Церковный календарь
Новости


2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. М. Андреевскій († 1976 г.)

Иванъ Михайловичъ Андреевскій родился 14 (27) марта 1894 г. въ С.-Петербургѣ въ семьѣ архіваріуса М. П. Андреевскаго. Его дѣдъ по отцу былъ священникомъ. Въ Парижѣ три семестра слушалъ лекціи по философіи въ Сарбоннѣ. Окончилъ историко-филологическій факультетъ Петербургскаго университета. Одновременно отбывалъ въ Николаевскомъ госпиталѣ воинскую повинность, работая фельдшеромъ въ психіатрическомъ отдѣленіи. Получилъ ученыя степени въ области медицины, литературы, философіи и богословія. Въ 1926 г. членъ братства преп. Серафима Саровскаго. Всѣ члены братства были противниками обновленчества и Деклараціи 1927 г. Въ декабрѣ 1927 г. лично убѣждалъ митр. Сергія (Страгородскаго) отказаться отъ компромисса съ безбожной властью. Былъ арестованъ и въ 1927-1932 гг. находился въ заключеніи на Соловкахъ, гдѣ общался съ епископами-исповѣдниками. По выходѣ изъ совѣтскаго концлагеря сталъ активнымъ участникомъ катакомбнаго («іосифлянскаго») движенія, одновременно работая врачемъ-психіаторомъ и педіаторомъ. Попавъ во время Второй міровой войны за границу, сначала въ Германію, а затѣмъ въ США, И. М. Андреевскій присоединился къ РПЦЗ. Двадцать лѣтъ преподавалъ въ Свято-Троицкой семинаріи въ г. Джорданвилль (США). Читалъ курсы патрологіи, нравственнаго богословія, апологетики, исторіи Церкви, психологіи, логики и исторіи литературы. Авторъ многочисленныхъ трудовъ. Писалъ подъ псевдонимомъ «Андреевъ». Скончался 17 (30) декабря 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія И. М. Андреевскаго (Андреева)

Проф. И. М. Андреевскій († 1976 г.)
КРАТКІЙ ОБЗОРЪ ИСТОРІИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ ОТЪ РЕВОЛЮЦІИ ДО НАШИХЪ ДНЕЙ.

Часть I. Церковь въ Россіи.
Дѣло св. Патріарха Тихона.

Начало стѣсненія свободы св. Патріарха Тихона началось еще въ 1919 г., но формальный арестъ и заточеніе сначала въ монастырь, а затѣмъ въ Московское ГПУ — состоялось осенью 1922 г. послѣ дѣла митрополита Веніамина, когда Патріарху были предъявлены Совѣтской властью слѣдующія обвиненія: 1) Патріархъ препятствовалъ спасенію жизней погибавшихъ отъ голода; 2) Патріархъ сочувствовалъ контръ-революціонному движенію въ періодъ гражданской войны и поддерживалъ своимъ авторитетомъ выступленія заграничныхъ «контръ-революціонныхъ» круговъ (въ частности политическую сторону дѣятельности Церковнаго Собора 1921 г. въ Сремскихъ Карловцахъ, т. наз. Карловацкаго Собора).

Обвиненія эти были совершенно голословны и не могли быть никакъ доказаны. Наоборотъ, даже въ офиціальной печати въ свое время были сообщены Посланія и Призывы св. патріарха Тихона, изъ которыхъ несомнѣнно явствовало его горячее стремленіе спасти голодающихъ. Принципіальная аполитичность патріарха Тихона также всѣмъ была хорошо извѣстна. Тѣмъ не менѣе, Совѣтская власть арестовала Патріарха и организовала агитацію среди темныхъ массъ и подонковъ населенія за вынесеніе повсемѣстно резолюцій, требующихъ смертнаго приговора Первосвятителю Россійской Православной Церкви. Зная методы «воздѣйствія» Совѣтской власти на населеніе (вплоть до пытокъ дѣтей на глазахъ родителей) — не приходится удивляться тому, что такія «резолюціи» стали въ большомъ количествѣ повсюду появляться. Достаточно привести одинъ примѣръ такой отвратительной и мерзкой «резолюціи», чтобы понять всю гнусность провокаціонной правительственной агитаціи противъ заточеннаго Патріарха.

