога имѣющій бытіе и чрезъ Сына являемый, являемый людямъ, совершенный Образъ совершеннаго Сына, Живая Вина живущихъ» [101].

121. Іоанна, смиреннаго монаха, пресвитера Дамаскина, слово въ Святую Субботу, начало котораго: «Кто возвѣститъ силы Господни», немного далѣе послѣ вступленія: «Виновникъ всего — Богъ; Самъ же Онъ ни отъ кого не происходитъ, посему Онъ — и нерожденный; имѣющій Слово воѵпостасное, совѣчное, отъ Него неизреченно и внѣ времени родившееся, никогда не отдѣлимое отъ Отца, совершеннаго Бога, во всемъ подобное Родившему, кромѣ свойства нерожденности; подобное въ существѣ и силѣ, волѣ и дѣйствіи, царствѣ и господствѣ; Онъ не — безвиновный, ибо Онъ — отъ Отца; но Онъ не есть начавшійся во времени, ибо не было того, чтобы когда былъ Отецъ, не былъ бы тогда и Сынъ. Ибо Отецъ есть Отецъ Сына, и не былъ бы Отцемъ, если бы одновременно съ Отцемъ и Сынъ не имѣлъ бы бытіе; ибо Онъ — безъ промежутка времени отъ Отца родившійся и въ Немъ нераздѣльно пребывающій, являясь Премудростью Родившаго и воѵпостасной Силой; существомъ Богъ, Отцу единосущный; не безъ Духа познаваемый. Ибо и Духъ Святый отъ Отца исходитъ — единомощный, той же воли, того же дѣйствія, той же силы, совѣчный, воѵпостасный; не образомъ рожденія происходящій, но образомъ исхожденія (это — иной образъ бытія, божественный и непостижимый); во всемъ — подобный Отцу и Сыну; благой, водительный, господственный, творческій, существомъ Богъ, Отцу и Сыну единосущный, со-царствующій, со-славимый, спокланяемый отъ всей твари. Сіе является Предметомъ нашего служенія: Отецъ — нерожденный Родитель Сына, ибо Онъ Самъ ни отъ кого не происходитъ, Сынъ — Результатъ Рожденія Отца, какъ отъ Него рожденный, Духъ Святый Бога и Отца, какъ отъ Него исходящій, Который, говорится, и — отъ Сына, какъ чрезъ Него являемый и подаемый твари, но не отъ Него имѣющій бытіе» [102].

Конецъ (собранію изреченій Святыхъ Отцевъ).

