Церковный календарь
Новости


2017-11-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Будемъ ли мы, наконецъ, каяться? (1975)
2017-11-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Готовимся ли мы къ Великому посту? (1975)
2017-11-20 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Мысли о конницѣ (1933)
2017-11-20 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Сибирскіе казаки (1934)
2017-11-20 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (2-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-20 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (1-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 8-я (1932)
2017-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 7-я (1932)
2017-11-18 / russportal
Л. Д. Перепелкина. Юліанскій календарь - 1000-лѣтняя икона времени на Руси (1989)
2017-11-18 / russportal
Проф. П. В. Верховской. Патріархъ Тихонъ (1919)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 6-я (1932)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 5-я (1932)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. №100 (Къ юбилею "Часового") (1933)
2017-11-17 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Подъ какимъ лозунгомъ? (1933)
2017-11-17 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 36-е (1882)
2017-11-17 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 35-е (1882)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 21 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 29.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Анастасій (Грибановскій), Первоіерархъ РПЦЗ († 1965 г.)

Высокопреосвящ. Анастасій (въ мірѣ Александръ Алексѣевичъ Грибановскій), митр. Восточно-Американскій и Нью-Іоркскій, второй, послѣ митр. Антонія (Храповицкаго), Первоіерархъ РПЦЗ, Предсѣдатель Архіерейскаго Сѵнода. Родился 6 (19) августа 1873 г. въ Тамбовской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Тамбовскую Духовную Семинарію и Московскую Духовную Академію (1897). Кандидатъ богословія. Постригся въ монахи въ Тамбовѣ (1898). Архимандритъ и ректоръ Московской духовной семинаріи (1901). Епископъ Серпуховскій, викарій Московской епархіи (1906), Холмскій и Люблинскій (1914), Кишиневскій (1915). Архіепископъ Кишиневскій и Хотинскій (1916). Членъ Помѣстнаго Собора Православной Россійской Церкви 1917-1918 гг., Предсѣдатель отдѣла церковнаго имущества и редакціоннаго отдѣла, Предсѣдатель комиссіи по выработкѣ порядка избранія Патріарха и его настолованія. На Соборѣ былъ избранъ членомъ Св. Сѵнода и Высшаго Церковнаго Совѣта (декабрь 1917 г.). Покинулъ Россію въ 1919 г. Управлялъ русскими православными общинами въ Константинополѣ. Ок. 1924 г. былъ высланъ изъ Константинополя за «антитурецкую пропаганду». Съ 1924 по 1935 гг. возглавлялъ русскую миссію въ Палестинѣ. Митрополитъ (1935). Съ 1936 по 1964 гг. — Первоіерархъ РПЦЗ. Осенью 1944 г. эвакуировался вмѣстѣ съ Архіерейскимъ Сѵнодомъ и канцеляріей въ Вѣну, въ 1945 г. — въ Мюнхенъ, а съ 1950 г. — въ США. Съ 1964 г. на покоѣ. Скончался 9 (22) мая 1965 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія митр. Анастасія (Грибановскаго)

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНІЕ
Предсѣдателя Архіерейскаго Сѵнода Русской Православной Церкви заграницей.

«Рождество Твое, Христе Боже нашъ, возсія мірови свѣтъ разума».

Среди непрерывныхъ тревогъ и скорбей нашей нынѣшней жизни, какъ торжественный благовѣстъ, снова раздается эта величественная церковная пѣснь, знаменающая собой наступленіе всемірнаго Праздника Рождества Христова. Свѣтлый и радостный самъ по себѣ, онъ приноситъ намъ сугубое утѣшеніе, напоминая намъ золотое, блаженное дѣтство, когда въ таинственную рождественскую ночь надъ нами отверзалось небо, и мы слышали оттуда несущуюся сладостную ангельскую пѣснь: «Слава въ вышнихъ Богу и на земли миръ, въ человѣцѣхъ благоволеніе». Непостижимая для ума тайна воплощенія Сына Божія открывалась чистому дѣтскому сердцу. Мы чувствовали имъ, что Богъ дѣйствительно снизошелъ на землю и обитаетъ между нами. Поэтому наша душа трепетала святымъ восторгомъ и звала насъ славословить Его сердцемъ и устами.

Трогательный обычай дѣтскаго Христославленія и путешествія отъ дома къ дому съ Виѳлеемскою звѣздою придавалъ особую поэтическую красоту Рождественскимъ Праздникамъ.

