Церковный календарь
Новости


2019-05-22 / russportal
Минея Дополнительная (СПб., 1909)
2019-05-22 / russportal
Служба преп. Ѳеодосію, Тотемскому чудотворцу (1909)
2019-05-20 / russportal
Митр. Антоній. "Ключъ къ твореніямъ Достоевскаго". Глава 9-я (1986)
2019-05-20 / russportal
Митр. Антоній. "Ключъ къ твореніямъ Достоевскаго". Глава 8-я (1986)
2019-05-20 / russportal
Архіеп. Наѳанаилъ (Львовъ). О путешествіи въ Космосѣ (1995)
2019-05-20 / russportal
Архіеп. Наѳанаилъ (Львовъ). Письмо студенту въ Россіи (1995)
2019-05-19 / russportal
Митр. Антоній. "Ключъ къ твореніямъ Достоевскаго". Глава 7-я (1986)
2019-05-19 / russportal
Митр. Антоній. "Ключъ къ твореніямъ Достоевскаго". Глава 6-я (1986)
2019-05-19 / russportal
Печерская Минея. Богородичны воскресны осми гласовъ (1855)
2019-05-19 / russportal
Печерская Минея. Служба обща преподобному единому (1855)
2019-05-18 / russportal
Печерская Минея. Служба собору препод. Дальнихъ пещеръ (1855)
2019-05-18 / russportal
Печерская Минея. Служба преп. Кукшѣ и Пимину Постнику (1855)
2019-05-18 / russportal
Митр. Антоній. "Ключъ къ твореніямъ Достоевскаго". Глава 5-я (1986)
2019-05-18 / russportal
Митр. Антоній. "Ключъ къ твореніямъ Достоевскаго". Глава 4-я (1986)
2019-05-17 / russportal
Печерская Минея. Служба пр. Алипію, иконописцу Печерскому (1855)
2019-05-17 / russportal
Печерская Минея. Служба пренесенію мощей преп. Ѳеодосія (1855)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 22 мая 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. М. Андреевскій († 1976 г.)

Иванъ Михайловичъ Андреевскій родился 14 (27) марта 1894 г. въ С.-Петербургѣ въ семьѣ архіваріуса М. П. Андреевскаго. Его дѣдъ по отцу былъ священникомъ. Въ Парижѣ три семестра слушалъ лекціи по философіи въ Сарбоннѣ. Окончилъ историко-филологическій факультетъ Петербургскаго университета. Одновременно отбывалъ въ Николаевскомъ госпиталѣ воинскую повинность, работая фельдшеромъ въ психіатрическомъ отдѣленіи. Получилъ ученыя степени въ области медицины, литературы, философіи и богословія. Въ 1926 г. членъ братства преп. Серафима Саровскаго. Всѣ члены братства были противниками обновленчества и Деклараціи 1927 г. Въ декабрѣ 1927 г. лично убѣждалъ митр. Сергія (Страгородскаго) отказаться отъ компромисса съ безбожной властью. Былъ арестованъ и въ 1927-1932 гг. находился въ заключеніи на Соловкахъ, гдѣ общался съ епископами-исповѣдниками. По выходѣ изъ совѣтскаго концлагеря сталъ активнымъ участникомъ катакомбнаго («іосифлянскаго») движенія, одновременно работая врачемъ-психіаторомъ и педіаторомъ. Попавъ во время Второй міровой войны за границу, сначала въ Германію, а затѣмъ въ США, И. М. Андреевскій присоединился къ РПЦЗ. Двадцать лѣтъ преподавалъ въ Свято-Троицкой семинаріи въ г. Джорданвилль (США). Читалъ курсы патрологіи, нравственнаго богословія, апологетики, исторіи Церкви, психологіи, логики и исторіи литературы. Авторъ многочисленныхъ трудовъ. Писалъ подъ псевдонимомъ «Андреевъ». Скончался 17 (30) декабря 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія И. М. Андреевскаго (Андреева)

Проф. И. М. Андреевскій († 1976 г.)
Православно-христіанская Апологетика.
(Краткое конспективное изложеніе курса лекцій, читанныхъ въ Св.-Троицкой Духовной Семинаріи).