Такъ, напримѣръ, отъ имени крестьянъ Загарской волости /с. 38/ (губернія не указана) въ «Извѣстіяхъ ВЦИК» № 87 (1824) отъ 21 апрѣля 1923 г., была напечатана такая «резолюція»:

«Мы, безпартійные крестьяне Загарской волости, узнавъ, что въ ближайшемъ будущемъ имѣетъ быть судебный процессъ патріарха Тихона, заявляемъ, что онъ кровопіецъ въ рясѣ, контръ-революціонеръ и людоѣдъ... мы требуемъ отъ Центральной Совѣтской власти вынести кровопійцѣ патріарху Тихону суровую и безпощадную мѣру наказанія».

Послѣ ряда такихъ «требованій отъ населенія», въ «Извѣстіяхъ ВЦИК» № 90 (1827), отъ 25 апрѣля 1923 г. появляется слѣдующая замѣтка: «Массовыя резолюціи духовенства, осуждающія Патріарха еще до суда, и какъ предателя Церкви, и какъ контръ-революціонера-преступника, служатъ лучшимъ отвѣтомъ бѣлогвардейскимъ шавкамъ...»

Назначенный прокуроромъ по дѣлу патріарха Тихона извѣстный коммунистъ Крыленко, обращаясь къ представителямъ губернскихъ организацій, собранныхъ въ Москву для представленія «резолюцій» этихъ организацій, требующихъ вынесенія смертнаго приговора Патріарху, — заявилъ собравшимся: «судьба гражданина Тихона въ нашихъ рукахъ и вы можете быть увѣрены, что мы не пощадимъ этого представителя классовъ, которые въ теченіе столѣтій угнетали русскій народъ и которые до сихъ поръ не отказались отъ мысли о борьбѣ съ суверенной волей русскаго пролетаріата. Совѣтское Правительство твердо рѣшило отвѣтить на эти попытки самой энергичной контръ-атакой. Оно будетъ безпощадно и не окажетъ никому снисхожденія. Пролетаріатъ долженъ во что бы то ни стало удержаться на завоеванныхъ позиціяхъ. Въ настоящее время одной изъ главныхъ стадій борьбы, которую мы ведемъ, является борьба противъ религіозныхъ предразсудковъ и слѣпаго фанатизма массъ. Мы объявили войну религіи, войну всѣмъ вѣроисповѣданіямъ, каковы бы они ни были. Русскій народъ долженъ освободиться отъ этого послѣдняго ига».

Гоненія и преслѣдованія Церкви Совѣтской богоборческой властью еще не были самымъ страшнымъ испытаніемъ вѣрующихъ. Такое испытаніе наступило тогда, когда въ самой Церкви появилось движеніе, начатое священниками-предателями Введенскимъ и Красницкимъ. Движеніе это, подъ названіемъ «Живой Церкви» или «Обновленчества», послѣ ареста Патріарха стало рости и быстро распространяться по всей Совѣтской Россіи.

Это были плоды посѣянные еще до революціи либеральной интеллигенціей. Революція извратила іерархію духовныхъ цѣнностей. Священная формула Православной Россійской Самодержавной Народной Государственности — «Православіе, Самодержавіе, Народность», при которой народныя массы сдерживались Государственной властью, отвѣтственной передъ Богомъ и Православной Церковью, — была уничтожена. Вмѣсто священной формулы появилась лукавая сатанинская антихристіанская формула: «Диктатура пролетаріата», съ его требованіемъ «Вся власть Совѣтамъ».

/с. 39/ Высшая духовная цѣнность — религія — была провозглашена «Опіумомъ для народа», а потому и отвергнута. Вѣра въ Бога была замѣнена вѣрой въ атеизмъ и матеріализмъ. Интересы всего народа были сведены къ интересамъ классовъ пролетаріата и крестьянства. Но въ виду «несознательности» класса крестьянъ, «ведущая» роль предоставлена была пролетаріату. А такъ какъ весь пролетаріатъ, въ массѣ, былъ признанъ также «малосознательнымъ», то «Диктатура Пролетаріата» превратилась въ Диктатуру Коммунистической большевицкой партіи. Но такъ какъ партія, какъ масса также была признана «недостаточно сознательной», то «диктатура» перешла къ руководству Партіи, ограниченной группѣ лицъ, объединенныхъ общимъ атеистически-матеріалистическимъ Марксо-коммунистическимъ міровоззрѣніемъ. Во главѣ партіи всталъ «вождь», сначала Ленинъ, а затѣмъ Сталинъ. Вождь получилъ ничѣмъ неограниченную власть. Итакъ Православіе (и съ нимъ всякая высшая религіозная цѣнность) — было отмѣнено. Царь былъ убитъ и идея Православно-Самодержавной Царской власти была отвергнута. Ложно называемая «народная власть» фактически превратилась въ деспотическую власть надъ народомъ единоличнаго «вождя», не отвѣтственнаго ни предъ чѣмъ, и не исповѣдующаго ни религіи, ни нравственности.

