Церковный календарь
Новости


2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 23-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 22-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 21-я (1904)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №2 (2/15 августа 1938 г.)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №1 (1/14 августа 1938 г.)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 20-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 19-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 18-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 17-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 16-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 15-я (1904)
2017-12-14 / russportal
Архіеп. Аверкій. Чего мы еще не потеряли и что должны хранить? (1975)
2017-12-14 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 16-17. (1/14-15/28 ноября) 1922 года
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 14-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 13-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 12-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. М. Андреевскій († 1976 г.)

Иванъ Михайловичъ Андреевскій родился 14 (27) марта 1894 г. въ С.-Петербургѣ въ семьѣ архіваріуса М. П. Андреевскаго. Его дѣдъ по отцу былъ священникомъ. Въ Парижѣ три семестра слушалъ лекціи по философіи въ Сарбоннѣ. Окончилъ историко-филологическій факультетъ Петербургскаго университета. Одновременно отбывалъ въ Николаевскомъ госпиталѣ воинскую повинность, работая фельдшеромъ въ психіатрическомъ отдѣленіи. Получилъ ученыя степени въ области медицины, литературы, философіи и богословія. Въ 1926 г. членъ братства преп. Серафима Саровскаго. Всѣ члены братства были противниками обновленчества и Деклараціи 1927 г. Въ декабрѣ 1927 г. лично убѣждалъ митр. Сергія (Страгородскаго) отказаться отъ компромисса съ безбожной властью. Былъ арестованъ и въ 1927-1932 гг. находился въ заключеніи на Соловкахъ, гдѣ общался съ епископами-исповѣдниками. По выходѣ изъ совѣтскаго концлагеря сталъ активнымъ участникомъ катакомбнаго («іосифлянскаго») движенія, одновременно работая врачемъ-психіаторомъ и педіаторомъ. Попавъ во время Второй міровой войны за границу, сначала въ Германію, а затѣмъ въ США, И. М. Андреевскій присоединился къ РПЦЗ. Двадцать лѣтъ преподавалъ въ Свято-Троицкой семинаріи въ г. Джорданвилль (США). Читалъ курсы патрологіи, нравственнаго богословія, апологетики, исторіи Церкви, психологіи, логики и исторіи литературы. Авторъ многочисленныхъ трудовъ. Писалъ подъ псевдонимомъ «Андреевъ». Скончался 17 (30) декабря 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія И. М. Андреевскаго (Андреева)

Проф. И. М. Андреевскій († 1976 г.)
О ПОЛОЖЕНІИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ВЪ СОВѢТСКОМЪ СОЮЗѢ.
КАТАКОМБНАЯ ЦЕРКОВЬ ВЪ СССР.
Докладъ прочитанный 7/XII 1950 г. передъ Архіерейскимъ Соборомъ.

Московскій Церковный Соборъ 1917-18 г.г. далъ Русской Православной Церкви твердое каноническое основаніе для жизни христіанской Церкви въ антихристіанскомъ государствѣ.

Св. Патріархъ Тихонъ анаѳематствовалъ (19-1-1918), а Церковный Соборъ утвердилъ (28-1-1918) это анаѳематсвованіе Совѣтской власти еще in statu nascendi Совѣтскаго идеократическаго Государства, ставившаго своей цѣлью перестроить всю жизнь Россіи на атеистически-матеріалистическихъ основахъ.

Признавая въ принципѣ невозможность и нежелательность отдѣленія Церкви отъ государства, и Патріархъ Тихонъ и Соборъ, тѣмъ не менѣе, своей анаѳемой отдѣлили Русскую Православную Христіанскую Церковь отъ нерусскаго богоборческаго антихристіанскаго Совѣтскаго государства. Анаѳемой только этого вида государственной власти, Патріархъ и Соборъ констатировали фактъ несовмѣстимости власти истинной христіанской Церкви съ властью антихристова духа.

Соотвѣтствующимъ однозначнымъ актомъ, утверждающимъ также несовмѣстимость власти Церкви и власти государства, былъ декретъ отъ 23-1-1918 г. «О свободѣ совѣсти», который Московскимъ Церковнымъ Соборомъ былъ названъ «Декретомъ о свободѣ отъ совѣсти». (Въ собраніи Узаконеній отъ 1918 г. № 18 ст. 203 этотъ декретъ называется «Объ отдѣленіи Церкви отъ государства и школы отъ Церкви».)