Краткій историческій обзоръ апологетическихъ работъ въ связи съ общей исторіей Богословія.

Религіозныя заблужденія (язычество, пантеизмъ, атеизмъ и т. п.) появляются въ исторіи человѣчества такъ же рано, какъ и заблужденія другого рода (научныя, философскія, политическія и пр.). Опроверженія ихъ мы встрѣчаемъ уже въ глубокой древности. Такъ, напр., въ книгѣ «Премудрести Соломона» имѣются элементы космологическаго доказательства бытія Божія и историческое опроверженіе лжи идолопоклонства. Вообще же Библія мало занималась вопросами доказательства истины бытія Божія, потому что въ существованіи Бога въ библейскія времена мало кто сомнѣвался. Вѣра въ Бога была тогда такъ ясна и крѣпка, что всякое сомнѣніе въ Его существованіи казалось просто безуміемъ или другимъ видомъ психической ненормальности и неполноцѣнности: «Рече безуменъ въ сердцѣ своемъ: нѣсть Богъ» (Псал. 13, 1).

Древне-греческая философія, главнымъ образомъ въ лицѣ Сократа, Платона и Аристотеля, внесла много цѣннаго въ дѣло защиты основъ религіозныхъ вѣрованій и критики атеистическихъ и матеріалистическихъ ученій.

Господь нашъ Іисусъ Христосъ, въ виду совершенныхъ Имъ сверхестественныхъ знаменій и чудесъ, не имѣлъ нужды обращаться къ такъ наз. научнымъ и философскимъ доказательствамъ въ подтвержденіе своего ученія. Для того времени было достаточно одной вѣры, безъ обоснованія этой вѣры. Вѣра сводилась къ сердечному принятію того, о чемъ говорилъ необычайный Учитель.

Что могъ отвѣтить Христосъ Пилату на его вопросъ: «Что есть истина?» когда Онъ Самъ — воплощенная Истина — («Я есмь истина и путь и жизнь») стоялъ передъ вопрошавшимъ?

Апостолы и первые христіане проповѣдывали о Христѣ распятомъ и воскресшемъ, какъ объ истинномъ фактѣ и не нуждались ни въ какихъ научныхъ и философскихъ построеніяхъ и діалектическихъ тонкостяхъ. Да и сами проповѣдники, именемъ Христовымъ, по своей вѣрѣ совершали чудеса. Христіанство сначала принималось только вѣрою, и лишь позднѣе сама вѣра стала предметомъ размышленія.

Но появившись въ іудейско-языческомъ мірѣ, христіанство должно было, защищая себя отъ нападокъ, вскрывать заблужденія язычниковъ и іудеевъ. Язычникамъ необходимо было доказывать, что Богъ христіанскій есть истинный Богъ; іудеямъ необходимо было доказывать, что Христосъ есть обѣщанный пророками Мессія. Въ отвѣтъ же на преслѣдованія правительственной власти, христіанамъ надо было опровергать клевету и доказывать, что они не только не вредны для государства, но, наоборотъ, очень полезны, вслѣдствіе высокихъ моральныхъ основъ новаго ученія. Этимъ и объясняется характеръ первыхъ апологій христіанскихъ.

Древнѣйшая апологія принадлежитъ Кодрату (написанная къ императору Адріану). У историка Евсевія сохранился изъ нея отрывокъ, въ которомъ Кодратъ свидѣтельствуетъ, что нѣкоторые изъ воскрешенныхъ Христомъ дожили до его времени.

Такъ какъ христіанство стали принимать не только простые и неученные люди, но и высоко философски образованные, знакомые со всей эллинской мудростью, — то вполнѣ естественно, что этими послѣдними, новыя христіанскія истины стали защищаться въ свѣтѣ раціональныхъ философскихъ достиженій честнаго человѣческаго знанія. Въ отвѣтъ на критику христіанства со стороны языческихъ ученыхъ и философовъ, (Флавій Аріонъ, Лукіанъ Самасатскій, Цельсъ, а позднѣе неоплатоники: Порфирій, Филистратъ, Іероклъ и др.) — христіанство выдвинуло замѣчательныхъ апологетовъ изъ среды бывшихъ языческихъ философовъ и ученыхъ, которые приняли христіанство. Среди нихъ были такіе какъ Аполлосъ (упоминаемый апостоломъ Павломъ), Іустинъ-Философъ, его ученикъ Таціанъ, Кодратъ (указанный выше первый апологетъ), Аристидъ, Афиногоръ-Философъ, затѣмъ Патенъ (бывшій философъ стоикъ), Климентъ Александрійскій и другіе.