«Поражу Пастыря и разсѣются овцы». Послѣ пораженія Пастыря-Патріарха — разсѣялись овцы. Появились Іуды-предатели въ самой Церкви и масса волковъ въ овечьихъ шкурахъ, имъ помогающихъ. Возникъ, по словамъ священника проф. К. Зайцева — «Кошмаръ фальсифицированной Церкви, оказавшейся по отдѣльнымъ мѣстамъ, въ обладаніи чуть ли не всѣхъ храмовъ» (К. Зайцевъ, «Православ. Церковь въ Сов. Россіи», Шанхай, 1947 г.). «Живая», «Обновленческая» Церковь, поддерживаемая Сов. властью, обрушившейся со всей силой гоненій, террора и пытокъ на «Тихоновскую», т. е. законную Патріаршую Русскую Православную Церковь, — стала распространяться по всей Россіи. Патріархъ Тихонъ былъ арестованъ и изолированъ отъ населенія. Но населеніе духовно было съ Патріархомъ. Въ отвѣтъ на гоненія и мученія, вѣрующая паства, хотя въ большинствѣ своемъ, не выдержавъ искуса пытокъ, и подчинилась Сов. власти, — стала игнорировать «Красную Церковь» и рѣшила лучше не посѣщать никакой церкви, чѣмъ посѣщать «церковь» предателей. Появились и явные исповѣдники и даже мученики за «Тихоновскую» Церковь. Когда число этихъ исповѣдниковъ и мучениковъ постепенно, медленно, но непрерывно стало увеличиваться — Сов. власть рѣшила перемѣнить тактику борьбы. Не желая создавать «новаго Гермогена», — она отказалась отъ мысли о казни патріарха Тихона. Рѣшено было пытками, если не физическими, то нравственными и дьявольски-хитрыми соблазнами склонить самаго Патріарха на уступки, которыя онъ сдѣлалъ бы лично, съ высоты (моральной и административной) своего патріаршаго престола.

/с. 40/ Еще до полнаго лишенія Патріарха свободы, 12 мая 1922 г., отъ патріарха Тихона, при обстоятельствахъ, остающихся до сихъ поръ еще не вполнѣ выясненными, было вырвано согласіе на временную передачу верховнаго Управленія Церковью другому Архипастырю. Въ этотъ день, 12 мая 1922 г., группа духовенства въ составѣ протоіерея Введенскаго, священниковъ Красницкаго, Калиновскаго, Бѣлкова и псаломщика Стадника явилась къ Патріарху въ Троицкое Подворье и имѣла съ нимъ продолжительную бесѣду. Смыслъ бесѣды заключался въ требованіи отъ патріарха Тихона созыва для устроенія Церкви Помѣстнаго Собора и полнаго отстраненія Патріарха до Соборнаго рѣшенія отъ управленія Церковью. Въ качествѣ моральной пытки, долженствующей «повліять» на рѣшеніе Патріарха, группой этого «революціоннаго духовенства» былъ употребленъ слѣдующій пріемъ: Патріарху было указано, что послѣ только что закончившагося процесса Московскаго ГУБВОЕНТРИБУНАЛА (по дѣлу о сопротивленіи изъятію церковныхъ цѣнностей), 11 человѣкъ приговорено къ смертной казни. Если Патріархъ согласится на предложеніе объ отреченіи отъ своей власти, — то означенные 11 вѣрующихъ не будутъ казнены. Послѣ этой бесѣды-пытки, въ Извѣстіяхъ ВЦИК было напечатано: «...Группа духовенства потребовала отъ Патріарха Тихона созыва для устроенія Церкви Помѣстнаго Собора и полнаго отстраненія Патріарха до Соборнаго рѣшенія отъ управлеиія Церковью. Въ результатѣ бесѣды, послѣ нѣкотораго раздумья, Патріархъ написалъ отреченье, съ передачей своей власти до Помѣстнаго Собора одному изъ высшихъ іерарховъ».

11 человѣкъ, приговоренныхъ къ смертной казни, — казнены не были.