Это отдѣленіе государства отъ Церкви было не простымъ размежеваніемъ государственной и Церковной власти, а въ скрытомъ видѣ анаѳемой, которой Совѣтское государство подвергало антисовѣтскую (по своей духовной природѣ) Церковь.

Взаимная анаѳема, взаимное отсѣченіе чуждыхъ, враждебныхъ, несовмѣстимыхъ началъ: власти атеистически-матеріалистическаго богоборческаго антихристіанскаго государства и власти воинствующей Православной Христіанской Церкви, были вполнѣ естественны.

Совѣтское государство и Православная Церковь были дѣйствительно двѣ вещи совершенно не совмѣстныя.

/с. 4/ Борьба была неизбѣжна. Характеръ борьбы былъ ясенъ. Антихристіанская богоборческая атеистически-матеріалистическая идеологія диктовала опредѣленные методы борьбы: прежде всего ЛОЖЬ, а затѣмъ соблазнъ, обманъ, пропаганда, клевета, терроръ, насилія, гоненія, пытки, мученія, полное физическое и духовное порабощеніе, а затѣмъ и полное уничтоженіе не только Церкви, но и всякой религіи въ душахъ людей. Русская Православная христіанская воинствующая Церковь въ свою очередь диктовала діаметрально противоположные методы борьбы: прежде всего исповѣданіе вѣры и правды, обличеніе соблазновъ и обмана, мужественная апологія, самоотверженная проповѣдь, исповѣдничество и мученичество, стояніе за Христа и Его Непорочную Невѣсту-Церковь до смерти.

Сущность и основа большевицкой коммунистической идеологіи въ этой борьбѣ сразу же выявилась какъ фанатически-религіозная.

Можно вѣрить или не вѣрить въ существованіе Бога и сатаны, но нельзя отрицать наличія существованія идей, связанныхъ съ этими понятіями. Большевицкая коммунистическая идеологія опредѣленно и цинично-откровенно связана съ идеей отрицанія Бога и Его Правды, ненавистью къ нимъ и борьбой съ ними, т. е. иными словами, связана съ идеей сатаны.

Итакъ, съ самаго начала столкновенія Церкви и государства въ Совѣтскомъ Союзѣ, Церковь декларировала служеніе Христу, а государство — служеніе сатанѣ и антихристу.

Борьба не на жизнь а на смерть началась.

Передъ каждымъ вѣрующимъ православнымъ человѣкомъ встала дилемма: или идти на мученичество или на компромиссъ со своей совѣстью. Для мученичества надо было быть святымъ, ибо жестокость мученій, которымъ стала подвергать своихъ враговъ Совѣтская власть, — превзошла всѣ извѣстныя въ исторіи человѣчества пытки и насилія.

Усиливая мученія, Совѣтская власть одновременно съ этимъ усиливала и требованія духовнаго порабощенія.

Глубоко справедливо и ярко характеризуетъ невыносимое положеніе русскаго народа г. С. П. въ своей замѣчательной брошюрѣ «О Церкви въ СССР». Парижъ, 1947 г. «Словомъ, выборъ былъ и нынѣ остался простой и недвусмысленный: геройство и мученическая смерть или же порабощеніе и пособничество. Русскіе народныя массы поняли это въ первые же годы — попытались уйти въ маскировку. И вотъ, все политическое развитіе революціи м. б. описано какъ систематическій /с. 5/ нажимъ на маскирующихся, а съ другой стороны маскирующіеся изобрѣтали все новые способы остаться незамѣченными, уйти отъ нажима, они изыскивали все новыя жизненныя маскировки, новыя формулы нейтральности и полу-лояльности, новые закоулки быта, новые "лѣса", "овраги", "тундры" — для спасенія... Понятно, что отъ этой дилеммы, отъ этой маскировки не могли уйти и дѣятели Православной Церкви».

Если каждый вѣрующій отдѣльный человѣкъ долженъ былъ рѣшать эту трагическую дилемму только за себя или, въ крайнемъ случаѣ, за судьбу своей семьи и друзей, — то Глава Православной Церкви долженъ былъ рѣшать ее за всю Церковь. Имѣется много документальныхъ данныхъ о томъ, что отъ одного слова Патріарха часто зависѣли жизни многихъ людей, а иногда и характеръ ихъ жесточайшихъ пытокъ.