Въ борьбѣ молодой христіанской мысли съ многовѣковой языческой философіей выявилась настоятельная необходимость противопоставить языческимъ философскимъ системамъ — христіанство какъ систему, съ разумной аргументаціей. Въ связи съ этимъ явилась новая проблема. Надо было принципіально рѣшить вопросъ объ отношеніи разума къ вѣрѣ и философіи къ христіанству, чтобы разсѣять недоумѣнія относительно умѣстности въ христіанствѣ науки рядомъ съ вѣрой. На эту же задачу наталкивало и появленіе новыхъ ересей. Въ виду этого, нѣкоторые Отцы и Учители Церкви стали считать необходимымъ раскрывать догматы вѣры съ помощью логическихъ пріемовъ и облекать ихъ въ систему, противопоставляя ложному гнозису еретическихъ школъ — истинный гнозисъ христіанской Церкви. Эти Учители Церкви давали широкій просторъ разуму въ изслѣдованіи и опредѣленіи догматовъ вѣры. Другіе же учители и церковные писатели, считая причиною происхожденія ересей незаконное значеніе, какое придаютъ еретики разуму въ примѣненіи къ христіанскимъ догматамъ, — старались излагать церковное ученіе держась на почвѣ только одного Откровенія.

Главной защитницей разума и философіи являлась такъ называемая Александрійская школа. Въ Александріи, этомъ центрѣ учености, затмившемъ своими школами и учеными учрежденіями знаменитые Аѳины, — христіанская Церковь впервые овладѣла школьной ученостію и воспользовалась философіей для служенія вѣрѣ. Здѣсь подвизались обратившіеся къ христіанству философы, среди которыхъ былъ и знаменитый Климентъ Александрійскій. Климентъ опредѣленнымъ образомъ разрѣшилъ вопросъ объ отношеніи между христіанствомъ и философіей, вѣрой и наукой, въ смыслѣ полнаго признанія участія честнаго разума въ дѣлахъ вѣры. По Клименту, нѣтъ знанія безъ вѣры и вѣры безъ знанія. Онъ ратовалъ за необходимость научно-раскрытой и снабженной возможными доказательствами вѣры и за внутреннюю связь вѣры и знанія.

«Послушное вѣрѣ знаніе и вѣра, подкрѣпленная знаніемъ, взаимно сопровождая другъ-друга, составляютъ благотворное согласіе между собой». «Знаніе слѣдуетъ за вѣрой, а не предшествуетъ ей». Климентъ Александрійскій, первый попытавшійся научно и философски обосновать христіанское богословіе, можетъ быть названъ родоначальникомъ Апологетики, какъ науки.

Тѣ же мысли о пользѣ науки и объ участіи разума въ дѣлѣ вѣры развивалъ и ученикъ Климента Оригенъ. Сочиненіе Оригена «О началахъ» — представляетъ собою первую по времени попытку создать богословскую систему, въ которой догматы вѣры связаны, аргументированы и освѣщены общей мыслью.

Рѣзкую противоположность Александрійской школѣ представляла собою школа Сѣверо-Африканская. Самый характерный ея представитель былъ карѳагенскій пресвитеръ Тертулліанъ. Онъ рѣзко отрицалъ все то, что утверждали Климентъ и Оригенъ.

Принявъ христіанство въ зрѣломъ возрастѣ, онъ отдался ему со страстію своей горячей натуры — до фанатизма. Тертулліанъ совершенно отрицалъ значеніе разума въ раскрытіи догматовъ вѣры. По его мнѣнію «ересь — дочь философіи». «Вѣруя Іисусу Христу и Евангелію мы не имѣемъ надобности вѣрить чему-либо иному, кромѣ этого». «Похоть любознательности относительно предметовъ вѣры — должно совершенно отвергнуть; страсть къ знанію должна быть подавлена стремленіемъ къ спасенію». «Вѣрю, потому что это безсмыслица».