Это было время, когда весь нашъ народный бытъ былъ глубоко оцерковленъ, когда вся ткань русской жизни, какъ золотыми нитями, была пронизана лучами праздниковъ Божіихъ. По нимъ, какъ по спасительнымъ вѣхамъ, русскій православный народъ строилъ всю свою жизнь. Онъ жилъ отъ одного праздника до другого и по нимъ опредѣлялъ теченіе годичнаго круга времени. Весь годъ былъ для него благословеннымъ «лѣтомъ Господнимъ», какъ это ярко и художественно изобразилъ нашъ извѣстный проникновенный бытописатель въ своей книгѣ, которой онъ далъ такое наименованіе.

/с. 2/ Рождественскіе дни, святость которыхъ дала имъ соотвѣтствующее наименованіе («святки»), были свѣтлымъ оазисомъ среди будничной трудовой жизни нашего народа. Въ сіяніи лучей возшедшаго надъ землей Солнца Правды оканчивался Старый годъ и начинался Новый, получавшій свое освященіе отъ того же Праздника, который искони сталъ началомъ христіанскаго лѣтоисчисленія.

Если Виѳлеемская звѣзда всегда была для насъ источкикомъ радости, какъ нѣкогда для волхвовъ, шедшихъ поклониться Христу, то тѣмъ свѣтлѣе она должна сіять намъ на чужбинѣ, утѣшая насъ надеждою и указывая намъ истинный путь въ нашихъ странствованіяхъ по міру.

Медленно и томительно тянутся дни нашего изгнанія. Утомленные и чуждые всѣмъ странники, вмѣстѣ съ нуждою и лишеніями принужденные часто пить чашу незаслуженнаго нравственнаго униженія, мы ищемъ мѣста отдыха и покоя.

«Ты развѣялъ насъ вѣяломъ за ворота земли», готовы мы жаловаться Богу вмѣстѣ съ пророкомъ: «Ты разсѣяль насъ по всѣмъ народамъ, до края земли, но и между ними мы не успокоились и нѣтъ покоя для ноги нашей» (Іерем. XV, 7). Преслѣдуемые на чужбинѣ тѣми же злыми силами, какія заставили ихъ покинуть Отечество, русскіе изгнанники, дѣйствительно, стремятся удалиться отъ нихъ какъ бы «за ворота земли», въ тѣ невѣдомые имъ заокеанскія страны, гдѣ они надѣются найти для себя, если не полный покой, то, по крайней мѣрѣ, безопасное убѣжище.

Они не знаютъ, какая судьба ихъ ожидаетъ въ новыхъ для нихъ странахъ, однако почти безъ сожалѣнія покидаютъ старую Европу, потерявшую свою прежнюю устойчивость, боясь, что она уже изжила себя и обречена на гибель вмѣстѣ со своею культурой. Какъ корабль, потерпѣвшій крушеніе, она едва держится на бурныхъ морскихъ волнахъ и легко можетъ погрузиться въ бездну, если не раскается въ своихъ грѣхахъ и не освободится отъ своей безпечности, мѣшающей ей видѣть нависшую надъ нею угрозу. Намъ не запрещено спасаться отъ опасности, откуда бы она ни исходила, и особенно отъ рукъ жестокихъ гонителей, преслѣдующихъ насъ безъ всякой вины съ нашей стороны.

Примѣръ Богомладенца Христа, бѣжавшаго съ Пречистою Своею Матерію и старцемъ Іосифомъ отъ рукъ Ирода въ Египетъ и остававшагося тамъ до смерти тирана, побуждаетъ насъ къ подражанію Ему, когда мы, по волѣ Божіей, находимся въ подобныхъ обстоятельствахъ.

Однако, мы должны заботиться не только о своей безопасности, но, прежде всего, о спасеніи своей Родины, /с. 3/ страданія которой не уменьшаются, а возрастаютъ съ каждымъ днемъ. Совѣтская власть поистинѣ неистощима въ изобрѣтеніи новыхъ пытокъ и истязаній для порабощеннаго ею Русскаго народа, который отъ долговременнаго гнета почти потерялъ способность къ сопротивленію.

Видали ли вы одну картину, изображающую не сѵмволически, а вполнѣ реально нынѣшнее безправіе державнаго великаго русскаго народа? Кто видѣлъ ее однажды, тотъ уже не забудетъ ее никогда. По уединенной дорогѣ, въ необъятныхъ равнинахъ нашей земли, движется нестройная толпа людей — мужчинъ и женщинъ въ жалкихъ рубищахъ, часто безъ обуви, съ изнуренными, поникшими лицами. Впереди ихъ, какъ пастухъ передъ своимъ стадомъ, идетъ вооруженный солдатъ, а съ боковъ, по обѣимъ сторонамъ, бѣгутъ стаи дрессированныхъ собакъ, замѣняющихъ стражу для этихъ несчастныхъ рабовъ. Стóитъ кому-нибудь изъ нихъ, хотя бы случайно, сойти съ дороги, какъ разъяренные псы бросаются на него, готовые растерзать его. Чье сердце не сожмется отъ боли при видѣ такого скорбнаго зрѣлища, гдѣ наши братья по плоти и по вѣрѣ превращены въ стадо безсловесныхъ, охраняемыхъ псами, гдѣ человѣкъ, ради котораго Христосъ сошелъ нынѣ на землю, принявъ на Себя его образъ, обреченъ нести одинаковый жребій со скотами и даже хуже ихъ, ибо животныя не подвергаются тамъ такому поруганію и такимъ истязаніямъ, какъ человѣкъ, созданный по образу Божію.

Какимъ суровымъ обличеніемъ звучатъ для большевиковъ слова одного изъ ихъ же излюбленныхъ и прославленныхъ ими писателей, въ которыхъ слышится желаніе создать апоѳеозъ человѣка: «Человѣкъ — это звучитъ гордо. Человѣкъ — это все». И этотъ человѣкъ низведенъ нынѣ до положенія безсловеснаго животнаго и могъ бы по справедливости примѣнить къ себѣ слова псалмопѣвца: «азъ есмь червь, а не человѣкъ».

Если Русскій народъ находится въ такомъ рабскомъ униженіи въ своей странѣ, то пусть никто не удивляется, что наши соотечественники бѣгутъ, когда возможно, изъ-за желѣзной завѣсы, какъ изъ ада преисподняго, и если ихъ снова пытаются насильственно возвратить въ родную землю, они выбрасываются съ высоты изъ оконъ, какъ это было недавно въ Америкѣ, или прибѣгаютъ къ другимъ видамъ самоубійства, предпочитая лучше умереть, чѣмъ оказаться снова во власти своихъ истязателей, въ своей жестокости доходящихъ до демонической одержимости. Они не столько опасаются тѣлесной смерти, сколько боятся погубить свою душу въ этой поистинѣ сатанинской атмосферѣ, оку/с. 4/тавшей всю русскую жизнь. Тамъ водворилось подлинное царство лжи, порожденной ея отцемъ — діаволомъ, пытающимся черезъ нее утвердить свой престолъ на русской землѣ. Ложь господствуетъ тамъ всюду въ отношеніяхъ власти къ ея подчиненнымъ, въ обычныхъ бесѣдахъ людей между собою; какъ ядъ, она отравляетъ нашъ правдивый русскій языкъ и самое сердце и совѣсть нашего народа, привыкшаго жить по правдѣ Божіей; она старается нынѣ поработить свободную науку, отвративъ ее отъ пути безпристрастнаго изслѣдованія истины, и, наконецъ, вторгается въ святилище церкви, гдѣ должна царить одна неподкупная святая божественная правда.

Изстрадавшаяся русская душа не можетъ найти часто утѣшенія даже у своихъ пастырей, ибо русскій человѣкъ никогда не можетъ быть увѣренъ, что среди нихъ нѣтъ волковъ, облеченныхъ въ овчую одежду, людей со сожженною совѣстью, внѣдренныхъ въ ряды духовенства безбожнымъ правительствомъ, всегда готовымъ поглумиться надъ самыми высокими и священными чувствами вѣрующихъ и обратить въ своихъ послушныхъ слугъ самихъ служителей алтаря Господня.

То, что прежде было извѣстно только намъ однимъ, теперь постепенно открывается и другимъ восточнымъ православнымъ Церквамъ.