Для облегченія невыносимыхъ страданій духовенства и мірянъ, гонимыхъ безбожной властью, Патріархъ Тихонъ шелъ на цѣлый рядъ уступокъ и компромиссовъ. Но Совѣтская власть не удовлетворялась этими уступками и требовала полнаго духовнаго порабощенія Церкви государству, усиливая гоненія. Видя эти усиливающіяся жесточайшія гоненія, духовныя и тѣлесныя пытки и истязанія систематически истребляемыхъ духовенства и вѣрующихъ мірянъ, видя, какъ одинъ за другимъ соблазнялись и падали «даже избранные» — св. Патріархъ Тихонъ прилагалъ всѣ силы своего ума и сердца, чтобы облегчить участь своей паствы. Онъ пошелъ на дальнѣйшія, возложныя для религіозной совѣсти православнаго христіанина, уступки богоборческой власти. Но была граница, за которую онъ не перешелъ: духовной свободы Церкви онъ слугамъ сатаны не отдалъ.

Св. Патріархъ Тихонъ былъ величайшимъ великомученикомъ этой эпохи. Это былъ воистину мученикъ распинаемаго духа. Сердце его разрывалось за духовныя страданія и судьбу Русскаго Православія, отъ котораго Совѣтская власть требовала измѣны Христу, и за судьбы своей паствы, страданія которой превосходили всякую мѣру.

Дьявольская ложь Совѣтской власти прежде всего заключалась въ томъ, что религіозныя гоненія именовались политической борьбой, а исповѣданіе вѣры и правды квалифицировались какъ политическое преступленіе.

Напрасно Патріархъ всенародно объявлялъ о запрещеніи всякой политической борьбы, напрасно самъ онъ «каялся» въ своихъ «политическихъ» преступленіяхъ и заявлялъ, что онъ «не врагъ» (политическій) Совѣтской власти. Совѣтская власть /с. 6/ всякое чисто религіозное сопротивленіе вѣрующихъ разсматривала какъ сопротивленіе политическое.

Патріархъ Тихонъ съ ужасомъ убѣждался, что предѣлъ «политическихъ» требованій Сов. власти лежитъ за предѣлами вѣрности Церкви и Христу.

«Маскировка» строгой каноничностью, которая помогла въ борьбѣ съ обновленческимъ расколомъ, была учтена Сов. властью. Учитывая каноны, какъ стѣну, о которую разбивались всѣ насилія и весь терроръ противъ вѣрующихъ, — Сов. власть поставила себѣ цѣлью духовно поработить Церковь при условіи СТРОЖАЙШАГО СОБЛЮДЕНІЯ КАНОНИЧЕСКОЙ ЗАКОННОСТИ. Для этой цѣли она стала соблазнять, терроризировать и пытать не отщепенцевъ, готовыхъ попрать св. каноны, а тѣхъ, кто былъ вѣренъ имъ.

Задача оказалась въ высшей стенени трудной: тѣ, кто охотно шли на сотрудничество съ богоборческой властью, — оказывались нарушителями каноновъ; тѣ же, кто не соглашался на измѣну канонамъ — отказывался измѣнять и духу Христа.

Подобно Іудѣ въ средѣ апостоловъ, Сов. власти нуженъ былъ новый Іуда въ средѣ строго каноническаго епископата.

По свидѣтельству близкаго друга св. Патріарха Тихона профессора доктора медицины М. А. Жижиленко, бывшаго главнаго врача Таганцевской тюрьмы въ Москвѣ, а затѣмъ перваго тайнаго катакомбнаго епископа Серпуховскаго МАКСИМА, — Патріархъ, незадолго до своей кончины, высказалъ мысль о томъ, что, повидимому, единственнымъ выходомъ для Православной Русской Церкви сохранить вѣрность Христу — будетъ въ ближайшемъ будущемъ уходъ въ катакомбы. Поэтому, св. Патріархъ Тихонъ благословилъ профессору доктору Жижиленко принять тайное монашество, а затѣмъ, въ ближайшемъ будущемъ, въ случаѣ, если высшая іерархія Церкви измѣнитъ Христу и уступитъ Сов. власти духовную свободу Церкви, — стать тайнымъ епископомъ.

Св. Патріархъ Тихонъ скончался 25 марта 1925 г., будучи, по свидѣтельству епископа Максима, отравленнымъ.

