Церковный календарь
Новости


2018-08-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 4-я (1991)
2018-08-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 42-е (16 ноября 1917 г.)
2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 18 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Составлены и изданы Архіепископомъ Никономъ (Рклицкимъ) (1956-1971 г.г.).

Томъ 9-й:
Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи.

I. О русскомъ народѣ.
19. Миссіонерское призваніе русскаго народа
[1].

Рядъ статей владыки Антонія, также продиктованныхъ имъ намъ въ разное время, былъ посвященъ спеціально миссіонерскому призванію русскаго народа.

I.

«Свою бесѣду на данную тему мы начнемъ издалека. Въ нашемъ годичномъ Богослуженіи существуетъ два оригинальныхъ чинопослѣдованія — многолѣтіе на Царскихъ часахъ въ Рождественскій и Крещенскій сочельники.

Это единственный случай, когда въ церкви возглашается полный титулъ русскаго Государя, конечно, это было до начала революціи, а затѣмъ многолѣтіе: — «Святѣйшимъ Патріархамъ Православнымъ — Константинопольскому, Александрійскому, Антіохійскому и Іерусалимскому...» (Всероссійскаго тогда еще не было).

Съ особеннымъ подъемомъ религіознато чувства пѣвцы возглашали 12 разъ «Многая лѣта», иногда вставляя слова «Сотвори имъ Господи, даруй имъ, Господи, многая лѣта. Киріе елейсонъ. Христе елейсонъ. Многая лѣта, многая лѣта, многая лѣта».

Не скажу, чтобы эти столь рѣдко совершаемыя Богослуженія и при томъ въ канунъ праздниковъ, когда обыватели съ утра до вечера заняты хозяйственными хлопотами, собирали несмѣтныя толпы народа, но среди послѣдняго можно было всегда замѣтить въ эти дни особенно сильно воодушевленныя лица, а иногда и радостныя слезы.

Это проявляли тѣ православные христіане разныхъ сословій, которые дорожили выше всего полнотою Христовой Церкви и ожидали въ продолженіи нѣсколькихъ мѣсяцевъ услышать эти дорогія христіанскому сердцу многолѣтія, напоминающія намъ слова Свящ. Писанія: «блюсти единеніе духа въ союзѣ мира». (Ефес. 4, 3).

Дѣйствительно, для вѣрнаго сына Церкви Христовой почти не существуетъ дѣленія православныхъ христіанъ по народностямъ, а еще менѣе — по государствамъ, какъ для русскихъ патріотовъ не имѣетъ значенія дѣленіе соотечественниковъ по губерніямъ, но въ сердцѣ ихъ всегда преоблаетъ сознаніе всеобщаго единства нашего въ нашемъ обширномъ Отечествѣ.

Съ своей стороны мы изъявили въ частныхъ разговорахъ полную готовность принять сербское подданство, предпочитая имѣть своимъ Королемъ Православнаго Государя Александра I, а не московскихъ разбойниковъ.

Впрочемъ, такого подданства никто отъ насъ не требовалъ и не предлагалъ. Но вопрошавшимъ нашего совѣта по сему предмету мы отвѣчали въ духѣ только что приведенной мысли.

Св. Писаніе въ притчѣ о милосердномъ Самарянинѣ, которую мы слышали въ церкви какъ разъ сегодня, осуждаетъ національныя раздѣленія между людьми и призываетъ всѣхъ объединиться въ одномъ братствѣ Христовомъ, «идѣже нѣсть эллинъ, ни іудей, обрѣзаніе и необрѣзаніе, варваръ и скиѳъ, рабъ и свободь, но всяческая и во всѣхъ Христосъ» (Кол. 3, 11).

Въ это братство не входятъ до своего покаянія только крайне порочные люди и еретики-иновѣрцы. Таковъ смыслъ словъ Христовыхъ «аще же и Церковь преслушаетъ, буди тебѣ якоже язычникъ и мытарь». (Матѳ. 18, 17).

