Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. М. Андреевскій († 1976 г.)

Иванъ Михайловичъ Андреевскій родился 14 (27) марта 1894 г. въ С.-Петербургѣ въ семьѣ архіваріуса М. П. Андреевскаго. Его дѣдъ по отцу былъ священникомъ. Въ Парижѣ три семестра слушалъ лекціи по философіи въ Сарбоннѣ. Окончилъ историко-филологическій факультетъ Петербургскаго университета. Одновременно отбывалъ въ Николаевскомъ госпиталѣ воинскую повинность, работая фельдшеромъ въ психіатрическомъ отдѣленіи. Получилъ ученыя степени въ области медицины, литературы, философіи и богословія. Въ 1926 г. членъ братства преп. Серафима Саровскаго. Всѣ члены братства были противниками обновленчества и Деклараціи 1927 г. Въ декабрѣ 1927 г. лично убѣждалъ митр. Сергія (Страгородскаго) отказаться отъ компромисса съ безбожной властью. Былъ арестованъ и въ 1927-1932 гг. находился въ заключеніи на Соловкахъ, гдѣ общался съ епископами-исповѣдниками. По выходѣ изъ совѣтскаго концлагеря сталъ активнымъ участникомъ катакомбнаго («іосифлянскаго») движенія, одновременно работая врачемъ-психіаторомъ и педіаторомъ. Попавъ во время Второй міровой войны за границу, сначала въ Германію, а затѣмъ въ США, И. М. Андреевскій присоединился къ РПЦЗ. Двадцать лѣтъ преподавалъ въ Свято-Троицкой семинаріи въ г. Джорданвилль (США). Читалъ курсы патрологіи, нравственнаго богословія, апологетики, исторіи Церкви, психологіи, логики и исторіи литературы. Авторъ многочисленныхъ трудовъ. Писалъ подъ псевдонимомъ «Андреевъ». Скончался 17 (30) декабря 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія И. М. Андреевскаго (Андреева)

Проф. И. М. Андреевскій († 1976 г.)
Православно-христіанская Апологетика.
(Краткое конспективное изложеніе курса лекцій, читанныхъ въ Св.-Троицкой Духовной Семинаріи).

Сущность христіанства.

О сущности христіанства было высказано много самыхъ разнообразныхъ мнѣній. Но никто и никогда не смогъ опредѣлить эту сущность такъ, какъ ее опредѣляетъ Православная Церковь.

Прежде всего слѣдуетъ отмѣтить полное безсиліе разрѣшить этотъ вопросъ только раціоналистическимъ путемъ. Для раціонализма христіанство навсегда останется неразрѣшимой загадкой, конечно, при условіи честнаго подхода къ этому величайшему міровому явленію.

Среди раціоналистическихъ попытокъ выяснить сущность христіанства, слѣдуетъ отмѣтить два основныхъ направленія: 1) стремленіе свести всю сущность христіанства только къ его нравственнымъ принципамъ, и 2) представить христіанство въ видѣ системы отвлеченныхъ идей.

Наиболѣе яркимъ примѣромъ перваго стремленія является воззрѣніе на христіанство крупнѣйшаго нѣмецкаго философа Иммануила Канта. По Канту, христіанство отличается отъ всѣхъ прочихъ религій только по своему нравственному превосходству передъ ними. Христосъ, согласно этому разсужденію, есть идеальный типъ нравственнаго совершенства. Его завѣты — полное и наилучшее выраженіе нравственно идеальныхъ требованій человѣческой природы. Его Церковь — общество, гдѣ осуществляется нравственное добро. Все существо христіанина — въ его идеальной системѣ морали. Догматическое же ученіе христіанства не имѣетъ особаго значенія. Все вообще объективное значеніе христіанской религіи: искупленіе человѣческаго рода для спасенія человѣка и для его вѣчнаго блаженства — кантовской системой отрицается, какъ трансцендентное и не существенное для человѣческой жизни на землѣ. Подобное разсужденіе — глубоко ошибочно. При внимательномъ отношеніи къ христіанству — становится совершенно яснымъ, что оно не есть мораль безъ догмы (подобно буддизму), ибо нравственное ученіе Христа находится не въ одной только внѣшней формальной связи съ вѣроученіемъ. Христіанство не ограничивается, подобно нѣкоторымъ системамъ нравственности, только стремленіемъ оправдать свои нравственныя требованія религіозной санкціей и обосновать нравственныя обязанности человѣка на волѣ Высшаго Существа. Вся христіанская этика основана на догматикѣ и безъ нея теряетъ свой полный смыслъ.