Происходившее недавно церковное совѣщаніе въ Москвѣ, въ связи съ празднованіемъ 500 лѣтія автокефаліи Русской Церкви, при участіи представителей другихъ православныхъ Церквей, самой формулировкой своихъ главныхъ резолюцій, носившихъ явно политическій характеръ, показало, кто былъ вдохновителемъ послѣднихъ. Не напрасно представители Константинопольской и Элладской Церкви — наиболѣе независимыхъ отъ давленія Совѣтовъ — отказались подписать опредѣленіе совѣщанія. Въ Москвѣ они могли воочію увидѣть, какова въ дѣйствительности свобода Русской Церкви, которую не перестаютъ громко славословить повсюду Патріархъ Алексій и его ближайшіе сотрудники.

Какъ глубоко внѣдряется вліяніе Совѣтской власти не только во внѣшнюю, но и внутреннюю жизнь Церкви, объ этомъ съ особенной очевидностью свидѣтельствуютъ тѣ грубыя и часто кощунственныя искаженія, какія въ угоду ей нынѣшняя церковная власть дерзнула внести въ величественный чинъ службы «Всѣмъ святымъ, въ землѣ Россійской просіявшимъ», выработанный на Всероссійскомъ Соборѣ 1917-18 г.г. Оттуда изъято всякое упоминаніе о «новыхъ мученикахъ и страстотерпцахъ» Русской Церкви, а равно о нынѣшнихъ страданіяхъ Русскаго народа. У святыхъ Рус/с. 5/скихъ Князей и даже у Просвѣтителя Руси Св. Владиміра отняты ихъ титулы. Дерзость исправителей службы дошла до того, что они Самого Господа сознательно не хотятъ нигдѣ называть «Царемъ» и «Владыкой», какъ и Пречистую Матерь Божію — «Царицей» и «Владычицей». Рядомъ съ этимъ они изгладили въ чинѣ службы всѣ мѣста, напоминающія о злыхъ духахъ, дѣйствующихъ въ мірѣ, и о христіанской борьбѣ съ ними.

Такъ большевицкая рука незримо начинаетъ налагать свою печать на самый текстъ церковныхъ молитвъ и пѣснопѣній, вводя въ нихъ не только желательную ей политическую окраску, но и ядъ религіознаго отрицанія, благодаря недопустимой уступчивости правящей іерархіи, доходящей до предательства Церкви. Нельзя не отмѣтить характернаго факта, что Глава Русской Церкви дерзнулъ недавно выступить съ обличеніемъ Греческой Церкви въ равнодушномъ отношеніи къ казнямъ, произведеннымъ Аѳинскимъ правительствомъ надъ нѣсколькими военными преступниками, забывъ о милліонахъ большевицкихъ жертвъ среди его собственныхъ пасомыхъ, въ защиту которыхъ Русская церковная власть до сихъ поръ не сказала ни одного слова.

Весь міръ нынѣ знаетъ, что такое коммунизмъ, сѣющій разложеніе и смуту по всей вселенной. Всѣмъ извѣстно также, что большевизмъ, являющійся его наиболѣе яркимъ и крайнимъ воплощеніемъ, причиняетъ неописуемыя страданія русскому народу, истекающему кровію подъ его деспотическою властію.

И, однако, далеко не всѣ выражаютъ сочувствіе послѣднему и не всѣ склонны протянуть ему руку помощи; напротивъ, многіе отождествляютъ его съ совѣтской властью и потому считаютъ его недостойнымъ оставаться въ семьѣ культурныхъ націй и готовы отбросить его въ ряды дикихъ азіатскихъ народовъ.

Но, къ нашему утѣшенію, есть на западѣ нѣсколько просвѣщенныхъ дальновидныхъ умовъ, пользующихся большимъ авторитетомъ въ общественномъ мнѣніи Европы, которые стоятъ выше этихъ предразсудковъ и, проводя рѣзкую грань между большевиками и русскимъ народомъ, выражаютъ глубокую симпатію къ послѣднему и вѣру въ его свѣтлое и славное будущее, не взирая на его столь униженное и немощное состояніе. Они думаютъ, что именно изъ Россіи, омытой слезами и кровью, выйдетъ новое благовѣстіе спасенія для человѣчества, что тамъ, въ огнѣ испытанія, выковывается новый «мессіанскій» человѣкъ и новый типъ лучшаго человѣческаго общества, котораго такъ напряженно ожидаетъ современный міръ. Какъ далеко простираются ихъ чаянія, объ /с. 6/ этомъ можно судить по ихъ собственнымъ словамъ. «Россія — говоритъ одинъ изъ нихъ — сейчасъ представляетъ пустое мѣсто, но весь міръ смотритъ на это мѣсто, такъ какъ Россія одна выведетъ Европу и все человѣчество изъ тупика». «Надъ прометеевской (европейской) культурой, пишетъ другой извѣстный писатель-философъ — нависла мрачная туча судьбы, изъ которой въ нее должны ударить смертельныя молніи. Европа идетъ къ своей кровавой катастрофѣ: она приближается къ концу, неизбѣжно заложенному въ ней при самомъ ея рожденіи»...

