Церковный календарь
Новости


2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
2018-10-10 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Соврем. экуменическое обновленчество (1992)
2018-10-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 102-е (12 марта 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 36.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. М. Андреевскій († 1976 г.)

Иванъ Михайловичъ Андреевскій родился 14 (27) марта 1894 г. въ С.-Петербургѣ въ семьѣ архіваріуса М. П. Андреевскаго. Его дѣдъ по отцу былъ священникомъ. Въ Парижѣ три семестра слушалъ лекціи по философіи въ Сарбоннѣ. Окончилъ историко-филологическій факультетъ Петербургскаго университета. Одновременно отбывалъ въ Николаевскомъ госпиталѣ воинскую повинность, работая фельдшеромъ въ психіатрическомъ отдѣленіи. Получилъ ученыя степени въ области медицины, литературы, философіи и богословія. Въ 1926 г. членъ братства преп. Серафима Саровскаго. Всѣ члены братства были противниками обновленчества и Деклараціи 1927 г. Въ декабрѣ 1927 г. лично убѣждалъ митр. Сергія (Страгородскаго) отказаться отъ компромисса съ безбожной властью. Былъ арестованъ и въ 1927-1932 гг. находился въ заключеніи на Соловкахъ, гдѣ общался съ епископами-исповѣдниками. По выходѣ изъ совѣтскаго концлагеря сталъ активнымъ участникомъ катакомбнаго («іосифлянскаго») движенія, одновременно работая врачемъ-психіаторомъ и педіаторомъ. Попавъ во время Второй міровой войны за границу, сначала въ Германію, а затѣмъ въ США, И. М. Андреевскій присоединился къ РПЦЗ. Двадцать лѣтъ преподавалъ въ Свято-Троицкой семинаріи въ г. Джорданвилль (США). Читалъ курсы патрологіи, нравственнаго богословія, апологетики, исторіи Церкви, психологіи, логики и исторіи литературы. Авторъ многочисленныхъ трудовъ. Писалъ подъ псевдонимомъ «Андреевъ». Скончался 17 (30) декабря 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія И. М. Андреевскаго (Андреева)

Проф. И. М. Андреевскій († 1976 г.)
КРАТКІЙ ОБЗОРЪ ИСТОРІИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ ОТЪ РЕВОЛЮЦІИ ДО НАШИХЪ ДНЕЙ.

Часть I. Церковь въ Россіи.

Документальныя данныя о расколѣ 1927-1929 г.г.
б) Не принявшіе Деклараціи.

Изъ безчисленныхъ Посланій со всѣхъ сторонъ Россіи къ митрополиту Сергію съ протестомъ противъ его Деклараціи, приведемъ одно изъ наиболѣе яркихъ и убѣдительныхъ.