Намъ скажутъ, что это добрыя пожеланія, воздушные замки, а на самомъ дѣлѣ теперь всякій можетъ видѣть полное раздѣленіе православныхъ христіанъ по народностямъ и государствамъ, доходящее теперь до военныхъ столкновеній, чего прежде не было между православными, правительства которыхъ, въ частности правительство русское, считало своей обязанностью выступать съ оружіемъ въ рукахъ не противъ своихъ, а противъ иновѣрцевъ.

Ну укажите, скажутъ намъ, дѣйствительные примѣры такого сліянія православныхъ народностей въ одну духовную семью и въ общую молитву. За примѣрами ходить недолго. Отправляйтесь въ Іерусалимъ къ Свѣтлому празднику и вы найдете въ тамошнемъ воскресенскомъ храмѣ богомольцевъ бѣлыхъ и черныхъ, прославляющихъ Бога едиными усты и единѣмъ сердцемъ.

Всѣ они мыслятъ въ центрѣ этого всенароднаго единенія христіанъ народъ русскій, почитая его наиболѣе братолюбивымъ и чуждымъ шовинистическихъ предразсудковъ.

Православные арабы въ Палестинѣ, встрѣчаясь съ русскими людьми, привѣтствують ихъ неправильною русской рѣчью, но съ сердечнымъ чувствомъ, хотя взирающимъ на эти привѣтствія со стороны, трудно бываетъ удержаться отъ смѣха или, по крайней мѣрѣ, отъ улыбки, когда къ пожилому русскому мужчинѣ арабы и арабки, обращаются, скажемъ, въ октябрѣ мѣсяцѣ, съ такимъ привѣтствіемъ:

«Здравствуй, матушка, Христосъ Воскресе, съ добрымъ утромъ!» (а на дворѣ уже темнѣетъ).

Съ другой стороны наиболѣе благочестивые русскіе люди стараются всю жизнь о томъ, чтобы сподобиться увидѣть св. Градъ Іерусалимъ и даже возможность тамъ скончать свою земную жизнь, запасшись заблаговременно Лазаромою, т. е. написанною на полотнищѣ какъ бы плащаницею для своего погребенія.

Замѣчательно, что такое стремленіе русскихъ душъ къ Іерусалиму началось у нашихъ предковъ съ самаго начала ихъ обращенія ко Христу. Одной изъ древнѣйшихъ рукописей на славянскомъ языкѣ было «Хожденіе игумена Даніила въ Св. Землю».

Въ этой рукописи своей, авторъ съ краснорѣчивой непосредственностью описываетъ свои восторженныя переживанія при посѣщеніи св. мѣстъ, отъ котораго его не удержало и то, что послѣднія были въ то время подъ властью латинянъ (вскорѣ послѣ 1-го Крестоваго похода).

Затѣмъ отъ 13-го до 15-го вѣка сохранилось еще нѣсколько описаній подобныхъ паломничествъ и, можно сказать, что по своему количеству и размѣрамъ, а также по обстоятельности своего исполненія эти описанія занимаютъ одно изъ первыхъ мѣстъ среди древнѣйшей отечественной литературы.

Св. и чудотворецъ Новгородскій архіепископъ Іоаннъ, когда получилъ отъ Бога власть надъ діаволомъ и обѣщаніе отъ послѣдняго сдѣлать все, что онъ прикажетъ, то святитель ничего другого не пожелалъ, какъ только того, чтобы діаволъ отвезъ его по воздуху въ Іерусалимъ и обратно.

Чудо это, хотя и имѣетъ для себя подобіе въ Ветхомъ Завѣтѣ и въ дѣяніяхъ Св. Апостолъ, однако столь необычно, что люди мало религіозные не хотятъ ему повѣрить.

Однако, любовь нашихъ предковъ къ св. мѣстамъ и міровая широта ихъ духовныхъ симпатій явствуетъ изъ этого повѣствованія съ полной очевидностью.