«Россія не сегодняшняя, а грядущая, есть освѣжающее вино, которое можетъ обновить изсякшую жизнь современнаго человѣчества. Западъ подарилъ человѣчеству совершенныя формы техники, государственности и связи, но онъ лишилъ его души. Задачей Россіи является вернуть ее людямъ».

Русскій человѣкъ, по его словамъ, обладаетъ «христіанскими добродѣтелями въ качествѣ постоянныхъ національныхъ свойствъ. Русскіе были христіанами еще до обращенія въ христіанство».

На этомъ основана его вѣра, что Россія призвана одухотворить и черезъ то обновить одряхлѣвшій міръ. Высокая миссія, предрекаемая этимъ писателемъ нашему народу, не представляетъ для насъ чего-либо неожиданнаго. На нее давно указывали наши духовные путеводители — великіе святители и духовные подвижники, а за ними и наши писатели-ясновидцы.

Сознаніе своего историческаго мессіанскаго призванія неискоренимо живетъ въ душѣ русскаго человѣка — въ немъ мы стараемся найти лучшее оправданіе и нашего разсѣянія. Чѣмъ шире и дальше разбрасываетъ насъ судьба по необъятнымъ просторамъ міра, тѣмъ болѣе крѣпнетъ въ насъ убѣжденіе, что мы посланы Провиденіемъ въ разные и часто самые отдаленные концы земли для того, чтобы не только сохранить сокровище нашей православной культуры, но и разнести ея сѣмена повсюду, гдѣ она оставалась невѣдомой до сихъ поръ. Если такая миссія дѣйствительно указана намъ Промыслителемъ міра, то она возлагаетъ на насъ сугубую отвѣтственность. Мы должны оправдать ее предъ лицомъ міра не только провозглашеніемъ высокихъ идей и свѣтлыхъ мессіанскихъ обѣтованій, но и достойнымъ ея образомъ своей жизни, чтобы намъ не сказали: «врачу, исцѣлися самъ», и чтобы намъ не уподобиться маякамъ, освѣщающимъ широкія пространства вокругъ себя, но не озаряющимъ своего собственнаго основанія.

Всюду, гдѣ бы ни находились, мы должны показать себя вѣрными сынами своей Церкви, бывшей искони Матерью/с. 7/-воспитательницей нашего народа, хранителями не буквы только, а духа православія, людьми честными, трудолюбивыми и миролюбивыми, исполненными не только хорошихъ чувствъ и добрыхъ намѣреній, но имѣющихъ крѣпкую волю для того, чтобы осуществлять ихъ самимъ дѣломъ жизни. Сверхъ этихъ качествъ, мы должны обладать духовнымъ трезвеніемъ, т. е. имѣть даръ трезваго, здраваго разсужденія, безъ котораго самая добродѣтель часто теряетъ свою цѣну, или обращается въ свою противоположность. Только обладая этимъ дарованіемъ, мы будемъ способны находить правильное мѣрило для распознанія добра и зла, различать дозволенное и запрещенное, распознавать скрытыхъ враговъ среди нашихъ друзей и противниковъ среди кажущихся единомышленниковъ. Ясность духовнаго зрѣнія избавитъ насъ въ то же время отъ излишней подозрительности, которая такъ часто заставляетъ насъ бояться призраковъ и дробитъ насъ на части въ то время, какъ мы должны соединиться въ одну мощную, крѣпко спаянную изнутри силу, чтобы противополагать ее нашему общему врагу, которому выгодно раздѣлять и черезъ то ослаблять насъ.

Если что дѣйствительно должно вызвать въ насъ искреннюю и глубокую скорбь и даже слезы, это наши внутреннія распри и раздоры, волны которыхъ то затихаютъ временно, то снова бурно проносятся по поверхности нашей жизни, стараясь проникнуть во всѣ мѣста и во всѣ объединенія, чтобы разорвать послѣднія общественныя связи, которыя остались еще нетронутыми.