Въ сентябрѣ 1927 г. по всей Сов. Россіи ходило по рукамъ «Посланіе изъ Кіева», (составленное повидимому епископомъ Дамаскинымъ Глуховскимъ, викаріемъ Черниговскимъ?) ...«Замѣститель Патріаршаго Мѣстоблюстителя м. Сергій, вмѣстѣ съ такъ называемымъ временнымъ Патріаршимъ Синодомъ, опубликовалъ «Обращеніе ко всѣмъ чадамъ Русской Церкви». За послѣдніе 10 лѣтъ не было документа, который разсчитывалъ бы имѣть такое значеніе въ церковной жизни, на какое претендуетъ сіе «Обращеніе». При первомъ знакомствѣ съ этимъ документомъ возникаетъ мысль сопоставить его съ Обращеніемъ къ народу покойнаго патріарха Тихона. Но надо сказать, что Посланія Патріарха, хотя и были обращены къ народу, всегда носили личный характеръ. Въ нихъ /с. 60/ Святѣйшій говорилъ о своихъ ошибкахъ, о своихъ взглядахъ, о своихъ намѣреніяхъ. Онъ одинъ несъ отвѣтственность за свои слова. Совсѣмъ иначе обстоитъ дѣло съ Деклараціей м. Сергія. Какъ видно изъ нея, она неразрывно связана съ такъ называемой «легализаціей», она является только первымъ актомъ, сдѣланнымъ въ центрѣ, за которымъ неизбѣжно должны послѣдовать соотвѣтственныя дѣйствія на мѣстахъ — во всѣхъ уголкахъ Русской Церкви... Съ роковой необходимостью отсюда слѣдуетъ выводъ: всѣ клѣточки церковнаго организма, если они хотятъ только быть въ единствѣ съ центральнымъ органомъ власти, должны тоже легализоваться и, конечно, на тѣхъ же условіяхъ. Значитъ своимъ дѣяніемъ м. Сергій ставитъ насъ въ необходимость или рѣшительно встать на тотъ путь, которымъ онъ идетъ самъ — путь легализаціи и деклараціи, или же встать на путь раздѣленія съ нимъ, со всѣмй вытекающими отсюда церковными и политическими послѣдствіями... Но кто такой м. Сергій? м. Сергій — замѣститель Мѣстоблюстителя Патріарха, который хотя и отдѣленъ отъ насъ тысячами верстъ и стѣною своего заточенія, однако, благодареніе Богу, еще живъ, является отвѣтственнымъ за Русскую Церковь предъ Богомъ святителемъ и поминается во всѣхъ храмахъ Русской Церкви... Разъ Мѣстоблюститель живъ, то, естественно, его замѣститель не можетъ безъ соглашенія съ нимъ предпринимать никакихъ существенныхъ рѣшеній, а долженъ только охранять и поддерживать существующій церковный порядокъ отъ всякихъ опасныхъ опытовъ и уклоненій отъ твердо намѣченнаго пути... Переговоры съ м. Петромъ и со всѣми русскими епископами несомнѣнно должны были быть выдвинуты м. Сергіемъ, какъ предварительныя условія возможности для него всякихъ отвѣтственныхъ выступленій. Но дѣло обстоитъ еще хуже. м. Сергій дѣйствуетъ не только безъ согласія епископата, но явно, вопреки его волѣ... Откуда тотъ ужасъ, тотъ кошмаръ, въ которомъ мы изнемогаемъ уже столько лѣтъ? Гдѣ причина того, что Церковь офиціально признанная законодательствомъ имѣющей право на свободное существованіе, находится въ положеніи совершеннаго безправія, въ состояніи «нелегальности» ? Кто виноватъ въ томъ, что наши святители умираютъ въ холодной тундрѣ и въ сыпучихъ пескахъ пустынь? Лучшіе представители духовенства большее время проводятъ въ тюрьмѣ, чѣмъ у себя дома. Наши обители уничтожаются, останки святыхъ оскорбляются, и мы не имѣемъ возможности совершать молитвословій, т. к. наши храмы переданы отступникамъ. Гдѣ причина этого? Декларація даетъ на это опредѣленный отвѣтъ. Митрополитъ говоритъ о принятой имъ на себя трудной задачѣ поставить Церковь на путь легальнаго существованія. И по его словамъ, мѣшать осуществленію этой задачи «можетъ лишь то, что мѣшало и въ первые годы совѣтской власти устроенію церковной жизни на началахъ лояльности. Это — недостаточное сознаніе всей серьезности совершившагося въ нашей странѣ». «На/с. 61/строеніе извѣстныхъ церковныхъ круговъ» — читаемъ мы дальше, «выражавшееся, конечно, и въ словахъ и въ дѣлахъ, и навлекавшее подозрѣніе сов. власти, тормозило и усилія св. Патріарха установить мирное отношеніе Церкви съ Совѣтскимъ Правительствомъ». Всюду эта Декларація противопоставляетъ это нелояльное прошлое — лояльному будущему, которое будетъ выражено въ дѣлахъ. Такъ вотъ истинная причина нашихъ неописуемыхъ церковныхъ бѣдствій. Она въ насъ самихъ, въ нашей нелояльности. Эта причина — единственная, которую подчеркиваетъ м. Сергій. Но указаніе м. Сергія не ново. Мы не разъ слышали его и отъ представителей власти и отъ нашихъ враговъ церковныхъ-обновленцевъ всѣхъ видовъ, которые обвиняли насъ въ нелояльности и преступности. Но мы называли это обвиненіе клеветой... Гдѣ «слова и дѣла» наши, гдѣ наши реальныя выступленія? Такъ говорили мы нашимъ обвинителямъ. Но что скажемъ мы, когда управляющій нами святитель самъ произноситъ намъ страшный приговоръ, самъ говоритъ о «словахъ и дѣлахъ». Не ставятъ ли эти слова черный крестъ надъ всѣми невыразимыми страданіями, пережитыми Церковью за послѣдніе годы, надъ всей ея героической борьбой за самосохраненіе? Не объявляютъ ли они весь подвигъ Церкви — преступленіемъ? И какъ прочитаютъ эти слова тѣ, кто изнемогаетъ теперь въ далекомъ изгнаніи? Что почувствуютъ они, увидѣвъ обвинителя въ лицѣ своего отвѣтственнѣйшаго собрата и не сорвется ли страшное слово «клевета» у нихъ въ отвѣтъ ему?.. Но этого мало... Наряду съ требованіемъ отказа отъ однихъ политическихъ настроеній, Декларація опредѣленно предлагаетъ намъ запастись другими. Нашъ долгъ оказывается не только въ томъ, чтобы отказаться отъ оппозиціонныхъ настроеній къ власти, но и въ томъ, чтобы обнаружить солидарность съ этой властью. «Мы должны» — говоритъ Декларація, — «показать, что мы... съ нашимъ Правительствомъ. Мы должны сознавать Сов. Союзъ нашей родиной, радости и успѣхи которой — наши радости, а неудачи — наши неудачи. Всякій ударъ, направленный въ Союзъ: будь то война, бойкотъ, какое нибудь общественное бѣдствіе, или просто убійство изъ-за угла, подобно Варшавскому, сознается нами, какъ ударъ, направленный въ насъ». Не становится ли, такимъ образомъ, «стражъ Русской Церкви» — сторожемъ Совѣтскаго аппарата и не превращается ли сонмъ служителей Церкви въ послушную и безотвѣтную армію «явныхъ и тайныхъ» сотрудниковъ власти! И какъ тогда должны будутъ реагировать церковные люди на такіе факты внутренней совѣтской политики, какъ поруганіе святынь, отобраніе храмовъ, разрушеніе обителей? Объ этомъ ничего не говоритъ м. Сергій со свойми собратьями. Онъ настроенъ чрезвычайно оптимистически по отношенію къ переживаемому моменту. По поводу предполагающейся легализаціи онъ предлагаетъ выразить «всенародную нашу благодарность Сов. Правительству за такое вниманіе къ духовнымъ нуждамъ православнаго на/с. 62/селенія». Въ чемъ же «вниманіе» Правительства и за что ему наша благодарность? Пока мы знаемъ одинъ фактъ: митроп. Сергій и Члены Синода имѣютъ возможность засѣдать въ Москвѣ и составлять Декларацію. Они въ Москвѣ... Но Первосвятитель Русской Церкви митроп. Петръ, вотъ уже не первый годъ безъ суда обреченъ на страшное томительное заключеніе. Они въ Москвѣ... Но митрополитъ Кириллъ, потерявшій счетъ годамъ своего изгнанія, на которое онъ былъ обреченъ безъ суда, находится нынѣ, если только онъ живъ, на много сотъ верстъ за предѣлами полярнаго круга. Митрополитъ Арсеній, поименованный среди членовъ Синода, не можетъ пріѣхать въ Москву, и въ пустыняхъ Туркестана, по его словамъ, готовится къ вѣчному покою. И многочисленный сонмъ русскихъ святителей совершаетъ свой страдальческій путь между жизнью и смертью въ условіяхъ невѣроятнаго ужаса. За что благодарить? За эти неисчислимыя страданія послѣднихъ лѣтъ? За храмы, попираемые отступниками? За то, что погасла лампада преп. Сергія? За то, что драгоцѣнные для милліоновъ вѣрующихъ останки преп. Серафима, а еще раньше останки святителей: Ѳеодосія, Митрофана, Тихона, Іоасафа — подверглись неимовѣрному кощунству? За то, что замолчали колокола Кремля и закрылась дорога къ Московскимъ святителямъ? За то, что печерскіе угодники и Лавра Печерская въ рукахъ у нечестивцевъ? За то, что Сѣверная наша Обитель стала мѣстомъ нашихъ непрекращающихся страданій? За эти мученія, за кровь митрополита Веніамина и другихъ убіенныхъ святителей? За что?.. Для насъ важенъ одинъ вопросъ: могъ ли бы м. Сергій предъ Крестомъ и Евангеліемъ присягнуть, что то, что онъ пишетъ въ деклараціи, включительно до «благодарности» — есть дѣйствительно голосъ его убѣжденій, свидѣтельство его неустрашимой и чистой пастырской совѣсти? Мы убѣждены и утверждаемъ, что м. Сергій и его братья не могли бы сдѣлать этого безъ клятвопреступленія. А можетъ ли кто-нибудь отъ лица Церкви, съ высоты Церковнаго амвона возвѣщать то, въ чемъ онъ не могъ бы присягнуть какъ совершенной истинѣ? Люди потеряли вѣру другъ въ друга и потонули въ океанѣ неискренности, лицемѣрія и фальши. Но среди этой стихіи всеобщаго растлѣнія, огражденная скалой мученичества и исповѣдничества, стояла Церковь, какъ столпъ и утвержденіе истины. Изолгавшіеся и истомившіеся въ своей лжи люди знали, что есть мѣсто, куда не могутъ захлестнуть мутныя волны неправды, есть Престолъ, на которомъ Истина утверждаетъ свое царство и гдѣ слова звучатъ не какъ фальшивая, не имѣющая цѣнности, мѣдяшка, но какъ чистое золото. Не отъ этого ли потянулись къ Церкви за послѣдніе годы столько охваченныхъ трепетомъ вѣры сердецъ, которыя до этого были отдѣлены отъ нея долгими годами равнодушія и невѣрія. Что же скажутъ они? Что они почувствуютъ, когда и оттуда, съ высоты послѣдняго прибѣжища отвергнутой міромъ правды, съ высоты амвона звучатъ слова лицемѣрія, человѣкоугод/с. 63/ничества и клеветы. Не покажется ли имъ, что ложь торжествуетъ свою конечную побѣду надъ міромъ, и что тамъ гдѣ мерцалъ для нихъ свѣтомъ невечеряющимъ Образъ воплощенной Истины, смѣется въ отвратительной гримассѣ личина отца лжи.