Оставшееся послѣ смерти Патріарха «Завѣщаніе» — было безусловно подложнымъ.

«Завѣщаніе» — подлогъ Сов. власти — не помогло.

Тогда, при ближайшемъ участіи Е. А. Тучкова, этого кроваваго палача Русской Православной Церкви, была составлена глубоко-продуманная дьявольски-хитрая «Декларація», ко/с. 7/торую Сов. власть рѣшила выпустить отъ имени высшей и канонически совершенно правильной іерархіи Русской Православной Церкви. Декларація эта должна была превратить Русскую Православную Церковь — въ канонически абсолютно правильно оформленную Совѣтскую Церковь, служащую сатанинскимъ антихристіанскимъ планамъ Совѣтскаго государства.

Св. Патріархъ Тихонъ, въ свое время, отъ подписанія подобной Деклараціи категорически отказался.

Отказался подписать такую «Декларацію» послѣ смерти Патріарха Тихона и законный мѣстоблюститель Патріаршаго Престола — Митрополитъ ПЕТРЪ. За это онъ былъ арестованъ (въ декабрѣ 1925 г.), сосланъ, и, замученный въ изгнаніи, скончался черезъ 11 лѣтъ послѣ смерти Патріарха, въ 1936 г. Послѣ ареста Митрополита Петра замѣстителемъ мѣстоблюстителя Престола сталъ Митрополитъ Сергій (Старогородскій). Митрополитъ Петръ при этомъ не только не отказался отъ мѣстоблюстительства, но призвалъ, даже въ случаѣ извѣстій о его смерти, поминать его имя — Главы Русской Православной Церкви — какъ символъ единства и вѣрности этой Церкви. (Объ этомъ свидѣтельствовалъ священномученикъ епископъ Дамаскинъ, имѣвшій по его словамъ, въ своихъ рукахъ это послѣднее распоряженіе Мѣстоблюстителя Патріаршаго Престола).

Отказался подписать «Тучковскую Декларацію» и глубокочтимый всей Русской Церковью, старшій іерархъ и первый (намѣченный Патріархомъ Тихономъ) кандидатъ въ мѣстоблюстители — Митрополитъ Кириллъ. Посѣтившіе его въ ссылкѣ о. Илія Пироженко и о. П. Новосильцевъ написали о немъ: «Разсказывалъ намъ, какъ все исполненное Митрополитомъ Сергіемъ (Старогородскимъ) было предложено ему, и онъ радъ, что остался на прямолинейномъ пути». — Митрополитъ Кириллъ скончался въ ссылкѣ въ 1936 г. (годъ смерти и Митрополита Петра).

Аналогичныя предложенія (подписать Декларацію) получили въ свое время: митрополитъ Агаѳангелъ, митрополитъ Іосифъ и Архіепископъ Углическій Серафимъ, т. е. всѣ самые выдающіеся по духовнымъ качествамъ и канонически безусловно правильно поставленные іерархи.

Наконецъ, нашелся епископъ-Іуда, канонически правильный (правда, въ самый тяжкій моментъ Исторіи Русской Церкви, когда начинали торжествовать обновленцы, уклонившійся въ обновленчество, но потомъ канонически правильно покаявшійся) — Митрополитъ Сергій (Старогородскій), который /с. 8/  предалъ Православную Русскую Церковь въ руки враговъ Христа, оформивъ строго канонически свое предательство. Онъ подписалъ «Тучковскую Декларацію», отшлифовавъ ея формулировку. Декларація появилась отъ имени замѣстителя мѣстоблюстителя Патріаршаго Престола 16 (29) іюля 1927 г.

Напрасно умоляли Митрополита Сергія вѣрные епископы, клиръ и міряне не уподобляться Іудѣ, а взять примѣръ съ апостола Петра и, горько оплакавъ свой грѣхъ, раскаяться въ измѣнѣ Христу. Увѣщанія не помогли. Произошелъ церковный расколъ 1927 г.

Исповѣдниковъ Правды въ Церкви Совѣтская власть стала арестовывать. На допросахъ ликующіе чекисты-слѣдователи со злорадствомъ и сарказмомъ доказывали «строгую каноничность» Митрополита Сергія и его Деклараціи, которая «не измѣнила ни канонамъ, ни догматамъ».