О, если бы хоть благоуханіе Великаго Праздника мира успокоило эту опустошительную бурю и умиротворило наши сердца, чтобы мы могли снова ощутить себя братьями другъ другу, сынами нашей общей страждущей матери, не перестающей оплакивать наши нагубныя внутреннія раздѣленія.

День, когда мы исцѣлимся отъ этого недуга, былъ бы праздникомъ для нея и для насъ самихъ, которые снова обрѣтемъ самихъ себя и безъ смущенія будемъ въ состояніи посмотрѣть въ лицо другимъ народамъ, съ которыми мы поддерживаемъ постоянное общеніе, живя на чужбинѣ. Тогда мы снова получимъ нраво говорить съ ними, какъ сыны великаго народа, достойнаго занять свое утраченное мѣсто среди другихъ великихъ націй міра. «Боже, Твой миръ подаждь намъ» — вотъ молитва, которая особенно часто должна звучать въ устахъ нашихъ въ то время, когда ангельская пѣснь «Слава въ вышнихъ Богу и на земли миръ» настолько удалиллсь отъ земли, что едва достигаетъ нашего слуха, когда она заглушена шумомъ брани даже въ той спященной странѣ, въ /с. 8/ которой она раздалась впервые при рожденіи Спасителя. Вмѣстѣ съ теплотою братской любви гаснетъ повсюду и свѣтъ разума, оставляя людей блуждать во тьмѣ.

Все человѣчество страдаеть нынѣ, но не всегда сознаетъ, что служитъ источникомъ его болѣзни. Оно истомилось, оно устало отъ изсушающаго безвѣрія, отъ душевной пустоты, отъ лжи и неправды, отъ людской жестокости, мести и злобы, отъ суеты и шума всей сложной современной жизни, отъ разъѣдающихъ сомнѣній, отъ неувѣренности въ будущемъ, отъ терзаній неспокойной совѣсти.

Оно дошло до края бездны и жаждетъ искупленія. И это искупленіе приходитъ къ нему нынѣ, какъ объ этомъ торжественно вѣщаетъ намъ Церковь:

Христосъ рождается — славите,
Христосъ съ небесъ — срящите,
Христосъ на земли — возноситеся...

Христосъ снова приходитъ въ нашу юдоль печали и слезъ, чтобы отерать слезы плачущихъ и исцѣлить наши душевныя и тѣлесныя язвы, просвѣтить сидящихъ во тьмѣ, низложить гордыхъ и вознести смиренныхъ, возвратить свободу плѣнникамъ грѣха, утѣшить сокрушенныхъ сердцемъ и дать имъ «украшеніе славы, вмѣсто духа унынія, помазаніе веселія, вмѣсто пепла» (Исаія 61, 1-3).

Если мы покаемся и обратимся къ Богу всѣмъ сердцемъ, Онъ Самъ обратитъ къ намъ Свое лице. Преклоненный нашими молитвами и нашими скорбями, Онъ сжалится надъ нами и наречетъ, наконецъ, для насъ лѣто пріятно, исполненное мира и отрады, ибо могущество Его неизреченно, любовь Его неистощима и правда Его пребываетъ вовѣки.

Съ благодареніемъ къ Нему вступимъ въ грядущее новолѣтіе, какъ лѣто благости Божіей, ибо для нась нѣтъ большаго блага, чѣмъ жизнь, которою одарилъ насъ Творецъ. Призовемъ на него благословеніе Всевышняго, которое столь необходимо всѣмъ намъ и особенно нашему дорогому Отечеству, въ страданіи своемъ не престающему ожидать милости и заступленія Божія.

Да услышитъ родившійся въ Виѳлеемѣ Спаситель міра нашу соборную молитву и да даруетъ намъ радость увидѣть въ наступающемъ году распавшіяся оковы нашей измученной Родины и рожденіе въ ней свѣтлой и безмятежной жизни, за которую освободившійся Русскій народъ отъ всего сердца вознесетъ славу въ вышнихъ Богу.

Митрополитъ АНАСТАСІЙ.       

Декабрь 1948 г. [Январь 1949 г.]

Источникъ: Рождественское посланіе Предсѣдателя Архіерейскаго Сѵнода Русской Православной Церкви заграницей Высокопреосвященнаго митрополита Анастасія. — Мюнхенъ: Тѵпографія Братства преп. Іова Почаевскаго, 1948. — 8 с.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.