Когда русскіе люди, а равно и наши предки по вѣрѣ, жители православнаго Востока, исполнялись дерзновеніемъ предъ Богомъ, то возносили усердную молитву за Царей и за всѣхъ христіанъ православныхъ, причемъ, напр., Божія избранница св. Марія Египетская въ молитвенномъ порывѣ поднималась отъ земли на воздухъ и продолжала молитву свою, держась на локоть выше земли.

Кстати нужно сказать, что только послѣ-петровскій полунѣмецкій нашъ шовинизмъ устранилъ въ церковныхъ молитвахъ упоминаніе о Православныхъ Царяхъ, замѣнивъ его «Царемъ», т. е. русскимъ.

Такое нечестивое дерзаніе дошло до такой степени у нашихъ сѵнодальныхъ чиновниковъ, что они рѣшили даже измѣнить текстъ Св. Писанія и замѣнили «Царей», однимъ «Царемъ» и въ такомъ видѣ предлагаютъ вниманію молящихся Апостольское чтеніе на благодарственныхъ Царскихъ молебнахъ (Ср. 1 Тим. 2, 2).

Наиболѣе типичные русскіе люди постоянно называли своей духовной родиною Іерусалимъ (по примѣру преп. Антонія Великаго), а самый великій человѣкъ нашей исторіи патріархъ Никонъ говорилъ такъ: «по тѣлу я русскій, а по душѣ грекъ», причемъ подъ грекомъ онъ разумѣлъ не измельчавшую греческую народность, а отрѣшенное отъ націонализма все православное христіанство.

Отвѣтимъ кратко еще на два вопроса: во-первыхъ не уничтожается ли до конца приведенными словами всякій національный патріотизмъ и не проповѣдуется ли полный космополитизмъ во имя Христа и Евангелія.

Отвѣтъ на такое недоумѣніе мы находимъ въ лицѣ того же патріарха Никона, который совмѣщалъ въ своемъ умѣ и сердцѣ и сочувствіе ко всѣмъ православнымъ народамъ и одушевленную любовь къ русской Родинѣ, что кромѣ всего прочаго извѣстно изъ его поведенія во время чумы въ Москвѣ.

Впрочемъ, что же намъ ссылаться на человѣческіе примѣры, когда подобное же совмѣщеніе явилъ въ своемъ лицѣ Господь Іисусъ Христосъ, бывшій одновременно и космополитомъ и іудейскимъ патріотомъ.

«Іерусалимъ, Іерусалимъ, сколько разъ хотѣлъ Я собрать чадъ твоихъ, какъ птица птенцовъ своихъ подъ крылья, и вы не захотѣли» (Лук. 13, 34).

О скорченной женщинѣ въ Св. Землѣ Господь выразился такъ:

«Не отвязываетъ ли каждый изъ васъ вола своего или осла отъ яслей въ субботу, и не ведетъ ли поить? Сію же дочь Авраамову, которую связалъ сатана вотъ уже 18 лѣтъ, не надлежало ли освободить отъ узъ сихъ въ день субботній?» (Лук. 13, 15-16).

По поводу покаянія Закхея Господь сказалъ: «Днесь спасеніе дому сему бысть, зане и сей сынъ Авраамль есть» (Лук. 19, 9).

Такой же смыслъ имѣетъ Его извѣстный отвѣтъ Самарянкѣ (Іоан. гл. 4).

Итакъ, нашъ православный патріотическій космополитизмъ въ сознаніи народа вполнѣ соотвѣтствуетъ ученію Христову и Евангельскому, но, увы, эту любовь къ единовѣрцамъ нашимъ почти утратили наши интеллигенты послѣ Петровской эпохи. Когда они, лечась отъ ревматизма или худосочія, забираются въ Египетъ, то, возвратясь домой, будутъ вамъ разсказывать о пирамидахъ и пальмахъ, а дамы о красотѣ молодыхъ арабовъ, а если вы ихъ спросите: «а православнаго патріарха Александрійскаго, имѣющаго титулъ Судіи Вселенной, вы постарались повидать?» — то вашъ собесѣдникъ или собесѣдница вытаращатъ на васъ глаза и спросятъ: «а развѣ тамъ есть патріархъ? Первый разъ объ этомъ слышу».