Ни Оригенъ, ни Тертулліанъ не были признаны Церковью Отцами и безупречными православными Церковными Учителями. Они даже подверглись порицанію и осужденію. Но вліяніе нѣкоторыхъ ихъ трудовъ было значительное. Свв. Отцы и Учители Церкви: Василій Великій, Григорій Богословъ и Григорій Нисскій — частично воспитались на Оригенѣ. Св. Кипріанъ Карѳагенскій былъ ученикомъ Тертулліана.

Вліяніе Александрійской школы оказалось значительно сильнѣе. Въ IV вѣкѣ у христіанъ на Востокѣ уже не было ни боязни разума, ни опасенія науки, ни вражды къ языческимъ философамъ. Св. Іоаннъ Златоустъ былъ ученикомъ языческаго ученаго Ливанія (учителя краснорѣчія). Въ языческихъ Аѳинахъ получили высшее образованіе св. Василій Великій и св. Григорій Богословъ.

Все греческое богословіе въ блестящую, оживленную и творческую эпоху Вселенскихъ соборовъ — носитъ до нѣкоторой степени печать класической философской греческой методы. Этотъ періодъ заканчивается «Источникомъ знанія» св. Іоанна Дамаскина (VII в.).

Крайне-рѣзкая универсальная догматическая формула Тертулліана — «Credo quia absurdum» («вѣрю, потому что это «безсмыслица») въ концѣ концовъ не была принята ни на Востокѣ, ни на Западѣ.

Разумъ былъ признанъ также посланнымъ человѣку отъ Бога, почему между истиннымъ научно-философскимъ знаніемъ и истинной религіозной вѣрой была найдена гармонія, и девизомъ христіанской Апологетики стало утвержденіе: «вѣрю, потому что это не безсмыслица».

Въ исторіи Апологетики нельзя не отмѣтить огромнаго значенія св. Діонисія Александрійскаго (называемаго часто великимъ) — выдающагося философа и богослова III вѣка. Въ его сочиненіи «О природѣ» — содержится убійственная критика ученія Эпикура о происхожденіи міра вслѣдствіе столкновенія атомовъ. Развивая мысли Оригена противъ матеріалистическаго атеизма, св. Діонисій Александрійскій чрезвычайно убѣдительно доказалъ, что взаимоотношенія атомовъ возможны лишь подъ условіемъ ихъ подчиненія общеуправляющей силѣ.

Великіе Отцы и Учители Церкви эпохи Вселенскихъ Соборовъ были не только тверды въ вѣрѣ, преданы Евангелію и святой жизни, но и широко научно образованы и обладали философскимъ глубокомысліемъ и діалектической тонкостью.

Несмотря на болѣе практическое направленіе латинскаго Запада, ограниченность его образованія по сравненію съ эллинизированнымъ Востокомъ и слабость интереса къ тонкимъ отвлеченностямъ, — Западъ также не пошелъ за Тертулліаномъ, своимъ первымъ учителемъ и первымъ писателемъ, а пошелъ за восточными учителями.

Западъ долгое время учился у христіанскаго Востока, какъ нѣкогда грозный Римъ учился у покоренной Греціи.

Въ эпоху Вселенскихъ соборовъ, огромное апологетическое значеніе на Востокѣ имѣли многія сочиненія св. Аѳанасія Великаго, св. Василія Великаго, св. Кирилла Александрійскаго, блаженнаго Ѳеодорита и др. На Западѣ въ это время подвизались на апологетическомъ поприщѣ богословы: Викентій Лиринскій, Лактанцій и особенно, блаженный Августинъ — этотъ величайшій богословъ и апологетъ Запада. Въ своемъ сочиненіи «О градѣ Божіемъ», пользуясь методомъ неоплатонической философіи, онъ доказывалъ, что наилучшій видъ государства находится въ Царствѣ Божіемъ Христіанской Церкви.