Догматическое ученіе о Пресвятой и Нераздѣльной Троицѣ, о воплощеніи Сына Божія, объ искупленіи рода человѣческаго и спасеніи его — имѣетъ въ христіанствѣ не второстепенное, но основное значеніе. Оно не является въ христіанствѣ только для приданія высшаго авторитета его нравственному ученію. Напротивъ, оно есть центръ всей христіанской религіи и вытекающей изъ нея нравственности.

Христіанская нравственность, лишенная ея догматическаго корня, несомнѣнно представляетъ собою все же такое чарующее, привлекательное и обаятельное явленіе, что не можетъ сравниться ни съ какой другой системой морали, превосходя ихъ всѣ своей полнотой, простотой и убѣдительностью. И это уже одно обстоятельство наводитъ мысль на божественное происхожденіе такого этическаго ученія. При углубленномъ же проникновеніи въ корни этой системы морали, т. е. при проникновеніи въ догматическій смыслъ, освѣщающій, подобно солнцу, всю гармонію цѣлаго и безконечное разнообразіе частей, — нравственное ученіе христіанства совершенно преображаетъ человѣческую душу и открываетъ ей возможность здѣсь на землѣ видѣть начатки того блаженнаго вѣчнаго состоянія, которое предуготовано Богомъ человѣку въ иномъ, лучшемъ, вѣчномъ мірѣ.

Только этимъ вѣчнымъ догматическимъ корнемъ и возможно объяснить неумирающую привлекательность христіанскаго идеала нравственности, который прошелъ искусъ времени, пріобрѣтая съ каждымъ успѣхомъ духовной культуры человѣчества новую красоту и силу, внося свое благотворное вліяніе во всѣ области жизни, безъ всякаго содѣйствія внѣшняго принужденія.

Только христіанство способно зажечь любовь къ истинѣ ради самой истины, безъ чего невозможенъ никакой дѣйствительно духовный прогрессъ человѣка.

Несомнѣнное нравственно-благотворное вліяніе нравственнаго христіанскаго идеала на все человѣчество — является однимъ изъ убѣдительнѣйшихъ доказательствъ его божественнаго достоинства.

Отъ гностиковъ первыхъ вѣковъ христіанства, до гегельянства въ его современныхъ теченіяхъ, — сущность христіанства трактуется какъ отвлеченная система высшаго знанія, какъ абстрактная философія, теоретически рѣшающая проблемы космогоніи и теогоніи. Но самую важную сторону въ христіанствѣ — фактъ воплощенія Сына Божія и искупленія Имъ грѣшнаго человѣчества, т. е. то необычайное чудесное явленіе въ исторіи, безконечно выходящее изъ ряда обыкновенныхъ историческихъ явленій, эту самую существенную сторону христіанства, безъ которой оно ничто, — раціоналистическія школы отъ древности до нашихъ дней относили къ области мифовъ.

Пасторъ проф. Артуръ Древсъ кончилъ тѣмъ, что написалъ книгу «Мифъ о Христѣ».

Лѣвый гегельянецъ, Фейербахъ, написалъ большое изслѣдованіе «О сущности христіанства».