Впрочемъ, русская интеллигенція не вполнѣ лишена нравственнаго общенія съ Православнымъ Востокомъ. Съ 1882 г. мы имѣемъ весьма достопочтенное Императорское Палестинское о-во, обладающее разнообразными отраслями дѣятельности — поддержаніе св. храмовъ и духовенства въ Палестинѣ и и Сиріи, собираніе и изданіе историческихъ документовъ по исторіи Православнаго Востока, облегченіе денежное и юридическое русскаго паломничества въ Святую Землю и хозяйственная поддержка народныхъ училищъ на всемъ Ближнемъ Востокѣ.

Учрежденіе этого О-ва имѣло виновниками Вел. Кн. Сергѣя Александровича и его Высочайшей Супруги, а главнымъ труженникомъ сего учрежденія былъ одинъ изъ основателей его В. Н. Хитрово.

Нужно ли говорить о томъ, что съ самаго начала русской революціи Общество это была лишено своихъ доходовъ, которые прежде изъ добровольныхъ пожертвованій и церковныхъ сборовъ доходили до 1 милліона рублей.

Впрочемъ, упоминая обо всемъ этомъ, мы должны присовокупить, что и прежде не вся же русская интеллигенція обнаружила безучастное отношеніе къ Православному Востоку. Книги съ описаніемъ Св. Земли и окружающихъ ее странъ издавались постоянно, хотя и съ большими промежутками и имѣли авторами весьма авторитетныхъ и ученыхъ представителей высшаго сословія: разумѣемъ извѣстные труды А. Н. Муравьева и бывшаго министра Абрама Норова, которые можно сказать жизнь свою посвятили на изученіе Православнаго Востока. А со времени учрежденія Палестинскаго Общества такихъ трудовъ появилось нѣсколько десятковъ.

Нужно признаться, что менѣе участія въ такомъ святомъ дѣлѣ обнаружили наши духовныя лица, но и среди нихъ были блестящія исключенія во главѣ которыхъ необходимо указать прежде всего покойнаго Преосвященнаго Порфирія (Успенскаго), бывшаго викарнымъ епископомъ въ Кіевѣ и почившаго въ глубокой старости лѣтъ 50 тому назадъ. Его «Книга бытія моего» издана Академіей Наукъ и выдержала не одно изданіе.

Затѣмъ ветеранъ Палестинской службы архимандритъ Антонинъ, тоже уже давно покойный, также много послужилъ Православному Востоку, изыскивая средства на пріобрѣтеніе въ Палестинѣ земельныхъ участковъ, не говоря уже о другихъ его многочисленныхъ заслугахъ.

Замѣчательно, что обращенныя изъ лютеранства христіанки нерѣдко усваиваютъ не только православную вѣру, но и чисто народныя русскія привязанности къ ея обнаруженіямъ въ болѣе сердечной и сильной степени, чѣмъ исконные православные русскіе. Такъ Великая Княгиня Елисавета Ѳеодоровна, по примѣру лучшихъ русскихъ людей, завѣщала себя похоронить въ Іерусалимѣ вмѣстѣ со своей подругою, что и было исполнено послѣ безчеловѣчнаго убійства большевиками этой поистинѣ святой женщины.

Въ заключеніе нужно упомянуть о томъ, что самый великій русскій писатель Достоевскій въ своемъ «Дневникѣ Писателя», разбираясь въ Восточномъ вопросѣ, неоднократно указываетъ на то, что въ подобномъ дѣлѣ необходимо привлечь и Вселенскаго Патріарха и заинтересовать имъ православную паству Ближняго Востока. О Дальнемъ Востокѣ мы побесѣдуемъ въ другой разъ.

II.