Блаженный Августинъ горячо защищалъ разумъ и рекомендовалъ для богослововъ діалектику.

Творческая дѣятельность христіанскаго Востока имѣла свой расцвѣтъ въ эпоху Вселенскихъ соборовъ.

Въ средніе вѣка вниманіе историка начинаетъ привлекать Западъ.

Ансельмъ Кентерберійскій († 1109) далъ т. н. онтологическое доказательство бытія Божія, которое позднѣе высоко цѣнили такіе геніальные философы, какъ Декартъ, Лейбницъ, и Гегель.

Ѳома Аквинатъ († 1274) составилъ цѣлую философско-апологетическую систему, которая до сихъ поръ лежитъ въ основѣ преподаванія апологетики въ католическихъ школахъ.

Преобладающимъ направленіемъ на Западѣ въ средніе вѣка была такъ называемая схоластика, которая обратила свое главное вниманіе на догматику, и подвергла всѣ церковные догматы до мелочности тонкому, сухому, раціоналистическому анализу. Кромѣ Ѳомы Аквината, наиболѣе крупными схоластами были: Альбертъ Великій († 1280), Александръ Галлесъ († 1245), Іоаннъ Дунсъ-Скотъ († 1308).

Но рядомъ со схоластикой, на Западѣ была и мистика, наиболѣе яркими представителями которой были Бернардъ Клервосскій († 1153) и Бонавентура († 1274).

Въ массѣ новыхъ идей и теорій въ области философіи и науки, какъ и въ массѣ новыхъ научныхъ открытій въ эпоху такъ называемаго Возрожденія и Гуманизма, — западные богословы не сумѣли сначала разобраться. Они смѣялись надъ утвержденіемъ Колумба о шаровидности земли и существованіи антиподовъ, преслѣдовали геніальныхъ Коперника и Галилея за открытыя ими истины. Нѣкоторые изъ Западныхъ богослововъ вооружались иногда и противъ несомнѣнныхъ результатовъ точныхъ естественныхъ изслѣдованій.

Восточная же (греческая) Церковь была неповинна въ непріязненности противъ прогресса науки.

Объ этомъ имѣются объективные научно-историческіе свидѣтельства самихъ представителей западной науки. Такъ напр., знаменитый Дреперъ, въ своемъ извѣстномъ историческомъ изслѣдованіи — «Исторія борьбы между религіей и наукой», (есть русскій переводъ подъ заглавіемъ — «Исторія отношеній между католицизмомъ и наукой») — говоритъ: «Греческая Церковь со времени возстановленія наукъ никогда не становилась враждебно къ успѣхамъ знанія. Напротивъ, она всегда относилась къ нему благосклонно. Она сохраняла уваженіе къ истинѣ, съ какой бы стороны та ни приходила. Замѣчая противорѣчія между своими истолкованіями откровеній истины и открытіями науки, она всегда ожидала, что явятся удовлетворительныя объясненія и примиренія, и въ этомъ она не ошибалась».

Проф. Н. П. Рождественскій, въ курсѣ своей «Христіанской Апологетики», совершенно справедливо отмѣчаетъ по этому поводу: «Съ величайшею вѣроятностію можно сказать, что всѣ главнѣйшія столкновенія Западнаго богословія съ естествовѣдѣніемъ не имѣли бы мѣста, если бы Западная Церковь находилась въ общеніи съ Православною Церковью и осталась вѣрною широтѣ ея воззрѣній на отношеніе между вѣрою и наукою, проистекавшей изъ твердаго убѣжденія въ непоколебимости вѣчной истины христіанства».

Новое время нанесло тяжелый ударъ папству и средневѣковой схоластикѣ, вслѣдствіи чего схоластическое католическое богословіе пришло въ упадокъ. Но этотъ упадокъ не означалъ паденія богословской науки вообще.

Нѣмецкая Реформація возбудила новые религіозные интересы и вызвала новую богословскую науку, широкую и разнообразную, воспріимчивую ко всякаго рода новымъ научнымъ вліяніямъ и, вслѣдствіе этого, раздѣлившуюся на множество школъ и направленій.