Временнымъ замѣстителемъ своимъ Патріархъ назначилъ 70-лѣтняго Митрополита Агаѳангела. Но митрополиту Агаѳангелу Сов. власть не позволила выѣхать изъ Ярославля, а затѣмъ онъ былъ арестованъ. Незадолго до ареста митрополита Агаѳангела, къ нему явилась депутація отъ «живой церкви», которая обѣщала свою поддержку, въ случаѣ если онъ признаетъ «живую церковь» и приметъ участіе въ ея работѣ. Митрополитъ отказался и вскорѣ былъ арестованъ.

Не довольствуясь всѣми достигнутыми, въ результатѣ заточенія Патріарха, успѣхами, Сов. власть созываетъ въ началѣ мая 1923 года Церковный лже-соборъ изъ послушныхъ ему представителей духовенства и мірянъ. При помощи непревосходимыхъ по цинизму пріемовъ, всѣ неугодные элементы на «выборахъ» въ «Соборъ» были устранены. Однимъ изъ «Постановленій» этого «Собора» было лишеніе сана Патріарха, только ради предоставленія Сов. власти возможности судить Главу Церкви, какъ простого гражданина. Самъ Патріархъ Тихонъ законнымъ этого постановленія не призналъ.

Для характеристики этого «краснаго собора», какъ его на/с. 41/звали вѣрующія массы, достаточно привести два примѣра «Обращенія».

«Второй соборъ Русской Православной Церкви, открывая свои работы, шлетъ свою благодарность Всероссійскому Исполнительному Комитету за разрѣшеніе собраться избраннымъ сынамъ церкви, чтобы обсудить назрѣвшіе вопросы. Вмѣстѣ съ этой благодарностью, соборъ шлетъ и свое привѣтствіе Верховному Органу Рабоче-Крестьянской власти и В. И. Ленину. Великій октябрскій переворотъ государственными методами приводитъ въ жизнь великія начала равенства и труда, имѣющіеся и въ христіанскомъ ученіи». Привѣтствіе кончается словами: «В. И. Ленину соборъ желаетъ скорѣйшаго выздоровленія, чтобы онъ снова сталъ впереди борцовъ за великую соціальную правду».

Нравственный авторитетъ участниковъ этого «Собора» опредѣляется слѣдующими словами одного изъ главнѣйшихъ его руководителей — протоіерея Введенскаго, напечатанными въ «ИЗВѢСТІЯХЪ ВЦИК» № 97 1923 г.:

«Мы должны обратиться со словами глубокой благодарности къ Правительству, которое, вопреки клеветѣ заграничныхъ шептуновъ, не гонитъ церкви. Въ Россіи каждый можетъ исповѣдывать свои убѣжденія. Слово благодарности должно быть высказано единственной въ мірѣ власти, которая творитъ, не вѣруя, то дѣло любви, которое мы, вѣруя, не исполняемъ, а также вождю Сов. Россіи В. И. Ленину»...

Однимъ изъ «Соборныхъ Постановленій» «Краснаго Собора» было слѣдующее:

«Церковнымъ людямъ не надлежитъ видѣть въ Сов. Власти — Власть Антихристову. Наоборотъ, Соборъ обращаетъ вниманіе, что Совѣтская власть, государственными методами, одна во всемъ мірѣ, имѣетъ осуществить идеалы царства Божія. Поэтому каждый вѣрующій церковникъ долженъ быть не только честнымъ гражданиномъ, но и всемѣрно бороться, вмѣстѣ съ Совѣтской властью, за осуществленіе на землѣ идеаловъ царства Божія».

Съ великой скорбью и святымъ негодованіемъ слѣуетъ отмѣтить, что Константинопольскій вселенскій православный патріархъ солидаризировался по вопросу объ осужденіи патріарха Тихона — съ Совѣтской властью.

Въ это же время со стороны Западнаго міра, въ лицѣ цѣлаго ряда выдающихся общественныхъ и политическихъ европейскихъ дѣятелей, было проявлено къ дѣлу и участи патріарха Тихона — серьезное вниманіе, которое не могло пройти безъ вліянія на Сов. власть (см. списокъ и изложеніе всѣхъ Обращеній къ Сов. Правительству отъ различныхъ государствъ — въ «ЧЕРНОЙ КНИГѢ» А. А. Валентинова, Парижъ, 1925 г.).

Предполагаемый процессъ Патріарха, о которомъ долго, и много, и злостно писали всѣ Совѣтскія газеты, съ предварительной агитаціей за смертную казнь — не состоялся.