Недавно мы писали о томъ, что призваніе русскаго народа на Ближнемъ Востокѣ, которое пренебрегалось нашей интеллигенціей послѣднихъ лѣтъ, заключается въ полномъ сліяніи нашемъ съ православными инородцами и въ признаніи насъ съ ними однимъ народомъ православнымъ.

Другое дѣло на Дальнемъ Востокѣ: тамъ живутъ язычники и магометане, которые постепенно либо присоединились къ русскому Царству, либо напротивъ вели съ нимъ оборонительную войну.

Конечно, при такомъ условіи не можетъ быть и рѣчи о полномъ сліяніи ихъ съ нашимъ народомъ, но русское общество и русское правительство должны были стараться о томъ, чтобы добрососѣдскія отношенія между нами, которыя находили себѣ мѣсто, несмотря на возникавшія не очень рѣдко военныя столковенія, продолжали не только сохраняться между Россіей и Дальнимъ Востокомъ, но и крѣпли бы изъ поколѣнія въ поколѣніе и подготовляли, хотя бы въ далекомъ будущемъ, обращеніе тѣхъ народовъ ко Христу.

Правда такой свѣтлой надеждѣ былъ нанесенъ тяжелый и трудно поправимый ударъ въ 1900 году, когда русское правительство въ опасеніи нападенія Китая, утопило въ Амурѣ до 20 тысячъ китайцевъ мѣстныхъ житилей, по приказанію какого-то генерала нѣмецкой расы и тѣмъ поколебало воззрѣніе всего Востока на Русь, какъ на страну милосердія, освѣщающую свѣтомъ доброжелательства всю огромную Азію.

Такъ смотрѣли на насъ и Китай и Индія, противопоставляя русскій народъ въ указанномъ смыслѣ и англичанамъ, и нѣмцамъ, и французамъ, которыхъ считали врагами Азіи.

Вотъ почему я съ сердечнымъ сочувствіемъ относился къ евразійству, пока оно не обнаружило себя, какъ движеніе революціонное.

Конечно, религіозныя воззрѣнія азіатскихъ язычниковъ совершенно иныя, чѣмъ у православныхъ христіанъ, но между ними и нами существуютъ не только точки соприкосновенія, но и большая область духовнаго единенія, это сказывается прежде всего въ томъ, что буддисты и магометане сходятся съ православными христіанами и расходятся съ западными еретиками въ томъ, быть можетъ не всегда ясно сознаваемомъ убѣжденіи, что настоящая жизнь есть только приготовленіе къ будущей и если только люди не желаютъ быть вѣрны такому взгляду, то они находятся въ постоянномъ заблужденіи, какъ бы въ бреду, принимая кажущееся за истинное и наоборотъ.

Конечно, тѣ народы, которые читали Св. Евангеліе, должны были бы смотрѣть также, но сыны западной культуры, не исключая и католиковъ, смотрятъ на самомъ дѣлѣ на жизнь, какъ на наслажденіе, какъ на право, а на главнаго врага нашего спасенія, т. е. на самолюбіе, какъ на нѣчто не только дозволенное, но и обязательное для образованнаго человѣка, «уважающаго себя».

Въ такомъ непримиримомъ противорѣчіи протекаетъ жизнь каждаго изъ нихъ а ихъ дикія правила, враждебныя нашей вѣрѣ, какъ напримѣръ, самоуваженіе, благородное (?) самолюбіе и т. п. деспотически подчиняютъ себѣ мысль и волю всякаго западника и они даже какимъ-то чудомъ проникли въ руководства по нравственному богословію и въ наши, отрѣшенныя отъ св. Церкви, но именующія себя церковными, школы.

Что дѣлать? видимо и здѣсь осуществляются слова Ап. Павла о томъ, что называющіе себя мудрыми, обезумѣли и такому приговору Св. Писанія подчинили себя и лучшіе русскіе люди, какъ Пушкинъ и Лермонтовъ и т. п., убитые на дуэли, т. е. на возмутительномъ дикомъ предразсудкѣ, внесенномъ въ нашу жизнь средневѣковыми рыцарями, потомками германскихъ варваровъ, а еще раньше — древнихъ римлянъ, самыхъ злыхъ враговъ Христа.