Главнымъ источникомъ религіознаго знанія и всякаго богословствованія было снова признано Св. Писаніе, и Библія, забытая въ средніе вѣка, пріобрѣла снова уваженіе и интересъ. Но при этомъ былъ поколебленъ авторитетъ Церкви и новая протестантская догматика начала строиться при отрицаніи авторитета свв. Отцовъ и Учителей Церкви, Вселенскихъ соборовъ и вообще разсужденій разума (который Лютеръ считалъ слѣпымъ и глупымъ по своей природѣ). По мнѣнію протестантовъ, боровшихся съ католическимъ раціонализмомъ, при пониманіи Св. Писанія слѣдуетъ руководствоваться не разумомъ, а непосредственнымъ чувствомъ. Это давало поводъ къ крайнему субъективизму, что вскорѣ вызвало вполнѣ естественную и законную реакцію въ защиту разума. Но принципъ свободы изслѣдованія и толкованія Библіи, не огражденныхъ руководствомъ и авторитетомъ соборнаго разума Церкви — привелъ къ развитію новаго протестантскаго раціонализма, отличавшагося отъ католическаго раціонализма произволомъ индивидуальнаго разума.

На этой раціоналистической почвѣ вскорѣ выросла огромная протестантская схоластика, не уступавшая старой, средневѣковой, въ скрупулезности опредѣленій и изощренности анализа. Что же касается апологетики, то Реформація заставила защиту общихъ важнѣйшихъ истинъ христіанства отступить на второй планъ передъ защитой частныхъ вѣроисповѣдныхъ положеній.

Импульсомъ къ дальнѣйшему развитію апологетики явилось движеніе такъ называемаго деизма. Деизмъ — это религіозно-философское ученіе, отрицающее Откровеніе и Промыслъ Божій. Родоначальникомъ деизма былъ въ XVII в. англичанинъ лордъ Чербери. Деизмъ, въ видѣ признанія Бога-Творца и отрицанія Бога-Промыслителя, былъ особенно распространенъ въ XVIII вѣкѣ. Къ числу деистовъ принадлежали: Шефтсбери, Тиндаль, Вольтеръ, Руссо. (Канта и Дарвина съ нѣкоторыми оговорками тоже можно считать деистами). Многіе деисты очень умно и сильно защищали нѣкоторыя общехристіанскія истины и тѣмъ давали оружіе для борьбы съ невѣріемъ. Но для подлинной христіанской апологетики этого было недостаточно. Начались споры между апологетами. Одни считали возможнымъ всецѣло раціоналистически истолковать и обосновать христіанство (напр. Тиндаль), другіе, наоборотъ, настаивали на его сверхразумности.

Изъ всѣхъ этихъ спорящихъ и часто извращающихъ христіанство ученыхъ и философовъ выдѣляется замѣчательная личность Паскаля († 1662 г.), геніальнаго французскаго математика и глубокаго религіознаго мыслителя, великаго апологета XVII вѣка (см. его «Мысли о религіи»).

Философія Декарта (геніальный французскій математикъ и философъ, умершій въ 1650 г.) — по своему идеалистическому характеру, признававшему врожденность идей и сверхчувственный міръ, — имѣла сродство съ христіанскимъ міровоззрѣніемъ, почему ею пользовались и богословы въ интересахъ защиты христіанской истины. (Особенно — новыми соображеніями Декарта по поводу онтологическаго доказательства бытія Божія).

Главнымъ врагомъ, съ которымъ боролась германская апологетика въ XVII и XVIII вѣкахъ — былъ пантеизмъ Спинозы.

Огромная заслуга въ борьбѣ съ нимъ принадлежитъ нѣмецкому философу Лейбницу († 1716 г.). Философія Лейбница во многомъ способствовала дѣлу научной защиты христіанства. Въ ней мрачному пантеизму Спинозы противопоставлялось свѣтлое философское міровоззрѣніе, разсматривавшее міръ какъ твореніе всемогущаго, премудріаго и всеблагого Творца; механическимъ теоріямъ образованія міра — стройная система телеологическаго міровоззрѣнія; гипотезамъ о случайности мірового порядка — ученіе о предустановленной гармоніи; атеистическимъ теоріямъ — философское доказательство бытія Божія, особенно космологическое и телеологическое, а также истины безсмертія души. Философія Лейбница давала оружіе для опроверженія матеріализма, скептицизма и, отчасти, деизма. Философъ самъ заботился о примиреніи своихъ основныхъ философскихъ воззрѣній съ христіанскимъ ученіемъ о Божественномъ Провидѣніи, объ Откровеніи, объ искупленіи, о свободѣ человѣческой воли, о соглашеніи вѣры съ разумомъ.