Одно изъ двухъ. Или, дѣйствительно, Церковь есть непорочная и чистая Невѣста Христова, Царство Истины, и тогда Истина — это воздухъ, безъ котораго мы не можемъ дышать, или же она, какъ и весь лежащій во злѣ міръ, живетъ во лжи и ложью, и тогда все ложь, ложь — каждое слово, каждая молитва, каждое таинство...

«Кабинетными мечтателями» называетъ м. Сергій тѣхъ, кто не хочетъ строить церковнаго дѣла по непосредственной указкѣ, ненавидящихъ всѣмъ сердцемъ вѣру людей... Нѣтъ, мы не мечтатели. Не на мечтѣ, а на непоколебимомъ камнѣ Воплощенной Истины, въ дыханіи Божественной Свободы хотимъ мы создать твердыню Церкви. Мы не мечтатели. Вмѣстѣ съ тѣмъ мы и не бунтовщики. Совершенно искренно мы отмежевываемся отъ всякаго политиканства и до конца честно можемъ декларировать свою лояльность. Но мы не думаемъ, что лояльность непремѣнно предполагаетъ клевету и ложь... И кажется намъ, что не мы, а м. Сергій и иже съ нимъ плѣнены страшной мечтой, что можно строить Церковь на человѣкоугодничествѣ и неправдѣ. Мы же утверждаемъ, что ложь раждаетъ только ложь, и что не можетъ она быть фундаментомъ Церкви. У насъ передъ глазами позорный путь «Церкви лукавнующей», обновленчества; и этотъ же позоръ постепеннаго погруженія въ засасывающее болото все болѣе и болѣе страшныхъ компромиссовъ и отступничества, этотъ ужасъ полнаго нравственнаго растлѣнія, неизбѣжно ждетъ церковное общество, если оно пойдетъ по пути намеченному дѣяніями Синода. Намъ кажется, что м. Сергій поколебался въ увѣренности во всемогущество Всепреодолѣвающей Истины, во всемогущество Божіе, въ роковой мигъ, когда онъ подписывалъ Декларацію... И это колебаніе, какъ страшный толчекъ, передастся всему Тѣлу Церкви и заставитъ его содрогнуться. Не одно человѣческое сердце, услыхавъ слова Деклараціи въ стѣнахъ храма, дрогнетъ въ своей вѣрѣ и въ своей любви, и, м. б., раненое въ самой сокровенной святынѣ, оторвется отъ обманувшей Церкви и останется за стѣнами храма, И не только въ сердцѣ интеллигенціи вызоветъ Декларація мучительный соблазнъ. Тысячеустная молва пронесетъ страшное слово въ самую толщу народа, новой раной поразитъ многострадальную душу народную, и во всѣ концы земли пойдетъ слухъ о томъ, что Царство Христа стало Царствомъ звѣря. Неисчислимы эти безконечныя тягостныя внутреннія послѣдствія Деклараціи, этой продажи первородства Истины за чечевичную похлѣбку лживыхъ и неосуществимыхъ благъ. Но кромѣ этихъ внутреннихъ послѣдствій, конечно, будутъ имѣть мѣсто и другія послѣдствія, болѣе очевидныя и осязаемыя.