Конечно, вѣрность такимъ предразсудкамъ ничего общаго не имѣетъ съ духомъ русскимъ и никогда не нашла бы себѣ мѣста среди потомковъ русскаго народа, если бы иностранцы не овладѣли посредствомъ лести и обмана воспитаніемъ его дѣтей и юношей.

Правда, кромѣ вліянія Запада всѣ подобные предразсудки имѣли почву и въ общей грѣховности человѣчества, которое отпало отъ Бога, поддавшись горделивому непослушанію, но культура Востока Дальнаго и Ближняго не одобряетъ этого грѣховнаго настроенія воли потомковъ падшаго Адама и, подобно Евангелію, ставитъ во главу угла добродѣтель смиренномудрія передъ Богомъ, согласно первому блаженству перваго Евангелія.

Согласно первому правилу добродѣтели, т. е. смиренію, къ душѣ христіанина, усвоившей эту добродѣтель, постепенно присоединяется и милосердіе, и всепрощеніе, и доброжелательство.

Вотъ замѣчательныя слова, которыми одинъ русскій богатырь наставлялъ другого, выходившаго въ походъ:

«Не убей въ чистомъ полѣ крестьянина,
Не помысли зломъ на татарина».

Это повелѣніе давалось не изнѣженному барченку, а воину, выходившему въ походъ противъ враговъ своего народа. Они неизбѣжно должны были убивать и воевать, но не имѣли права помыслить зломъ, т. е. ненавидѣть и злорадствовать.

Конечно, на практикѣ такое правило часто нарушалось, но соблюдалось то, что люди никогда не считали своего грѣха справедливымъ и принимали покаяніе за всѣ грѣхи подобнаго нарушенія.

А когда въ 1900 г. состоялось избіеніе 20 тысячъ неповинныхъ китайцевъ, то искренніе мыслители говорили, что Богъ также съ Дальняго Востока покараетъ русскую землю за такое, хотя и не общенародное, но безчеловѣчное преступленіе, что начало сбываться съ 1904 года и не окончилось еще донынѣ.

III.

Отношеніе русскихъ къ восточноазіатскимъ инородцамъ не должно прежде всего исчерпываться борьбой или конкуренціей, хотя бы на почвѣ матеріальныхъ интересовъ, но выражаться въ доброжелательствѣ не только отдѣльныхъ лицъ къ отдѣльнымъ лицамъ, но и къ цѣлой народности, къ цѣлой странѣ.

Святители Стефанъ Пермскій, Препод. Трифонъ Печенгскій, Кириллъ и Меѳодій справедливо почитались не только, какъ ревностные проповѣдники Христа и Христовой вѣры, но какъ друзья того народа, къ которому они принесли проповѣдь Евангелія, въ этомъ и заключалась сила ихъ вліянія на людей.

Зачатки такого дружественнаго отношенія къ чужимъ народамъ, которое, конечно, держится въ полнотѣ только подвигами молитвы и очищенія сердца, даны изобильно русскому народу.

Въ то время, когда европейцы Запада колонизировали отдаленныя земли Америки, Африки и Австраліи, постепенно истребляя тамошнихъ аборигеновъ, народъ русскій безъ насилія ассимилизируетъ ихъ себѣ, не лишая ихъ этнографическихъ особенностей и не препятствуя имъ размножаться.

Иногда эти особенности сохранялись, какъ въ обычаяхъ, такъ и въ самомъ языкѣ инородцевъ на цѣлые вѣка, иногда же они совершенно свободно во всемъ уподоблялись русскимъ, т. е. во всемъ быту своемъ и въ языкѣ.