Сопротивленіе исповѣдниковъ «тихоновцевъ» и «староцерковниковъ», которыхъ стали называть «іосифлянами» — было сломлено физически Совѣтской властью, при помощи Совѣтской Церкви.

Массовые разстрѣлы, гоненія и пытки, обрушившіеся на вѣрную Христу Церковь — не поддаются описанію.

По офиціальнымъ даннымъ Научно-Изслѣдовательскаго Криминологическаго Кабинета въ Совѣтскомъ концлагерѣ, въ 1928 г. количество осужденныхъ по церковнымъ дѣламъ достигло 20% всѣхъ заключенныхъ концлагеря.

Истинной Православной Русской Церкви, вѣрной до конца Христу, не оставалось инаго выхода, какъ уйти въ катакомбы.

Духовнымъ отцомъ, породившимъ самую идею катакомбной Церкви, — былъ св. Патріархъ Тихонъ.

Не имѣющая въ первые годы своего существованія ни организаціи, ни администраціи, разрозненная физически и географически, Катакомбная Церковь объединялась только именемъ Митрополита Петра.

Позднѣе, не имѣя долгое время никакого общенія съ Митрополитомъ Петромъ, духовнымъ своимъ вождемъ и Главой Катакомбная Церковь признала Митрополита Кирилла.

Съ 1936 г., послѣ смерти Митрополита Петра и Митрополита Кирилла, духовнымъ и административнымъ Главой Катакомбной тайной Церкви, уже создавшей къ этому времени подобіе нѣкоторой организованности, — становится Митрополитъ Іосифъ.

Въ концѣ 1938 г., именно за возглавленіе и за руководство /с. 9/ Тайной Катакомбной Церковью, Митрополитъ Іосифъ былъ разстрѣлянъ.

Послѣ его смерти, Катакомбная Церковь стала еще болѣе строго хранить свои тайны, особенно имена и мѣстопребываніе своихъ духовныхъ вождей.

Свѣдѣнія о Катакомбной Церкви въ Совѣтской Россіи — не подлежатъ широкому оглашенію. Враги этой Церкви, совѣтскіе и просовѣтскіе церковные дѣятели, требуя и не получая точныхъ свѣдѣній объ именахъ, мѣстонахожденіи и подробностяхъ дѣятельности членовъ Катакомбной Церкви, — отрицаютъ существованіе послѣдней, называя ее миѳомъ. Если существуетъ «Миѳъ о Христѣ» пастора профессора А. Древса, то почему бы не существовать и «Миѳу о Катакомбной Церкви».

Я имѣлъ счастье и радость состоять въ Катакомбной Церкви съ 1927 г. по 1944 г.

За время пребыванія въ качествѣ заключеннаго въ Соловецкомъ концлагерѣ (1928-1932 г.г.), — мнѣ пришлось быть свидѣтелемъ многихъ тайныхъ хиротоній, совершенныхъ епископами Максимомъ, Викторомъ, Иларіономъ (викаріемъ Смоленскимъ) и Нектаріемъ. Подобныя тайныя епископскія хиротоніи происходили и въ другихъ концлагеряхъ напр. въ Свирлагѣ, Бѣлбалтлагѣ и въ лагеряхъ Сибири.

Съ 1945 по 1949 г.г. свѣдѣнія изъ-за желѣзнаго занавѣса о жизни Катакомбной Церкви поступали очень рѣдкія и скудныя, но ежегодно, до 1949 г. включительно. Эти свѣдѣнія были очень законспирированы.

«Не бо врагомъ Твоимъ тайну повѣмъ» — вотъ съ какимъ эпиграфомъ получалъ я свѣдѣнія о Катакомбной Церкви въ Совѣтской Россіи и за рубежомъ.

Мнѣ пришлось бесѣдовать непосредственно съ бѣженцами «оттуда» и получать письма съ разныхъ сторонъ свѣта отъ находящихся нынѣ въ бѣженскомъ разсѣяніи участниковъ Катакомбной Церкви, лично мнѣ часто неизвѣстныхъ, откликавшихся на мои статьи главнымъ образомъ въ журналѣ «Православная Русь». Большинство писемъ было совершенно анонимно.