Въ концѣ XVIII вѣка нѣмецкій философъ Иммануилъ Кантъ далъ съ одной стороны критику всѣхъ имѣвшихся тогда доказазательствъ бытія Божія, а съ другой стороны предложилъ свое, новое доказательство (особая форма нравственнаго доказательства истины бытія Божія). Какъ и сама критика, такъ и новый опытъ доказательства этой истины — вызвали большой подъемъ интереса къ апологетикѣ и содѣйствовали ея развитію, какъ особой богословской науки.

Въ первой половинѣ XIX в. и въ наукѣ и въ философіи было очень сильное теченіе, старавшееся примирить знаніе съ религіей. Авторитетъ геніальнаго ученаго Кювье освѣщалъ въ естествознаніи религіозное пониманіе природы. Идеалистическія системы нѣмецкой философіи давали матеріалъ для философскаго обоснованія этихъ попытокъ. Но духъ либерализма и раціонализма, проникшій изъ философіи въ богословіе — глубоко извратилъ самые принципы протестантскихъ богословскихъ изслѣдованій. Побѣдивъ схоластику, протестантскій раціонализмъ вооружился противъ церковной догмы вообще и даже противъ св. Писанія. Начались возраженія противъ Божественности происхожденія христіанства; утверждалось человѣческое происхожденіе св. Писанія. Началось отрицаніе чудесъ, пророчествъ и вообще всего сверхестественнаго. Св. Писаніе стало изучатся какъ всякая другая древняя литература. Философія стала подчинять себѣ богословіе. Догматику стали обрабатывать по философскимъ принципамъ Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля. Историческое церковное пониманіе догматовъ (плодъ тысячелѣтняго соборнаго разума и опыта святыхъ) — стало игнорироваться.

Особенно много зла принесла германская протестантская отрицательная историко-критическая школа, извѣстная подъ именемъ Ново-Тюбингентской богословской школы, основателями которой были Штраусъ и Бауръ. Школа эта, собравъ отъ прошлаго вѣка все, что было сдѣлано отрицательною критикою по отрицанію подлинности библейскихъ книгъ, достовѣрности евангельскихъ чудесъ и проч., — значительно пополнила эти отрицательные результаты. Съ этимъ вооруженіемъ она выступила не только противъ св. Писанія и св. Преданія, но и противъ личности Самого божественнаго Основателя христіанства. Появляются книги Штрауса («Жизнь Іисуса»), Ренана, Шенкеля, Фейербаха («Сущность Христіанства») и др.

Философская система Гегеля имѣла сильное и продолжительное вліяніе на методъ западной научно-богословской апологетики. Это объясняется тѣмъ, что Гегель въ своей системѣ отводилъ самое видное мѣсто религіозно-философскимъ вопросамъ и возвышалъ значеніе философскаго умозрѣнія въ дѣлѣ научнаго обоснованія религіозныхъ истинъ, рѣзко возражая тѣмъ теоріямъ, которыя отрицали пользу и даже самую возможность примененія научнаго метода къ богословію (Кантъ, Якоби, Шлейермахеръ).

Для многихъ протестантскихъ богослововъ авторитетъ Гегеля сталъ такимъ же, какимъ былъ авторитетъ Платона для неоплатониковъ и Аристотеля для средневѣковой схоластики.

Но попытки согласовать христіанское богословіе съ раціоналистической системой Гегеля приводили къ чрезвычайно печальнымъ результатамъ: при такомъ богословствованіи само Божество превращалось только въ идею и христіанскій теизмъ превращался въ деизмъ или пантеизмъ.