Мои родители жили въ Крестицкомъ уѣздѣ Новгородской губ. Когда я былъ мальчикомъ, то многіе старики и старухи не умѣли говорить по-русски, а когда я возмужалъ, большинство ихъ говорило только по-русски, а по-карельски перестали даже понимать.

Думается, что не только принуждать къ руссификаціи, но и торопиться съ нею по отношенію къ инородцамъ вовсе не слѣдуетъ: лишь бы они принимали и содержали православную вѣру.

Разумѣется, это сказано объ инородцахъ, живущихъ въ русскомъ гоударствѣ и православныхъ, однако, общечеловѣческій законъ добраго вліянія остается одинъ, и русскій народъ является лучшимъ колонизаторомъ гдѣ угодно, а восточные народы ни къ одной европейской націи не расположены въ такой степени, какъ къ русской, чуя въ ней сочувственное сердце, отсутствіе гордыни и довѣрчивость.

Медлененъ и тернистъ путь такого народнаго общенія, но должно дорожить всякимъ шагомъ такой бытовой дружбы, не спѣша воплощать ее въ формы государственныхъ законовъ и правовой гегемоніи.

Къ сожалѣнію наша государственность, а нерѣдко и наша церковная администрація, вовсе не принимала во вниманіе вышеизложеннаго.

Конечно, призваніе Россіи на Д. Востокѣ не должно было и не должно будетъ ограничиваться однимъ только простонароднымъ бытовымъ сближеніемъ. Промышленность, искусство, художество, наука и особенно Церковь наша должны придти на помощь сему большому дѣлу, которое, какъ древесное сѣмя, можетъ обнаружить свои плоды только десятилѣтіями, а то и цѣлыми вѣками. Ошибка дѣятелей сближенія заключается обыкновенно въ ихъ торопливости. «Сколько вашихъ слушателей приняло святое крещеніе? Сколько изъ нашей литературы переведено ими на свой языкъ? Какъ печально, что проживъ среди китайцевъ или японцевъ 10 лѣтъ, не могъ привить имъ русскихъ обычаевъ. Они по-прежнему вѣруютъ въ своихъ ложныхъ боговъ и чуждаются русскихъ обычаевъ и т. д. и т. д.»

Гораздо ближе къ настоящему пониманію дѣла, къ успѣху тотъ дѣятель, который говоритъ такъ: «Я счастливъ, что мои знакомцы, хотя не оставили своей суевѣрной религіи, но интересуются читать наше Евангеліе, слушать русскія пѣснопѣнія, одѣваться въ русскую одежду, а главное восхищаться христіанскими подвигами нашихъ святыхъ и цѣлуютъ ихъ изображенія, хотя и продолжаютъ держаться своихъ религіозныхъ обычаевъ. Они съ любопытствомъ разсматриваютъ картину изъ русской жизни, а нѣкоторые даже задумываютъ съѣздить въ Москву, въ Кіевъ и уже говорятъ цѣлыя фразы по-русски».

Все сказанное касается сближенія инородцевъ съ Россіей, съ русскимъ народомъ, но независимо отъ всякаго сближенія русскіе люди должны принести туда свѣточъ нашей благости и великодушія и смягчить языческій нравъ примѣрами своей жизни и дѣятельности, борьбой съ мѣстными предразсудками.

Однако, то, что всегда было трудно въ международныхъ отношеніяхъ, стало вдвойнѣ трудно въ международныхъ нашихъ отношеніяхъ послѣ того, какъ на Д. Востокѣ тамошніе жители, какъ это бываетъ вездѣ, воеприняли отъ европейцевъ не лучшія, а худшія стороны ихъ жизни, т. е. непреоборимое самодовольство, шовинизмъ, соединенный съ презрѣніемъ и ненавистью къ чужимъ, постоянное желаніе японца доказать, что онъ и его народъ не хуже, а культурнѣе и умнѣе европейцевъ, а въ особенности русскихъ, которые были ими побѣждены въ 1904-1905 годахъ.