/с. 42/ Заключеніемъ въ тюрьму Патріарха Совѣтская власть воспользовалась для организаціи новой церковной власти, т. наз. «живой» или «обновленческой» церкви, которую, при помощи пропаганды, террора и насилія стали распространять по всей странѣ, жестоко и безпощадно при этомъ преслѣдуя т. наз. «тихоновцевъ», т. е. тѣхъ, кто оставался вѣрнымъ св. патріарху Тихону.

Читая въ заключеніи газеты, св. патріархъ Тихонъ съ каждымъ днемъ все больше приходилъ въ ужасъ, видя, какъ «живцы» и «обновленцы» захватываютъ въ свои руки всѣ церкви и всю Высшую Церковную власть въ Россіи.

Съ великой скорбью слѣдуетъ отмѣтить, что соблазнившимися и павшими во время гоненій оказались и выдающіеся іерархи (напр. митрополитъ Сергій Нижегородскій, по фамилій Страгородскій, одно время уклонившійся въ обновленчество, но затѣмъ покаявшийся).

Въ это время усилились моральныя пытки, которымъ стали подвергать Патріарха въ заключеніи. Предъ Святѣйшимъ встала возможность уничтоженія всей «Красной Церкви» и облегченія невыразимыхъ страданій истинныхъ вѣрующихъ, если только онъ пойдетъ на уступки богоборческой власти. Передъ нимъ встала проблема: на какихъ условіяхъ возможна легализація Православной Церкви въ безбожномъ и богоборческомъ Государствѣ? Патріарху надо было исчерпать со своей стороны, жертвуя, если это потребуется, своимъ престижемъ и славой мученика, всѣ возможности для блага Церкви, не нанося ущерба престижу самой св. Православной Церкви, христіанской морали вообще, настроенію церковнаго народа и клира и не нарушая церковные каноны, Для этой цѣли, кромѣ своихъ Посланій и Заявленій, которыя могли быть пріятны Сов. власти, патріархъ Тихонъ въ свое время сдѣлалъ попытки завести въ угоду ей новый календарный стиль (послѣ того, какъ это сдѣлала Вселенская Константинопольская Церковь), учредить при себѣ Высшее Церковное Управленіе съ участіемъ агента большевиковъ (одного протоіерея) и предложить поминовеніе властей за богослуженіемъ. Но когда вѣрный Патріарху епископатъ, клиръ и народъ не приняли этихъ мѣръ на мѣстахъ, то Патріархъ охотно и радостно отмѣнилъ свои распоряженія.

Видя беззаконное господство, при помощи Сов. власти, обновленцевъ, видя моря крови и слыша повсемѣстные стоны отъ невѣроятныхъ пытокъ вѣрующихъ, видя, какъ одинъ за другимъ падаютъ и соблазняются даже избранные (напр. указанный выше Владимірскій, а затѣмъ Нижегородскій митрополитъ Сергій, который обратился съ Архипастырскимъ Призывомъ присоединиться къ тѣмъ, кто безоговорочно подчинились Высшему Церковному Управленію «Живой» «Обновленческой» церкви) — Св. Патріархъ Тихонъ рѣшился пойти на тотъ рядъ уступокъ и компромиссовъ съ Сов. властію, которыя могли бросить тѣнь на /с. 43/ нравственную личность самаго Патріарха, но которыя не только не приносили духовнаго вреда Церкви, но и сохраняли ея духовную свободу.

Св. патріархъ Тихонъ согласился написать Посланіе, въ которомъ осуждалъ всякое посягательство на Сов. власть и отмежевывался отъ всякой контръ-революціи.

26-го іюня 1923 г. было опубликовано поразившее всѣхъ своей неожиданностью лаконическое извѣстіе объ освобожденіи Патріарха изъ заключенія.

Въ «Извѣстіяхъ ВЦИК» отъ 29 іюня 1923 г., подъ рубрикой «среди церковниковъ», опубликовано было Посланіе Патріарха, выпущенное имъ наканунѣ, «Къ архипастырямъ, пастырямъ и пасомымъ Православной Церкви». Въ немъ Патріархъ отказывался признать надъ собою приговоръ «Живоцерковнаго Собора» и отвергалъ обвиненія, предъявленныя ему этимъ «Соборомъ»; въ политической контръ-революціи онъ неповиненъ, т. к. уже съ 1919 г. имъ были даны Церкви точныя указанія о невмѣшательствѣ въ политику.