Примѣчанія и ссылки:
[1] Марка Ефесскаго изложеніе исторіи Собора отд. 2.
[2] Apud Gill op. cit. t. 2, p. 393.
[3] Ibid. p. 469-70.
[4] Patr. Orient. t. XVII p. 311 sq.
[5] Epitome de gestis Petri n. 17. P. G. t. 2, c. 485.
[6] Dionys. Areopag. P. G. t. 3, c. 673.
[7] Ibid. c. 441.
[8] Ibid. c. 645.
[9] Ibid. c. 1033.
[10] Athanasius Magn. P. G. t. 26 c. 577-9.
[11] Ibid. c. 533.
[12] P. G. t. 25, c. 208.
[13] Liber de communi essentia Patris et Filii et Spiritus Sancti. P. G. t. 28, c. 72.
[14] Apud Gelasium Cyzicenum. P. G. t. 85, c. 1288.
[15] Basilius Magn. P. G. t. 31, c. 609a.
[16] Ibid. c. 609b.
[17] Ibid. c. 616.
[18] Ibid. c. 612.
[19] P. G. t. 32, c. 329.
[20] Ibid. c. 549.
[21] P. G. t. 29, c. 333.
[22] Ibid.
[23] P. G. t. 32, c. 136.
[24] Adversus Eunomium. P. G. t. 29, c. 772c.
[25] Gregor Nyss. P. G. t. 45 c. 336.
[26] Ibid. c. 369.
[27] Ibid. c. 416.
[28] Ibid. c. 464.
[29] P. G. t. cit. c. 17.
[30] Этого мѣста не находимъ въ текстѣ.
[31] Этихъ словъ не возможно найти въ текстѣ; нѣчто подобное находимъ у Кирилла Александрійскаго въ Комментаріяхъ на Іоанна гл. 1.
[32] Р. G. t. 45, с. 133.
[33] Этого мѣста въ основномъ текстѣ не находимъ, но оно цитируется у нѣкоторыхъ Свв. Отцевъ, какъ слова Григорія Нисскаго.
[34] Gregor. Nazianz. t. 36, c. 348.
[35] Р. G. t. 36, с. 476.
[36] Тоm. сіt. с. 76.
[37] Ibid.
[38] Тоm. сіt. с. 140с.
[39] Ibid. b.
[40] Тоm. сіt. с. 149а.
[41] Тоm. сіt. с. 249.
[42] Ibid. с. 252.
[43] Р. G. t. 35, с. 1072.
[44] Ibid. с. 1073.
[45] Ibid. с. 1077.
[46] Р. G. t. 36, с. 441b.
[47] Ibid. с.
[48] Р. G. t. 36, с. 180b.
[49] Р. G. t. 35, с. 1220b.
[50] Ibid.
[51] Ibid. с. 1221b.
[52] Р. G. t. 46, с. 1105с. среди твореній св. Григорія Нисскаго.
[53] Р. G. t. 36, с. 77b.
[54] Damasi papæ. P. L. t. 13, c. 362a.
[55] Cyrillus Alex. P. G. t. 77, c. 177.
[56] Р. G. t. 76, с. 1188b.
[57] Р. G. t. cit. с. 1188b.
[58] Р. G. t. 77, с. 316.
[59] Р. G. t. cit. с. 180.
[60] Этого мѣста нѣтъ среди твореній св. Кирилла, но оно цитируется у Іосифа Бріеннія.
[61] Р. G. t. 76, с. 533b.
[62] Tom. cit. с. 556с.
[63] Tom. сіt. с. 584-5.
[64] Р. G. t. 75, с. 576.
[65] Tom. сіt. с. 581.
[66] Р. G. t. 77, с. 316.
[67] Р. G. t. 68, с. 148.
[68] Р. С. t. 76, с. 433.
[69] Р. G. t. 76, с. 432.
[70] Joann. Chrysost. P. G. t. 48, c. 704.
[71] Р. С. t. 49, с. 320.
[72] Ibid.
[73] Ibid.
[74] Р. G. t. 62, с. 768.
[75] Р. G. t. 52, с. 814.
[76] Epiphan. P. G. t. 43, c. 236.
[77] Celestini papse P. L. t. 50, c. 474-6.
[78] Махіm. Аbbаs. Р. G. t. 90, с. 672.
[79] Р. G. t. 28, с 1208. Находится между твореніями св. Аѳанасія Великаго.
[80] Р. G. t. 90, с. 1180.
     /с. 429/
[81] Р. G. t. 4, с. 221.
[82] Р. G. t. 90, с. 884.
[83] Justini Mart. P. G. t. 6, с. 1209.
[84] Ibid. с. 1224.
[85] Joann. Damasc. Р. G. t. 94, с. 805.
[86] Ibid. с. 809.
[87] Ibid. с. 816 (еt Р. G. t. 77, с. 1136 ар. Сугіll. Alexandr.).
[88] Ibid. с. 817.
[89] Ibid. с. 821b.
[90] Ibid. с.
[91] Ibid.
[92] Ibid. с. 824.
[93] Ibid. с. 832.
[94] Ibid. с. 848.
[95] Ibid. с. 849.
[96] Ibid. с. 856.
[97] Р. G. t. 95 с. 60.
[98] Р. G. t. 96, с. 605.
[99] Этого мѣста не находимъ среди опубликованныхъ твореній св. Григорія Нисскаго.
[100] Apud. Gelasium Cyzicenum. P. G. t. 85, c. 1289-96.
[101] Gregor. Thaumaturg. P. G. t. 10, 984.
[102] Joanni Damasceni Р. G. t. 96 с. 604.

Источникъ: Архимандритъ Амвросій. Святой Маркъ Ефесскій и Флорентійская Унія. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1963. — С. 182-213, 428-429.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.