Противополагая сущность христіанства сущности язычества, Фейербахъ пришелъ къ выводу, что въ христіанствѣ преобладаетъ субъективность надъ объективностью, сердце и фантазія — надъ разумомъ. Онъ видитъ въ христіанствѣ систему міровоззрѣнія, для котораго внѣшній міръ со всѣми законами природы не имѣетъ никакого значенія. Вслѣдствіи этого Фейербахъ находитъ въ христіанствѣ вражду къ разуму, къ знанію, къ наукѣ, къ общественной жизни и всякому прогрессу: соціальному, научному, политическому, экономическому, и проч.

Ученье Фейербаха проникло въ марксизмъ, а черезъ него въ большевистскій коммунизмъ, ставъ государственной религіей въ совѣтской Россіи.

Для честной критической мысли совершенно ясны грубыя ошибки Фейербаха. Во-первыхъ, христіанство, какъ мы это указывали въ началѣ нашего курса, никогда не было враждебно къ честному разуму, честному знанію и честной наукѣ. Но христіанство, конечно, никогда и не переоцѣнивало человѣческій разумъ, сравнительно съ общимъ духовнымъ развитіемъ. Не унижая разума, оно только ставило его въ гармоническое отношеніе съ другими силами человѣческаго духа. Христіанство не боготворитъ человѣческаго разума, а смотритъ на него, какъ на талантъ, данный отъ Бога, который должно прилагать къ жизни, и поощряетъ знаніе, служащее оружіемъ исканія и служенія Истинѣ, Добру и Красотѣ.

Христіанство вовсе не разрываетъ связи человѣка съ міромъ и не противоборствуетъ прогрессу честной науки, а только указываетъ на безконечное превосходство Творца предъ сотвореннымъ имъ міромъ, на безсмертное назначеніе человѣка и на преходящее значеніе вещественнаго міра, а на временную жизнь, — какъ только приготовительную ступень къ жизни вѣчной. Этимъ ученіемъ христіанство только способствуетъ духовному развитію человѣка и нравственному росту его въ настоящей временной жизни. Исторія показываетъ, какъ много христіанство содѣйствовало прогрессу естествознанія, т. е. той науки, которая спеціально занималась изслѣдованіемъ природы.

Изъ всѣхъ существующихъ религій, только одно христіанство не заключаетъ въ своихъ основныхъ истинахъ ничего враждебнаго истинному прогрессу. А къ природѣ — оно относится тепло и радостно, какъ къ творенію Божіему. Въ противоположность языческой культурѣ, обоготворявшей солнце, луну и звѣзды, христіанская религія полагаетъ ихъ къ стопамъ Творца. Именно христіанство освободило человѣчество отъ унизительнаго рабства предъ стихіями міра и научило человѣка господствовать надъ природой въ гораздо большей степени, чѣмъ объ этомъ мечтаетъ раціоналистическая наука (хожденіе по водамъ и воскрешеніе мертвыхъ).

Идея единства и солидарности народовъ есть чисто христіанская идея. Великое зданіе международнаго права — опирается на эту христіанскую идею. Въ соціальномъ отношеніи благотворное вліяніе христіанства — неоспоримо. Оно создало христіанскій бракъ и христіанскую семью. Оно чрезвычайно подняло нравственное достоинство женщины: дѣвственницы, матери, супруги. Языческому пренебреженію къ дѣтямъ — христіанство противопоставило завѣты Христа, обрекшаго каждаго соблазнителя и развратителя дѣтской невинности на участь горчайшую утопленія съ мельничнымъ камнемъ на шеѣ.

Язычество, даже въ лицѣ самыхъ лучшихъ своихъ представителей, оправдывало и поддерживало рабство; христіанство же, систематически разрушая по частямъ основанія, которыми оно оправдывалось въ древности, привело, наконецъ, къ его уничтоженію. Христіанство смягчила жестокость къ преступникамъ.