За всѣмъ этимъ у насъ остается сильнѣйшее незамѣнимое культурное орудіе вліянія на людей и на народности, это наша превосходная, привлекательная для всякаго сердца и ума поэзія и вообще литература.

Это орудіе вліянія, конечно, болѣе дѣйственно для образованнаго общества, монголовъ и индусовъ особенно. Великія идеи Достоевскаго, Ал. Толстого, мечты Лермонтова, Майкова и другихъ нашихъ поэтовъ и писателей, воспринимаемыя чуждыми намъ народами просто, какъ интересныя сказки, полагаютъ въ ихъ душахъ начало полнаго возрожденія, какъ пѣсни Садко въ подводномъ царствѣ морскихъ чудовищъ, или Майковскій «Ямшанъ» въ душѣ степного богатыря.

Если же на помощь къ духовному свѣту русскаго характера придутъ и чисто культурныя учрежденія, насаждаемыя на Дальнемъ Востокѣ піонерами нашей отечественной культуры, то откроется широкая дорога къ истинному евразійству, т. е. къ обильному насажденію и возрощенію зачатковъ новой христіанской культуры тамъ, гдѣ пока почти все ей чуждо.

Переходя отъ индивидуальныхъ указаній къ обзору общегосударственныхъ мѣропріятій, которыя бы служили дѣлу объединенія съ монголами и индусами, мы, конечно, не имѣемъ ни возможности ни дерзновенія что-либо рекомендовать правительствамъ, но упомянемъ о томъ, чтó уже сдѣлано добраго въ этомъ направленіи.

При семъ нельзя не вспомнить перспективы великаго Достоевскаго, который за полгода до смерти, въ послѣднемъ выпускѣ своего Дневника Писателя (осень 1880 года) писалъ о необходимости провести двѣ желѣзнодорожныхъ магистрали отъ нашихъ столицъ — одну къ Восточному океану, а другую въ Туркестанъ.

Помню, какъ злобно издѣвалась надъ этимъ тогдашняя печать, заявляя, что по этимъ дорогамъ будутъ ѣздить только медвѣди, а населеніе Россіи окончательно разорится переобремененіемъ государственнаго бюджета, истощаемаго огромными расходами на меріадоверстныя желѣзнодорожныя вѣтви, которыя будутъ давать такой ничтожный доходъ, которымъ не покрыть даже и жалованья сторожамъ путей.

Правительство тоже съ крайней осторожностью поручило разработку перваго проекта (о Сибирскомъ пути), утвердивъ только черезъ 10 лѣтъ проектъ этой постройки. Для другой же Туркестанской вѣтки еще цѣлыхъ 40 лѣтъ понадобилось прежде чѣмъ она дождалась утвержденія.

Но что же? Обѣ дороги оказались столь выгодными, что вскорѣ пришлось по обѣимъ этимъ длиннымъ путямъ прокладывать параллельно другіе пути и признать, что дорóги эти быстро окупаются.

Такова Россія. Не только чисто нравственныя, религіозныя и интеллектуальныя предпріятія заканчиваются и увѣнчиваются благословеннымъ успѣхомъ, если въ основаніи ихъ лежитъ моральная, патріотическая идея, но ею подымается и матеріальное благосостояніе края, которое такъ старательно силятся разрушить большевики и евреи.

Послѣднимъ, скажемъ въ заключеніе, особенно поперекъ горла сталъ храмъ Спасителя въ Москвѣ, ибо они его Спасителемъ не хотятъ считать, а ненавидятъ особенно за то, что Онъ своимъ ученіемъ разрушалъ ихъ шовинизмъ и вводилъ въ общечеловѣческое братство.

Примѣчаніе:
[1] «Царскій Вѣстникъ» 1931 г., №№ 257, 259 и 260.

Источникъ: Архіепископъ Никонъ (Рклицкій). Жизнеописаніе блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Томъ IX: Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи. — Нью Іоркъ: Изданіе Сѣверо-Американской и Канадской епархіи, 1962. — С. 99-111.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.