Уже несутся изъ отдаленнѣйшихъ ссылокъ голоса протеста, голоса скорби и негодованія. Къ этимъ голосамъ присоединится /с. 64/ все наиболѣе стойкое и непоколебимое въ церковныхъ нѣдрахъ. Не мало найдется тѣхъ, для кого лучше умереть въ Истинѣ, чѣмъ жить во лжи, тѣхъ, кто не перемѣнитъ своего знамени. Надъ Церковью нависъ грозный призракъ новаго раскола. Съ одной стороны будутъ они, «неуставшіе» отъ своихъ изгнаній, тюремъ и ссылокъ, обреченные на новыя еще болѣе страшныя испытанія; съ другой стороны станутъ полчища «уставшихъ» отъ постояннаго колебанія и переходовъ, «покаяній» и не прекращающейся неустойчивости. Они, эти «неуставшіе», будутъ, вѣроятно, въ меньшинствѣ среди духовенства, но, вѣдь, церковная истина не всегда тамъ, гдѣ большинство. И не всегда она тамъ, гдѣ административный церковный аппаратъ. Объ этомъ свидѣтельствуетъ исторія великихъ святыхъ Аѳанасія, Іоанна Златоуста и Ѳеодора Студита. Но къ нимъ прильнетъ и пойдетъ за ними ищущая правды душа народа».



Подобныхъ Посланій, написанныхъ кровью сердца было послано м. Сергію въ Москву безчисленное множество. Наиболѣе яркія, сильныя и горячія Посланія, въ копіяхъ распространяемыя по всей Сов. Россіи, — были написаны, кромѣ вышеприведеннаго, составленнаго епископомъ Дамаскинымъ, еще: епископомъ Викторомъ Глазовскимъ, архіепископомъ Пахоміемъ Черниговскимъ, митроп. Кирилломъ, митроп. Іосифомъ, архіеп. Серафимомъ, проф. о. Ѳ. Андреевымъ, проф. М. А. Новоселовымъ, проф. С. С. Абрамовичемъ-Барановскимъ, о. Анатоліемъ Жураковскимъ и др. Очень много Посланій было анонимно. Послѣ цѣлаго потока такихъ увѣщательныхъ Посланій и бесконечной вереницы Делегацій, которыя не привели ни къ какимъ положительнымъ результатамъ, — начались отходы и отложенія различныхъ іерарховъ и ихъ паствы. Первыми отошли Петроградцы (послѣ своей исторической делегаціи 27 ноября 1927 г.).



Формула отложенія петроградцевъ (14 и 16 декабря 1927 г.).

«Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сіе есть свидѣтельство совѣсти нашей (2 Коринѳ. I, 12): недозволительно намъ далѣе, не погрѣшая противъ уставовъ святой Православной Церкви, пребывать въ церковномъ единеніи съ замѣстителемъ Патріаршаго Мѣстоблюстителя Сергіемъ, митрополитомъ Нижегородскимъ и его Синодомъ, и со всѣми, кто единомысленъ съ ними. Не по гордости, да не будетъ, но ради мира совѣ/с. 65/сти отрицаемся мы лица и дѣлъ бывшаго нашего предстоятеля, незаконно и безмѣрно превысившаго свои права и внесшаго великое смущеніе и «дымное надменіе міра» въ Церковь Христову, которая желающимъ зрѣти Бога приноситъ свѣтъ простоты и дань смиренномудрія (изъ Посланія Африканскаго Собора къ папѣ Целестину). И рѣшаемся мы на сіе лишь послѣ того, какъ изъ собственныхъ рукъ митроп. Сергія приняли свидѣтельство, что новое направленіе и устроеніе русской церковной жизни, имъ принятое, никакому измѣненію не подлежитъ.

Посему, оставаясь по милости Божіей, во всемъ послушными чадами Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, и сохраняя апостольское преемство черезъ Патріаршаго Мѣстоблюстителя Петра, митроп. Крутицкаго, мы прекращаемъ каноническое общеніе съ митроп. Сергіемъ и со всѣми, кого онъ возглавляетъ, и впредь до суда «Совершеннаго Собора мѣстности», т. е. съ участіемъ всѣхъ православныхъ епископовъ или открытаго и полнаго покаянія передъ Святою Церковью самаго митрополита, сохраняемъ молитвенное общеніе лишь съ тѣми, кто блюдетъ, — «да не преступаются правила Отецъ... и да не утратимъ по малу непримѣтно тоя свободы, которую даровалъ намъ кровію Своею Господь нашъ Іисусъ Христосъ, Освободитель всѣхъ человѣковъ» (изъ 8-го правила 2-го Вселенскаго Собора). Аминь.