По имѣющимся свѣдѣніямъ изъ несомнѣнно чистаго источника, наиболѣе тяжкимъ испытаніямъ «тайная», «пустынная» «катакомбная», какъ ее различно называютъ, Церковь въ Совѣтской Россіи подверглась послѣ 4 февраля 1945 г., т. е. послѣ дня интронизаціи Совѣтскаго Патріарха Алексія, когда все духовенство находившееся въ лагеряхъ прошло спеціальную перерегистрацію, во время которой всѣхъ опрашивали: признаютъ /с. 10/ ли они новаго Патріарха Алексія. Непризнававшіе получали новые сроки наказанія, а иногда и разстрѣливались. Признававшіе же и дававшіе объ этомъ особую подписку часто досрочно освобождались и получали назначенія.

Имѣются свѣдѣнія объ одномъ священникѣ, который, послѣ такой регистраціи, сказалъ своей женѣ и двумъ дочерямъ, прибывшимъ къ нему на свиданіе, чтобы они, по возвращеніи домой перестали бы посѣщать Патріаршую Совѣтскую Церковь. «Лучше не посѣщать никакой церкви и не причащаться вовсе, чѣмъ соприкасаться съ церковью лукавнующихъ» — сказалъ онъ. Вдову этого священника (мужъ ея послѣ свиданія былъ разстрѣлянъ) и ея двухъ дочерей стали травить священники Совѣтской Церкви, называя — «раскольниками» и «сектантами». Окормлялись они въ Катакомбной Церкви, храня св. Дары на дому (1945 г.).

«Преслѣдованія тайныхъ священниковъ и епископовъ были настолько жестоки» — пишетъ одинъ неизвѣстный корреспондентъ, бѣженецъ «оттуда», «что найти тайную Церковь было очень трудно».

Имена епископовъ и священниковъ Катакомбной Церкви окружены строго хранимой благоговѣйной тайной. О количествѣ ихъ вообще не представляется возможности получить болѣе или менѣе точныхъ свѣдѣній, хотя о дѣятельности свыше десяти тайныхъ епископовъ дошли свѣдѣнія и до Зарубежья. Нѣкоторые изъ тайныхъ епископовъ находятся нынѣ и за рубежомъ... Въ Катакомбной Церкви имѣются и Митрополиты. Священниковъ (въ большинствѣ случаевъ тайныхъ іеромонаховъ) учесть невозможно. Извѣстно только, что ихъ крайне недостаточно, чтобы окормлять желающихъ, ибо паствы, жаждущей такихъ пастырей въ Совѣтской Россіи «какъ песокъ морской» (по выраженію одного тайнаго епископа).

Безъ этой повсемѣстной жажды истинной, а не лукавнующей Церкви, самое существованіе Катакомбной Церкви, въ условіяхъ Совѣтской Россіи, было бы невозможно.

Недостатакъ священниковъ восполняется главнымъ образомъ многими тайными монахинями (явленіе, принявшее за послѣднее время стихійныхъ характеръ и показавшее новую лучезарную духовную красоту русской женщины, преимущественно русской бабушки) и мірянами, посвящающими себя служенію Тайной Церкви (совершающихъ чтеніе акаѳистовъ или общія групповыя моленія, именуемыя «собраніями на свѣщу»). Этихъ благочестивыхъ людей, самоотверженно служащихъ Тай/с. 11/ной Церкви, нѣкоторые тайные епископы именуютъ «подпасками». Изъ-за недостатка пастырей, эти «подпаски», которые имѣются повсюду, являются стержнемъ церковнаго народа Катакомбной Церкви. Подпаски же большей частью хранятъ на домахъ и св. Дары, получаемые съ большимъ трудомъ и величайшей осторожностью при рѣдкихъ общеніяхъ съ тайными пастырями.

По свѣдѣніямъ болѣе позднѣйшихъ бѣженцевъ (1947-48 годовъ), въ [совѣтскихъ] концлагеряхъ окормленіе вѣрующихъ тайными пастырями до 1945 г. (до интронизаціи патріарха Алексія и перерегистраціи духовенства) — было значительно легче, чѣмъ на «волѣ». Послѣ же 1945 г., наоборотъ, въ концлагеряхъ оно стало болѣе затруднительно, чѣмъ на «волѣ».

По имѣющимся свѣдѣніямъ (отъ одного тайнаго священника изъ Сибири и одного тайнаго монаха съ сѣвера Россіи бѣжавшихъ изъ Совѣтскаго ада въ 1945 г., которыхъ я видѣлъ лично) — были случаи, когда извѣстные по своей противоцерковной дѣятельности комсомольцы изъ ячейки «Безбожниковъ», въ порядкѣ партійной дисциплины направлялись студентами во вновь открывшуюся Духовную Семинарію.