«Конечно» — писалъ Патріархъ — «я не выдавалъ себя за такого поклонника Сов. власти, какимъ объявили себя церковные обновленцы, но ужъ и не такой контръ-революціонеръ, какимъ представляетъ меня «Соборъ». Тутъ же Патріархъ заявлялъ: «...Я рѣшительно осуждаю всякое посягательство на Сов. власть, откуда бы оно не исходило».

Моментъ выхода св. Патріарха Тихона изъ тюрьмы запечатленъ очевидцами.

«Многотысячная толпа задолго залила всю площадь около тюрьмы. Вдали стоялъ экипажъ. Большой отрядъ чекистовъ по обѣ стороны толпы образовали корридоръ отъ воротъ тюрьмы къ экипажу. Послѣ долгаго ожиданія раскрылись ворота и показался Патріархъ. Длинные всклокоченные сѣдые волосы, спутанная борода, глубоко впавшіе глаза на осунувшемся лицѣ, ветхая солдатская шинель, одѣтая на голое тѣло. Патріархъ былъ босъ...

Потрясенная многотысячная толпа, какъ одинъ человѣкъ, опустилась на колѣни и пала ницъ... Медленно шелъ Патріархъ къ экипажу, обѣими руками благословляя толпу, и слезы катились по его измученному лицу»...

Народъ встрѣчалъ св. Патріарха со слезами великой невыразимой радости. Лишь въ малой степени радость омрачалась фактомъ «покаянія» Патріарха предъ Сов. властію, которое усиленно стали раздувать газеты. Народъ понялъ мотивы, по которымъ Патріархъ подписалъ такую «бумажку», и не придалъ ей никакого значенія, отлично, безъ словъ, понимая, что это дѣйствительно только «бумажка», которая ни въ какой степени не опредѣляла по существу ни отношенія Патріарха къ сов. власти, ни отношенія сов. власти къ Патріарху.

/с. 44/ Освобожденіе Патріарха было Великимъ Историческимъ событіемъ въ Исторіи многострадальной Русской Православной Церкви.

Нѣтъ словъ, чтобы выразить повсемѣстное ликованіе вѣрующихъ, всеобщее облегченіе отъ безысходнаго кошмара «живой» «обновленческой» церкви съ его «ВЦУ» (Высшее Церковное Управленіе).

Вся нечисть этой лже-церкви въ одинъ моментъ была сметена, растаяла, какъ воскъ отъ огня, какъ дымъ отъ вѣтра, какъ кошмаръ отъ пробужденія.

Дѣятельность живоцерковниковъ-обновленцевъ, съ Православной церковной точки зрѣнія была болѣе ужасна, чѣмъ дѣятельность партійныхъ большевиковъ. Ложь въ сердцѣ церкви — ужаснѣе лжи гдѣ бы то ни было.

Установивъ, что ложь и обманъ явились основой дѣятельности живоцерковниковъ, св. патріархъ Тихонъ изрекъ на нихъ строгія прещенія, а постановленія ихъ призналъ недѣйствительными, ничтожными. Всѣ дѣйствія и таинства, совершаемыя такими отпавшими отъ Церкви епископами и священниками, Патріархъ объявилъ «безблагодатными и не имѣющими силы».

Патріархъ предложилъ всѣмъ уклонившимся въ грѣхъ священникамъ и епископамъ очиститься покаяніемъ и возвратиться въ лоно единой Вселенской Православной Церкви. Многіе покаялись.

Почему же Патріархъ Тихонъ былъ освобожденъ и избавленъ отъ суда съ предрѣшеннымъ заранѣе смертнымъ приговоромъ? Конечно, имѣли большое значеніе тѣ протесты, которые шли отъ иностранныхъ государствъ всего міра. Но еще болѣе имѣлъ значеніе ростъ моральнаго авторитета гонимыхъ за непорочную невѣсту Христову истинную «тихоновскую» Русскую Православную Церковь.

Безпрерывно мучая и нравственно пытая патріарха Тихона, Сов. власть не упускала случая подчеркивать, что вся проливаемая вѣрующими кровь, находится въ непосредственной зависимости отъ поведенія Патріарха.

Однажды Патріарху пришлось лично принять участіе, въ качествѣ свидѣтеля, въ процессѣ, возбужденномъ большевиками противъ группы священнослужителей. Патріархъ былъ предупрежденъ, что судьба обвиняемыхъ зависитъ отъ его показаній. Это былъ процессъ многочисленныхъ священниковъ, кончившійся въ началѣ мая 1922 г., на которомъ инсценировался «гласный судъ». Вотъ описаніе очевидца допроса Патріарха и поведенія обвиняемыхъ и слушателей.