14/27 декабря 1927 г. Димитрій, епископъ Гдовскій.

16/29 декабря 1927 г. Сергій, епископъ Нарвскій».

Въ отвѣтъ на это Заявленіе, епископъ Димитрій и епископъ Сергій были митроп. Сергіемъ запрещены въ служеніи, а тѣмъ самымъ и преданы на растерзаніе ГПУ.

Епископъ Димитрій, 70-лѣтній старецъ, былъ заключенъ въ Ярославскій политическій изоляторъ на 10 лѣтъ и послѣ отбытія полнаго срока — былъ разстрѣлянъ.

Епископъ Сергій былъ арестованъ, сосланъ и скончался въ ссылкѣ.



Отложеніе Глазовской Епархіи (22-го декабря 1927 г.).

Глазовское Духовное Управленіе въ засѣданіи своемъ 22 декабря 1927 г. имѣло сужденіе по дѣлу извѣщенія Канцеляріей Воткинскаго епископа Онисима отъ 15 дек. 1927 г. за № 20 «О принятіи епископомъ Воткинскимъ временнаго управленія Воткинской Епархіи».

Въ связи съ этимъ заслушали «Воззваніе» митроп. Сергія отъ 16/29 іюля 1927 г. и письма преосвященнаго Виктора къ митр. Сергію по поводу «Воззванія». Постановили: «Временно /с. 66/ до покаянія и отреченія митроп. Сергія отъ выпущеннаго имъ «Воззванія» — 1) Воздержаться отъ общенія съ нимъ и солидарными съ нимъ епископами; 2) Признать епископа Виктора своимъ духовнымъ руководителемъ, избраннымъ всей Глазовской Епископіей въ 1924 г.; 3) Титуловать епископа Виктора Глазовскимъ и Воткинскимъ, о чемъ поставить въ извѣстность еп. Виктора, митроп. Сергія и еп. Воткинскаго Онисима, а также о.о. благочинныхъ Глазовской Епископіи».

На семъ протоколѣ послѣдовала резолюція Преосвящен. еп. Виктора отъ 20 дек. 1927 г. «Радуюсь Благодати Божіей, просвѣтившей сердца членовъ Духовнаго Управленія въ семъ трудномъ и великомъ дѣлѣ избранія пути истины. Да будетъ рѣшеніе его благословенно отъ Господа и будетъ оно въ радость и утѣшеніе всей паствѣ нашей и въ благовѣстіе спасенія ищущимъ во св. Правосл. Церкви. По постановленію 3) о переименованіи титулованія оставить прежнее «Ижевскимъ и Воткинскимъ» до рѣшенія сего вопроса Общимъ Епархіальнымъ Съѣздомъ».

Подписано Предсѣдателемъ и Секретаремъ Духов. Управленія.

Вѣрно: Епископъ Викторъ (печать его).

Епископъ Викторъ, послѣ этого подвергся прещеніямъ со стороны митр. Сергія, чѣмъ былъ преданъ на расправу ГПУ.

Сосланный на 3 года въ Соловки и по отбытіи этого срока — въ ссылку, еп. Викторъ тамъ и скончался.



Отложеніе управляющаго Воронежской Епархіей епископа Козловскаго Алексія. (9-го января 1928 г.)

«Для меня нѣтъ большей радости, какъ слышать, что дѣти мои ходятъ въ Истинѣ» (3 Посл. Іоанна I, 4).

Стоя на стражѣ православія и зорко слѣдя за всѣми проявленіями церковной жизни не только во ввѣренной нашему смиренію епархіи, но и вообще въ Патріархатѣ, мы, къ великому нашему прискорбію обнаружили въ послѣднихъ дѣяніяхъ возвратившагося къ своимъ обязанностямъ Зам. Патріаршаго Мѣстоблюстителя Сергія, митроп. Нижегородскаго, стремительный уклонъ въ сторону обновленчества, превышеній правъ и полномочій, предоставленныхъ ему, и нарушеніе св. каноновъ (рѣшеніе принципіальныхъ вопросовъ самостоятельно, перемѣщеніе и увольненіе архіереевъ безъ суда и слѣдствія и т. п. (см. Кирил. прав. 1; Апост. Прав. 34).

Своими противными духу Православія дѣяніями м. Сергій отторгнулъ себя отъ единства со святой Соборной и Апостольской Церковью и утратилъ право предстоятельства Русской Цер/с. 67/кви. Православные Святители и пастыри пытались всячески воздѣйствовать на м. Сергія и возвратить ею на путь прямой и истинный, но «ничтоже успѣли».