Напомнимъ, что Самъ Господь избралъ на землѣ уничиженное званіе ремесленника, — и тѣмъ снялъ клеймо презрѣнія со всякаго честнаго труда. «Трудиться и молиться» стало девизомъ христіанской жизни. Все монашество проводило время въ трудахъ и молитвѣ.

Чтобы правильно понять и опредѣлить сущность христіанства, — необходимо имѣть въ виду, что оно всецѣло обязано своимъ происхожденіемъ божественной Личности своего Основателя и носитъ живой отпечатокъ этой Личности во всемъ.

Христіанская религія, подобно своему Основателю, во-первыхъ цѣлостна, гармонична и всеобъемлюща. Въ ней нѣтъ недостатковъ и она не подлежитъ усовершенствованію. Она идеальна. Усовершенствованію, при этомъ безпредѣльному, подлежитъ только христіанинъ. Идеалъ его совершенства — безконеченъ. Будьте совершенны, какъ совершенъ Отецъ вашъ Небесный.

Только христіанская религія имѣетъ полное право называться въ собственномъ смыслѣ слова — религіей, т. е союзомъ съ Богомъ. Христіанство объемлетъ все наше существованіе — духовное и тѣлесное. Оно освящаетъ всѣ наши семейныя, соціальныя и политическія отношенія. Оно удовлетворяетъ всѣмъ потребностямъ духовной, душевной и тѣлесной жизни человѣка.

Для уясненія сущности христіанства слѣдуетъ разсмотрѣть основныя истины христіанской религіи. Христіанство прежде всего есть не столько новая система вѣроученія и нравоученія, сколько новое начало жизни и дѣятельности человѣка.

Хотя въ новозавѣтной христіанской религіи не все ново по сравненію съ религіей ветхозавѣтной, тѣмъ не менѣе, даже то, что воспринято христіанствомъ изъ религіи Израиля — свѣтится новымъ свѣтомъ углубленнаго и усовершеннаго смысла.

Хотя и въ Ветхомъ и въ Новомъ Завѣтахъ находятся общія обоимъ Завѣтамъ догматическія истины о единствѣ божественнаго Существа, о свойствахъ Божіихъ, о происхожденіи человѣка, о его первоначальномъ состояніи, о паденіи, и др., — тѣмъ не менѣе и эти истины въ Новомъ Завѣтѣ представляются яснѣе, чище, глубже, духовнѣе, свободнѣе отъ элементовъ антропоморфизма, который въ Завѣтѣ Ветхомъ заслоняетъ собою идею духовности Божественнаго Существа.

Слово Христово о томъ, что «Богъ есть Духъ, и поклоняющіеся Ему должны поклоняться въ Духѣ и истинѣ» — было бы невозможно найти въ Ветхомъ Завѣтѣ.

Нѣкоторыя откровенныя истины въ Ветхомъ Завѣтѣ выражались такъ прикровенно, что заставляли задуматься наиболѣе развитыхъ духовно ветхозавѣтныхъ людей. Къ такимъ истинамъ слѣдуетъ отнести указанія на тайну троичности, тайну Слова и Духа Божія и др. Эти тайны, сокрытыя для ветхозавѣтныхъ пророковъ, были ясно открыты лишь Самимъ Спасителемъ.

Новоіудейскіе ученые несправедливо утверждаютъ, что во всемъ Ветхомъ Завѣтѣ нѣтъ никакихъ указаній на тайну троичности. Но нельзя не видѣть въ Ветхомъ Завѣтѣ нераскрытыхъ понятій объ особыхъ силахъ Божіихъ: Словѣ Божіемъ и Духѣ Божіемъ. Также нераскрытымъ въ Ветхомъ Завѣтѣ осталось явленіе Аврааму Бога въ видѣ трехъ Ангеловъ.

Во всей же полнотѣ, доступной для человѣческаго пониманія, тайна Пресвятой Троицы открылась конечно только въ Новомъ Завѣтѣ.