«Когда въ дверяхъ зала показалась величавая фигура въ черномъ облаченіи, сопровождаемая двумя конвойными, всѣ невольно встали... Всѣ головы низко склонились въ глубокомъ почтительномъ поклонѣ. Святѣйшій Патріархъ спокойно-велича/с. 45/во осѣнилъ крестомъ подсудимыхъ и, повернувшись къ судьямъ, прямой, величественно-строгій, опершись на посохъ, сталъ ждать допроса.

«Вы приказывали читать всенародно Ваше Воззваніе, призывая народъ къ неповиновенію властямъ?» — спросилъ Предсѣдатель.

Спокойно отвѣчаетъ Патріархъ: «Власти хорошо знаютъ, что въ моемъ Воззваніи нѣтъ призыва къ сопротивленію властямъ, а лишь призывъ сохранить свои святыни, и во имя сохраненія ихъ просить власть дозволить уплатить деньгами ихъ стоимость и, оказывая тѣмъ помощь голоднымъ братьямъ, сохранить у себя свои святыни».

«А вотъ этотъ призывъ будетъ стоить жизни вашимъ покорнымъ рабамъ» — и Предсѣдатель картиннымъ жестомъ указалъ на скамьи подсудимыхъ.

Благостно-любящимъ взоромъ окинулъ старецъ служителей алтаря и ясно и твердо сказалъ: «Я всегда говорилъ и продолжаю говорить, какъ слѣдственной власти, такъ и всему народу, что во всемъ виноватъ я одинъ, а это лишь моя Христова Армія, послушно исполняющая велѣнія ей Богомъ посланнаго Главы. Но если нужна искупительная жертва, нужна смерть невинныхъ овецъ стада Христова», тутъ голосъ Патріарха возвысился, сталъ слышенъ во всѣхъ углахъ громаднаго зала, и самъ онъ какъ будто выросъ, когда, обращаясь къ подсудимымъ, поднялъ руку и благословилъ ихъ, громко, отчетливо произнося: «благословляю вѣрныхъ рабовъ Господа Іисуса Христа на муки и смерть за Него». Подсудимые опустились на колѣни... Допросъ Патріарха былъ оконченъ... Засѣданіе въ этотъ вечеръ болѣе не продолжалось»...

...«На разсвѣтѣ 25-го апрѣля 1922 г. вынесенъ приговоръ «справедливаго и нелицепріятнаго» «народнаго» суда: 18 человѣкъ — къ разстрѣлу, остальные — къ различнымъ срокамъ каторги. На предложеніе Предсѣдателя просить высшую власть о помилованіи — было отвѣчено горячей рѣчью о. протоіерея Заозерскаго и отказомъ отъ лица всѣхъ приговоренныхъ... Только вздохъ пронесся по залѣ при объявленіи приговора. Ни стона… ни плача. Приносилась великая искупительная жертва за грѣхи Русскаго народа, и безмолвно разошелся народъ. Но не домой, а на площадь, гдѣ всю ночь ожидали рокового часа многіе и многіе... Было уже свѣтло, солнце всходило, когда раскрылись тяжелыя двери суда и приговоренные «смертники», окруженные лѣсомъ штыковъ, показались на площади... Шли съ непокрытыми головами, со скрещенными на груди руками, со взоромъ, поднятымъ высоко къ небу, туда, гдѣ ждетъ ихъ Благостный Искупитель міра, гдѣ все прощено, все забыто, гдѣ нѣтъ ни страданій, ни зла... И громко-ликующе лилась ихъ пѣснь: «Христосъ воскресе изъ мертвыхъ»... Восторженно бросился къ нимъ народъ /с. 46/ съ отвѣтомъ: «Воистину воскресе»... Имъ цѣловали руки, полы одежды. Стража прикладами отгоняла толпы, но онѣ все прибывали, оттѣсняя солдатъ. Появились конные отряды, оттѣсняли народъ лошадьми, били прикладами, нагайками — ничего не помогало... Лилось восторженное пѣніе, рвался къ мученикамъ восторженный народъ... Появившійся грузовикъ съ красноармейцами врѣзался въ толпу. Приговоренныхъ схватили и буквально побросали внутрь его. Машина загрохотала и понеслась. Но радостное «Христосъ Воскресе» долго еще слышалось, долго звучало въ чистомъ воздухѣ весенняго солнечнаго утра»...