Ревнуя о славѣ Божіей и желая положить предѣлъ дальнѣйшимъ посягательствамъ м. Сергія на цѣлость и неприкосновенность св. каноновъ и установленнаго церковнаго порядка и незапятнано сохранить каноническое общеніе со своимъ законнымъ Главою-Патріаршимъ Мѣстоблюстителемъ Высокопреосвященнѣйшимъ митрополитомъ Петромъ Крутицкимъ, Высокопреосвященнѣйшій митроп. Iосифъ и единомышленные съ нимъ православные архипастыри осудили дѣянія м. Сергія и лишили его общенія съ собою.

/с. 68/ Будучи волею Божіею и благословеніемъ Зам. Патріаршаго Мѣстоблюстителя Серафима, архіепископа Углическаго отъ 16/29 февраля 1927 г. облеченъ высокими полномочіями быть стражемъ Воронежской Церкви съ оставленіемъ одновременно и епископомъ Козловскаго окуга и вполнѣ раздѣляя мнѣнія и настроенія вѣрныхъ православныхъ іерарховъ и своей паствы, отнынѣ отмежываюсь отъ м. Сергія, его Синода и дѣяній ихъ, сохраняя каноническое преемство черезъ Патріаршаго Мѣстоблюстителя м. Петра.

Назначеннаго Патріаршимъ Мѣстоблюстителемъ Высокопреосвященнѣйшимъ митроп. Петромъ, отъ 16 дек. 1925 г. третьимъ кандидатомъ въ Замѣстители Патріаршаго Мѣстоблюстителя Высокопреосв. митрополита Іосифа, — избираю своимъ высшимъ духовнымъ руководителемъ...

Управляющій Воронежской Епархіей, еп. Козловскій Алексій.

Печать. Янв. 9/22 дня 1928 г. День св. Филиппа, м. Московск.

Воронежъ.

За это Посланіе еп. Алексій подвергся прещеніямъ митроп. Сергія, вслѣдствіе чего былъ преданъ въ ГПУ и скончался въ ссылкѣ.

Подобныя «отложенія» были написаны Іероѳеемъ, еп. Никольскимъ (12 янв. 1928 г.) и др. епископами; прот. о. Валентиномъ Свентицкимъ, архим. о. Иларіемъ, настоятелемъ Тихоновой Пустыни и мн. другими.

Изъ нихъ наиболѣе значительнымъ явленіемъ было Отложеніе Ярославскихъ Архипастырей.



Отложеніе Ярославскихъ архипастырей (6-го февраля 1928 года).

Его Высокопреосв. Митроп. Сергію, замѣст. Патріаршаго Мѣстоблюстителя.
Ваше Высокопреосвященство!

Хотя ни церковные каноны, ни практика Каѳолической Церкви, ни Постановленія Всероссійскаго Церковнаго Собора 1917-1918 гг. далеко не оправдывали Вашего стоянія у кормила Высшаго Управленія нашею Отечественною Церковью, мы, нижеподписавшіеся, епископы Ярославской Церковной Области, ради блага и мира церковнаго считали долгомъ своей совѣсти быть въ единеніи съ Вами и въ іерархическомъ Вамъ подчиненіи.

Мы ободряли и утѣшали себя молитвеннымъ упованіемъ, что Вы съ Божіей помощью и при содѣйствіи мудрѣйшихъ и авто/с. 69/ритетнѣйшихъ изъ собратій нашихъ во Христѣ епископовъ, — охраните церковный корабль отъ грозящихъ ему со всѣхъ сторонъ опасностей и приведете его неповрежденнымъ къ спасительной пристани — Собору, который уврачуетъ живое и жизнеспособное тѣло церковное отъ постигшихъ его, по попущенію Промысла Божія, недуговъ и возстановитъ надлежащій каноническій порядокъ церковной жизни и управленія. Но завѣтныя чаянія наши и надежды не сбылись. Мало того. Мы видимъ и убѣждаемся, что Ваша дѣятельность по управленію Церковью чѣмъ дальше, тѣмъ въ большей степени, вызываетъ недовольство и осужденіе и ропотъ въ средѣ клира и широкихъ круговъ мірянъ.