Тайна Пресвятой Троицы — сердце христіанской догматики! Эта тайна имѣетъ огромное, неисчерпаемое значеніе, какъ чисто умозрительное, такъ и нравственное.

Умозрительное значеніе христіанскаго ученія о Св. Троицѣ состоитъ прежде всего въ очищеніи, возвышеніи и уясненіи идеи монотеизма. Христіанское ученіе о Пресвятой Троицѣ не есть требожіе, тритеизмъ, прямо и рѣшительно осужденный христіанской Церковью. Ученіе о Троицѣ есть особый видъ монотеизма, но такой глубокій, возвышенный и чистый, съ какимъ мы не встрѣчаемся ни въ какой другой монотеистической системѣ.

Существенное въ христіанскомъ ученіи о троичности состоитъ въ томъ, что оно, сохраняя во всей неприкосновенности Ветхозавѣтное ученіе о единствѣ Божества, чрезъ раскрытіе догмата о Пресвятой Троицѣ, придаетъ ученію о единствѣ Божіемъ особый, новый, чрезвычайно значительный, высоко-нравственный характеръ, какого не было и не могло быть ни въ какой другой системѣ монотеизма.

Не даромъ Оригенъ, бл. Августинъ и св. Григорій Нисскій, анализируя тайну Св. Троицы, доказывали истинность и божественность христіанства.

Чистый монотеизмъ — очень мало говоритъ о высотѣ, чистотѣ и нравственной цѣнности религіи, проповѣдующей его. Ибо можно себѣ представить и религію одного кумира.

До понятія объ единствѣ Верховнаго Существа доходили нѣкоторые изъ мыслителей до-христіанской древности, но идея о внутренней природѣ такого Существа внѣ Его отношенія къ міру (т. е. жизнь Бога въ Самомъ Себѣ) — была непостижна. Вслѣдствіи этого монотеизмъ превращался или въ пантеизмъ, признающій вѣчное раскрытіе божественной жизни и сущности въ мірѣ, или — въ сухой деизмъ.

Только христіанство, чрезъ раскрытіе догмата о Св. Троицѣ, дало разрѣшеніе вопроса о природѣ единаго Бога въ Себѣ Самомъ. Только христіанство открыло черезъ этотъ догматъ ту истину, что Богъ, единый по Своему существу Безконечный Духъ, имѣетъ опредѣленные образы Своего бытія, внѣ отношеній Его къ міру, въ Его тріѵпостасномъ Существѣ, въ Которомъ проявляется безконечная полнота внутренней жизни, невѣдомая для насъ.

Не объясняя самой сущности тайны Троичности, этотъ догматъ проясняетъ для нашего ума нѣчто относительно существа Божія, а именно — что въ Существѣ Божіемъ есть самостоятельная, независимая отъ міра, жизне-дѣятельность и есть условія для ея проявленія. Хотя понятіе о тріединствѣ Бога и чрезвычайно трудно, однако понятіе о голомъ единствѣ Его — еще труднѣе.

«Христіанскій Богъ одинъ но не одинокъ» (Петръ Хризологъ — «60-е Слово»).

Но кромѣ умозрительнаго значенія, догматъ о Пресвятой Троицѣ имѣетъ еще и нравственное значеніе (ср. митр. Антоній (Храповицкій) «Нравственная идея догмата Церкви»).

Черезъ тайну троичности христіанство научило человѣчество не только благоговѣйно чтить Бога, но и любить Его. Черезъ тайну Пресвятой Троицы, раскрылась новая идея о томъ, что Богъ есть любовь, высочайшая, идеальная любовь и неисчерпаемый источникъ любви.

Блаж. Августинъ, съ глубокимъ основаніемъ утверждалъ: «Тайна христіанской троичности, это тайна Божественной любви. Ты видишь Троицу, если видишь любовь».