«Гласные суды» и «Показательные процессы» ясно показывали изумительную нравственную чистоту и религіозный подвигъ истинно-вѣрующихъ «Тихоновцевъ» и омерзительную низость и предательство всяческихъ обновленцевъ. И эти суды и процессы становились самой мощной религіозной проповѣдью, вмѣсто того, чтобы быть антирелигіозной пропагандой.

Не сразу это поняли представители Сов. власти. И оставили много документальныхъ данныхъ для ихъ обличенія будущими историками.

Главный аргументъ противъ «живоцерковниковъ» и «обновленцевъ», на который опирался и Патріархъ, и духовенство, и міряне, — было указаніе на нарушеніе св. каноновъ Православной Церкви. Все это заставило Сов. власть постепенно въ корнѣ измѣнить свою церковную политику и принять новые методы разложенія Церкви. Богоборцы стали искать такого «канонически правильнаго» епископа, который согласился бы, не нарушая каноновъ, служить сатанинской антихристовой власти.

Всѣ уступки, какія дѣлалъ св. патріархъ Тихонъ, — не удовлетворяли Совѣтское правительство. Духовной свободы Церкви Патріархъ не отдавалъ. Канонически правильный Патріархъ, при всѣхъ своихъ «раскаяніяхъ» и т. п. актахъ, не соглашался такъ «служить» Сов. власти, какъ ей было надо. Тѣ же изъ епископовъ, которые соглашались на подобное служеніе — нарушали каноны. Поэтому, главной задачей Сов. власти въ отношеніи Церкви стало стремленіе канонически-правильно оформить необходимое ей «служеніе» Церкви.

Дважды на жизнь Патріарха было произведено покушеніе. Однажды одинъ, якобы, «сумасшедшій» набросился на вышедшаго изъ алтаря епископа, но увидавъ, что это не Патріархъ, не нанесъ ему поврежденій. 9-го декабря 1923 г. въ 8 ч. вечера былъ убитъ келейникъ Патріарха Яковъ Полозовъ. По свидѣтельству друга патріарха Тихона, епископа Максима (въ міру проф. д-ръ М. А. Жижиленко), во время убійства келейника Патріархъ находился въ той же комнатѣ, сидя въ креслѣ, но убійца его не видѣлъ.

Моральныя пытки, въ видѣ конспиративныхъ секретныхъ непрестанныхъ «бесѣдъ» чекистовъ съ Патріархомъ, продолжались. /с. 47/ Трудно представить себѣ, какъ страдалъ Патріархъ. Его довели до того, что онъ, будучи по природѣ очень спокойнымъ человѣкомъ дрожалъ отъ волненія и раздраженія, когда ему докладывали о пріѣздѣ агента-чекиста.

Весной 1924 г. Константинопольскій патріархъ Григорій пытался вмѣшаться въ дѣла Русской Церкви съ цѣлью «примирить» «тихоновцевъ» съ «живцами». Св. Патріархъ Тихонъ категорически возсталъ противъ этой попытки.

25-го марта 1925 г., въ день Благовѣщенія, св. патріархъ Тихонъ, этотъ величайшій изъ новомучениковъ Россійскихъ, скончался. По свидѣтельству катакомбнаго епископа Максима (Проф. д-ра М. А. Жижиленко) — Патріархъ былъ отравленъ.

Послѣ смерти Патріарха было опубликовано завѣдомо подложное «предсмертное Воззваніе Патріарха Тихона», противорѣчащее тому, что всей своей жизнью проповѣдывалъ и исповѣдывалъ Святитель-мученикъ. Есть и прямые доказательства подлога. Въ «Воззваніи» Патріархъ называетъ себя «Патріархъ Московскій и всея Россійскія Церкви». Такъ никогда Патріархъ не писалъ. Онъ всегда писалъ про себя: «Патріархъ Московскій и всея Россіи». Подпись въ концѣ: «Патріархъ Тихонъ» — также никогда не могла быть сдѣлана святѣйшимъ. Онъ всегда подписывался: «Смиренный Тихонъ, Патріархъ Московскій и всея Россіи».

Похороны Патріарха были міровымъ событіемъ. Много милліоновъ вѣрующихъ пришло поклониться гробу, а затѣмъ, позднѣе, могилѣ Патріарха. Среди безчисленныхъ вѣнковъ, было много и изъ заграницы. На одномъ изъ заграничныхъ вѣнковъ была надпись: «Мученику религіи».

Источникъ: Проф. И. М. Андреевъ. Краткій обзоръ исторіи Русской Церкви отъ революціи до нашихъ дней. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1952. — С. 37-47.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.