Въ исторіи католическаго богословія такихъ колебаній, какъ въ богословіи протестантскомъ не отмѣчается. Ѳома Аквинатъ до сихъ поръ является величайшимъ авторитетомъ католической догматики и апологетики.

Въ XIX и XX вѣкахъ борьба съ Кантомъ, Гегелемъ, матеріализмомъ Фейербаха и Карла Маркса, позитивизмомъ О. Конта и другими философскими теченіями, враждебными или чуждыми христіанству, — привела къ появленію многихъ цѣнныхъ философскихъ трудовъ, имѣющихъ и апологетическое большое значеніе.

Глубокій кризисъ и послѣдующее за нимъ чрезвычайное развитіе физико-математическихъ наукъ въ XX в. дало также много новаго апологетическаго матеріала.

Одинъ изъ величайшихъ современныхъ физиковъ, математиковъ, астрономовъ и мыслителей, Д. Джинсъ, на основаніи колоссальнаго матеріала, собраннаго атомной физикой за послѣднее полстолѣтіе, придя къ выводу, что матерія нынѣ находящаяся во Вселенной, «не существовала вѣчно», заканчиваетъ свои разсужденія утвержденіемъ, — «перстъ Божій вызвалъ ее».

Защита частныхъ истинъ и опроверженіе многихъ частныхъ теорій, была по преимуществу дѣломъ католическихъ богослововъ, тогда какъ общая защита христіанскихъ истинъ стала преимущественно дѣломъ богослововъ протестантскихъ.

Православная же апологетика всегда стремилась дать разумный синтезъ общихъ и частныхъ апологетическихъ проблемъ, ставя при этомъ во главу угла положительный методъ построенія христіанскаго органически цѣлостнаго мировоззрѣнія.

Апологетическая литература чрезвычайно обширна, разнообразна и почти необозрима. Но, со строго православной точки зрѣнія, вполнѣ законченнаго, цѣлостнаго и углубленнаго учебника Апологетики — еще нѣтъ.

Изъ иностранныхъ переводиыхъ работъ по апологетикѣ въ XIX в. заслуживаютъ вниманія: Ульрици — «Богъ и природа», Геттингеръ — «Апологія христіанства», Лютардъ — «Апологія христіанства», Эбрардъ — «Апологетика». Всѣ эти работы переведены и на русскій языкъ.

Изъ православныхъ русскихъ трудовъ по Апологетикѣ слѣдуетъ отмѣтить классическую работу Московскаго митрополита Макарія (Булгакова) — «Введеніе въ Православное Богословіе» (6-е изданіе СПб., 1897 г.), замечательный 2-хъ томный Учебникъ для Духовныхъ Академій профессора Н. П. Рождественскаго — «Христіанская Апологетика. Курсъ Основного богословія», (изд. 2-е СПб., 1893 г.) и своеобразное изслѣдованіе Догматическаго Богословія съ апологетической точки зрѣнія проф. прот. П. Я. Свѣтлова — «Опытъ апологетическаго изложенія православнаго христіанскаго вѣроученія», т. 1 и т. 2 (Кіевъ, 1898 г.). Эти замѣчательныя работы не потеряли своего значенія и до настоящаго времени.

Заслуживаютъ также вниманія и нѣкоторые другіе старые русскіе учебники, напр. Архим. Августина — «Руководство къ Основному Богословію», проф. прот. Д. А. Тихомирова — «Курсъ Основного Богословія», СПб., 1887 г., проф. прот. А. Н. Кудрявцева — «Краткій курсъ лекцій по Православному Богословію, 2-е изд. Москва, 1898 г., Пятницкаго — «Введеніе въ Православное Богословіе, Добротворскаго — «Основное Богословіе».

Изъ новѣйшихъ учебниковъ заслуживаетъ вниманія: проф. прот. В. Зѣньковскій — «Апологетика». Парижъ, 1957 г. (Цѣнны библіографическіе указанія до 1957 г.).

Источникъ: Проф. И. М. Андреевъ. Православно-христіанская Апологетика. (Краткое конспективное изложеніе курса лекцій, читанныхъ въ Св.-Троицкой Духовной Семинаріи). — Изданіе 2-е. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1965. — С. 6-16.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.