Тайна троичности научаетъ насъ тому, что любовь Божія проявилась не только въ твореніи и промышленіи о мірѣ, но что она является въ своей совершеннѣйшей, безграничной полнотѣ въ самомъ лонѣ Божествѣ, гдѣ отъ вѣчности была жизнь любви, вѣчное общеніе святой любви Отца, Сына и Святаго Духа.

Такимъ образомъ, можно утверждать, что сухой монотеизмъ древнихъ религій не оплодотворенный откровенной истиной троичности, не имѣлъ и не могъ имѣть истиннаго понятія о Божественной любви.

Главное отличіе строго монотеистической ново-іудейской религіи отъ религіи христіанской заключается въ пониманіи основной Божественной Сущности. Только христіанство, чрезъ Откровеніе Самого Христа, знаетъ и понимаетъ истину о томъ, что Богъ есть любовь, и что такое любовь!

Христосъ, по выраженію христіанскаго поэта А. Толстого — «всѣ законы Моисея, любви закону подчинилъ». Понять эту идею Бога-Любви, при сухомъ монотеизмѣ — невозможно, ибо кого же могъ Богъ любить, кромѣ Себя? Вѣдь міръ — временный, и когда его еще не было — кого Богъ могъ любить кромѣ Себя? Только тайна Св. Троичности, не посвящая насъ во всю глубину необъятнаго для человѣческаго ума Существа Божія, даетъ намъ разумѣть, что любовь Божія никогда не была бездѣятельна, никогда не оставалась безъ проявленія, никогда не была себялюбіемъ, указывая на вѣчное Божественное общеніе Лицъ Св. Троицы.

Вся глубина любви Божіей къ человѣческому роду уясняется намъ до конца въ свѣтѣ тайны Пресвятой Троицы. Эта тайна является и основаніемъ всего христіанскаго ученія объ искупленіи.

Высочайшій образецъ любви въ пожертвованіи Бога Отца Своимъ единороднымъ Сыномъ за спасеніе человѣческаго рода, въ добровольномъ крестномъ страданіи Сына Божія для нашего искупленія, и въ сошествіи Святаго Духа для нашего освященія, потрясая человѣческую душу, — порождаетъ отвѣтную, благодарную, самоотверженную любовь къ Богу, Котораго христіанинъ начинаетъ понимать какъ любвеобильнаго Отца всего человѣчества.

Если мы такъ же глубоко задумаемся надъ христіанскимъ ученіемъ о воплощеніи Втораго Лица Пресвятой Троицы, то увидимъ, что оно имѣетъ не только глубокое умозрительное, но и всеобъемлющее нравственное значеніе. Оно подняло нравственное сознаніе человѣка на такую высоту, до которой невозможно было возвыситься безъ помощи Божіей.

Эту истину нѣкоторые изъ древнихъ учителей Церкви формулировали такъ: «въ таинствѣ воплощенія Богъ снизошелъ до человѣка для того, чтобы человѣка возвести до Бога».

Чудо воскресенія Христова завершаетъ всѣ другія чудеса и составляетъ, по яркому выраженію проф. Н. П. Рождественскаго — «основной камень христіанской апологетики».

Доказательство истины воскресенія Христова чрезвычайно просто и чрезвычайно убѣдительно. Доказательство это сводится къ тому, что безъ дѣйствительнаго факта воскресенія было бы совершенно необъяснимо ни начало апостольской проповѣди, ни явленіе въ мірѣ историческаго христіанства съ его мучениками, апологетами, учителями Церкви и святыми подвижниками, ни существованіе на землѣ до сегодняшняго дня милліоновъ вѣрующихъ христіанъ, готовыхъ отдать жизнь свою за Христа.

Источникъ: Проф. И. М. Андреевъ. Православно-христіанская Апологетика. (Краткое конспективное изложеніе курса лекцій, читанныхъ въ Св.-Троицкой Духовной Семинаріи). — Изданіе 2-е. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1965. — С. 82-89.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.