Гражданъ Сов. Россіи, которые прежде ходили въ Церковь, а затѣмъ перестали ходить, иногда вызывали въ М.Г.Б. (бывш. Г.П.У.) и спрашивали — почему они перестали ходить въ церковь. При этомъ требовалось выбрать одно изъ двухъ: или начать ходить въ Сов. Церковь или написать и напечатать письмо въ Редакцію сов. газеты съ отреченіемъ отъ всякой религіи, какъ «опіума для народа». (Такимъ образомъ посѣщеніе сов. церкви было эквивалентомъ отреченія отъ Христа).

Одинъ священникъ совѣтской Церкви, бѣжавшій изъ Совѣтской зоны Германіи въ 1948 г. въ Американскую зону, лично мнѣ разсказалъ о своемъ вызовѣ въ М.Г.Б. (Г.П.У.) гдѣ его «попросили» повліять на одну пожилую женщину, мать совѣтскаго генерала, чтобы она перестала ходить въ церковь. При этомъ священнику категорически запрещено было, подъ страхомъ тяжкаго наказанія, упоминать о вмѣшательствѣ въ это дѣло органовъ М.Г.Б. Священникъ просьбу выполнилъ.

Всѣ обнаруженные въ Совѣтской зонѣ Германіи тайные священники были безпощадно разстрѣляны. Также разстрѣляны были и вообще всѣ священники не признавшіе патріарха Алексія.

По многочисленнымъ свидѣтельствамъ бѣженцевъ изъ Сов. Россіи, посѣщавшихъ тамъ Совѣтскую церковь за періодъ съ /с. 12/ 1945-1949 г.г., большинство изъ вѣрующихъ рѣзко отрицательно относятся къ Высшей Церковной іерархіи, особенно, персонально, къ патріарху Алексію.

«Не могу жить безъ церкви» — говорятъ нѣкоторые обыватели, «а Патріарха совѣтскаго не признаю».

Многіе посѣщаютъ совѣтскіе храмы только изъ-за имѣющихся тамъ чтимыхъ или чудотворныхъ иконъ.

«Въ церковь ходимъ, когда нѣтъ тамъ богослуженія, чтобы приложиться къ иконамъ», — говорятъ иные. «Съ богослуженія часто уходимъ, когда въ проповѣдяхъ восхваляютъ Сталина», — говорятъ другіе.

«Въ церковь хожу, но не исповѣдуюсь и не причащаюсь, потому что епископы и священники служатъ сов. власти», — разсуждаютъ иные.

Имѣются священники, которые дома плачутъ и каются, что служатъ въ сов. церкви. Но имѣются и другіе священники и монахи, которые говорятъ, что «ложь въ церкви нынѣ во спасеніе», а главное — «соблюденіе каноновъ». Цѣликомъ оправдывающихъ слова и дѣла Патріарха Алексія очень немного, преимущественно изъ числа приспособившихся къ Совѣтской власти интеллигентовъ-профессоровъ. Чѣмъ проще народъ, тѣмъ болѣе ясно онъ видитъ ложь въ Церкви и скорбитъ объ этомъ.

Несомнѣнно, что огромное большинство клира и мірянъ Патріаршей Совѣтской Церкви — такъ называемые «ПАДШІЕ ВО ВРЕМЯ ГОНЕНIЙ».

Одинъ бѣженецъ «оттуда», очень церковный человѣкъ, изъ-за рѣдкой возможности попасть въ Катакомбную Церковь иногда заходившій въ совѣтскіе храмы и потомъ мучавшійся этимъ, категорически утверждаетъ: «если произойдеть переворотъ и Церковь призоветъ ходившихъ въ совѣтскіе храмы покаяться, то покаяніе будетъ искреннимъ и всеобщимъ».

Большинство изъ посѣщающихъ совѣтскіе храмы убѣждены, что за рубежомъ существуетъ «настоящая Русская Православная Церковь, которая не признаетъ Совѣтскаго Патріарха» (По свидѣтельству очень многихъ).