Сознавая всю неканоничность своего единоличнаго управленія Церковью — управленія никакимъ соборнымъ актомъ не санкціонированное, Вы организуете при себѣ «Патріаршій Синодъ». Но ни порядокъ организаціи этого Синода, Вами единолично учрежденнаго и отъ Васъ получившаго свои полномочія, ни личный составъ его изъ людей случайныхъ, довѣріемъ епископата не пользующихся, въ значительной части своей проявившихъ даже неустойчивость своихъ православныхъ убѣжденій (отпаденіе въ обновленчество) и (одинъ) въ расколъ бѣгло-поповства, не м. б. квалифицированы иначе, какъ только явленіемъ опредѣленно противоканоническимъ.

По личному своему усмотрѣнію Вы практикуете безцѣльное, ничѣмъ неоправдываемое перемѣщеніе епископовъ, часто вопреки желанію ихъ самихъ и ихъ паствы, назначеніе викаріевъ безъ вѣдома епархіальныхъ архіереевъ, запрещеніе неугодныхъ Вамъ епископовъ въ священнослуженіи и т. д.

Все это и многое другое въ области Вашего Управленія Церковью, являясь, по нашему глубокому убѣжденію, явнымъ нарушеніемъ каноническихъ опредѣленій Вселенскихъ и Помѣстныхъ Соборовъ, Постановленія Всероссійскаго Собора 1917-1918 гг. и усиливая все болѣе и болѣе нестроенія и разруху въ церковной жизни, вынуждаетъ насъ заявить Вашему Высокопреосвященству: Мы, епископы Ярославской Церковной области, сознавая лежащую на насъ отвѣтственность предъ Богомъ за ввѣренныхъ нашему пастырскому руководству чадъ нашихъ, и почитая священнымъ долгомъ своимъ всемѣрно охранять чистоту св. Православной вѣры и завѣщанную Христомъ свободу устроенія внутренней религіозно-церковной жизни, въ цѣляхъ успокоенія смущенной совѣсти вѣрующихъ, за неимѣніемъ иного выхода изъ создавшагося рокового для Церкви положенія, отнынѣ отдѣляемся отъ Васъ и отказываемся признавать за Вами и за Вашимъ Синодомъ право на высшее управленіе Церковью. При этомъ добавляемъ, что мы остаемся во всемъ вѣрными и послушными чадами Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, неизмѣнно пребываемъ въ іерархическомъ подчиненіи Мѣстоблюстителю Патріаршаго Престола Высокопреосвященнѣйшему Петру, митрополиту /с. 70/ Крутицкому и чрезъ него сохраняемъ каноническое и молитвенное общеніе со всѣми Восточными Православными Церквами.

Оставаясь незыблемо на таковомъ твердомъ основаніи, мы будемъ управлять Ярославской Церковной Областью и руководить своими паствами, въ дѣлѣ угожденія Богу и душевнаго спасенія, самостоятельно — въ строгомъ согласіи съ словомъ Божіимъ, съ обще-церковными канонами и правилами, съ постановленіями 1-го Всероссійскаго Собора 1917-1918 гг. и неотмѣненными распоряженіями Высшей Церковной Власти предсоборнаго періода, а также съ распоряженіями св. патріарха Тихона и его Синода и Совѣта.

Настоящее рѣшеніе наше остается въ силѣ впредь до сознанія Вами неправильности Вашихъ руководственныхъ дѣйствій и мѣропріятій и открытаго раскаянія въ Вашихъ заблужденіяхъ, или до возвращенія къ власти Высокопреосвященнѣйшаго митрополита Петра.

Агаѳангелъ, митрополитъ Ярославскій.

Серафимъ, архіепископъ Угличскій (Викарій Ярославской Епархіи, бывш. Замѣст. Патріаршаго Мѣстоблюстителя).

Митрополитъ Iосифъ (3-й изъ указанныхъ Патріаршимъ Мѣстоблюстителемъ Замѣстителей).

Архіепископъ Варлаамъ, б. Пермскій, временно управляющій Любимскимъ Викаріатствомъ.

Евгеній, епископъ Ростовскій (Викарій Ярославской Епархіи). 1928 г. 6-го февраля.



Посѣтившіе въ ссылкѣ митрополита Кирилла протоіерей Илья Пироженко и П. Новосильцевъ написали о немъ: «Разсказывалъ намъ, какъ все исполненное м. Сергіемъ было предложено ему, и радъ, что остался на прямолинейномъ пути».

Митрополитъ Кириллъ умеръ въ ссылкѣ въ 1936 г. (въ одинъ годъ съ митрополитомъ Петромъ).

Источникъ: Проф. И. М. Андреевъ. Краткій обзоръ исторіи Русской Церкви отъ революціи до нашихъ дней. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1952. — С. 59-70.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.