Имя Митрополита Анастасія и его дѣятельность болѣе извѣстны въ настоящее время среди вѣрующихъ въ Сов. Россіи, чѣмъ прежде было извѣстно имя и дѣятельность за рубежомъ Митрополита Антонія (напр. о. Карловацкомъ Соборѣ почти никому не было извѣстно). Это объясняется временной нѣмецкой оккупаціей, благодаря которой огромное количество населенія Сов. Россіи узнало о дѣятельности зарубежнаго духовенства.

/с. 13/ Въ первые годы оккупаціи бывшее подсовѣтское населеніе не могло разобраться въ различныхъ юрисдикціяхъ Прав. Церкви зарубежомъ и одинаково относилось ко всѣмъ. Но, постепенно, оно стало разбираться, и съ глубокой радостью привѣтствуя именно Русскую Соборную Зарубежную Церковь, возглавляемую Митрополитомъ Анастасіемъ, стало съ негодованіемъ отзываться о другихъ церковныхъ юрисдикціяхъ. Этимъ объясняется то обстоятельство, что подавляющее большинство такъ называемой новой эмиграціи влилось активно въ Соборную Зарубежную Церковь.

Экзархъ Прибалтики, Митрополитъ Сергій (Воскресенскій), распространившій свою церковную власть на Псковскій и Новгородскій округа во время нѣмецкой оккупаціи, тщетно боролся, грозя прещеніями, съ частымъ нарушеніемъ его распоряженій о поминовеніи Совѣтскаго Митрополита Сергія. Священники Катакомбной Церкви, начавшіе служить въ открываемыхъ въ большомъ количествѣ нѣмцами православныхъ храмахъ, категорически отказывались поминать совѣтскаго митрополита. Такъ, напр., въ г. Сольцы Новгородской епархіи митрофорный протоіерей о. В., бывшій благочинный церквей города Минска, а затѣмъ ставшій катакомбнымъ священникомъ, несмотря на строжайшій приказъ благочиннаго Новгородскаго района о.  Василія Рушанова (посланнаго экзархомъ-митрополитомъ) — категорически отказался поминать Сов. Митрополита Сергія. Это было въ 1942 г. А въ 1943 и въ 1944 г.г. о. В. сталъ тайно поминать Митрополита Анастасія.

Въ настоящее время извѣстно, что многіе изъ побывавшихъ подъ нѣмецкой оккупаціей и попавшихъ обратно въ Сов. Россію, посѣщая совѣтскіе церкви — мысленно молятся за Митрополита Анастасія, считая его Главой Православной Церкви.

Вотъ тѣ скудныя по количеству, но чрезвычайно значительныя по качеству, свѣдѣнія, которыя мною получены частично устно и непосредственно, а частично черезъ переписку съ лично мнѣ неизвѣстными бѣженцами изъ-за «желѣзнаго занавѣса» въ періодъ 1945-1949 г.г.

Категорически отвергая тяжко погрѣшившую передъ Русской Православной Церковью и передъ Русскимъ народомъ Высшую іерархію Совѣтской Церкви (Патріарховъ Сергія и Алексія и ихъ активныхъ убѣжденныхъ помощниковъ) мы должны чрезвычайно осторожно и внимательно отнестись къ вопросу о томъ, что собою представляетъ ихъ паства.

/с. 14/ Катакомбная Церковь, существующая въ настоящее время въ условіяхъ совѣтскаго ада, дѣлаетъ воистину святое дѣло. Участниками этой лучезарной Церкви, будетъ ли то Архипастырь, пастырь, подпасокъ или сознательно, съ разсужденіемъ пришедшій въ нее рядовой членъ паствы, — могутъ быть только немногіе, избранные, способные не только «жить въ Церкви» (по выраженію Хомякова), но и мученически за Нее умеретъ. Подобнаго подвига нельзя требовать отъ широкихъ народныхъ массъ. Массы — оказались «падшими во время гоненій». Степень, формы, условія, характеръ и обстоятельства паденія должны быть приняты во вниманіе въ каждомъ отдѣльномъ случаѣ. Грѣхъ паденія долженъ быть обличаемъ, но степень отвѣтственности соблазняющихъ, соблазняющихся и соблазненныхъ «малыхъ сихъ» — должна быть различной.

Проф. Ив. Андреевъ.       

Источникъ: Проф. Ив. Андреевъ. О положеніи Православной Церкви въ Совѣтскомъ Союзѣ. Катакомбная Церковь въ СССР. Докладъ прочитанный 7/XII 1950 г. передъ Архіерейскимъ Соборомъ. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1951. — 14 с.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.